<<

стр. 2
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Для уголовной ответственности стадии преступления сами по себе как этапы деятельности, направленной на достижение преступного результата, не имеют значения. Более того, они не всегда имеют место при совершении преступлений. Так, убийства, совершенные в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), как правило, не содержат стадий формирования умысла и приготовления к преступлению. Оконченное умышленное преступление не имеет стадий приготовления и покушения.
Понятие стадий преступления имеет значение только при отграничении оконченного преступления от неоконченного, причем это относится только к умышленной преступной деятельности, и для определения момента ее прерывания по не зависящим от лица обстоятельствам или в силу добровольного отказа.
В понятие неоконченные преступления включаются только умышленные преступления, формой вины которых является прямой умысел. Неосторожные правонарушения криминализируются только при причинении значительного вреда. Если ущерб не последовал, то не может идти речи об уголовной ответственности.
Поэтому законодатель приготовление к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ) и покушение на преступление (ч. 3 ст. 30 УК РФ) определяет как умышленные деяния. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что уголовно-правовое значение имеет только та стадия, на которой прерывается умышленная преступная деятельность лица, а каждая предыдущая поглощается последующей. Покушение на преступление поглощает приготовление, а оконченное преступление – оба вида предварительной преступной деятельности (приготовление и покушение). При этом чем ближе к окончанию преступления тот или иной этап предварительной деятельности лица, тем большую общественную опасность представляет содеянное, что должно учитываться судом при назначении наказания.
Глава 6 УК РФ «Неоконченное преступление» позволяет сформулировать основание уголовной ответственности наряду с оконченными преступлениями за неоконченную преступную деятельность лица, прерванную по обстоятельствам, не зависящим от его воли. Основанием уголовной ответственности за эти действия является наличие в деянии лица состава неоконченного преступления, то есть состава приготовления к конкретному преступлению или состава покушения на конкретное преступление.
Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.
Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.
Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за оконченное, со ссылкой на ст. 30 УК РФ (ст. 29 УК РФ).
§ 2. Приготовление к преступлению
УК РФ определяет приготовление к преступлению как приискание, изготовление и приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК РФ). Закон в определение понятия приготовление включает как казуальные (частные) виды приготовительных действий -приискание, изготовление орудий и средств преступления, сговор соучастников, так и самую широкую формулировку – иное умышленное создание условий для совершения преступления. Это позволяет отнести к приготовительным к преступлению действиям самые разнообразные виды действий умышленного создания условий для успешного совершения преступления.
Так, в целях убийства лидера преступной группировки В. представители конкурирующей банды угнали автомашину «Москвич» – «Каблучок», заменили на ней номерные знаки, просверлили в кузове отверстие для оптического прибора ночного видения, оборудовали в салоне туалет, заготовили запасы еды, питьевой воды, смену верхней одежды, резиновые перчатки и маски, затем они поставили автомашину у подъезда дома В. и шесть суток вели круглосуточно наблюдение за подъездом*. Угон автомобиля с последующим его оборудованием в этом случае можно с полным основанием считать приисканием и приспособлением средств преступления для совершения умышленного убийства.

*Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. М.: Манускрипт, 1994. С. 152.

Под приисканием орудий или средств преступления понимается приобретение лицом, готовящимся к совершению преступления, таких материальных объектов, которые оно намерено в будущем употребить при совершении преступления. При этом способы приобретения могут быть как правомерными (покупка, обмен, временное заимствование), так и противоправными (кража, угон транспортного средства и т. п.).
Орудия и средства преступления – это любые материальные объекты, используемые для совершения преступления, его сокрытия, затруднения изобличения виновного.
Обычно орудия преступления подразделяются на следующие группы:
1) оружие (холодное, огнестрельное, взрывчатые вещества);
2) предметы, используемые в быту (топор, молоток, коса, кухонный нож, отвертка, лом и другие);
3) предметы, не имеющие определенного назначения (палка, камень).
Приспособление орудий и средств преступления выражается в их специальной обработке, изменении формы, качества, после чего они становятся пригодными для совершения преступления. Порой предмет после его приспособления утрачивает свое первоначальное назначение. Так, газовый пистолет с расточенным стволом после такого приспособления превращается в боевое оружие.
Закон относит к приготовлению к преступлению такой вид приготовительных действий, как приискание соучастников преступления. К приготовительным действиям относятся сговор (переговоры для соглашения совершить преступление; принятие об этом решения сообща) и планирование преступления.
Приготовление к преступлению осуществляется, как правило, в форме действия. Оно:
1) создает условия, способствующие совершению преступления, или устраняет препятствия на пути к достижению преступного результата, формирует дополнительные сложности в изобличении виновного (например, создание ложного алиби);
2) совершается для использования орудий, средств, создания благоприятных условий для совершения преступления и уклонения от ответственности;
3) предшествует по времени началу совершения преступления;
4) может совершаться на значительном пространственном удалении от места совершения будущего преступления;
5) прерывается до начала действий (бездействия) лица, непосредственно направленного на совершение преступления, по не зависящим от виновного обстоятельствам.
Иногда приготовительные действия носят весьма сложный характер и представляют собой длительный по времени и весьма разнообразный по содержанию процесс.
Так, некто Е. разработал несколько вариантов получения крупной суммы денег: выиграть в казино; ограбить кассира фирмы, где работал; совершить разбойное нападение на пункт обмена валюты. Для реализации последнего из вариантов он в порядке приготовления к преступлению вовлек в свою преступную группировку граждан А., Д. и несовершеннолетнего М.; предложил рабочему оружейного завода Г. достать (похитить или изготовить) огнестрельное оружие -автомат или пистолет; изучил порядок работы и организацию охраны обменного пункта, график получения кассиром фирмы денег в банке и маршрут его движения от автомобиля до помещения кассы. Е. приискал несколько предметов в качестве орудия преступления (ломик-фомка, молоток, куски металлической трубы, резинового шланга, электрического кабеля). Члены организованной Е. группы совместно разработали и детально обсудили метод совершения преступления: ударом твердого предмета по голове оглушить кассира и охранников, клиентов обменного пункта, если они окажутся в момент налета в помещении, под угрозой оружия запереть в подсобном помещении, а затем похитить деньги из кассы. Они проводили ряд своеобразных репетиций-экспериментов. В ночное время кто-то из участников преступной группы (причем исполнители каждый раз менялись) встречал одиноких прохожих (мужчин или женщин) и наносили им удары по голове одним из перечисленных предметов. Е. наблюдал за действиями исполнителя со стороны и заносил в специальную тетрадь (изъятую при обыске) записи следующего содержания: «Женя держался молодцом. Молоток не годится. Кричит и не падает», «М. действовал нерешительно. Трусит. Надо потренировать на смелость. Труба не годится. Кричит и не падает». Организатор преступной группы Е. преследовал этим несколько целей: провести тренировку исполнителей; связать их круговой порукой участия в преступлениях на этапе приготовления к основному преступлению; выбрать наиболее подходящее орудие преступления. Жертва одного из экспериментов опознал на улице М. и попросил работника милиции задержать его. Преступная деятельность группы Е. была прекращена на этапе приготовления к разбойному нападению.
По действующему законодательству (ч. 2 ст. 30 УК РФ) уголовная ответственность устанавливается только за приготовление к тяжкому (п. 4 ст. 15 УК РФ) и особо тяжкому преступлению (п. 5 ст. 15 УК РФ). Такое решение вытекает из традиций российского уголовного законодательства устанавливать наказуемость отдельных видов приготовлений к наиболее тяжким преступлениям в качестве самостоятельных составов.
§ 3. Покушение на преступление
Покушение на преступление – умышленные действия (бездействие) лиц, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 УК РФ).
Покушение на преступление может выражаться в разных формах.
На Варшавском шоссе Москвы совершено покушение на жизнь председателя правления общества инвалидов г-на М. Когда он вышел из сауны, по нему был открыт огонь из ближайших кустов. Пули попали М. в плечо, бедро и голову, он бросился обратно в баню и запер дверь. Преступник с места происшествия скрылся, потерпевший остался жив.
Некто П., неработающий житель города Перми, по подложным документам заключил договор с командованием воинской части на приобретение квартир для военнослужащих на сумму 3,5 млрд. рублей и пытался их присвоить, но был изобличен.
Эти случаи образуют покушение на преступление.
В отличие от приготовления к преступлению, покушение порождает развитие причинной связи между деянием (действием или бездействием) и наступлением вреда или угрозой наступления вреда. Если добывание оружия, яда, изготовление взрывного устройства, вербовка соучастников, планирование совершения преступления и даже репетиции-эксперименты и другие подобные действия по приготовлению к преступлению являются еще событиями, отдаленными от наступления преступного результата, только началом осуществления преступного умысла, еще не порождающими развитие причинной связи между деянием и вредом или угрозой наступления вреда, то непосредственно направленное на совершение преступления деяние (выстрел в жертву, удар ножом, взлом замка с целью проникновения в хранилище ценностей) создает реальную опасность причинения вреда объекту посягательства.
В ч. 3 ст. 30 УК РФ говорится о возможности покушения на преступление путем умышленного бездействия, чем восполняется существенный пробел в законодательстве.
В городе Серпухове были убиты 28-летний предприниматель и его жена. При этом убийцы едва на стали виновниками третьей смерти: в течение трех суток, пока трупы супругов не были обнаружены, их 10-месячная дочка оставалась без пищи и питья. Преступники пощадили ребенка, посчитав, что очевидец преступления, которому нет и года, для их изобличения не опасен. Ребенка поместили в больницу и, по мнению врачей, в его организме наступили необратимые последствия и ребенок может остаться инвалидом на всю жизнь. В данном случае имеет место «двойное» умышленное убийство и покушение на убийство путем бездействия.
Как и приготовление к преступлению, покушение на преступление характеризуется совокупностью объективных и субъективных признаков, составляющих состав неоконченного преступления – покушения на преступление.
Для уяснения сущности состава покушения на преступление необходимо использовать категории возможности и действительности, необходимости и случайности.
Под возможностью понимается объективная тенденция, характеризующаяся наличием условий для возникновения объекта или явления или отсутствием факторов, исключающих их возникновение. Действительность представляет собой реализацию возможности. Для превращения возможности в действительность необходимы условия и деяние человека по преобразованию возможности в действительность. Переход возможности в действительность – весьма противоречивый процесс. Это в полной мере относится к преступной деятельности. Условия для превращения возможности в действительность, устранение факторов, препятствующих этому процессу, создаются на этапе приготовления к преступлению. Действия лица по умышленному созданию условий для перехода возможности наступления преступного результата в действительность образуют объективную сторону состава преступления – приготовления к тяжкому или особо тяжкому преступлениям.
Реализованное преступное посягательство, преобразуясь на этапе покушения из возможности в действительность, порождает одновременно новую возможность – наступления желаемого преступного результата.
Покушение на преступление – это умышленное деяние, превращающее, но не превратившее в действительность желаемый преступный результат.
В отличие от объективной стороны оконченного преступления, деяние (действие или бездействие), образующее объективную сторону покушения на преступление, пресекается обстоятельствами, не зависящими от воли виновного. Поэтому незавершенность деяния при покушении является основным признаком, отличающим его от оконченного преступления.
Общественная опасность покушения на преступление выражается в реальной возможности наступления того результата, который охватывается умыслом субъекта. Покушение на преступление проявляется как начало исполнения, приостановленное в своем развитии и не имеющее последствий оконченного преступления по обстоятельствам, не зависящим от воли его исполнителя.
Причины незавершенности деяния лица могут зависеть от недостаточной активности исполнителя преступления, его непредусмотрительности в разработке плана действий, неучета активности противодействия потерпевшего, вмешательства посторонних лиц или случайных, не предусмотренных виновным обстоятельств. Эти моменты могут не допустить возможности наступления тех последствий, которые были внутренне присущи совершенному виновным действию, превратить содеянное только в покушение на преступление*.

*См.' Курс советского уголовного права. Т. 2. М.: Наука, 1970. С. 409.

Примером тому служит случай покушения на жизнь председателя правления банка «ТВК» г-на К. Потерпевший проживал на даче. В 11 часов он сел в служебный автомобиль, за рулем которого был его водитель г-н Ш. При выезде из дачного поселка водитель остановил машину и вышел, чтобы открыть ворота. В этот момент поджидавший банкира неизвестный в маске произвел два выстрела, одним из которых был убит Ш. Банкир бросился бежать по дороге, убийца пытался догнать его, сделал еще две попытки выстрелить в жертву, но оба раза произошла осечка, после этого злоумышленник скрылся.
Действия киллера (засада, выстрелы в упор, попытка догнать жертву), казалось бы, исчерпали замысел на совершение тяжкого преступления. Ненаступление смерти К. было обусловлено случайными обстоятельствами (промах при выстреле в упор, две осечки, умение банкира бегать быстрее убийцы), не зависящими от воли виновного.
Вывод, завершено ли деяние лица при покушении на преступление, зависит оттого, как сформулирована диспозиция нормы, предусматривающей тот состав преступления, на совершение которого покушался виновный. При покушении на преступление с материальным составом должен отсутствовать предусмотренный диспозицией нормы уголовного закона преступный результат (смерть потерпевшего, завладение чужим имуществом и т. п.). При покушении на преступление с формальным составом имеет место неполное выполнение запрещенных уголовным законом действий.
Покушение на преступление может иметь место только при прямом умысле. Так, в п. 3 Постановления № 15 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992 года говорится: «Судам следует учитывать, что если умышленное убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда действия виновного свидетельствовали о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не зависящих от его воли.
При доказанности в действиях виновного состава покушения на убийство дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется»*.

*Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делаем. М.: Спарк, 1995. С. 546.

Прямой умысел, как форма вины, предполагает, что при покушении на преступление с материальным составом виновный осознает общественную опасность своего деяния (действия или бездействия), непосредственно направленного на совершение преступления, предвидит возможность наступления преступного результата и желает его наступления. При покушении на преступление с формальным составом прямой умысел предполагает осознание лицом общественной опасности совершаемых действий и желание их совершить. Кроме того, покушение на преступление может иметь несколько разновидностей. В научной и учебной литературе по уголовному праву по степени развития объективной стороны состава различаются покушения оконченные и неоконченные.
Оконченным признается такое покушение, при котором виновный совершил все действия (бездействие), которые он считал необходимыми для доведения преступления до конца, но желаемый результат не наступил по не зависящим от виновного причинам. Например, преступник совершил оконченное покушение на жизнь К., но смерть банкира не последовала, так как убийца промахнулся, а в последующем дважды имела место «осечка» в работе механизма пистолета.
При неоконченном покушении виновный не совершает всех действий, которые он считал необходимыми для доведения преступления до конца, по не зависящим от него причинам.
Некто К., ранее неоднократно судимый за кражи, был задержан работниками милиции в тот момент, когда он, взобравшись на крышу магазина, взламывал ставню слухового окна. Через слуховое окно К. был намерен проникнуть на чердак, разобрать потолочное перекрытие, спуститься в торговый зал магазина и похитить ювелирные изделия. Незавершенность действий К. по реализации умысла на совершение преступления очевидна. Задержание злоумышленника работниками милиции, является обстоятельством, не зависящим от воли виновного. И хотя К. не успел совершить всех замышляемых действий, в его действиях содержится состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ. В теории уголовного права различают также покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами. Первый вид иногда называют покушением на нереальный или отсутствующий объект*.

*Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955. С.152-153.

Покушение на негодный объект точнее назвать покушением на негодный предмет преступления*. Объектом преступления являются охраняемые уголовным законом общественные отношения, и они не могут быть негодными. Иначе не могла бы идти речь об уголовной ответственности за посягательство на негодные или отсутствующие общественные отношения. Покушение на негодный предмет преступления может иметь место в тех случаях, когда субъект допускает фактическую ошибку относительно предмета посягательства. Хрестоматийным примером такого покушения является выстрел в восковую фигуру Шерлока Холмса, описанный в рассказе А. Конан-Дойла «Пустой дом».

*Кириченко В.Ф. Значение ошибки в советском уголовном праве. М., 1950. С. 47; Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 97.

В приведенном случае объектом преступления является жизнь человека, но в результате фактической ошибки исполнителя вред ей не наносится. Виновные в подобных случаях подлежат уголовной ответственности за покушение на убийство, так как они сделали все, что должны были сделать для наступления преступного результата, но он не наступил по не зависящим от них обстоятельствам.
Под покушением с негодными средствами понимается такое покушение, когда виновный применяет средства, объективно не способные привести к наступлению преступного результата. В следственной практике имел место случай попытки отравить конкурента по коммерческой деятельности ядом «кураре», который достался злоумышленнику по наследству от прадеда – участника экспедиции по Амазонке в конце XIX века. Никаких вредных последствий для жертвы после употребления «отравленного» напитка не наступило, так как яд полностью утратил токсичные свойства в силу длительного его хранения. Однако покушение на отравление конкурента обладает общественной опасностью и влечет наказание, ибо преступление не было доведено до конца, как и при обычном покушении, в силу обстоятельств, не зависящих от воли виновного. Только в тех случаях, когда выбор негодных средств основывается на крайнем невежестве и суеверии лица (различного рода заклинания, колдовство в целях лишения кого-либо жизни или здоровья) при условии, что такие действия объективно никогда не могут причинить вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям, не наступает уголовная ответственность.
Назначение наказания за неоконченное преступление осуществляется с учетом общих начал, содержащихся в ст. 60 УК РФ, и специфических требований предусмотренных ст. 66 УК РФ.
Суд при назначении наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление должен в обязательном порядке учитывать обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. При этом размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального размера или срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление, а за покушение на преступление – соответственно трех четвертей. За приготовление к преступлению и покушение на преступление любой степени тяжести не может назначаться смертная казнь или пожизненное лишение свободы.
§ 4. Добровольный отказ от преступления
У лица, начавшего совершать умышленное преступление, но не доведшего его до конца, на этапах приготовления и покушения сохраняется своеобразный «золотой мост отступления» – возможность добровольно отказаться от завершения преступления и тем самым избежать уголовной ответственности. Такая возможность предоставляется ч. I ст. 31 УК РФ, согласно которой «добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия) лица, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».
Добровольность отказа предполагает самостоятельное, а не вынужденное обстоятельствами, принятие лицом решения о полном и окончательном отказе от завершения преступления при наличии фактической возможности его полного осуществления. Добровольный отказ от преступления отличается от объективных сторон составов приготовления к преступлению и покушения на преступление только добровольным характером прекращения умышленной преступной деятельности при осознании возможности ее завершения. Это обстоятельство указывает на наличие общественной опасности действий, прекращаемых добровольно на ранних этапах развития умышленной преступной деятельности. Хотя действия лиц, добровольно отказавшихся от завершения преступлений, общественно опасны, в целях общей и частной превенции такие лица освобождаются от уголовной ответственности*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1992. №7. С. 9.

Примером добровольного отказа может служить следующий случай.
В городе Перми трое наемных убийц расстреляли на пороге квартиры руководителя АО «Нефтехимик» г-на П. Уникальность этой истории состоит в том, что в процессе убийства имел место добровольный отказ. В ходе судебного разбирательства установлено, что киллеры несколько дней следили за домом П., составили график его рабочего дня, установили время ухода на работу, кто в это время остается дома, когда гуляет с собакой и возвращается с работы. По плану организатора убийства, киллеры должны были позвонить в квартиру, сказать, что они пришли по поручению компаньона П., и когда им откроют дверь – расстрелять всю семью П., состоящую из четырех человек. Убийцы готовились к этому массовому расстрелу. Они даже проверили, кто из членов семьи обычно открывает дверь, сделав накануне пробу проникновения в квартиру: позвонили, спросили, живет ли здесь Н., и извинились за ошибку.
В день убийства, когда вооруженные киллеры вошли в подъезд, их планы внезапно изменились. Один из исполнителей отказался входить в квартиру и убивать женщин и детей. Соучастники, посовещавшись, решили ограничиться убийством П*. В данном случае имеет место добровольный отказ от убийства членов семьи П., который произошел по инициативе одного из членов банды. При этом у наемных убийц были все возможности расправиться с П. и членами его семьи в квартире. Они не должны отвечать за приготовление к убийству двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ), им должно быть инкриминировано только умышленное убийство по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

*Киселев С. История про короля, который не хотел делиться // Известия. 1996. 20 декабря. С. 5.

Нет оснований для освобождения лица от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 31 УК РФ, если оно при совершении преступления столкнулось с такими трудностями, преодолеть которые не сумело, и в силу этого прекратило дальнейшее совершение преступления. Лицо не подлежит уголовной ответственности по основаниям добровольного отказа от преступления только в том случае, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.
Добровольным отказ признается тогда, когда совершается лицом самостоятельно, по своей доброй воле при осознании возможности доведения преступления до конца.
Окончательность отказа выражается в том, что лицо полностью отказывается от завершения начатого преступления, и это решение носит окончательный характер. Поэтому не признается добровольным отказом от преступления отказ от повторного покушения, перенос продолжения преступной деятельности на другие сроки, приостановление с возобновлением посягательства с другими орудиями и средствами преступления при неудачной первой попытке. Мотивы, которыми руководствовалось лицо, принимая решение о добровольном отказе от завершения умышленного преступления, могут быть самыми разными и не имеют значения для освобождения его от уголовной ответственности*. Они могут быть самыми низменными. Например, Г. дал согласие на «заказное убийство», прибыл к жертве С. и сообщил ему об этом, предложил сфотографироваться лежа в луже красной краски, имитирующей кровь. С. выполнил просьбу Г., и последний, предъявив заказчику фотографию, получил от него 5 тыс. долларов.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1963. № 5. С. 6.

В другом случае водитель генерального директора АО В., получив от сотрудников АО «заказ» убить шефа за 10 тыс. долларов, дал согласие, а сам сообщил о полученном предложении в органы внутренних дел. Добровольный отказ от преступления возможен до момента окончания начатого преступления. На этапе приготовления к преступлению лицу для добровольного отказа от преступления достаточно прекратить приготовительные действия – воздержаться от изготовления оружия или самодельного взрывного устройства, прекратить приискание сообщников. Совершение каких-либо активных действий, например уничтожение приобретенных или приспособленных орудий и средств преступления, не является обязательным, но служит веским доказательством добровольности и окончательного отказа от завершения преступной деятельности.
Добровольный отказ всегда возможен на этапе неоконченного покушения. В этом случае, как и при приготовлении к преступлению, он может выражаться в активной или пассивной форме. В любом случае лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Так, в случаях репетиций-экспериментов банды Е. потерпевшим был умышленно причинен тяжкий и средней тяжести вред здоровью, поэтому даже в случае добровольного отказа от совершения разбойного нападения члены банды должны нести ответственность по соответствующим статьям УК .
Имеется специфика добровольного отказа при оконченном покушении. Он возможен только в том случае, если виновный сохраняет контроль над дальнейшим развитием событий и может повлиять на предотвращение вредных последствий. Например, лицо, установившее взрывное устройство под днищем автомобиля, может до прибытия жертвы и включения им вместе с запуском двигателя электродетонатора «мины» обезвредить устройство, сняв его с автомобиля и разрядив.
Закон в ч. 4 ст. 31 УК РФ устанавливает специфические требования к добровольному отказу от преступления организатора преступления (п. 3 ст. 33 УК РФ) и подстрекателя к преступлению (п. 4 ст. 33 УК РФ).
Эти виды соучастников преступления не могут просто отказаться от завершения преступной деятельности, а обязаны под угрозой непризнания добровольного отказа своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратить доведение исполнителем или исполнителями преступления до конца.
Пособник (п. 5 ст. 33 УК РФ) в случае его добровольного отказа от преступления для освобождения по этим основаниям от уголовной ответственности обязан не только сам прекратить свою преступную деятельность, но и предпринять все зависящие от него меры для предотвращения совершения преступления другими соучастниками. Если же действия организатора, подстрекателя, пособника не привели к предотвращению завершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут учитываться судом при назначении наказания в качестве смягчающих вину обстоятельств (п. 5 ст. 31 УК РФ).
От добровольного отказа от преступления следует отличать деятельное раскаяние, то есть активное поведение виновного после совершения оконченного преступления – устранение или снижение размера вреда, причиненного преступлением, оказание содействия правоохранительным органам в раскрытии преступления, изобличение других соучастников, розыск имущества, добытого преступным путем, явка с повинной, оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.
В соответствии со п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ указанные и иные формы деятельного раскаяния являются обстоятельствами, смягчающими вину, и учитываются судом при назначении наказания.
В случаях совершения лицом впервые преступления небольшой тяжести оно может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ). Кроме того, уголовное законодательство предусматривает освобождение от уголовной ответственности при деятельном раскаянии и за совершение тяжких и особо тяжких преступлений в случаях, специально предусмотренных законом (примечания к ст. 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275 УК РФ).
Глава XIII
СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ
§ 1. Понятие и признаки соучастия в преступлении
Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).
Соучастие не создает никаких особых оснований уголовной ответственности, а предполагает применение общих принципов ответственности по уголовному праву Российской Федерации. Единственным основанием уголовной ответственности по УК РФ является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим УК . Он очерчивается в статьях Особенной и Общей частей УК , причем применительно к деянию соучастника, не выполняющего непосредственно объективную сторону, обрисованную в диспозиции статьи Особенной части, – с учетом нормы, содержащейся в ст. 33 данного УК . Это положение определяет возможность уголовной ответственности за содеянное как одним лицом, так и в соучастии несколькими лицами.
Представляя собой особую форму совершения преступления, соучастие характеризуется рядом объективных и субъективных признаков.
Его объективные признаки:
1) участие в преступлении двух или более лиц;
2) совместность их деятельности.
Наименьшее число виновных при соучастии – два лица, каждое из которых является вменяемым (ст. 21 УК РФ) и достигшим установленного законом возраста, с которого возможна уголовная ответственность (ст. 20 УК ).
Не образует соучастия совершение преступления совместно двумя лицами, одно из которых невменяемо или не достигло возраста уголовной ответственности, поскольку последние не могут быть субъектом преступления. Наличие таких свойств указанных лиц исключает в данной ситуации взаимную согласованность их действий и, следовательно, соучастие. При этом в случае совершения преступления двумя людьми действия вменяемого, достигшего возраста уголовной ответственности лица, являющегося исполнителем, квалифицируются как совершение преступления одним лицом, а не группой. Организаторы, подстрекатели или пособники выступают в таком случае как исполнители, которых принято именовать посредственными исполнителями.
Однако соучастие не исключается, если кто-либо из соучастников по каким-либо иным основаниям будет в дальнейшем освобожден от уголовной ответственности (например, по основаниям, предусмотренным ст. 75,76,77,90 УК РФ).
Другой объективный признак – совместность деятельности соучастников -выражается в том, что, во-первых, преступление совершается взаимосвязанными и взаимообусловленными действиями (или бездействием) участников, во-вторых, они влекут единый для участников преступный результат и, в-третьих, между действиями каждого соучастника, с одной стороны, и общим преступным результатом – с другой, имеется причинная связь.
Независимо от того, подразделяются ли роли соучастников на исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособников или все соучастники являются исполнителями преступления, действия их взаимосвязаны, преступление совершается их общими, дополняющими друг друга усилиями, каждый использует усилия другого и ему содействует. Отсутствие взаимообусловленных действий исключает соучастие. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР не признала соучастием действия П. и Л., которые поочередно изнасиловали В., уединяясь с ней в одном и том же помещении, так как они не содействовали друг другу в совершении с потерпевшей насильственных половых актов путем применения к ней насилия*.

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1982. № 8. С. 4-5.

Действия каждого соучастника обусловливают наступление преступного результата в целом, а не какой-либо его части. Поэтому совместное причинение вреда объекту или поставление его в опасность есть общий, единый результат совместной деятельности всех соучастников. Преступление, совершенное сообща, является единым и неделимым. Соучастие отсутствует в случаях, когда лица причастны к одному событию преступления, но умыслом каждого из них охватываются различные результаты, которых они и достигают.
Пленум Верховного Суда СССР признал необоснованным осуждение Ц. и Ч. за соучастие в убийстве К„ поскольку в момент драки, внезапно возникшей в ресторане, они хотя и наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к различным результатам. Ч. намеревался ограничиться побоями, а Ц. – причинить смерть, и ударом стула нанес потерпевшему смертельное ранение. Пленум нашел, что Ц. виновен в убийстве, а Ч. – в совершении злостного хулиганства*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N6. С. 27-28.

Наличие единого результата совместной деятельности соучастников не означает, что каждый из них вносит равный вклад в совершение преступления. Степень участия каждого нередко различна, ее необходимо устанавливать и учитывать для индивидуализации ответственности и наказания.
Необходимое условие совместности – причинная связь между действиями каждого соучастника и преступным результатом в целом. Ее отсутствие исключает соучастие.
Причинная связь выражается в следующем. Во-первых, каждый соучастник взаимосвязан хотя бы с одним из других соучастников, вкладывает свои усилия в достижение общего преступного результата, создает для этого необходимые условия и участвует тем самым непосредственно или опосредованно в причинении вреда объекту посягательства. Во-вторых, их действия по времени предшествуют или по крайней мере совпадают с совершением преступления.
Причинная связь позволяет отграничить соучастие, например, от заранее не обещанного укрывательства. Последнее не является соучастием, так как не находится в причинной связи с совершенным преступлением. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР применительно к УК РСФСР признала заранее не обещанным укрывательством, а не соучастием действия Т., который на закрепленной за ним автомашине помог К., 3. и Р., похитившим со склада ковровой фабрики 10 харалов ковровой пряжи общим весом 210,5 кг на сумму 7 тыс. рублей, после того как похищенное было переброшено через забор фабрики и находилось вне ее территории, перевезти его в дом А.*

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1984. № 4. С. 11-12; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1982. N10. С. 3-4.

Причинная связь при соучастии имеет некоторые особенности по сравнению со случаями совершения преступления одним лицом. Когда его участники выполняют разные роли, действие (или бездействие), описанное в диспозиции соответствующей статьи Особенной части, осуществляется непосредственно исполнителем. Остальные создают своими действиями необходимые условия для этого, причем такие, которые имеют существенное значение для совершения преступления исполнителем и без которых в данной обстановке он не мог осуществить намеченного. Создавая указанные условия, соучастники содействуют исполнителю преступления. В результате образуется объективная причинная связь между деятельностью соучастника и последующими преступными действиями исполнителя. Деятельность соучастников создает или существенно облегчает ему реальную возможность приступить к совершению преступления и выполнить намеченное. Он может и не воспользоваться этим. Реальная возможность превращается в действительность в результате сознательных волевых действий исполнителя. Таким образом, создается причинная связь между деятельностью соучастника и совершенным им преступлением. Следовательно, при соучастии причинная связь между действиями соучастника и совершенным преступлением характеризуется, с одной стороны, созданием реальной возможности исполнителю совершить преступление, с другой – реализацией им этой возможности.
В ст. 32 УК РФ указано, что соучастием признается умышленная деятельность -умышленное совместное участие в совершении умышленного преступления.
Указание закона на умышленный характер соучастия означает, что, во-первых, действия каждого соучастника являются умышленными и, во-вторых, оно возможно лишь при совершении умышленного преступления. Поэтому соучастие исключается тогда, когда психическое отношение лица к содеянному или к созданию исполнителю реальной возможности совершения преступления, даже умышленного, выражается в форме неосторожности. Последняя исключает необходимую виновную связь по поводу совершения преступления между оказавшимися причастными к нему лицами. В данном случае отсутствует такой субъективный признак соучастия, как согласованность, и каждое из этих лиц несет ответственность только за свои неосторожные действия самостоятельно и независимо от другого.
Являясь умышленной, деятельность любого соучастника, включая исполнителя и пособника, характеризуется всегда только прямым умыслом. Однако в юридической литературе распространено мнение о том, что действия исполнителя с субъективной стороны могут характеризоваться не только прямым, но и косвенным умыслом*. Аналогично обрисовывается и субъективная сторона деяния пособника**. Указанная концепция представляется неточной, ибо при этом игнорируется такой субъективный признак соучастия, как согласованность. Выразив желание совместно совершать преступление и направляя свою деятельность на реализацию намерения, очерченного рамками сговора, лицо не может не желать достижения преступного результата, то есть его психическое отношение к содеянному всегда выражается в прямом умысле.

*См., например: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1980. С. 38; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1984. С. 39.
**См., например: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1980. С. 39; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1984. С. 40-41.

Необходимые субъективные признаки соучастия принято именовать взаимной осведомленностью о совершении преступления* и согласованностью действий соучастников**.

*См.: Советское уголовное право. Общая часть. М., 1977. С. 262.
**См.: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1964. С. 198.

Взаимная осведомленность, соответствующая интеллектуальному моменту умысла соучастников, характеризуется тем, что каждый из них (исполнитель, пособник и т.п.) осознает, во-первых, факт совместного совершения преступления, а не в одиночку, во-вторых, совершение определенного, а не любого преступления, и, в-третьих, общественно опасный характер не только своего деяния, но и деяния других соучастников (хотя бы одного).
Осознание совместности представляет собой осведомленность соучастника о том, что к его усилиям, направленным на совершение преступления, присоединяются усилия хотя бы одного соучастника и не обязательно знание всех соучастников. Соучастие исключается как в тех случаях, когда исполнитель не осознает, что он совершает преступление совместно с другими лицами, так и тогда, когда эти другие лица, действия которых находятся в причинной связи с совершением преступления, не знают о его преступных действиях и намерениях. На необходимость осведомленности соучастников об их взаимных действиях и намерениях как обязательного признака соучастия неоднократно указывалось в постановлениях и определениях Верховных Судов СССР и РСФСР. Например, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР по делу А. и других выдвинут следующий общий тезис: «Соучастие в совершении преступления предполагает осведомленность о преступных намерениях исполнителя»*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. № 5. С. 37; см. также: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. № 2. С. 6.

Соучастник должен осознавать совершение другими соучастниками не любых общественно опасных деяний, а определенного преступления или определенного круга преступлений.
Интеллектуальный момент умысла соучастников состоит также и в следующем. Они осознают общественно опасный характер как своих действий (или бездействия) и предвидят возможность или неизбежность наступления их общественно опасных последствий, так и общественно опасный характер действий других соучастников (хотя бы одного) и предвидят возможность или неизбежность наступления их общественно опасных последствий. Осознание каждым соучастником характера действий других соучастников и предвидение возможности или неизбежности наступления их последствий составляют одну из особенностей интеллектуального момента умысла при соучастии.
Согласованность, соответствующая волевому моменту умысла (второй субъективный признак соучастия), состоит во взаимном выражении намерения и желания лица участвовать в совершении преступления вместе с другим лицом. Согласованность, или соглашение, представляет собой субъективное выражение совместности совершения преступления, ту необходимую психологическую связь между соучастниками, которая характеризует совместность их деятельности с субъективной стороны. Отсутствие этого неотъемлемого признака соучастия исключает последнее. По данному поводу в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 года «О судебной практике по делам об изнасиловании» отмечается, что «квалификация изнасилования как совершенного группой лиц может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей...»*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1964. № 3. С. 18-19; см. также: О выполнении судами РСФСР Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 года «О судебной практике по делам об изнасиловании»; Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 августа 1967 года // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1967. № 12. С. 89.

Соглашение – это сговор. Соучастие возникает именно с момента сговора, содержание и формы которого могут быть разнообразными. По содержанию он может включать в себя соглашение о целях преступления, о способе его совершения, об условиях использования преступных результатов и т.д. Существенным моментом сговора является изъявление намерения и желания совершить определенное преступление или определенный круг преступлений, ибо соучастники несут ответственность лишь за то преступление (или тот круг преступлений), которое было предметом сговора. Его форма может быть письменной, словесной, в виде жестов или конклюдентных действий, то есть заменяющих словесное соглашение. Сговор может быть предварительным, то есть состоявшимся до начала совершения преступления*, либо осуществленным в процессе такого совершения до его окончания. Сам по себе предварительный сговор на совершение преступления представляет собой создание одного из условий для совершения преступления и поэтому в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ рассматривается как один из видов приготовления к нему. В случаях, специально указанных в законе, наличие одного только сговора, результатом которого явилось создание преступного сообщества или модификаций последнего, составляет оконченное преступление (например, ст. 209, 210 УК РФ).

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1979. № 10. С. 7..

Мотивы и цели соучастников могут совпадать или быть неодинаковыми. Их общность не является необходимым признаком соучастия. Объединенные намерением совершить одно и то же преступление, соучастники могут руководствоваться разными мотивами и целями. Например, подстрекатель к убийству может руководствоваться целью отомстить будущей жертве, а исполнитель – корыстным мотивом (получить материальное вознаграждение от подстрекателя).
§ 2. Формы соучастия
Нормы Общей и Особенной частей УК РФ предусматривают различные варианты связи между двумя и более лицами, совместно совершающими умышленное преступление. Это зависит от характера объединения, способа взаимодействия, степени организованности соучастников, роли, которую выполняет каждый из них. Наиболее типичные варианты связи, то есть сходные по существенным признакам, образуют формы соучастия.
Умение определять последние имеет большое практическое значение, так как позволяет правильно квалифицировать преступные действия каждого соучастника и индивидуализировать его ответственность.
Соучастие дифференцируется на формы по объективному критерию – характеру объективной связи между соучастниками, то есть по характеру объединения и способу взаимодействия между ними, с учетом особенностей квалификации деяний соучастников и потребностей преодоления организованной преступности. Этот критерий позволяет на основе законоположений УК РФ выделить следующие четыре формы:
1) простое соучастие (соисполнительство, совиновничество);
2) сложное соучастие;
3) организованная группа;
4) преступное сообщество.
Простое соучастие, именуемое также соисполнительством или совиновничеством, характеризуется тем, что каждый участник группы является исполнителем преступления. Он полностью или частично осуществляет действия, образующие объективную сторону преступления, либо непосредственно участвует в совершении преступления. Например, один из соучастников угрожает потерпевшему ножом, а другой срывает с руки потерпевшего часы. Каждый из них является исполнителем разбоя.
Простое соучастие может возникнуть как по предварительному сговору, так и по сговору в процессе совершения преступления, то есть после начала действий, образующих его объективную сторону, по существу, от момента покушения на преступление до его окончания. Сам по себе момент сговора для данной формы соучастия значения не имеет. Отсутствие сговора вообще, хотя бы в процессе совершения преступления, означает отсутствие согласованности и, следовательно, соучастия.
Совершение преступления при простом соучастии представляет собой совершение преступления группой лиц без предварительного сговора или с предварительным сговором. Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ «преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора». На основании ч. 2 этой статьи «преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления».
При простом соучастии действия соисполнителей – членов группы – квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, устанавливающей ответственность за совершенное преступление, без ссылки на ст. 33 этого УК , так как каждый соисполнитель непосредственно «выполняет» состав преступления. Когда закон признает квалифицирующим обстоятельством совершение преступления группой лиц (например, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК ) или по предварительному сговору группой лиц (например, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК), действия соисполнителей квалифицируются по тому пункту и (или) той части соответствующей статьи УК , которая предусматривает данное обстоятельство.
Сложное соучастие характеризуется тем, что действия (или бездействие), образующие объективную сторону преступления, совершаются непосредственно не всеми соучастниками, а лишь одним или некоторыми из них. Другие же вообще не выполняют даже частично объективную сторону преступления и не участвуют непосредственно в процессе его совершения. При сложном соучастии, в отличие от простого, имеет место распределение ролей, то есть иной способ взаимодействия между соучастниками, иной характер объединения: одни являются исполнителями преступления, другие организуют его совершение либо склоняют исполнителя к этому, либо содействуют совершению им преступления.
При сложном соучастии только исполнитель (соисполнители) выполняет действия, образующие объективную сторону преступления. Другие соучастники их непосредственно не осуществляют. Действия организатора, подстрекателя и пособника, взятые сами по себе, вне сиязи с деятельностью исполнителя, не причиняют непосредственного вреда объекту посягательства. Но действия подстрекателя опасны тем, что вызывают действия исполнителя и преступный результат. В нем реализуются преступные замыслы и инициатива подстрекателя, осуществляемые через исполнителя и совместно с ним. Еще в большей степени это относится к организатору. Деятельность пособника опасна тем, что исполнитель при ее помощи совершает преступление и причиняет вред объекту посягательства. Пособник делает возможным наступление преступного результата, который достигается через исполнителя и совместно с ним. Таким образом, организатор, подстрекатель и пособник создают реальные условия для совершения преступления и реализуют через исполнителя свои преступные намерения. Тем самым они прямо причастны к преступлению, совместное совершение которого и составляет основание их ответственности.
Сложное соучастие возможно как по предварительному сговору, так и сговору в процессе совершения преступления, но до его окончания. При сложном соучастии действия соучастников, не являющихся исполнителями преступления, квалифицируются по статье УК , предусматривающей ответственность за данное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ.
Организованная группа – более опасная форма соучастия, чем простое или сложное соучастие. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ «преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». От предварительно сговорившейся группы она отличается присущим ей оценочным признаком устойчивости, одним из элементов которой является наличие организатора группы. Именно организатор, включая руководителя, разрабатывает план преступных действий, распределяет роли между членами группы, направляет и корректирует их действия, поддерживает дисциплину в группе и т. д.
Отличие состоит и в квалификации преступных действий членов предварительно сговорившейся группы и организованной группы. Если при совершении преступления по предварительному сговору группой лиц соисполнителями, то есть лицами, действия которых квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК , признаются только лица, непосредственно участвовавшие в процессе совершение преступления, то при совершении преступления организованной группой таковыми считаются все члены этой группы, независимо от того, какова была роль каждого из них при совершении преступления – исполнителя (соисполнителя), организатора, подстрекателя или пособника. В составе организованной группы применительно к хищению исполнителями (соисполнителями) преступления являются, в частности, имеющие устойчивые связи с организованной группой такие ее участники, роль которых заключается «в создании условий для совершения хищения, например, в подыскании будущих жертв или ином обеспечении преступной деятельности группы даже если эти действия не выходят за рамки пособничества»*. Это вытекает из содержания ч. 5 ст. 35 УК РФ, где указывается: «Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за организацию или руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали».

