<<

стр. 3
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

В УК ФРГ содержится лишь указание на то, что наказуемым является только умышленное деяние, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожное деяние.
Последним элементом преступления является наказуемость.
Исходя из изложенного, преступление – это деяние, выполняющее предусмотренный законом состав, противоправное, виновное и наказуемое. Этот же набор элементов преступления отмечается исследователями австрийского уголовного права*.

*Марущенко В.В. Основания уголовной ответственности по законодательству Австрии: Ав-тореф. канд. дис. М., 1982. С. 8.


Общим принципом уголовного права стран англосаксонской системы права является выработанное первоначально английской судебной практикой и доктриной требование о том, что никто не может быть осужден за преступление, если не доказано «за пределами разумного сомнения» наличие двух элементов – Astus reus u Mens rea.
Первый – материальный (физический), второй – психический. Основой материального элемента является совершение деяния, запрещенного уголовным правом (статутугным или общим). Но он также может включать в себя обстоятельства совершения деяния и его последствия, если они указаны в соответствующей норме права. Другими словами, материальный элемент представляет собой «полное определение преступления, за исключением психического элемента»*.

*Уголовное право зарубежных стран. Вып. 2. С. 91; Пантелеев В.А., Козочкин И.Д., Лихачев И.Д. Уголовное право развивающихся стран: Общая часть. М., 1988. С. 53-54.

Деяние должно быть совершено добровольно. Не подлежит уголовной ответственности лицо, действовавшее в состоянии «автоматизма», который включает в себя различные случаи непроизвольного, осуществленного не по своей воле поведения. Например, причинение вреда во время сна, под воздействием внешней физической силы, в результате непредвиденной поломки механизма или части его либо вызванного обострением недуга (эпилепсии или церебральной болезни).
Деяние чаще всего совершается в форме действия, реже, особенно в странах англосаксонской системы права, – в форме бездействия. Дело в том, что в этих странах, в частности в Англии, в отличие от континентальной Европы, право не возлагает на граждан обязанности оказывать помощь без опасности для себя и других людям, попавшим в беду. Например, прохожий, находящийся поблизости от неглубокого водоема, в котором тонет ребенок, и который без особого труда мог бы его спасти, но не делает этого, не совершает преступления, поскольку он не обязан это делать.
Второй элемент преступления – психический, по существу – вина. Преступлением может быть признано только такое противоправное деяние, которое совершено виновно. Такой вывод делается из появившегося в Англии и действующего там и в других странах, в частности в США, выражения: «Astus non facit reum, nisi mens sit rea».
Определения вины и ее форм в английском законодательстве нет. Но там, а также в доктрине и судебной практике преобладает упоминание трех форм вины: намерения, неосторожности и небрежности. Их понятия базируются на прецедентах, а потому являются казуистичными и изменчивыми.
Более четко вопрос о формах вины решен в уголовном законодательстве штатов США, прежде всего под влиянием рекомендаций Примерного уголовного кодекса. Там чаще всего фигурируют четыре формы вины: с целью (намеренно), с осознанием, неосторожно и небрежно.
Если изложить эти четыре формы вины применительно к «результату» (последствиям), то они выглядят следующим образом:
«с целью» действует тот, кто стремится достичь именно данного, конкретного результата;
«с осознанием» действует тот, кто не преследует цели достижения данного результата, но сознает «высокую степень вероятности» того, что его поведение приведет к этому (или, по другой формулировке, «практически убежден, что такой результат наступит»);
«неосторожно» действует тот, кто сознательно «игнорирует существенный и неоправданный риск» наступления результата;
«небрежно» действует тот, кто не осознает наличия «существенного и неоправданного риска» наступления результата, о чем он должен был знать*.

*Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990. С. 47.

За ряд преступлений общего и статутного права ответственность наступает по правилам «строгой ответственности», т.е. без установления вины. К преступлениям «строгой ответственности» относятся торговля недоброкачественными и фальсифицированными продуктами питания, некоторые нарушения правил дорожного движения, причинение общественного беспокойства, богохульство и др.
Классификация уголовно наказуемых деяний
Согласно УК Франции преступные деяния в зависимости от их тяжести подразделяются на преступления, проступки и нарушения. Впервые во французском уголовном законодательстве введен материальный критерий дифференциации преступных деяний – тяжесть содеянного. Выражением этого критерия в Уголовном кодексе является наказание – его характер, вид и размер. Преступления караются наказаниями уголовными, проступки – исправительными, а нарушения – наказаниями за нарушения. В переводе на более конкретный язык наказаний, применительно к физическим лицам, преступления – это деяния, за которые может быть назначено лишение свободы на срок от 10 до 30 лет или пожизненно, проступки – на срок от одного дня до 10 лет; нарушения лишением свободы ненаказуемы.
Отнесение инкриминируемого деяния к той или иной категории влечет за собой различные материальные и процессуальные последствия. Так, уголовная ответственность за покушение на преступление наступает всегда, за покушение на проступок – лишь в случаях, прямо указанных в законе, а покушение на нарушение -ненаказуемо вообще. Вина при совершении преступлений и проступков должна быть доказана, а при нарушениях она в доказывании не нуждается. Дела о преступлениях рассматриваются судами присяжных (судами ассизов), о проступках – исправительными трибуналами, а о нарушениях – полицейскими трибуналами*.

*См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. М., 1996.

Во французской доктрине (а в Италии, например, и в УК ) деяния подразделяются на общеуголовные и политические. Различие между преступлениями общеуголовными и политическими в Уголовном кодексе проводится по режиму тюремного заключения. В первом случае – это «заточение», во втором – «заключение». По общему правилу не допускается выдача лиц, совершивших политические преступления.
УК ФРГ предусматривается деление уголовно-наказуемых деяний на два вида: преступления и проступки. Преступлениями являются деяния, которые наказываются лишением свободы на срок свыше одного года, а проступки – соответственно до одного года или штрафом. Причем, как сказано там же, учет отягчающих или смягчающих обстоятельств не имеет значения для отнесения деяния к той или иной категории.
В Англии и ряде штатов США по источникам права уголовно наказуемые деяния подразделяются на преступления статутные и общего права.
Ранее в Англии по общему праву существовала трехчленная классификация преступлений: измена, фелония и мисдиминор. Измена – посягательство на особу монарха, ведение войны против него или примыкание к его врагам в пределах королевства и др. Фелонии – тяжкие преступления, которые могли караться смертной казнью, конфискацией недвижимости и другими суровыми наказаниями. Мисдиминоры – менее опасные деяния. Законом об уголовном праве 1967 г. различие между двумя последними было упразднено. Сейчас по материальному признаку преступления – это измена и все прочие, куда входят бывшие фелонии и мисдиминоры.
В отличие от английского права в уголовном законодательстве США и других стран англосаксонской системы права сохранилось деление преступлений на фелонии и мисдиминоры*.

*Измена как элемент общей классификации преступлений характерна только для английского права. В других странах, являясь государственным преступлением, она относится к фелонии.

На более современное и унифицированное разрешение вопроса о классификации уголовно наказуемых деяний в США на федеральном уровне и в штатах оказал влияние Примерный уголовный кодекс, хотя там и не пошли по пути копирования его рекомендаций.
По УК штата Нью-Йорк «посягательство» включает в себя преступление, нарушение и дорожный проступок. Преступления – это фелонии и миодимидоры. Но в отличие от Примерного УК , где фелонии трех видов, а мисдиминоры – двух, в кодексе штата Нью-Йорк фелонии подразделяются на пять категорий, а мисдиминоры – на три. Фелония класса А – это деяние, наказуемое в виде максимума пожизненным лишением свободы или смертной казнью, класса В – до 25 лет, класса С – до 15 лет, класса Д – до 7 лет и класса Е – до 4 лет. Кроме того, «для целей наказания» фелонии класса А, в свою очередь, подразделяются на два подкласса – А-1 и А-П. Мисдиминоры могут быть класса А, В и неклассифицированные: они наказываются лишением свободы сроком от 15 дней до одного года. Нарушение наказуемо лишением свободы до 15 дней. Наказание за совершение дорожного проступка предусматривается Дорожно-транспортным законом.
В 1984 г. новая классификация уголовно наказуемых деяний, подобная той, которая предусмотрена в УК штата Нью-Йорк, введена в Федеральное уголовное законодательство.
Вместе с тем, следует отметить, что в некоторых американских кодексах, даже затронутых реформой (например, УК Округа Колумбия и УК штата Огайо), нет четких критериев отнесения деяния к категории фелонии или мисдиминора.
В кодексах отдельных штатов, например в УК штата Калифорния, указывается, что преступления, караемые смертной казнью или лишением свободы с содержанием в тюрьме штата, – фелонии, все другие, т.е. караемые штрафом и (или) лишением свободы (в Калифорнии – сроком до 6 месяцев) с содержанием осужденного в местной тюрьме, – мисдиминоры.
Однако по общему правилу фелония – это деяния, караемые сроком свыше одного года, а мисдиминоры – до одного года лишения свободы.
§ 3 О наказании
Понятие и цели наказания
В отличие от нового УК РФ законодательство зарубежных стран не содержит определения наказания. В доктрине же можно встретить различные варианты определения наказания. Чаще всего оно ассоциируется с карой, воздаянием за содеянное. Так, французские ученые Р. Мерль и А. Витю отмечают, что «наказание является карой, налагаемой на преступника в ответ на совершенное им преступное деяние»*.

*Уголовное право зарубежных государств. Вып. IV. Наказание. М., 1975. С. 82.

В американской уголовно-правовой литературе в наиболее общем виде оно сформулировано в юридическом словаре Дж. Раша: «Наказание в уголовном праве – это любая боль, страдание, кара, ограничение, налагаемое на лицо в соответствии с нормами права и по решению или приговору суда за преступление или уголовное правонарушение, совершенное им, или за невыполнение обязанности, предписываемой законом»*.

*Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии: Общая часть уголовного права М.,1991. С. 175

Гораздо больше внимания в доктрине уделяется целям наказания. Как самая старая, традиционная цель наказания выделяется кара, воздаяние или возмездие. Ее наиболее ярким и последовательным сторонником был И. Кант, который считал «единственно разумной и возможной теорию наказания по принципу талиона – возмездия равным за равное»*.

*Решетников Ф.М. Уголовное право буржуазных стран «Классическая» школа и антрополого-социологическое направление. М , 1985. С. 24.

Цель кары как искупления вины, как воздаяния за содеянное отмечается и немецкими авторами, и даже Конституционным судом ФРГ. В одном из его решений о наказании говорится как о «расплате за совершенное нарушение закона»*. Г. Мюллер относит кару к так называемой «неутилитарной» цели наказания, и в этом он близок к вышеизложенной позиции французских ученых.

*Кузнецова Н., ВельцельЛ. Уголовное право ФРГ. М., 1980. С. 111.

В уголовно-правовой доктрине стран англосаксонской системы права кара (возмездие) также занимает видное место. Сторонники этой цели наказания утверждают, во-первых, что она препятствует осуществлению произвола, т.к. лицо подлежит наказанию только тогда, когда заслуживает этого, и, во-вторых, что наказание, согласно этой цели, соразмерное тяжести содеянного, удовлетворяет законному чувству мести, испытываемому обществом. Противники цели кары, а они также есть, считают ее неоправданной с моральной точки зрения и несовместимой с нравственными началами современного общества.
Две другие, имеющие между собой сходство цели наказания – общая и специальная превенции. В юридической литературе зарубежных стран эта цель нередко именуется устрашением, что полностью применимо к общей превенции.
Общая превенция состоит в предупреждении совершения преступлений неопределенным кругом лиц, любым потенциальным правонарушителем. Она достигается различными способами: угрозой наказания, указанного в законе, путем применения наказания к лицу, совершившему преступление и, наконец, путем усиления наказания в соответствующих случаях, чтобы удержать других от совершения преступлений.
В уголовном праве стран англосаксонской системы права появление этой цели наказания связывают с именем И. Бентама (1748-1832), который выступал за суровую, даже жестокую карательную политику, направленную на устрашение возможных преступников*.

*Решетников Ф.М. Указ. раб. С.59.

Сторонники этой цели наказания нередко основной упор делают на то, что преступника следует принести в жертву интересам общего предупреждения, особенно в случаях, когда в стране наблюдается рост какого-то вида преступности, вынесением ему более сурового приговора. Однако есть критики такой позиции, считающие ее порочной по той причине, что причинение дополнительных страданий даже немногим нельзя оправдать пользой, приносимой многим. По их мнению, в свободном обществе права индивида, по крайней мере наиболее важные, имеют приоритет перед коллективными интересами.
Цель общего предупреждения реализована, например, в действующем УК Франции – в тех его статьях Общей, но прежде всего Особенной части, где предусматривается значительное усиление наказаний по сравнению с УК 1810 г. Она наряду с карой также довольно четко просматривается в принятом в 1994 г. и США Законе о борьбе с насильственной преступностью.
Специальная превенция состоит в предупреждении совершения преступлений лицами, уже ранее судимыми.
В одном из комментариев УК ФРГ сказано, что задача наказания состоит в том, чтобы «отплатить за нарушение правопорядка и одновременно отпугнуть правонарушителя и вообще любое лицо от таких правонарушений в будущем»*, т.е. отмечаются три вышеизложенные цели наказания.

*Крылова Н.Е., Серебренникова. А.В. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии) М., 1997. С. 137

Лишение осужденного возможности совершить новые преступления, например, в американской и немецкой доктринах выделяется в самостоятельную цель наказания. В первой она именуется «incapacitation», во второй – «нейтрализацией». Наиболее эффективный способ реализации этой цели – пожизненное лишение свободы или смертная казнь*.

*Некоторые авторы, например П. Робинсон (США), отмечают, что эта цель может быть также достигнута путем кастрации потенциального насильника, что допускается законодательством некоторых штатов США, или отсечением руки потенциального вора, что практикуется в ряде мусульманских стран (Саудовская Аравия, Судан, Йемен, Иран).

Наиболее современная цель наказания – исправление правонарушителя. В уголовном праве стран континентальной системы права она стала особенно популярна после второй мировой войны благодаря теории новой социальной защиты и ее признанному лидеру М. Анселю (Франция). Считая основной целью наказания исправление, он отмечает, что необходимо «так построить наказание, чтобы оно само по себе перевоспитывало, а также чтобы его функция ресоциализации признавалась главой и отличалась от простого побочного воспитательного действия неоклассического возмездного наказания»*. Причем, по мнению М. Анселя, исправление (ресоциализация) – не только право, но и обязанность преступника, «ибо если все должно быть сделано для того, чтобы возвратить ему по возможности его место в обществе, то он должен заслужить это место»**.

*Ансель М. Новая социальная защита. М., 1970. С. 267.
**Там же. С. 261.

В уголовно-правовых доктринах Франции, Германии, а также Англии исправление (ресоциализацию), общую и специальную превенцию – предупреждение некоторые авторы относят к так называемым «утилитарным» целям наказания.
В английском уголовном праве в настоящее время сложилось такое положение: в доктрине преобладает мнение, что назначением наказания должны преследоваться цели воздаяния, устрашения и исправления; в статутном праве цели наказания не упоминаются, хотя, например, в Законе об уголовном правосудии 1991 г., в котором впервые определены законодательные рамки применения наказаний, значительное внимание уделяется цели исправления.
Концентрированное выражение американской уголовно-правовой доктрины по вопросу о целях наказания нашло в Примерном УК , называющем цели воздаяния (кары), общей и специальной превенции, а также исправления (социального восстановления личности)*.

*Примерный уголовный кодекс (США). М., 1969. С. 32-33.

В уголовном законодательстве стран континентальной системы права (Франция, Германия, Италия, Испания) цели наказания не указаны. Однако, например, в некоторых нормах УК Франции (ст. 132-25), а еще чаще – УПК (ст. 720-4, 721-1, 723-3) упоминается такая цель, как ресоциализация (социальная реадаптация). Под влиянием этой цели в УК Франции включены новые виды лишения свободы (например, режим полусвободы), отсрочка с испытательным режимом и другие меры уголовно-правового воздействия.
В США рекомендации Примерного УК по вопросу о целях наказания были восприняты законодательством федеральным (§ 3553 раздела 18 Свода законов) и некоторых штатов, например УК штата Нью-Йорк (§ 1.05). Там нашли отражение все четыре указанные выше, но по-разному сформулированные цели наказания.
Вопрос о сочетании различных целей наказания при вынесении приговора по конкретному делу нередко оказывается достаточно сложным. Чтобы облегчить его решение в США с 1987 г. действует «Федеральное руководство по назначению наказаний», которое в 1989 г. было признано Верховным судом конституционным.
И еще одно замечание: если раньше в США довольно популярной была цель исправления, то с конца 70-х годов на первый план выдвигается концепция «справедливо заслуженного», а по существу старая как мир цель возмездия, или кары.
Отдельные виды наказаний
Смертная казнь. В большинстве стран Западной Европы смертная казнь либо полностью отменена, либо не может применяться в мирное время. Такому положению в немалой степени способствовало их вступление в Совет Европы: государства-члены этой организации обязаны подписать протокол № 6 от 1983 г. (относительно отмены смертной казни) к Европейской конвенции по правам человека 1950 г. и привести свое законодательство в соответствие с его требованиями*.

*Однако ст. 2 Протокола разрешает государствам-участникам введение или сохранение смертной казни за преступления, совершаемые во время войны либо в условиях ее приближениями.

В 1997 г. Европейский парламент принял резолюцию об отмене смертной казни, призвав все страны ввести мораторий на применение смертных приговоров.
К настоящему времени около 60 государств исключили смертную казнь из своего законодательства, 14 сохранили ее лишь за особо тяжкие преступления или при особых обстоятельствах (например, в военное время), но фактически не применяют ее. Еще около 30 стран и территорий также сохраняют эту меру наказания, но не используют ее в течение 10 и более лет*.

*Труд 1997. 6 сентября.

Во Франции смертная казнь была отменена законом № 81-908 от 1981 г., а в Германии – ст. 102 Конституции. В Италии и Испании смертная казнь также запрещена их Конституциями, «кроме случаев, предусмотренных военными законами, действующими в военное время» (соответственно ст. 27 и 15).
Несколько иначе обстоит дело в Англии. Там в 1965 г. временно сроком на пять лет была отменена смертная казнь за тяжкое убийство. Эксперимент оказался успешным и с 1970 г. она была отменена за это преступление «навсегда». Тем не менее смертная казнь сохранена за измену по закону об измене 1814 г. и за пиратство с насилием по закону о пиратстве 1837 г. Но поскольку случаев совершения этих преступлений в послевоенное время не было, можно утверждать, что смертная казнь в Англии не применяется. Она также сохранена за ряд воинских преступлений, совершаемых в военное время*.

*Подробнее см.: Когда убивает государство. Смертная казнь против прав человека. М., 1989.

В отличие от других развитых зарубежных стран в США смертная казнь применяется и весьма широко: в 1995 г. было казнено 56 осужденных, в 1996 г. – 45, а в 1997 г. – 74.
В 1972 г. Верховный суд страны, рассмотрев апелляцию по делу Фурмэна и еще двух лиц, осужденных к смертной казни, решил, что ее назначение и применение представляет собой «жестокое и необычное наказание», противоречащее VIII, а также XIV поправке к Конституции США, запрещающей штатам «лишать какое-либо лицо жизни без надлежащей правовой процедуры».
В 1976 г. Верховный суд США вернулся к проблеме смертной казни. Рассмотрев апелляции по делу Грегга и еще четырех лиц, приговоренных к смертной казни, он постановил, что «смертная казнь сама по себе не нарушает Конституции». Он также отметил, что «смертная казнь не является таким наказанием, которое никогда не может применяться, независимо от обстоятельств преступления, личности преступника и процедуры принятия решения о его назначении».
Начиная с 1977 г., когда был прекращен продолжавшийся 10 лет неофициальный мораторий на исполнение смертных приговоров, казни в США возобновились. С тех пор там был казнен 451 человек*.

*Труд. 1998. 14 апр.

Большинство казненных в США – чернокожие жители страны, хотя они составляют 12-13% ее населения. 80-85% всех казненных приходится на южные штаты. Лидером является Техас, на долю которого, например, в 1997 г. приходилась половина всех казненных.
К настоящему времени смертная казнь предусматривается законодательством федеральным и 38 штатов. Последним стал Нью-Йорк, где после 18-летнего перерыва она была восстановлена в 1995 г.
Смертная казнь в США в основном применяется за убийство, тяжкое или явившееся следствием совершения другого опасного преступления. Законом о борьбе с насильственной преступностью 1994 г. число федеральных преступлений, которые могут наказываться смертной казнью, увеличено до 60. Эта цифра включает в себя как преступления, за которые смертная казнь уже предусматривалась ранее (например, тяжкое убийство 1 степени, измена, шпионаж, ограбление банка, повреждение или разрушение транспортного средства, если были человеческие жертвы), так и другие, в том числе новые, сформулированные в этом законе: например, убийство, совершенное заключенным – беглецом, убийство лиц, оказывающих помощь в расследовании преступлений, или должных лиц исправительных учреждений, насильственные действия в области морской навигации, использование оружия массового поражения, если это повлекло гибель людей.
Несмотря на то, что за большинство из этих преступлений в качестве альтернативного наказания предусматривается тюремное заключение (пожизненное или на любой срок), при определенных условиях виновный в обязательном порядке приговаривается к смертной казни. А именно, если он: а) намеренно (умышленно) убил потерпевшего; б) умышленно причинил тяжкие телесные повреждения, которые повлекли смерть потерпевшего; в) умышленно участвовал в каком-либо действии и предвидел, что кто-то будет лишен жизни, или полагал, что смертоносная сила в отношении какого-то лица (не являющегося участником преступления) будет применена, и непосредственным результатом этого действия явилась смерть потерпевшего, и другие условия.
Закон 1994 г. также предусматривает наказание в виде смертной казни за ряд посягательств, связанных с наркобизнесом.
Однако он, в отличие от законодательства некоторых штатов, разрешает выносить смертные приговоры лишь лицам, достигшим 18-летнего возраста. В недавно опубликованном докладе комиссии ООН по правам человека США подвергнуты резкой критике за широко практикуемую смертную казнь вообще и за ее допущение в 25 штатах в отношении подростков 16-17 лет в частности*.

*Труд. 1998. 14 апр.

Ранее, до 1988 г., когда Верховный суд страны постановил, что назначение смертной казни лицам, не достигшим 16 лет, является неконституционным, смертные приговоры в штатах выносились подросткам и более молодого возраста*.

*Законодательство это позволяло делать: в Индиане – с 12 лет, в Джорджии и Миссисипи -с 13, а в штатах Миссури, Юта, Арканзас и еще трех – с 14 или 15 лет.

В США ежегодно выносится 250-300 смертных приговоров, однако казней, как показано выше, гораздо меньше. Это прежде всего объясняется длительностью и сложностью процедуры рассмотрения жалоб и ходатайств о помиловании. Приговоренные к смертной казни нередко находятся в камерах смертников в ожидании своей судьбы по 10-15 лет. В результате «очередь смертников» в американских тюрьмах превышает 3000 человек.
Смертные приговоры в США приводятся в исполнение способом, предусмотренным законодательством штатов*. В основном это электрический стул, а также газовая камера, инъекция, повешение и расстрел. Причем в некоторых штатах сам осужденный может выбрать способ исполнения приговора, например газовую камеру или инъекцию – в штате Сев. Каролина, инъекцию или расстрел – в штате Юта.

*Приговоры за федеральные (невоинские) преступления осуществляются способом, определенным в том штате, где они приводятся в исполнение. За воинские преступления федеральный закон предусматривает казнь через повешение.

Лишение свободы. Уголовное законодательство Франции предусматривает несколько видов лишения свободы.
В соответствии со ст. 131-1 УК за совершение преступления может быть назначено уголовное заточение или заключение – пожизненное или на срок от 10 до 30 лет*.

*По УК 1810 г. максимальный размер срочного лишения свободы не превышал 20 лет.

Лишение свободы в виде заточения применяется за общеуголовные преступления, например за простое умышленное убийство или отравление – до 30 лет, и различные виды квалифицированного убийства или геноцид – пожизненное.
Уголовное заключение назначается за антигосударственные (политические) преступления, например за измену или шпионаж – вплоть до пожизненного лишения свободы.
Различия между этими двумя видами лишения свободы в режиме содержания. Заключение как политическое наказание исполняется в рамках специальной пенитенциарной системы, призванной воздействовать на осужденного без применения к нему особых мер воздействия. Политические преступники, в отличие от общеуголовных, не привлекаются к труду, не обязаны носить тюремную одежду, пользуются другими льготами. Однако, как отмечают французские юристы, в связи с общей гуманизацией уголовно-исполнительной системы принципиальные различия между заключением и заточением все больше стираются*.

*Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Указ. соч. С. 152.

За совершение проступков применяется исправительное тюремное заключение не более десяти, семи, пяти, трех, двух лет, одного года и шести месяцев.
Наказание в виде исправительного тюремного заключения может быть назначено, например, за неумышленное убийство или проведение биомедицинских экспериментов – сроком до трех лет, а за насильственные действия, повлекшие хроническое заболевание или увечье, – сроком до 10 лет.
Исправительное тюремное заключение отличается от заточения не только по названию, но и режимом содержания.
В соответствии со ст. 718 УПК размещение осужденных в тюрьмах производится с учетом категории совершенного деяния, их возраста, состояния здоровья и личности.
Особый интерес представляет такая форма лишения свободы, как «полусвобода». Согласно ст. 132-25 УК Франции, если суд назначает наказание в виде тюремного заключения на срок до одного года включительно, он может постановить, с целью ресоциализации, об исполнении наказания в режиме полусвободы, если это необходимо для осуществления осужденным профессиональной деятельности, получения им образования, медицинского обслуживания или участия в жизни семьи. Осужденный, отбывающий наказание в режиме полусвободы, обязан возвращаться в пенитенциарное учреждение так, как это предписано судьей по исполнению наказаний.
По УК ФРГ лишение свободы по своей продолжительности может быть двух видов: на определенный срок и пожизненное. Минимальный предел срочного лишения свободы – один месяц, максимальный – 15 лет.
Немецкое законодательство допускает краткосрочное (до 6 месяцев) лишение свободы, если «особые обстоятельства, касающиеся деяния и личности совершившего деяние, делают неизбежным назначение лишения свободы для воздействия на это лицо или для защиты правопорядка».
УК ФРГ содержит 14 составов преступлений, караемых пожизненным лишением свободы. Это, например, геноцид, подготовка агрессивной войны, измена двух видов, разбой, повлекший смерть потерпевшего, тяжкое убийство.
Общий размер наказания в виде лишения свободы, назначаемого при совокупнсти деяний, не может превышать 15 лет.
В настоящее время в Англии существует только один вид лишения свободы -тюремное заключение.
Для статутных преступлений, т.е. предусмотренных законодательством, минимальный срок заключения – один день, а максимальный – 25 лет. Существует также пожизненное лишение свободы, назначаемое за тяжкое убийство в обязательном порядке, а, например, за простое умышленное убийство, изнасилование или ограбление – как максимальное наказание.
За преступления общего права (некоторые виды сговора, подстрекательства или причинение общественного беспокойства) наказание назначается по усмотрению суда, вплоть до пожизненного тюремного заключения. Однако, как отмечают английские авторы, судьи при этом должны помнить, что Билль о правах запрещает жестокие и необычные наказания.
По Закону о судах магистрата 1980 г. за преступления, рассматриваемые в этих судах (т.е. в упрощенном порядке – без обвинительного акта), по общему правилу не может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 6 месяцев. 95% уголовных дел рассматриваются именно в таком порядке. Остальные – в судах Короны.
Ранее в Англии в целях более единообразного назначения наказаний Апелляционным судом вырабатывались так называемые «тарифы», в пределах которых судам рекомендовалось выносить приговоры.
Закон об уголовном правосудии 1991 г. впервые предусмотрел для этого общие статутные рамки. В соответствии с ним наказание в виде лишения свободы в отношении лиц в возрасте 21 года и старше – это тюремное заключение, более молодого возраста – заключение в специальное учреждение на основании Зако-на о детях и молодых лицах 1933 г. или пожизненное лишение свободы – на основании Закона об уголовном правосудии 1982 г.*

*По мнению некоторых английских ученых (Хэлсбери), наказание лишением свободы подростков, прежде всего в силу законодательных ограничений, носит исключительный характер (см.: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. С. 44) Но, думается, это преувеличение.

В Законе 1991 г. сказано, что суд может назначить правонарушителю наказание в виде лишения свободы, если он убежден, что: 1) совершенное преступление является настолько опасным, что только такое наказание может быть оправданным, или 2) совершенное деяние – насильственное или половое преступление, и только такое наказание является адекватным для защиты общества от исходящей от него опасности.
Лишение свободы в США характеризуется значительным своеобразием. Оно может быть краткосрочным, длительным или пожизненным. Последнее назначается: 1) в качестве самостоятельной меры за наиболее опасные преступления; 2) в качестве альтернативы смертной казни; 3) по совокупности приговоров и преступлений или 4) лицу, имеющему две или три судимости, чаще всего за фелонии. Так, по федеральному закону о борьбе с насильственной преступностью 1994 г., если лицо совершило опасную насильственную фелонию, а ранее было осуждено по крайней мере за две опасные насильственные фелонии или одну опасную насильственную фелонию и одно наркопреступление, то оно в обязательном порядке приговаривается к пожизненному тюремному заключению.
Уголовное законодательство США отличается длительностью срочного лишения свободы: тюремное заключение в 30,40 и даже 50 лет – не редкость.
Ни федеральные законы, ни, как правило, законы штатов не устанавливают общих предельных сроков лишения свободы, что позволяет судам приговаривать к 200, 300 и более годам либо к нескольким пожизненным срокам.
Еще лет 20 тому назад сроки лишения свободы подавляющего большинства штатов были связаны с системой неопределенных приговоров. Именно в рамках этой системы, по замыслу ее создателей, должна быть реализована цель исправления (социальной реабилитации) преступника, достигаемая путем «обращения» с ним*. Здесь нашел отражение выдвинутый американскими криминологами принцип «наказание должно соответствовать опасности преступника» вместо принципа «наказание должно соответствовать тяжести преступления».

*Известны два основных способа такого «обращения», или воздействия: психологический, подобно тому, как врач лечит больного, нередко именуемый терапевтическим, и социальный.

Существуют различные виды неопределенных приговоров*. По УК штата Нью-Йорк суд определяет минимальный и максимальный сроки лишения свободы исходя из установленных в нем пределов. Минимальный срок должен быть не менее одного года, а максимальный – не менее трех лет и не более сроков, указанных выше**. В УК конкретизируются минимальные сроки для самой опасной фелонии – класса А, а точнее для двух ее подвидов: для А-1 – это 15-25 лет, а для А-Н – от трех лет до восьми лет и четырех месяцев. Таким образом, закон позволяет судьям назначать наказания в очень больших пределах: соответственно от 15 и 3 лет до пожизненного лишения свободы.

*Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. считают, что существует восемь разновидностей таких приговоров. См. их работу, с. 152.
**См. § 2 данной главы.

Время нахождения осужденного в местах лишения свободы по неопределенному приговору зависит от административного органа – совета по условно-досрочному освобождению. В случае хорошего поведения он может быть освобожден, отбыв установленный минимум, а иногда и раньше. Если, находясь на свободе, досрочно освобожденный преступает закон или нарушает условия освобождения, он может быть обратно водворен в тюрьму.
Система неопределенных приговоров серьезно критикуется американскими юристами, вызывает недовольство общественности и прежде всего потерпевших за то, что преступники, виновные в совершении опасных преступлений, приговоренные, например, на срок от одного года до пожизненного лишения свободы, отбыв несколько лет, в силу их «хорошего поведения» оказываются на свободе.
Но основной недостаток системы неопределенных приговоров и реабилитационной модели вообще – неэффективность в борьбе с преступностью. С конца 70-х годов на смену ей во многих штатах пришла система определенных приговоров, основанная на концепции воздаяния за содеянное.
Несмотря на введение в США новой, а по существу старой системы приговоров, там по-прежнему сохраняются существенные различия в назначении наказаний за одинаковые преступления. Так, например, перегон похищенного автомобиля из одного штата в другой, а это федеральное преступление, в первом округе в среднем карался 22 месяцами, а в десятом – 42 месяцами тюремного заключения. За ограбление банка по федеральному законодательству в среднем назначали 11 лет, а в Северном округе штата Иллинойс – пять с половиной лет.
Для устранения или по крайней мере уменьшения таких различий в штатах, например в Нью-Джерси, и на федеральном уровне были законодательно созданы комиссии по назначению наказаний.
В 1985 г. была сформирована федеральная комиссия, состоящая из семи членов с правом решающего голоса и одного с совещательными правами. Она действует как независимый орган в судебной системе США. Комиссия разработала «Основные направления по назначению наказаний», которые издаются в виде «Федерального руководства по назначению наказаний». В нем содержатся подробные таблицы по видам и размерам наказаний за различные составы преступлений и отдельно для преступлений, совершаемых рецидивистами. Многие судьи заявляют, что введение и обязательное применение* этого руководства означает вмешательство в отправление правосудия. Кроме того, его применение, как отмечают американские юристы, показало, что лицам из низших слоев населения назначаются «относительно более строгие наказания»**. И в целом произошло ужесточение наказания, повышение удельного веса наказания в виде лишения свободы.

*В случае отклонения от предписаний «Руководства» суд обязан дать письменное обоснование этого.
**Уголовное наказание и назначение наказания С. 9.

Имущественные наказания – это в основном штраф и конфискация. Штраф является весьма распространенным уголовным наказанием. Его применение предусматривается законодательством всех зарубежных стран.
По УК Франции штраф может быть назначен в случае совершения и преступления, и проступка, и нарушения: «наказания в виде уголовного заточения или уголовного заключения не исключают наказания в виде штрафа». Его максимальный размер составляет 50 млн франков за преступления, связанные с наркотиками: организация группы или руководство ею с целью изготовления, перевозки, хранения или незаконного использования наркотиков, импорт или экспорт наркотиков и др.
В перечне наказаний, назначаемых за проступки, штраф стоит на втором месте после тюремного заключения. Вообще следует отметить, что конструкция санкций «лишение свободы и штраф» характерна для норм Особенной части УК Франции*.

*Хотя на практике, как следует из литературных источников, назначение обоих наказаний происходит редко. Если отсутствуют какие-либо особо отягчающие обстоятельства, суд назначает одно и этих наказаний (Крылова Н.Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции.М,1996. С 69).

Альтернативой тюремному заключению является наказание в виде штрафо-дней*. Это наказание состоит в обязанности осужденного внести в государственную казну определенные денежные суммы. Размер каждого штрафо-дня определяется судом с учетом доходов и обязательств осужденного; он не может превышать 2000 франков. Количество штрафо-дней устанавливается с учетом обстоятельств совершенного» преступного деяния, но не может превышать 360.

*Впервые наказание в виде штрафо-дней появилось в Швеции.

В перечне наказаний за нарушения штраф находится на первом месте. Его размер за эти деяния не может превышать 10 тыс. франков, а в случае рецидива – 20 тыс. франков.
Среди наказаний, налагаемых на юридических лиц, штраф также занимает первое место. Его максимальный размер равен пятикратному размеру штрафа, предусмотренного за соответствующее деяние для физического лица.
Согласно УПК Франции в случае неуплаты штрафа платежеспособным лицом оно подвергается принудительному заключению в соответствии с установленной шкалой. Максимальный срок такого заключения – 4 месяца, если размер задолженности превышает 80 тыс. франков.
УК ФРГ не предусматривает штраф в его обычном, традиционном понимании. Он может назначаться только в дневных ставках и в этом обнаруживает большое сходство с наказанием в виде штрафо-дней по французскому праву. Но есть некоторые отличия. Минимальный размер дневной ставки – 2 марки, максимальный -10 тыс. марок. При определении его конкретного размера суд «как правило, исходит из чистого дохода, который лицо имеет или могло иметь в среднем в день», но может учитывать его доходы вообще, имущество и другие источники существования. Количество дневных ставок может колебаться в пределах от 5 до 360.
В нашей юридической литературе отмечается, что данная система применения штрафа, призванная нейтрализовать основной упрек в адрес этого наказания (что штраф по-разному отражается на положении бедных и богатых, что последние могут попросту «откупиться» от тюрьмы и т.п.), ее критику полностью не снимает. Если в отношении трудящихся «чистый доход» известен – это заработная плата, то его исчисление у предпринимателей, банкиров и вообще лиц, занимающихся бизнесом, – дело непростое*.

*Кузнецова Н., Вельцель Л. Указ. соч. С. 120.

Штраф в дневных ставках является основным наказанием, что видно из формулы санкций статей Особенной части УК ФРГ: «лишение свободы или денежный штраф».
Взамен невыплаченного денежного штрафа назначается лишение свободы из расчета один день за одну дневную ставку. Таким образом, максимально назначенный в этом случае срок лишения свободы составляет один год.
Новеллой УК ФРГ является такое специфическое не только для немецкого уголовного права наказание, как «имущественный штраф». Он имеет особую правовую природу и его нельзя отнести ни к основным, ни к дополнительным наказаниям*. Наряду с пожизненным лишением свободы или на срок не менее двух лет суд может назначить уплату денежной суммы, размер которой ограничивается стоимостью имущества лица, совершившего преступление. Имущественный штраф предусматривается, например, за такие преступления, как торговля людьми или сутенерство. В случае неуплаты этого штрафа суд назначает наказание в виде лишения свободы, минимальный срок которого один месяц, а максимальный – два года.
*Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Указ. соч. С. 146.

В Англии за преступления общего права, а также статутные, рассматриваемые в судах Короны*, нет формальных ограничений в отношении максимальных размеров штрафа. За первые суды назначают наказание по своему усмотрению, имея в виду положение Билля о правах о том, что нельзя применять «жестокие, необычные и чрезмерные наказания».