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 9. С. 14.

Согласно ч. 6 ст. 5 УК РФ только само «создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана».
Преступное сообщество, или преступная организация, – это наиболее опасная форма соучастия. Определение преступного сообщества содержится в ч. 4 ст. 35 УК РФ, согласно которой «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях». Кроме того, из смысла ч. 1 ст. 210 УК вытекает, что к преступному сообществу относятся также, во-первых, структурное подразделение, входящее в преступное сообщество, и, во-вторых, объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданное в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.
Понятие преступного сообщества основано на понятии организованной группы. Признаки, присущие последней, характеризуют и преступное сообщество.
Вместе с тем преступному сообществу свойственны и другие признаки, отличающие его от организованной группы, которыми, в частности, являются:
1) сплоченность организованной группы;
2) момент окончания, перенесенный на раннюю стадию;
3) цель создания;
4) уголовно-правовое значение конститутивного признака состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.
Сплоченность, как и устойчивость, – оценочный признак. Но сплоченность характеризуется и такими признаками, как круговая порука, конспирация, общая касса (общак), наличие специальных технических средств и т.д. Круговая порука может быть основана на таких обстоятельствах, как, например, совместное совершение участниками группы преступления ранее, включая осуждение за него по одному и тому же уголовному делу; отбывание участниками прежде наказания в одном и том же месте лишения свободы; взаимная осведомленность участников о компрометирующих друг друга материалах; использование для поддержания дисциплины в группе насилия, угроз, жестокости и т.п. Она может выступать в виде договоренности об отказе от показании в случае разоблачения, умолчания о членах группы, их связях и действиях, о взаимной выручке и т.п. Конспирация чаще всего выражается в использовании условных наименований и сигналов, уголовного жаргона, шифров, паролей и т.д. Общая касса – это находящиеся в распоряжении группы денежные средства и иные ценности, добытые в результате преступной и иной незаконной деятельности. Специальные технические средства – это различные подслушивающие и антиподслушивающие устройства, охранная сигнализация, транспорт, которыми оснащена организованная группа.
Моментом окончания преступления, совершенного преступным сообществом, является создание, организация преступного сообщества, тогда как создание организованной группы, о чем уже говорилось, представляет собой лишь приготовление к преступлениям, для совершения которых она образована.
Цель создания преступного сообщества – совершение тяжких или особо тяжких преступлений, определения которых содержатся соответственно в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ. Исходя из систематического толкования норм УК , преступное сообщество налицо, когда целью его создания было совершение хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления. С учетом правовой природы преступного сообщества целью его создания может быть совершение только умышленных тяжких или особо тяжких преступлений. Эта оговорка обусловлена тем, что согласно ч. 4 ст. 15 УК РФ тяжкими могут быть признаны и неосторожные преступления. Отличие преступного сообщества от организованной группы по цели заключается в том, что последняя может быть создана для совершения любых умышленных преступлений.
Уголовно-правовое значение преступного сообщества состоит в том, что оно выступает в качестве конститутивного признака основных и квалифицированых или только основных составов преступлений, определенных в ст. 208, 209, 210 и 279 УК РФ, и не предусмотрено ни в одном из составов преступлений в качестве квалифицирующего признака. Организованная группа как таковая не образует какого-либо самостоятельного состава преступления, а совершение ею преступления является в случаях, предусмотренных статьями Особенной части названного УК , квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком. Вместе с тем на основании п. «в» ст. 63 УК РФ совершение преступления в составе как организованной группы, так и преступного сообщества (преступной организации), а равно и в составе группы лиц или группы лиц по предварительному сговору признается обстоятельством, отягчающим наказание.
Преступным сообществом (преступной организацией) признается также объединение организованных групп. Такое объединение должно состоять из двух или более указанных групп и характеризоваться устойчивостью. Момент окончания преступления в этом случае – создание объединения, а цель – совершение тяжких или особо тяжких преступлений.
Структурное подразделение преступного сообщества – это входящая в него группа из двух или более лиц, включая руководителя, которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества осуществляет действия определенного направления, например, подготовку преступления; подыскание мест сбыта имущества, приобретаемого преступным путем, или наркотических средств; обеспечение преступного сообщества транспортом или иными техническими средствами; установление связи с должностными лицами государственных органов, представителями коммерческих и других организаций для обеспечения безнаказанности преступного сообщества и совершаемых им преступных деяний, отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем; создание условий для сокрытия членов преступного сообщества, средств или орудий совершения преступлении, следов преступлений либо предметов, добытых преступным путем, и т.д.
Объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп представляет собой группу из двух или более указанных лиц, характеризуемую сплоченностью и целями разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а также направленностью на слаженную совместную деятельность представляемых этими лицами организованных групп*.

*См.. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации): Комментарий. М. ЮрИнфоР, 1997. С. 10-12.

Решающий критерий выделения преступного сообщества в самостоятельную форму соучастия и соответственно отграничения от всех других форм соучастия – момент окончания преступления. Только данная форма соучастия признается оконченным преступлением в момент создания, организации преступного сообщества. Для всех других форм соучастия таким моментом является момент окончания конкретного преступления, совершенного в соучастии.
О формах соучастия в юридической литературе высказаны разнообразные суждения. Так, некоторые авторы в основу дифференциации соучастия на формы кладут не объективный, а субъективный критерий. Последний представляет собой характер субъективной связи между соучастниками, состоящий в степени согласованности их преступной деятельности и зависящий от наличия или отсутствия предварительного сговора и от его содержания.
При определении форм соучастия порой один из упомянутых критериев используется как основной, другой – как дополнительный.
Нет единства и в терминологическом обозначении форм соучастия. Одни авторы считают дифференциацию по субъективному критерию – формами, а по объективному – видами соучастия*, другие – наоборот**. Эти терминологические особенности важно учитывать при самостоятельном изучении разных литературных источников.

*См., например: Курс советского уголовного права. Т. II. М., 1970. С. 464: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1964 С. 200-301.
**Ковалев М.И. Виды соучастия и формы участия в преступной деятельности: Ученые труды. Свердловск: Свердловский юридический институт, 1962. Т. V. С. 198-200.

В работах по отечественному уголовному праву, авторы которых признают при рассматриваемой дифференциации в качестве основного субъективный критерий, выделяют вначале две формы соучастия: без предварительного сговора и с предварительным сговором*, либо три формы: без предварительного сговора, с предварительным сговором и преступное сообщество**. Затем каждая из этих форм подразделяется на два вида: совиновничество и соучастие в узком смысле.

*См., например Курс советского уголовного права. Т. II. М., 1970. С. 464.
**См., например: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1969. С. 233-237; Уголовное право. Часть Общая. М., 1966. С. 285-290.

Однако такое деление, во-первых, не отражает внешних особенностей соучастия, имеющих существенное значение для квалификации преступлений, и, во-вторых, мало что дает по существу, ибо, по данным выборочных исследований, лишь в 9,2% случаев совершения преступлений в соучастии отсутствовал предварительный сговор (в основном при совместных хулиганских действиях нетрезвых лиц)*.

*Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. С. 109.

§ 3. Виды соучастников
Соучастниками называются лица, объединившиеся для совместного участия в совершении умышленного преступления. В зависимости от ролей, которые они при этом выполняют, уголовный закон (ч. 1 ст. 33 УК РФ) выделяет следующие их виды:
1) исполнитель;
2) организатор;
3) подстрекатель;
4) пособник.
В основе такого разграничения лежит содержание содеянного лицом в совместно совершенном преступлении. Каждый соучастник характеризуется специальными признаками.
Исполнителем на основании ч. 2 ст. 33 УК РФ признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.
В данной норме определен термин «соисполнители», а также описаны и закреплены признаки посредственного исполнителя. Исполнителем является соучастник, который полностью или частично совершает деяние (действие или бездействие), образующее объективную сторону преступления, или непосредственно участвует в процессе его совершения, или использует при совершении преступления другое лицо, не могущее быть субъектом преступления.
Исполнитель, причем только он, может совершить действие (или бездействие), содержащее признаки покушения или оконченного преступления.
Значение его действий (или бездействия) состоит также в том, что деяние, совершенное им по сговору с другими соучастниками, есть содеянное всеми участниками совместно. В действиях исполнителя, таким образом, сконцентрированы усилия всех соучастников, направленные на совершение преступления.
С субъективной стороны он осознает, что совершает общественно опасные действия (или бездействие), в которых реализуется замысел всех соучастников, предвидит общий преступный результат и желает наступления этого результата.
В преступлениях, которые могут быть совершены только специальным субъектом, исполнитель должен обладать его признаками. Например, исполнителями преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, ответственность за которые предусмотрена ст. 285-290,292,293 УК РФ, могут быть только должностные лица. В качестве организаторов, подстрекателей и пособников могут выступать и те, кто не обладает признаками специального субъекта. Соответствующее законоположение содержится в ч. 4 ст. 34 УК РФ, согласно которой «лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника».
Соисполнитель – это исполнитель, участвующий в совершении преступления совместно с другим исполнителем или другими исполнителями, хотя бы с одним из них.
Роль соисполнителей может различаться в зависимости от характера и сложности объективной стороны преступления вообще и конкретного преступления в частности. Она может выражаться в том, что, во-первых, каждый соисполнитель полностью выполняет объективную сторону преступления; во-вторых, один соисполнитель выполняет одну часть действий, описанных в диспозиции статьи Особенной части УК , а другой – другую (например, при изнасиловании один применяет насилие к потерпевшей, а другой совершает с ней половой акт); в-третьих, один осуществляет действия, обрисованные в диспозиции статьи Особенной части УК , а другой, не выполняя их, во время, на месте и в процессе преступления прибегает к действиям, которые органически вплетаются в ход его совершения и без которых было бы невозможно или крайне осложнено совершение преступления вообще; в-четвертых, соисполнитель, действующий в составе организованной группы или преступного сообщества и имеющий с ними устойчивые связи, то есть их участник, осуществляет действия, направленные на совершение преступления, в том числе, как отмечалось, состоящие в создании условий для совершения преступления, даже если они не выходят за рамки пособничества. Так, исполнителем убийства является и тот, кто наносит смертельное ранение, и тот, кто в процессе убийства держит жертву. При хищении чужого имущества организованной группой, связанном с необходимостью внесения в учетные документы сфальсифицированных данных, с подлогами и т.д., одни лица могут непосредственно изымать имущество из фондов собственника, а другие так или иначе, тем или иным способом вуалировать это или способствовать непосредственному изъятию имущества.
Исполнителем является также лицо, использовавшее в качестве орудия совершения преступления другого человека. Это так называемое посредственное исполнение. Их связь лишь внешне сходна с соучастием, но не образует его. Посредственное исполнение представляет собой умышленное использование для выполнения объективной стороны преступления другого лица, которое не может быть субъектом преступления или которое действовало по неосторожности. Их деяния рассматриваются как совершенные самим посредственным исполнителем, который и несет за них уголовную ответственность. При этом она не исключается в отношении того, кто выполнял замысел посредственного исполнителя и действовал по неосторожности. Например, за посредственное исполнение умышленного убийства осужден Р., который, питая злобу к Ж., подговорил Т. выстрелить в того из ружья, уверяя, что ружье заряжено только порохом. Т. выстрелил. Ружье оказалось заряженным картечью, и Ж. был убит. Т. осужден за неосторожное причинение смерти другому человеку, так как, хотя и не предвидел, что ружье заряжено и выстрелом может быть убит Ж., но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог это предвидеть.
В процессе посредственного исполнения в качестве орудия или средства совершения преступления могут быть использованы:
1) лицо, не достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность;
2) невменяемый;
3) лицо, действующее под влиянием физического насилия, угроз или приказа, если его воля полностью подавляется, в связи с чем оно освобождается от уголовной ответственности;
4) лицо, действующее в условиях ошибки, исключающей его ответственность либо допускающей ответственность лишь за неосторожное преступление*.

*См.: Тельнов П.Ф. Указ. соч. С. 75.

Например, посредственным исполнителем убийства признан Н., который дал малолетнему М. ружье и приказал выстрелить в Е. Заряд картечи попал в Е., и он тут же скончался. Наумов осужден за убийство как исполнитель преступления. Определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по этому делу предпослан следующий общий тезис: «Лицо, вовлекшее подростка в преступление, за которое последний по возрасту не может нести уголовной ответственности, должно рассматриваться как исполнитель этого преступления»*.

*Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, 1964-1972. М., 1974. С. 70-71.

С ответственностью посредственного исполнителя сходны ситуации, когда в преступлениях со специальным субъектом объективную сторону выполняет лицо, которое действует по предложению, просьбе, указанию, приказу специального субъекта, но не обладает признаками такого субъекта. Подобные ситуации возможно называть фикцией исполнителя, например, при внесении в официальные документы заведомо ложных сведений или исправлений, искажающих их действительное содержание, лицом, не являющимся специальным субъектом этого преступления (ст. 292 УК РФ), осуществленном по понуждению специального субъекта этого преступления – должностного лица, государственного служащего или служащего органа местного самоуправления. В этих случаях специальный субъект является исполнителем, а лицо, фактически выполнившее объективную сторону преступления, – пособником (при условии, разумеется, наличия всех иных объективных и субъективных признаков соучастия).
Организатором, согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ, признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.
По этому определению, во-первых, в понятие организатора включен и руководитель, во-вторых, это понятие делится на организатора преступления и организатора организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).
Организатор – наиболее опасный из соучастников. Он наряду с возбуждением намерения у другого лица или других лиц совершить преступление создает и иные условия для осуществления преступного деяния (объединяет преступные усилия всех других соучастников, придавая им организованность, взаимную согласованность, целеустремленность, разрабатывает план совершения преступления и т. д.).
По данным одного из исследований, в общем количестве соучастников организаторы составляли 13,4%*.

*Тельнов П.Ф. Указ. соч. С. 82.

Деятельность организатора преступления может заключаться в выполнении следующих функций:
1) вовлечении других лиц в процесс совершения преступления;
2) создании иных условий осуществления преступного деяния;
3) руководстве уже сложившимися соучастниками;
4) руководстве совершением преступления.
Для признания лица организатором достаточно выполнения им одной из перечисленных функций. Его деятельность всегда характеризуется совершением действий. Организатор может быть при любой форме соучастия, притом как с предварительным сговором, так и без такового. Организатором становится один из исполнителей уже в процессе совершения преступления, когда он берет на себя руководство другими соучастниками, что встречается при совершении массовых беспорядков, хулиганства, изнасилования.
Действия организатора могут конкретно проявляться в вербовке соучастников, обеспечении их орудиями и средствами совершения преступления, разработке преступных планов, распределении ролей между соучастниками, руководстве подготовкой или совершением преступления и т.д. Например, действия К., признанного организатором грабежа, выразились в том, что он склонил И. и Е-ву на ограбление Е,: показал, где расположена его квартира, нарисовал ее план, сообщил о наличии там определенных вещей, о времени, когда Е. будет дома один, и о том, как проникнуть в квартиру с помощью Е-вой*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1975. №8. С. 10.

Существенным в действиях организатора является то, что он объединяет действия соучастников, направляет их совместные усилия в стадиях подготовки или совершения преступления. Его действия выступают необходимым условием действий других соучастников и поэтому находятся в причинной связи с действиями каждого из них и содеянным ими в целом.
Организатор преступления осознает общественно опасный характер своего деяния и деяний других соучастников, осведомлен о составе группы, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий как результата деятельности всей группы и желает наступления этих последствий.
Действия организатора, принимавшего непосредственное участие в совершении преступления, квалифицируются по статье Особенной части УК , предусматривающей ответственность за данное преступление, без ссылки на ст. 33 УК РФ. Выполнение этой роли учитывается при назначении наказания как особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК ).
Ссылка на ст. 33 УК необходима только тогда, когда организатор не принимал непосредственного участия в совершении преступления, в частности, не выполнял объективной стороны, обрисованной в диспозиции статьи Особенной части УК .
Деятельность организатора организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) может выражаться в осуществлении, наряду с функциями организатора преступления или помимо них, следующих функций:
1) вовлечения в организованную группу или преступное сообщество их участников;
2) определения и закрепления за ними их ролей в составе организованной группы или преступного сообщества, то есть направлений деятельности и функциональных обязанностей;
3) обеспечения иных условий совершения преступлений, например, приобретения и распределения между членами организованной группы или преступного сообщества орудий и средств совершения преступлений, планирования преступных действий организованной группы или преступного сообщества в целом и их отдельных участников и т.д.;
4) объединения уже существующих организованных групп, образованных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений;
5) управления участниками уже созданных организованной группы или преступного сообщества;
6) распределения и перераспределения функциональных обязанностей между ними;
7) поддержания внутригрупповой дисциплины;
8) вовлечения в организованную группу или преступное сообщество новых членов;
9) предотвращения выхода из них отдельных участников путем, например, применения к ним насилия и угроз;
10) оснащения сообщества техническими средствами;
11) установления связей с должностными лицами государственных органов, а также представителями коммерческих и других организаций с использованием различных приемов и способов, включая дачу взятки, обман, насилие и т.д.
Организатор организованной группы или преступного сообщества осознает, что создает организованную группу или преступное сообщество, в частности объединение организованных групп либо объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, либо руководит ими или входящим в преступное сообщество структурным подразделением, осознает, что преступное сообщество создано или функционирует для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, и общественную опасность совершаемых им действий и желает совершить такие действия.
Организатор преступного сообщества действует с целью совершения преступным сообществом, в частности объединением организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, тяжких или особо тяжких преступлений, а организатор указанного объединения – еще и с целью разработки планов и условий совершения этих категорий преступлений*.

*См.: Гаухман ЛД., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества – (преступной организации): Комментарий. С. 12-14.

В соответствии ч. 5 ст. 35 УК РФ организатор организованной группы или преступного сообщества несет уголовную ответственность за организацию или руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК , а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом, по статье Особенной части УК об ответственности за эти преступления без ссылки на ст. 33 УК РФ.
Подстрекателем на основании ч. 4 ст. 33 УК РФ «признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом».
Общественная опасность подстрекателя заключается во вредном влиянии, оказываемом на неустойчивых лиц, в возбуждении у них умысла на совершение преступления. Он выступает инициатором преступления. По данным исследований, удельный вес подстрекателей в общем количестве соучастников невелик: по одним данным, он составляет 7%, по другим – 1,3%*. Однако он опасен именно характером своей роли в преступлении, а не распространенностью случаев подстрекательства.

*Тельнов П Ф Указ. соч С 89

Объективная сторона подстрекательства характеризуется только действиями, содержанием которых является возбуждение у другого лица намерения или решимости совершить конкретное преступление. По способу и форме это может выражаться в уговоре, подкупе, угрозе, убеждении, приказе, насилии и т.д., причем как словесно или письменно, так и путем конклюдентных или иных действий (жестами, мимикой и т.п.). Например, подстрекательством признаны действия Д-ва, который, угрожая топором, велел Б. изнасиловать малолетнюю Д., что тот и сделал*. Закон не содержит исчерпывающего перечня действий подстрекателя вследствие их разнообразия, а указывает лишь на сущность подстрекательства и его отдельные способы. Поэтому для его наличия не имеют значения способ или форма, которые использует подстрекатель, чтобы склонить другое лицо к совершению преступления. Они зависят от ряда обстоятельств, в частности, от взаимоотношений подстрекателя и подстрекаемого, их субъективных особенностей, интересов, вида и характера преступления, к совершению которого склоняется лицо.

*См. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1986. № 10. С. 3-4. Судебной практике известны различные способы подстрекательства (см., например: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1984. №5. С. 6-7; 1984. № 7. С. 15).

Вследствие того, что подстрекатель возбуждает у другого лица намерение или решимость совершить преступление, его действия находятся в причинной связи с деянием, которое совершает подстрекаемый.
В качестве подстрекаемого может выступать не только исполнитель, но и пособник. В последнем случае подстрекательство заключается в склонении лица к пособничеству, например, в склонении законного владельца оружия продать его будущему исполнителю убийства. Подстрекательство исполнителя представляет значительно большую степень общественной опасности, нежели подстрекательство пособника.
Подстрекательство – это склонение конкретного лица или группы конкретных лиц к совершению определенного, а не вообще любого преступления. Призыв к преступной деятельности вообще или обращенный к неопределенному кругу лиц не является подстрекательством. Такие действия при определенных условиях могут образовать самостоятельный состав преступления, например, публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК РФ), возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282).
В отличие от организатора, подстрекатель только склоняет другое лицо к совершению преступления. Организатор же, кроме того, создает условия для этого, оказывает воздействие на исполнителя и его деятельность до окончания преступления, не ограничиваясь лишь возбуждением решимости его осуществить.
Субъективная сторона подстрекательства характеризуется осознанием подстрекателем, что он вызывает у другого лица решимость совершить конкретное преступление, предвидением, что в результате его действий подстрекаемый осуществит преступное деяние, и желает этого. Для уголовной ответственности подстрекателя не имеет значения, какими мотивами и целями он руководствовался. Поэтому он несет ответственность и в том случае, если склоняет другое лицо совершить преступление с целью последующего изобличения подстрекаемого, то есть при так называемой провокации преступления.
Подстрекатель не принимает непосредственного участия в выполнении действий, входящих в объективную сторону преступления, и поэтому его действия квалифицируются по соответствующей статье Особенной части УК со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Однако не исключается, что он может быть и одним из исполнителей. В последнем случае при квалификации ст. 33 названного УК не применяется, а его роль инициатора преступления учитывается при назначении наказания как особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ).
Пособником в соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ признается лицо, содействовавшие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.
Пособник – обычно наименее опасный из соучастников. Его действия носят вспомогательный характер, менее активны, чем действия других соучастников. Доля пособников в общем количестве соучастников, согласно исследованиям, невелика. По одним данным, она составляет 7%, по другим – 2,5%, по третьим – 2%*.

*Тельнов П.Ф. Указ. соч С. 95

Пособничество с объективной стороны характеризуется теми способами, которые перечислены в ч. 5 ст. 33 УК РФ.
Перечень способов пособничества, содержащийся в приведенной норме, является исчерпывающим. Высказанное в отдельных работах мнение о том, что он примерный*, не соответствует закону. Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Поэтому то или иное действие или бездействие, которое прямо не запрещено уголовным законом – Особенной или Общей частями УК – не может быть признано преступным.

*См.: Научно-практический комментарий Уголовного кодекса РСФСР. М., 1963. С. 48; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М„ 1971. С. 51.

Анализ способов пособничества, перечисленных в законе, позволяет разделить его на интеллектуальное и физическое.
Интеллектуальное пособничество состоит в содействии совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, а также заранее данным обещанием скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, приобрести или сбыть такие предметы. Оно заключается в психическом воздействии на сознание и волю исполнителя преступления, в укреплении у него решимости совершить преступление. Этот вид пособничества имеет некоторые сходные черты с подстрекательством. Сходство выражается в оказании психического воздействия на исполнителя, причем подстрекательство может проявляться в тех же способах воздействия, что и интеллектуальное пособничество, то есть в советах, указаниях и т.д. Различие сводится к тому, что подстрекатель возбуждает у исполнителя решимость совершить преступление, а интеллектуальный пособник лишь укрепляет уже возникшую ранее решимость. Подстрекатель, таким образом, является инициатором преступления, а интеллектуальный пособник нет.
Советы, указания и предоставление информации как способы интеллектуального пособничества содействуют исполнителю в выполнении им преступления: помогают уяснить обстановку, условия совершения преступления, выбрать наиболее приемлемый его способ. Советы и указания – это передача пособником исполнителю своих знаний, а предоставление информации – известных ему сведений, необходимых для совершения преступления. Их форма может быть словесной, письменной и т.д.
Способом интеллектуального пособничества является также обещание укрывательства, данное заранее, то есть до совершения преступления. В отличие от заранее не обещанного укрывательства, закон относит его к пособничеству потому, что исключительно благодаря заранее данному обещанию такое укрывательство становится в причинную связь с преступлением, совершенным исполнителем, хотя само осуществляется уже после того, как преступление совершено. Именно заранее данное обещание укрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления, предметы, добытые преступным путем, приобрести или сбыть такие предметы укрепляет решимость исполнителя совершить деяние, ибо, в частности, уменьшает риск быть разоблаченным. Само же последующее исполнение или невыполнение обещания не имеет значения для юридической оценки пособничества. Оно может быть выражено словесно, письменно, в форме конклюдентных или иных действий.
Заранее данное обещание приобрести или сбыть имущество, заведомо добытое преступным путем, в случаях, когда оно возбуждает у исполнителя умысел на совершение преступления, является не интеллектуальным пособничеством, а подстрекательством.
Физическое пособничество состоит в предоставлении средств или орудий для совершения преступлений или устранении препятствий осуществлению преступного намерения и выражается, как правило, в совершении действий. Однако в отдельных случаях оно может проявляться и в бездействии при условии, что на лице лежит специальная правовая обязанность противодействовать совершению преступления. Такая обязанность должна быть именно правовой, то есть вытекать из требований службы, профессиональных обязанностей или постановлений закона. Например, пособничеством является бездействие сторожа склада, не выполняющего своего долга по сговору с исполнителем хищения. Подобное пассивное поведение равнозначно устранению препятствий на пути исполнителя. Наличия же одной только моральной обязанности не допускать совершения преступления еще недостаточно для признания бездействия пособничеством.
Физическое пособничество путем предоставления средств или орудий совершения преступления может конкретно выразиться в передаче отмычек, оружия, предоставлении транспортных средств и т.д., то есть в обеспечении исполнителя предметами материального мира, способными облегчить совершение преступления. Например, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пособничеством были признаны действия И., который по просьбе К. и П, для облегчения совершения разбоя передал им обрез с двумя боевыми патронами и наган*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1968. № 12. С. 9-10.

Пособничество проявляется и в осуществлении каких-либо действий, позволяющих устранить ту или иную помеху совершению преступления. Так, пособник может отвлечь внимание сторожа или других лиц, охраняющих чужое имущество, отключить охранную сигнализацию и т.п.
Вследствие того, что пособник направляет свои действия на содействие исполнителю, эти действия находятся в причинной связи с преступлением, совершенным исполнителем. Следует подчеркнуть, что для наличия пособничества не имеет существенного значения, фактически помогли или нет действия пособника исполнителю, использовал их последний или обошелся без них. Например, совет или указание, данные исполнителю, либо предоставленная ему информация, когда они оказались неверными вследствие заблуждения пособника и не только не содействовали совершению преступления, но даже затрудняли его осуществление, следует рассматривать как пособничество, хотя и не оконченное (покушение на пособничество).
Пособничество представляет собой оказание содействия конкретному лицу или группе конкретных лиц в совершении определенного, а не любого преступления. С субъективной стороны пособник осознает, во-первых, фактические обстоятельства совместно совершаемого преступления; во-вторых, что своими действиями он оказывает содействие конкретному лицу или группе конкретных лиц в совершении деяния; в-третьих, что его действия находятся в причинной связи с преступлением, совершенным исполнителем, вследствие чего он совместно с исполнителем участвует в его осуществлении. Пособник предвидит общий преступный результат и желает его наступления. Субъективная сторона пособничества, как и любого соучастия, включает осознание виновным также всех объективных признаков состава преступления и вменяемых ему квалифицирующих обстоятельств.
Мотивы и цели пособника и исполнителя могут совпадать, а могут и различаться. Возможно, в частности, что при совершении кражи исполнитель действует из корыстных побуждений, а пособник оказывает ему содействие с целью отомстить потерпевшему.
Пособничество отличается от соисполнительства тем, что пособник ни в какой части и ни в каком виде не выполняет действий, образующих объективную сторону преступления, совершаемого в соучастии, и не принимает непосредственного участия в таком совершении.
Действия пособника квалифицируются по статье Особенной части УК , предусматривающей ответственность за преступление, которому он способствовал, со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Если лицо принимало непосредственное участие в совершении преступления, то ссылка на ст. 33 этого УК не требуется, ибо такой «пособник» по своей юридической природе является исполнителем.
14. Ответственность соучастников
УК РФ не устанавливает каких-либо особых принципов, оснований или пределов ответственности за соучастие в преступлении. Это означает, что, как и при совершении преступления одним лицом, каждый соучастник несет ответственность, во-первых, за конкретное совместно совершенное общественно опасное деяние, содержащее все признаки состава преступления; во-вторых, в пределах своей виновности; в-третьих, самостоятельную.
На основании ч. 1 ст. 34 УК ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. В соответствии с ч. 2 этой статьи соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса, а в соответствии с ч. 3 уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.
Исходя из приведенных законоположений, с позиции квалификации содеянного соучастники делятся на две категории: 1) соисполнители (исполнители) и 2) другие соучастники (организатор, подстрекатель, пособник), не являющиеся соисполнителями или исполнителем, то есть не принимавшие непосредственного участия в совершении преступления.
Все соучастники несут ответственность по статье Особенной части УК , предусматривающей совершенное преступление, и в пределах ее санкции. Совместные действия всех соучастников должны содержать все признаки состава преступления. Особенность законодательной характеристики состава преступления, совершаемого в соучастии, состоит в том, что его признаки указываются не только в статье Особенной части, но и в Общей части – ст. 33 УК РФ. В нормах Особенной части общественно опасные деяния характеризуются так, как они проявляются в случае совершения их исполнителем или соисполнителями. При соучастии без непосредственного участия в совершении преступления появляются отсутствующие в нормах Особенной части УК общие признаки, которые и предусмотрены в ст. 33 УК . Поэтому наличие состава преступления в действиях соучастников, не принимавших непосредственного участия в совершении преступления, в частности, не выполнявших объективную сторону, описанную в диспозиции статьи Особенной части УК , устанавливается с применением этой статьи. Таким образом, основанием уголовной ответственности соучастников второй из вышеназванных категорий, то есть не выполнявших ролей соисполнителей или исполнителя, является наличие состава преступления, признаки которого указаны в статье Особенной части и в ст. 33 УК РФ.
Отдельные нормы Особенной части прямо предусматривают совершение преступления в соучастии, например, организацию преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ), изнасилование, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «б» ч. 2 ст. 131 УК ). Формулируя эти нормы, законодатель заранее предусмотрел в них и признаки ответственности за соучастие. Поэтому действия соучастников, подпадающие под такие нормы, квалифицируются без применения ст. 33 УК .
В случае, если преступная деятельность исполнителя была прервана на стадии покушения или приготовления, это обстоятельство должно найти отражение и при квалификации действий остальных соучастников путем применения ст. 30 УК РФ. Данное положение закреплено в ч. 5 ст. 34 УК , где указано, что «в случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление».
Ответственность каждого соучастника за совместно совершенное преступление возможна только в пределах личной виновности (ст. 5 УК РФ), причем лишь вины в виде прямого умысла (ч. 2 ст. 25 УК ). Умысел соучастника не отличается от умысла лица, виновного в совершении преступления единолично, но он охватывает также и то, что преступление совершается в соучастии. Соучастнику могут быть вменены только те деяния исполнителя, которые охватывались прямым умыслом соучастника, то есть в пределах соглашения о совместном совершении преступления.
Каждый соучастник несет самостоятельную ответственность за преступление. Хотя преступные замыслы других соучастников воплощает в жизнь исполнитель или соисполнители, однако это не означает, что действия всех остальных соучастников представляют собой дополнительную, вспомогательную, придаточную деятельность, не имеющую самостоятельного значения.
Взгляд на нее именно как на вспомогательную лежит в основе распространенной в зарубежном уголовном праве теории об акцессорной природе соучастия и выработанного ею принципа акцессорности* соучастия. По своему существу она сводится к утверждению абсолютной зависимости соучастников от исполнителя, к отрицанию самостоятельного значения действий пособника и подстрекателя. Ее основные положения состоят в том, что, во-первых, основанием ответственности всех соучастников считается деяние исполнителя, уголовная ответственность подстрекателя и пособника допускается только в случае привлечения к ней исполнителя; во-вторых, в качестве наказания подстрекателю и пособнику предусматривается определенная доля меры наказания, назначенной исполнителю.

*Акцессорность – это принадлежность одного явления другому.

Большинство отечественных ученых справедливо считают, что акцессорность не находит отражения в нашем уголовном праве. Однако это не означает, что действиям исполнителя не придается значения при определении пределов ответственности других соучастников. Так, при совершении им покушения на преступление другие соучастники несут ответственность также за покушение, а не за оконченное преступление, то есть в пределах действий исполнителя. Отказ от принципа акцессорности соучастия в отечественном уголовном праве состоит в том, что, во-первых, каждый соучастник несет ответственность не за чужое преступление, а за свое собственное преступное деяние; во-вторых, главным виновником в конкретном случае может быть не исполнитель, а другой соучастник; в-третьих, не обязательно признание пособника всегда второстепенным и менее ответственным виновником.
Основным положением ответственности за соучастие по УК РФ является то, что соучастники несут ответственность за единое и неделимое преступление, совершенное совместно и в пределах взаимного соглашения с учетом степени и характера участия каждого из них.
Пределы ответственности соучастников зависят от форм соучастия, от характера и степени их участия в совершении преступления.
При простом соучастии каждый соучастник, являясь соисполнителем, совершает действия, которые в совокупности с действиями других соучастников образуют состав преступления. Исходя из того, что все совершенное представляет совместное, неделимое преступление и наступившие последствия являются результатом деятельности всех соучастников, каждый из них несет ответственность за все преступные действия в целом. Сообща причиненный ущерб вменяется каждому соучастнику как вред, причиненный им самим. При этом не имеет значения полностью или частично и в каком виде каждый соучастник выполнил и выполнял ли объективную сторону преступления. Например, если трое соучастников совместно нанесли потерпевшему по нескольку ножевых ран, каждая из которых причинила легкий вред здоровью, а в общей сложности они причинили тяжкий вред здоровью вследствие опасной для жизни большой потери крови, то действия каждого соисполнителя должны квалифицироваться по ст. 111 УК РФ, а не по ст. 115. Действия таких соучастников, взятые в совокупности, образуют в целом в данном случае иной состав преступления, чем действия каждого, взятые изолированно. При простом соучастии действия каждого соучастника квалифицируются непосредственно по соответствующей статье Особенной части УК без применения ст. 33 УК РФ. Так же без применения этой статьи квалифицируются действия организаторов и участников, совершивших преступление в составе организованной группы, и действия организаторов и участников преступного сообщества, поскольку все они признаются соисполнителями преступления. Ответственность этих лиц наступает по статье Особенной части УК , предусматривающей соответствующий вид преступного сообщества. Однако при назначении наказания необходимо учитывать повышенную общественную опасность организатора по сравнению с рядовыми участниками преступления, состоящую в особо активной роли в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ).
В сложном соучастии, как уже отмечалось, действия исполнителя квалифицируются непосредственно по той статье Особенной части УК , которая предусматривает ответственность за совершенное преступление, а действия других соучастников, не принимавших непосредственного участия в совершении преступления, – по этой же статье, но с применением ст. 33 УК .
Вместе с тем действия соучастников могут быть квалифицированы по разным частям одной и той же статьи Особенной части УК РФ. Это происходит, когда соучастники характеризуются различными признаками, относящимися к субъекту преступления (возраст, специальный субъект, рецидив, неоднократность), или когда различны мотивы их преступного поведения. В этом случае данное квалифицирующее обстоятельство вменяется только тому соучастнику, к которому оно относится. Другие соучастники несут ответственность за то же преступление, но не отягченное указанным обстоятельством, независимо от того, охватывалось оно их сознанием или нет. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР квалифицировала действия Николаева как пособничество Чудикову в совершении грабежа без отягчающих обстоятельств, а действия исполнителя Чудикова – как грабеж при отягчающих обстоятельствах, поскольку он совершил грабеж неоднократно*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1968. N6 в; С. 14.
По разным статьям УК квалифицируются действия исполнителя, с одной стороны, и организатора, подстрекателя или пособника – с другой, при посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, если исполнителем является лицо в возрасте от 14 до 16 лет, а другим соучастником – лицо, достигшее 16-летнего возраста, или наоборот. Например, при таком посягательстве, повлекшем убийство потерпевшего, пособник в возрасте от 14 до 16 лет несет ответственность по ст. 33 и п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а исполнитель, достигший 16 лет, – по ст. 317 УК .
Различие мотивов преступного поведения соучастников может повлечь квалификацию их действий по разным статьям УК , например, при убийстве, когда подстрекатель руководствуется мотивом ревности, а исполнитель, которому обещано вознаграждение, – корыстным мотивом. В данном случае подстрекатель понесет ответственность по ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, а исполнитель – по п. «з» ч, 2 ст. 105 УК .
Несовпадение квалификации действий соучастников имеет место и при эксцессе исполнителя. В соответствии со ст. 36 УК РФ «эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников». Такой эксцесс возможен при любой форме соучастия и выражается в совершении исполнителем иного преступления, нежели то, которое было предметом соглашения, либо квалифицированного вида преступления, когда в процессе сговора речь шла об этом деянии, но без квалифицирующих обстоятельств. Согласно ст. 36 УК РФ «за эксцесс исполнителя другие соучастники уголовной ответственности не подлежат». Их ответственность ограничивается теми действиями, которые совершил исполнитель в пределах сговора. Если, например, подстрекатель склонил его к совершению кражи, а тот совершил разбой, то подстрекатель может нести ответственность только за соучастие в краже. Эксцесс исполнителя не может быть вменен другим соучастникам: с объективной стороны между их действиями и достигнутым преступным результатом нет причинной связи, а с субъективной – у соучастников отсутствует предвидение, что исполнитель совершит действия, выходящие за пределы сговора.
В случаях, когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыслом соучастников, они несут ответственность за неудавшиеся организацию или подстрекательство.
Уголовная ответственность при любой форме соучастия наступает с момента его возникновения. Если оно было в форме преступного сообщества, то само его создание представляет оконченное преступление. Например, таковым является само вступление в вооруженную группу (банду) в целях нападений, предусмотренных ст. 209 УК РФ, или организация такой банды, или участие в ней, даже если банда не совершила никаких нападений. При простом же и сложном соучастии и организованной группе одно только объединение соучастников, возникающее с момента сговора, составляет лишь приготовление к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ).
Если усилия организатора или подстрекателя склонить другое лицо к совершению преступления оказываются безуспешными, то соучастие отсутствует, так как соглашение не состоялось. Такое склонение может оказаться безуспешным и тогда, когда соучастие распалось в стадии приготовления ввиду того, что склоняемый вопреки сговору не совершил намеченных действий и порвал связь с другими соучастниками. В таких случаях имеют место так называемые неудавшиеся организация или подстрекательство. Действия организатора или подстрекателя не утрачивают при этом общественной опасности, так как представляют собой подыскание сообщника, то есть такое умышленное создание условий для совершения преступления, которое образует один из видов приготовления к нему. Поэтому они должны квалифицироваться как приготовление к преступлению по ст. 30 и соответствующей статье Особенной части УК РФ. Такой вывод следует из ч. 5 ст. 34 УК : «за приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить другое лицо к совершению преступления».
Поскольку в УК РФ не содержится аналогичной нормы об ответственности за приготовление к преступлению пособника, неудавшееся пособничество, выразившееся в отказе исполнителя от пособничества, преступлением признано быть не может.
При добровольном отказе соучастников от участия в преступлении применяются положения ст. 31 УК . Добровольный отказ исполнителя или соисполнителя регламентирован ч. 2, а организатора, подстрекателя и пособника – ч. 4 этой статьи.
На основании ч. 2 данной статьи «лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца». Согласно ее ч, 4 «организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления».
По УК РФ добровольный отказ исполнителя от совершения преступления не освобождает других соучастников от уголовной ответственности, которые привлекаются соответственно за приготовление или покушение на преступление – в зависимости от того, на какой стадии произошел этот отказ.
Как вытекает из содержания ч. 5 ст. 31 УК РФ, добровольный отказ организатора или подстрекателя должен выражаться в действиях, обеспечивающих предотвращение готовящегося преступления. Помимо своевременного сообщения органам власти, иные предпринятые меры могут быть разнообразными и выражаться, например, в том, что организатор или подстрекатель отговорят исполнителя от совершения преступления или пособника от оказания содействия исполнителю, своевременно известят о грозящей опасности лицо, против которого направлено посягательство. Добровольный отказ организатора и подстрекателя возможен только при условии предотвращения преступного результата. В противном случае они несут ответственность за совершенное деяние, а их усилия предотвратить его могут быть учтены судом при назначении наказания в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, что предусмотрено ч. 5 ст. 31 УК РФ.
Добровольный отказ пособника может выражаться как в действиях, так и в бездействии. Первые необходимы тогда, когда пособник уже оказал содействие исполнителю. При этом он должен совершить нечто, направленное на нейтрализацию оказанной помощи. Например, в случае передачи оружия исполнителю -должен взять его обратно сам или обратиться за содействием к органам власти. Если все же преступление не будет предотвращено, но пособник предпринял все зависящие от него меры по предотвращению его совершения, он не подлежит уголовной ответственности.
Бездействие пособника, создающее основание для добровольного отказа, может выражаться в несовершении тех действий, которые он должен был выполнить, например, пообещал передать исполнителю ключи от сейфа, но не сдержал обещание.
Законная и обоснованная ответственность соучастников связана с назначением справедливого наказания. Согласно ч. 1 ст. 67 УК РФ «при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного ими возможного вреда», а ч. 2 этой статьи «смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».
Частью 7 ст. 35 УК установлено, что «совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом». Такое совершение преступления признается п. «в» ч. 1 ст. 63 УК обстоятельством, отягчающим ответственность.
Вместе с тем п. 5 ст. 31 УК РФ установлено, что если действия организатора преступления или подстрекателя к преступлению, направленные на предотвращение преступления, не привели к этому, то предпринятые меры могут быть признаны судом обстоятельствами, смягчающими наказание.
Следует отметить, что отечественное уголовное законодательство не предусматривает ограничений ответственности организатора, подстрекателя и пособника рамками ответственности исполнителя. Это означает, что последнему может быть назначено не только более строгое, но и такое же по строгости или менее строгое наказание, чем другим соучастникам. Данное положение подтверждается и судебной практикой. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу Л. и Ц., гласит: «Суд с учетом степени и характера вины каждого из участников преступления может назначить соучастнику более суровую меру наказания, чем исполнителю преступления»*.

*Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР, 1938-1978. М., 1980. С. 53.

§ 5. Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия
К совершенному преступлению, помимо соучастников, могут иметь отношение также другие лица, не участвовавшие в его совершении. Они признаются в отечественном уголовном праве прикосновенными к преступлению.
Прикосновенность – это уголовно наказуемая причастность к преступлению, не находящаяся с ним в причинной связи.
Прикосновенность отличается от соучастия тем, что поведение виновных не находится в причинной связи с преступлением, совершенным другим лицом, и не способствует существенно наступлению преступного результата.
УК РФ предусматривает ответственность только за один вид прикосновенности – заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316). Недонесение о преступлении, признававшееся преступлением по УК РСФСР, декриминализировано. Кроме того, видом прикосновенности является попустительство. Однако оно не предусмотрено УК РФ в качестве самостоятельного состава преступления.
Общественная опасность заранее не обещанного укрывательства состоит в том, что оно затрудняет раскрытие преступления, а попустительства – что оно является условием, способствующим его совершению.
Заранее не обещанное – это укрывательство, которое не было обещано исполнителю до окончания преступления. Оно не находится в причинной связи с преступлением и этим отличается от пособничества в форме заранее обещанного укрывательства.
С объективной стороны, заранее не обещанное укрывательство выражается в действии, а именно – в физическом содействии преступнику в сокрытии от органов правосудия (в предоставлении убежища, где он может скрываться, в снабжении поддельным или чужим паспортом и т.д.). Сокрытие следов состоит в их уничтожении на месте преступления, в уничтожении или сокрытии предметов, имеющих на себе следы преступления, и т.п. действиях. Укрывательство орудий и средств совершения преступления выражается в сокрытии или уничтожении их или изменении их внешнего вида.
Так называемое интеллектуальное укрывательство или ненаказуемо вообще, или наказуемо как самостоятельное преступление, например заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ), заведомо ложное показание, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307 УК ), совершенные с целью выгородить виновного.
С субъективной стороны, укрывательство характеризуется только прямым умыслом. Укрыватель осознает, что, во-первых, укрывает особо тяжкое преступление и, во-вторых, общественную опасность своих действий. Лицо может отвечать за укрывательство лишь того преступления, которое оно осознавало. Поскольку состав преступления укрывательства формальный, виновный желает совершения осуществляемых им действий.
Одним из видом укрывательства является приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Ответственность за это предусмотрена специальной нормой, содержащейся в ст. 175 УК РФ.
Попустительство – невоспрепятствование преступлению или его непредотвращение лицом, которое имело возможность сделать это. УК не содержит специальных норм об ответственности за попустительство. Предотвращение преступлений, как правило, лишь моральный долг всех граждан.
Попустительство влечет ответственность лишь в случаях, когда оно совершено лицами, в обязанности которых входит воспрепятствование данному преступлению, и когда оно вследствие невыполнения этой обязанности образует самостоятельное преступление. Невоспрепятствование преступлению со стороны должностных лиц, на которых возложена такая обязанность, образует злоупотребление должностными полномочиями, разумеется, при наличии всех признаков, присущих этому преступлению, предусмотренных ст. 285 УК РФ.
Попустительство, совершенное лицом, на которое не возложена обязанность воспрепятствовать преступлению, ненаказуемо.
С объективной стороны, попустительство выражается в бездействии. Виновный не пресекает преступной деятельности сам или при посредстве других лиц или органов, хотя на него возложена такая обязанность. Попустительство не является причиной преступления и возможно только в момент его совершения.
С субъективной стороны, оно характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что не препятствует преступлению и не пресекает его, сознает, что на нем лежит такая правовая обязанность, для выполнения которой cc
§ 3. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление
В соответствии с ч. 1 ст. 38 УК РФ причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, не является преступлением, если данный вред причинен преступнику при его задержании для доставления в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если в представлении задерживающего не существовало иных средств задержать данное лицо, и при этом не были превышены необходимые для этого меры.
Анализ содержания данной нормы позволяет выделить две группы критериев (условий) правомерности причинения вреда лицу, совершившему преступление:
1) критерии (условия), относящиеся к преступлению и лицу, его совершившему;
2) критерии (условия), относящиеся к средствам задержания лица, совершившего преступление.
1. Критерии (условия), относящиеся к преступлению и к лицу, его совершившему:
а) наличность совершенного преступления на момент задержания лица, его совершившего;
б) присутствие в деянии признаков преступления, а не иного правонарушения или акта антиобщественного поведения;
в) наличие у лица, которому при его задержании причиняется вред, признаков субъекта преступления в связи с совершенным им преступлением;
г) уклонение лица, совершившего преступление, от задержания либо от явки в органы власти;
д) наличие у лица, совершившего преступление, возможности совершения нового преступления.
Критерий наличности совершенного преступления на момент задержания лица, его совершившего, означает, что причинить вред в соответствии с правилами, установленными ст. 38 УК РФ, можно лишь в том случае, когда преступление совершено. Выполненное общественно опасное деяние к моменту причинения вреда задерживаемому лицу должно содержать все признаки оконченного преступления, покушения на преступление или приготовление к преступлению. При этом, однако, следует учитывать, что по смыслу ч. 2 ст. 30 УК РФ приготовление к преступлению небольшой тяжести или средней тяжести не является преступлением. Соответственно на случаи причинения вреда при задержании лица, прекратившего по не зависящим от него причинам преступление небольшой или средней тяжести на стадии приготовления, не распространяются правила, установленные ст. 38 УК РФ. Например, умышленное причинение вреда здоровью лица, занимающегося обследованием сигнализации транспортного средства с целью угона и пытавшегося спастись бегством после обнаружения, является неправомерным и, более того, в зависимости от тяжести вреда, причиненного здоровью задержанного, альтернативно влечет уголовную ответственность по ст. 111, 112, 115 или 116 УК РФ.
Критерий присутствия в деянии признаков преступления, а не иного правонарушения или акта антиобщественного поведения, означает, что положения ст. 38 УК РФ не распространяются на случаи причинения вреда при задержании лица, совершившего административное правонарушение или аморальный проступок. Например, умышленное причинение легкого вреда здоровью лица, уклоняющегося от оплаты за проезд в общественном транспорте и пытающегося скрыться от контролера, образует состав преступления и подлежит наказанию по ст. 115 УК РФ.
Критерий наличия у лица, которому при задержании причиняется вред, признаков субъекта преступления, означает, что причинение вреда при задержании заведомо невменяемого лица или лица, также заведомо для задерживающего не достигшего возраста наступления уголовной ответственности, по правилам, вытекающим из содержания ст. 38 УК РФ, не допускается. Например, применение огнестрельного оружия для задержания 10-12-летних подростков, совершивших открытое завладение кошельком со значительной суммой денег, в зависимости от наступивших последствий следует квалифицировать как покушение или оконченное преступление против жизни или здоровья.
Следующим критерием правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящимся к преступлению, является факт уклонения лица, совершившего преступление, от задержания либо от явки в органы власти. Отсутствие такого уклонения, которое обычно выражается в попытке скрыться с места преступления; нереагировании на требования добровольно следовать вместе с задерживающим лицом в правоохранительный орган; активном сопротивлении задержанию с применением насилия и т.п., не позволяет причинить вред лицу, совершившему преступление, по правилам ст. 38 УК РФ. Например, причинение вреда здоровью спящего преступника, как правило, повлечет уголовную ответственность. Исключение составляют лишь случаи, когда все предшествующее поведение задерживаемого свидетельствует о стойком намерении уклониться от задержания и доставления в органы власти (многократные акты сопротивления задержанию, побеги из-под стражи, уклонение от явки по повесткам следователя и т.п.).
Критерий наличия у преступника реальной возможности совершить новое преступление. Отсутствие такой возможности (беспомощное состояние, нахождение без оружия в запертом, полностью контролируемом помещении и т. п.) препятствует причинению вреда задерживаемому лицу в соответствии со ст. 38 УК РФ.
Буквальное толкование закона (ч. 1 ст. 38 УК РФ) не позволяет считать рассматриваемый критерий самостоятельным, то есть не являющимся обязательным дополнением критерия уклонения лица, совершившего преступление, от задержания для доставления органам власти. Тем не менее анализ существующей практики задержания лиц, совершивших преступления, показывает, что возможность совершения новых преступлений может быть прямо не связана с уклонением от задержания. Например, отказ сдать оружие при согласии добровольно следовать в орган внутренних дел.
2. Критерии (условия), относящиеся к мерам (средствам) задержания:
а) направленность причиняемого вреда налицо, совершившее преступление;
б) причинение вреда с целью доставления органам власти и пресечения возможности совершения новых преступлений;
в) субъективно воспринимаемое отсутствие иных средств задержания лица, совершившего преступление;
г) отсутствие превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.
Критерий направленности причиняемого вреда на лицо, совершившее преступление, с одной стороны, означает, что вред может быть причинен именно совершившему преступление (застигнутому на месте преступления, объявленному в розыск, имеющему на себе или при себе, а равно в своем жилище, следы преступления и т.п.), а с другой – что вред может быть причинен только задерживаемому. В случае, когда при задержании лица, совершившего преступление, причиняется вред третьей стороне, правомерность таких действий оценивается на основе положений ст. 39-42 УК РФ.
Критерий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, с целью доставления органам власти и пресечения возможности совершения новых преступлений. Введением данного критерия законодатель исключил из числа дающих право на причинение вреда по правилам ст. 38 УК РФ все иные цели задержания: получение выкупа, место, обмен, а равно неопределенные цели.
В соответствии со ст. 38 УК РФ правомерным может считаться лишь вред, который причинен задерживаемому лицу, в целях доставления органам власти. Согласно ст. 10 Конституции Российской Федерации к органам власти относятся органы законодательной, исполнительной и судебной власти. По смыслу уголовного закона понятием «доставление органам власти» охватываются и случаи доставления представителям органов власти.
Представитель органа власти – это должностное лицо государственного органа, а также должностное лицо, наделенное в установленном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. К представителям власти могут быть отнесены любые должностные лица, наделенные внешними организационно-распорядительными полномочиями в государственных и муниципальных органах законодательной, исполнительной и судебной власти любого уровня (депутаты, главы администраций субъектов Федерации, мэры городов, префекты и супрефекты, прокуроры, работники контрольных органов Президента Российской Федерации и глав администраций, работники органов внутренних дел. Федеральной службы безопасности, работники органов надзора со соблюдением правил охоты, Федеральной службы налоговой полиции, судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, судебные исполнители и др.), а также иные лица, постоянно или временно наделенные такими полномочиями в соответствии с законодательством (военнослужащие, выполняющие правоохранительные функции, члены государственных комиссий, наделенные организационно-распорядительными функциями, и др.). Причинение вреда лицу, совершившему преступление, с целью доставления его в общественные и иные негосударственные организации, частным лицам в зависимости от его тяжести и характера данного вреда влечет уголовную ответственность на общих основаниях.
В качестве обязательной дополнительной цели задержания лица, совершившего преступление, применительно к ч. 1 ст. 38 УК РФ законодатель указал пресечение возможности совершения новых преступлений.
Критерий субъективно воспринимаемого отсутствия иных средств задержания лица, совершившего преступление, определяющего правомерность причинения вреда при задержании, предполагает существование двух основных его вариантов: 1) причинение вреда такому лицу является единственным средством его задержания для доставления органам власти и пресечения возможности совершения новых преступлений (причинение тяжкого вреда здоровью путем применения огнестрельного оружия в отношении вооруженного нарушителя Государственной границы Российской Федерации, находящегося на расстоянии 0,5 км от обнаружившего его пограничника); 2) причинение такого же вреда в случае, когда данное средство задержания фактически не является единственно эффективным, но воспринимается в качестве такового задерживающим лицом (умышленное причинение смерти лицу, осужденному за убийство при отягчающих обстоятельствах, при попытке последнего совершить побег из тюрьмы путем преодоления с негодными средствами тюремной стены (непрочная веревка). В последнем случае имеет место фактическая ошибка. При фактической ошибке уголовная ответственность за причинение вреда задерживаемому преступнику наступает лишь в том случае, когда задерживающий должен был и мог правильно оценить обстоятельства дела, а причиненный по небрежности вред является вредом здоровью лица, совершившего преступление средней или большей тяжести (ст. 118 УК РФ), либо вредом имуществу в крупном размере (ст. 168 УК РФ).
Последний критерий – отсутствие превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 1 ст. 38 УК РФ). Превышением соответствующих мер законодатель считает явное несоответствие мер задержания: 1) характеру и опасности совершенного задержанным лицом преступления, 2) обстоятельствам задержания, при условии, что 3) данными мерами умышленно причинен вред (ч. 2 ст. 38 УК РФ).
Несоответствие мер задержания характеру и опасности посягательства определяется на основе тех же правил, что и несоответствие мер необходимой обороны характеру и опасности посягательства. Несоответствие данных мер обстоятельствам задержания может быть определено как причинение явно чрезмерного, не вызываемого обстановкой вреда.
Как показывает практика задержания лиц, совершивших преступления, допустимая мера вреда, причиняемого задерживаемому лицу, существенно зависит от места и времени совершения преступлений, способа стойкости уклонения преступника от задержания и других обстоятельств.
Например, явно не соответствующим обстановке следует признать причинение тяжкого вреда здоровью лица, совершившего ненасильственный грабеж и уклоняющегося от доставления в отдел внутренних дел путем пассивного сопротивления (лежание на полу, привязывание себя к неподвижным предметам и т.п.).
Причинение по неосторожности любого вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании не наказывается по уголовному закону.
Умышленное причинение вреда в подобных случаях (то есть при превышении мер, необходимых для задержания) влечет уголовную ответственность лишь в случаях причинения смерти (ч. 2 ст. 108 УК РФ) и тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 114 УК РФ).
§ 4. Крайняя необходимость
Крайняя необходимость – это состояние, при котором причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам считается правомерным, если причиняемый вред равен или меньше предотвратимого.
Уголовно-правовой институт крайней необходимости закрепляет естественное право человека на предотвращение большего зла ценою причинения меньшего и конкретизирует конституционное право российского гражданина на защиту своих прав и свобод всеми не запрещенными законом способами (ст. 45 Конституции РФ). Учитывая активный характер подлежащих предотвращению угроз, а также заинтересованность общества и государства в стимулировании участия граждан в предупреждении преступлений, законодатель предоставил определенные уголовно-правовые привилегии лицам, оказавшимся в состоянии крайней необходимости. Данные привилегии состоят: а) в праве лица, находящегося в состоянии крайней необходимости, причинять вред, равный предотвращаемому; б) в обязанности в случае превышения пределов крайней необходимости нести уголовную ответственность лишь за умышленное причинение вреда (ч. 2 ст. 39 УК РФ).
Изучение уголовно-правовых норм, регламентирующих возможности причинения вреда чужим охраняемым уголовным законом интересам, позволяет выделить две группы критериев наличия состояния (две группы условий правомерности) крайней необходимости:
1) критерии, относящиеся к грозящей охраняемым уголовным законом интересам опасности*;
2) критерии, относящиеся к мерам устранения опасности (ст. 39 УК РФ).

*Более корректным в данном случае было бы использование законодателем понятия угрозы, поскольку опасность – это не источник, а следствие угрозы охраняемым интересам.

1. Критерии наличия состояния крайней необходимости, относящиеся к опасности, угрожающей охраняемым уголовным законом интересам:
а) универсальность источника опасности;
б) наличный характер опасности;
в) непосредственный характер грозящей опасности;
г) действительность (реальность) опасности;
д) неустранимость опасности без причинения вреда интересам третьих лиц.
Критерий универсальности источника опасности означает, что опасность, угрожающая личности и правам лица, намеревающегося предотвратить наступление вреда личности и правам других лиц, а равно охраняемым интересам общества или государства, может быть создана не только преступлениями или иными правонарушениями, но и стихийными бедствиями природного, социального или техногенного характера, действием источников повышенной опасности, любых видов непреодолимой силы, бездействием средств защиты, а также деяниями невменяемых лиц или лиц, не достигших возраста уголовной ответственности.
Критерий наличности опасности означает, что временные границы существования состояния крайней необходимости, как правило, определяются периодом существования опасности (опасность уже возникла и еще не исчезла).
Тем не менее состояние крайней необходимости может возникать и непосредственно перед появлением опасности для охраняемых ценностей в случае, когда ее появление через некоторое время, в течение которого невозможно принять безвредные меры для ее устранения, неизбежно. Например, совершенными в состоянии крайней необходимости следует признать сбрасывание с моста автомобиля, по которому через несколько минут должен будет по расписанию пройти поезд.
Также состояние крайней необходимости может продолжаться и некоторое время спустя после отпадения опасности для охраняемых интересов, если точное время фактического устранения опасности не может быть определено никаким способом. Например, возвращение сознания к заведомо невменяемому лицу, завладевшему взрывным устройством к моменту принятия решения о принудительном временном выселении нескольких тысяч человек из прилегающих к месту событий домов.
Критерий непосредственности грозящей опасности означает, что опасность, реализацию которой пытается предотвратить лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, должна прямо, а не опосредованно угрожать защищаемым интересам.
Из этого следует, в частности, что причиняемый вред следует соотносить с потенциальным вредом именно для той ценности, которой прямо угрожала опасность.
Правила крайней необходимости не распространяются на защиту от косвенных, неопределенных, многократно опосредованных незначительными ценностями угроз.
Критерий действительности (реальности) опасности означает, что последняя должна существовать объективно, то есть независимо от воли и сознания лица, причиняющего вред для предотвращения ее реализации. Вместе с тем правила крайней необходимости распространяются и на случаи причинения вреда для устранения мнимой, то есть объективно не существующей опасности, при условии, что лицо, устраняющее опасность, не должно было и не могло знать о мнимом характере данной опасности.
Критерий неустранимости опасности без причинения вреда охраняемым законом правам и интересам означает, что характер и величина грозящей опасности таковы, что они объективно не могут быть устранены без нарушения каких-либо общественных отношений. Например, предоставление права беспрепятственного перемещений через Государственную границу РФ лицу, угрожающему смертью находящемуся с ним заложнику.
2. Критерии наличия состояния (условий правомерности) крайней необходимости, относящиеся к мерам устранения опасности:
а) направленность таких мер на устранение опасности, угрожающей как интересам лица, применяющего соответствующие меры, так и интересам третьих лиц, в том числе общества и государства;
б) вынужденность причиняемого соответствующими мерами вреда;
в) причинение соответствующими мерами вреда не интересам лица (лиц), создавшего опасность (если таковое имеется), а интересам третьих лиц;
г) своевременность мер устранения опасности;
д) соответствие мер устранения опасности характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась.
Содержание критериев наличия состояния крайней необходимости, относящихся к мерам устранения опасности, указанных в п. «а» и «г», в основе тождественно содержанию аналогичных критериев наличия состояния необходимой обороны, относящихся к средствам защиты. Остальные критерии одновременно служат критериями отличия состояния крайней необходимости от состояния необходимой обороны.
Критерий вынужденного характера применения мер устранения опасности вытекает из буквального толкования понятия крайней, то есть предельной, последней* необходимости, а также из прямого указания законодателя на то, что опасность не могла быть устранена иными средствами (ч. 1 ст. 39 УК РФ). Из этого, в частности, следует, что наличие возможности устранения опасности для охраняемых интересов без причинения вреда иным охраняемым интересам, препятствует возникновению состояния крайней необходимости. Например, полное умышленное уничтожение инфицированных компьютерных баз данных при наличии реальной возможности для отделения зараженных компьютерным вирусом баз от незараженных не может быть признано совершенным в состоянии крайней необходимости и влечет уголовную ответственность в зависимости от характера и тяжести наступивших последствий.

*См.: С.И. Ожегов. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1987. С. 244.

Критерий причинения мерами устранения опасности вреда интересам третьих лиц, а не интересам лица, создавшего своими действиями (бездействием) опасность, вытекает из сравнительного анализа положений институтов крайней необходимости, необходимой обороны и задержания лица, совершившего преступление. Если соответствующими мерами причиняется вред тому лицу, которое создало опасность, то правомерность его причинения должна оцениваться применительно к состоянию необходимой обороны (если вред причинен во время посягательства) либо применительно к правилам задержания преступника (если устраняемая опасность, например, совершения нового преступления возникла после посягательства).
Содержание критерия соответствия мер устранения опасности характеру и степени последней, а также обстоятельствам, при которых данная опасность устранялась, вытекает из толкования содержания ч. 2 ст. 39 УК РФ.
Меры устранения опасности могут быть признаны соответствующими характеру и степени, а также обстоятельствам устранения последней, в случае, если причиненный вред будет равным или менее значительным по отношению к предотвращенному. Исключением из этого правила могут быть лишь случаи причинения вреда большего, чем предотвращенный по неосторожности. Например, неосторожное лишение жизни пешехода путем наезда при попытке избежать не опасного для жизни столкновения с транспортным средством не может рассматриваться как превышение пределов крайней необходимости.
Другим исключением из этого правила является случай, когда лицо, жизни которого угрожает опасность, спасает свою жизнь ценой жизни другого человека (например, вырывает во время кораблекрушения из рук заведомо не умеющего плавать человека спасательный круг). Уголовная ответственность за данное деяние наступает как за убийство, совершенное со смягчающим обстоятельством, предусмотренным п. «ж» ст. 61 УК РФ.
§ 5. Физическое или психическое принуждение
Уголовный закон не содержит развернутого определения понятия физического принуждения. Однако анализ норм, помещенных в ст. 40 УК РФ, а также этимологический анализ понятий «принуждение», «физическое воздействие», «психическое воздействие» позволяют заключить, что физическое принуждение – это воздействие на тело человека и его телесные (физические) функции, при котором он полностью либо частично лишается возможности действовать свободно, избирательно, то есть руководить своими действиями. Исходя из буквы уголовного закона следует выделять две разновидности физического принуждения:
1) физическое принуждение, полностью лишающее лицо возможности руководить своими действиями (ч. 1 ст. 40 УК РФ);
2) физическое принуждение, при котором сохраняется возможность руководить своими действиями (ч. 2 ст. 40 УК РФ).
Первая разновидность физического принуждения по сути является формой невиновного причинения вреда, при котором отсутствует один из обязательных элементов состава преступления – субъективная сторона. Например, закрытые в полностью изолированном помещении работники дежурной части отдела внутренних дел объективно не могут препятствовать нападению банды на рядом расположенное здание банка.
1. Критерии наличности состояния физического принуждения, полностью лишающего принуждаемое лицо возможности руководить своими действиями, относящиеся к принуждению, являются:
а) направленность принуждения на ограничение физических функций принуждаемого лица;
б) наличность принуждения;
в) действительность принуждения;
г) непреодолимый характер принуждения.
Содержание критериев наличности и действительности принуждения в основе тождественно содержанию аналогичных критериев применительно к состояниям необходимой обороны и крайней необходимости.
На мнимое физическое принуждение распространяются правила, относящиеся к фактической ошибке. Не может считаться преступным бездействие караульного, уверенного в том, что вооруженные лица, напавшие на военный склад, надежно заперли его в небольшом помещении внутри склада, хотя это и не соответствовало действительности.
Критерий направленности принуждения на ограничение физических функций (свобод) принуждаемого лица означает, что принуждение (подчинение воле принуждающего лица) связано именно с воздействием на тело и телесные функции (лишение свободы выбора места нахождения, телодвижений, причинение вреда здоровью и т.п.), в результате которого лишается возможности руководить своими действиями.
Критерий непреодолимого характера принуждения предполагает, что данный вид физического принуждения непреодолим для конкретного принуждаемого лица (недостаточное физическое развитие для того, чтобы взломать дверь помещения) или вообще (воздействие нервно-паралитическим газом, введение инъекции снотворного и т. п.).
Критериев наличия состояния физического принуждения, полностью лишающего принуждаемое лицо возможности руководить своими действиями, применительно к характеру и степени вреда, причиняемого вследствие такого принуждения, нет. Это значит, что данной разновидностью физического принуждения исключается уголовная ответственность за причинение любого вреда охраняемым законом интересам.
2. Критерии наличия состояния второй разновидности физического принуждения, при котором сохраняется возможность руководства своими действиями, относящиеся к принуждению, в основе совпадают с аналогичными критериями ранее рассмотренной разновидности физического принуждения. Исключение составляет критерий преодолимости принуждения. В отличие от ранее рассмотренного случая, физическое принуждение в смысле ч. 2 ст. 40 УК РФ преодолимо, хотя и с опасностью для личности и прав принуждаемого лица. Связанный охранник банка может нажать кнопку сигнализации, но не делает этого из-за реальной опасности лишения его жизни кем-либо из вооруженных бандитов. В этой связи появляется специальный критерий наличия состояния физического принуждения применительно к вреду, причиняемому вследствие данной разновидности физического принуждения. Причиняемый вред так же, как и при крайней необходимости, должен быть равен или быть меньшим, чем вред, угрожавший интересам лица, подвергнутого принуждению. В соответствии с данным положением не будет, например, нести уголовной ответственности запертый в помещении кассир предприятия, который с риском для жизни мог бы выпрыгнуть из окна 4-го этажа и сделать невозможным продолжение ограбления.
Психическое принуждение – воздействие на психику человека, в результате которого последний не в полной мере может руководить своими действиями. Например, при требовании выдать коммерческую тайну или отдать чужие деньги под угрозой убийства.
Критерии наличия состояния психического принуждения в основе совпадают с критериями наличия состояния физического принуждения и с критериями наличия состояния крайней необходимости. Например, не будет являться преступлением разглашение банковской тайны, совершенное под угрозой причинения вреда здоровью ребенка лица, разгласившего данную тайну.
От психического принуждения, при котором сохраняется способность лица руководить своими действиями, следует отличать психическое принуждение, исключающее виновность лица: гипнотическое воздействие, принудительная инъекция наркотических или психотропных веществ и т.п.
§ 6. Обоснованный риск
Выделение обоснованного риска в качестве самостоятельного, обособленного от состояния крайней необходимости вызвано тем, что последнее не исчерпывает всего специфического содержания обоснованного риска как состояния возможной, потенциальной опасности*, вынужденно создаваемой лицом для достижения общественно полезной цели.

*См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 555.

Социальное назначение норм, регламентирующих причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии обоснованного риска, состоит в установлении правовых границ допустимого уровня вероятной опасности чужим интересам, которая является неизбежным спутником многих видов человеческой деятельности.
Изучение уголовного закона позволяет определить две группы критериев наличия состояния обоснованного риска (условий правомерности риска):
1) критерии, относящиеся к совершению действий (бездействию), сопровождающихся возможной опасностью;
2) критерии, относящиеся к содержанию создаваемой такими действиями (бездействием) опасности.
1. Критерии, относящиеся к совершению действий (бездействия), сопровождающихся потенциальной опасностью, включают:
а) направленность таких действий (бездействия) на достижение общественно полезной цели;
б) необходимость совершения таких действий (бездействия), вытекающая из содержания данной общественно полезной цели;
в) предвидение лицом, совершающим такие действия (бездействующим лицом), лишь возможности, а не неизбежности наступления вреда охраняемым уголовным законом интересам;
г) заблаговременное принятие достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.
Критерий направленности действий (бездействия), создающих потенциальную опасность для охраняемых интересов, на достижение общественно полезной цели выделяется на основании анализа ч. 1 ст. 41 УК РФ. Данный критерий предполагает, что состояние обоснованного риска возникает лишь в случае, когда достижение предполагаемой цели способно принести одобряемую обществом выгоду.
На действия (бездействие), направленные на достижение социально вредной цели (например, разрушение природного комплекса) или цели с неопределенным социальным отношением (проведение испытаний устаревших промышленных образцов), положения ст. 41 УК РФ не распространяются, и такие действия подлежат квалификации как правонарушения в зависимости от характера деяния и наступивших последствий.
Критерий необходимости совершения тех или иных действий (бездействия), направленных на достижение общественно полезной цели, определяется на основании положений ч. 2 ст. 41 УК РФ. Необходимость в данном случае обусловлена тем, что социально полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием).
Например, создание любого нового лекарственного препарата неизбежно связано с потенциальной опасностью для здоровья, а иногда и жизни неопределенного числа людей в период клинических испытаний данного лекарства.
Если необходимость совершения рискованных действий (бездействия) отсутствует, риск не может быть признан обоснованным (например, проведение испытаний нового типа самолета вблизи крупного города при наличии возможности провести их в безлюдном районе).
Критерий предвидения лицом, совершающим рискованное действие, лишь возможности, а не неизбежности наступления вреда охраняемым уголовным законом интересам предопределяет вину в форме косвенного умысла рискующего по отношению к последствиям своих действий (бездействия).
Буквальное толкование понятия «обоснованный риск» исключает наличие прямого умысла по отношению к последствиям в виде вреда охраняемым уголовным законом интересам.
Обнаружение прямого умысла в подобных случаях будет указывать на наличие признаков преступления, например, экоцида под видом оказания технологической помощи.
Критерий принятия достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам (ч. 2 ст. 41 УК РФ) предполагает, что связанным с риском действиям (бездействием) предшествуют меры, позволяющие в максимально достижимой степени предотвратить вред для охраняемых интересов. Принятие достаточности мер в этом случае является оценочным. Однако очевидно, что цена этих мер вряд ли может быть сопоставима с ценой ожидаемой социальной пользы и, тем более, превышать эту цену. В противном случае риск не может быть признан обоснованным из-за отсутствия общественной выгоды.
2. Критерии, относящиеся к содержанию создаваемой соответствующими действиями (бездействием) опасности:
а) вероятностный характер наступления вреда;
6) недопустимость создания угрозы для жизни многих людей, угрозы экологической катастрофы или угрозы общественного бездействия.
Критерий вероятностного характера вреда предполагает, что вред, причиненный при обоснованном риске, не был неизбежен. Степень вероятности наступления вреда для признания риска обоснованным должна определяться с учетом характера и тяжести предполагаемого вреда. Например, не может быть признан обоснованным риск, связанный с испытанием лекарственного препарата, при котором высока вероятность причинения вреда здоровью большей части детского населения многомиллионного города.
Критерий недопустимости создания угрозы для жизни многих людей, угрозы экологической катастрофы или угрозы общественного бедствия (ч. 3 ст. 41 УК РФ) означает, что не может быть признан обоснованным риск, который заведомо сопряжен с созданием опасности: 1) для жизни двух и более людей; 2) наступления экологической катастрофы, то есть массовой гибели растительного и животного мира, отравления атмосферы или водных ресурсов и иных подобных последствий (ст. 358 УК РФ); 3) возникновения общественного бедствия (голода, беженства, массовой безработицы, массового наркотизма, гражданской войны и т.п.).
Нарушение рассмотренных критериев делает риск необоснованным и влечет в случаях, установленных уголовным законом, ответственность.
Разновидностью такого нарушения является причинение вреда при превышении пределов оправданного риска, которое, исходя из толкования понятия обоснованного риска, может быть совершено лишь по неосторожности либо с косвенным умыслом*.

*См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 118-119.

В соответствии с п. «ж» ст. 61 УК РФ наличие данного обстоятельства относится к числу смягчающих наказание.
§ 7. Исполнение приказа или распоряжения
В соответствии со ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения.
Потребность в законодательном определении условий правомерного причинения вреда при исполнении обязательных велений вытекает из характера правоотношений власти и подчинения в широком смысле слова. Сущностным признаком таких правоотношений является обязательность приказов и распоряжений, адресованных подчиненным лицам, которая прежде всего связана с возможностью наступления в бесспорном порядке (что тем не менее не исключает возможности судебного обжалования соответствующих решений в будущем) юридической ответственности. Именно возможность наступления юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной) за исполнение приказа или распоряжения придает последним обязательный характер и одновременно является предпосылкой для предоставления уголовно-правовых привилегий исполнителем данных решений.
Уголовный закон не содержит указаний, позволяющих ограничить круг лиц, на которых распространяются положения ст. 42 УК РФ, государственными служащими*. Для последних обязательность приказа или распоряжения вытекает из п. 6 ст. 5 Федерального закона от 31 июля 1995 года «Об основах государственной службы Российской Федерации»**.

*Иного мнения придерживается проф. Э.Ф. Побегайло, полагающий, что ст. 42 УК РФ распространяется на сферу государственной службы. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: ИНФРА-М – НОРМА, 1996. С. 119.
**См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. Ст. 2930.

Обязательными следует считать приказ или распоряжение администрации, адресованные рабочему или служащему любого предприятия или организации, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности применительно к уставному капиталу (ст. 33, 127, 135 Кодекса законов о труде РСФСР).
Также обязательными для любого гражданина следует считать приказ или распоряжение представителя власти, отданные в пределах компетенции последнего (например, приказ сотрудника ГИБДД МВД РФ остановить транспортное средство). За неисполнение соответствующих приказов и распоряжений ответственность может наступить, как правило, в соответствии с Кодексом РСФСР об административных правонарушениях.
Анализ ст. 42 УК РФ позволяет выделить две группы критериев правомерности причинения вреда при исполнении обязательных приказов и распоряжений:
1) относящиеся к приказу или распоряжению;
2) относящиеся к исполнению приказа.
К первой группе критериев относятся:
а) обязательный характер приказа или распоряжения;
б) отсутствие заведомо незаконного для исполнителя характера приказа или распоряжения.
Критерий обязательности приказа или распоряжения рассмотрен выше. Например, обязательным является приказ, отданный подчиненному военнослужащему или иному гражданину, пребывающему в запасе, во время прохождения им военных сборов. За исполнение такого приказа может наступать дисциплинарная ответственность, а в случае причинения существенного вреда интересам военной службы – уголовная (ст. 332 УК РФ).
Критерий отсутствия заведомо незаконного для исполнителя характера приказа или распоряжения вытекает из положений ч. 2 ст. 42 УК РФ.
Отсутствие заведомой незаконности для исполнителя приказа или распоряжения исключает для него уголовную ответственность даже в случае, если им совершено умышленное преступление.
Например, военнослужащий, умышленно нарушивший правила несения пограничной службы во исполнение внешне законного для него приказа командира пограничной заставы, не подлежит уголовной ответственности по ст. 342 УК РФ.
Ответственность за причинение вреда в результате исполнения фактически незаконного приказа или распоряжения несет лицо, их отдавшее (ч. 1 ст. 42 УК РФ).
Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность (ч. 2 ст. 42 УК РФ). Неисполнение приказа, воспринимаемого исполнителем в качестве законного, влечет уголовную ответственность исполнителя на общих основаниях.
Во вторую группу критериев правомерности причинения вреда при исполнении приказа или распоряжения следует включить:
а) относимость действий (бездействия) исполнителя именно к исполнению приказа или распоряжения;
б) отсутствие в действиях (бездействии) исполнителя признаков умышленного преступления.
Критерий относимости действий (акта бездействия) лица к исполнению приказа или распоряжения предполагает, что вред причиняется именно вследствие реализации названных велений, а не в результате личной инициативы или в силу закона либо иного нормативного акта.
Критерий отсутствия в действиях (акте бездействия) исполнителя признаков умышленного преступления означает, что причинение вреда в результате совершения во исполнение приказа или распоряжения неосторожного преступления не влечет уголовной ответственности. Причем даже в тех случаях, когда приказ заведомо незаконен для подчиненного.
Например, ненаказуемы по уголовному закону действия исполнителя, причинившие крупный ущерб в результате исполнения заведомо незаконного распоряжения начальника превысить предельно допустимую скорость движения по городу.
Данное положение не распространяется на случаи, когда в действиях (бездействии) исполнителя содержатся признаки преступления с двойной формой вины, поскольку последние в соответствии со ст. 27 УК РФ считаются совершенными умышленно. Например, лицо, исполнившее заведомо незаконное распоряжение начальника цеха специализированного предприятия вывезти на свалку радиоактивные материалы, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, подлежит уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 220 УК РФ.
Глава XV
ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ
§ 1. Понятие и признаки уголовного наказания
В соответствии с ч. I ст. 43 УК РФ: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица». Приведенное определение содержит указание на наиболее существенные признаки, присущие наказанию, которые можно разделить на две группы. Одни из них выражают сущность наказания, другие указывают на основания, порядок и правовые последствия его применения.
Одним из признаков, выражающих сущность наказания, является мера государственного принуждения. Под государственным принуждением понимается один из методов обеспечения общественной безопасности и правопорядка, воспитания граждан, состоящий в ограничении сферы деятельности отдельных субъектов посредством требований, специального контроля за поведением либо физического воздействия со стороны компетентных органов и должностных лиц государства, реализуемый в рамках конкретных правоотношений*. Назначение и исполнение наказания обеспечивается силой и авторитетом государства. При этом государственное принуждение приобретает специфическую для него форму лишь будучи выраженным в нормах права. Данный признак отличает наказание от других мер принуждения (общественного, экономического, идеологического и т. д.), а также от мер государственного воздействия, не являющихся принуждением.

*О понятии принуждения более подробно см.: Филимонов О.В. Индивидуальная профилактика преступлений (правовые проблемы). Томск: ТГУ, 1985. С. 25-73.

Другой сущностный признак наказания заключается в предусмотренных уголовным законом правоограничениях (в частности, ст. 44 УК РФ). Особенностью государственного принуждения является то, что его применение всегда основывается на законе и осуществляется в рамках закона. Поэтому применение уголовного наказания должно отвечать всем требованиям, вытекающим из норм о принципах уголовного права и основаниях уголовной ответственности (ст. 38 УК РФ), осуществляться в рамках норм о видах уголовных наказаний. Это отличает уголовное наказание от мер государственного принуждения, предусмотренных другими отраслями права: административного, гражданского, трудового и т.д.
Применение входящих в содержание уголовного наказания правоограничений означает ущемление общечеловеческих и гражданских прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ, например, права на свободу и личную неприкосновенность, выбор места работы, места пребывания и жительства и др. Обычно оно влечет за собой материальные лишения, нравственные страдания осужденного. При этом лишение или ограничение прав и свобод в процессе применения наказания носит объективный характер, то есть происходит независимо от воли и сознания осужденного. Поэтому сущность наказания не меняется в ситуациях, когда подвергнутое ему лицо испытывает не страдания, а, допустим, безразличие либо добровольно подвергается правоограничениям.
Лишение или ограничение прав и свобод свойственно уголовному наказанию и значительно большей степени, чем другим мерам государственного принуждения. Кроме того, оно всегда имеет место при применении уголовного наказания, в то время как для других принудительных средств не является обязательным элементом. Например, объективно отсутствует ущемление общечеловеческих и гражданских прав при конфискации у лица оружия, наркотиков и других предметов, изъятых из гражданского оборота, или при вынесении ему официального предостережения о недопустимости антиобщественного поведения.
Третий сущностный признак наказания заключается в том, что оно является правовым последствием преступления и применяется только к лицу, виновному в его совершении.
Наказание – уголовно-правовая категория, другие отрасли права предусматривают меры воздействия, но не наказания.
Наказание может понести только тот, кто признан виновным в преступлении и соответствует предусмотренным уголовным законом признакам субъекта преступления (физическая вменяемость, определенный возраст и т.д.).
Основание и порядок применения наказания отражают признак, в соответствии с которым эта мера государственного принуждения назначается только по приговору суда. Это предписание уголовного закона основано на ч. I ст. 49 Конституции РФ, из которой следует, что при отсутствии обвинительного приговора суда никто не может быть подвергнут уголовному наказанию. Приговор суда, вступивший в законную силу, подлежит обязательному исполнению на территории России. Как и само наказание, обвинительный приговор суда выражает отрицательную оценку совершенного преступления и виновного со стороны государства.
Признаком, отражающим правовые последствия наказания, является то, что его отбытие порождает судимость в порядке, предусмотренном ст. 86 и 95 УК РФ. Этот признак не свойственен иным мерам уголовно-правового характера, в частности принудительным мерам воспитательного воздействия, применяемым к несовершеннолетним, виновным в совершении преступлений небольшой или средней тяжести (ст. 90 УК РФ), и принудительным мерам медицинского характера, применяемым к определенным категориям преступников (ст. 97 УК РФ).
§ 2. Цели наказания
Определение целей наказания имеет весьма существенное значение, поскольку они: а) выражают политику государства в области борьбы с преступностью; б) способствуют определению оптимального вида и размера наказания в конкретных случаях; в) выступают в качестве основных показателей эффективности наказания. Цели наказания – это конечные социальные результаты, на достижение которых направлено его применение. В ч. 2 ст. 43 УК РФ названы три цели: восстановление социальной справедливости; исправление осужденного; предупреждение совершения новых преступлений.
Наиболее важной целью наказания является восстановление социальной справедливости. Термин «справедливость» означает деятельность, осуществляемую на законных и честных основаниях, беспристрастно, правильно, в соответствии с истиной*.

*Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 674.

Социальная справедливость – нравственное и неоднородное понятие, содержание которого во многом определяется интересами тех или иных социальных общностей и отдельных лиц. Поэтому восстановление социальной справедливости с применением наказания должно по возможности осуществляться одновременно на нескольких уровнях.
Первый из них – это уровень требований к справедливости наказания, предъявляемых обществом с позиций господствующих в нем представлений о должном поведении и ожидаемых мерах, овеществляющих в себе адекватный ответ на социальные отклонения*. Научные исследования показывают**, что население оценивает справедливость уголовного наказания главным образом с позиций его общей соразмерности общественной опасности совершенного преступления, а также способности обеспечить возмещение причиненного вреда, в том числе морального ущерба, понесенного потерпевшим. Назначение наказания, отвечающего ожиданиям общественности, способствует повышению авторитета государственных органов, воспитывает у людей уважение к закону.

*Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М.: Юрид. лит., 1981. С. 270-271.
**См.: Гальперин И.М. Наказание: социальные функции и практика применения. М.: Юрид. лит., 1983; Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия. М.; Наука, 1983.

Второй уровень отражает требования к наказанию со стороны государства, которые находят отражение в санкциях, предусмотренных уголовным законом за совершение конкретных преступлений. Справедливой может быть признана такая санкция, которая не только соответствует тяжести описанного в законе преступного деяния, но и согласуется с санкциями, предусмотренными за совершение других преступлений, оставляет суду разумные возможности для дифференциации и индивидуализации ответственности*.

*Келина С.Г, Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. М.: Наука, 1988. С. 135.

Третий уровень отражает требования к наказанию, подлежащие учету со стороны суда. Назначенное судом наказание, как указано в ч. I ст. 6 УК РФ, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Эти требования вновь отмечены законодателем в ч. 3 ст. 60 УК РФ, посвященной общим началам назначения наказания.
Четвертый уровень предполагает учет интересов потерпевшего. В ст. 52 Конституции РФ подчеркнуто, что права потерпевших от преступлений охраняются законом, государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. В ст. 2 УК РФ в качестве приоритетной выделена задача охраны прав и свобод человека и гражданина.
Пятый уровень обеспечения справедливости наказания состоит в учете законных интересов осужденного. Требование закона об обеспечении соразмерности назначенного наказания тяжести преступления и обстоятельствам его совершения составляет не только обязанность суда, но и право лица, привлеченного к ответственности. И в этом смысле осужденный имеет право на справедливое наказание. Результаты научных исследований свидетельствуют о том, что в тех случаях, когда назначенное судом наказание является справедливым по мнению самого осужденного, процесс его исправления протекает успешнее*.

*Елеонский В.А. Уголовное наказание и воспитание позитивной ответственности личности. Рязань: РВШ МВД СССР, 1979.

Обеспечение справедливости наказания не должно противоречить другим его целям, необоснованно ущемлять права невиновных. В ч. 3 ст. 60 УК РФ указано, что при назначении наказания, наряду с обстоятельствами, характеризующими совершенное преступление и личность виновного, должно учитываться влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Исправление осужденного – это формирование у него уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения (ч. 1 ст. 9 УИК РФ). В качестве цели наказания применительно к лицам, совершившим преступление вследствие случайных или неблагоприятно сложившихся жизненных обстоятельств, исправление может быть достигнуто за счет воспитательного воздействия, оказанного в процессе дознания, предварительного и судебного следствия, самим фактом осуждения, а также претерпеванием неблагоприятных последствий назначенного наказания. Наряду с этим опыт борьбы с преступностью, а также изучение механизма совершения конкретных преступлений криминологами* показывают, что некоторые лица, преимущественно совершающие умышленные преступления, обладают относительно устойчивыми антиобщественными взглядами и привычками. С такими лицами в процессе исполнения наказания проводится специальная воспитательная работа.

*См.: Курс советской криминологии: Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступник. М.: Юрид. лит., 1985. С. 359-377.

Цель предупреждения совершения новых преступлений по своему содержанию состоит из предупреждения подобных деяний со стороны лиц, их не совершавших (общее предупреждение), и предупреждения новых преступлений со стороны осужденных (специальное предупреждение).
Общее предупреждение обеспечивается уже самим изданием уголовного закона и информированием граждан о возможных наказаниях за те или иные преступления. Опыт показывает, что многие люди соблюдают требования закона не из страха наказания, а по соображениям морального характера. В то же время опасение быть подвергнутым наказанию является серьезным контрмотивом для некоторой части склонных к преступлениям лиц. В формировании такого рода сдерживающих начал важнейшую роль играют конкретные примеры осуждения за преступления.
Повышение общепредупредительного воздействия уголовного наказания обеспечивается двумя основными способами:
1) обеспечение неотвратимости наказания за совершенные преступления, главным образом путем повышения уровня раскрываемости преступлений;
2) усиление наказания за наиболее опасные преступные проявления (например, УК РФ максимальный срок лишения свободы увеличен до двадцати лет, сохранены наказания в виде пожизненного лишения свободы и смертной казни).
Специальное предупреждение преступлений обеспечивается применением правоограничений, входящих в содержание наказания. Осужденный, во-первых, должен быть ограничен или вовсе лишен возможности совершать новые преступления в период отбывания наказания. Во-вторых, лишения и страдания, перенесенные лицом в результате применения наказания, могут и в последующем удерживать его от совершения преступлений.
В правоприменительной практике нередки ситуации, когда все цели, стоящие перед наказанием, не могут быть достигнуты в равной степени. Например, осуждение к длительном у сроку лишения свободы за автотранспортное преступление, совершенное положительно характеризующимся человеком впервые, может быть нецелесообразным и даже вредным, если иметь в виду его исправление, хотя оно и отвечает требованиям социальной справедливости, учитывая тяжесть последствий преступления. Осуждение к наказанию, не связанному с изоляцией от общества, при рецидиве преступлений может быть оправдано небольшой опасностью самого преступления, но неэффективно в плане специального предупреждения преступлений. В подобных случаях суд должен определить приоритетные цели наказания в рамках санкции за данное преступление.
Глава XVI
СИСТЕМА И ВИДЫ НАКАЗАНИЙ
§ 1. Система наказаний
Система наказаний – это установленный законом, соответствующий понятию наказания и его целям, обязательный для судов исчерпывающий перечень видов наказания, расположенных в определенном порядке соответственно степени их тяжести*. Приведенное определение основывается на трех основных признаках системы наказаний:
1. Систему наказаний образует предусмотренный уголовным законом исчерпывающий перечень видов наказаний. Такой перечень предусмотрен ст. 44 УК РФ и включает в себя: штраф; лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград; обязательные работы; исправительные работы; ограничение по военной службе; конфискация имущества; ограничение свободы; арест; содержание в дисциплинарной воинской части; лишение свободы на определенный срок; пожизненное лишение свободы; смертная казнь.
2. Перечень видов наказаний, приведенный в ст. 44 УК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.
Это означает, что суд в правоприменительной деятельности обязан придерживаться этого перечня и не вправе применять наказания, не предусмотренные законом.
3. Систему наказаний образует перечень их видов, расположенных в определенном порядке по степени тяжести.

*Галиакбаров Р.Р. Система и виды наказаний: Лекция. Горький: ГВШ МВД СССР, 1985. С. 4.

В УК РФ наказания расположены в порядке от менее строгого к более строгому. Такой порядок призван ориентировать суды в сторону экономии уголовной репрессии. В соответствии с ч. 1 ст. 50 УК РФ более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. Следует учитывать, что систему наказаний образует именно та их последовательность, которая дана в ст. 44 УК РФ.
С учетом разнообразия предусмотренных законом наказаний, а также условий, при которых они могут быть назначены, в юридической литературе предложены различные варианты классификации наказаний*. В зависимости от содержания и основной направленности правоограничений, составляющих содержание отдельных видов наказаний, среди последних можно выделить следующие:
1. Наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества, в том числе:
а) направленные на ограничение предусмотренных Конституцией РФ (ст. 34-37) прав по свободному распоряжению личным имуществом, землей, заработной платой, а также специальными льготами и преимуществами, предусмотренными законом для определенных категорий граждан, – штраф, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, конфискация имущества;
б) направленные на ограничение вытекающих из ст. 37 Конституции РФ правомочий граждан свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию – лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; обязательные работы; исправительные работы; ограничение по военной службе;
в) направленные на ограничение предусмотренного ст. 27 Конституции РФ права граждан на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства – ограничение свободы; содержание в дисциплинарной воинской части.
2. Наказания, связанные с изоляцией от общества, – арест, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы.
3. Исключительная мера наказания – смертная казнь. В соответствии с предусмотренным ст. 45 УК РФ порядком применения наказаний они подразделяются на три группы:
а) основные;
б) дополнительные;
в) назначаемые либо в качестве основных, либо в качестве дополнительных.

*Более подробно см.: Багрий-Шахматов Л.В., Гуськов В.И. Теоретические проблемы классификации уголовных наказаний. Воронеж: ВГУ, 1971.

Основные наказания могут назначаться только самостоятельно и независимо друг от друга. Они не могут присоединяться к другим видам наказания. Определяя наказание, суд может назначить только одно из основных наказаний, предусмотренных законом за данное преступление. К числу основных наказаний относятся: обязательные работы; исправительные работы; ограничение по военной службе; ограничение свободы; арест; содержание в дисциплинарной воинской части; лишение свободы на определенный срок; пожизненное лишение свободы; смертная казнь.
Дополнительными наказаниями являются такие, которые не могут назначаться самостоятельно, а могут лишь присоединяться к основным наказаниям для усиления воспитательно-предупредительного воздействия на осужденного. Согласно ч. 3 ст. 45 УК РФ таковыми являются: лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; конфискация имущества.
Некоторые виды наказаний, в частности штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, могут применяться как в качестве основных, так и в качестве дополнительных. В качестве основных они могут назначаться лишь в случаях, прямо указанных в санкциях статей уголовного закона. В качестве дополнительного наказания штраф может назначаться также лишь в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, а лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью – во всех случаях, когда суд сочтет необходимым его применение.
Разделение наказаний на общие и специальные в теории уголовного права основано на особенностях лиц, осуждаемых за преступления. Некоторые наказания могут применяться лишь к лицам, обладающим специальными признаками, указанными в законе, в то время как другие наказания – к общей массе преступников. Например, ограничение по военной службе и содержание в дисциплинарной воинской части относят к специальным наказаниям, поскольку они применяются лишь к военнослужащим.
В ряде случаев закон указывает минимальные и максимальные периоды времени, в течение которых может исполняться определенное наказание, предоставляя суду право определять его срок в каждом конкретном случае. Исполнение других видов наказания в нормах уголовного права не связывается с каким-либо сроком. Отсюда наказания делят на срочные и не связанные с определенным сроком. К числу срочных видов наказания относятся: лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; обязательные работы; исправительные работы; ограничение по военной службе; ограничение свободы; арест; содержание в дисциплинарной воинской части; лишение свободы на определенный срок. В качестве наказаний, не связанных с определенным сроком, выступают: штраф; лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; конфискация имущества; пожизненное лишение свободы; смертная казнь.
Общей чертой срочных наказаний является то, что их исполнение предполагает специальное психолого-педагогическое (исправительное) воздействие на осужденного, включающее проведение с ним воспитательной работы и осуществление контроля за его поведением. Поэтому данные наказания рассчитаны прежде всего на лиц, обладающих устойчивыми антиобщественными ориентациями.
Научно-практическая ценность приведенных классификаций состоит в том, что они способствуют выявлению возможностей каждого вида наказания в предупреждении преступлений, позволяют находить оптимальное сочетание наказаний, прослеживать системные связи между ними.
§ 2. Штраф
В ч. 1 ст. 46 УК РФ штраф определяется как денежное взыскание, налагаемое судом на осужденного в случаях и в пределах, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК .
Как отечественная, так и зарубежная практика дают многочисленные подтверждения тому, что умелое применение этого наказания способно оказывать достаточно серьезное психологическое воздействие на правонарушителей, а его материальные последствия – делать невыгодным совершение многих видов имущественных, экономических и иных преступлений. Поэтому в некоторых международных документах, например в Минимальных стандартных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, рекомендуется широкое использование штрафа как альтернативы лишению свободы.
С учетом отмеченных обстоятельств УК РФ содержит ряд новелл, направленных на расширение сферы применения данного вида наказания.
Во-первых, предусмотрена возможность применения штрафа за довольно широкий круг преступлений. Он предусмотрен в санкциях более чем 30% норм Особенной части УК , в том числе в 64% санкций за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина, в 60,6% – за преступления в сфере экономической деятельности, в 50% – за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в 45,7% – за экологические преступления.
Во-вторых, внесены изменения в порядок исчисления размера штрафа и в предельные его размеры. УК РСФСР предусматривал размер штрафа в пределах от одной второй минимального размера оплаты труда до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда либо в размере пятидесяти кратной суммы причиненного ущерба. Лишь в исключительных случаях за отдельные преступления устанавливались более высокие размеры штрафа. Согласно же ч. 2 ст. 46 действующего УК штраф устанавливается в размере от двадцати пяти до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ на момент назначения наказания, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года. Таким образом, законом предусмотрены достаточно широкие пределы усмотрения суда при назначении штрафа и определении его размера, создающие возможность дифференцированного и вместе с тем достаточно сильного предупредительного воздействия на осужденного.
В-третьих, усилена ответственность за злостное уклонение осужденного от уплаты штрафа. Если по ч. 3 ст. 30 УК РСФСР в таких случаях суд мог заменить неуплаченную сумму штрафа наказанием в виде исправительных работ без лишения свободы либо в виде возложения обязанности загладить причиненный вред, то согласно ч. 5 ст. 46 УК РФ штраф может быть заменен обязательными работами, исправительными работами или арестом соответственно размеру назначенного штрафа в пределах, предусмотренных для этих видов наказаний (ст. 49, 50, 54 УК ).
Наряду с этим ст. 46 УК РФ содержит и положения, направленые на разумное ограничение применения штрафа. Очевидно, что штраф не следует применять за тяжкие насильственные и особо тяжкие преступления, поскольку это давало бы возможность как бы «откупаться» от реальной ответственности за такие деяния, как убийство, изнасилование и т.п. Штраф не должен превращаться и в средство разорения осужденного и его близких, поскольку это противоречило бы целям уголовного наказания.
Поэтому, во-первых, в ст. 46 УК РФ содержится указание на то, что размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления. В нормах Особенной части УК не только определены конкретные преступления, за совершение которых может быть назначен штраф, но и указаны пределы данного наказания. Например, за неосторожное повреждение или уничтожение чужого имущества без отягчающих обстоятельств санкция ч. 1 ст. 168 УК предусматривает штраф (альтернативно с другими наказаниями) в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев. А за мошенничество (ч. 1 ст. 159 УК ) – в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до семи месяцев (в альтернативе с другими наказаниями).
Во-вторых, в пределах санкции статьи УК РФ суд определяет конкретный размер штрафа с учетом имущественного положения осужденного. При этом учитываются реальные возможности последнего. Нормами Уголовно-исполнительного кодекса РФ предусмотрено, что осужденный обязан уплатить сумму штрафа в месячный срок с момента вступления приговора в законную силу. Однако в случаях, когда осужденный не может единовременно уплатить штраф, суд по ходатайству осужденного и заключению судебного исполнителя может отсрочить или рассрочить уплату штрафа на срок до одного года.
В-третьих, согласно ч. 4 ст. 46 УК РФ штраф в качестве дополнительного вида наказания может назначаться только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК .
Следует также учитывать, что замена штрафа другими видами уголовного наказания предусмотрена законом не при всяком, а лишь при злостном уклонении (Осужденного от уплаты штрафа. В соответствии со ст. 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты штрафа считается осужденный, не выплативший штраф в Остановленный законом срок и скрывающий свои доходы и имущество от принудительного взыскания. В случаях, когда уклонение от уплаты штрафа не является злостным, наказание исполняется принудительно в порядке, предусмотренном Гражданско-процессуальным кодексом РФ.
Предметы, не подлежащие конфискации, не могут быть изъяты при взыскании штрафа.
§ 3. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
Данное наказание, как указано в ст. 47 УК РФ, состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью. Оно может назначаться на срок от одного года до пяти лет в качестве основного и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного вида наказания в тех случаях, когда суд с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного признает невозможным сохранение за ним права занимать какую-либо должность либо работать в какой-либо сфере деятельности,
На практике это наказание назначается, главным образом, лицам, преступления которых были связаны с должностным положением или профессиональной деятельностью (например, работникам торговли, осуждаемым за корыстные преступления, водителям – за автотранспортные преступления, государственным служащим – за различного рода злоупотребления своим положением и т.п.).
При осуждении к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью соответствующие должности либо вид деятельности в приговоре суда должны быть обозначены конкретно. Противоречит закону запрещение работать в торговле или заниматься предпринимательством, так как эти сферы включают в себя неопределенно широкий круг профессий или видов деятельности (грузчика, бухгалтера, продавца и т.д.).
В отличие от штрафа лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, согласно ч. 3 ст. 47 УК , может назначаться в качестве дополнительного наказания и в тех случаях, когда оно не предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК в качестве наказания за данное преступление. В качестве основного этот вид наказания может быть назначен лишь в случаях, указанных в законе.
В соответствии с ч. 4 ст. 47 УК в случае назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного наказания к обязательным работам, исправительным работам, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. При соединении этого наказания с другими основными срочными видами наказания оно распространяется на все время их отбывания, но при этом его срок начинает исчисляться с момента их отбытия.
Порядок исполнения наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью подробно урегулирован нормами уголовно-исполнительного права, можно лишь отметить, что администрация организаций по месту работы или службы осужденного, а также органы, правомочные аннулировать разрешение на занятие определенным видом деятельности, обязаны обеспечить исполнение приговора суда в трехдневный срок после его получения. Злостное неисполнение приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью влечет за собой уголовную ответственность виновных лиц по ст. 315 УК РФ.
§ 4. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
Данное наказание применяется: а) только в качестве дополнительного;
б) только при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления; в) с учетом личности осужденного, то есть в случаях, когда совершенное преступление и другие обстоятельства, ее характеризующие, по мнению суда обусловливают невозможность сохранения у лица имеющегося специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.
Воинские звания – это звания, принятые в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках (например, пограничных), органах внешней разведки, федеральных органах службы безопасности, установленные Законом Российской Федерации от 28 марта 1998 года «О воинской обязанности и военной службе» (рядовой, матрос, сержант, лейтенант, майор и т.д.)*.

*Российская газета.1998.2 апреля.

Специальными являются звания, присваиваемые работникам органов внутренних дел, дипломатической, таможенной, налоговой службы и т.д. Например, перечень и порядок присвоения специальных званий начальствующего состава органов внутренних дел регламентирован Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации от 23 декабря 1992 года*. К почетным званиям относятся: заслуженный или народный артист, народный учитель, заслуженный деятель науки Российской Федерации и другие, предусмотренные Положением о почетных званиях, утвержденным УК азом Президента РФ от 30 декабря 1995 года**.

*Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации 1993 №52. Ст.5086
**Российская газета. 13 февраля.

Согласно Положению о федеральной государственной службе, утвержденному Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 года, государственным служащим, занимающим государственные должности, присваиваются классные чины – действительный государственный советник Российской Федерации, государственный советник 1-го, 2-го и 3-го класса, советник государственной службы 1-го, 2-го и 3-го класса и т.д.* В соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» от 25 ноября 1995 года прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам научных и образовательных учреждений системы прокуратуры РФ присваиваются классные чины прокурорских работников, например: старший советник юстиции, советник юстиции и т.д.**

*Российская газета. 1993. 24 декабря.
**Российская газета. 1995. 25 ноября.

Государственными наградами Российской Федерации являются: звание Героя Российской Федерации, ордена, медали, почетные звания, предусмотренные Положением о государственных наградах Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ № 442 от 2 марта 1994 года «О государственных наградах Российской Федерации»*.

*Российская газета. 1994. 10 марта.

Перечень выше указанных государственных званий, чинов и наград является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Поэтому, например, нельзя лишить осужденного в порядке ст. 48 УК РФ почетных званий, присвоенных международными организациями, иностранных орденов и медалей, профессиональных квалификационных разрядов, ученых степеней и званий, оперативных званий и т. п.
Как указано в нормах уголовно-исполнительного законодательства, для лишения лица соответствующего звания, чина, награды достаточно наличия вступившего в законную силу приговора суда, копия которого направляется органу или должностному лицу, присвоившему данное звание, чин или награду. Должностное лицо вносит в определенные документы сведения о лишении осужденного специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград, а также принимает меры к лишению его прав и льгот, связанных со званием, чином или наградами.
При наличии у осужденного нескольких орденов, медалей, почетных званий суд по своему усмотрению вправе лишить его всех наград и званий либо части их с мотивировкой принятого решения.
§ 5. Обязательные работы
Согласно ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» положения УК РФ, относящиеся к данному виду наказания, вводятся в действие отдельным федеральным законом по мере создания необходимых социально-экономических условий для исполнения этого наказания, но не позднее 2001 года.
Обязательные работы являются новым видом наказания для российского уголовного права. Его включение в систему наказаний осуществлено с учетом рекомендаций международного сообщества, а также практического опыта некоторых зарубежных государств, имеющих развитую рыночную экономику. Например, подобное наказание успешно применяется в Великобритании с 1973 года.
Содержание рассматриваемого наказания, как указано в ч. 1 ст. 49 УК РФ, состоит в выполнении осужденным в свободное от работы время или во время, свободное от учебы, бесплатных общественно полезных работ, вид которых определяется органами местного самоуправления. Характер такого рода работ действующим законодательством пока не определен. В зарубежных странах осужденные к подобным наказаниям чаще всего привлекаются к работам, не требующим высокой квалификации, низкооплачиваемым и не престижным у населения, например к очистке улиц, площадей, скверов и других объектов.
Обязательные работы относятся к числу срочных видов наказания. Однако, в отличие от других срочных наказаний, его продолжительность исчисляется не днями, месяцами и годами, а в часах. На основании ч. 2 ст. 49 УК РФ обязательные работы устанавливаются на срок от шестидесяти до двухсот сорока часов и отбываются не свыше четырех часов в день.
В случае злостного уклонения осужденного от обязательных работ ч. 3 ст. 49 УК РФ позволяет заменять их ограничением свободы или арестом. При этом время, в течение которого осужденный работал, учитывается при определении срока ограничения свободы или ареста из расчета один день ограничения свободы или ареста за восемь часов обязательных работ. Согласно ст. 30 УИК РФ злостно уклоняющимся от отбывания данного наказания считается осужденный:
а) более двух раз в течение месяца не вышедший на обязательные работы без уважительных причин; б) более двух раз в течение месяца нарушивший трудовую дисциплину; в) скрывшийся с целью уклонения от отбывания наказания,
В ч. 4 ст. 49 УК РФ определен круг лиц, которым обязательные работы не могут быть назначены. Это инвалиды 1-й и 2-й групп, пенсионеры по возрасту, беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до восьми лет, а также военнослужащие, проходящие военную службу по призыву. Таким образом, можно предположить, что военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, могут быть осуждены к данному наказанию. Напомним в этой связи, что речь идет об основном наказании, которое может применяться лишь в случаях, предусмотренных нормами Особенной части УК РФ. Между тем ни одна санкция норм об ответственности за преступления против военной службы, выделенных в гл. 33 УК , не предусматривает такого наказания. Следовательно, военнослужащие-контрактники могут осуждаться к обязательным работам и отбывать их в свободное от службы время при осуждении не за воинские, а за иные преступления, например за нанесение побоев (ст. 116 УК РФ), кражу (ч. 1 ст. 158 УК РФ) и др.
§ 6. Исправительные работы
Данный вид наказания является одним из наиболее распространенных и традиционных именно для отечественного уголовного права. Исправительные работы (ст. 50 УК РФ) состоят в принудительном привлечении осужденного к труду на срок, установленный приговором суда, с удержанием определенной части его заработка в доход государства.
В ч. 1 ст. 50 УК РФ указано, что наказание в виде исправительных работ отбывается по месту работы осужденного. При этом в ч. 1 ст. 39 УИК РФ уточняется, что речь идет о его основной работе.
Местом работы осужденного могут быть предприятия, учреждения и организации любой формы собственности, поскольку на каждое из них распространяются конституционные гарантии и предписания, предусмотренные трудовым законодательством либо иными нормативными актами (например, трудовые отношения членов кооператива регулируются Федеральным законом от 8 мая 1996 г. «О производственных кооперативах», а также уставом кооператива).
Хотя лицо остается работать на том же месте, что и до осуждения, при отбытии наказания его труд приобретает черты принудительного. Это проявляется в том, что нормами уголовно-исполнительного законодательства предусмотрен ряд ограничений для осужденного, связанных с его трудовой деятельностью. Например, в период отбывания исправительных работ осужденным запрещается увольнение с работы по собственному желанию без разрешения уголовно-исполнительной инспекции. Осужденный, не имеющий работы, обязан трудоустроиться самостоятельно либо встать на учет в органах службы занятости. Он не вправе отказываться от предложенной службой занятости работы или переквалификации.
Уголовным законом установлен срок отбывания исправительных работ – от двух месяцев до двух лет, в пределах которого суд определяет продолжительность наказания в каждом отдельном случае. Сроки исправительных работ, на основании ст. 72 УК РФ, исчисляются в месяцах и годах, при сложении наказаний или замене одного наказания другим допускается исчисление срока исправительных работ в днях.
Срок данного наказания исчисляется в порядке ст. 42 УИК РФ на основе определения количества рабочих дней, которые должен отработать осужденный, включая и то время, когда он не .работал по уважительным причинам с выплатой заработной платы: время болезни, отпуск по беременности и родам.
Согласно ч. 2 ст. 50 УК РФ, из заработка осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов. Порядок осуществления таких удержаний подробно регламентирован нормами уголовно-исполнительного права. Можно отметить, что удержания производятся из заработной платы по основному месту работы осужденного за каждый отработанный месяц при выплате заработной платы, независимо от наличия к нему претензий по исполнительным документам. При этом учитывается как денежная, так и натуральная часть заработной платы осужденного. Уголовно-исполнительная инспекция, сам осужденный или администрация организации, в которой он работает, вправе обращаться в суд с ходатайством о снижении размера удержаний в случае ухудшения его материального положения. Решение о снижении размера удержаний выносится с учетом всех доходов осужденного.
В случае злостного уклонения от отбывания исправительных работ, как указано в ч. 3 ст. 50 УК РФ, суд может заменить не отбытое наказание ограничением свободы, арестом или лишением свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 46 УИК РФ злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ считается осужденный, допустивший повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания, а также скрывшийся с места жительства осужденный, местонахождение которого неизвестно.
При замене исправительных работ другим наказанием и определении срока последнего один день исправительных работ приравнивается к одному дню ограничения свободы, два дня исправительных работ – к одному дню ареста, три дня исправительных работ – к одному дню лишения свободы.
§ 7. Ограничение по военной службе
Ограничение по военной службе является наказанием, ранее не известным уголовному законодательству России, впервые предусмотренным УК РФ. По своему содержанию оно отчасти напоминает наказание в виде исправительных работ, например, тем, что осужденный также продолжает прежнюю социально полезную деятельность, хотя и на принудительной основе, с удержанием в доход государства определенной части его денежного содержания.
Ограничение по военной службе призвано заменить собой исправительные работы применительно к военнослужащим, с учетом невозможности применения к последним исправительных работ. Так, согласно ст. 51 УК РФ, ограничение по службе назначается только тем военнослужащим, которые проходят военную службу по контракту, то есть избрали ее своей профессией. В законе прямо указано, что данное наказание применяется вместо исправительных работ в случаях осуждения военнослужащего за преступление, не относящееся к числу преступлений против военной службы, когда санкция соответствующей статьи допускает возможность осуждения к исправительным работам. Кроме того, оно применяется при осуждении за воинские преступления, в предусмотренных законом случаях.
Ограничение по военной службе назначается на срок от трех месяцев до двух лет, что почти совпадает со сроками исправительных работ. Минимальный размер удержаний из денежного содержания военнослужащего законом не определен, однако максимальный не может составлять свыше двадцати процентов, как и при исправительных работах. Наконец, при увольнении осужденного с военной службы до истечения сроков назначенного наказания суд может заменить не отбытую часть ограничения по военной службе более мягким видом наказания в порядке ст. 148 УИК РФ. Из числа таких наказаний ближайшим видом наказания применительно к ограничению по военной службе в перечне, предусмотренном ст. 44 УК РФ, являются исправительные работы.
При сложении наказаний в порядке ст. 71 УК РФ исправительные работы и ограничение по военной службе по отношению к лишению свободы оцениваются одинаково.
Наряду с этим наказание в виде ограничения по военной службе обладает некоторыми специфическими особенностями, обусловленными спецификой правового статуса осужденного и условиями прохождения военной службы. Поэтому его исполнение не связано с рядом правоограничений, налагаемых на осужденного к исправительным работам. Например, нет ограничений в продолжительности ежегодного отпуска, предоставляемого военнослужащему. В то же время ограничение по военной службе предполагает правоограничения, не свойственные исправительным работам. Как указано в ч. 2 ст. 51 УК РФ, во время отбывания этого наказания осужденный не может быть повышен в должности, воинском звании, в срок наказания не засчитывается выслуга лет для присвоения очередного воинского звания.
§ 8. Конфискация имущества
В уголовном законе (ч. 1 ст. 52 УК РФ) конфискация имущества определена как принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного.
В современных условиях применение конфискации способно оказывать существенное карательно-воспитательное воздействие, поскольку ее объектом могут быть жизненно важные для осужденного и его семьи имущественные ценности, например, находящиеся в его собственности квартира, транспортное средство, предприятие, другое имущество, являющееся источником средств к существованию. Поэтому законодатель несколько ограничил сферу применения данного наказания. В частности, конфискация имущества может применяться:
а) лишь в качестве дополнительного вида наказания;
б) только в случаях, прямо предусмотренных нормами Особенной части УК
в) за тяжкие и особо тяжкие преступления;
г) когда эти преступления совершены из корыстных побуждений;
д) при соблюдении установленных законом ограничений на некоторые вида имущества, необходимые осужденному или лицам, находящимся на его иждивении
Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда, выделен в качестве приложения к Уголовно-исполнительному кодексу РФ. Например, не могут быть конфискованы: жилой дом, квартира или отдельные их части, если осужденный и его семья постоянно в них проживают (не более одного дома или одной квартиры на семью), а также земельные участки, на которых расположены эти строения; одежда, обувь, белье, постельные принадлежности, находящиеся в употреблении; мебель, минимально необходимая для осужденного и членов его семьи; все детские принадлежности; топливо, необходимое для отопления жилого помещения и приготовления пищи, и т.п.
Принудительность конфискации проявляется в том, что по вступлении приговора в законную силу имущество осужденного изымается помимо его воли. Безвозмездность означает, что изъятое имущество не компенсируется. Оно может быть возвращено в случаях незаконного осуждения либо освобождения от наказания по амнистии, но только при условии, что имущество еще не обращено в собственность государства и не реализовано в установленном законом порядке.
Из текста закона следует, что конфискация как вид наказания может быть полной или частичной. При полной конфискации изъятию подлежит все имущество, являющееся собственностью осужденного. При принятии такого решения суд в приговоре применяет формулировку: «...с конфискацией всего имущества», Частичная конфискация распространяется только на то имущество, которое указано в приговоре суда, путем указания на размер изымаемого имущества либо путем перечисления конфискуемых предметов.
От конфискации имущества как вида наказания необходимо отличать «специальную» конфискацию, не являющуюся наказанием, предусмотренную уголовно-процессуальным законодательством. Она заключается в изъятии конкретных предметов, если они запрещены к использованию в гражданском обороте (например, оружие, наркотики), либо послужили орудием совершения преступления (например, транспортное средство), либо нажиты преступным путем (например, деньги, ценности). При наличии правовых оснований специальная конфискация может производиться по любому уголовному делу вне зависимости от того, по какой статье УК РФ предъявлено обвинение.
В большинстве санкций статей УК РФ конфискация имущества предусмотрена в качестве альтернативного наказания. Например, кража при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных ч. 3 ст. 158 УК , наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет «с конфискацией имущества или без таковой». Поэтому Верховный Суд России неоднократно обращал внимание нижестоящих судов на необходимость указания в обвинительном приговоре мотивов применения данного наказания. Наличие самого факта совершения корыстного преступления в этих случаях недостаточно. Назначая конфискацию имущества, суд должен учитывать не только тяжесть содеянного, но и данные о личности виновного, его семейном и материальном положении*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1988. № 11. С. 4: 1989. N 3. С. 13.

Из текста ч. 2 ст. 52 УК РФ следует, что недопустимо назначение конфискации имущества в случаях, когда возможность ее применения предусмотрена в санкции за тяжкое или особо тяжкое преступление, однако само это преступление совершено не из корыстных побуждении, например, по политическим мотивам. Такие ситуации могут иметь место в случаях совершения преступлений, предусмотренных ст. 275, ч. 2 ст. 359 УК РФ и др.
§ 9. Ограничение свободы
Ограничение свободы, как указано в ст. 53 УК РФ, заключается в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора.
Это наказание является новым в системе наказаний, предусмотренной российским уголовным законом, однако подобного рода наказания широко применяются во многих государствах. Их общей чертой является возложение на осужденного обязанности в течение определенного времени находиться либо ежедневно посещать учреждение с особым исправительным режимом, получившим название режима «ограниченной свободы» или «полусвободного» режима. В системе уголовно-правовых мер такие наказания выполняют роль своего рода промежуточного звена между наказаниями, связанными и не связанными с изоляцией от общества, и обычно применяются к преступникам, требующим повышенного внимания и контроля, но необязательно в условиях пенитенциарных учреждений.
Согласно ч. 2 и 3 ст. 53 УК РФ ограничение свободы назначается: а) лицам, осужденным за умышленные преступления и не имеющим судимости; б) лицам, осужденным за неосторожные преступления (независимо от наличия судимостей за ранее совершенные преступления). Срок данного наказания за совершение умышленных преступлений составляет от одного года до трех лет, за совершение неосторожных – от одного года до пяти лет. Допускается и назначение данного наказания на срок менее одного года, но только в случае замены им обязательных или исправительных работ.
В ст. 5 Федерального закона от 18 декабря 1996 года «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»* указано, что положения данного Кодекса об исполнении наказания в виде ограничения свободы вводятся в действие федеральным законом по мере создания необходимых условий для его исполнения, но не позднее 2001 года, Нормами гл. 8 УИК РФ предусмотрено, что осужденные к ограничению свободы отбывают его в исправительных центрах. По общему правилу осужденные должны жить и работать на территории данного учреждения, однако в предусмотренных законом случаях могут покидать его, вплоть до того, что отдельным их категориям может быть разрешена лишь периодическая явка в исправительный центр для регистрации. В процессе отбывания наказания осужденные в обязательном порядке привлекаются к труду на предприятиях и в организациях различных форм собственности. С учетом последнего обстоятельства в ст. 53 УК РФ определен круг лиц, к которым данное наказание не может применяться. Это несовершеннолетние, инвалиды первой и второй группы, беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до восьми лет, лица, достигшие пенсионного возраста, а также военнослужащие, проходящие военную службу по призыву.

*См.: Российская газета. 1997. 16 января.

В случаях злостного уклонения осужденного от отбывания наказания его не отбытая часть заменяется наказанием в виде лишения свободы из расчета один день лишения свободы за один день ограничения свободы. При этом злостным уклонением от отбывания ограничения свободы признаются самовольное без уважительных причин оставление осужденным территории исправительного центра, невозвращение или несвоевременное возвращение к месту отбывания наказания, а также оставление места работы или места жительства.
Ограничение свободы применяется только в качестве основного наказания при осуждении за преступления, указанные в статьях Особенной части УК РФ.
§ 10. Арест
Предусмотренный ст. 54 УК РФ арест так же, как обязательные работы и ограничение свободы, является новым наказанием, не известным прежнему УК . Он также начинает применяться после создания условий для исполнения наказания, но не позднее 2001 года.
Арест относится к числу основных видов наказания и применяется только в случаях, предусмотренных нормами Особенной части УК . Он заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от одного до шести месяцев.
В уголовном законе не раскрывается содержание того, что понимается под «условиями строгой изоляции», однако об этом можно получить представление из анализа норм главы 10 УИК РФ. Осужденные к аресту отбывают наказание по месту осуждения в арестных домах и содержатся в условиях, аналогичных условиям отбывания лишения свободы в тюрьме на общем режиме. Им не предоставляются свидания, за исключением свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи; не разрешается получение посылок и передач, за исключением содержащих предметы первой необходимости и одежду по сезону. Общее образование, профессиональное образование и профессиональная подготовка не осуществляются. Краткосрочные свидания предоставляются один раз в месяц только несовершеннолетним осужденным. Телефонные разговоры с близкими разрешаются только при исключительных личных обстоятельствах.
Условия отбывания ареста строже, чем при отбывании лишения свободы в исправительных и воспитательных колониях. С учетом этого обстоятельства ч. 2 ст. 54 УК РФ указывает, что арест не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, а также беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет.
Однако при сравнении лишения свободы и ареста следует отметить, что максимальный срок последнего не может составлять более шести месяцев. Поэтому в целом арест является менее строгим видом наказания.
Минимальный срок ареста по общему правилу равен одному месяцу, но при замене обязательных или исправительных работ арестом он может быть назначен на срок менее одного месяца.
Исполнение ареста имеет также некоторые особенности в отношении военнослужащих, которые отбывают его не в арестных домах, а на гауптвахте.
§ 11. Содержание в дисциплинарной воинской части
Содержание в дисциплинарной воинской части (ст. 55 УК РФ) применяется только как основное наказание и лишь к военнослужащим, проходящим военную службу на должностях рядового и сержантского состава по призыву или контракту. Это наказание устанавливается на срок от трех месяцев до двух лет в случаях:
а) совершения преступлений против военной службы, если данное наказание предусмотрено соответствующей нормой Особенной части УК ;
б) совершения иных преступлений, когда характер преступления и личность виновного свидетельствуют о возможности замены лишения свободы на срок не свыше двух лет содержанием осужденного в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
Замена лишения свободы содержанием в дисциплинарной воинской части производится судом как при выборе между различными видами наказания, так и при замене уже назначенного лишения свободы направлением в дисциплинарную воинскую часть из расчета данных наказаний день за день.
Таким образом, наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части может применяться к военнослужащим за совершение как воинских, так и иных преступлений. Его основное предназначение состоит в том, чтобы заменять собой наказание в виде лишения свободы в случаях осуждения за преступления небольшой тяжести, когда цели исправления и предупреждения рецидива преступлений могут быть достигнуты без изоляции лица от общества в условиях дисциплинарной воинской части.
Дисциплинарная часть – воинское подразделение, специально предназначенное для отбывания рассматриваемого уголовного наказания, порядок и условия содержания в котором регламентированы нормами уголовно-исполнительного права. В дисциплинарных воинских частях (отдельных дисциплинарных батальонах и отдельных дисциплинарных ротах) устанавливается порядок исполнения и отбывания наказания, обеспечивающий исправление осужденных, воспитание у них воинской дисциплины, сознательного отношения к военной службе, исполнение возложенных на них воинских обязанностей и требований по военной подготовке, реализацию их прав и законных интересов, охрану осужденных военнослужащих и надзор за ними, личную безопасность осужденных и персонала части. Из содержания главы 20 УИК РФ видно, что режим содержания осужденных в дисциплинарных воинских частях во многом схож с режимом, устанавливаемым в местах лишения свободы.
§ 12. Лишение свободы на определенный срок
Лишение свободы, как указано в ч. 1 ст. 56 УК РФ, заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в специальное учреждение на срок, определенный приговором суда.
Основания направления осужденных в учреждения того или иного вида установлены ст. 58 УК РФ. Так, в колониях-поселениях отбывают наказание лица, осужденные за неосторожные преступления к лишению свободы на срок не свыше пяти лет. Осужденные за эти преступления на срок свыше пяти лет, а также лица, впервые осужденные за совершение умышленных преступлений (кроме особо тяжких) к лишению свободы, направляются в исправительные колонии общего режима.
Лица, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, и женщины при особо опасном рецидиве преступлений отбывают наказание в исправительных колониях строгого режима; осужденные к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений – в исправительных колониях особого режима.
Отбывание части срока наказания в тюрьме может быть назначено лицам, осужденным на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, а также при особо опасном рецидиве преступлений, в случаях, когда суд посчитает необходимым усилить карательно-воспитательное воздействие на конкретное лицо.
Как указано в ч. 6 ст. 88 УК РФ, несовершеннолетние мужского пола, осужденные впервые к лишению свободы, а также несовершеннолетние женского пола отбывают наказание в воспитательных колониях общего режима; ранее отбывавшие лишение свободы несовершеннолетние мужского пола – в воспитательных колониях усиленного режима.
Наряду с этим нормы уголовно-исполнительного права предусматривают раздельное содержание определенных категорий осужденных в исправительных и воспитательных учреждениях одного вида. Например, в исправительных и воспитательных колониях общего режима осужденные мужского и женского пола содержатся раздельно; в исправительных колониях особого режима раздельно содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы и осужденные при особо опасном рецидиве.
С учетом поведения осужденного к лишению свободы в период отбывания наказания он может быть переведен в учреждение другого вида в порядке, предусмотренном нормами уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства.
Статья 56 УК РФ предусматривает, что по общему правилу лишение свободы может назначаться приговором суда в пределах от шести месяцев до двадцати лет, а при назначении наказания по совокупности преступлений или по совокупности приговоров (ст. 69, 70 УК РФ) окончательные сроки данного наказания не должны превышать соответственно двадцати пяти и тридцати лет. В случае замены исправительных работ или ограничения свободы лишением свободы оно может быть назначено на срок менее шести месяцев.
При осуждении к лишению свободы несовершеннолетних, как указано в ч. 6 ст. 88 УК РФ, максимальный срок наказания во всех случаях не может превышать десяти лет.
Действующее законодательство и Верховный Суд России1 ориентируют на необходимость взвешенного, обдуманного подхода к применению данного наказания, особенно в случаях совершения преступлений небольшой или средней тяжести, при наличии обстоятельств, смягчающих ответственность. В соответствии с нормами уголовно-процессуального права суд в обвинительном приговоре обязан мотивировать назначение наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы. При этом должно соблюдаться указание ч. 1 ст. 60 УК РФ о том, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

*См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 25 октября 1996 года «О ходе выполнения судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1988 года «О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 1 С. 3-4.

§ 13. Пожизненное лишение свободы
Уголовное наказание в виде пожизненного лишения свободы уже давно применяется многими государствами, главным образом, в качестве меры, заменяющей смертную казнь. Наиболее широко это наказание используется в странах, где смертная казнь не предусмотрена законом либо не применяется фактически. В России оно было введено Федеральным законом от 17 декабря 1992 года, дополнившим ст. 24 УК РСФСР указанием, что при замене в порядке помилования смертной казни лишением свободы оно может быть назначено пожизненно. При этом, однако, пожизненное лишение свободы не было включено в систему уголовных наказаний и могло применяться не судом, а только Президентом России в порядке помилования осужденных к смертной казни.
УК РФ включил пожизненное лишение свободы в систему наказаний в качестве меры, которая может применяться не только в порядке помилования Президентом Российской Федерации, но и судом в случаях, когда он сочтет возможным не применять смертную казнь. По своему содержанию данное наказание принципиально не отличается от лишения свободы на определенный срок и также состоит в изоляции от общества в специальном учреждении. В то же время пожизненное лишение свободы является самостоятельным основным видом наказания, что обусловлено следующими обстоятельствами.
Во-первых, это наказание является бессрочным, то есть по общему правилу отбывается до наступления смерти осужденного в результате естественных или иных причин. Отсюда по характеру психического воздействия на сознание осужденного пожизненное лишение свободы качественно отличается от срочного. Исследования показывают, что в процессе отбывания пожизненного лишения свободы, особенно на первом этапе, многие осужденные, столкнувшись со строгими условиями содержания при отсутствии перспектив освобождения от наказания, испытывают сильные чувства подавленности, безысходности, отчаяния, предпринимают попытки самоубийства, направления ходатайств о применении к ним смертной казни и т.п.*

*См., например: Детков А.П. Пожизненное лишение свободы: уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты: Автореферат дисс... канд. юр. наук. Томск: ТГУ, 1996. С. 8.

Во-вторых, пожизненное лишение свободы применяется за совершение ограниченного круга преступлений. Как указано в ст. 57 УК РФ, оно устанавливается только как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь. Иными словами, данное наказание может назначаться только за совершение тех преступлений, которые по закону могут караться смертной казнью. В настоящее время такими преступлениями являются: 1) умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ); 2) посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 227 УК РФ); 3) посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК РФ); 4) посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ); 5) геноцид (ст. 357 УК РФ).
В-третьих, пожизненное лишение свободы применяется к ограниченному кругу лиц. В частности, оно не может назначаться женщинам, а также лицам, совершившим преступление в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста.
В-четвертых, законом предусмотрены особые условия отбывания наказания и освобождения от наказания лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы. Например, в соответствии со ст. 58 УК РФ эти лица отбывают наказание в исправительных колониях особого режима, где первые десять лет обязательно помещаются в строгие условия отбывания наказания (ст. 127 УИК РФ). Кроме того, осужденные пожизненно могут направляться в тюрьму на срок, указанный в приговоре суда. Согласно ч. 5 ст. 79 УК РФ они могут быть представлены к условно-досрочному освобождению после фактического отбытия не менее двадцати пяти лет лишения свободы, но, как указано в ст. 176 УИК РФ, лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. К условно-досрочному освобождению не представляются осужденные, совершившие новое тяжкое или особо тяжкое преступление в период отбывания пожизненного лишения свободы.
Пожизненное лишение свободы может быть назначено только в качестве основного наказания.
§ 14. Смертная казнь
Смертная казнь является наиболее строгим и, по мнению многих, слишком жестоким уголовным наказанием. Оно состоит в лишении осужденного жизни и в случае приведения в исполнение характеризуется необратимостью.
Как показывают многочисленные исследования, практика применения смертной казни не оказывает существенного влияния на динамику наиболее опасных преступных проявлений. В то же время нельзя не считаться с тем, что преобладающая часть современных людей считает это наказание не только наиболее справедливым, но и единственно возможным в определенных ситуациях. Поэтому смертная казнь в настоящее время применяется в большинстве стран мира. Ее отменили около 35 стран, в том числе Австрия, Германия, Дания, Исландия, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция. В Великобритании, Испании, Италии, Швейцарии законом предусмотрено применение смертной казни лишь в военное время или при чрезвычайных обстоятельствах*.

*См.: Против смертной казни: Сборник материалов. М.: Изд-во РАН, 1992. С. 19.

В России на протяжении XX века смертная казнь отменялась пять раз, но всякий раз через непродолжительное время вновь восстанавливалась. В настоящее время ее применение основано на ст. 20 Конституции РФ, в соответствии с которой смертная казнь «вплоть до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей».
В соответствии с этим ст. 59 УК РФ предусматривает смертную казнь как временную меру, с учетом Указа Президента РФ от 16 мая 1996 года «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы».
Смертная казнь отнесена законом к числу основных видов уголовного наказания. Ее назначение как исключительной меры должно быть обязательно мотивировано в приговоре суда.
Как и пожизненное лишение свободы, смертная казнь может применяться только за совершение особо тяжких преступлений против жизни и не может назначаться несовершеннолетним, женщинам, а также мужчинам, достигшим шестидесятипятилетнего возраста. Она также не назначается при вердикте присяжных о снисхождении (ст. 65 УК РФ), за приготовление и покушение на преступление (ч. 4 ст. 66 УК РФ). Некоторые ограничения применения смертной казни предусмотрены в рамках институтов освобождения от ответственности или наказания за истечением сроков давности (ст. 78, 83 УК РФ), а также в нормах уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права.
Согласно ч. 3 ст. 59 УК РФ смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок в двадцать пять лет. Порядок исполнения смертной казни регламентирован гл. 23 УИК РФ. В ст. 186 УИК указано, что данное наказание исполняется непублично путем расстрела.
Глава XVII
НАЗНАЧЕНИЕ УК РФ принципах законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма. Свое непосредственное выражение указанные принципы получают в нормах Общей и Особенной части УК РФ, в том числе в конкретных правилах назначения наказаний, предусмотренных ст. 60 УК РФ.
3. Наказание может быть назначено лишь лицу, виновному в совершении преступления. В ст. 49 Конституции Российской Федерации установлено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и не установлена вступившим в законную силу приговором суда. Таким образом, только суд в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке может сделать вывод о виновности или невиновности обвиняемого и назначить вид наказания или освободить от него. При этом то положение, что признание лица виновным и назначение ему наказания реализуется одновременно, в одном правоприменительном акте – приговоре суда, не должно порождать сомнения в действии указанного выше требования, ибо суд вначале признает виновным подсудимого и лишь затем назначает ему наказание.
4. Назначенное наказание должно быть справедливым. В ст. 6 УК РФ устанавливается, что в соответствии с принципом справедливости наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. В ст. 60 УК РФ специально указывается на то, что при назначении наказания должны учитываться характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Установление в ст. 44 УК РФ видов наказаний от менее тяжкого к более тяжкому, а также закрепление в нормах Особенной части предусмотренных там санкций в аналогичном порядке является своеобразным общим началом назначения наказания. В совокупности с закрепленным в ч. 1 ст. 60 УК РФ положением о том, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания, указанные новеллы Общей и Особенной частей УК РФ выражают действие принципа экономии уголовно-правового принуждения при назначении наказания.
При назначении наказания в обязательном порядке должны учитываться нормы главы 10 (Общей части) УК РФ, в частности: перечень смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств (ст. 61. 63), назначение наказания при наличии отдельных смягчающих обстоятельств (ст. 62), правила назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64), назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65), за неоконченное преступление (ст. 66), за преступление, совершенное в соучастии (ст. 67), и т.д. В результате этого требование о назначении наказания в пределах соответствующей статьи Особенной части существенно корректируется. Суду предоставляется возможность назначить иной, чем предусмотрено в статье, вид наказания, а также его срок или размер. Так, согласно ч. 2 ст. 60 УК РФ более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части, может быть назначено по совокупности преступлений и совокупности приговоров в соответствии со ст. 69 и 70 УК РФ. При этом ужесточение наказания касается лишь его количественной меры, например, срока лишения свободы, срока исправительных работ и т.д. Оно не может быть выражено изменением вида наказания на более строгий, чем предусмотрено в соответствующей статье Особенной части УК РФ.
Основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части, установлены в ст. 64 УК РФ, которая предусматривает не только снижение меры наказания ниже низшего предела, но и назначение иного, более мягкого вида наказания, чем предусмотрено этой статьей, а также неприменение дополнительного НАКАЗАНИЯ
§ 1. Общие начала назначения наказания
Общие начала назначения наказания (ст. 60 УК РФ) базируются на общепризнанных принципах и нормах международно-правовых актов и Конституции Российской Федерации. Они представляют собой систему закрепленных в нормах УК РФ конкретных правил, которыми должен руководствоваться суд при назначении уголовного наказания.
1. Наказание должно быть назначено в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Во-первых, должен быть назначен вид наказания, который установлен конкретной статьей Особенной части УК РФ. Исключение сделано лишь для таких наказаний, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Они могут назначаться в случаях, когда такой вид наказания не предусмотрен соответствующей статьей Особенной части УК РФ.
Во-вторых, учитывая то, что абсолютное большинство составов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, имеет альтернативную санкцию, требование о назначении наказания в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части, дополняется следующим правилом выбора альтернативных санкций: более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершение преступлений назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания, установленных в ч. 2 ст. 43 УК РФ.
В-третьих, указанное правило означает не только выбор оптимального вида наказания, но и его меры, выраженной в количественных (временных, стоимостных и т.д.) характеристиках.
Мера наказания, назначаемая судом за конкретное преступление, никогда не должна превышать максимальные пределы наказания, указанного в санкции Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за данное преступление.
При назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ) первоначально наказание также назначается в максимальных пределах санкций за каждое конкретное преступление, и лишь затем при определении окончательного наказания путем частичного или полного сложения максимальный предел наказания может быть превышен.
Минимальный размер наказания, если он не указан в санкции статьи Особенной части УК РФ, определяется согласно статьям Общей части о данном виде наказания. Например, лишение свободы – 6 месяцев (ч. 2 ст. 56 УК РФ). Согласно же ст. 64 УК наказание может быть ниже низшего предела наказания, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ.
2. Учет при назначении наказания положений Обшей части УК РФ. Важнейшими среди них являются нормы, закрепляющие принципы уголовного законодательства. Речь идет о закрепленных в ст. 3-7 вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного.
Кроме того, менее строгое наказание может быть применено во всех указанных выше формах при вынесении судом присяжных заседателей вердикта об особом снисхождении (ч. 2 ст. 65 УК РФ). При вынесении осужденному вердикта присяжных заседателей о снисхождении законодатель ограничил применение наиболее строгих видов наказания – смертной казни и пожизненного лишения свободы.
Таким образом, общее правило о назначении наказания в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части, не является безусловным (универсальным). На основе норм Общей части возможно: а) увеличение меры наказания при совокупности преступлений или совокупности приговоров выше максимального предела, предусмотренного санкцией соответствующей статьи (ст. 69, 70 УК РФ); б) снижение меры наказания ниже низшего предела (ст. 64 УК РФ); в) назначение более мягкого вида наказания (ст. 64 УК РФ); г) неприменение дополнительного вида наказания; д) неприменение наиболее строгих видов уголовного наказания – пожизненного лишения свободы и смертной казни (ст. 65, 78 УК РФ); е) установление минимальной границы назначения наказания в пределах установленной санкции (ст. 68 УК РФ); ж) установление максимальной границы назначения наказания в пределах установленной санкции (ст. 62.65,66 УК РФ).
§ 2. Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание
Вынесение обоснованного и справедливого наказания невозможно без учета смягчающих и отягчающих обстоятельств. В УК РФ (ст. 61 и 63) установлено, что указанные обстоятельства влияют на наказание. Такое решение законодателя вполне объяснимо его желанием акцентировать внимание на основной форме реализации уголовной ответственности – уголовном наказании – и тем самым обеспечить достижение его целей. Однако смягчающие и отягчающие обстоятельства влияют и на реализацию уголовной ответственности в иных формах (например, при условном осуждении), и на решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности. Влияние смягчающих наказание обстоятельств более сильное и разнообразное, чем отягчающих его. Этот факт, объяснимый стремлением законодателя к гуманизации судебной практики, прослеживается по нескольким направлениям.
Во-первых, определенная совокупность смягчающих обстоятельств (п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ) при отсутствии отягчающих обстоятельств влечет за собой установление менее строгого верхнего предела наказания – трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части.
Во-вторых, отдельные смягчающие обстоятельства либо их совокупность в оценке суда могут составить исключительные обстоятельства и обусловить в соответствии со ст. 64 УК РФ назначение более мягкого наказания.
В-третьих, перечень обстоятельств, отягчающих наказание, является исчерпывающим, смягчающих, наоборот, не завершен. При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК . Это усиливает потенциал смягчающих обстоятельств, позволяет полнее проявить при назначении наказания принцип гуманизма.
В-четвертых, при возникающей конкуренции смягчающих и отягчающих обстоятельств законодатель отдает предпочтение первым. Так, согласно ч. 4 ст. 65 УК РФ при вердикте присяжных заседателей об особом снисхождении учитываются только смягчающие обстоятельства. Отягчающие обстоятельства, даже если они имеются, не принимаются во внимание. Для сравнения отметим, что в УК РФ нет ни одной нормы, предписывающей не учитывать смягчающие наказание обстоятельства.
Смягчающие и отягчающие обстоятельства нередко включаются законодателем в число признаков конкретного состава преступления и приобретают там иную юридическую природу. В этом случае они определяют квалификацию преступления и тем самым оказывают решающее влияние на установление пределов санкций. При назначении наказания суд учитывает лишь степень выраженности того или иного обстоятельства. Поэтому во избежание смешения этих категорий смягчающие и отягчающие обстоятельства, включенные в статьи Особенной части, в теории уголовного права именуются соответственно привилегирующими и квалифицирующими признаками, а находящиеся за их пределами – смягчающими и отягчающими наказание обстоятельствами.
Такое разделение признал и сам законодатель, установив, что смягчающее или отягчающее обстоятельство не может повторно учитываться при назначении наказания, если оно предусмотрено соответствующей статьей Особенной части в качестве признака преступления. Например, если виновный осужден за умышленное убийство женщины, заведомо для него находящейся в состоянии беременности, по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то в числе обстоятельств, отягчающих наказание, совершение преступления в отношении женщины, находящейся в состоянии беременности (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ), как таковое учитываться уже не может.
Смягчающие и отягчающие – это обстоятельства, которые не входят в число признаков преступления, характеризуют общественную опасность совершенного преступления и личность виновного и учитываются судом в соответствии с общими началами назначения наказания при избрании его конкретного вида, срока и размера.
1. Обстоятельства, смягчающие наказание:
а) совершение преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств. Для наличия такого смягчающего обстоятельства необходима совокупность трех моментов: совершения преступления небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ), совершения его впервые и совершения его вследствие случайного стечения обстоятельств.
Вместе с тем каждый из указанных факторов может быть признан в качестве смягчающего наказание обстоятельства и в отдельности, но в порядке ч. 2 ст. 61 УК РФ, где установлено право суда признать в качестве смягчающих обстоятельства, не предусмотренные установленным перечнем;
б) несовершеннолетний возраст виновного. У несовершеннолетних еще не полностью сформирована психика, их поведение отличается импульсивностью, неустойчивостью, озорством, избытком энергии. Нередко они подпадают под негативное влияние взрослых и совершают преступления, желая угодить им, а также из чувства ложно понятого товарищества;
в) беременность. Данное состояние преступницы признается обстоятельством, смягчающим вину. Прежде всего из принципа гуманизма и объясняется заботой государства и общества о здоровье и развитии как самой женщины, так и ее ребенка. Кроме того, следует учитывать, что беременность зачастую влечет повышенную чувствительность, вспыльчивость, подозрительность, раздражительность и другие нарушения здоровья и психики женщины;
г) наличие малолетних детей у виновного. Исходя из конституционного принципа равенства граждан перед законом, указанное обстоятельство может быть признано судом смягчающим наказание как при осуждении женщины, так и мужчины. Такое решение суда возможно даже в том случае, если малолетние дети остаются с другим, не осужденным, супругом. Для признания наличия малолетних детей в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, необходимо, чтобы виновный принимал участие в воспитании детей и их материальном содержании. Если же виновный лишен родительских прав, длительное время не проживает с семьей, не занимается воспитанием детей или их материальным содержанием либо совершил в отношении них преступные действия, то суд может не признать наличие малолетних детей смягчающим наказание обстоятельством. Иное решение противоречило бы социально-правовому назначению введения данного обстоятельства, ибо законодатель установил его, руководствуясь принципом гуманизма, исходя из обеспечения интересов малолетних детей;
д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств или сострадания. Например, тяжелое материальное положение может быть учтено при совершении кражи или иного корыстного преступления.
Мотив сострадания является новым понятием в числе обстоятельств, смягчающих наказание. Лингвисты определяют сострадание как сочувствие, жалость, вызываемые страданием, несчастьем другого человека. Таким образом, для признания данного обстоятельства смягчающим необходимо наличие двух условий. Во-первых, наличие страдания и несчастья другого человека. Необязательно, чтобы это был родственник или близкий виновному человек. Во-вторых, наличие причинной связи между этими страданиями и несчастьем, возникшим у виновного мотивом сострадания и совершенным им преступлением. Например, по мотиву сострадания могут быть совершены различные преступления: от имущественных в виде кражи денег или лекарственных средств для больного до преступлений против личности в виде убийства безнадежно больного человека по его просьбе;
е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости.
В случае психического или физического принуждения виновный действует с подавленной волей. Однако уголовная ответственность в данном случае наступает тогда, когда он, несмотря на оказываемое на него принуждение, мог противостоять ему и не совершать преступление, однако по каким-то мотивам этого не сделал. В ином случае оказываемое принуждение из обстоятельства, смягчающего наказание, превращается в обстоятельство, исключающее ответственность и наказание.
При совершении преступления в силу материальной, служебной или иной зависимости необходимо учитывать степень такой зависимости и как она повлияла на действия виновного. Так, материальная зависимость может возникать в отношениях между родителями, опекунами и детьми. Служебная зависимость проявляется чаще всего при подчинении одного лица другому. Например, руководитель фирмы принуждает подчиненного ему работника к мошенническим действиям, угрожая в противном случае увольнением. Иная зависимость может следовать из служебных, коммерческих, дружеских или интимных взаимоотношений людей и т.д.;
ж) УК РФ существенно расширил круг обстоятельств, исключающих преступность деяния. К ним отнесены: необходимая оборона (ст. 37), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38), крайняя необходимость (ст. 39), физическое или психическое принуждение (ст. 40), обоснованный риск (ст. 41), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42). Но если лицо совершит преступление, превысив пределы правомерности своих действий в указанных выше обстоятельствах, то уголовная ответственность и наказание наступают. Однако законодатель, исходя из наличия социально полезных мотивов в действиях виновного, признает указанные обстоятельства смягчающими наказание.
Законодатель выделил совершение преступления в результате психического и физического принуждения по причине их распространенности в отдельный пункт (п. «е»), иные же, объединив вместе, указал в п. «ж» перечня смягчающих обстоятельств;
з) противоправность и аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления. УК РСФСР содержал близкое по содержанию смягчающее обстоятельство – совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего. Учитывая определенную инерционность и преемственность судебной практики, следует предположить, что данное смягчающее обстоятельство также будет связываться с наличием сильного душевного волнения (аффекта) виновного. При этом аффект может быть вызван насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. Он должен иметь место непосредственно после совершения противоправных или аморальных действий со стороны потерпевшего. Однако противоправность и аморальность поведения потерпевшего по смыслу п. «з» ст. 61 УК РФ является смягчающим наказание обстоятельством не только в случае возникновения аффекта, но и в тех случаях, когда это поведение явилось поводом для совершения преступления, при этом, сопровождалось ли возникновение данного повода состоянием аффекта или нет, правового значения для признания данного обстоятельства смягчающим не имеет (хотя оно может быть учтено при индивидуализации наказания);
и) обстоятельства, облегчающие раскрытие и расследование преступлений. Явка с повинной представляет собой добровольную явку виновного в правоохранительные органы и сообщение о преступлении, совершенном им единолично либо в соучастии с другими лицами. При этом явка и сообщение о преступлении должны быть именно добровольными. Нельзя относить к ним явку в правоохранительные органы, когда виновный заведомо знает о своем разоблачении или когда заявлением о явке с повинной оформляются признательные показания ранее задержанного подозреваемого.
Активное способствование раскрытию преступления проявляется в предоставлении органам следствия ранее им не известных сведений об обстоятельствах и орудиях совершенного преступления, местах их захоронения и т.д. Изобличение других участников преступления и помощь в розыске имущества, добытого в результате совершенного преступления, также являются своеобразными формами способствования раскрытию преступления. Все это в своей совокупности свидетельствует о желании осужденного уменьшить степень общественной опасности преступления, смягчить его негативные последствия, что может оцениваться судом как смягчающие наказание обстоятельства;
к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Указанные обстоятельства положительно характеризуют виновного и свидетельствуют о его раскаянии (сожалении) в совершении преступления, желании нейтрализовать его негативные последствия.
При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части (ст. 62 УК РФ). Рассмотрение указанных обстоятельств показывает, что все они характеризуют поведение осужденного после совершения преступления. Иначе говоря, в ст. 62 УК РФ сформулирована поощрительная норма, стимулирующая позитивное поведение осужденного, направленное на уменьшение причиненного преступлением вреда. Данную норму целесообразно активнее использовать в правоприменительной деятельности, особенно в сфере борьбы с организованной преступностью. Следует своевременно информировать виновного, что его действия по явке с повинной, активному способствованию раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления не просто станут смягчающими наказание обстоятельствами, а повлекут обязанность суда в соответствии со ст. 62 УК РФ назначить наказание не более трех четвертей максимального срока или размера.
2. Обстоятельства, отягчающие наказание:
а) неоднократность преступлений, рецидив преступлений. Повышенная опасность совершения преступления при наличии неоднократности или рецидива преступлений заключается в том, что виновный не ограничивается одним эпизодом преступной деятельности, и он, в первом случае после совершения преступления, а во втором – после осуждения его за умышленное преступление, совершает повторное умышленное преступление;
б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления, если оно находится в причинной связи с совершенным деянием, может быть признано судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание. При этом тяжесть последствий оценивается в зависимости от обстоятельств совершения преступления и сложившейся после совершения преступления обстановки. В качестве таковых суд может признать, например, причинение значительного вреда, материального ущерба, лишение семьи единственного кормильца и т. д.;
в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), несомненно, повышает его общественную опасность, что влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ;
г) особо активная роль в совершении преступления. Указанное обстоятельство связано с совершением преступления в соучастии, ибо особо активная роль может быть установлена судом лишь на фоне меньшей преступной активности соучастников. Однако сказанное не исключает признания особо активной роли в совершении преступления у двух или даже трех соучастников, если их общее число превышает названное. При этом особо активная роль может быть установлена и признана судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, на разных стадиях совершения преступления (приготовление, покушение, совершение оконченного преступления). Применительно к различным видам преступлений особо активная роль может проявляться в различных действиях виновного, например, при совершении убийства – в активном заманивании жертвы на место преступления, активных действиях по лишению жертвы жизни и действиях по проверке данного факта (контрольный выстрел, удар ножом и т.д.);
д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Все указанные лица в силу физиологического или физического состояния легко поддаются влиянию более опытных или физически и психически развитых лиц. Рассматриваемое обстоятельство может быть признано отягчающим наказание на разных стадиях преступной деятельности (например, привлечение несовершеннолетнего к получению плана квартиры при приготовлении к совершению квартирной кражи);
е) совершение преступления по-мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. Это обстоятельство содержит несколько разнородных признаков, каждый из которых подлежит самостоятельной оценке при назначении наказания.
В ст. 20 Пакта о гражданских и политических правах установлено, что «всякое выступление в пользу национальной, расовой и религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом». Конституция Российской Федерации запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной и религиозной принадлежности. На основе этого уголовный закон не только криминализировал действия, связанные с возбуждением национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК РФ), а в некоторых составах ввел их в качестве квалифицирующих признаков, но и установил, что совершение иных преступлений по мотивам национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды является отягчающим наказание обстоятельством.
Отнесение к числу отягчающих наказание обстоятельств совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц должно гарантировать защиту должностных лиц и граждан, действующих в дозволенных законом рамках. Данное обстоятельство может быть признано отягчающим наказание при совершении любого (как правило, умышленного) преступления – убийства, кражи и т.п., совершенного в отношении лица, выполнившего свой гражданский или общественный долг, профессиональные обязанности либо предпринявшего другие правомерные действия.
Совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение обладает повышенной общественной опасностью в силу того, что оно является своеобразным связующим звеном в целой цепи преступных действий. Так, совершение преступления с целью облегчить совершение другого свидетельствует об устойчивом преступном замысле виновного, для выполнения которого он идет на совершение не одного, а двух и более преступлений. Например, для совершения преступления в виде похищения человека виновный предварительно совершил хищение оружия, кражу автомобиля и т.д. Совершение преступления с целью скрыть другое нередко обусловливается не только желанием виновного остаться неизвестным, но и продолжить свою преступную деятельность в будущем;
ж) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. По своему содержанию данное обстоятельство близко примыкает к совершению преступления из мести за правомерные действия других лиц (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Однако в отличие от последнего совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или общественного долга может быть не из мести, а по другим мотивам, в том числе с целью пресечения служебной деятельности или общественного долга.
Следует учитывать, что под лицом, выполняющим служебную деятельность, следует понимать не только представителя власти или должностное лицо. Согласно ст. 9 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ* им может быть любой государственный служащий, осуществляющий предоставленные ему полномочия, либо иной работник коммерческой частной фирмы (предприятия), осуществляющий организационно-распорядительные или иные функции;
з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного. Беременность, малолетний возраст, беспомощность, беззащитность и зависимость потерпевших значительно облегчают совершение преступных действий по отношению к ним. Виновный осознает указанные обстоятельства, однако, игнорируя общеизвестные моральные нормы сострадания к слабым и беззащитным, совершает преступление;
и) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего характерно для преступлений, направленных против личности (раздел VII УК РФ). Однако данное обстоятельство может признаваться отягчающим наказание и при совершении иных преступлений, в частности хулиганства или захвата заложника, сопровождающихся действиями издевательского или садистского характера.

*Собрание законодательства РФ. 1995. № 31. Ст. 2990.
Под издевательством понимаются действия, унижающие честь и достоинство потерпевшего, причиняющие психические страдания потерпевшему, а под особой жестокостью – действия, которые причиняют потерпевшему особую физическую боль и страдания. Это может быть применение пыток, истязаний, в том числе с помощью электрического тока, огня, кислоты, воды и других средств, нанесение большого числа ран, применение медленно и мучительно^действующе-го яда, избрание для совершения преступления мест, памятных или священных для потерпевшего, например организация взрыва на кладбище, у могилы близких людей и т.д.;
к) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психологического принуждения. Целесообразность введения в УК данных обстоятельств, отягчающих наказание, обусловлена изменениями в криминогенной обстановке в стране, в динамике и структуре преступности. Все большее число преступлений совершается с использованием оружия, взрывчатых веществ, различных труднораспознаваемых ядов, технических устройств и т.д. Понятие физического или психического принуждения нами было раскрыто при характеристике смягчающих наказание обстоятельств. В данном случае по своему содержанию физическое и психическое принуждение не имеет какой-либо специфики;
л) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках. Чрезвычайное положение вводится на основании Конституции Российской Федерации и Закона РФ «О чрезвычайном положении» от 17 мая 1991 года*. К условиям стихийного бедствия относятся землетрясения, наводнения, ураганы и т.д., к условиям общественного бедствия – массовые беспорядки, крушения, аварии, ставящие под угрозу жизнь и здоровье населения и требующие аварийно-спасательных и восстановительных работ. Совершение преступления в указанных условиях усиливает его общественную опасность, свидетельствует о крайней низости и цинизме виновного, ибо последний сознает обстановку стихийного или общественного бедствия и использует ее для совершения преступления;
м) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора, повышает его общественную опасность. Введение в заблуждение потерпевшего, его обман или иные действия, связанные со злоупотреблением доверием, одновременно дискредитируют органы государственной власти или иные общественные и коммерческие организации, от имени которых действует виновный. Та же девальвация экономических отношений происходит в случаях, когда виновный использует для совершения преступления заключенный договор;
н) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти, в основном работников милиции, получило широкое распространение в последнее время. Как и в рассмотренном выше случае, использование форменной одежды и документов не только облегчает совершение преступления, но и дискредитирует органы государственной власти. Общественная опасность таких преступлений очень высока еще и потому, что потерпевший не решается дать отпор преступнику, опасаясь неблагоприятных для себя последствий.

*Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 22. Ст.773.

§ 3. Назначение более мягкого наказания и наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
В соответствии со ст. 64 УК РФ виновному может быть судом назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление. Основанием для такого решения суда являются по смыслу нормы закона три группы обстоятельств:
1. Исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления. В своем большинстве предусмотренные ст. 61 УК РФ смягчающие обстоятельства связаны как раз с оценкой целей и мотивов преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления. Именно поэтому в ч. 2 ст. 64 УК РФ предусматривается, что исключительными обстоятельствами могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.
2. Другие обстоятельства, влекущие назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом. Согласно ч. 1 ст. 64 УК РФ указанные обстоятельства не являются исключительными, однако, исходя из смысла указанной нормы, они должны им соответствовать. В качестве таких суд может признать обстоятельства, например, не перечисленные в ст. 61 УК РФ в качестве смягчающих наказание, но таковыми являющиеся по своей сути. Например, крайне тяжелое состояние здоровья виновного, престарелый возраст в сочетании с безупречным прошлым поведением и наличием заслуг перед государством и обществом и т.д.
Необходимым условием того, чтобы указанные выше в п. 1 и 2 обстоятельства стали основанием для назначения более мягкого наказания, является существенное уменьшение степени общественной опасности совершенного преступления. Этот вывод с указанием конкретных исключительных или других обстоятельств, на основе которых он сделан, должен быть указан в мотивированной части приговора суда при описании вопроса о назначении наказания.
3. Активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления. По своему назначению данное основание призвано способствовать профилактике и раскрытию групповых преступлений, основные формы которых предусмотрены ст. 35 УК РФ. При этом, чем организованнее, сплоченнее и устойчивее группа при совершении преступлений, тем больше вероятность признания активного содействия раскрытию группового преступления в качестве основания для назначения наказания с учетом ст. 64 УК РФ.
Социально-правовое значение указанного основания проявляется также в сфере борьбы с наиболее опасной разновидностью преступности – организованной. Так, возможность назначения более мягкого наказания в случае активного содействия участника группового преступления раскрытию этого преступления представляет собой важное правовое средство, с помощью которого правоохранительные органы могут получать информацию о совершенных организованными группами и преступными сообществами преступлениях и изобличать их организаторов и других соучастников.
Для применения ст. 64 УК РФ закон не требует наличия совокупности указанных выше трех групп обстоятельств. Главное, чтобы имеющиеся обстоятельства в совокупности либо в отдельности существенно уменьшали степень общественной опасности как совершенного преступления, так и самого виновного. Правило назначения более мягкого наказания может быть применено в отношении всех категорий преступлений, перечисленных в ст. 15 УК РФ. При этом судом должны быть оценены характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено заданное преступление, возможно в трех формах:
1. Назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК . В этом случае суд может назначить наказание ниже того срока или размера, который предусмотрен санкцией за конкретное преступление. Однако при этом должны быть соблюдены нижние пределы видов наказаний, то есть виновному не может быть назначено, например, менее одного месяца ареста (ч. 1 ст. 54 УК РФ) или менее шести месяцев лишения свободы (ч. 2 ст. 56 УК РФ).
2. Назначение более мягкого вида наказания, чем предусмотрено статьей Особенной части УК РФ. В качестве более мягких видов наказания выступают в данном случае те из них, которые находятся в перечне видов наказаний выше, чем наиболее мягкий вид наказания, предусмотренный статьей Особенной части УК РФ. Следует учитывать, что за отдельные преступления законом предусмотрено назначение наказания от более мягкого (штрафа) до более строгого (лишение свободы), например ст. 115, 116 УК РФ и др. В случае применения ст. 46 УК РФ и назначения наказания по указанным статьям Особенной части возможно смягчение наказания лишь в двух формах: первой и третьей. Назначение более мягкого наказания невозможно по причине того, что в санкции статьи уже предусмотрено назначение самого мягкого наказания – штрафа.
3. Неприменение дополнительного вида наказания, если он предусмотрен в качестве обязательного.
В ст. 65 УК РФ регулируется назначение наказания при вердикте присяжных о снисхождении или особом снисхождении. Введение данной нормы связано с возрождением в России суда с участием присяжных заседателей. Порядок его формирования и деятельности регулируется уголовно-процессуальным законодательством, а нормами уголовного закона – лишь вопросы назначения наказания при вердикте присяжных о снисхождении или особом снисхождении. Так, согласно ч. 1 ст. 65 УК РФ срок или размер наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступлений. При этом, если соответствующей частью статьи Особенной части УК РФ предусмотрены смертная казнь либо пожизненное лишение свободы, то эти виды наказаний не могут быть назначены виновному лицу. При назначении наказания судом учитываются смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.
При вердикте присяжных об особом снисхождении наказание назначается по правилам назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершение данного преступления, в соответствии со ст. 64 УК РФ. При этом суд в соответствии с ч. 4 ст. 65 УК РФ должен при окончательном выборе вида, срока и размера наказания учесть только смягчающие обстоятельства. Отягчающие наказание обстоятельства, даже если они имеются и установлены в процессе судебного заседания, во внимание не принимаются.
Вердикт о снисхождении или особом снисхождении выносится присяжными с учетом характера и степени тяжести преступления, личности виновного, наличия смягчающих и отягчающих наказание и иных обстоятельств дела. Поэтому вердикт присяжных может касаться одного преступления либо каждого из них, если виновным совершено несколько преступлений. Однако и в том и в другом случае при назначении наказания по совокупности преступлений его вид, срок или размер определяются по правилам, предусмотренным ст. 69 УК РФ.
§ 4. Назначение наказания за неоконченное преступление, за преступление, совершенное в соучастии, и при рецидиве преступлений
Согласно ст. 29 УК РФ неоконченное преступление имеет две стадии: приготовление к преступлению и покушение на преступление. Они различаются между собой как по фактической стороне, так и по тяжести содеянного. Кроме того, и приготовление к преступлению, и покушение на преступление менее опасны, чем оконченное преступление.
Согласно ч. 1 ст. 66 УК РФ при назначении наказания за неоконченное преступление должны учитываться обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Эти обстоятельства могут служить дополнительным основанием для индивидуализации наказания. Однако наряду с учетом указанных обстоятельств уголовный закон ввел строго формализованные верхние пределы наказания за приготовление (не свыше половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания за оконченное преступление) и покушение (не свыше трех четвертей). Кроме того, закон исключает применение за приготовление и покушение наиболее тяжких видов наказания – смертной казни и пожизненного лишения свободы. Это решение закрепило существовавшее в последнее время в судебной практике правило о неназначении смертной казни за неоконченное преступление.
Исходя из принципа равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ), все лица, совершившие преступление в соучастии, в равной степени ответственны за совершенное преступление. Это общий принцип, который корректируется на стадии назначения наказания. Прежде всего учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.
Применительно к преступлениям, совершенным в соучастии, закон требует от суда учитывать характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. В рамках исследования указанных фактов как раз и возможно подтверждение наличия или отсутствия обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, характерных для групповой преступной деятельности (например, п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ – особо активная роль в совершении преступления). При этом смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников (например, беременность, наличие малолетних детей, неоднократность преступления), учитываются при назначении наказания только этому соучастнику (ч. 2 ст. 67 УК РФ).
Совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость, существенно повышает его общественную опасность. Поэтому законодатель установил в ст. 68 УК РФ особенности назначения наказания при рецидиве преступлений. При назначении наказания за преступления любой разновидности рецидива учитывается число, характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительного воздействия предыдущего наказания оказалось недостаточно, а также характер и степень общественной опасности совершенных преступлений.
Вместе с тем уголовный закон ограничил усмотрение суда в определении наказания, установив строго формализованные нижние пределы наказания при рецидиве преступлений (не ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление), при опасном рецидиве (не менее двух третей) и при особо опасном рецидиве (не менее трех четвертей). Законодатель в качестве точки отсчета при назначении наказания при любой разновидности рецидива взял максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренного по соответствующей статье Особенной части. Такое решение фактически исключает применение альтернативных более мягких видов наказания (за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 68 УК РФ), что по замыслу законодателя должно служить сдерживающим фактором для лиц, склонных к совершению новых преступлений.
Уголовный закон предусматривает два исключения из общего правила назначения наказания при рецидиве (опасном, особо опасном рецидиве). Это, во-первых, если судимость лица является квалифицирующим признаком совершенного преступления. Законодатель исходит в данном случае из того факта, что повышенная опасность преступления уже нашла отражение в санкции статьи. Например, в ч. 2 ст. 123 УК РФ предусматривается ответственность за незаконное производство аборта лицом, ранее судимым за это преступление. Санкция в этом случае значительно выше, чем в части 1 этой же статьи, где предусмотрена ответственность за производство аборта без квалифицирующих признаков. Поэтому повторный учет этого признака означал бы двойное усиление ответственности за одно и то же деяние, что противоречит принципам уголовного законодательства.
Во-вторых, при наличии установленных судом исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, назначение наказания осуществляется без учета строго формализованных нижних пределов максимального срока наиболее строгого вида наказания. В этом случае назначается по правилам ст. 64 УК РФ более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.
§ 5. Назначение наказания по совокупности преступлений или по совокупности приговоров
В соответствии с ч. 1 ст. 69 УК РФ при совокупности преступлений наказание назначается за каждое совершенное преступление, то есть суд обязан сначала определить вид, срок или размер наказания отдельно за каждое преступление, входящее в совокупность, руководствуясь общими началами назначения наказания. При этом назначается за каждое преступление как основное, так и дополнительное наказание.
Назначение наказания отдельно за каждое преступление вызывается рядом факторов. Прежде всего, общие начала назначения наказания исходят из принципа определения наказания за каждое конкретное преступление. Поэтому иной подход к решению данного вопроса просто парализовал бы действие большинства статей главы 10 УК РФ. Кроме этого, следует учитывать и принципы уголовного процесса, согласно которым при производстве в кассационных и надзорных инстанциях анализируется обоснованность обвинения и справедливость назначенного наказания за каждое совершенное виновным преступление.
Следование правилу о назначении наказания за каждое преступление в отдельности является непременным условием для применения актов амнистии (ст. 84 УК РФ), так как нередко решение о полном или частичном освобождении от отбывания наказания, замене наказания более мягким принимается в акте амнистии применительно к конкретным преступлениям.
Однако суд не может игнорировать тот факт, что виновным совершено не одно, а два и более преступления. Для этого законодателем в ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ установлены обязательные к применению два принципа определения окончательного наказания: поглощения и сложения (полного или частичного) наказаний.
Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ при назначении окончательного наказания за преступление небольшой тяжести применяются оба принципа: наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.
При назначении окончательного наказания за преступления средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие применяется лишь один принцип: окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет. Подобное решение законодателя усиливает ответственность за повторные преступления, однако может послужить обстоятельством, сдерживающим их совершение.
УК РФ регламентируется также присоединение и сложение дополнительных видов наказаний. Так, если дополнительное наказание не было назначено ни за одно из входящих в совокупность преступлений, то оно не может быть определено при назначении окончательного наказания. В тех же случаях, когда за разные преступления назначается одинаковый вид дополнительного наказания, согласно ч. 4 ст. 69 УК РФ возможно их частичное или полное сложение при условии, что окончательное дополнительное наказание не может превышать максимального размера или срока, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ. При назначении разных видов дополнительных наказаний (например, лишении права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью и конфискации имущества) все они входят в состав окончательного наказания, указываются в резолютивной части приговора и исполняются самостоятельно.
В судебной практике встречаются случаи, когда после вынесения приговора выясняется, что виновный совершил еще одно преступление, за которое он не привлечен к суду. В этом случае окончательное наказание назначается по правилам ст. 69 УК РФ, однако в окончательное наказание засчитывается наказание, уже отбытое по первому приговору суда.
Несколько иные правила установлены при назначении наказания по совокупности приговоров. Указанная ситуация возникает лишь в том случае, когда наказание по предшествующему приговору не отбыто, а виновный вновь совершил преступление, за которое ему назначается наказание. По этим же правилам определяется наказание при совершении нового преступления условно-досрочно освобожденным от наказания (ст. 79 УК РФ) и при отсрочке отбывания наказания, предоставленной беременной женщине и женщине, имеющей малолетних детей (ч. 4 ст. 82 УК РФ).
Законодатель установил, что при назначении наказания по совокупности приговоров применяется принцип частичного или полного сложения наказаний: к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору. При этом окончательное наказание по совокупности приговоров в случае, если оно менее строгое, чем лишение свободы (например, исправительные работы), не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания в Общей части УК РФ. В приведенном выше примере -не более двух лет исправительных работ. Однако для лишения свободы сделано исключение – окончательное наказание может превышать максимальный срок лишения свободы, но не может быть более тридцати лет.
Такое решение законодателя социально оправдано, так как назначение наказания по совокупности приговоров свидетельствует о рецидиве преступлений и, следовательно, о большей общественной опасности повторного преступления и личности виновного, особенно, если ему по первому и второму приговору назначается лишение свободы. Этим же объясняется и требование законодателя о том, чтобы окончательное наказание по совокупности приговоров было больше как наказания за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
В случае если в первом или втором приговоре назначены дополнительные наказания, то их присоединение производится по правилам назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 4 ст. 69 УК РФ).
§ 6. Определение и исчисление сроков наказаний, зачет наказания
Статья 71 УК РФ предусматривает правила сложения различных видов наказания. Так, при частичном или полном сложении наказаний одному дню лишения свободы соответствуют один день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части; два дня ограничения свободы, три дня исправительных работ или ограничения по военной службе; восемь часов обязательных работ. Законодатель учитывает различную тяжесть назначенных виновному наказаний, что отвечает принципу справедливости и основным началам назначения наказания.
Вместе с тем ряд наказаний (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, конфискация имущества) вследствие несоотносимости между собой размеров и сроков наказания, а также их юридической природы (они могут быть назначены как дополнительные либо как основные и дополнительные) не могут быть сложены между собой и с другими видами уголовных наказаний. Они исполняются самостоятельно.
Для процесса назначения и исполнения наказания важное значение имеют принципы исчисления срока наказания. Ими руководствуется суд при определении срока отбытого и назначаемого наказания, а также органы, исполняющие наказания, – при представлении осужденных к условно-досрочному и иным видам досрочного освобождения.
Уголовным законодательством установлено, что сроки таких наказаний, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы, исчисляются в месяцах и годах, а обязательных работ – в часах (ч. 1 ст. 72 УК РФ). Соответственно суд в приговоре обязан назначить срок отбывания наказания как целыми годами, так и годами с месяцами, а при назначении обязательных работ – часами. Нередко суду при сложении наказаний либо замене одного другим, например более мягким, трудно исчислить срок годами и месяцами. Как правило, к моменту рассмотрения дела в суде он будет исчисляться и днями. Поэтому законодатель разрешил в этих случаях, а также при зачете наказания исчислять сроки наказания в годах, месяцах и днях.
В числе мер пресечения, применяемых к подозреваемому и обвиняемому до суда, наиболее строгой является содержание под стражей. Оно связано с изоляцией подозреваемого и обвиняемого от общества, с существенным ограничением его прав и законных интересов. По степени установленных Федеральным законом РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых»* правоограничений, данная мера приближается к наиболее суровому виду наказания – лишению свободы. Исходя из этого, а также руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, законодатель установил, что время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки назначаемых наказаний в тех же пропорциях, которые установлены при частичном или полном сложении наказаний.