*В этих судах рассматриваются дала с предъявлением обвинительного акта.

Ранее действовал только один принцип: размер штрафа должен соответствовать опасности посягательства. Закон об уголовном правосудии 1991 г. ввел еще одно требование: чтобы наказание в виде штрафа назначалось с учетом средств существования осужденного.
Оба эти условия назначения наказания, но только за деяния, рассматриваемые в судах магистрата, т.е. без предъявления обвинительного акта, по указанному закону должны найти отражение в специальной таблице. Есть пять уровней наказуемости этих деяний: максимальный размер штрафа первого уровня – 200 фунтов, а пятого – 5000 фунтов. Эти размеры корректируются в зависимости от разных факторов, в том числе в связи с изменением курса фунта стерлингов*.

*Еще в 1992 г. максимальный размер штрафа первого уровня составлял 50 фунтов, а пятого – 2 тыс фунтов.

В США штраф, наряду с лишением свободы, относится к числу наиболее распространенных наказаний. Законодательство предоставляет широкие возможности для назначения этого наказания и нередко даже как бы побуждает судей к применению прежде всего штрафных санкций. Это видно, например, из конструкции санкций статей федерального законодательства США: виновный карается штрафом и (или) тюремным заключением.
Штраф может применяться за любое преступление. Причем УК некоторых штатов, в частности Огайо, предусматривается возможность его применения и за тяжкое убийство. Там сказано, что лицо, признанное виновным в совершении этого преступления, карается смертной казнью или пожизненным тюремным заключением; в дополнение он может быть подвергнут штрафу в размере до 25 тыс. долларов.
Предусмотренные законодательством штатов размеры штрафа за совершение преступлений одной и той же категории нередко очень разнятся между собой. Так, по УК штата Огайо его максимум за фелонию (кроме тяжкого убийства) составляет 20 тыс. долларов; по УК штата Нью-Йорк – 5 тыс. долларов, а по УК штата Кентукки – 10 тыс. долларов или не быть большим двукратной выгоды, полученной от совершения преступления.
Федеральное законодательство за фелонию или мисдиминор, повлекший смерть человека, предусматривает штраф в размере до 250 тыс. долларов.
Как правило, штрафы для юридических лиц в два раза выше, чем для физических: в штатах Нью-Йорк и Кентукки – соответственно до 10 тыс. и 20 тыс. долларов, а на федеральном уровне – до 500 тыс. долларов.
Но, предусмотренные для тех и других за совершение наркопреступлений, они могут достигать астрономических цифр, например по федеральному законодательству – соответственно 8 и 20 млн долларов.
Неуплата штрафа без уважительной причины влечет за собой тюремное заключение, например по УК штата Кентукки за совершенную фелонию – до 6 месяцев.
Интересно, что если осужденный по федеральному уголовному законодательству «сознательно» не уплачивает штраф, то он может быть приговорен к любому наказанию, которое могло быть назначено первоначально*, а если он того не делает «умышленно» – может быть приговорен к уплате штрафа в размере до 10 тыс. долларов и (или) к тюремному заключению на срок до одного года.

*Но если осужденный не осуществил уплату штрафа только по причине бедности, он не может быть подвергнут тюремному заключению.

Стремление властей в зарубежных странах пополнить государственную казну, уменьшить негативное воздействие лишения свободы, разгрузить тюрьмы побуждает судей все чаще прибегать к назначению такого наказания, как штраф. Однако, если виновный не в состоянии уплатить штраф, то он неизбежно оказывается в тюрьме.
Конфискация – дополнительное наказание. Она, как известно, бывает двух видов: общая и специальная.
Общая – изъятие всего имущества виновного в доход государства. Этот вид конфискации в уголовном законодательстве зарубежных стран встречается крайне редко. Например, федеральное уголовное законодательство США вообще не предусматривает общей конфискации. В УК Франции она предусматривается за совершение преступлений против человечества (геноцид, обращение в рабство, массовое или систематическое осуществление казней без суда, пытки или акты жестокости, совершаемые по политическим, философским, расовым или религиозным мотивам), а также за упомянутые преступления, связанные с наркотиками.
Законодательством всех стран предусматривается и широко применяется на практике специальная конфискация, т.е. изъятие у виновного определенных предметов или средств, добытых в результате совершения преступления или предназначенных для его совершения. Наиболее подробно она регламентируется в УК ФРГ: ей посвящена целая глава третьего раздела Общей части. Предписывается, если в результате совершения деяния исполнитель или соучастник получили какую-то имущественную выгоду, конфискация распространяется на извлеченную выгоду; а также на предметы, которые приобрел исполнитель или соучастник путем отчуждения приобретенного предмета, или в качестве компенсации за его повреждение, разрушение или изъятие, или на основе приобретенного права. Конфискация предмета назначается также и тогда, когда он принадлежит или иным образом находится в распоряжении третьего лица, которое получило его в результате преступного деяния, если ему были известны обстоятельства того деяния.
Специально регулируется вопрос изъятия предметов преступления: если совершено умышленное уголовно наказуемое деяние, то предметы, приобретенные в результате его совершения либо использованные или предназначенные для его совершения или подготовки, могут быть конфискованы.
И, наконец, последнее, что хотелось бы отметить: если конфискация определенного предмета невозможна вследствие его свойств или по другой причине или невозможна конфискация предмета, его заменяющего, то суд назначает конфискацию денежной суммы, которая соответствует стоимости предмета.
ЧАСТЬ ОСОБЕННАЯ
Глава XXIII
ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ. КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
§ 1. Понятие, значение и система Особенной части уголовного права
Уголовное законодательство, определяя преступные и наказуемые деяния (действие и бездействие), дает возможность правоохранительным органам государства и судебным органам оказывать противодействие преступности.
Если Общая часть уголовного права содержит определение базовых понятий: уголовный закон, преступление, наказание, освобождение от уголовной ответственности и от наказания, то Особенная часть имеет своим непосредственным назначением определение круга и видов общественно опасных деяний, причиняющих вред или создающих угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям, как преступлений и установление за их совершение видов и размеров уголовных наказаний.
Особенная часть уголовного права – совокупность уголовно-правовых норм, определяющих круг и юридические признаки деяний, признаваемых преступлениями, виды и размеры назначаемых за их совершение уголовных наказаний.
Общая и Особенная части уголовного права неразрывно связаны, не могут применяться друг без друга и в совокупности составляют единое целое – отрасль российского уголовного права. Только в их единстве уголовный закон в состоянии выполнить свои задачи – обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений (ст. 2 УК РФ).
Уголовное законодательство состоит из Уголовного кодекса Российской Федерации*, принятого Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24 мая 1996 года, одобренного Советом Федерации Федерального Собрания РФ 5 июня 1996 года и подписанного Президентом РФ 13 июня 1996 года. Уголовный кодекс РФ вступил в силу с 1 января 1997 года. Все новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ (ст. 1 УК РФ).

*В дальнейшем – « УК РФ».

Для осуществления задач, возложенных на уголовное законодательство, УК РФ устанавливает основания и принципы уголовной ответственности (Общая часть), определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и предусматривает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений (Особенная часть).
Таким образом, правоохранительные органы и суд могут применять нормы уголовного права при совершении конкретного преступления только на основе использования и соблюдения норм как Общей, так и Особенной части.
При расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел невозможно принять правильное решение без уяснения таких вопросов, содержащихся в Общей части, как основание уголовной ответственности (ст. 8); действие уголовного закона во времени и обратная сила уголовного закона (ст. 9, 10); лица, подлежащие уголовной ответственности (ст. 19-23); вина и ее формы (ст. 24-28); неоконченное преступление (ст. 29-31); соучастие в преступлении (ст. 32-36); обстоятельства, исключающие преступность деяния (ст. 37-42 УК РФ).
Особенная часть Уголовного кодекса кроме норм, содержащих описание конкретных составов преступления, содержит нормы, определяющие основания для освобождения лиц, совершивших некоторые конкретные преступления, от уголовной ответственности за них в связи с деятельным раскаянием и по другим основаниям (примечания к ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275, 291, 307, 337, 338 УК РФ).
В нормах Особенной части, кроме того, содержатся разъяснения важных правовых понятий, без уяснения которых возникают серьезные трудности при квалификации преступлений. Например, примечание 1 к ст. 158 УК РФ содержит определение хищения как совершенных с корыстной целью противоправных безвозмездных изъятий и (или) обращений чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.
В примечаниях к ст. 158, 198, 199, 200, 260 УК РФ содержатся определения понятий крупных или значительных размеров.
Происходящие в обществе радикальные перемены, влияющие на состояние и динамику преступности и ее отдельных видов, нашли свое отражение в содержании Особенной части УК РФ. Изменение ее произошло как путем криминализации – введения новых составов преступлений (ст. 272, 273,274 УК РФ), так и путем декриминализации – исключения ответственности за деяния, утратившие свою общественную опасность: недонесение (ст. 19 УК РСФСР); вредительство (ст. 69 УК РСФСР); участие в антисоветской организации (ст. 72 УК РСФСР) и другие.
Цель этих изменений – стремление законодателя привести уголовно-правовые запреты в соответствие с изменившимися условиями жизни общества и тем самым повысить эффективность правового регулирования охраны интересов личности, общества и государства.
Изменения в УК РСФСР 1960 г. и принятие УК РФ 1996 г. показывают тенденцию к сближению норм уголовного законодательства с общепризнанными международными принципами и нормами международного права (ч. 2 ст. 1 УК РФ). Этому способствует стремление России войти в гуманитарное, культурное и правовое пространство Европы.
Так, ст. 1 Протокола № 6 Совета Европы предусмотрено, что в странах – членах Совета Европы смертная казнь отменяется и никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен, однако УК РФ предусматривает в системе наказаний смертную казнь за посягательство на жизнь человека (5 видов преступлений)*. Не менее значимо для уголовного законодательства России положение ст. 7 Европейской Конвенции о том, что никто не имеет никакого иммунитета, если он ее вершил деяние, квалифицируемое как уголовное преступление.

*Гаухман. Л.Д., Максимов С.В. Уголовный кодекс Российской Федерации. Общий комментарий. Сравнительная таблица. М.: ЮрИнфор, 1996, С.33.

Отсюда можно сделать вывод, что формирование стабильной Особенной части уголовного права – дело будущего и зависит как от стабилизации базисные общественных отношений, охраняемых уголовным законом, так и от синхронизации российского уголовного законодательства с международными нормами и стандартами.
Значение Особенной части уголовного права состоит в том, что в ней исчерпывающе, в строгом соответствии с принципом «нет преступления без прямого указания о том в законе» перечисляются и описываются общественно опасные деяния, которые признаются преступлениями, и за их совершение устанавливается определенный вид и размер наказания. Только Особенная часть уголовного права позволяет правильно квалифицировать деяние. Глубокий анализ норм Особенной части позволяет суду правильно применять норму уголовного права и выносить на основании принципа законности справедливый приговор. Никаких иных оснований для применения мер уголовного наказания, кроме предусмотренных Особенной частью уголовного законодательства составов преступлений, не существует. Только совершение конкретного деяния (действия или бездействия), признанного нормой Особенной части действующего уголовного законодательства общественно опасным деянием, т.е. преступлением, является необходимым и единственным условием применения мер уголовной ответственности, соответствующих тяжести содеянного.
Система Особенной части уголовного права ( УК РФ) представляет собой научно обоснованное расположение норм, определяющих ответственность за те или иные преступления, в зависимости от общности типового и родового объектов соответственно по разделам и главам Уголовного кодекса, а также отдельных статей относительно друг друга внутри главы.
Особенная часть Уголовного кодекса содержит шесть разделов; 1) VII «Преступления против личности»; 2) VIII «Преступления в сфере экономики»; 3) IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка»; 4) Х «Преступления против государственной власти»; 5) XI «Преступления против военной службы»; 6) XII «Преступления против мира и безопасности».
Разделы в свою очередь делятся на главы по признаку общности объектов посягательства. Так, раздел VII «Преступления против личности» состоит из пяти глав: 16 «Преступления против жизни и здоровья»; 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности»; 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности»; 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина»; и, наконец, завершающая раздел VII глава 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних». Аналогичным образом построены и другие разделы, кроме разделов XI и XII, содержащих по одной главе.
До УК РФ традиционно критерием формирования разделов структурных элементов Особенной части российского уголовного законодательства являлся родовой объект преступления, т.е. группа однородных общественных отношений (благ, интересов), которым преступные деяния причиняют вред (создают угрозу причинения вреда). В УК РФ законодатель применил еще один уровень структурной дифференциации – раздел, отражающий однотипность группы родовых общественных отношений. Тем самым существенно облегчен поиск правоприменителем уголовно-правовых норм, наиболее полно отвечающих потребностям правильной квалификации совершенных преступлений.
В УК РФ расположение разделов и глав Особенной части вытекает из провозглашенной Конституцией РФ 1993 г. новой иерархии ценностей – охраняемых уголовным законом общественных отношений: личность, общество, государство. Особенная часть УК РФ начинается разделом VII «Преступления против личности», затем следует раздел VIII «Преступления в сфере экономики», на третьем месте – раздел IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», на четвертом – раздел Х «Преступления против государственной власти».
Далее принцип «от более значимого к менее значимому» в размещении разделов Особенной части УК РФ нарушается: ее завершает раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества», нормы которого призваны помимо прочего защищать личностные ценности, не менее значимые, чем индивидуальные.
Наряду с юридико-техническим значением Особенная часть уголовного права имеет значение самостоятельного раздела науки уголовного права. В данном разделе изучается эквивалентность общественно опасных деяний и наказаний за них. Всякое преступление есть акт несправедливости. Преступник своим деянием виновно отрицает социальные ценности. Наказание «отрицает» совершенное им общественно опасное деяние, являясь возмездием со стороны государства. Тяжесть наказания в социальном аспекте должна быть эквивалентна характеру и тяжести преступления, иначе оно будет несправедливым, а следовательно, не способным обеспечить достижение целей возмездия и предупреждения новых преступлений.
Особенная часть теории уголовного права выявляет историческую обусловленность, социально-политическую значимость, структуру и практику применения отдельных норм Особенной части уголовного законодательства и их групп.
От Особенной части уголовного права – структурного элемента уголовного законодательства и самостоятельного раздела теории уголовного права следует отличать соответствующий учебный курс, система которого в основе соответствует системе уголовного законодательства.
§ 2. Теоретические основы квалификации преступлений
Квалификация преступления – это установление точного соответствия признаков совершённого деяния признакам состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Она представляет собой, с одной стороны, процесс установления признаков того или иного состава преступления в деянии лица, а с другой – результат такого установления*.

*См.: Кудрявцев В.Н Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 7-8.

Различаются два вида такой квалификации: официальная (легальная) и неофициальная (доктринальная). Первая осуществляется по конкретному уголовному делу специально управомоченными лицами (работниками органов дознания, следователями, прокурорами и судьями), вторая представляет собой правовую оценку преступления, даваемую научными работниками, авторами учебников, монографий, научных статей, студентами и отдельными гражданами при изучении и анализе конкретных уголовных дел*.

*См.: Куриное Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1976. С. 20-21; Его же. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 19-21.

Правильная квалификация преступлений:
1) обеспечивает соблюдение законности;
2) выражает социально-политическую и юридическую оценку совершенного деяния;
3) гарантирует права и законные интересы виновного, способствуя индивидуализации уголовной ответственности и наказания, а также вытекающие из этого правоограничения точно в соответствии с законом;
4) обеспечивает законное и обоснованное применение институтов Общей части уголовного законодательства;
5) обусловливает порядок расследования, предусмотренный уголовно-процессуальным законом;
6) позволяет правильно охарактеризовать состояние, структуру и динамику преступности и выработать наиболее эффективные меры борьбы с ней, в том числе посредством совершенствования уголовного законодательства*.

*См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 20-31.