*Российская газета. 1995. 20 июля.

При назначении же осужденному в качестве основного вида наказания в виде штрафа либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает виновного от его отбывания.
Глава XVIII
УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ
§ 1. Понятие условного осуждения и его место в системе мер уголовно-правового воздействия
В российской юридической литературе высказаны различные суждения относительно правовой природы условного осуждения и его места в системе мер уголовно-правового воздействия*. Наиболее убедительной представляется точка зрения М.П. Журавлева, который называет условное осуждение одним из видов уголовно-правового института условного неприменения наказания. Сущность последнего заключается в неприменении назначенного судом наказания при условии, если осужденный в течение определенного судом испытательного срока не совершит нового преступления, будет соблюдать возложенные на него обязанности и тем самым докажет свое исправление**.

*Ломако В.А. Применение условного осуждения. Харьков: Вища школа, 1976. С. 21; Музеник А.К., Уткин В.А., Филимонов О.В. Условное осуждение и отсрочка исполнения приговора. Томск: ТГУ, 1990. С. 8-15.
**Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. М П. Журавлева, А.И. Рарога. М.: Институт международного права и экономики, 1995. С. 161.

Действующим законодательством России предусмотрено три вида условного неприменения наказания. На стадии вынесения судом обвинительного приговора и назначения наказания ст. 73 УК РФ допускает возможность условного осуждения. На стадии исполнения назначенного судом наказания допустимо условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ), может быть предоставлена как на той, так и на другой стадии.
К условному неприменению наказания близко примыкает такой новый институт, как ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, предусмотренный ст. 90 УК РФ. Однако он используется на стадии освобождения лица от уголовной ответственности, без назначения наказания.
Условное осуждение является мерой уголовно-правового воздействия, применяемой на стадии вынесения судом обвинительного приговора и назначения наказания и выражающейся в освобождении от реального отбывания определенного наказания, если осужденный под контролем уполномоченного на то специализированного государственного органа выполнит условия испытания и докажет этим свое исправление. В системе уголовно-правовых мер условное осуждение выступает в качестве одного из видов условного неприменения наказания.
§ 2. Правила применения условного осуждения. Контроль за поведением условно осужденного
В ст. 73 УК РФ содержатся правила, которыми руководствуется суд при применении условного осуждения. Одни из них являются обязательными, поскольку суд обязан соблюдать их во всех случаях. Другие можно назвать факультативными ввиду того, что суд может применять их по своему усмотрению. Обязательными правилами применения условного осуждения являются следующие:
1. Условное осуждение возможно при назначении лишь некоторых видов наказания. Такими наказаниями, согласно ч. 1 ст. 73 УК , являются: исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы. Отсюда условное осуждение не может быть назначено, например, при осуждении к штрафу, аресту, смертной казни. Хотя в ст. 73 УК не назван конкретный вид наказания в виде лишения свободы, из текста ч. 1 ст. 57 УК РФ видно, что условное осуждение не может применяться при назначении пожизненного лишения свободы, так как последнее устанавливается только как альтернатива смертной казни. Этот вывод косвенно вытекает из ч. 3 ст. 73 УК , где упоминается только об определенных сроках лишения свободы.
2. Условное осуждение применяется к лицам, которые могут быть исправлены без отбывания наказания. Данное правило обязывает суд мотивировать свое решение о целесообразности условного осуждения в обвинительном приговоре. Оно также ориентирует на использование этой меры прежде всего в отношении лиц, совершивших преступление впервые, при случайных либо провоцирующих обстоятельствах и т.п. В целом же назначение условного осуждения, как указано в ч. 2 ст. 73 УК , должно основываться на анализе характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств.
Закон не содержит прямого запрета на применение условного осуждения к рецидивистам, ранее судимым, лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, и т.п. Но судебная практика в силу накопленного опыта склонна проявлять здесь определенную осторожность. Например, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1961 года «О судебной практике по применению условного осуждения» подчеркивается: «Условное осуждение, как правило, не должно применяться к лицам, виновным в совершении тяжких преступлений. Суд может применять условное осуждение к отдельным участникам таких преступлений лишь в тех случаях, когда установлена второстепенная роль этих лиц, а также если данные, характеризующие личность виновного, и обстоятельства, при которых совершено преступление, дают основание считать нецелесообразным изоляцию осужденного от общества»*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1961. № 6; 1970. № 1; 1984. № 4.

3. При назначении условного осуждения устанавливается испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. Замена уголовного наказания режимом испытания – одна из сущностных черт условного осуждения. Поэтому в ч. 3 ст. 73 УК не только указано на необходимость определения испытательного срока всем условно осужденным, но и названы предельные границы его продолжительности. В случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трех лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года – не менее шести месяцев и не более пяти лет.
Закон не исключает возможности применения условного осуждения при назначении наказания по совокупности преступлений. Такое решение может быть принято при окончательном определении срока наказания, причем осужденному устанавливается один испытательный срок. В течение испытательного срока условно осужденный считается имеющим судимость. По истечении испытательного срока судимость погашается.
В качестве факультативных правил применения условного осуждения можно выделить следующие:
1. При условном осуждении могут быть назначены дополнительные виды наказаний, кроме конфискации имущества. Принцип условности на дополнительные наказания не распространяется. Условным считается только основное наказание, а дополнительные наказания применяются реально, с момента вступления приговора в законную силу или обращения его к исполнению. Напомним, что по общему правилу штраф в качестве дополнительного наказания при условном осуждении может назначаться лишь в случаях, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, а лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и наказание в виде лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград -также и в других случаях, предусмотренных законом. Нельзя условно осуждать за те преступления, которые в обязательном порядке наказываются конфискацией имущества.
2. Назначая условное осуждение, суд может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей. В ч. 5 ст. 73 дан примерный перечень обязанностей, которые могут возлагаться на условно осужденного:
а) не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного;
б) не посещать определенные места;
в) пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания;
г) осуществлять материальную поддержку семьи.
Указано, что суд может возложить на лицо и другие обязанности, если они, по мнению суда, будут способствовать его исправлению.
Последнее обстоятельство требует от суда ответственного подхода, поскольку вышеупомянутые обязанности по своей сути есть не что иное, как правоограничения, способные существенно ущемлять конституционные права и свободы граждан. При определении их содержания следует руководствоваться ч. 2 ст. 7, указывающей, что меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Недопустимо возложение на условно осужденного очевидно невыполнимых обязанностей либо обязанностей, лишенных воспитательного смысла.
Факультативный характер данного правила обусловливает возможность условного осуждения без возложения на виновного каких-либо обязанностей. Однако их установление весьма желательно. Во-первых, отношение условно осужденного к возложенным на него обязанностям характеризует степень его исправления. Во-вторых, контролирующий орган с их помощью может более успешно управлять процессом предупредительно-воспитательного воздействия на данное лицо. Например, на основании ч. 7 ст. 73 УК контролирующий орган вправе обращаться в суд с представлением о полной или частичной отмене либо о возложении на условно осужденного новых обязанностей*.

*В тексте рассматриваемой нормы буквально сказано, что суд по представлению указанного органа вправе «дополнить ранее установленные для условно осужденного обязанности». Такая формулировка может создавать впечатление, что если суд при назначении условного осуждения сразу не возложил на виновного какие-либо обязанности, то впоследствии он уже не вправе этого делать. По нашему мнению, законодатель здесь всего лишь употребил стилистически неудачное выражение, которое необходимо истолковывать расширительно.

Помимо правил применения условного осуждения, ст. 73 УК РФ в ч. 6 содержит норму, выполняющую роль правового основания осуществления контроля за поведением условно осужденного. В частности, в ней сказано, что контроль за его поведением осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих – командованием воинских частей и учреждений. Порядок осуществления такого контроля урегулирован ст. 187-190 УИК РФ. Можно отметить, что в качестве вышеупомянутого «специализированного государственного органа» фактически выступают уголовно-исполнительные инспекции, которые осуществляют персональный учет условно осужденных в течение испытательного срока, контролируют с участием работников других служб органов внутренних дел соблюдение ими общественного порядка и исполнение возложенных судом обязанностей. В свою очередь, условно осужденные обязаны отчитываться перед уголовно-исполнительными инспекциями и командованием воинских частей о своем поведении, исполнять возложенные на них судом обязанности, являться по вызову в уголовно-исполни-тельную инспекцию. При неявке без уважительных причин условно осужденный может быть подвергнут приводу.
§ 3. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока
В ст. 74 УК РФ предусмотрены определенные способы, дающие суду возможность корректировать ранее принятое решение о назначении условного осуждения. Такими способами являются:
1) отмена условного осуждения по реабилитирующим осужденного признакам;
2) продление испытательного срока;
3) отмена условного осуждения по компрометирующим осужденного признакам.
Для каждого из этих способов законом предусмотрены соответствующие правовые основания.
Как видно из ч. 1 ст. 74 УК , правовым основанием отмены условного осуждения по реабилитирующим признакам является такое поведение осужденного, которое может служить доказательством его исправления. Из содержания норм УК и УИК РФ, регулирующих применение условного осуждения, видно, что подобное поведение должно выражаться прежде всего в несовершении в течение испытательного срока нового преступления или административного правонарушения, исполнении лицом возложенных на него судом обязанностей, отсутствии серьезных замечаний со стороны контролирующего органа. В этом случае условное осуждение отменяется автоматически по окончании испытательного срока, исчисляемого с момента вступления приговора в законную силу. Контроль за поведением лица прекращается, судимость погашается на основании п. «а» ч. 3 ст. 86 УК РФ.
По этому же основанию суд может отменить условное осуждение и до истечения испытательного срока, то есть досрочно, по представлению контролирующего органа, что создает дополнительный стимул к примерному поведению для осужденного. Однако такая отмена может состояться по истечении не менее половины установленного испытательного срока.
Правовые основания для продления испытательного срока условно осужденному возникают в случаях, когда лицо уклонилось от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершило нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание. Контролирующий орган в письменной форме предупреждает осужденного о возможности отмены условного осуждения и направляет в суд представление о продлении испытательного срока. Суд может продлить испытательный срок не более чем на один год или отказать в продлении испытательного срока. Однако условное осуждение не может быть при этом отменено.
Правовыми основаниями отмены условного осуждения по компрометирующим осужденного признакам являются:
а) совершение условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления. В этом случае условное осуждение отменяется в обязательном порядке и назначенное судом наказание присоединяется к наказанию, назначенному за вновь совершенное преступление, по правилам ст. 70 УК РФ. Определение об отмене условного осуждения выносится судом при постановлении нового приговора;
б) совершение условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести. В данной ситуации вопрос о целесообразности отмены условного осуждения рассматривается судом с учетом обстоятельств содеянного, данных, характеризующих личность и поведение осужденного в течение прошедшей части испытательного срока. В случае отмены условного осуждения наказание также назначается по правилам ст. 70 УК РФ;
в) систематическое или злостное неисполнение условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей.
В ст. 190 УИК РФ разъясняется, что систематическим неисполнением обязанностей являются совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом. К систематическому неисполнению обязанностей приравнены случаи, когда условно осужденный скрылся от контроля. Скрывающимся от контроля признается осужденный, место нахождения которого не установлено в течение более 30 дней. Вопрос о целесообразности отмены условного осуждения по этому основанию также решается судом по представлению органов, контролирующих поведение условно осужденного. В случае отказа в отмене условного осуждения решение суда должно быть мотивировано.
Глава XIX
ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ОТ НАКАЗАНИЯ
§ 1. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности и от наказания
При наличии определенных оснований виновный может быть полностью или частично освобожден от отбывания уголовного наказания за содеянное либо вообще освобожден от уголовной ответственности. Правовые основания такого освобождения приведены в разделе IV УК РФ. Так, основания освобождения от уголовной ответственности урегулированы в главе 11 и частично в главе 13, основания освобождения от наказания – в главе 12 и частично в главе 13 УК РФ.
Уголовный кодекс РФ предусматривает пять видов освобождения от уголовной ответственности:
1) в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ);
2) в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ);
3) в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК РФ);
4) в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ);
5) в связи с принятием акта амнистии (ст. 84 УК РФ).
Виды освобождения от наказания более разнообразны, их семь:
1) условно-досрочное освобождение (ст. 79 УК РФ);
2) замена неотбытой части наказания более мягким (ст. 80 УК РФ);
3) освобождение в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ);
4) в связи с отсрочкой отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ);
5) освобождение в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ);
6) освобождение на основании акта амнистии (ст. 84 УК РФ);
7) освобождение на основании акта помилования (ст. 85 УК РФ). Каждый из видов освобождения от уголовной ответственности и наказания имеет свои специфические особенности и нуждается в самостоятельном рассмотрении. Однако можно выделить некоторые их сходные черты, которые поддаются обобщению:
1. У всех видов освобождения имеется общая социально-правовая обусловленность. Уголовная ответственность и уголовное наказание – не лучшие средства разрешения социальных проблем, поэтому государство исходит из объективно существующей тенденции экономии применения уголовно-правового принуждения к своим гражданам. Введение разнообразных оснований освобождения от уголовной ответственности и от наказания является проявлением указанной тенденции, а в более широком контексте – это свидетельство реализации принципа гуманизма в уголовной политике, законодательстве, праве и правоприменении.
2. Основания освобождения в юридическом плане представляют собой совокупность юридических фактов, при наступлении которых рассматривается вопрос об освобождении или наступает освобождение от уголовной ответственности или от наказания. Однако основания освобождения схожи между собой еще и в том, что они представляют собой не просто юридические факты, а элементы научно обоснованной и законодательно закрепленной системы освобождения от уголовной ответственности и наказания. Выпадение одного из оснований может дезорганизовать всю систему освобождения от уголовной ответственности и от наказания либо существенно снизить ее эффективность.
3. Освобождение от уголовной ответственности и наказания может применяться лишь тогда, когда виновным совершено преступление. Это обстоятельство прямо зафиксировано в основаниях применения различных видов освобождения от уголовной ответственности и от отбывания наказания.
В то же время основания освобождения от уголовной ответственности и от наказания весьма разнородны. Прежде всего, от уголовной ответственности может быть освобождено лицо, совершившее преступление небольшой тяжести (в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с потерпевшим) или средней тяжести (в связи с изменением обстановки). Освобождение от наказания также возможно в случаях совершения виновным тяжкого или особо тяжкого преступления.
Освобождение виновного от уголовной ответственности применяется до вынесения судом приговора компетентными государственными органами, определенными нормами уголовно-процессуального законодательства (органами расследования, судом).
Освобождение от наказания осуществляется после того, как суд вынес обвинительный приговор и назначил конкретный вид и размер наказания.
Основания освобождения могут быть разделены в зависимости от степени их обязательности для органов правосудия. Так, большинство оснований освобождения от уголовной ответственности и от наказания применяются по усмотрению органов следствия и суда. Описывая основания освобождения во многих частях Общей части УК РФ, законодатель говорит о возможности такого освобождения органами правосудия. В результате этого образуется право суда на применение освобождения от уголовной ответственности и от наказания. В указанную группу входят основания освобождения, предусмотренные ч. 1 ст. 75, ст. 76,77,79,80, ч. 2 ст. 81, ч.З ст. 82 УК РФ.
Вторая группа – это основания освобождения, применение которых не право, а обязанность суда. Примерами могут быть освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ) либо от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ), в связи с наступлением психического расстройства (ч. 1 ст. 81 УК РФ), в связи с наступлением заболевания, делающего осужденного негодным к военной службе (ч. 3 ст. 81 УК РФ).
В зависимости от правовых последствий выделяются основания освобождения, применение которых обусловливается соблюдением осужденными установленных в законе правил поведения. В качестве таковых закон определил несовершение новых преступлений, выполнение возложенных судом обязанностей, соблюдение общественного порядка (ст. 79 УК РФ). Такие виды освобождения являются условными. В другую группу входят виды освобождения, при применении которых каких-либо условий освобождаемому не ставится (ст. 75-77 УК РФ). Эти виды называются в науке уголовного права безусловными.
Возможны и иные классификации оснований освобождения, однако наиболее правильным является рассмотрение конкретных оснований освобождения.
§ 2. Основания освобождения от уголовной ответственности
В ст. 75,77 УК РФ установлены различные основания освобождения от уголовной ответственности, объединенные общими чертами*. Во-первых, во всех случаях освобождение применяется к лицам, впервые совершившим преступления. Это лица, которые ранее не совершали преступления либо ранее совершали преступления, но в отношении их истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК РФ), истекли сроки давности обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ), если они освобождены от наказания (ч. 2 ст. 86 УК РФ), если судимость снята с них вследствие актов амнистии (ст. 84 УК РФ), помилования (ст. 85 УК РФ), если судимость погашена (ч. 3 ст. 86 УК РФ) или снята судом (ч. 5 ст. 86 УК РФ).

*Основания освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности и принятием амнистии будут изложены в отдельных параграфах настоящей главы.

Во-вторых, указанные виды освобождения от уголовной ответственности применяются к лицам, совершившим преступления небольшой тяжести, и лишь освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки – к лицам, совершившим преступления небольшой или средней тяжести.
В-третьих, указанные виды освобождения от уголовной ответственности являются безусловными, они не влекут возложение на освобождаемых каких-либо обязанностей и постановку перед ними каких-либо условий.
В-четвертых, их применение является правом компетентных органов (органов следствия и суда), но один из видов освобождения – предусмотренный ч. 2 ст. 75 УК РФ – может применяться и как обязательный.
Фактические основания освобождения существенно различаются. В ст. 75 УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Под ним законодатель понимает явку с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иные формы заглаживания вреда, причиненного преступлением. Содержание указанных обстоятельств уже раскрыто в главе XVII настоящего учебника при анализе смягчающих обстоятельств. Отметим, что деятельное раскаяние в указанных выше формах может быть признано судом обстоятельством, смягчающим наказание (ст. 61 УК РФ), а может – обстоятельством, влекущим освобождение от уголовной ответственности в соответствии со ст. 75 УК РФ. Основные критерии решения этого вопроса заключаются в характере и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, а также в характере его действий, свидетельствующих о деятельном раскаянии, а именно степени их активности, соответствия внутренним убеждениям и установкам виновного и т.п.
Согласно ч. 2 ст. 75 УК РФ лицо, совершившее преступление иной (более тяжкой) категории, при наличии условий, установленных ч. 1 ст. 75 УК РФ (совершение преступления впервые, деятельное раскаяние), может быть освобождено от уголовной ответственности. Эти случаи специально предусмотрены соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Например, добровольное освобождение похищенного человека (ст. 126 УК РФ), способствование добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации (ст. 275 УК РФ). Освобождение от уголовной ответственности в данных случаях является обязанностью органов следствия и суда.
Важным условием эффективности уголовно-правового регулирования является учет прав и законных интересов потерпевшего от преступления. В ст. 76 УК РФ закреплен один из способов учета интересов потерпевшего – возможность освобождения виновного лица от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Основанием для такого освобождения, кроме указанных ранее, является факт примирения лица, совершившего преступление, и потерпевшего. При этом примирение должно быть добровольным со стороны потерпевшего и оформленным в надлежащей процессуальной форме. Примирение с одним потерпевшим при наличии нескольких не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности.
Необходимым условием является то, что виновный (момент заглаживания вреда как условия примирения – до или в ходе примирения – не имеет значения) загладил причиненный потерпевшему вред. Заглаживанием может быть возмещение как материального, так и морального вреда. Такое возмещение должно быть достаточным с точки зрения потерпевшего, а не органов правосудия или виновного.
Возможность освобождения от уголовной ответственности в соответствии со ст. 77 УК РФ связывается с тем, что вследствие изменения обстановки виновный или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. Законодатель считает нецелесообразным привлекать к уголовной ответственности лиц, деяния или личность которых перестали быть опасными для общества.
Изменения обстановки, повлекшие утрату общественной опасности совершенного преступления, означают как крупные социально-экономические, политические перемены в масштабе страны, региона, так и изменения в рамках отдельных социальных ячеек общества (семьи, коллектива). Эти изменения влияют на общественное восприятие совершенного преступления, представляя его в условиях изменившейся обстановки непреступным деянием.
Так, припрятывание товаров от продажи в условиях тотального дефицита было криминализировано действовавшим ранее УК РСФСР, однако в условиях рыночных отношений привлечение к уголовной ответственности лиц, ранее совершивших данное преступление, вряд ли было бы оправданным в глазах общественного мнения и могло бы быть прекращено именно вследствие изменения обстановки.
Изменение обстановки, в результате которого виновный утратил общественную опасность, трактуется как изменение условий жизни и деятельности лица после совершения преступления. Причем эти изменения должны быть существенными, они должны разрушить тот причинный комплекс, который привел виновного к совершению преступления. В качестве таковых могут быть призыв на военную службу и разрыв с социально неблагополучной обстановкой, законопослушное и высоконравственное поведение в течение длительного времени, но до истечения сроков, предусмотренных ст. 78 УК РФ. Обязательными условиями для освобождения от уголовной ответственности по данному основанию является, как мы уже указывали ранее, совершение преступления впервые и небольшой или средней тяжести.
§ 3. Условно-досрочное освобождение от наказания и замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания
Социально-правовое назначение условно-досрочного освобождения осужденных от отбывания наказания определяется рядом обстоятельств:
1. Оно способствует достижению поставленных перед уголовным наказанием целей, ибо представляет мощный стимул нравственного изменения личности осужденного.
2. Это своеобразное средство обеспечения правопорядка, так как в основания освобождения входит правопослушное поведение осужденных во время отбывания наказания.
Основания условно-досрочного освобождения осужденных и последующего контроля за ними урегулированы в УК РФ, порядок освобождения – в УИК РФ, процессуальные аспекты деятельности суда по применению условно-досрочного освобождения – в уголовно-процессуальном законодательстве. Данный вид освобождения по своей юридической природе является комплексным правовым институтом.
В ст. 79 УК РФ установлено, что лицо, отбывающее исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.
Таким образом, условно-досрочное освобождение возможно от отбывания основных видов уголовного наказания, исчисляемых временными показателями. Исключения составляют обязательные работы и арест по причине краткости их срока.
Общим основанием для применения данного института является утрата осужденным общественной опасности и по этой причине нецелесообразность дальнейшего исполнения (отбывания) назначенного наказания.
Непосредственными основаниями являются отбытие определенной части назначенного наказания (формальные основания) и доказанность того факта, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания (материальное основание).
В качестве формального основания уголовным законом требуется, чтобы осужденный отбыл не менее половины срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести, или не менее двух третей срока наказания, назначенного за тяжкое преступление.
При осуждении за особо тяжкое преступление срок отбытого наказания, после которого возможно условно-досрочное освобождение, увеличен до трех четвертей. Эта же пропорция применяется к лицам, ранее условно-досрочно освобождавшимся, если такое освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ. При этом не имеет значения, какое по тяжести преступление совершил осужденный.
Такое решение законодателя вполне оправдано, так как лицу, ранее освобождавшемуся уловно-досрочно и злоупотребившему оказанным ему доверием, должны быть установлены более строгие условия повторного досрочного освобождения.
Одновременно законодатель установил, что фактически отбытый срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев (ч. 4 ст. 79 РФ). Это минимальный срок, в течение которого можно изучить личность осужденного, сделать выводы о его готовности соблюдать принятые в обществе правила поведения.
Применительно к другим видам наказания минимальный срок законом не установлен, и вопрос об условно-досрочном освобождении лиц от данных наказаний может быть поставлен раньше, чем истекут шесть месяцев. В этих случаях суд должен ориентироваться на установленные в уголовном и конкретизированные в уголовно-исполнительном законодательстве материальные основания условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В качестве такого основания выступает доказанность того факта, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания. УК РФ не предусмотрены критерии установления наступления такого факта. Однако они указаны в УИК РФ. Так, в представлении об условно-досрочном освобождении должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию (ч. 3 ст. 175 УИК РФ). В отношении осужденных к содержанию в дисциплинарной воинской части учитывается также отношение к военной службе (ч. 2 ст. 167 УИК РФ).
Иные основания установлены законодательством для условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы. Законодатель не связывает условно-досрочное освобождение этих лиц с возможностью достижения исправления осужденного. Это объясняется тем, что при осуждении к пожизненному лишению свободы на первом месте стоит цель восстановления социальной справедливости, а цель исправления становится излишней. Однако, несмотря на это, суд в целях исключения рецидива преступлений должен оценить степень изменения личности осужденного и прийти к выводу, что он после своего освобождения не совершит нового преступления.
Применительно к лицам, отбывающим пожизненное лишение свободы, установлен и повышенный срок, по истечении которого возможно их условно-досрочное освобождение. Он составляет двадцать пять лет (ч. 5 ст. 79 УК РФ). Такое решение законодателя оправдывается большей общественной опасностью совершенного преступления и личности виновного и тем, что для удовлетворения чувства общественной справедливости должен пройти значительный срок.
В период отбывания осужденным пожизненного лишения свободы важно не допустить совершения им рецидивных преступлений. Дело в том, что роль уголовно-правовых средств предупреждения рецидива при отбывании пожизненного лишения свободы значительно снижена. Максимальный срок наказания по совокупности приговоров за все вновь совершенные преступления будет одинаков. В качестве сдерживающего совершение рецидивных преступлений средства УИК РФ предусмотрел запрет представлять к условно-досрочному освобождению осужденных, совершивших во время отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление.
Было бы ошибкой, проявляя гуманное отношение к осужденным и освобождая их от отбывания наказания, не установить контроль государства и общества за их поведением. В этих целях уголовный закон устанавливает определенные
условия поведения освобожденного от отбывания наказания. Он не должен:
а) допускать нарушения общественного порядка; б) злостно уклоняться от исполнения возложенных на него судом при освобождении обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ; в) совершать новые преступления.
Уголовным законодательством дифференцирована ответственность освобожденного за нарушение указанных условий. Так, в случаях, если освобожденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклоняется от исполнения обязанностей, суд по представлению государственного специализированного органа или командования воинской части может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся неотбытой части наказания. Однако суд может и не согласиться с выводами представления и отказать в удовлетворении ходатайства об отмене условно-досрочного освобождения.
Иначе суд реагирует при совершении освобожденным нового преступления. В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ при совершении преступления по неосторожности суд может отменить условно-досрочное освобождение и может его сохранить. При решении этого вопроса суд учитывает тяжесть нового преступления и его последствий, личность виновного и его поведение во время неотбытой части наказания.
В первом случае он назначает наказание по правилам ст. 70 УК РФ, присоединяя к новому наказанию полностью или частично неотбытое наказание по предыдущему приговору. Во втором случае назначается новое наказание, которое исполняется параллельно с течением срока условно-досрочного освобождения.
Если же освобожденным совершено умышленное преступление, то суд отменяет условно-досрочное освобождение и окончательное наказание назначает по совокупности приговоров, присоединяя к назначенному наказанию полностью или частично неотбытое наказание по предыдущему приговору. Если лицо было условно-досрочно освобождено и от дополнительного наказания, то оно также может быть присоединено к основному наказанию.
Близким к условно-досрочному освобождению институтом является замена неотбытой части наказания более мягким. В отличие от условно-досрочного освобождения, замена неотбытой части наказания может применяться только в отношении лиц, отбывающих лишение свободы. Как и при условно-досрочном освобождении, закон предусматривает формальные основания для применения замены наказания более мягким. Они заключаются, во-первых, в совершении преступления небольшой или средней тяжести. Условно-досрочное освобождение возможно при совершении преступлений любой категории. Во-вторых, неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным не менее одной трети срока наказания. Это менее продолжительный срок, чем при условно-досрочном освобождении.
Уголовное законодательство не устанавливает каких-либо требований к степени исправления осужденного, в ч. 1 ст. 80 УК РФ лишь указано, что суд должен учесть поведение осужденного в период отбывания наказания. Уголовно-исполнительное законодательство содержит более подробное описание обстоятельств, учитываемых при решении вопроса о замене неотбытой части наказания более мягким видом. Согласно ч. 3 ст. 175 УИК РФ, в представлении должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, его поведение, отношение к труду и учебе, а также отношение к совершенному преступлению.
Как и при условно-досрочном освобождении, лицо, которому заменяется лишение свободы более мягким наказанием, может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.
Замена неотбытой части наказания более мягким должна смягчить участь осужденного. Это возможно при соблюдении двух условий. Первое – наказание должно быть действительно более мягким, то есть расположенным выше в перечне наказаний, предусмотренном ст. 44 УК РФ, чем лишение свободы. Второе – срок более мягкого наказания, согласно ч. 3 ст. 80 УК РФ, не должен превышать пределы, установленные уголовным законодательством для каждого вида уголовного наказания (например, ареста – шести месяцев, исправительных работ – двух лет и т. д.).
§ 4. Досрочное освобождение осужденных от наказания в связи, с болезнью и отсрочкой отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей
Вопрос о досрочном освобождении от отбывания наказания может возникнуть не только по причине изменения нравственных качеств личности виновного, но и по причине изменения его психического или физического здоровья. Такие основания, установленные в ст. 81 УК РФ, включают в себя наступление у виновного после совершения преступления психического расстройства, исключающего возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
Установление данного основания освобождения имеет свое обоснование. Было бы негуманным, да и нецелесообразным, применять карательные элементы наказания к тем лицам, которые вследствие своей психики их не воспринимают и не оценивают. Еще более нелогичным было бы применение к ним мер воспитательного характера. Исходя из этого, законодатель установил, что если психическое расстройство наступило до вынесения приговора, то виновный освобождается от назначения наказания; если после вынесения приговора, но до его реального исполнения, то имеет место освобождение от отбывания наказания; если во время исполнения наказания – виновный освобождается от дальнейшего отбывания наказания. Однако таким лицам могут назначаться принудительные меры медицинского характера, основания, цели и виды которых регламентированы нормами главы 15 УК *.

*Применение принудительных мер медицинского характера изложено в главе XXI настоящего учебника.

Освобождение от наказания либо его отбывания вследствие наступления указанного в ч. 1 ст. 81 УК РФ психического расстройства является обязанностью суда, оно не зависит от его усмотрения и применяется в обязательном порядке. В отличие от него, освобождение от отбывания наказания лица, заболевшего тяжелой болезнью, является правом суда, поскольку наличие болезни, препятствующей отбыванию наказания, является не единственным основанием, оцениваемым судом. Необходимо, чтобы болезнь препятствовала отбыванию наказания. Такой вывод может сделать суд лишь в том случае, когда назначено уголовное наказание. Соответственно, в отличие от освобождения в связи с наступившим психическим расстройством, освобождение по причине заболевания тяжелой болезнью возможно лишь после вынесения приговора суда и назначения наказания. Это могут быть стадии обращения приговора к исполнению или непосредственного исполнения наказания. Если лицо заболело тяжелой болезнью до вынесения приговора и это обстоятельство было учтено при выборе вида и размера наказания, то в последующем факт тяжелой болезни не может служить основанием для досрочного освобождения.
Препятствует ли тяжелая болезнь отбыванию наказания, устанавливается медицинской или врачебно-трудовой экспертной комиссией. Сама болезнь должна входить в специальный перечень заболеваний, установленный Министерством здравоохранения Российской Федерации.
Процедурные аспекты решения вопросов освобождения осужденных от наказания урегулированы в уголовно-процессуальном законодательстве и Уголовно-исполнительном кодексе РФ. Согласно ч. 5 и 6 ст. 175 УИК РФ, при наступлении обстоятельств, указанных в ч. 1 и 2 ст. 81 УК РФ, органом или учреждением, исполняющим наказание, вносится в суд представление об освобождении осужденного от отбывания наказания. Вместе с ним направляются заключение медицинской комиссии и личное дело осужденного.
В случае выздоровления осужденных они могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные статьями 78 и 83 УК РФ. Решение об этом принимает суд, учитывая все обстоятельства, характеризующие совершенное преступление, личность виновного, его последующее поведение, степень выздоровления и другие обстоятельства. Не могут быть освобождены от уголовной ответственности и наказания лица, совершившие преступления против мира и безопасности человечества, поскольку на них не распространяются сроки давности привлечения к уголовной ответственности и давности обвинительного приговора суда.
Аналогично могут быть привлечены к уголовной ответственности и наказанию лица, совершившие преступления, наказуемые или уже наказанные смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Вопрос об их привлечении к уголовной ответственности и наказанию после их излечения должен решаться судом независимо от истечения сроков давности, указанных в ст. 78 и 83 УК РФ.
В ч. 3 ст. 81 УК РФ предусмотрена возможность освобождения от отбывания наказания или замены неотбытой части более мягким наказанием военнослужащим, отбывающим арест либо содержание в дисциплинарной воинской части, в случае заболевания, делающего их не годными к военной службе. Уголовно-исполнительное законодательство расширяет этот перечень, включив в него наказание в виде ограничения по военной службе (ч. 1 ст. 174 УИК РФ). Решение о признании военнослужащего ограниченно годным или негодным к военной службе принимается командованием воинской части по заключению военно-врачебной комиссии, которое вместе с представлением командования направляется в суд (ст. 148 УИК РФ).
Специфическим видом освобождения от отбывания наказания является освобождение женщин, которым ранее была предоставлена отсрочка отбывания наказания в связи с их беременностью и наличием малолетних детей (ст. 82 УК РФ). Особенности данного вида освобождения заключаются в том, что предварительно женщинам предоставляется отсрочка отбывания наказания до достижения ребенком восьми лет, а затем уже решается вопрос об освобождении или дальнейшем отбывании наказания. Соответственно законодательством регулируются основания и порядок предоставления отсрочки и освобождения от отбывания наказания.
Отсрочка может быть предоставлена беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, за исключением женщин, осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. По смыслу ст. 82 УК отсрочка может быть предоставлена от тех наказаний, которые, во-первых, имеют временные рамки (срок) отбывания, во-вторых, исполняются в определенном для этого месте или в учреждении (см. ч. 2 и 3 ст. 82 УК РФ). Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что в законе речь идет об отсрочке отбывания лишения свободы, ареста и ограничения свободы. Пожизненное лишение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части не входят в данный перечень, поскольку женщины не могут осуждаться к данным видам наказания.
Уголовным законом предусмотрена возможность отмены отсрочки и направления осужденной для отбывания назначенного наказания. Основаниями для такого решения суда являются отказ от ребенка или уклонение от его воспитания после предупреждения, сделанного органом, осуществляющим контроль за поведением женщины, которой предоставлена отсрочка.
При этом, согласно ч. 4 ст. 178 УИК РФ, осужденная считается уклоняющейся от воспитания ребенка, если она, официально не отказавшись от ребенка, оставила его в родильном доме или передала в детский дом, либо ведет антиобщественный образ жизни и не занимается воспитанием ребенка и уходом за ним, либо оставила ребенка родственникам, либо скрылась, либо совершает иные действия, свидетельствующие об уклонении от воспитания ребенка.
Отсрочка наказания осужденной женщине является условной не только потому, что она обязана соблюдать в период отсрочки указанные выше условия, но еще и потому, что в зависимости от этих условий решается дальнейшая ее судьба. Возможны три варианта решения этого вопроса: освобождение осужденной от отбывания оставшейся части наказания; замена оставшейся части наказания более мягким наказанием; возвращение осужденной в соответствующее учреждение для отбывания оставшейся части наказания. Решение принимается судом по представлению уголовно-исполнительной инспекции, исходя из учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, поведения осужденной, ее отношения к воспитанию ребенка, отбытого и неотбытого сроков наказания (ч. 5 ст. 178 УИК РФ). При этом суд должен учитывать ряд обстоятельств:
1. Уголовно-исполнительное законодательство дополняет установленные в ч. 3 ст. 82 УК РФ основания еще таким фактом, как смерть ребенка (см. ч. 5 ст. 178 УИК РФ). В этом случае суду также необходимо решить вопрос о судьбе осужденной женщины и освободить от отбывания оставшейся части наказания, или заменить ее более мягким наказанием, или направить осужденную для дальнейшего отбывания наказания. При этом в качестве дополнительных суд должен оценить обстоятельства смерти ребенка, его возраст, наличие или отсутствие вины матери и т. д.
2. Отмена отсрочки с последующим исполнением оставшейся части наказания, а также замена наказания более мягким возможны независимо от категории преступления, за которое была осуждена женщина. Сроки давности обвинительного приговора суда, установленные в ст. 83 УК РФ, не распространяются на время отсрочки отбывания наказания, поскольку согласно ст. 82 УК отсрочка применяется к женщинам, в отношении которых приговор суда уже был приведен в исполнение и осужденная отбыла уже часть срока наказания.
Если женщина, которой предоставлена отсрочка отбывания наказания в связи с беременностью или рождением ребенка, совершает новое преступление в период отсрочки, то наказание ей назначается по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ). При этом к наказанию за новое преступление полностью или частично присоединяется та часть наказания, назначенного по первому приговору, отбывание которой было отсрочено в связи с беременностью осужденной или рождением ею ребенка.
§ 5. Освобождение от уголовной ответственности или от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности
Под давностью привлечения к уголовной ответственности или исполнения обвинительного приговора суда понимается истечение определенных в законе сроков со дня совершения преступления, в первом случае, и со дня вступления приговора в законную силу – во втором, что при соблюдении установленных условий освобождает виновного от уголовной ответственности или от отбывания наказания. Речь идет о двух институтах – истечении давности привлечения к уголовной ответственности и истечении давности исполнения обвинительного приговора, регламентируемых соответственно ст. 78 и 83 УК РФ. Указанные институты уголовного права имеют много общих черт.
Во-первых, наличие и того и другого объясняется необходимостью повышения эффективности уголовно-правового регулирования ответственности и наказания виновных. Дело в том, что эффективность во многом определяется оперативностью реагирования государства на совершенное преступление: чем меньше времени проходит между преступлением, ответственностью и наказанием виновного, тем, как правило, выше эффективность его воздействия. И напротив, большой промежуток времени делает ответственность виновного и его наказание менее актуальным и целесообразным с точки зрения общественного сознания. Поэтому уголовным законом установлены определенные сроки, по истечении которых и при соблюдении определенных условий становится невозможным привлечение к уголовной ответственности или отбывание наказания.
Во-вторых, продолжительность сроков давности в обоих институтах находится в прямой зависимости от категорий преступлений, приведенных в ст. 15 УК , а значит, и их общественной опасности. Так, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:
а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;
б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
в) десять лет после совершения тяжкого преступления;
г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления. При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до вступления приговора в законную силу.
Аналогичные по размеру сроки установлены и для давности исполнения обвинительного приговора суда. Однако в этом случае различается момент начала течения сроков давности, он начинается с момента вступления приговора в законную силу.
В-третьих, и в том и в другом случае течение сроков давности приостанавливается, если лицо уклоняется: в первом случае – от следствия и суда, во втором – от отбывания наказания. Под уклонением следует понимать любые умышленные действия лица (изменение фамилии, места жительства, неявка по вызову в следственные органы, органы, исполняющие наказания), совершенные в целях избежать уголовной ответственности или наказания и обусловившие проведение первоначальных розыскных мероприятий местного, всероссийского или международного (Интерпол) розыска. При задержании разыскиваемого или явке его с повинной течение срока давности возобновляется, и к времени, истекшему до уклонения лица от следствия, суда или отбывания наказания, суммируется время, прошедшее с момента его задержания или явки с повинной. Если сумма получается равной или большей, чем установленные в ст. 78 и 83 УК РФ сроки давности, то лицо освобождается от уголовной ответственности или от отбывания наказания.
В-четвертых, в рассматриваемых случаях истечение срока давности является обязательным основанием для освобождения лица от уголовной ответственности или от отбывания наказания. Однако законом предусматриваются случаи, когда применение сроков давности является правом суда. Основания для такого решения суда являются едиными при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и от отбывания наказания. Речь идет о применении наиболее суровых наказаний – смертной казни и пожизненного лишения свободы и, соответственно, об особо тяжких преступлениях, как правило, направленных против жизни человека.
Так, в соответствии с ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить лицо от уголовной ответственности, хотя и истекли сроки давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.
Аналогичное правило установлено в ч. 3 ст. 83 УК РФ с той лишь разницей, что речь идет об исполнении приговора суда к смертной казни или пожизненному лишению свободы. Если же суд не сочтет возможным применить сроки давности, то смертная казнь или пожизненное лишение свободы заменяются лишением свободы на определенный срок.
В-пятых, исходя из международных пактов и соглашений, к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (ст. 353,356 и 358 УК РФ) либо осужденным за них, сроки давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения обвинительного приговора не применяются. Различия между названными институтами определяются тем, на какой стадии реализации уголовной ответственности решается вопрос о применении сроков давности. До вступления приговора в законную силу лицо по истечении сроков давности освобождается от уголовной ответственности на основании ст. 78 УК РФ. После вступления приговора в законную силу решается вопрос о применении сроков давности и освобождении от отбывания наказания в соответствии со ст. 83 УК РФ.
§ 6. Амнистия и помилование
Применение амнистии и помилования обусловливается реализацией принципа гуманизма по отношению к лицам, совершившим преступления и отбывающим наказания. И в акте амнистии, и в акте помилования не ставятся под сомнение ни нормы уголовного закона, ни приговор суда, которым лицо осуждено к наказанию. Главным и определяющим выступают в рассматриваемых случаях проявление милосердия государства в лице его федеральных органов государственной власти к преступнику, вера в возможность того, что этот акт милосердия будет правильно оценен осужденным и составит основу для его последующей правопослушной жизни.
Принятие актов амнистии и помилования отнесено к компетенции федеральных органов государственной власти РФ. Конституцией РФ объявление амнистии отнесено к полномочиям Государственной Думы Федерального Собрания РФ (п. «е» ст. 103), а помилование – к полномочиям Президента РФ (п. «в» ст. 89).
Амнистия и помилование не могут рассматриваться только как акты, являющиеся основаниями освобождения осужденных от уголовной ответственности и наказания. Содержание указанных актов и, соответственно, их значение намного шире. Они могут предусматривать те виды смягчения положения осужденных, которые не ведут к освобождению от уголовной ответственности или от наказания либо вообще распространяются на лиц, уже освобожденных от отбывания наказания (снятие судимости). В то же время амнистия и помилование имеют и принципиальные различия между собой.
Амнистия объявляется в отношении индивидуально не определенного круга лиц. Обычно это отдельные категории граждан, совершивших преступления (женщины, в том числе беременные или имеющие малолетних детей, инвалиды, участники Великой Отечественной войны, других военных действий, несовершеннолетние и т.д.). Перечень этих категорий граждан, а также вид смягчения их положения определяются в зависимости от повода для издания акта амнистии.
Помилование, согласно ст. 85 УК , осуществляется в отношении индивидуально определенного лица с указанием конкретных личных данных – фамилии, имени, отчества, года и места рождения и т.д.
Акт амнистии, как правило, принимается в связи со знаменательными историческими датами, политическими, военными и иными событиями. Именно они определяют круг лиц, подлежащих амнистии, и виды смягчения их положения (полное или частичное освобождение от наказания, замена наказания более мягким и т.д.). Например, в актах амнистии, принимавшихся в связи со знаменательными датами Победы в Великой Отечественной войне, в числе категорий, подлежащих амнистии, указывались лица, принимавшие участие в этой войне, награжденные орденами и медалями за участие в боевых действиях или за самоотверженный труд в тылу, и другие.
Акт помилования является актом повседневной правоприменительной практики. На решение Президента РФ о помиловании того или иного лица может повлиять приближение знаменательной даты, события, участником которого был помилованный (например, боевых действий в Афганистане). Однако этот факт не является, как при амнистии, определяющим. Поэтому помилование не зависит от наступления знаменательных дат, а осуществляется по мере поступления и рассмотрения Комиссией по вопросам помилования при Президенте РФ необходимых материалов.
Различаются акты амнистии и помилования по наступившим после их принятия уголовно-правовым последствиям. Согласно ст. 84 УК РФ, актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности, а лица, осужденные судом, могут быть освобождены от наказания либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. Они также могут быть освобождены от дополнительного наказания. С лиц, отбывших наказание, может быть снята судимость.
Акт помилования не может освобождать от уголовной ответственности. Как устанавливается в ч. 2 ст. 85 УК РФ, актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. Кроме того, с отбывшего наказание актом помилования может быть снята судимость.
Отличается порядок применения амнистии и помилования. Согласно ч. 4 ст. 175 УИК РФ, порядок применения амнистии определяется органом, издавшим акт об амнистии, Для этого Государственной Думой принимается отдельное от акта амнистии постановление о порядке ее применения. Ранее для решения вопросов о распространении акта амнистии на конкретных лиц создавались комиссии из представителей органов государственной власти, включая правоохранительные органы, общественных объединений. В последнее время решение о применении амнистий принимают органы следствия при освобождении от уголовной ответственности, суд при вынесении обвинительного приговора либо администрация учреждений и органов, исполняющих наказания, при освобождении от отбывания наказания. Постановление органов следствия и исполнения наказания о применении амнистии санкционируются прокурором.
Помилование может наступить по ходатайству самого осужденного, его родственников, общественных объединений, трудовых коллективов, а также учреждений и органов, исполняющих наказания. В последнем случае в представлении о помиловании должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к труду и учебе во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию (ч.3 ст. 175 УИК РФ).
Ходатайство о помиловании направляется в Комиссию по вопросам помилования при Президенте РФ, которая рассматривает поступившие материалы. В тех случаях, когда ходатайство о помиловании поступило от осужденного, его родственников, общественного объединения или трудового коллектива, то запрашивается характеристика осужденного и мнение администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, о целесообразности помилования осужденного.
§ 7. Судимость
Вступление обвинительного приговора в законную силу с назначением реального или условного наказания влечет появления у осужденного судимости.
Судимость представляет собой особое правовое состояние лица, содержание которого составляет совокупность уголовно-правовых, уголовно-исполнительных и иных общеправовых последствий.
Уголовно-правовые последствия являются важнейшим в институте судимости. Они проявляются при совершении судимым лицом нового преступления и назначении наказания за него. К их числу следует отнести то, что судимость влияет на: признание рецидива опасным или особо опасным (ч.2 и 3 ст. 18 УК РФ); выбор судом вида уголовного наказания (ч.2 ст. 53 УК РФ) и вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ); назначение наказания при рецидиве и особо опасном рецидиве (ст. 68 УК РФ); применение оснований освобождения от уголовной ответственности (ч.1 ст. 75, ст. 76 и 77 УК РФ); исчисление сроков отбывания наказания при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (п. «б» ч.3 ст. 79 УК РФ); исчисление сроков давности обвинительного приговора (ч. 1 ст. 83 УК РФ). Кроме того, судимость учитывается при квалификации преступления в нормах Особенной части УК РФ, а также в качестве обстоятельства, отягчающего уголовное наказание (п. «а» ч.1 ст. 63 КУ РФ).
Судимость порождает определенные правовые последствия и при исполнении уголовных наказаний, в основном лишения свободы. Указанные (уголовно-исполнительные) последствия обычно не выделяются в теории и учебной литературе по уголовному праву. Между тем объективно они существуют, поскольку закреплены в нормах уголовно-исполнительного законодательства. Так, судимость влечет раздельное содержание осужденных к ограничению свободы (ч. 5 ст. 50 УИК РФ) и аресту (ч. 1 ст. 69 УИК РФ), ограничение в переводе в колонию-поселение (ч. 3 ст. 78 УИК РФ). Она влияет на предоставление осужденным права передвижения без конвоя или сопровождения (ч. 2 ст. 96 УИК РФ), права выезда за пределы мест лишения свободы (ч. 3 ст. 97 УИК РФ). Осуждение за тяжкое или особо тяжкое преступление в период отбывания пожизненного лишения свободы исключает представление осужденного к условно-досрочному освобождению (ч. 2 ст. 176 УИК РФ).
Большую группу составляют та называемые общеправовые последствия судимости. Они устанавливаются нормами государственного, гражданского, трудового, административного и иных отраслей права. В их числе – ограничение в занятии каких-либо государственных должностей (работников милиции, прокуратуры, судей, присяжных заседателей, арбитражных управляющих, частных детективов и т.д.) либо в занятии какой-либо деятельностью (педагогической, финансово-экономической, биржевой и др.).
Наличие судимости может послужить основанием для отказа в допуске к государственной тайне (ч. 1 ст. 22 Закона РФ «О государственной тайне»*) либо в призыве на военную службу (ч. 1 ст. 20 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе»*).

*Российская газета. 1993. 21 сентября.
**Российская газета. 1998. 2 апреля.

Столь существенные правовые последствия, которые влечет судимость, ограничивают права и свободы гражданина, особенно после отбытия наказания. Поэтому законодатель подробно урегулировал основания возникновения и погашения (снятия) судимости, ее временные рамки. Так, лицо считается судимым, согласно ч. 1 ст. 86 УК РФ, с момента вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Однако это правило действует в том случае, если обвинительным приговором суда назначено наказание (реальное или условное). Если же лицо от уголовной ответственности по рассмотренным выше основаниям, то состояние судимости не возникает.
Судимость распространяется на время отбывания наказания и сверх этого – на срок, установленный уголовным законом. Вполне закономерно, что этот срок дифференцирован в зависимости от тяжести совершенного преступления и вида наказания.
При осуждении к условной мере наказания судимость погашается по истечении испытательного срока иными, более мягкими мерами наказания – один год после отбытия наказания.
Если же лицо осуждено к наказанию в виде лишения свободы, то срок погашения судимости зависит от вида совершенного преступления: в случае совершения преступления небольшой или средней тяжести этот срок равен трем годам после отбытия наказания, тяжкого преступления – шести годам, особо тяжкого преступления – восьми годам.
Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания (например, условно-досрочно) или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.
Для погашения судимости не требуется решения суда или какого-либо документа, удостоверяющего этот факт. Погашение судимости происходит автоматически, по истечении указанных в законе сроков. Законодатель не только урегулировал порядок и сроки погашения судимости, но и предусмотрел в ст. 86 УК РФ норму, стимулирующую правопослушное поведение освобожденного от отбывания наказания. Если осужденный после отбывания наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости. Судимость может быть снята также актом амнистии или помилования.
Погашение или снятие судимости аннулируют все правовые последствия, связанные с судимостью, и лицо приобретает правовой статус гражданина в полном объеме.
Глава XX
УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
11. Характеристика уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних
Выделение самостоятельного раздела V и главы 14 УК РФ, посвященных особенностям уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, обусловлено актуальностью проблемы преступности подростков, спецификой уголовной ответственности лиц, которым к моменту совершения преступления не исполнилось восемнадцати лет, и значением уголовно-правовых мер противодействия правонарушениям этой социальной группы. В значительной мере глава 14 (ст. 87-96 УК РФ) является сводом норм, содержащих исключения из общих правил уголовной ответственности, предусмотренных Общей частью УК . Необходимость этого диктуется как распространенностью преступности несовершеннолетних, значительным удельным весом ее в общей массе преступности, так и особенностями социально-психологического, нравственного и правового воспитания этой категории населения.
Глава 14 раздела V УК РФ соответствует Минимальным стандартным правилам ООН, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, 1985 года, другим документам ООН и общепризнанным международным принципам, учитывает опыт регламентации этих вопросов в дореволюционном российском уголовном законодательстве (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г.) и в современном зарубежном законодательстве.
Статья 87 УК РФ в ч. 1 устанавливает, что несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет.
При ответственности несовершеннолетних очень важно точное установление возраста лица, совершившего преступление. Порядок установления возраста и правила, которыми руководствуются российские суды, органы следствия и дознания, содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 16 от 3 декабря 1976 года «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (с последующими изменениями)*. В соответствии с п. 6 указанного Постановления необходимо принимать меры к точному установлению возраста несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения). При этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная со следующих суток. При установлении возраста судебно-медицинской экспертизой днем рождения подсудимого надлежит считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством лет следует исходить из предполагаемого экспертизой минимального возраста такого лица.

*Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам М , 1995. С. 146-155.

При наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, суды в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством должны выяснить степень умственной отсталости несовершеннолетнего, мог ли он полностью осознавать значение своих действий и в какой мере руководить ими. В необходимых случаях для установления этих обстоятельств по делу должна быть произведена экспертиза специалистами в области детской и юношеской психологии (психолог, педагог) или указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта-психиатра.
Согласно ч. 2 ст. 87 УК РФ несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть назначено наказание либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия.
§ 2. Виды наказаний несовершеннолетних и особенности их применения
Из тринадцати видов наказаний, предусмотренных ст. 44 УК РФ, к несовершеннолетним в соответствии со ст. 88 УК РФ могут быть применены только шесть: 1) штраф; 2) лишение права заниматься определенной деятельностью; 3) обязательные работы; 4) исправительные работы; 5) арест; 6) лишение свободы на определенный срок.
К несовершеннолетним, совершившим преступление, не применяются следующие виды наказания: 1) смертная казнь; 2) пожизненное лишение свободы; 3) содержание в дисциплинарной воинской части; 4) ограничение свободы; 5) конфискация имущества; 6) ограничение по военной службе; 7) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; 8) лишение права занимать определенные должности. Некоторые, из них (специальные) неприменимы в силу нереальности (несовершеннолетний не может быть военнослужащим, находиться на государственной должности и т. п.), а такие, как ограничение свободы, пожизненное лишение свободы, смертная казнь, а также конфискация имущества, – в силу идей гуманизма и справедливости в уголовной политике государства. Применение каждого из указанных в ч. 1 ст. 88 УК РФ видов наказания к несовершеннолетним имеет свои особенности. Так, штраф назначается только при наличии у несовершеннолетнего осужденного самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание. В отличие от общих размеров штрафов (от 25 до 1000 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода за период от двух недель до одного года, предусмотренных ч. 2 ст. 46 УК РФ), к несовершеннолетним, совершившим преступление, штраф назначается в размере от 10 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода за период от двух недель до шести месяцев (ч. 2 ст. 88 УК РФ).
Аналогичным образом решается вопрос относительно и других видов наказания несовершеннолетних, предусмотренных ч. 1 ст. 88 УК РФ. Так, обязательные работы назначаются несовершеннолетним на срок от 40 до 160 часов. Взрослым осужденным этот вид наказания может быть назначен на срок от 60 до 240 часов и отбывается не свыше четырех часов в день (ч. 2 ст. 49 УК РФ). Обязательные работы для несовершеннолетних, осужденных за совершенное преступление к этому виду наказания, заключаются в выполнении работ, посильных для них, исполняемых в свободное от учебы или основной работы время, продолжительностью не более 2-х часов в день лицами в возрасте до 15-ти лет и 3-х часов в день – лицами в возрасте от 15-ти до 16-ти лет (ч. 3 ст. 88 УК РФ). Исправительные работы несовершеннолетним осужденным назначаются на срок до одного года (ч. 4 ст. 88 УК РФ), в то время как взрослым осужденным – на срок до двух лет (ч. 1 ст. 50 УК РФ).
Арест, согласно ч. 5 ст. 88 УК РФ, назначается несовершеннолетним осужденным, достигшим к моменту вынесения судом приговора 16-летнего возраста, на срок от одного до четырех месяцев (ч. 1 ст. 54 УК РФ). К лицам, не достигшим 16-летнего возраста, этот вид наказания вообще не применяется.
Еще более значительно для несовершеннолетних сокращены сроки такого вида наказания, как лишение свободы. Если в отношении взрослых осужденных лишение свободы на определенный срок может быть установлено судом от шести месяцев до двадцати лет (ч. 2 ст. 56 УК РФ) или пожизненное лишение свободы как альтернатива смертной казни (ст. 57 УК РФ), то несовершеннолетним осужденным – не свыше десяти лет (ч. 6 ст. 88 УК РФ). Отбывается лишение свободы несовершеннолетними осужденными в воспитательных колониях общего и усиленного режимов. В воспитательных колониях общего режима отбывают лишение свободы на определенный срок несовершеннолетние мужского пола, осужденные впервые к лишению свободы, и несовершеннолетние женского пола, независимо от того, осуждались ли они ранее к лишению свободы. В воспитательных колониях усиленного режима отбывают наказание несовершеннолетние мужского пола, ранее отбывавшие лишение свободы.
В целях достижения воспитательного эффекта в соответствии с ч. 7 ст. 88 УК РФ суд может дать органам, исполняющим наказание (воспитательным колониям общего и усиленного режима), указание об учете при обращении с несовершеннолетним осужденным определенных особенностей его личности.
В соответствии с ч. 1 ст. 89 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему, кроме общих начал назначения наказания, предусмотренных ст. 60 УК РФ, учитываются условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности его личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц.
В соответствии с ч. 2 ст. 89 УК РФ и п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ само несовершеннолетие виновного рассматривается законодателем как смягчающее обстоятельство и учитывается при назначении наказания в совокупности с имеющими место другими смягчающими (ст. 61 УК РФ) и отягчающими (ст. 63 УК РФ) обстоятельствами. Поэтому одному только возрастному критерию не должно придаваться решающее значение при определении вида и размера наказания.
§ 3. Особенности освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности путем применения принудительных мер воспитательного воздействия
В соответствии с ч. I ст. 90 УК РФ несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного характера. К этой категории преступлений относятся преступления небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы (ч. 9 ст. 15 УК РФ). Новое уголовное законодательство распространило возможность освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности путем применения принудительных мер воспитательного воздействия на случаи совершения впервые преступлений средней тяжести, за которые максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы (ч. 3 ст. 15 УК РФ). При этом, если раньше решение о замене уголовного наказания принудительными мерами воспитательного характера мог принимать только суд (ч. 3 ст. 10 УК РСФСР), то ст. 90 УК РФ не указывает, кем (каким органом, должностным лицом) это решение может быть принято, то есть это может быть произведено и по постановлению следователя; лица, производящего дознание; прокурора и суда. Регламентация процедуры применения этого института должна найти место в новом уголовно-процессуальном законодательстве.
В УК РФ (ч. 2 ст. 90) предусмотрены четыре вида принудительных мер воспитательного воздействия:
1) предупреждение;
2) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;
3) возложение обязанности загладить причиненный вред;
4) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.
Несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия. Например, предупреждение и передача под надзор родителей или возложение обязанности загладить причиненный вред и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего и ограничение досуга. Сроки применения таких мер, как передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа, а также ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, определяются органом, назначившим эти меры.
Принудительные меры воспитательного воздействия по своей сущности являются мерами государственного принуждения. Они предусмотрены уголовным законодательством и являются уголовно-правовыми мерами. Их применение – акт освобождения несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ) либо от наказания (ст. 92 УК РФ). Отличие этих уголовно-правовых мер от видов наказания, предусмотренных ст. 88 УК РФ, заключается не только в содержании, но и в правовых последствиях, так как их применение не влечет за собой судимости.
Принудительные меры воспитательного характера, перечисленные в ч. 2 ст. 90 УК РФ, носят превентивную направленность и условный характер. В случае систематического неисполнения несовершеннолетним назначенной ему меры воспитательного воздействия она может быть по представлению специализированного государственного органа отменена, а материалы о совершенном преступлении направляются в суд для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ).
В ст. 91 УК РФ раскрывается содержание каждой из четырех принудительных мер воспитательного воздействия. Так, предупреждение состоит в разъяснении вреда или угрозы вреда, причиненных его деянием, и последствий повторного совершения уголовных деликтов.
УК РФ предусматривает возложение не только на родителей или лиц, их заменяющих, но и на специализированный государственный орган обязанности воспитательного воздействия и контроля за поведением несовершеннолетнего, совершившего преступление, – передача под надзор. На несовершеннолетнего может быть возложена обязанность загладить причиненный вред с учетом имущественного положения виновного и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Например, группа подростков в ночное время проникла в помещение детского сада, устроила погром в помещении спальни и столовой, похитила телевизор и продукты питания и повредила картину известного художника, подаренную автором коллективу сотрудников. Суд возложил на подростков, имевших самостоятельные заработки, обязанность навести порядок в помещении детского сада, вернуть похищенный телевизор и оплатить стоимость продуктов питания и работу реставратора.
Наиболее серьезным ограничением свободы выбора способов времяпрепровождения несовершеннолетнего, совершившего преступление, является такая мера воспитательного воздействия, как ограничение досуга и установление особых требований к его поведению. При ее реализации несовершеннолетний правонарушитель ставится в условия, позволяющие оградить его от тлетворного влияния и негативного примера ближайшего окружения, направить его досуг в русло правомерного поведения.
Эта мера воспитательного характера может включать: запрет посещения определенных мест криминогенного характера (сборищ молодежных деликвентных группировок, увеселительных мест, зрелищных и питейных заведений), запрет использования определенных форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, что является мерой профилактики вандализма и нарушения общественного спокойствия молодежными сборищами рокеров-мотоциклистов; ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток; запрет выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. К числу мер, связанных с ограничением досуга и установлением особых требований к поведению, относится требование возвратиться в образовательное учреждение или трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. При этом перечень требований и ограничений, изложенных в ч. 4 ст. 91 УК РФ, не является исчерпывающим и может быть дополнен. Однако, по справедливому замечанию С.И. Никулина, «творчество» в части установления запретов и ограничений не должно привести к тому, что фактически несовершеннолетний окажется в положении лица, отбывающего домашний арест и лишенного возможности нормального общения с друзьями и близкими*.

*См.: Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие. М., 1995. С. 146.

На решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия влияют самые разнообразные обстоятельства, относящиеся к характеру совершенного преступления, личности виновного и его поведению после совершения преступления. По данным социологических исследований, по своей значимости они могут быть ранжированы следующим образом: 1) отсутствие в прошлом противоправного поведения; 2) положительная характеристика поведения несовершеннолетнего до совершения преступления; 3) совершение преступления впервые; 4) чистосердечное раскаяние; 5) возмещение причиненного преступлением ущерба; 6) явка с повинной, признание вины и активное способствование раскрытию преступлений*.

*Наумов А.В. Российское уголовное право Общая часть Курс лекций М , 1996 С. 494.

Кроме указанных обстоятельств, при решении вопроса о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия в порядке ст. 90 УК РФ учитываются особенности его личности, от которых в решающей степени зависит воспитательный эффект освобождения от уголовной ответственности. К ним в каждом конкретном случае следует отнести степень социализации (усвоения социальных норм поведения), уровень интеллектуального и физического развития, свойства характера и тип темперамента, специфику взаимоотношений с ближайшим окружением – родными, близкими, товарищами по учебе, друзьями и т.п.
При этом следует обращать особое внимание на уровень психического развития несовершеннолетнего, так как эта особенность личности может весьма существенно различаться у лиц даже одной возрастной группы и оказывать влияние на способность осознавать общественную опасность своих действий и предвидеть возможность или неизбежность наступления их общественно опасных последствий.
Необходимо учитывать мотивацию совершения преступления несовершеннолетними. В силу возрастных особенностей и недостатков воспитания у несовершеннолетнего, совершившего преступление, основным мотивом действий, в отличие от взрослых правонарушителей, часто является не антиобщественная , направленность личности и стремление корыстного порядка, а ложно понимаемое чувство товарищества, групповой конформизм, склонность к подражанию. ,
При прочих равных условиях несовершеннолетний, попавший под криминальное влияние старших сверстников, вовлеченный в преступную деятельность взрослыми, воспитывающийся без родителей, в неполной семье или обделенный вниманием родных и близких, жертва сексуальных притязаний или жестокого обращения, заслуживает большого снисхождения и милосердия при определении вида и характера принудительных мер воспитательного воздействия.
Во всяком случае одно только несовершеннолетие виновного не должно быть доминирующим обстоятельством при решении вопроса об ответственности лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста.
§ 4. Особенности освобождения несовершеннолетних от наказания, исчисления сроков давности и погашения судимости
В соответствии со ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ. Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания, если будет признано, что цели наказания могут быть достигнуты только путем помещения его в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних. При этом на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ срок пребывания в таком учреждении не может превышать максимального срока наказания, предусмотренного за совершенное несовершеннолетним преступление.
В соответствии с понятием преступления средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ) сроки пребывания несовершеннолетних в специальном воспитательном или лечебно-воспитательном учреждениях определяются в интервале от двух до пяти лет. Эта мера не является принудительной мерой воспитательного воздействия, она не названа в ч. 2 ст. 90 и в ст. 91 УК РФ среди исчерпывающего перечня этих мер.
Одновременно помещение несовершеннолетнего, осужденного за совершение преступления средней тяжести, в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение, хотя и серьезно ограничивает его свободу, не является мерой уголовного наказания по следующим основаниям:
1) оно применяется только в порядке замены наказания, назначенного судом за совершение преступления средней тяжести;
2) применяется судом в процессуальной форме в порядке, предусмотренном ст. 391 и 402 УПК РСФСР;
3) не содержится среди видов наказания, назначаемых судом несовершеннолетним, исчерпывающий перечень которых содержится в ч. 1 ст. 88 УК РФ;
4) сроки применения этой меры принуждения не определены в законе, а непосредственно зависят от максимального размера наказания (лишения свободы ; на определенный срок), Предусмотренного за совершенное несовершеннолетним преступление, и могут быть динамичными;
5) помещение несовершеннолетнего в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение подобно принудительным мерам воспитательного воздействия (ст. 90 ч. 2 УК РФ) не является судимостью (ч. 2 ст. 86 УК РФ).
Пребывание несовершеннолетнего в названном учреждении может быть прекращено, если по заключению специализированного государственного органа, обеспечивающего исправление, несовершеннолетний не нуждается более для своего исправления в дальнейшем применении данной меры (ч. 3 ст. 92 УК РФ). Это положение является принципиально новым. Ранее непосредственно в уголовном законодательстве не указывались основания для досрочного прекращения и продления пребывания несовершеннолетнего в специальном воспитательном или лечебно-воспитательном учреждении.
Законом четко определены основания продления сроков пребывания несовершеннолетнего в этом учреждении. Они могут выходить за пределы сроков, предусмотренных ч. 2 ст. 92 УК РФ, только в случаях необходимости завершить общеобразовательную или профессиональную подготовку.
Согласно ст. 93 УК РФ условно-досрочное освобождение несовершеннолетнего от отбывания наказания может быть применено к лицу, осужденному к исправительным работам или к лишению свободы, после фактического отбытия им:
не менее одной трети срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести;
не менее половины срока наказания, назначенного судом за тяжкое преступление;
не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.
Взрослые осужденные должны отбыть соответственно не менее половины, двух третей и трех четвертей срока наказания (ч. 3 ст. 79 УК РФ).
Основания для применения условно-досрочного освобождения несовершеннолетних от наказания те же, что и для взрослых осужденных: суд должен признать, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания наряду с основным и от дополнительного вида наказания (ч. 1 ст. 79 УК РФ).
На несовершеннолетних, в отношении которых применено условно-досрочное освобождение от наказания, распространяются все требования ч. 7 ст. 79 УК РФ об основаниях и порядке отмены условно-досрочного освобождения в течение оставшейся неотбытой части наказания и ее исполнения.
Кроме того, к особенностям уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних относятся значительное сокращение сроков давности и погашения судимости. На основании ст. 94 УК РФ сроки давности (истечение со дня совершения преступления определенных уголовным законом временных отрезков, дающее основание для освобождения лица от уголовной ответственности), предусмотренные ст. 78 и 83 УК РФ, применительно к несовершеннолетним сокращаются наполовину.
Аналогично в ст. 95 УК РФ предусматривается для лиц, совершивших преступления до достижения возраста восемнадцати лет, сокращение сроков погашения судимости, установленных в ч. 3 ст. 86 УК РФ:
1) один год после отбытия лишения свободы за преступления небольшой или средней тяжести;
2) три года после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.
В отношении взрослых преступников в соответствии с ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость соответственно погашается по истечении трех, шести и восьми лет после отбытия наказания.
По соображениям гуманности и повышения эффективности частной превенции уголовного наказания законодатель в ст. 96 УК РФ предусмотрел с учетом характера преступления и личности виновного возможность применения положений раздела V «Уголовная ответственность несовершеннолетних» главы 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» УК РФ к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних.
Глава XXI
ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
§1. Понятие принудительных мер медицинского характера
Принудительные меры медицинского характера – это предусмотренные уголовным законодательством, назначаемые судом меры государственного принуждения, состоящие в принудительном лечении лиц, совершивших деяния, предусмотренные Особенной частью УК :
- в состоянии невменяемости;
- получивших психические расстройства после совершения преступления;
- страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;
- признанных алкоголиками и наркоманами, с целью их излечения и предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний.
Принудительные меры медицинского характера – меры государственного принуждения, отличающиеся от уголовного наказания по основаниям, целям применения, содержанию и правовым последствиям; предусмотрены уголовным законом; назначаются только судом; состоят в принудительном лечении психического расстройства, алкоголизма или наркомании; применяются только к определенному контингенту лиц ( указанных в ст. 97 УК ); имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных Особенной частью УК (ст. 98 УК ).
Применение уголовного наказания к лицам, совершившим общественно опасные деяния в невменяемом состоянии, помимо того, что это противоречило бы таким принципам уголовного права, как социальная справедливость и гуманность, невозможно в силу того, что они не являются субъектами преступлений и не подлежат уголовной ответственности.
В отличие от наказания принудительные меры медицинского характера не содержат элемента кары, не выражают отрицательную оценку со стороны государства и не определяют точный срок излечения, так как последний зависит от состояния здоровья лица.
Принудительными рассматриваемые меры являются потому, что применяются независимо от воли и желания лица, носят обязательный характер и их осуществление обеспечивается государственной властью, а неисполнение ведет к наступлению определенных юридических последствий.
Как видно уже из самого их наименования, принудительные меры медицинского характера имеют как правовые, так и медицинские аспекты.
К первым следует отнести: основания; цели применения; виды; порядок назначения, изменения и прекращения данных мер, определяемый уголовным законодательством (глава 15 У К). Назначение, а также решение вопросов, связанных с продлением, изменением и прекращением указанных мер, входит в компетенцию суда. Порядок назначения и осуществления мер регламентируется уголовно-процессуальным законом и Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 года*, а при необходимости – и уголовно-исполнительным законом.

*Российская газета. 1992. 18 августа.

Медицинский аспект принудительных мер медицинского характера заключается в принудительном (помимо желания больного) лечении лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК , с целью их излечения или улучшения психического состояния. Определение психического состояния лица, совершившего общественно опасное деяние; диагноз заболевания; наличие вменяемости или ограниченной вменяемости, алкоголизма или наркомании; режим стационара; методы лечения и выбор реабилитационных мер относится к компетенции врача. Сроки принудительного лечения, вид принудительной меры, изменение режима стационара, прекращение мер решаются судом на основании рекомендации комиссии врачей-психиатров.
Применение принудительных мер медицинского характера связано с необходимым в целях излечения и предупреждения общественно опасных деяний ограничением прав больного, которое выражается: в помещении в психиатрический стационар помимо желания его и его родственников; в запрете покидать без разрешения администрации лечебное заведение; в запрете на свидания в состоянии острого психоза и других запретах. В то же время законодательство обеспечивает соблюдение прав граждан при назначении и осуществлении принудительных мер медицинского характера. Так, ст. 128 УК предусматривает ответственность за помещение в психиатрический стационар заведомо психически здорового человека.
В отношении соблюдения прав лиц, которым назначено принудительное лечение, соединенное с отбыванием уголовного наказания (ст. 104 УК ), администрация исправительного учреждения руководствуется уголовно-исполнительным законодательством.
§ 2. Виды принудительных мер медицинского характера
Статья 99 УК РФ предусматривает четыре вида принудительных мер медицинского характера:
1) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;
2) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;
3) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;
4) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.
Суд при назначении того или иного вида принудительных мер руководствуется определенными основаниями. Основания применения принудительных мер медицинского характера приведены в ст. 403 УПК. Таких оснований два: а) характер совершенного деяния; б) степень болезненного состояния.
Характер деяния определяется его тяжестью, а степень психического расстройства лица определяется комиссией врачей-психиатров. При определении степени психического расстройства выясняется: совершило ли лицо деяние в состоянии невменяемости (ст. 21 УК ) или ограниченной вменяемости (ст. 22 УК ), или психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение Е Наказания, наступило после совершения преступления, или лицо, совершившее преступление, страдает алкоголизмом или наркоманией, а также связано ли психическое расстройство с опасностью для самого лица или других лиц либо с возможностью причинения иного серьезного вреда (ч. 2 ст. 97 УК ).
Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК , если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар (ст. 100 УК ), при этом больной проживает по месту жительства и периодически должен являться к психиатру и выполнять лечебные предписания.
При назначении этой меры медицинского воздействия суд должен установить следующее: лицо не представляет большой опасности для самого себя и для общества по степени общественной опасности (то есть совершает деяние, соответствующее степени небольшой тяжести); для проведения лечения не нуждается в специальных условиях, в постоянном уходе, в содержании в стационаре, достаточно и амбулаторного наблюдения.
В случае совершения лицом более тяжкого деяния или возникновения противопоказаний к амбулаторному лечению этот вид принудительной меры может быть заменен судом на принудительное лечение в стационаре.
Медицинский критерий назначения судом амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра состоит в том, что к числу лиц, которым назначается указанная мера, могут быть отнесены:
1) совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости:
а) в состоянии временного расстройства психической деятельности, у которых болезненное расстройство психической деятельности закончилось ко времени производства по делу и не имеет тенденции к повторению;
б) в состоянии хронического психического расстройства, прошедшие принудительное лечение в стационаре с положительным эффектом, нуждающиеся во врачебном контроле;
2) лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость;
3) лица, совершившие общественно опасные деяния и нуждающиеся в лечении от алкоголизма и наркомании.
Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении, но не требует интенсивного наблюдения (ч. 2 ст. 101).
Суд при назначении этой меры оценивает характер и степень совершенного общественно опасного деяния (как правило, соответствующего преступлению средней тяжести), а также степень психического расстройства лица, требующую лечения в стационаре, без необходимости интенсивного наблюдения.
Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения (ч. 3 ст. 101 УК ). Этот вид принудительной меры, как правило, назначается судом лицам:
1) совершившим общественно опасные деяния, соответствующие по своему характеру и степени тяжким преступлениям, за исключением посягательств на жизнь человека;
2) по своему психическому состоянию не представляющим реальной угрозы для самого себя и других лиц;
3) на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы нуждающимся в постоянном врачебном наблюдении в стационаре.
Под «постоянным наблюдением» понимают, с одной стороны, повышенные меры безопасности в этих учреждениях, с другой стороны – увеличенный штатный состав медицинского персонала*.

*См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М.- ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 286.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного тина с интенсивным наблюдением может быть назначено судом лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения (ч. 4 ст. 101 УК ). Этот вид принудительных мер назначается лицам, которые:
1) представляют особую опасность для общества, когда психическое расстройство приводит к совершению особо тяжкого или неоднократных тяжких деяний;
2) нуждаются в принудительном лечении не только с постоянным, но и с интенсивным наблюдением.
Рассматривая медицинский критерий выбора этого вида принудительной меры, необходимо исходить прежде всего из степени тяжести психического заболевания. Из того перечня психических расстройств, которые называет законодатель, характеризуя состояние невменяемости (ст. 21 УК ), речь в данном случаев идет прежде всего о хроническом психическом расстройстве, то есть стойком, трудноизлечимом или неизлечимом психическом заболевании.
Интенсивность постоянного наблюдения проявляется: в увеличенном количестве медицинского персонала; в охране этих объектов силами вневедомственной охраны; постоянном контроле за поведением больных; более жестких условиях содержания, обусловленных необходимостью не допустить совершение. больными деяний, способных нанести существенный вред как им самим, так и другим лицам*.

*См.: Временное положение о психиатрической больнице со строгим наблюдением, утвержденное приказом МЗ СССР, согласовано с Верховным Судом СССР, Прокуратурой СССР, Минюстом СССР, МВД СССР: Приказы Минздрава России: в 240 от 28 августа 1992 года и № 49 от 24 марта 1993 года.

§ 3. Основания и порядок применения, продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера
Уголовное законодательство (ч. 1 ст. 97 УК ) определяет основания назначения принудительных мер медицинского характера, согласно которым эти меры могут быть назначены судом, применяются к лицам: совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК , в состоянии невменяемости; у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания; совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости; совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.
Суд не стоит перед обязательной необходимостью назначения во всех случаях принудительных мер и может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о направлении этих лиц в психоневрологические учреждения социального обеспечения (ч. 4 ст. 97 УК ). Лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, не осознают фактический характер и общественную опасность своих действий (например, совершая поджог жилого дома) либо не могут контролировать свои поступки (например, серийные убийцы). Это может быть следствием: а) хронического психического расстройства; б) временного психического расстройства; в) слабоумия; г) иного болезненного состояния психики.
Основанием применения принудительных мер медицинского характера к лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство (до вынесения приговора), является невозможность назначения или исполнения наказания.
Имеются особенности оснований назначения принудительных мер для лиц, у которых после совершения преступления наступило хроническое и временное психическое расстройство. В первом случае суд прекращает уголовное дело или выносит решение об освобождении лица от наказания и решает вопрос о направлении лица на принудительное лечение. В случае наступления временного психического расстройства принудительное лечение назначается до выхода лица из болезненного состояния. Когда лицо выздоровеет (то есть восстановит способность сознавать фактический характер своих действий и руководить ими), суд на основании заключения комиссии врачей-психиатров медицинского учреждения, в котором находился больной, прекращает применение к данному лицу принудительной меры и возобновляет приостановленное уголовное дело. Данное обстоятельство вытекает из смысла ст. 103 УК .
Различается порядок исполнения принудительных мер для лиц, у которых наступило хроническое и временное психическое расстройство во время отбывания наказания. Если лицо не имеет возможности выздоровления, то оно освобождается от наказания и ему назначаются принудительные меры медицинского характера. При временном расстройстве психического здоровья заболевшее лицо находится на принудительном лечении до выздоровления и затем возвращается для исполнения неотбытой части наказания*.