Правила квалификации преступлений – это приемы, способы применения уголовного закона, предусмотренные в нем самом, в руководящих постановлениях Пленумов Верховных Судов РФ, РСФСР и бывшего СССР, а также выработанные иной судебной практикой и теорией уголовного права.
Их особенность состоит в том, что в своей совокупности они не сконцентрированы ни в уголовном законодательстве, ни в каком-либо одном самостоятельном разделе теории права и рассматриваются применительно к отдельным вопросам этой отрасли юридической науки.
Представляется логичным и целесообразным разграничить рассматриваемые правила по одному из двух оснований – количественному или качественному. Первое состоит в распространении действия правила на больший или меньший круг квалифицируемых деяний и используется при правоприменении; второе заключается в отнесении его к тому или иному разделу уголовного права и применяется в научных и учебных целях.
Разграничение по количественному основанию базируется на соотношении категорий общего, отдельного и единичного, в связи с чем все указанные правила возможно дифференцировать на общие, частные и единичные. Общие правила или принципы используются при квалификации всех без исключения преступлений; частные – применительно к отдельным типичным случаям совершения деяний для решения различных локальных вопросов уголовного права; единичные -для разграничения конкретных видов преступлений.
Число общих правил невелико, вследствие чего нет надобности членить их на группы.
Число частных – значительно, что обусловливает необходимость их классификации. Часто используемой в отечественной теории уголовного права является трехэлементная классификация: 1) правила квалификации преступлений в рамках одного состава; 2) правила квалификации множественности преступлений; 3) правила изменения квалификации преступлений.
Классификация частных правил по качественному основанию базируется преимущественно на принятом в теории уголовного права специфическом для нее делении совокупности изучаемых проблем на более или менее крупные разделы. В связи с этим представляется целесообразным дифференцировать их на три группы: единичные, общие и частные.
Единичные правила определяются в процессе юридического анализа конкретных составов преступлений и поэтому их совокупность является составной частью науки и учебного курса Особенной части уголовного права. Вследствие этого данные правила освещаются при рассмотрении составов преступлений, составляющих содержание Особенной части уголовного права.
Общие правила квалификации преступлений
1. Преступление квалифицируется по уголовному закону, действовавшему во время его совершения. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется также на деяния, совершенные до его издания уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Это правило закреплено в ст. 9 и 10 УК РФ.
2. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия), независимо от времени наступления последствий. Данное правило, в случаях изменения уголовного закона в период от совершения действия (бездействия) до наступления последствия, обусловливает: 1) квалификацию преступления по уголовному закону, наиболее благоприятному для лица, совершившего преступление, либо 2) если на момент совершения действия (бездействия) или на момент наступления последствия содеянное не признавалось преступлением, – исключение уголовной ответственности.
При завершении содеянного на стадиях приготовления к преступлению или покушения на преступление временем совершения преступления является время совершения соответственно приготовления или покушения.
3. По УК РФ квалифицируется преступление, совершенное на территории РФ. Это правило также необходимо рассматривать в качестве основы квалификации преступлений по закону места их совершения при наличии особенностей описания объективной стороны в диспозициях норм Особенной части УК РФ и в случаях применения норм Общей части этого УК о неоконченном преступлении и соучастии в преступлении, когда не все содеянное совершается целиком, в полном объеме и всеми соучастниками на территории РФ, то есть распространяется частично еще и за ее пределы. Исходя из указанных моментов, возможно выделить ситуации, когда частично на территории РФ, а частично за ее пределами совершаются: 1) деяние и последствие, составляющие объективную сторону одного и того же материального состава преступления; 2) длящееся преступление; 3) продолжаемое преступление; 4) приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление; 5) преступление, осуществляемое в соучастии.
В УК РФ отсутствуют нормы, которыми бы регулировалось применение или, наоборот, неприменение этого УК к каждой из таких ситуаций.
Вместе с тем норма, закрепленная в ч. 1 ст. 11 УК РФ и устанавливающая, что «лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу», распространяется как на ситуации, когда все содеянное целиком, в полном объеме и всеми соучастниками совершено на территории РФ, так и на охарактеризованные ситуации, когда содеянное совершено на территории РФ частично или отдельными соучастниками.
Следовательно, по УК РФ подлежит квалификации и содеянное, если на территории РФ совершены:
- деяние или последствие, составляющие объективную сторону одного и того же материального состава преступления;
- хотя бы часть длящегося или продолжаемого преступления;
- только наказуемое приготовление к преступлению или только покушение на преступление;
- часть деяния, осуществляемая в соучастии, любым соучастником – исполнителем (соисполнителем), организатором, подстрекателем или пособником.
4. По УК РФ квалифицируется преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации следующими лицами:
- гражданами РФ и постоянно проживающими в РФ лицами без гражданства, если, с одной стороны, содеянное признано преступлением в государстве, на территории которого оно совершено, и, с другой – лицо не было осуждено в иностранном государстве;
- военнослужащими воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ;
- иностранными гражданами и лицами без гражданства, не проживающими постоянно в РФ, при наличии совокупности следующих условий: это предусмотрено международным договором РФ, содеянное направлено против интересов РФ, лицо не было осуждено в иностранном государстве и привлекается к уголовной ответственности на территории РФ.
Это правило регламентировано ч. 1,2 и 3 ст. 12 УК РФ.
5. Содеянное должно быть непосредственно предусмотрено статьей Особенной части УК РФ с учетом норм его Общей части, то есть содержать состав преступления. Оно непосредственно вытекает из содержания норм, предусмотренных ч. 2 ст. 2, ст. 3, 8, 14, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 30 УК РФ, и обусловлено закрепленным в ст. 3 этого УК принципом законности, согласно ч. 1 которой «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом», а согласно ч. 2 – «применение уголовного закона по аналогии не допускается».
6. Квалификация преступления основывается на нормах Особенной и Общей частей УК РФ, а также на нормативных актах, ссылки на которые сделаны в бланкетных диспозициях статей Особенной части этого УК . Это правило базируется на нормах, содержащихся в ст. 8,14, 19-21, 24-42 названного УК .
7. Официальная квалификация преступления, лежащая в основе обвинения, должна быть основана на точно установленных фактических данных, доказанных по правилам, предусмотренным УПК РСФСР. Эти данные являются той фактической основой, с которой сопоставляется состав преступления. При их недостаточности, спорности все неустранимые сомнения, в том числе и в части квалификации преступления, следует истолковывать в пользу обвиняемого.
Данное правило базируется на норме, закрепленной в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которой «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».
Применение перечисленных общих правил в их совокупности определяет процесс и, как его завершение, результат квалификации любого преступления. Важно различать процесс такой квалификации, понимаемый в уголовно-право-вом и уголовно-процессуальном смыслах. Как единый в уголовно-правовом значении – это процесс квалификации одного и того же объема фактических данных о содеянном. В качестве единого в уголовно-процессуальном смысле понимается процесс квалификации преступления по одному и тому же уголовному делу, в том числе при изменении объема фактических данных о содеянном.
Первым этапом квалификации преступления в уголовно-правовом значении понятия является отыскание, подбор статьи Особенной части УК , которая соответствует содеянному. При этом последнее оценивается в самых общих чертах.
Второй этап – выяснение, нет ли обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. 37-42 УК РФ). Наличие любого из этих обстоятельств исключает состав преступления и, естественно, завершает процесс квалификации.
Третий этап – если содеянное не является оконченным преступлением, требуется установить, содержит ли оно признаки приготовления к преступлению или покушения на него, предусмотренные ст. 30 УК РФ, то есть состав неоконченного преступления. Следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 этой статьи «уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям», а добровольный отказ от его совершения на стадиях приготовления к преступлению или покушения на него является, согласно ст. 31, основанием освобождения от уголовной ответственности за данное преступление.
Четвертый этап – если к содеянному причастно лицо, не участвовавшее в совершении преступления, выясняется его роль как соучастника – организатора, подстрекателя или пособника (ст. 33, 34 УК РФ). Выполнение лицом такой роли означает наличие в его деянии состава преступления, совершенного в соучастии, что является основанием уголовной ответственности.
Пятый этап – детальное сопоставление совокупности фактических данных, характеризующих содеянное, с составом преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК . Требуется выяснить, содержат ли фактические данные признаки, соответствующие обязательным и факультативным признакам, отраженным в объективной стороне данного состава преступления и обрисованным в диспозиции статьи Особенной части УК либо в нормативном акте, ссылка на который содержится в бланкетной диспозиции.
Шестой этап – соотнесение фактических данных о лице, совершившем деяние, с признаками субъекта преступления с целью установить, достигло ли оно возраста уголовной ответственности за содеянное, предусмотренного для большинства составов преступлений ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ, и является ли вменяемым (ст. 21 УК ), а в преступлениях со специальным субъектом – обладает ли исполнитель признаками специального субъекта.
Седьмой этап – сопоставление фактических данных, характеризующих содеянное, с субъективной стороной состава преступления, которое предполагает констатацию совершения деяний с формой вины, предусмотренной ст. 24,25,26 или 27 УК РФ, при отсутствии невиновного причинения вреда, определенного в ст. 28 УК , – мотивом и целью, присущими инкриминируемому составу преступления (если они выступают его обязательными признаками).
Восьмой этап – установление объекта преступления, которое осуществляется посредством выяснения направленности содеянного против того или иного вида общественных отношений, проявляемых в соответствующих интересах, что достигается получением ответа на вопрос, на что оно направлено, чему оно причинило или могло причинить вред. Если данный состав преступления включает предмет преступления или потерпевшего от него, то необходимо установить, обладает ли предмет или потерпевший соответствующими признаками.
Частные правила квалификации преступлений в рамках одного состава
Данную группу составляют четыре подгруппы правил квалификации преступлений в рамках одного состава, связанные:
1) с особенностями субъективных признаков преступления;
2) частично неоконченной преступной деятельностью;
3) соучастием;
4) мнимой обороной.
Правила квалификации преступлений, связанные с особенностями субъективных признаков преступления:
1. Совершенное лицом в возрасте от 14 до 16 лет общественно опасное деяние, содержащее признаки двух преступлений, за одно из которых уголовная ответственность наступает с 16 лет, а за другое – с 14 лет, квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность с 14-летнего возраста. Например, совершенное изнасилование или разбой при бандитизме квалифицируется соответственно по ст. 131 или 162, а не по ст. 209 УК . Приведенное правило основано на положениях, содержащихся в ч. 1 и 2 ст. 20 УК .
2. Лицо может нести ответственность за умышленное преступление, в состав которого включены объективные признаки, не являющиеся действием или последствием (например, характеризующие потерпевшего), лишь при условии, что оно осознавало наличие таковых.
Данное правило основано на положении, содержащемся в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 22 сентября 1989 г. «О применении судами законодательства об ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка»*. Если лицо не осознает какой-либо из объективных признаков умышленного преступления, то содеянное подпадает под статью об умышленном преступлении без указанного признака. Например, вместо п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности) должна быть применена ч. 1 этой статьи (убийство без квалифицирующих обстоятельств).

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. №6. С. 10.

Если в законе нет аналогичной статьи об умышленном преступлении без того признака, который лицом не осознан, но мог и должен был быть осознан, то применяется статья о неосторожном преступлении, включающем подобный признак, при отсутствии же подобной нормы – статья о неосторожном преступлении без этого признака. Если и такой статьи нет, то состав преступления отсутствует.
3. Действия лица, полагающего, что содеянное им не преступно, тогда как в действительности признается таковым (юридическая ошибка), квалифицируются по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за содеянное, поскольку осознание противоправности не является элементом вины*. Это правило основано на презумпции того, что с момента издания уголовного закона запрещенность деяния известна каждому.

*См., например: Куре советского уголовного права (часть Общая). Л., 1968 Т. I. С. 450.

4. Не является преступлением действие, ответственность за которое не предусмотрена Особенной частью УК РФ (так называемое «мнимое преступление»), если лицо полагало, что оно признается преступлением (юридическая ошибка)*.

*Это правило вытекает из пятого общего правила, рассмотренного ранее.

5. Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновного (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.
6. Деяние, посягающее фактически на два объекта (или более), когда умысел виновного был направлен на причинение вреда только одному из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла, а если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту – еще и за предусмотренное уголовным законом неосторожное преступление, которым ему фактически причинен ущерб.
7. Деяние, при совершении которого умысел виновного направлен на причинение ущерба нескольким объектам, а фактически посягательство осуществлено только на один из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объектов, которым вред не нанесен.
8. Деяние, при совершении которого конкретизированный умысел виновного направлен на причинение меньшего ущерба, чем фактически наступивший (фактическая ошибка в последствиях), квалифицируется как оконченное преступление, нанесшее ущерб, охватывавшийся умыслом виновного.
9. Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства (фактическая ошибка в средствах) на квалификацию преступления не влияет.
10. Использование для совершения преступления средства, сила которого представлялась виновному заниженной (фактическая ошибка в средствах), влечет квалификацию содеянного как неосторожного преступления, если виновный должен был и мог осознавать истинную силу примененного средства, а при отсутствии обязанности и возможности такого осознания – как умышленного преступления в соответствии с осознаваемой силой употребленного средства.
11. Использование для совершения преступления непригодного в данном случае средства, которое виновный считал вполне пригодным (фактическая ошибка в средствах), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью его умысла.
12. Использование для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое виновный считает пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия (фактическая ошибка в средствах), не влечет уголовной ответственности.
13. Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступных последствий (фактическая ошибка в причинной связи), не несет уголовную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, либо несет ответственность за неосторожное преступление, если должно было и могло это предвидеть.
14. Лицо, предвидевшее и желавшее развития причинной связи, которая ведет к общественно опасным последствиям, но таковые фактически не наступили (фактическая ошибка в причинной связи), несет уголовную ответственность за покушение на преступление в соответствии с осознававшимся развитием такой связи.
15. Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам, не зависящим от виновного, причиняется не тому, против кого было направлено преступление (отклонение действия), представляет собой совокупность преступлений: покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла и неосторожное деяние против того, на что он направлен не был.
16. Деяние, при совершении которого виновный осознавал наличие квалифицирующих или привилегирующих (смягчающих) обстоятельств, фактически отсутствовавших (ошибка в квалифицирующих или привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами или оконченное преступление с привилегирующими обстоятельствами.
17. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии квалифицирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в квалифицирующих обстоятельствах), представляет собой оконченное преступление без этих обстоятельств.
18. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии привилегирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление без указанных обстоятельств.
19. Покушение (а равно приготовление) на «негодный» объект – то есть существующий лишь в осознании субъекта и объективно не терпящий и не могущий потерпеть ущерба, вследствие чего покушение на него не может быть доведено до стадии оконченного преступления, или с негодными средствами (не способными по своим объективным свойствам вызвать наступление желаемого результата) квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла виновного, то есть на тех же основаниях, что и всякое другое покушение*.

*См.: Курс советского уголовного права М., 1970. Т II С 438-439.

К подгруппе правил квалификации частично неоконченной преступной деятельности относится правило, согласно которому в рамках одного состава преступления более поздняя стадия охватывает раннюю, то есть приготовление охватывается покушением, а приготовление и покушение – оконченным преступлением.
Правила квалификации преступлений при соучастии:
1. Действия соучастника, являющегося исполнителем преступления, в совершении которого он принимает одновременно участие в качестве организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по статье Особенной части УК , предусматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из содержания ч. 3 ст. 34 УК .
2. Лицо, участвующее в совершении преступления со специальным субъектом (например, должностным лицом) и не обладающее признаками последнего, несет уголовную ответственность лишь за соучастие в данном преступлении, 1 причем ему не вменяются квалифицирующие обстоятельства, характеризующие другого соучастника исключительно как специального субъекта (например, наличие прежней судимости).
Это правило основано на норме, содержащейся в ч. 4 ст. 34 УК РФ, в которой установлено, что «лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника», а также на положении, закрепленном в ч. 2 ст. 67 этого УК , в соответствии с которым «смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».
3. При эксцессе исполнителя последний несет ответственность за фактически содеянное, а другие соучастники – за ту его часть, которая охватывалась их умыслом. Действия последних квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление, на совершение которого был направлен умысел соучастников, со ссылкой на ст. 33 этого УК .
Когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыслом соучастников, то налицо неудавшееся соучастие, представляющее собой по своей юридической природе приготовление к преступлению. В этих случаях неудавшееся соучастие квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за тяжкое или особо тяжкое преступление, на совершение которого был направлен умысел неудавшихся соучастников, со ссылкой на ст. 30 этого УК . Неудавшееся соучастие в преступлении небольшой или средней тяжести, согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ, преступлением не признается и ненаказуемо.
Правила квалификации мнимой обороны.
1. Причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовной ответственности, если лицо не предвидело и не должно было или не могло предвидеть отсутствие реального общественно опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к условиям соответствующего реального посягательства.
2. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если лицо не предвидело, но, исходя из обстановки происшествия, должно было и могло предвидеть, что реальное общественно опасное посягательство отсутствует.
3. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, применительно к условиям соответствующего реального посягательства.
В основе перечисленных правил – разъяснение, данное в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств», в соответствии с которым «суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства»*.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986. М., 1987. С. 472.

Частные правила квалификации множественности преступлений
Они подразделяются на три подгруппы правил:
1) при конкуренции общей и специальной норм;
2) при конкуренции части и целого;
3) при повторности и совокупности преступлений.
Правила квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм:
1. Когда единое деяние подпадает одновременно под две нормы, одна из которых является общей, а другая – специальной, то есть в случаях конкуренции общей и специальной норм, применяется специальная норма*. Это правило впервые закреплено в ч. 3 ст. 17 УК РФ.

*См.: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 243-244; Малков В.П. Конкуренция уголовно-правовых норм и ее преодоление // Советское государство и право. 1975. № 3. С. 59-66; Свидлов Н.М. Специальные нормы и квалификация преступлений следователем. Волгоград, 1981.

Данное правило относится и к случаям конкуренции норм, одна из которых предусматривает ответственность специального (или узкоспециального) субъекта, а другая – общего (или специального) субъекта преступления. В таких случаях применяется, как правило, норма, устанавливающая ответственность специального (узкоспециального) субъекта*. Например, при получении взятки лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта Российской Федерации либо являющимся главой органа местного самоуправления, применяется ч. 3, а не ч. 1 или 2 ст. 290 УК РФ; при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности – ст. 299, а не ст. 285 УК .

*См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 264-268.

2. Всякий квалифицированный или привилегированный вид состава имеет «приоритет» перед основным видом*. Например, квалифицированная кража содержит признаки ч. 1 и 2 ст. 158 УК РФ. Часть вторая этой статьи играет роль специальной нормы по отношению к части первой. Поэтому такая кража квалифицируется только по ч. 2 ст. 158 УК . Привилегированный состав – убийство матерью новорожденного ребенка – содержит признаки ч. 1 ст. 105 и ст. 106. Последняя норма – специальная по отношению к первой, поэтому названное убийство квалифицируется только по ст. 106 данного УК .

*Там же. С. 253.

3; Правило о конкуренции между несколькими квалифицированными видами состава. Это выражается в том, что, во-первых, более тяжкий квалифицирующий признак поглощает менее тяжкие, и, во-вторых, при конкуренции нескольких пунктов или частей статьи, предусматривающих квалифицирующие обстоятельства, применяются тот пункт или часть, которые содержат наиболее тяжкие из имеющихся в данном конкретном случае. Названное правило базируется прежде всего на толковании уголовно-правовых норм, то есть на самом законе. Например, в ч. 3 ст. 160 УК РФ прямо указывается на «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство». Аналогичное положение закреплено в ч. 4 ст. 226 УК .
Рассматриваемое правило нашло подтверждение также в Постановлении Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 6 октября 1970 г. (с изменениями, внесенными 3 сентября 1976 г., 25 февраля 1977 г. и 16 января 1986 г.) «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях», в соответствии с п. 8 которого преступление, повлекшее последствия, предусмотренные несколькими частями ст. 211 УК РСФСР, «надлежит квалифицировать по той части, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкие из наступивших последствий»*.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986. С. 697; см. также: Кудрявцев В.Н Указ. соч. С. 254- 255.

4. Деяние, подпадающее одновременно под признаки двух статей (либо частей одной статьи), когда одной из них предусматриваются квалифицирующие (отягчающие) обстоятельства, а другой – привилегирующие (смягчающие) обстоятельства, квалифицируется только по статье, содержащей привилегирующее обстоятельство. Таким образом, приоритет в данном случае имеет норма с при-вилегирующим обстоятельством.
Это правило вытекает из толкования содержания п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. № 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах», в котором отмечается, что «не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также с превышением пределов необходимой обороны, при обстоятельствах, предусмотренных п. «г», «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК РСФСР»*.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993. М.: Юрид. лит., 1994. С. 320.

Рассматриваемое положение обосновывается и в теории уголовного права как его гуманными принципами, так и тем, что законодатель придает в данном случае более важное значение обстоятельствам, смягчающим ответственность лица, чем фактам противоправного характера.
Правила квалификации преступлений при конкуренции части и целого:
1. Когда деяние предусмотрено двумя или несколькими нормами, одна из которых охватывает содеянное в целом, а другие – его отдельные части, преступление квалифицируется по той норме, которая охватывает с наибольшей полнотой все его фактические признаки. Данное правило в теории уголовного права принято называть правилом квалификации преступлений при конкуренции части и целого либо при конкуренции менее и более полной норм. Приведенное правило основано на положении, согласно которому виновный должен нести полную ответственность за свои противоправные действия и которое отражено в ст. 2 УПК РСФСР, содержащей требование полного раскрытия преступлений и изобличения виновных «с тем, чтобы каждый совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию».
Конкуренция части и целого возможна по признакам объекта, объективной и субъективной сторон либо по совокупности признаков, характеризующих эти элементы состава преступления. При конкуренции части и целого по объекту применяется статья, которой предусматривается уголовно-правовая охрана более важного объекта преступного посягательства.
По объективной стороне конкурируют нормы, которыми предусмотрена ответственность за посягательство на один и тот же объект (объекты). Например, норма, содержащая состав разбоя, является более полной по сравнению с той, что предусматривает состав грабежа (такой случай может иметь место при перерастании грабежа в разбой).
В.Н. Кудрявцев пишет, что «основные типы конкуренции по объективной стороне сводятся к следующим случаям:
а) действия, предусмотренные одной из норм, являются лишь частью действий, предусмотренных другой нормой;
б) преступные последствия, предусмотренные одной нормой, – часть преступных последствий, предусмотренных другой;
в) одна из норм может предусматривать противоправные действия, не повлекшие вредных последствий или создающие лишь возможность их наступления, в то время как другая охватывает и наступившие последствия»*.

*См: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 264.

По субъективной стороне может быть конкуренция части и целого в пределах одной формы вины. При квалификации таких случаев решающее значение имеет более широкая направленность умысла (или более полное предвидение при неосторожности), а также наличие определенной цели. Так, умышленное уничтожение чужого имущества в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации квалифицируется как диверсия, а не как умышленное уничтожение имущества*.

*Там же. С. 264.

При конкуренции мотивов совершения преступления деяние квалифицируется по статье, предусматривающей тот мотив, «в пользу которого избран волевой акт и который положен в основу решения»*.

*Волков Б.С. Мотивы и квалификация преступлений. Казань, 1968. С. 29; см. также: Бородин С.В. Вопросы квалификации убийства из хулиганских побуждений // Советская юстиция. 1971; № 23. С. 18-19: Кудрявцев В Н. Указ. соч. С. 264.

При конкуренции составного преступления и выступающего в качестве его элемента простого преступления предпочтение должно отдаваться составному преступлению*.

*См.: Погребняк И.Г. Квалификация составных преступлений // Советская юстиция. 1970. № 13. С. 24 и след., Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 262.

Рассматриваемое правило применяется при наличии трех условий:
1) более полная норма не должна быть менее строгой по сравнению с менее полной нормой;
2) конкуренция более полной и менее полной норм, влекущая квалификацию только по одной более полной норме, может иметь место лишь тогда, когда все элементы, и признаки состава преступления, предусмотренные менее полной нормой «укладываются» в соответствующие элементы и признаки состава, установленного более полной нормой. Если же хотя бы один (любой) элемент или признак состава, содержащегося в менее полной норме, не охватывается более полной, то содеянное представляет собой совокупность преступлений;
3) при применении только одной более полной нормы не нарушается (не упрощается) процессуальный порядок расследования уголовного дела.
2. Преступление, способ совершения которого указан в законе, является самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье УК , наиболее полно охватывающей содеянное. Дополнительная квалификация по статье УК , предусматривающей ответственность за сам способ совершения преступления, в данном случае не требуется. Это положение представляет собой разновидность случаев квалификации преступлений при конкуренции части и целого*.

*См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 262.

Правила квалификации повторности и совокупности преступлений.
1. Не требуется квалификации по совокупности преступлений двух или более тождественных оконченных деяний, то есть тех, каждое из которых содержит один и тот же состав преступления, предусмотренный одной частью либо одним пунктом статьи или одной статьей УК , имеющими свои санкции*. Например, умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное неоднократно, влечет ответственность по ст. 115 УК РФ.

*См.: Там же С. 310.

2. При совершении двух или более оконченных преступных деяний, являющихся тождественными, но содержащих ввиду признания неоднократности квалифицирующим обстоятельством разные составы (то есть предусмотренные разными частями или разными пунктами одной статьи либо разными статьями УК ), если ни за одно из этих преступлений виновный не был осужден, каждое из деяний квалифицируется самостоятельно, причем последующее с учетом предшествовавшего.
Это правило основано на разъяснениях, содержащихся в ч. 3 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 г. № 48 (в редакции от 21 декабря 1993 г.) «О судебной практике по делам об изнасиловании». К тому же в ч. 3 п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. № 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» отмечается, что «если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство..., то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. «и» ст. 102 либо по ст. 15 и п. «и» ст. 102 УК РСФСР»*.

*Там же. С. 319.

3. Нетождественные деяния, образующие реальную совокупность преступлений, квалифицируются по совокупности, то есть по статьям, предусматривающим ответственность за каждое из них.
В случае, когда второе из этих деяний с учетом первого содержит признаки квалифицированного вида состава преступления как неоднократного, то все содеянное квалифицируется по совокупности преступлений: по статье, предусматривающей ответственность за первое преступление, и по той части статьи УК об ответственности за второе, которой предусмотрена неоднократность в качестве квалифицирующего обстоятельства*. Например, если виновный вначале совершил кражу чужого имущества, а затем мошенничество, то все содеянное надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 158 и ч. 2 ст. 159 УК РФ.

*См.: Кудрявцев В.Н. Указ, соч. С. 311.

4. В случае, когда промежуточной стадией (этапом) совершения более тяжкого преступления было менее тяжкое деяние, то последнее охватывается нормой, предусматривающей состав более тяжкого преступления. Например, при перерастании кражи в грабеж, покушение на него или разбой деяние квалифицируется соответственно по ст. 161, ст. 33 и 161 или ст. 162 без применения ст. 158 УК РФ.
Данное правило базируется на содержании ч. 2 п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 5 сентября 1986 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности»*.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986. С. 858.

5. В рамках разных составов деяние, содержащее одновременно признаки состава как оконченного, так и более тяжкого неоконченного преступлений, квалифицируется по статье УК , предусматривающей ответственность за менее тяжкое оконченное преступление, по статье УК , предусматривающей ответственность за более тяжкое неоконченное преступление, и ст. 30 УК РФ, то есть налицо совокупность преступлений.
Это правило нашло отражение в ч. 3 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 4 (в редакции от 21 декабря 1993 г.) «О судебной практике по делам об изнасиловании»*. В ч. 2 и 3 п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. № 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» говорится: «Ответственность за повторное умышленное убийство или за покушение на него наступает независимо от того, совершил ли виновный ранее убийство либо покушение, был ли он исполнителем или соучастником этого преступления.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993. С.312.

Разъяснить судам, что если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающие соответственно под действие ст. 103 или ст. 15 и 103 УК РСФСР, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. «и» ст. 102 либо по ст. 15 и п. «и» ст. 102 УК РСФСР»*.

*Там же. С.319.

6. Деяние, представляющее собой идеальную совокупность преступлений, то есть содержащее признаки двух или более составов преступлений, не охватываемых одной статьей УК , квалифицируется по совокупности преступлений.
Приведенное правило основано на положениях, содержащихся в постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ. Например, в ч. 2 п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. № 31 (с изменениями, внесенными 23 декабря 1970 г., 27 июля 1983 г., 4 мая 1990 г., 21 декабря 1993 г. и 25 октября 1996 г.) «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» говорится: «Поскольку лишение жизни потерпевшего не охватывается составом разбоя, умышленное убийство, совершенное при разбойном нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений по п. «а», а в случае, если оно совершено с целью скрыть преступление или облегчить его совершение, – также по п. «е» ст. 102 и по п. «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР»*. Аналогичные положения содержатся в ч. 2 п. 5, п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. № 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах»**.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993. С. 172; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 1 С. 16.
*См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993. С.317-318.
Частные правила изменения квалификации преступлений*
1. При изменении уголовного закона «переквалификация на новый закон допустима, если совершенное деяние предусмотрено как прежним, так и новым законом, причем новый закон дает возможность суду назначить более мягкое наказание и не ухудшает иных правовых последствий осуждения по сравнению с прежним законом»**.

*См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 320-348.
**Там же. С. 336.

Данное правило базируется на нормах, содержащихся в ст. 9 и 10 УК РФ, которые регламентируют действие уголовного закона во времени.
2. При изменении фактических обстоятельств, отраженных в материалах дела, или представления об этих обстоятельствах в более поздней стадии уголовного процесса, начиная с передачи дела в суд действует правило, относящееся к уголовно-процессуальному праву, в соответствии с которым «основным ограничением при переквалификации преступления в суде является требование о том, чтобы объем нового обвинения составлял лишь часть прежнего обвинения, т.е. статья Особенной части, на которую переквалифицируются действия лица, должна предусматривать такое преступление, состав которого может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления. Что касается меры наказания, то она, разумеется, не может быть повышена по сравнению с ранее назначенной»*. В иных случаях для переквалификации преступления уголовное дело должно быть направлено на доследование.

*Там же. С. 345.

Приведенное правило нашло отражение в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре»*.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986. С. 780.

Подытоживая рассмотрение вопросов о частных правилах квалификации преступлений, важно обратить внимание на три характеризующих их особенности:
1) частные правила, в отличие от общих, базируются в основном на положениях, содержащихся в руководящих постановлениях Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) и бывшего СССР, а также на теоретических концепциях уголовного права. Это не гарантирует обязательности их применения в судебной и следственной практике. Существующее положение обусловливает необходимость в условиях формирования правового государства предусмотреть частные правила квалификации преступлений в законе;
2) частные правила квалификации преступлений, как и общие, взаимосвязаны и взаимообусловлены; одни из них влияют на другие, ограничивая порой действия других. Между тем из содержания ст. 126 УПК РСФСР выводится частное правило, согласно которому при квалификации преступления, подпадающего под действие двух или более уголовно-правовых норм, только по одной из них не должен нарушаться (упрощаться) процессуальный порядок расследования или производства по уголовному делу. Поэтому, например, при конкуренции норм, когда одна из них является более, а другая – менее полной, деяние может быть квалифицировано только по одной более полной норме лишь при условии, что при этом не нарушается (не упрощается) процессуальный порядок расследования уголовного дела;
3) третья особенность связана с введением в действие с 1 января 1997 г. УК РФ и выражается в том, что, во-первых, преступление, совершенное до 31 декабря 1996 г., за которое лицо не было осуждено, квалифицируется по статье УК РФ с учетом только совпадающих признаков составов преступлений, предусмотренного этим УК и предусматривавшегося УК РСФСР, и, во-вторых, судимость за преступление по УК РСФСР учитывается в качестве квалифицирующего признака преступления, установленного УК РФ, лишь в той части, в какой признаки состава преступления, за которое лицо было осуждено, совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, причем если указанная судимость не погашена и не снята в порядке, установленном законом.
Глава XXIV
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
§ 1. Понятие и система преступлений против личности
Конституция Российской Федерации в главе второй «Права и свободы человека и гражданина» провозглашает права личности и в их числе право на жизнь, здоровье, достоинство и неприкосновенность, участие в общественной жизни, а также закрепляет покровительство семье и несовершеннолетним со стороны государства.
Преступления против личности – это группа предусмотренных в статьях раздела VII Уголовного кодекса РФ общественно опасных деяний, направленных против основных личных прав граждан.
Ряд этих преступлений относится к тяжким или особо тяжким. Преступлениями против личности любой тяжести потерпевшим может быть причинен физический, моральный и материальный ущерб.
При совершении этих преступлений родовым объектом посягательства является личность. Исходя из непосредственного объекта, преступления против личности, как представляется, можно сгруппировать следующим образом:
1) преступления против жизни и здоровья (ст. 105-125 УК РФ);
2) преступления против свободы, чести и достоинства (ст. 126-130);
3) преступления против половой неприкосновенности и половой свободы (ст. 131-135);
4) преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. (136-145, 145', 146-149);
5) преступления против семьи и несовершеннолетних (ст. 150-157 УК РФ).
§ 2. Преступления против жизни
Преступления против жизни и здоровья по непосредственному объекту подразделяются на три подгруппы:
1) преступления против жизни;
2) преступления против здоровья;
3) преступления, ставящие в опасность жизнь или здоровье.
Преступления против жизни – это предусмотренные ст. 105-110 УК РФ деяния, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие жизнь человека как способ его существования, а также безопасность жизни человека.
К ним относятся все виды убийства, причинение смерти по неосторожности и доведение до самоубийства.
Убийство неразрывно связано с понятиями жизни и смерти человека. Поэтому деяние может быть признано убийством только в том случае, если лишен жизни человек. Посягательство на жизнь человеческого плода не образует убийства, а является абортом. Убийство также должно отграничиваться от естественного завершения жизненного процесса, от правомерного лишения жизни, от случайного причинения смерти, от самоубийства и от других преступлений, сопряженных с умышленным или неосторожным причинением смерти другому человеку.
По УК РФ убийство – это умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105). Определение понятия убийства исключает из числа убийств причинение смерти по неосторожности. Для закона такого определения достаточно. В доктрине уголовного права предлагаются и более полные определения понятия убийства*. Для того, чтобы ответить на вопрос о том, имело ли место убийство, необходимо установить признаки этого преступления.

*См., например: Загородников Н.И. Преступления против жизни. М., 1961. С. 24; Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание. М., 1994. С. 8.

Объектом убийства является жизнь человека, но вместе с тем при совершении этого преступления нарушаются общественные отношения, господствующие в обществе, так как жизнь человека – понятие социальное и его нельзя сводить только к биологическому процессу.
Объективная сторона убийства состоит в причинении смерти другому человеку. Убийство может быть совершено путем как действия, причиняющего смерть другому человеку, так и бездействия. Оно может быть совершено путем физических действий или явиться результатом психического воздействия. Психическая травма сама по себе может вызвать смерть лица, страдающего заболеванием сердечно-сосудистой системы, но такая смерть не всегда может рассматриваться как убийство. Причинение смерти в результате психической травмы лицом, осведомленным о болезненном состоянии потерпевшего, должно признаваться убийством при наличии цели лишения жизни. Подговор к самоубийству лица, не сознающего значения этого акта, а также создание обстановки «безысходности» для другого лица при наличии прямого умысла на то, чтобы оно покончило с собой, также образует признаки убийства.
Обязательным условием наступления ответственности за убийство является причинная связь между действием или бездействием виновного и наступившими последствиями. Устанавливая причинную связь по делам об убийстве, необходимо иметь в виду следующее:
а) причинная связь устанавливается не только между непосредственными телодвижениями преступника и наступлением смерти, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т. п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому человеку;
б) действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если они явились необходимым условием лишения жизни потерпевшего, при отсутствии которого смерть не могла наступить;
в) действия лица, являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в случае, если результат вытекал с необходимостью из этих действий, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ними*.

*См.: Уголовный кодекс РСФСР. Особенная часть: Научный комментарий. Свердловск, 1962.С.134.

При определенных обстоятельствах для привлечения лица к уголовной ответственности за убийство, для квалификации его действий как убийства имеет решающее значение установление конкретной обстановки совершения убийства. Выяснение места убийства обусловливает применение закона, действующего в местности, где оно было совершено.
Субъектом убийства может быть физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК РФ). Подростки, достигшие 14-летнего возраста, несут ответственность за приготовление к убийству, покушение на его совершение и за соучастие в нем.
Субъективную сторону убийства составляют признаки, характеризующие психическое отношение виновного к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего. Убийство относится к числу преступлений, которые могут быть совершены только умышленно.
В число обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства, могут входить также такие признаки, как мотив, цель и эмоциональное состояние виновного в момент совершения преступления.
Убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств
(ч. 1 ст. 105 УК РФ)
Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, является основным составом преступлений данного вида потому, что в этой норме содержится определение понятия убийства. Иногда рассматриваемое убийство называют простым убийством, поскольку оно совершается без отягчающих (ч. 2 ст. 105) и без смягчающих (ст. 106-108) обстоятельств. Других признаков, которые бы конкретно указывали на особенности этого убийства, нет. Наиболее типичными для данного вида являются убийства, совершенные из ревности или мести, возникшей на почве личных отношений. К ним относится часть убийств, совершенных в драке или ссоре, по мотивам зависти или трусости. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике об умышленных убийствах» рекомендовал судам по делам об убийствах, совершенных из ревности или мести на почве личных отношений, а также по другим мотивам, тщательно выяснять все обстоятельства преступления, чтобы квалифицирующие признаки других видов убийств не остались без соответствующей юридической оценки*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. М. № 2. С. 3-6.

По ч. 1 ст. 105 УК РФ могут быть квалифицированы убийства, совершенные в результате: неправомерного применения оружия лицом, охраняющим какой-либо объект, при неисполнении потерпевшим его требований; проведения научного эксперимента или реализации изобретения; договоренности по просьбе потерпевшего. Заметим, что в одном из проектов нового УК предусматривалась ответственность за убийство из сострадания к тяжелобольному человеку (эвтана-зия)*, но затем этот состав преступления был исключен. Теперь за такое преступление наступает ответственность также по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

*Российская газета. 1995. 1 февраля.