*См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 269.

К основаниям назначения принудительной меры медицинского характера закон также относит совершение преступления лицом, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Это лица с так называемыми пограничными состояниями (психическими аномалиями), которые, хотя и страдают психическими расстройствами, тем не менее совершили преступление в состоянии вменяемости (как и лица, страдающие алкоголизмом и наркоманией) и поэтому подлежат уголовной ответственности и наказанию.
К лицам с ограниченной вменяемостью (как, впрочем, и к лицам, совершившим преступления и страдающим алкоголизмом и наркоманией) возможно применение только принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра, что обусловлено невозможностью одновременно отбывать наказание (прежде всего, связанное с лишением свободы) и проходить лечение в психоневрологическом стационаре любого типа.
Назначение принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим преступления в состоянии ограниченной вменяемости, требует внимательного рассмотрения судом всех юридических и медицинских оснований такой меры. Опыт показывает, что отсутствие четких правовых критериев применения принудительных мер к указанной категории лиц может привести к фактической безнаказанности значительной доли лиц с пограничными состояниями, совершившим преступления*, ввиду того обстоятельства, что они через короткое время освобождаются из психиатрического стационара (путем подкупа или запугивания медицинского персонала, постоянного нарушения режима и другими способами) и дальнейшее привлечение их к уголовной ответственности за совершение новых преступлений затруднено тем, что они были официально признаны страдающими психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

*Аитонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. М., 1987. С. 8.

К основаниям назначения принудительных мер медицинского характера уголовное законодательство (пункт «г» ч. I ст. 98 УК ) относит и совершение преступления лицами, признанными алкоголиками и наркоманами. Эти основания могут быть использованы (как и к лицам, совершившим преступления и имеющим психические расстройства, не исключающие вменяемости) лишь в том случае, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК ).
Уголовный кодекс содержит общие независимо от основания и видов принудительных мер медицинского характера правила исполнения, продления, изменения и прекращения этих мер. Решения по этим вопросам принимаются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч. 1 ст. 102 УК ).
Лицо, которому назначено принудительное лечение, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении или изменении такой меры (ч. 2 ст. 102).
Основанием продления принудительной меры служит отсутствие необходимых данных для прекращения применения или изменения принудительной меры (ч. 2 ст. 102 УК ). Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, а последующие производятся ежегодно. Освидетельствование не может проводиться и ранее полугодового срока в тех случаях, когда имеются основания для выписки больного, изменения вида принудительного лечения.
Основанием для изменения судом принудительной меры медицинского характера служит такое изменение психического состояния лица, при котором возникает необходимость в назначении иной принудительной меры (ч. 3 ст. 102). Под этим понимают улучшение состояния психического здоровья лица в процессе лечения и, наоборот, повышение социальной опасности больного ввиду ухудшения состояния здоровья и необходимости изменения его содержания.
Прекращение принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры (ч. 3 ст. 102 УК ). Под этим, с юридической точки зрения, понимается отсутствие психического расстройства, связанного с опасностью для себя и иных лиц, с возможностью причинения иного существенного вреда. Медицинским критерием изменения психического состояния, при котором отпадает необходимость в принудительной мере, является прежде всего полное выздоровление лица, хотя такое случается не часто.
Уголовный закон (ст. 103 УК ) дает регламентацию тех случаев, когда лицо заболело психическим заболеванием до вынесения приговора или во время исполнения наказания и ему было назначено принудительное лечение, в результате которого лицо излечилось. В отношении лиц, которым принудительное лечение было назначено до вынесения приговора, возобновляется производство по делу (если сроки давности, указанные в ст. 78 УК , не истекли), при этом время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение, засчитывается в срок наказания. Лица, у которых психическое расстройство наступило во время отбывания наказания, могут быть направлены в психиатрический стационар органов здравоохранения (при хроническом заболевании) и одновременно освобождены от отбывания наказания или в психиатрический стационар мест исполнения наказания (при временном расстройстве). Поэтому в правоприменительной практике возобновление исполнения наказания лицу, которому было назначено принудительное лечение в стационаре на основании хронического психического заболевания, встречается крайне редко. Основаниями для этого могут служить сомнения суда в правильности избранной меры, оценке психического состояния лица*.

*См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996, С. 269-270.

Уголовным законом определяется также основной порядок осуществления принудительных мер медицинского характера, соединенных с отбыванием наказания. Фактически из всех видов мер возможно применение только амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. К числу лиц, которым эта мера может быть назначена, относятся совершившие преступления в состоянии вменяемости, но нуждающиеся в лечении от алкоголизма, наркомании, психического расстройства, не исключающего вменяемости (ч. 2 ст. 99 УК ). В том случае, если указанные лица осуждены судом к наказанию в виде лишения свободы, то принудительные меры исполняются по месту отбывания наказания. Лица из этой же категории, осужденные к иным видам наказания, проходят принудительное амбулаторное лечение в учреждениях органов здравоохранения. Время пребывания в психиатрическом стационаре засчитывается в срок такого наказания, не связанного с лишением свободы. При изменении психического состояния осужденного, когда имеются основания поместить его в психиатрический стационар (в том числе в стационар мест лишения свободы), изменение принудительной меры проводится в порядке и по основаниям, определенным ст. 102 УК .
Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров (ч. 4 ст. 104 УК ). Изменение и продление этой меры медицинского характера уголовным законодательством не предусмотрено.
Глава XXII
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ
В настоящее время существуют две главные исторически сложившиеся уголовно-правовые системы: 1) романо-германская, или так называемая «континентальная» система права, и 2) англосаксонская, или система прецедентного права.
§ 1. Источники уголовного права
В странах «континентальной» системы права основным и первостепенным источником уголовного права является закон. Другие источники «занимают подчиненное и меньшее место» по сравнению с ним*. Заметную роль в регулировании уголовно-правовых отношений играет судебная практика, прежде всего решения верховных судов.

*Давид Рене. Основные правовые системы современности М., 1967. С. 118.

Франция – родина этой системы права. Главный источник ее уголовного права – Конституция 1958 г., хотя в ней, в отличие от конституций других стран, например ФРГ, Италии и США, уголовно-правовых положений практически нет. Источником она является, во-первых, потому что в се Преамбуле имеется ссылка на Декларацию прав человека и гражданина 1789 г., как на фундамент всего здания французского законодательства, прежде всего уголовного, а также процессуального, т. к. большинство ее статей в той или иной степени относится к этим отраслям права. В частности, в Конституции провозглашены такие принципы, как равенство всех граждан перед законом и перед уголовным в особенности, принцип «Nullum crimen, nulla poena sine lege»*, запрет обратной силы уголовного закона и презумпция невиновности. Во-вторых, поскольку в Конституции регламентируется компетенция властей в области уголовного нормотворчества, определение преступлений и проступков, а также налагаемых за них наказаний отнесено к ведению парламента (ст. 34), а нарушений – к ведению правительства (ст. 37)**.

*Нет преступления и нет наказания, если они не указаны в законе.
**Современные зарубежные конституции // Сост. В.В.Маклаков. М.,1992.

Непосредственными источниками уголовного права Франции являются уголовный кодекс, другие кодексы, отдельные законы и подзаконные акты.
В марте 1994 г, во Франции на смену УК 1810 г. пришел новый Уголовный кодекс. Он состоит из двух неравнозначных и разных по объему частей.
Собственно УК – это первая, или законодательная, часть, которая была принята в 1992 г. Сохранив некоторые черты старого кодекса, новый УК существенно отличается от него по структуре, кругу и характеру регулирования многих вопросов и отдельных институтов уголовного права. Кодекс состоит из пяти книг. Первая – «Общие положения» – его Общая часть, включающая три раздела: уголовном законе, об уголовной ответственности и о наказаниях. Остальные четыре книги представляют собой Особенную часть УК . Вторая книга – «О преступлениях и проступках против человека», третья – «О преступлениях и проступках против собственности», четвертая – «О преступлениях и проступках в нации, государства и общественного порядка» и пятая, самая маленькая «Прочие преступления и проступки».
Особенной части получил закрепление принцип приоритета охраны личности жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод человека. В ней предусматривается ответственность за ряд новых деяний – в области информатики, медико-биологические и др.
В целом новый Уголовный кодекс представляет собой значительный шаг в развитии французского уголовного законодательства*.

*Подробнее см. Новый Уголовный кодекс Франции. М., 1993; Крылова Н.Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. М., 1996.

Если ответственность за преступления и проступки регулируется в первой, или законодательной, части УК , то за нарушения – во второй, так называемой регламентационной, принятой в 1993 г. Обе части, как отмечалось выше, вступили в силу в 1994г.
Источниками уголовного права Франции являются УПК и другие кодексы, среди которых: кодекс военной юстиции, в котором предусматривается ответственность за воинские преступления, дорожный кодекс, кодекс публичного здравоохранения, налоговый кодекс.
Значительное число норм, предусматривающих уголовную ответственность, содержится в некодифицированных актах. Например, в законах о прессе 1885 г. и о торговле фальсифицированными товарами 1905 г. и сравнительно новых – об азартных играх 1983 г., о деятельности кредитных учреждений и о контроле за ними 1984 г., а также в подзаконных актах, например в Ордонансе о правонарушениях несовершеннолетних 1945 г. Источником уголовного права Франции являются также ратифицированные ею международные договоры и соглашения, которые имеют приоритет перед внутригосударственным правом (ст. 55 Конституции).
Германия – федеративное государство. Согласно ст. 74 (п. 1) Конституции 1949 г. принятие законов в области уголовного, а также исполнительного права отнесено к так называемой конкурирующей законодательной компетенции. Чаще всего этот вопрос решается по остаточному принципу: «Земли обладают правом законодательства лишь тогда и постольку, когда и поскольку Федерация не использует своих прав законодательства» (ст. 72).
Уже из сказанного видно, что Конституция – важнейший источник уголовного права ФРГ. Кроме того, она содержит ряд уголовно-правовых положений статьей 102 отменена смертная казнь; в п. 2 ст. 103 закреплен принцип «Nullum crimen, nulla poena sine lege», а в п. 3 говорится о том, что «никто не может быть подвергнут многократному наказанию за одно и то же деяние»; в ст. 104 – о возможности ограничения (лишения) свободы только на основании закона и по приговору суда и др.
Основной федеральный уголовный закон – УК 1871 г., ранее именовавшийся Германским уголовным уложением*. «Большая реформа» уголовного права началась в 1954 г. Вторым законом о реформе уголовного права 1969 г. была окончательно преобразована Общая часть УК . Приведение в соответствие новой Общей части и старой Особенной было осуществлено Вводным законом 1974 г. В результате реформы с 1975 г. начал действовать УК в новой редакции**. Изменения, внесенные в Особенную часть законами об изменении УК , а также принятыми в других областях права (в частности, законами о преступных деяниях: против окружающей среды и о должностных преступлениях 1980 г., которые, были включены соответственно в 28 и 29 разделы), обусловили издание в 1987 г. УК в новой редакции, в которой он действует до настоящего времени***.

*Этот документ оказал влияние на уголовное законодательство других стран, в частности Австрии и Японии. В последней до сих пор с некоторыми, в целом небольшими изменениями действует УК 1907 г.
**Кузнецова Н., Вельцель Л. Уголовное право ФРГ. М., 1980; Уголовное право ФРГ / Отв. ред. И.Д. Козочкин, М., 1981.
***Уголовный кодекс ФРГ. М., 1996 .

В связи с объединением Германии на основании договора 1990 г. УК ФРГ в редакции 1987 г. стал действовать и на территории бывшей ГДР, однако с определенными оговорками*.

*Там же. С. 7-8.

УК ФРГ четко подразделяется на Общую и Особенную части. Общая часть состоит из пяти разделов: 1) уголовный закон; 2) деяние; 3) правовые последствия деяния; 4) заявление по делам частного обвинения и 5) давность. Она насчитывает 130 параграфов.
Особенная часть состоит из 29 разделов. Ее материал в основном расположен в «классическом» для уголовного права порядке: вначале помещены нормы о преступлениях против публичных интересов, а затем о преступлениях против интересов частных лиц. Однако довольно четкую структуру Особенной части нарушают последние три раздела: 27 – «Общеопасные преступные деяния»; 28 -«Преступные деяния против окружающей среды»; 29 – «Должностные преступные деяния, которые очевидно должны были занять более почетные места»*.

*По имеющейся информации, принятым в 1997 г Законом о борьбе с коррупцией в Особенную часть УК был введен новый – 26 раздел «О преступных деяниях против конкуренции»; остальные разделы смещены, достигнув числом тридцати.


Уголовно-правовые нормы содержатся еще в более чем 400 законах*, причем в большинстве своем это не уголовные законы.

*См.: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. М., 1993. С. 55. Хотя в некоторых источниках указывается гораздо большая цифра -1000 законов. См.: Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран. М., 1997. С 57.

В немецкой уголовно-правовой доктрине законы подразделяются на главные, т.е. имеющие всеобщее значение, и дополнительные. К главным относятся Конституция и Уголовный кодекс, а также, по мнению некоторых авторов*. Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних 1953 г. (в редакции 1974 г.), Военно-уголовный закон 1957 г. (с последующими изменениями), в какой-то степени Закон о нарушениях общественного порядка 1968 г. (в редакции 1987 г.). Дополнительные законы весьма многочисленны. Это, например, Закон об атомной энергии, Закон о защите животных и другие, содержащие уголовно-правовые нормы.

*Уголовное право зарубежных государств. Вып. 1. Источники уголовного права. М , 1971. С.145.

Неполная кодификация уголовного законодательства, невключение (в отличие от Франции) всех некодифицированных норм в приложение к УК создает определенные трудности в применении и изучении уголовного права Германии.
Существует еще деление уголовного законодательства этой страны на федеральное и земельное, последнее регулирует небольшой круг второстепенных вопросов.
Англия – колыбель общего права, родина так называемой англосаксонской системы права. Это значит, что традиционно важное и исторически первое место в системе источников уголовного права занимают судебные прецеденты, т.е. решения высших судов, обязательные для них самих и для нижестоящих судов по делам со сходным фактических составом.
Однако в 1966 г. Палата лордов (высшая судебная инстанция страны) отказалась от принципа связанности своими ранее вынесенными решениями, которого она придерживалась на протяжении столетий. По ее признанию «слишком строгое соблюдение прецедентов в отдельных случаях может привести к несправедливости и создать ненужное препятствие для естественного развития права»,
Общее право начало формироваться еще в Х1-ХП вв. и в настоящее время выполняет несколько функций. Во-первых, оно является самостоятельным регулятором многих вопросов и даже отдельных институтов уголовного права, например вины, невменяемости, подстрекательства как элемента (преступления) предварительной преступной деятельности.
Во-вторых, общее право восполняет пробелы законодательного регулирования. Так, наказание за убийство (простое и тяжкое) определяется актами парламента, а признаки этого преступления – нормами общего права.
В-третьих, оно широко используется для толкования статутов; считается даже, что закон не может «жить полнокровной жизнью», не получив надлежащего толкования соответствующими судами.
Решением по делу Морриса (1951 г.) Апелляционный суд подтвердил правило: если наказание за преступление общего права законом не предусматривается, суд может назначить его (будь то лишение свободы или штраф) по своему усмотрению. Это значит, что преступление общего права, за которое наказание не предусмотрено законом, может караться строже, чем более опасное посягательство, наказание за которое предусмотрено законом.
В 1972 г. Палата лордов приняла другое очень важное решение, касающееся ее компетенции, а именно о том, что суды более не будут определять составы преступлений, указав, что отныне – это прерогатива Парламента. Указанное самоограничение Палаты лордов, касающееся и других судов, весьма существенно. Несмотря на это роль общего права в регулировании уголовно-правовых отношений в Англии по-прежнему значительна. В доктрине высказывается мнение, что судебное решение является лишь средством декларирования общего права, существующего вечно и независимо от судей.
До сих пор среди английских юристов бытует мнение, что принимая какой-либо закон Парламент, как правило, исходит из того, что статутное право не должно противоречить принципам общего права, а тем более отменять их. И действительно многие уголовные законы являются воплощением (с незначительными изменениями или без таковых) соответствующих норм общего права.
В связи с тем, что помимо законодательства источником уголовного права в Англии является прецедентное право, там не нашел полного выражения принцип «Nullum crimen, nulla poena sine lege». Однако следует подчеркнуть, что по своей юридической силе прецедент уступает закону.
В Англии, как известно, нет конституции в ее общепринятом понимание а также и уголовного кодекса, хотя попытки кодификации уголовно-правовы норм предпринимались неоднократно.
В настоящее время английское уголовное право представляет собой картину весьма сложную. Оно насчитывает 7000-7200 составов преступлений, большинство из которых разбросано по многочисленным статутам, некоторые из которых действуют на протяжении нескольких столетий, например Закон об измене 1351 г. Упорядочение английского уголовного законодательства осуществляется путем консолидации. Например, в 1825 г. 425 законов были заменены 11.
Важнейшими статутами, регулирующими вопросы Общей части, являются Законы об уголовном праве 1967 и 1977 гг., Закон об уголовно-наказуемом покушении 1981 г., Закон о полномочиях уголовных судов 1973 г., Закон об исправлении правонарушителей 1974 г., Законы об уголовном правосудии 1948, 1967, 1982,1988,1991 гг. и др.
Уголовно-правовые нормы содержатся и во многих других, неуголовных законах. Например, судья, применяя Закон о краже 1968 г. (основной акт в области преступлений против собственности) или о преступном причинении вреда 1971 г., должен иметь в виду, что соответствующие уголовно-правовые положения имеются и в прочих законах: о несостоятельности 1986 г., о лицензировании 1964 г. и многих других.
Источником уголовного права Англии также является так называемое делегированное законодательство – подзаконные акты, издаваемые органами исполнительной власти. Они могут быть двух видов. Наиболее важные из них – «приказы в Совете», которые на практике издаются правительством и просто санкционируются Тайным Советом. Министры и другие высшие государственные должностные лица издают в пределах своей компетенции постановления, правила и приказы, регулирующие отдельные уголовно-правовые вопросы.
Дополнительным источником уголовного права Англии является доктрина, прежде всего труды старых английских авторов: Блэкстона, Коука, Хэйла и других. Авторитет первого в области уголовного права до настоящего времени весьма высок, причем не только в Англии, но и в других странах англосаксонской системы права*.

*Выдержки из то «Комментариев по праву Англии» (1765-69 гг.), четвертая книга которых посвящена уголовному праву, нередко и сейчас цитируются в учебниках и даже в решениях судов.

Вышеизложенные источники действуют не на всей территории королевства, а лишь в Англии и Уэльсе. В Шотландии имеется свое уголовное право. А право, действующее в Северной Ирландии, отличается особенностями, обусловленными ее положением и происходящими там событиями.
К странам англосаксонской системы права относятся многие другие государства – бывшие британские владения в Азии, Африке и Америке, в т.ч. США. В подавляющем большинстве этих стран право кодифицировано. Причем в некоторых из них – давно, например в Индии действует УК , принятый еще в 1860 г.
Американское уголовное право – явление весьма своеобразное и сложное. Это результат взаимодействия следующих основных факторов.
Во-первых, в США, так же как в Англии, имеет место сочетание общего и статутного права. Однако в отличие от английской системы с ее консерватизмом, стремлением сохранить старые нормы и институты, в США пошли по пути «гибкого правотворчества». Это прежде всего касается деятельности Верховного суда страны. Кроме того, сфера действия общего права там в целом более узкая. Во-вторых, в США нет единой уголовно-правовой системы, что обусловлено особенностями американского федерализма: там существуют самостоятельные системы 50 штатов, Округа Колумбия, федеральная система, где расположена столица страны, и система свободно присоединившегося государства Пуэрто-Рико. Это породило такую характерную для американской уголовно-правовой системы особенность, как правовой дуализм, означающий, что на территории каждого штата действует право данного штата, а при определенных условиях применяется федеральное право.
Основными источниками федерального уголовного законодательства являются Конституция 1787 г., акты Конгресса, подзаконные акты*.

*Подробнее об источниках уголовного права США см.: Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990; Уголовное право буржуазных стран: общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова и И.Д. Козочкииа. М., 1990.


Конституция США не позволяет четко разграничить компетенцию федерации и штатов в области уголовного законодательства, поэтому первоначально на федеральном уровне было всего лишь несколько уголовных законов, основная их часть была принята в штатах.
Конституция США содержит ряд положений либо непосредственно уголовно-правового характера, либо имеющих отношение к уголовному праву. Среди них такие, например, как запрет на издание законов, имеющих обратную силу, на применение жестоких и необычных наказаний, на лишение жизни, свободы и собственности без законного судебного разбирательства и другие. В Конституции (раздел 3 ст. III) даже закреплено определение такого преступления, как измена.
В США нет федерального уголовного кодекса в его общепринятом понимании. Актом Конгресса от 20 июня 1948 г. основная масса ранее действовавшего законодательства была, как сказано в нем, «пересмотрена, кодифицирована» и включена в форме закона в раздел 18 Свода законов США «Преступления и уголовный процесс». Часть I этого раздела («Преступления») начитывает 86 глав, хотя номер последней главы – 123 (остальные главы пропущены). Формально она не имеет ни Общей, ни Особенной части. Фактически же первая глава («Общие положения») – мини-Общая часть, т.к. она состоит всего лишь из 22 статей, большинство из которых содержат определения используемых в указанном разделе терминов. Кроме того, три статьи (§ 2,3 и 4) посвящены институту соучастия, а одна (§ 17) – невменяемости. Остальные главы расположены в алфавитном порядке. Поэтому в начале оказались статьи об ответственности за посягательства на животных и растения (гл. 3), в середине – об убийстве (гл. 51), а в конце – об ответственности за терроризм (гл. 113 В), измену (гл. 115) и военные преступления (гл. 118).
Однако далеко не все уголовно-правовые нормы (даже общего характера) собраны в ч. I раздела 18 Свода законов США. Есть они и в части II этого раздела, где рассматриваются вопросы наказаний (пробации, штрафа и тюремного заключения – гл. 227, а также смертной казни – гл. 228), разбросаны почти по всем остальным 49 разделам Свода законов США. Их около 3000. Столь огромное количество уголовно-правовых положений – результат казуистики, описательного характера норм, наличия устаревших и даже архаичных положений и в целом неупорядоченности законодательства. Так, например, насчитывалось более 130 статей, относящихся к краже и мошенничеству, около 90 – к подделке и подлогу и т.п. Более 70 терминов используется при описании субъективной стороны преступления, что явилось следствием, в значительной степени, отсутствия общего определения вины и ее форм. Все это дало основание американским ученым говорить, что оно находится в «хаотичном состоянии», является «фактически непригодным для использования и несомненно несправедливым». Было предпринято несколько попыток реформирования уголовного законодательства, но все они оказались безуспешными*.

*Подробнее о попытках реформирования федерального уголовного – законодательстве см.: Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Указ. соч. С 18.

В 1984 г. администрация Р. Рейгана провела через Конгресс так называемой Комплексный закон о контроле над преступностью, который в духе жесткой уголовной политики предусматривает меры борьбы с опасными преступниками и рецидивистами, регулирует другие вопросы. Часть этого закона – Закон о реформе наказаний, на основании которого была создана Комиссия по наказаниям. Она разработала «Основные направления по назначению наказаний», которые были призваны устранить разнобой в назначении наказаний за федеральные преступления. В 1994 г. был принят Закон о борьбе с насильственной преступностью, который газетой «Нью-Йорк Таймс» охарактеризован как самый репрессивный в современной истории США: он увеличил число случаев применения смертной казни до 60.
Большую роль в регулировании уголовно-правовых отношений на федеральном уровне играют подзаконные акты, издаваемые Президентом, министерствами и ведомствами федерального правительства. Как правило, эти акты детализируют, конкретизируют нормы федеральных законов. Говоря о значении подзаконных актов (федеральных и штатов), американские профессора Прайс и Битнер отмечают, что «они оказывают более непосредственное влияние на жизнь большинства из нас, чем законы, принимаемые коллегиально».
Действие федерального уголовного законодательства является ограниченным. Во-первых, оно применяется в случае совершения преступлений с так называемым «федеральным элементом»: в отношении федеральных должностных лиц (например, убийство, причинение телесных повреждений, воспрепятствование исполнению служебных обязанностей) или ими в связи с исполнением своих служебных обязанностей (например, взяточничество и хищение); за преступления, затрагивающие интересы нескольких штатов (например, похищение автомобилей и перегон их из одного штата в другой или сбыт наркотиков); за посягательства против федеральных учреждений и служб (например, почты) либо Соединенных Штатов в целом (измена, шпионаж и др.).
Во-вторых, оно применяется в случае совершения любого преступления на территориях федерального значения: национальных парков, заповедников, судах, плавающих под американским флагом в открытом море, а также находящихся в полете в воздушном пространстве над открытым морем, военных объектах и др. Если на этих территориях совершается посягательство, которое федеральным законодательством не предусматривается, то по аналогии применяется право штата, где такие территории расположены (§ 13 раздела 18 Свода законов).
Основными источниками уголовного законодательства штатов являются Конституция США, конституции штатов, уголовные законы, прежде всего уголовные кодексы, и подзаконные акты.
Ни один нормативный акт, издаваемый в штатах, не может противоречить федеральной Конституции. Применительно к уголовному праву конституции штатов имеют как сходства с нею, так и различия. Общее состоит в том, что они, как правило, закрепляют вышеперечисленные положения Конституции страны. Отличия заключаются в том, что они содержат либо более детальную их регламентацию, либо положения, которых в ней нет. Например, в Конституции штата Орегон (§ 37 ст. 1) запрет налагать жестокие и необычные наказания дополнен указанием о том, что тяжкое убийство карается смертной казнью, если только присяжные не выскажутся за пожизненное тюремное заключение. Вообще в конституциях штатов вопросам наказания уделяется большое внимание. Это касается целей наказания, видов приговоров и способов их приведения в исполнения, Например, в Конституции штата Аризона сказано, что смертная казнь должна приводиться в исполнение с использованием удушающего газа. Однако в конституциях некоторых штатов можно встретить положения более общего характера, причем весьма важные. Например, Конституция штата Огайо запрещает привлекать к ответственности и наказывать за одно и то же преступление дважды (§ 10), а также выдавать лицо за преступление, совершенное в этом штате (§ 12).
Реформа уголовного права началась благодаря деятельности весьма представительной комиссии Института американского права*, которая подготовила и опубликовала в 1962 г. окончательный 13-ый вариант проекта Примерного уголовного кодекса США. Он был разработан на основе тщательного анализа и обобщения норм статутного и общего права с учетом уголовно-правовой доктрины**.

*Комиссия была создана в 1951 г., а начиная с 1953 г. начала публиковать материалы своей работы, таким образом как бы побуждая штаты ориентироваться на эти материалы. Отмечается, что это оказало, например, влияние на разработку УК штата Висконсин.
**Довольно подробный анализ этого документа дал Б.С. Никифоров в предисловии к кн.: Примерный уголовный кодекс (США). М.,1969.

Принятый в штате Нью-Йорк в 1965 г. УК (вступил в силу в 1967 г.) испытал большое влияние Примерного уголовного кодекса, вместе с которым оказал воздействие на реформирование уголовного права во всеамериканском масштабе. Новый УК Нью-Йорка, в отличие от УК 1881 г. (в ред. 1909 г.), более компактный: насчитывает немногим более 400 параграфов, т.е. почти в 5 раз меньше. Он имеет четкую и простую структуру, состоит из четырех частей: 1 – «Общие положения»; 2 – «Наказания»; 3 – «Конкретные посягательства» и 4 – «Административные положения». Собственно УК – это три первые части, хотя в последние годы отдельные уголовно-правовые положения, например об ответственности за «отмывание» денег (470.00-470.20)», были включены и в четвертую часть. Формально материал кодекса на Общую и Особенную части не подразделяется, что вообще характерно для американского уголовного права.
К настоящему времени реформа уголовного права проведена в большинстве штатов страны; ее нельзя считать завершенной, но сделан значительный шаг в направлении его упорядочения*.

*Козочкин И.Д. 35-летие со дня принятия Примерного уголовного кодекса США // Юрист. 1998. №3. С. 51-55.

В системе права штата Уголовный кодекс чаще всего представлен в виде главы или раздела его Свода законов. Так, УК штата Нью-Йорк – это гл. 40, УК штата Иллинойс – гл. 38, а УК штата Огайо – раздел 29 Свода законов США.
Не все уголовно-правовые нормы в штатах кодифицированы, многие из них можно обнаружить в других главах или разделах сводов законов, а также отдельных законах.
Широко распространенной в штатах является практика регулирования уголовно-правовых отношений при помощи подзаконных актов. Причем такие акты издаются не только высшими органами исполнительной власти, прежде всего губернаторами, но и местными органами власти – в городах и округах. В последних издаются акты, которыми не только конкретизируются, адаптируются к местным условиям нормы законов, но нередко и самостоятельно предусматривается уголовная ответственность, иногда в довольно высоких пределах.
Наряду с законодательством источником уголовного права США является общее право, имеющее ряд отличий от английского*.

*Подробнее см.: Козочкин И.Д. Роль судебной практики в регулировании уголовно-правовых отношений в США // Концепция правового государства и уголовное право. М., 1993. С. 76-91.

В большинстве штатов в силу существующих там запретов – судебных, а чаще законодательных – наказывать по нормам общего права нельзя. На такое решение вопроса, во всяком случае в некоторых штатах, подвигла позиция Примерного УК : «Никакое поведение не составляет посягательства, если оно не является преступлением или нарушением по настоящему кодексу или иному статуту данного штата» (п. 1 ст. 1.05).
С другой стороны, даже в принятое новое уголовное законодательство таких штатов, как Нью-Мексико, Вашингтон и Вирджиния, включены специальные положения о сохранении общего права.
В большинстве штатов, где преступления общего права упразднены, законодательство содержит разного рода оговорки, дополнения или исключения, по существу, позволяющие считать общее право источником уголовного права.
На федеральном уровне, как и в большинстве штатов, карать за преступления, не предусмотренные законодательством, судам запрещено. Впервые это было сделано еще в 1812 г. Верховным судом страны, который постановил: «Прежде чем какое-либо деяние может быть наказуемо как преступление против Соединенных Штатов, Конгресс должен его определить, установить наказание и указать суд, юрисдикции которого оно подлежит».
Однако это не значит, что там нет федерального общего права. Осуществляя толкование законодательства, восполняя его пробелы, исправляя другие недостатки, федеральные суды, по существу, занимаются правотворчеством. Особенно велика в этом роль Верховного суда США, решения которого по соответствующим вопросам обязательны для всех судов страны. Характеризуя ее, бывший его председатель Э. Уоррен сказал: «Я думаю, что никто не может оставаться честным, утверждая, что Суд не создает права. Он не создает его сознательно, он не намеревается узурпировать роль Конгресса, но делает это в связи с самим существом нашей работы... Мы создаем право, и иначе быть не может»*.
*См.: Козочкин И.Д. Роль судебной практики в регулировании уголовно-правовых отношений в США. С. 84.

Важнейшим объектом воздействия со стороны Верховного суда была и остается Конституция США. Считающаяся самой стабильной в современном мире формально, она, по существу, фактически в значительной степени представляет собой результат деятельности судебной власти*. Еще в начале XIX в. один из идеологов американской революции Т. Джефферсон говорил, что «Конституция – это всего-навсего восковая игрушка в руках судей, которой они могут играть по своему усмотрению»**.

*Мишин А.А. Государственное право США. М., 1976. С. 32
**См.: Уголовное право буржуазных стран. С. 47.

Давая толкования тех или иных положений Конституции, иногда прямо противоположные, Верховный суд нередко оказывает большое влияние на уголовную политику в стране. Так, в 1972 г., рассмотрев апелляцию по делу Фурмэна, он постановил, что вынесение смертного приговора (смертная казнь) представляет собой жестокое и необычное наказание, противоречащее VIII и XIV поправкам к Конституции, а в 1976 г. в связи с рассмотрением дела Грегга решил, что «смертная казнь сама по себе не составляет нарушения Конституции»*.

*Уголовное право буржуазных стран: Общая часть. С. 55.

Известно, что Верховный суд США, по существу, присвоив себе право осуществления так называемого «судебного конституционного контроля» (так как оно не вытекает ни из Конституции, ни из обычного понимания судебной власти), может, признав неконституционным любой акт Конгресса или легислатур штатов, лишить его юридической защиты. И такое нередко происходило на практике, в том числе с уголовными законами.
§ 2. О преступлении
Определение преступления
В уголовном законодательстве зарубежных стран в лучшем случае можно обнаружить лишь формальное определение преступления. Из стран «континентальной» системы права такое, довольно четко сформулированное определение содержится в ст. 1 действующего УК Швейцарии 1937 г.: «Никто не может быть наказан, если он не совершил деяния, точно запрещенного законом».
В УК Франции 1992 г. нет общего определения понятия преступления, как не было его и в ранее действовавшем УК .
Формального подхода к определению преступления придерживается УК ФРГ. Такой вывод следует из § 1, который гласит: «Деяние может наказываться только в том случае, если его наказуемость была определена законом, действовавшим до совершения деяния».
Наличие в законодательстве только формального определения преступления имеет свои плюсы и минусы. Его достоинство состоит в том, что оно препятствует нарушению законности, ограничивает судейское усмотрение или, по словам М. Расса (Франция), исключает самую большую ошибку какого-либо другого определения, а именно его небесспорность*.

*Крылова Н.Е. Указ. Соч. С. 31.

Его порочность в том, что оно представляет собой как бы замкнутый круг: преступно то, что противоправно и наказуемо, а наказуемо то, что преступно.
Еще более сложным представляется решение вопроса об определении преступления в уголовном праве стран англосаксонской системы права. Думается, это прежде всего связано с тем, что нет и никогда не было законодательного определения преступления в Англии; нет там и единого определения по общему праву, т. к. оно по-разному формулировалось в судебных решениях, которые выносились в разное время применительно к конкретным делам.
УК Канады 1955 г., действующий в редакции 1985 г., содержит определение преступления. Но оно, почему-то помещенное в ч. VI («Вторжение в частную жизнь»), являющееся по своему характеру формальным, настолько казуистично (ст. 183), что его воспроизведение здесь представляется невозможным.
Что же касается определения преступления в уголовном праве США, то в федеральном законодательстве его вообще нет, как нет и в кодексах отдельных, штатов (например, Огайо) и УК Округа Колумбия. В уголовных кодексах большинства штатов можно обнаружить различные варианты формального определения. В соответствии с УК штата Канзас уголовное правонарушение – это «действие или бездействие, предусмотренное законом, по осуждении за которое может быть назначено наказание в виде смертной казни, тюремного заключения, штрафа или штрафа и тюремного заключения одновременно».
В уголовно-правовой доктрине стран англосаксонской системы права к определению понятия преступления наблюдаются разные подходы. По мнению одних авторов, невозможно выработать такое определение, которое бы охватывало все действия или бездействия, носящие уголовный характер*.

*Smith and Hogan. Criminal law. 1992. Р. 15.

Другие авторы считают, что определение преступления дать можно. Так, лорд Хэлсбери в своем комментированном своде английского законодательства пишет: «Обычно под преступлением понимают зло, затрагивающее безопасность или процветание общества вообще, так что общество заинтересовано в его подавлении. Часто это моральное зло, т.е. поведение, вредное для общего морального духа общества»*.

*Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии: Общая часть уголовного права. М„ 1991. С. 15.

Сторонники так называемого прагматического подхода в американском праве, полностью игнорируя формальные признаки, нередко определяют преступление как деяние, вредное для общества, противоречащее его благополучию, разрушающее его духовные ценности. Прагматики обосновывают свой взгляд, в частности, тем, что некоторые антисоциальные действия, которые причиняют обществу больший вред, чем традиционные, по закону не ненаказуемы*. Предложения об отказе от формального определения преступления и замене его «чисто материальным» могут означать не что иное, как призыв к отказу от принципа законности, поощрению судейского произвола.

*См.: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. С. 137.

Элементы (признаки) преступления
Уголовному праву большинства зарубежных стран неизвестно понятие состава преступления. Оно было разработано немецкой доктриной и оттуда распространилось на некоторые другие страны.
Во Франции традиционная классическая доктрина считает, что каждое преступление характеризуется тремя конститутивными элементами: легальным, материальным и моральным. Другими словами, только при наличии этих элементов лицо может быть привлечено к уголовной ответственности и наказано*.

*Подробнее об этих элементах см.: Уголовное право зарубежных государств. Вып. 2. С.64-75.

Легальный элемент означает, что никакое деяние, каким бы, казалось, вредным и в целом плохим оно ни было, не может быть инкриминировано лицу, если оно не определено в законе, т.е. запрещено под угрозой наказания. Этот элемент вытекает из принципа «Nullum crimen, nulla poena sine lege».
Материальный элемент включает в себя то, что в российской уголовно-правовой доктрине именуется объективной стороной состава преступления. В рамках этого элемента рассматриваются вопросы содержания деяния, его последствий, а также стадий преступления.
Материальный элемент означает, что деяние, описанное в законе, должно быть выражено вовне, что одного намерения его совершить для наступления ответственности недостаточно.
Название третьего элемента в значительной степени условное, поскольку имеет мало общего с моралью как таковой. Но из содержания этого элемента вытекает, что далеко не всякое предусмотренное законом и совершенное деяние может быть вменено лицу и с моральной точки зрения.
Моральный элемент включает в себя, по терминологии российского уголовного права, субъективные признаки преступления.
Предпосылкой наличия морального элемента является свобода воли и ясное сознание во время совершения преступления. Иными словами, чтобы такое лицо имело возможность выбора между двумя вариантами поведения – правомерным и противоправным и достаточно развитое сознание для такого выбора.
В связи с этим на первый план выдвигаются вопросы, касающиеся признания лица субъектом преступления – возраст и вменяемость. По УК Франции уголовной ответственности и наказанию не подлежит лицо, не достигшее 13-летнего возраста или которое «в момент совершения деяния находилось в состоянии психического или нервно-психического расстройства, лишившего его способности осознавать или контролировать свои действия».
Важным признаком морального элемента также является вина, которая, однако, в Уголовном кодексе никак не урегулирована.
Из принципа «нет преступления без вины» во Франции есть исключение. Оно касается так называемых «чисто материальных деяний» (нарушений), которые караются в силу самого факта их совершения, т.е. без установления вины. Модернизированное учение об элементах преступления исходит из того, что существует четыре элемента: законодательный (легальный), материальный, психологический (вменение в вину) и неоправданность, которая означает отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. Некоторые другие авторы в качестве основных элементов называют лишь два: материальный и психологический*.

*Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран. М., 1997. С. 65.

Элементы преступления во Франции – по-прежнему объект исключительно доктринальной разработки*.

*В некоторых развивающихся странах, в частности в Ливане и Сирии, которые ранее были французскими владениями, они довольно подробно урегулированы в законодательстве.

Выше отмечалось, что понятие состава преступления из ведущих зарубежных стран известно лишь уголовному праву Германии. Однако понятие состава там существенно отличается от его трактовки по российскому уголовному праву.
Основой преступления является волевое действие (бездействие) человека. Необходимая предпосылка уголовной ответственности за его совершение – достижение лицом определенного возраста и его вменяемость.
Интересно, что отсутствие этих признаков субъекта преступления в УК ФРГ обозначается одним и тем же термином – «невменяемость». Невменяем тот, кто во время совершения деяния не достиг 14-летнего возраста, а также тот, кто при его совершении, вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или другого тяжкого психического отклонения не способен осознать противоправность деяния или действовать с сознанием их противоправности.
В УК закреплено положение о том, что деяние должно соответствовать составу, описанному законом. Однако для возложения ответственности одного этого требования недостаточно. Необходимо, чтобы деяние было противоправным, но противоречащим не только уголовному закону, а, по мнению некоторых ученых, правопорядку в целом. Хотя противоправность и состав преступления в немецкой уголовно-правовой доктрине – элементы разные, они определенным образом связаны между собой. Но деяние может выполнить состав преступления и не быть противоправным, если оно было совершено при таких обстоятельствах, как необходимая оборона, крайняя необходимость и др.
Вина в доктрине чаще всего понимается как упрек за то, что лицо поступило противоправно, хотя в конкретных условиях могло поступить правомерно. Об этом прямо говорится и в одном из решений Верховного суда ФРГ*.

*Лясс Н.В. Проблемы вины и уголовной ответственности в современных буржуазных теориях. М„ 1977. С.49.

<<

стр. 2
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>