Нередко встречаются убийства, по которым мотив преступления не установлен. Их в некоторых случаях относят к убийствам из хулиганских побуждений. Однако при неустановлении мотива и при отсутствии других обстоятельств, влияющих на квалификацию, эти убийства в действительности должны относиться к преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 105 УК РФ. Ведь если не выяснен мотив преступления, значит не установлены и хулиганские побуждения.
Убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Представляет наибольшую общественную опасность по сравнению с другими убийствами. Для признания убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах необходимо установить, что действия виновного подпадают под один или несколько признаков, перечисленных в ч. 2 упомянутой статьи.
Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105)
Отнесение этого признака убийства к отягчающим обстоятельствам объясняется тяжестью наступивших последствий и опасностью личности виновного, лишающего жизни несколько человек. Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом Постановлении от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что при квалификации убийства по этому признаку необходимо исходить из того, что действия виновного должны охватываться единством намерения и быть совершены, как правило, одновременно.
К одновременному убийству двух или более лиц следует отнести такие убийства, при которых потерпевшие были лишены жизни без разрыва во времени. Например, причинение смерти одним выстрелом либо причинение смерти одному за другим. Но возможен и разрыв во времени между убийствами. О единстве намерения в таких случаях свидетельствует умысел на совершение убийства двух или более лиц и один и тот же мотив лишения жизни. При признании разновременного убийства двух или более лиц, объединенного единством намерения, должен быть установлен только прямой умысел, а при одновременном убийстве возможен не только прямой, но и косвенный умысел. Мотив же не может считаться во всех случаях обязательным признаком единства преступного намерения виновного. Вполне возможны убийства одного лица за другим по разным мотивам, например, одного потерпевшего – из хулиганских побуждений, а другого – в связи с выполнением им служебного долга.
Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом
служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105)
Повышенная общественная опасность такого убийства объясняется тем, что виновный действует по мотиву мести за выполнение потерпевшим обязанностей по службе или за общественную деятельность.
Под служебной деятельностью понимается выполнение обязанностей по работе в любом учреждении, организации или на предприятии, независимо от их организационно-правовой формы или формы собственности. Потерпевшим может оказаться любое лицо – от руководителя до сторожа. Потерпевшими могут быть и близкие лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг.
Под выполнением общественного долга понимается любая общественно полезная деятельность (например, деятельность выборных лиц, работа в общественных организациях, общественная работа в различного рода комиссиях и комитетах и т. д.). Убийство гражданина в связи с такого рода деятельностью подлежит квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Убийство, совершенное на почве мести в связи с сообщением потерпевшим органам власти о готовящемся преступлении или в связи с его выступлением в качестве свидетеля, также признается убийством, совершенным из мести за выполнение общественного долга.
Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека или захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
К беспомощным потерпевшим следует отнести прежде всего больных, престарелых, детей. Состояние беспомощности характеризуется неспособностью жертвы оказать убийце сопротивление или уклониться от встречи с ним. Представляется, что по п. «в» ч. 2 ст. 105 следует квалифицировать убийство потерпевшего, находящегося в бессознательном состоянии, в обмороке, сильном опьянении или во время сна. Из текста закона следует, что виновный должен осознавать, что, совершая убийство, он использует в своих целях беспомощность своей жертвы. При похищении людей и захвате заложников, когда в связи с этим совершено умышленное лишение жизни потерпевшего, действия виновного должны квалифицироваться не только по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но и по совокупности соответственно со ст. 126 или 206 УК РФ.
Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся
в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Эта норма усиливает защиту женщины в состоянии беременности. Преступление отягчается тем, что жизни лишается и плод человека. Закон выдвигает в качестве обязательного условия для применения этой статьи УК заведомую осведомленность виновного о беременности потерпевшей (наличие внешних признаков беременности или доказательств, свидетельствующих о том, что виновный достоверно знал о беременности потерпевшей). Убийство женщины, когда виновный ошибочно считает, что потерпевшая беременна, с нашей точки зрения, также должно квалифицироваться по п. «г» ч. 2 ст. 105, так как умысел виновного направлен на лишение жизни потерпевшей при наличии отягчающего обстоятельства, указанного в законе.
Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Каждое убийство является жестоким преступлением, поэтому для применения п. «д» ч. 2 ст. 105 необходимо установить его особую жестокость. Она характеризуется не только способом действия виновного, но и иными обстоятельствами убийства. Поэтому убийство может быть признано совершенным с особой жестокостью: а) по способу действия виновного (истязание, причинение мучений, препятствие оказанию помощи потерпевшему после смертельного ранения, нанесение большого количества ранений); б) по иным обстоятельствам убийства (например, убийство родителей в присутствии детей, глумление над трупом, когда виновный еще не осознал, что потерпевший уже лишен жизни).
Решая вопрос об особой жестокости убийства, необходимо учитывать, что понятие «особая жестокость» не медицинское, а юридическое. Для применения п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ не требуется, чтобы виновный, совершая умышленное убийство, действовал специально с целью проявления особой жестокости; достаточно установить, что он осознавал особую жестокость своих действий.
Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Для установления способа убийства, как правило, имеют значение орудия и средства, при помощи которых оно совершено. Способ является безусловно общеопасным при применении взрывчатых или ядовитых веществ, огнестрельного оружия, при поджоге. Убийство должно признаваться совершенным общеопасным способом и в тех случаях, когда виновный, преследуя цели убийства конкретного человека, действует с косвенным умыслом на убийство. К таким убийствам относят, например, убийства, совершенные в результате беспорядочной стрельбы. При этом важно, чтобы виновный сознавал, что он заведомо действует общеопасным способом. Об общеопасности способа (средства) может свидетельствовать использование транспортных средств и иных источников повышенной опасности. В таких случаях необходимо выяснить, был ли в данном конкретном случае способ убийства действительно общеопасным. По-разному должны оцениваться, например, убийства с использованием автомашины. При наезде на толпу людей с целью убийства человека (при безразличном отношении к судьбе других) налицо общеопасный способ убийства. Иначе должно быть оценено убийство при умышленном наезде на одного человека в безлюдном месте.
Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
В ранее действовавшем УК РСФСР требовался предварительный сговор группы лиц на убийство. Предпочтительность новой формулировки очевидна. Она не исключает, в отличие от прежней редакции, квалификацию такого убийства и с косвенным умыслом: предварительный сговор возможен только при прямом умысле на убийство. Устранена, таким образом, половинчатость данного отягчающего обстоятельства убийства, которая ограничивала применение положений Общей части УК о формах вины. Кроме того, не учитывалось, что групповые действия преступников и при отсутствии предварительного сговора во время убийства парализуют возможность потерпевшего защитить свою жизнь, облегчают доведение убийства до конца. Именно данное обстоятельство при многих убийствах приобретает решающее значение.
Убийство из корыстных побуждений, а равно по найму либо сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Чаще всего при убийстве из корыстных побуждений речь идет о лишении жизни собственника или владельца имущества. Однако понятие корысти при убийстве нельзя ограничивать лишь завладением имуществом: оно охватывает материальную выгоду в самом широком смысле слова. Исходя из этого, корыстными признаются убийства, совершенные с целью: завладения общим, нажитым совместно с потерпевшим имуществом; получения наследства или страховой суммы; уклонения от содержания больного или престарелого; уклонения от уплаты алиментов или возвращения заемного имущества; занятия должности убитого с более высоким заработком; завладения жилплощадью и т. п.
Для признания убийства корыстным необходимо установить, что умысел на завладение имуществом или иными ценностями возник у виновного до совершения убийства; при этом не имеет значения, получил виновный те блага, завладеть которыми стремился в результате убийства, или нет.
Что касается убийства, сопряженного с бандитизмом, то оно может быть совершено и без корыстного мотива. В этом случае ссылка на бандитизм является по существу дополнительным отягчающим убийство обстоятельством, которое дублирует п. «к» ч. 2 ст. 105 об убийстве с целью сокрытия или облегчения совершения другого преступления.
Действия виновного, совершившего убийство при разбое, вымогательстве или бандитизме, необходимо квалифицировать по совокупности п. «з» ч. 2 ст. 105 и соответственно ст. 163 или 209 УК РФ.
Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Мотивы действий виновного при таком убийстве характеризуются признаками хулиганства (ст. 213 УК РФ). Поскольку любое убийство само по себе грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу, для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений имеет значение не сам факт причинения смерти потерпевшему, а мотив, которым руководствовался виновный, совершая преступление.
Практика показывает, что вывод о совершении убийства из хулиганских побуждений, как правило, может быть сделан только на основании анализа характера действий виновного в момент убийства, его поведения как до убийства, так и после его совершения. Убийство из хулиганских побуждений характеризуется отсутствием поводов к убийству и тем, что виновный не преследует какой-либо цели. К убийствам по этому мотиву следует также относить и те из них, которые совершаются по незначительному поводу, в ответ на справедливое и сделанное в общепринятой форме замечание виновному. Для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений необходимо исключить наличие других мотивов убийства, определяющих поведение виновного при совершении этого преступления.
В некоторых случаях убийство квалифицируется как совершенное из хулиганских побуждений только на том основании, что не был установлен мотив и преступление признано «безмотивным». Между тем убийство, как и любое умышленное деяние вменяемого человека, вообще не может быть совершено безмотивно. «Отсутствие» мотива убийства в таких случаях является результатом поверхностного предварительного расследования и судебного разбирательства. Если все же мотив не был установлен, то, как уже отмечалось, действия виновного необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Ошибочным является и признание убийств, совершенных в драке, ссоре, а также из мести, ревности и по некоторым другим мотивам, совершенными из хулиганских побуждений.
Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
УК РФ по сравнению с УК РСФСР дополнен ссылкой на насильственные действия сексуального характера, исходя из ст. 132 УК РФ, которая эти действия по общественной опасности приравняла к изнасилованию.
Убийство признается совершенным при отягчающих обстоятельствах, когда речь идет об убийстве с целью сокрытия или облегчения совершения любого преступления независимо от его тяжести. При квалификации данного вида убийства необходимо учитывать, что оно может быть совершено только с прямым умыслом, поскольку в законе указана специальная цель совершения данного преступления.
В тех случаях, когда после убийства с целью облегчения совершения другого преступления виновный почему-либо не совершает его, он несет ответственность за убийство по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и за приготовление к другому преступлению.
Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, является частным случаем убийства с целью сокрытия другого преступления. Оно может быть совершено как после, так и в процессе изнасилования. Убийство, которое совершено в процессе насилия, как правило, характеризуется косвенным умыслом. Виновный, стремясь преодолеть сопротивление потерпевшего, душит жертву или наносит ей удары по голове и телу, не желая, но сознательно допуская наступление смерти. Но убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, может быть совершено и с прямым умыслом, например, из мести за оказанное сопротивление или за обещание сообщить о насилии в органы уголовной юстиции.
Пункт «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит применению и в том случае, когда убийство совершило одно из лиц, участвовавших в изнасиловании или в совершении насильственных сексуальных действий. При наличии сговора на убийство ответственность за его совершение наступает по правилам соучастия (ст. 32-35). Если же имеет место эксцесс исполнителя (ст. 36), действия участников насилия квалифицируются с учетом данного обстоятельства.
Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Для применения этой нормы необходимо установление конкретного мотива, например национальной ненависти. Названные мотивы могут сочетаться с мотивом мести (не только кровной), корыстными или хулиганскими побуждениями. Однако национальная, расовая, религиозная вражда или ненависть должна быть соответственно установлена как самостоятельный доминирующий мотив.
Кровная месть как обычай распространена в некоторых местностях Российской Федерации (например, в Дагестане, Ингушетии, Чечне) и возникает, как правило, в связи с убийством родственника. Однако это не значит, что данного обстоятельства достаточно для применения п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно быть установлено, что виновный относится к группе населения, признающей обычай кровной мести, и что совершено оно именно по этому мотиву. Применение п. «л» ч. 2 ст. 105 не исключается и тогда, когда убийство совершено по мотиву кровной мести за пределами местности, где постоянно проживают коренные жители, признающие этот обычай.
Как правило, убийство, подпадающее под п. «л» ч. 2 ст. 105, совершается с прямым умыслом, поскольку мотив в данном случае характеризует и цель совершения преступления. Возможны такие убийства и с косвенным умыслом, но данный мотив должен быть установлен по отношению к другому преступлению или лицу. Например, поджог дома лица другой национальности или другого вероисповедания либо поджог на почве кровной мести, когда в доме находятся люди и виновный к их судьбе относится безразлично.
Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего
(«п». «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Субъектами такого убийства могут быть любые лица, включая медицинских работников, без которых его совершение маловероятно, но возможно, Например, жертва убийства может быть выдана заинтересованным в операции лицом потерпевшего от дорожно-транспортного происшествия. Цель данного убийца свидетельствует о совершении его только с прямым умыслом. Мотивом чаще всего может быть корысть, но могут быть и другие мотивы, например желание спасти жизнь близкого человека за счет жизни постороннего лица.
Убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
Из ст. 16 УК РФ следует, что неоднократностью преступлений признается совершение двух и более деяний, предусмотренных одной и той же статьей или частью статьи УК . При этом совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями, может признаваться неоднократным только в случаях, специально указанных в Особенной части УК . Поданному пункту квалифицируется совершение лицом двух или более убийств без отягчающих и смягчающих обстоятельств или с отягчающими обстоятельствами.
В заключение рассмотрения отягчающих обстоятельств убийства отметим, что из числа квалифицирующих обстоятельств в УК РФ исключено совершение убийства особо опасным рецидивистом (п. «л» ч. 2 ст. 102 УК РСФСР 1960 г.).
Убийство при смягчающих обстоятельствах
Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ)
При анализе ст. 106 УК РФ, как нам кажется, необходимо выделить две ситуации: 1) убийство совершается во время или сразу же после родов (именно это состояние женщины во время родов оказывается смягчающим обстоятельством); 2) роды миновали, но сложилась или продолжается с момента родов психотравмирующая ситуация или имеет место состояние психического расстройства, которое не исключает вменяемость (психические аномалии, свидетельствующие об ограниченной вменяемости (ст. 22 УК РФ), которая в данном случае оказывается обстоятельством, влияющим на квалификацию преступления).
В законе нет ответа на вопрос: можно ли отнести к такому убийству лишение жизни младенца до начала его дыхания или даже до появления на свет? Мы полагаем, что к рассматриваемому виду убийства следует относить не только убийство новорожденного после отделения плода от тела матери и начала самостоятельной жизни, но и убийство ребенка, не начавшего самостоятельной внеутробной жизни, например нанесение смертельной раны в голову рождающемуся ребенку еще до момента начала дыхания*. Очевидно, что мать, причиняя смерть рождающемуся ребенку, сознает, что ее действия направлены на лишение жизни человека, а не на прерывание беременности. Они могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом. Неосторожное причинение смерти во время родов не влечет ответственности по ст. 106 УК РФ.

*См. Курс советского уголовного права М., 1970. Т. V. С. 22.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, может быть только мать ребенка, достигшая 16-ти лет.
Убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ)
Статья 107 содержит две части. В части первой уточняется характер действий потерпевшего, которые могут вызвать состояние сильного душевного волнения. К ним теперь относятся такие действия потерпевшего, как: 1) насилие и издевательство; 2) тяжкое оскорбление; 3) иные противоправные или аморальные действия; 4) создание длительной психотравмирующей ситуации своим противоправным или аморальным поведением.
Иными словами, в новом УК дана более точная характеристика виктимного поведения потерпевшего, который, по существу, своими действиями провоцирует совершение преступления.
Перечисленные действия потерпевшего вызывают сильное душевное волнение (аффект), которое выводит психику виновного в убийстве из нормального состояния, затрудняет самоконтроль, критическую оценку принимаемых решений, методов и приемов исполнения этих решений. Действия, совершаемые в состоянии сильного и внезапно возникшего душевного волнения, субъективно менее общественно опасны, чем поступки, совершенные при спокойном состоянии психики. Однако состояние аффекта затрудняет, но не исключает вовсе самоконтроля, сознательного поведения и возможности удержаться от того или иного желания, обусловленного аффективным состоянием. В состоянии физиологического аффекта лицо отвечает за свои действия, но это состояние в данном случае расценивается в законе как смягчающее обстоятельство, влияющее на квалификацию убийства.
Насилие может состоять в совершении потерпевшим таких действий, как различного рода удары, побои и тому подобные деяния, обусловившие состояние сильного душевного волнения. При убийстве в состоянии сильного волнения имеются в виду такие насильственные действия потерпевшего, которые по своему характеру не создавали права на необходимую оборону. Если насильственные действия были достаточно интенсивными (по тяжести причиненного насилия, ущерба, причиненного виновному, обстановке и т. п.), то убийство при подобной ситуации может рассматриваться применительно к правилам о необходимой обороне.
Издевательство – это чаще всего те же насильственные действия, которые могут характеризоваться цинизмом и быть растянутыми во времени.
Под тяжким оскорблением следует понимать грубое унижение чести и достоинства личности, которое по обстоятельствам явилось достаточным поводом для возникновения сильного душевного волнения.
Противоправными и аморальными являются такие действия потерпевшего, которые грубо нарушают нормы права, например право собственности, или моральные нормы, например верность супругов.
Действия потерпевшего должны быть неожиданными для виновного, но согласно ч. 1 ст. 107 не исключается возможность постепенного накапливания напряженности в результате создания потерпевшим психотравмирующей ситуации. Когда «чаша терпения» переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое приводит к совершению убийства. Однако во всех случаях сильное душевное волнение должно возникнуть у виновного в момент убийства внезапно, как внезапно должен возникнуть и умысел на убийство. Внезапно возникший умысел при убийстве, совершенном в состоянии аффекта, приводится в исполнение немедленно. Если же умысел на убийство возник внезапно вследствие насилия, оскорбления или иных рассмотренных выше действий потерпевшего, но осуществлен был не сразу, а после какого-то промежутка времени, когда у виновного была реальная возможность «одуматься», совершенное убийство не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 107 УК РФ.
Совершенное в состоянии аффекта убийство может содержать одновременно и отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК РФ. Смягчая наказание за убийство, совершенное в состоянии аффекта, закон исходит из того, что это преступление является ответным действием на поведение потерпевшего. Поэтому убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, даже содержащее одновременно признаки, указанные в ч. 2 ст. 105 УК РФ, не превращается в убийство при отягчающих обстоятельствах и квалифицируется по ст. 107 УК РФ, что подтверждается наличием ч. 2 ст. 107 УК РФ, в которой предусматривается ответственность за убийство в состоянии аффекта двух или более лиц.
Убийство при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ)
Этой статьей (в разных частях) установлена ответственность за два близких по некоторым признакам, но самостоятельных преступления.
В Общей части УК в качестве смягчающих обстоятельств при совершении преступления названы нарушения правомерности необходимой обороны и задержания лица (п. «ж» ст. 61). Однако в рассматриваемой статье эти обстоятельства убийства имеют значение привилегирующих признаков в момент убийства. Совершая убийство в результате превышения пределов необходимой обороны, виновный стремится пресечь общественно опасное посягательство потерпевшего, т.е. руководствуется побуждениями, не порицаемыми правом и моралью. Поэтому закон в этом случае исходит из того, что виновный, хотя и вышел за пределы допустимой обороны, но совершил преступление в условиях, смягчающих его ответственность. Превышение пределов необходимой обороны имеется только в том случае, если установлено несоответствие характера защиты (способ действий защищающегося, избранное оружие, блага, которым причиняется вред, обстановка и условия защиты и др.) характеру и опасности посягательства, т.е. если характер и интенсивность действий по обороне, совершаемых умышленно, оказываются явно не соответствующими характеру и опасности посягательства (ст. 37 УК РФ).
При превышений пределов необходимой обороны защищающийся, пользуясь своим правом на оборону, отражает нападение, но при этом явно выходит за пределы допустимого. В тех случаях, когда нападение еще не началось или когда оно уже окончено, отсутствует нападение и, следовательно, нет права на оборону, а поэтому нет и не может быть превышения ее пределов.
В ч. 2 ст. 108 УК РФ, как уже упоминалось, установлена ответственность лица, совершившего убийство, при превышении мер, необходимых для задержания. Возможные случаи причинения смерти при задержании следует разделить на две группы, когда исходя из тяжести совершенного преступления: 1) не могут применяться меры, сопряженные с возможностью причинения смерти задерживаемому; 2) могут быть применены любые средства, не ставящие под угрозу безопасность третьих лиц.
Очевидно, что о превышении мер, необходимых для задержания лиц, отнесенных к первой группе, нельзя говорить. Если такое лицо при задержании совершает нападение на задерживающего и последний причиняет ему смерть, вопрос разрешается по правилам применения необходимой обороны. Убийство же такого лица при попытке скрыться подпадает под признаки ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Что касается лиц, отнесенных ко второй группе, то при причинении им смерти в момент задержания может в некоторых случаях возникнуть вопрос об ответственности лица, производившего задержание, по ч. 2 ст. 108 УК РФ. Здесь при задержании возможны три ситуации: а) преступник скрывается (убегает, уезжает и т. п.); б) оказывает сопротивление; в) не пытается скрыться и не оказывает сопротивления.
При первой ситуации было бы правомерным причинение смерти преступнику, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление, когда его задержание невозможно путем причинения менее тяжкого вреда. Если такая возможность имелась, представляется, что ответственность должна наступать по ч. 2 ст. 108 УК РФ.
Если смерть причинена задерживаемому лицу при оказании сопротивления (вторая ситуация), ответственность может наступить как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 108 УК РФ, но ее может и не быть, в зависимости от условий и обстановки задержания.
При третьей ситуации ответственность должна наступить за убийство по общим правилам квалификации этих преступлений.
Иные преступления против жизни
Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)
Это преступление УК исключил из категорий убийств, что, разумеется, не повлияло на место этого преступления среди посягательств на жизнь.
Причинение смерти по неосторожности является следствием грубой недисциплинированности, неосмотрительности, невнимательности виновного, В УК подчеркивается, что неосторожное преступление может быть совершено по легкомыслию или небрежности (ст. 26 УК РФ).
Причинение смерти по легкомыслию может быть совершено, когда виновный предвидит возможность наступления смерти, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение. Однако предотвратить наступление смерти ему не удается, так как его расчет оказывается легкомысленным. Виновный при этом может надеяться на свои собственные силы, действия других лиц или какие-то конкретные обстоятельства.
Причинением смерти по легкомыслию виновный сознательно нарушает определенные правила предосторожности. Когда виновный, не желая наступления смерти, но действуя легкомысленно, рассчитывает не на конкретные обстоятельства, а, например, на действие сил природы или везение, то такие деяния образуют убийство с косвенным умыслом.
При анализе причинения смерти по небрежности прежде всего необходимо обратить внимание на то, что в ст. 26 УК РФ выдвигается два критерия, когда лицо не предвидело наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было (объективный критерий) и могло (субъективный критерий) предвидеть их наступление. Наличие этих критериев при наступлении смерти влечет применение ст. 109 УК РФ.
Причинение смерти по небрежности необходимо отграничивать от случайного причинения смерти, когда лицо не должно было или не могло по обстоятельствам предвидеть ее наступление.
В ч. 2 ст. 109 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака:
1) причинение по неосторожности смерти другому человеку в результате ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
2) причинение по неосторожности смерти двум или более лицам. Первый признак характеризуется наличием специального субъекта – лица, имеющего определенную профессию, и особенностями объективной стороны, состоящими в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, возложенных на указанное лицо законом, другим нормативным правовым актом или вытекающих из специфики профессии, когда лицо имеет возможность их исполнить надлежащим образом.
Второй квалифицирующий признак имеет место тогда, когда фактически причинена по неосторожности смерть не менее чем двум лицам.
Доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ)
Виновным в доведении до самоубийства может быть признано любое лицо, которое путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения личного достоинства доведет потерпевшего до самоубийства или до покушения на него. Способ доведения до самоубийства в ст. 110 УК понимается широко, включая угрозы.
Объективная сторона доведения до самоубийства выражается в активных действиях виновного, толкающих потерпевшего на самоубийство. Оконченным состав рассматриваемого преступления признается в том случае, если последовало самоубийство или покушение на него. Обязательным является установление причинной связи совершенного самоубийства или покушения на него с действиями виновного. Если потерпевший покончил жизнь самоубийством или покушался на него по другим причинам (например, в силу душевной болезни), уголовная ответственность исключается.
Субъектом рассматриваемого преступления может быть любое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона доведения до самоубийства характеризуется виной в форме косвенного умысла. Если лицо с прямым умыслом доводит зависимого человека до самоубийства, то такие действия квалифицируются как убийство. Эти действия фактически ничем, кроме способа лишения жизни, не отличаются от нанесения смертельного ранения, отравления и т. п.
Доведение до самоубийства характеризуется чаще всего неосторожной виной. При неосторожном доведении до самоубийства виновный предвидит, что своим жестоким отношением к тому или иному лицу может довести его до самоубийства, но легкомысленно надеется не допустить таких последствий или не предвидит такой возможности, хотя должен и может предвидеть.
§ 3. Преступления против здоровья
Преступления против здоровья – это деяния, причиняющие вред здоровью, ответственность за которые предусмотрена ст. 111-115, 117, 118, 121, ч. 2, 3, 4 ст. 122,ч.3ст. 123,ст.124 УК РФ.
Эти преступления, хотя и не выделены в УК РФ в самостоятельную главу, но расположены в главе о преступлениях против жизни и здоровья достаточно компактно и последовательно. По УК РФ причинение вреда здоровью подразделяется на три вида:
1) тяжкого;
2) средней тяжести;
3) легкого.
Объектом причинения вреда здоровью и истязаний являются общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья другого человека.
Объективная сторона причинения вреда здоровью и истязания может выражаться как в действии, так и в бездействии. Необходимыми признаками объективной стороны причинения вреда здоровью являются последствия, например расстройство здоровья или повреждение анатомической целостности организма, а также причинная связь между действием, бездействием и последствием. При истязании действия виновного могут характеризоваться систематическими избиениями и т.п. действиями, при побоях – нанесением ударов, вырыванием волос и т.д.
Субъектом преступлений, предусмотренных статьями 111 и 112 УК РФ, могут быть лица, которым исполнилось 14 лет, а статьями 114, 115, 117, 118 УК РФ – лица, которым исполнилось 16 лет.
Субъективная сторона причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью может выражаться в умышленной или неосторожной вине, а легкого и истязания – только в умышленной вине.
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)
Федеральным законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 25 июня 1998 г № 92-ФЗ* (п. 4 ст. 1) в ч. 1 ст. 111 УК РФ внесены редакционные изменения, состоящие в перечислении конститутивных признаков умышленного причинения тяжкого вреда здоровью в иной последовательности.

*См. Российская газета. 1998. 27 июня.

Непосредственным объектом данного преступления, как и всей подгруппы преступлений против здоровья, являются общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья другого человека.
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется деянием, последствием и причинной связью между ними.
Деяние выражается в действии или бездействии. В диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ оно не определено.
Последствием как обязательным признаком объективной стороны является причинение тяжкого вреда здоровью. В соответствии с п. 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, утвержденных приказом Министерства здравоохранения РФ № 407 от 10 декабря 1996 г.: «под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических». Дифференциация вреда на тяжкий, средней тяжести и легкий осуществляется согласно п. 12 названных Правил, основанному на определении их соответствующего вреда в диспозициях ч. 1 ст. 111 и ч. 1 ст. 112 и ст. 115 УК РФ, по таким критериям, как опасность вреда здоровью для жизни человека; длительность расстройства здоровья; стойкая утрата общей трудоспособности; утрата какого-либо органа или утрата органом его функций; утрата зрения, речи, слуха; полная утрата профессиональной трудоспособности; прерывание беременности; неизгладимое обезображение лица; психическое расстройство, заболевание наркоманией и токсикоманией.
Диспозиция ч. 1 ст. 111 УК РФ содержит подробный и исчерпывающий перечень видов тяжкого вреда здоровью, каждый из которых альтернативно характеризует объективную сторону. Тяжкий вред здоровью подразделяется на следующие виды: 1) опасный для жизни; 2) потеря зрения, речи, слуха, какого-либо органа; 3) утрата органом его функций; 4) прерывание беременности; 5) психическое расстройство; 6) заболевание наркоманией или токсикоманией; 7) неизгладимое обезображение лица; 8) расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть; 9) полная утрата профессиональной трудоспособности.
Наиболее распространенным видом тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью. В п. 30, 33 и 34 указанных Правил к опасному для жизни вреду здоровью отнесены телесные повреждения, заболевания и патологические состояния, в частности угрожающее жизни состояние. В упомянутых Правилах все разновидности опасного для жизни вреда здоровью объединены в две группы: 1) опасные для жизни повреждения, то есть такие повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести к его смерти (п. 31, 31.1), и 2) повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера (п. 31.2, 33), а также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющиеся угрожающим жизни состоянием, или сами представляющие угрозу для жизни человека (п. 34). В п. 32, 32.1-32.18 упоминавшихся Правил перечислены разновидности вреда здоровью первой группы, среди которых: переломы костей свода и основания черепа; ушибы головного мозга; проникающие ранения позвоночника, глотки, гортани, трахеи, пищевода, грудной клетки, живота; открытые переломы длинных трубчатых костей; повреждения крупных кровеносных сосудов; термические ожоги различных степеней, сочетаемых с определенной площадью поражения поверхности тела, и другие, а в п. 35.1- 35.9 этих Правил -второй группы, в частности: шок; кома; массивная кровопотеря; острая сердечная или сосудистая, почечная или печеночная либо дыхательная недостаточность и т. д.
Потеря зрения, речи, слуха, какого-либо органа или утрата органом его функций определены в п. 36-39, 39.1-39.3 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Так, под потерей зрения понимается полная стойкая слепота на оба глаза или понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения), а также потеря зрения на один глаз, представляющая собой утрату органом его функций, или потеря одного глазного яблока, расцениваемая как потеря органа. Потеря речи – это потеря способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо потеря голоса. Потерей слуха является полная глухота или необратимая неспособность слышать разговорную речь на расстоянии 3-5 см от ушной раковины, а также потеря слуха на одно ухо, относимая к утрате органом его функций. Потеря какого-либо органа или утрата органом его функций представляют собой потерю руки, ноги, в частности кисти, стопы, то есть отделение их от туловища или утрату ими функций; потерю производительной способности, то есть способности к совокуплению, оплодотворению, зачатию, вынашиванию или деторождению, а также потерю одного яичка, квалифицируемую как потерю органа.
Прерывание беременности представляет собой согласно п. 42 упоминавшихся Правил причинение тяжкого вреда здоровью, независимо от ее срока, при условии его нахождения в прямой причинной связи с внешним воздействием, а не в результате влияния особенностей организма или заболеваний беременной женщины, и устанавливается комиссионной судебно-медицинской экспертизой с участием акушера-гинеколога.
Психическое расстройство в качестве последствия, относимого к тяжкому вреду здоровью, определяется на основании п. 40 упоминавшихся Правил судебно-психиатрической экспертизой.
Заболевание наркоманией или токсикоманией как последствие в виде тяжкого вреда здоровью определяется в соответствии с п. 40 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью после проведения судебно-психиатрической, судебно-наркологической и судебно-токсикологической экспертизы судебно-медицинским экспертом с участием психиатра, нарколога, токсиколога.
Неизгладимое обезображение лица – оценочный признак, наличие которого определяется, с одной стороны, юристом, применяющим закон, а с другой – судебно-медицинским экспертом. Первый устанавливает факт обезображения лица, а второй – неизгладимости. В соответствии с ч. 2 п. 43 упомянутых Правил «под изгладимостью повреждения следует понимать возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности (т.е. выраженности рубцов, деформаций, нарушение мимики и пр.) с течением времени, или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения этих последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым».
Расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть, имеет место при соответствующем определившемся исходе или при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней и определяется судебно-медицинским экспертом по специальной таблице, прилагаемой к Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Это установлено п. 14-16 данных Правил.
Полная утрата профессиональной трудоспособности констатируется согласно п. 16 названных Правил экспертом на основании Положения о порядке установления врачебно-трудовыми комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работниками, получившими увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 392 от 23 апреля 1994 г.*

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 2. С. 127-133.

Субъект умышленного причинения тяжкого вреда здоровью специальный – физическое вменяемое лицо, достигшее 14-ти лет.

Субъективная сторона этого преступления характеризуется виной в форме I умысла, прямого или косвенного.
Частью 2 ст. 111 УК РФ предусмотрены семь квалифицирующих признаков умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Оно совершено:
1) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «а»);
2) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «б»);
3) общеопасным способом (п. «в»);
4) по найму (п. «г»);
5) из хулиганских побуждений (п. «д»);
6) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (п. «е»);
7) в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж»).
Эти признаки по содержанию совпадают с охарактеризованными ранее применительно к убийству одноименными квалифицирующими признаками, предусмотренными соответственно п. «б», «д», «в», «е», «з», «и», «л» и «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Квалифицирующими умышленное причинение тяжкого вреда здоровью признаками, не относимыми к таковым в квалифицированном составе преступления убийства и потому не рассмотренными, являются издевательства и мучения.
Издевательства – истязания и тому подобные насильственные действия, которые могут характеризоваться цинизмом и быть растянутыми во времени. В ч. 2 п. 51.2 упоминавшихся Правил истязание определяется как «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями (длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия)».
Мучения, согласно п. 51.1 этих Правил, – это «действия, причиняющие страдания (заболевание) путем длительного лишения пищи, питья или тепла; либо помещения (или оставления) потерпевшего во вредные для здоровья условия, либо другие сходные действия».
Частью 3 ст. 111 УК РФ предусмотрены три особо квалифицирующих признака первого уровня. К ним относится совершение преступления, подпадающего под действие ч. 1 или 2 этой статьи: 1) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»), 2) в отношении двух или более лиц (п. «б») и 3) неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК . Все эти признаки не отличаются от рассмотренных ранее соответствующих признаков, квалифицирующих убийство, содержащихся в п. «ж», «а» и «н» ч. 2 ст. 105 данного У К.
Частью 4 ст. 111 УК РФ предусмотрен один особо квалифицирующий признак второго уровня – совершение деяния, ответственность за которое установлена ч. 1, 2 или 3 данной статьи, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Этот признак по содержанию идентичен причинению смерти по неосторожности, предусмотренному ст. 109 названного УК и применительно к ней охарактеризованному.
Умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести (ст. 112 УК РФ)
Признаки, характеризующие объект, субъект и субъективную сторону умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, совпадают с соответствующими признаками умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.
Объективная сторона рассматриваемого состава преступления выражается в деянии, последствии и причинной связи между ними. Деяние в диспозиции ст. 112 УК РФ, как и в диспозиции ст. 111 УК , не названо и не определено.
Последствие характеризуется отсутствием опасности вреда для жизни и иных последствий, предусмотренных ст. 111 УК , и наличием альтернативно одного из двух последствий: 1) длительного расстройства здоровья или 2) значительной стойкой утраты трудоспособности менее чем на одну треть. На основании п. 45 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью длительное расстройство здоровья – это временная утрата трудоспособности продолжительностью свыше 3-х недель (более 21 дня), а п. 46 названных Правил значительная стойкая утрата трудоспособности менее чем на одну треть – стойкая утрата трудоспособности от 10 до 30% включительно.
Частью 2 ст. 112 УК РФ предусмотрено семь квалифицирующих признаков. Это совершение деяния:
1) в отношении двух или более лиц (п. «а»);
2) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б»);
3) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в»);
4) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «г»);
5) из хулиганских побуждений (п. «д»);
6) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (п. «е»);
7) неоднократно либо лицом, ранее совершившим умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство, предусмотренное ст. 105 УК (п. «ж»).
Все эти признаки по своему содержанию совпадают с одноименными признаками, охарактеризованными ранее применительно к квалифицированным составам преступлений убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.
Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью
в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ)
Признаки этого преступления, относящиеся к характеристике вреда здоровью, изложены выше (см. материалы к ст. 111 и 112 УК РФ). Равным образом признаки аффекта рассмотрены при анализе убийства в состоянии аффекта, они также являются общими (см. материалы к ст. 107 УК РФ).
Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114 УК РФ)
Признаки, которые характерны для превышения пределов необходимой обороны, и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не имеют отличий от аналогичных признаков, рассмотренных применительно к убийству (см. материалы к ст. 108 УК РФ).
Умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ)
Ответственность за это преступление в новом УК обособлена от ответственности за побои в отдельной статье. В связи с небольшой степенью общественной опасности в новом УК исключена уголовная ответственность за причинение легкого вреда, который не привел к кратковременному расстройству здоровья или к незначительной стойкой утрате трудоспособности, как за преступление, посягающее на общественное отношение, обеспечивающее здоровье человека.
Признаки, характеризующие объект и субъективную сторону данного преступления, не отличаются от соответствующих признаков, обрисованных применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 111 УК РФ.
Объективная сторона данного преступления выражается в деянии, последствии и причинной связи между ними. В диспозиции ст. 115 УК , как и в диспозициях ст. 111 и 112, деяние не определено.
В качестве последствия предусмотрено причинение легкого вреда здоровью в виде альтернативно: 1) кратковременного расстройства здоровья или 2) незначительной стойкой утраты трудоспособности. В соответствии с п. 48 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью кратковременное расстройство здоровья – это временная утрата трудоспособности продолжительностью не свыше 3 недель (21 дня), п. 49 и 46 этих Правил незначительная стойкая утрата трудоспособности – стойкая утрата общей трудоспособности от 5 до менее 10%.
Субъект рассматриваемого преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет.
Истязание (ст. 117 УК РФ)
Истязание состоит в причинении физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев, если это не повлекло причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. В ст. 117 УК РФ имеется вторая часть, предусматривающая отягчающие обстоятельства.
Объект и субъективная сторона истязания не отличаются от обрисованных применительно к преступлению, ответственность за которое установлена ст. 111 УК РФ, а субъект – от охарактеризованного применительно к преступлению, предусмотренному ст. 115 УК .
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется обязательными признаками – деянием, выражающимся только в действии или действиях, последствием, состоящим в причинении физических или психических страданий, причинной связью между деянием и последствием и факультативным признаком, которым может быть причинение легкого вреда здоровью.
Действие или действия заключаются альтернативно: 1) в систематическом нанесении побоев либо 2) в иных насильственных действиях. Согласно п. 50 упоминавшихся Правил побои – это действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов. Систематичность представляет собой многократность (не менее 3-х раз), характеризуемую стереотипом отношения к одному и тому же потерпевшему. Под иными насильственными действиями, как уже отмечалось и следует из определения, содержащегося в ч. 2 п. 51 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, понимаются длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов или другими аналогичными действиями, например щекотанием.
Обязательное последствие нематериальное – причинение физических или психических страданий, то есть длительной, растянутой во времени физической или душевной боли, – представляет собой оценочный признак и определяется на основе анализа и оценки фактических обстоятельств содеянного.
Факультативное последствие – причинение легкого вреда здоровью – может наличествовать или отсутствовать. То и другое на квалификацию данного преступления не влияет. Вместе с тем в случаях причинения в результате истязания тяжкого или средней тяжести вреда здоровью ответственность наступает соответственно по ст. 111 или 112 УК РФ.
Частью 2 ст. 117 УК предусмотрено восемь квалифицирующих признаков. К их числу отнесено совершение истязания:
1) в отношении двух или более лиц (п. «а»); 2) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением служебного долга (п. «б»); 3) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «в»); 4) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного или захваченного в качестве заложника (п. «г»);
5) с применением пытки (п. «д»); 6) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «е»); 7) по найму (п. «ж»); 8) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (п. «з»).
Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью
по неосторожности (ст. 118 УК РФ)
Признаки, характеризующие объект и объективную сторону преступления, ответственность за которое установлена ст. 118 УК РФ, не отличаются от соответствующих признаков преступлений, предусмотренных ст. 111 и 112 УК .
Субъект данного преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона этого преступления характеризуется виной в форме неосторожности в виде легкомыслия или небрежности. По своему содержанию она не отличается от охарактеризованной ранее субъективной стороны неосторожного убийства.
Частями 2 и 4 ст. 118 УК РФ предусмотрен, как было отмечено, один квалифицирующий признак – причинение по неосторожности соответственно тяжкого или средней тяжести вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Этот признак аналогичен одноименному признаку, рассмотренному применительно к квалифицированному составу преступления причинения смерти по неосторожности.
Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ)
Объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья.
Объективная сторона данного состава преступления выражается в действии, последствии и причинной связи между ними. Действие в диспозиции ст. 121 УК РФ не названо и не определено. Оно выражается во внесении инфекции венерической болезни – сифилиса, гонореи и т.д. – в организм другого человека посредством, как правило, совершения полового акта или иных действий сексуального характера. Вместе с тем возможно внесение такой инфекции при переливании крови, пользовании больного и здорового одним и тем же шприцем и т. д.
Последствие – это причинение вреда здоровью другого человека в виде его заболевания венерической болезнью в результате восприятия организмом последнего указанной инфекции.
Субъект рассматриваемого преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона этого деяния характеризуется виной в форме умысла, прямого или косвенного.
Частью 2 ст. 121 УК РФ предусмотрено два квалифицирующих признака:
1) заражение венерической болезнью двух или более лиц и 2) совершение этого деяния в отношении заведомо несовершеннолетнего.
Первый из этих признаков имеет место, когда фактически заболели венерической болезнью не менее двух лиц, а второй – когда такой болезнью фактически заболел несовершеннолетний, причем при условии знания виновным о том, что потерпевший не достиг восемнадцатилетнего возраста.
Заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 2, 3, 4 ст. 122 УК РФ)
Объектом преступления, предусмотренного ч. 2, 3 и 4 ст. 122 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья другого человека.
Объективная сторона характеризуется деянием, последствием и причинной связью между ними. Деяние выражается только в действии. Бездействием нельзя заразить этой болезнью другого человека. Способы заражения: половые контакты, переливание крови, в которой имеется вирус, использование нестерильных шприцев и т.д.
Последствие состоит в причинении вреда здоровью другого человека в виде его заболевания ВИЧ-инфекцией вследствие ее внедрения в его организм.
Субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет, как инфицированное вирусом иммунодефицита, так и не зараженное этим вирусом, например медицинский работник, который ненадлежащим образом исполняет свои обязанности.
Субъективная сторона заражения вирусом иммунодефицита может характеризоваться прямым или косвенным умыслом.
Частью 3 ст. 122 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака: 1) заражение ВИЧ-инфекцией двух или более лиц и 2) совершение этого деяния в отношении несовершеннолетнего, а ее ч. 4 – один – заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Содержание этих признаков раскрыто ранее: первых двух применительно к составу преступления заражения венерической болезнью, а последний – причинения смерти по неосторожности.
Незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей или причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч. 3 ст. 123 УК РФ)
Объектом этого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие защиту жизни или здоровья беременной женщины.
Объективная сторона данного вида незаконного аборта состоит, во-первых, в действии, направленном на прерывание беременности другим человеком; во-вторых, в последствиях в виде причинения потерпевшей смерти или тяжкого вреда ее здоровью и, в-третьих, в причинной связи между указанными действием и наступившими последствиями.
Из заголовка статьи и части второй следует, что по этой статье преследуется именно «незаконный аборт». При отмене в СССР запрета на аборты в 1955 г. подчеркивалось, что незаконным производством аборта признается искусственное прерывание беременности, если оно совершено вне стационарного лечебного учреждения или лицом, не имеющим высшего медицинского образования, или при наличии противопоказаний для его проведения. Эти положения, по нашему мнению, раскрывают условия, которые характеризуют объективную сторону незаконного аборта.
Субъектом незаконного аборта может быть любое лицо, достигшее 16 лет и не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля.
Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме неосторожности, ибо последствия, указанные в ч. 3 ст. 123 УК РФ, могут наступить в рамках этого преступления только в результате неосторожности, что специально оговорено в законе. Если же наступление смерти потерпевшей охватывалось косвенным умыслом виновного, ответственность должна наступать за умышленное убийство по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ)
Объектом этого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья другого человека.
Объективная сторона этого преступления выражается в бездействии или в недобросовестном исполнении своих обязанностей, предусмотренных законом или специальным правилом, например поверхностный осмотр больного и в связи с этим неоказание ему помощи. Для ответственности по ч. 1 ст. 124 УК РФ необходимо наступление последствия в виде средней тяжести вреда здоровью, находящегося в причинной связи с деянием.
Субъектом преступления может быть только медицинский работник, обязанный оказывать помощь больным, включая любых лиц, имеющих диплом врача, а также фельдшер, медицинская сестра, акушерка.
Субъективная сторона характеризуется виной в форме неосторожности.
Частью 2 ст. 124 УК РФ предусмотрено два квалифицирующих признака: 1) причинение по неосторожности смерти больному и 2) причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью. Оба эти признака охарактеризованы ранее применительно к соответствующим составам преступлений.
§ 4. Преступления, ставящие в опасность жизнь или здоровье
Преступления, ставящие в опасность жизнь или здоровье, – это посягающие на безопасность указанных физических благ личности общественно опасные деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 116,119,120, ч. 1 ст. 122, ч. 1 и 2 ст. 123, ст. 125 УК РФ.
Уголовная ответственность за эти преступления связана не с причинением смерти или вреда здоровью, а лишь с опасностью причинения такого вреда. Новой в данной подгруппе является норма, содержащаяся в ст. 120 УК РФ, которой установлена ответственность за понуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации.
Непосредственным объектом этих преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и (или) здоровья другого человека.
Побои (ст.116 УК РФ)
В данной статье предусматривается ответственность:
1) за нанесение не только побоев, но и за совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль;
2) лишь при условии, что указанные действия не повлекли последствий в виде вреда здоровью, даже легкого.
Объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие защиту телесной неприкосновенности, а также безопасность здоровья другого человека.
Объективная сторона данного преступления выражается только в действиях – побоях и иных насильственных действиях, причинивших физическую боль. Содержание того и другого раскрыто при освещении объективной стороны состава преступления истязания.
Субъект данного преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона рассматриваемого деяния характеризуется прямым умыслом.
Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
(СТ.119 УК РФ)
Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья другого человека.
Объективная сторона выражается в действии – угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Такая угроза характеризуется двумя обязательными признаками. Первый состоит в устрашении другого человека причинением ему смерти или тяжкого вреда его здоровью, а второй – в наличии оснований опасаться осуществления этой угрозы. Последний признак оценочный, определяемый на основе анализа и оценок всех фактических обстоятельств содеянного, в частности взаимоотношений угрожающего с потерпевшим, личности виновного, его предшествовавшего поведения и т.д.
Оконченным это преступление является с момента выражения угрозы.
Субъект преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.
Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ)
Включение данной нормы в новый УК обусловлено развитием медицины и возникающими в связи с этим посягательствами на личность с целью получения необходимых органов и тканей для пересадки нуждающимся.
Объектом этого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и (или) здоровья другого человека.
Объективная сторона состоит в понуждении потерпевшего к изъятию его органов или тканей для трансплантации с применением физического насилия либо угрозы ее применения. Для оконченного состава этого преступления достаточно самого факта домогательств путем физического насилия или угрозы расправой для достижения указанных целей. Когда же орган или ткани изъяты путем насилия или угроз его применения, ответственность наступает по совокупности преступлений: по ст. 120 УК РФ и соответствующей статье о причинении смерти или вреда здоровью в зависимости от наступившего результата. В некоторых случаях это преступление может оказаться покушением на убийство, предусмотренное п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если будет доказан прямой умысел на причинение смерти реципиенту.
Субъект преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет. Это может быть лицо, нуждающееся в трансплантации, его родственники, медицинские работники. С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 120 УК РФ, характеризуется только прямым умыслом – лицо действует с целью, определенной в диспозиции этой статьи.
Частью 2 ст. 120 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака: 1) нахождение лица заведомо для виновного в беспомощном состоянии и 2) нахождение лица в материальной или иной зависимости от виновного. Содержание первого из этих признаков раскрыто при освещении одноименного квалифицирующего признака убийства, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК . Второй из названных признаков имеет место при наличии зависимости потерпевшего от виновного: материальной, состоящей, например, в нахождении потерпевшего на иждивении виновного, или иной, в частности служебной.
Заведомое поставление другого лица в опасность заражения
ВИЧ-инфекцней (ч. 1 ст. 122 УК РФ)
Объект этого преступления – общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья другого человека.
Объективная сторона выражается в деянии – поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Деяние может проявляться в действии, например в активном вступлении больного ВИЧ-инфекцией в контакт с другим лицом, либо в бездействии, в частности в несообщении больным о наличии у него ВИЧ-инфекции лицам, находящимся с ним в повседневных контактах, – членам семьи, сослуживцам, знакомым, в несоблюдении правил гигиены медицинским работником, контактирующим как с лицами, зараженными ВИЧ-инфекцией, так и со здоровыми, и т.д.
Субъект данного преступления не отличается от охарактеризованного ранее субъекта преступления заражения ВИЧ-инфекцией, ответственность за которое установлена ч. 2, 3 и 4 ст. 122 УК РФ.
Субъективная сторона рассматриваемого деяния характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что, во-первых, он болен ВИЧ-инфекцией или может быть переносчиком этой болезни иным путем, во-вторых, ставит в опасность заражения ею другое лицо, в-третьих, поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией является общественно опасным, и желает поставить другое лицо в указанную опасность.
Незаконное производство аборта (ч. 1 и 2 ст. 123 УК РФ)
Объектом незаконного производства аборта, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 123 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и (или) здоровья беременной женщины.
Объективная сторона этих видов незаконного производства аборта состоит в действиях, направленных на прерывание беременности другим человеком, при отсутствии последствий в виде причинения смерти потерпевшей или тяжкого вреда ее здоровью.
Субъект рассматриваемых видов незаконного аборта – лицо, достигшее 16-ти лет и не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля.
Субъективная сторона незаконного аборта, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 123 УК РФ, выражается в прямом умысле.
Оставление в опасности (ст. 125 УК РФ)
Наличие этой статьи в УК настраивает граждан на взаимопомощь, и ее предупредительное значение представляется несомненным.
Объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья Другого человека.
Потерпевшим от преступления, ответственность за которое установлена ст. 125 УК РФ, является лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенное возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности.
Объективная сторона выражается в деянии, состоящем в бездействии – оставлении без помощи потерпевшего при наличии, во-первых, возможности оказать ему помощь и, во-вторых – альтернативно – обязанности иметь заботу об этом лице либо факта поставления его в опасное для жизни или здоровья состояние самим виновным.
Субъект этого преступления специальный – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет, которое альтернативно обязано иметь заботу о потерпевшем либо само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что:
1) оставляет без помощи другое лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии;
2) это лицо лишено возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности;
3) имеет возможность оказать помощь;
4) обязан иметь заботу о потерпевшем либо сам поставил потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние;
5) такое бездействие представляет общественную опасность, и желает при наличии перечисленных обстоятельств бездействовать.
Глава XXV ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ,
ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ
Глава 17 УК РФ включает нормы об ответственности за две группы преступлений:
1) против личной свободы (ст. 126-128);
2) против чести и достоинства (ст. 129-130).
§ 1. Преступления против личной свободы
Преступлениями против личной свободы признаются наказуемые в соответствии со ст. 126-128 УК РФ деяния, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие право человека произвольно перемещаться и определять место своего нахождения, если иное прямо не предусмотрено законом.
Похищение человека (ст. 126 УК РФ)
Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие законное право человека произвольно перемещаться и определять место своего нахождения. Ответственность за посягательство на данный объект усилена Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в статью 126 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 9 февраля 1999 г. № 24-ФЗ*.

*См.: Российская газета. 1999.12 февраля.

Объективная сторона данного состава преступления характеризуется действиями, которые могут выражаться в различных конкретных формах похищения и последующего лишения свободы. Потерпевший может быть похищен путем захвата, обмана с изоляцией от внешнего мира и т.п. Похищение и последующее лишение свободы может сопровождаться совершением других преступных действий: угрозой лишить жизни, истязанием, изнасилованием и др. Объективная сторона может включать и физическое или психическое принуждение потерпевшего к совершению действий, которые направлены на достижение цели преступления, например получение выкупа за освобождение, а также действий, которые сами по себе содержат состав преступления, например избиение других похищенных и удерживаемых лиц.
Субъектом похищения человека может быть любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
Субъективная сторона – вина в форме прямого умысла, когда виновный осознает, что он похищает человека, действуя вопреки его воле, и желает этого. Цели и мотивы преступления на квалификацию деяния не влияют, за исключением корыстного мотива, являющегося отягчающим обстоятельством (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК ).
В ч. 2 ст. 126 УК РФ установлена ответственность за похищение человека с квалифицирующими признаками. К ним относятся совершение похищения:
1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»);
2) неоднократно (п. «б»);
3) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в»);
4) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»);
5) в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «д»);
6) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е»);
7) в отношении двух или более лиц (п. «ж»);
8) из корыстных побуждений (п. «з»).
К особо квалифицирующим признакам похищения человека, согласно ч. 3 ст. 126 УК РФ, альтернативно относятся: 1) совершение этого деяния организованной группой (п. «а»); 2) совершение того же деяния лицом, ранее судимым за преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также за незаконное лишение свободы или захват заложника (п. «б»), 3) наступившие по неосторожности последствия в виде смерти потерпевшего или иные тяжкие последствия (п. «в»).
В тех случаях, когда отягчающее обстоятельство не охватывает полностью действий, совершенных виновными, они подлежат самостоятельной квалификации. Например, если при похищении человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо оружия или предметов, используемых в качестве оружия, будут установлены признаки истязания или наличие огнестрельного оружия, действия квалифицируются соответственно по п. «в» или «г» ч. 2 ст. 126 и ст. 117 или 222 УК РФ.
Согласно примечанию к ст. 126 УК РФ лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится состава иного преступления. Следует, однако, учитывать, что в этом случае в действиях виновного практически всегда формально содержится состав незаконного лишения свободы как наиболее общей формы преступного посягательства на личную свободу.
Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления совпадает с непосредственным объектом похищения человека. Это смежные преступления, поэтому в ч. 1 ст. 127 УК РФ речь идет о незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением.
Объективная сторона преступления выражается только в действиях, состоящих в незаконном лишении лица свободы передвижения, выбора им места нахождения, общения с другими лицами. Потерпевший может удерживаться в помещении, на определенной территории под охраной, в передвигающемся транспортном средстве и т.п. Действия виновного характеризуются незаконностью, а также применением к потерпевшему физического или психического насилия либо того и другого одновременно, что приводит к подавлению его воли и желания покинуть определенное ему место пребывания. Свободно выраженное согласие потерпевшего на нахождение в определенном месте по договоренности исключает состав рассматриваемого преступления. Продолжительность незаконного лишения свободы для применения ст. 127 УК РФ не имеет значения.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона – только прямой умысел, когда виновный осознает, что он незаконно лишает потерпевшего свободы вопреки его желанию, и желает этого.
В ч. 2 ст. 127 УК РФ к обстоятельствам, отягчающим незаконное лишение свободы, отнесены совершение его: группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); неоднократно (п. «б»); с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в»); с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»); в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «д»), в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е»); в отношении двух или более лиц (п. «ж»),
К особо отягчающим обстоятельствам незаконного лишения свободы альтернативно относятся: 1) совершение деяния организованной группой; 2) причинение по неосторожности смерти потерпевшему или иных тяжких последствий (ч 3 ст. 127 УК РФ).
Незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ)
Уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрическую больницу заведомо здорового лица впервые была установлена в 1988 г. (ст. 1262 УК РСФСР). Криминализация данного деяния явилась официальной реакцией на протесты международных организаций против нарушений прав человека в СССР с использованием возможностей психиатрии.
Непосредственный объект данного преступления совпадает с непосредственным объектом похищения человека и незаконного лишения свободы.
Объективная сторона этого преступления выражается в действиях, состоящих в незаконном помещении лица в психиатрический стационар. В соответствии с Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» недобровольная госпитализация (без согласия больного или его законного представителя) в психиатрический стационар возможна только при наличии соответствующего заключения комиссии врачей-психиатров и по постановлению судьи (ст. 29 и ЗЗ)*. Следовательно, объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется нарушением установленного порядка помещения лиц, страдающих психическими расстройствами, в стационар. Конкретные формы и поводы помещения лица, не нуждающегося в лечении в психиатрическом стационаре, могут быть самыми различными. Важно установить, что лицо не нуждалось в таком лечении и оказалось в психиатрическом стационаре незаконным путем.

*См.: О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании Постатейный комментарий к Закону России / Под ред. С.В. Бородина, В П. Котова. М., 1993. С. 155-161, 172-184.

Из упомянутого Закона об оказании психиатрической помощи и ст. 99-101 УК РФ вытекает, что любое лечение лиц, страдающих психическими расстройствами, осуществляется амбулаторно либо в стационаре. Психиатрические отделения при больницах иного профиля и психиатрические клиники при научно-исследовательских учреждениях (например, им. Сербского, им. Ганнушкина) также являются стационарами. Лица, отбывающие наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, и заболевшие психическим расстройством, лечатся либо амбулаторно, либо в стационарах. Поэтому упоминание в ст. 128 УК РФ об иных лечебных заведениях закрытого типа нам представляется излишним.
Оконченным данное преступление считается с момента помещения потерпевшего в психиатрический стационар.
По ст. 128 УК РФ следует квалифицировать и незаконное продление срока пребывания лица в психиатрическом стационаре, когда необходимость в этом уже миновала.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-ти лет. С учетом усложнения процедуры помещения в психиатрический стационар по новому законодательству круг субъектов преступления может быть самым различным: от родственников и иных заинтересованных лиц до любых работников психиатрических стационаров, включая врачей-психиатров, а также судей и иных должностных лиц.
С субъективной стороны данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом.
По ч. 2 ст. 128 УК РФ отягчающими обстоятельствами этого преступления признаются: совершение его лицом с использованием своего служебного положения; причинение по неосторожности смерти потерпевшему или иных тяжких последствий.
§ 2. Преступления против чести и достоинства
В преамбуле Всеобщей декларации прав человека ООН говорится, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира*.

*См.: Международное право в документах. М , 1982. С. 302.

В соответствии со ст. 21 и 23 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления, никто не должен подвергаться обращению, унижающему человеческое достоинство, каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени*.

*См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1994. С. 64.

Честь – это внутреннее нравственное достоинство, доблесть, честность, благородство и чистая совесть*.

*См.: Даль В Толковый словарь. М , 1955 Т. IV. С. 599.

Под достоинством личности понимается осознание самим человеком и окружающими факта обладания неопороченными нравственными и интеллектуальными качествами. Достоинство личности определяется не только самооценкой субъекта, но и совокупностью объективных качеств человека, характеризующих его репутацию в обществе: благоразумие и здравый смысл, мировоззрение и нравственные установки, образование и уровень знаний, обладание способностями и социально полезными навыками, соблюдение общепринятых правил поведения и достойный образ жизни и т.п.
Честь и достоинство личности, как и подчеркивается в ст. 150 ГК РФ, неотчуждаемы и непередаваемы другим способом и принадлежат гражданину от рождения. Они неразрывно связаны между собой, являются нематериальными благами и характеризуют духовный мир человека. Эти качества в принципе свойственны любому человеку, но осознаются они по-разному. Однако уголовный закон защищает честь и достоинство каждого гражданина в равной степени, предоставляя, правда, в некоторых случаях человеку самому решать, задеты в конкретном случае его честь и достоинство или нет.
Преступления против чести и достоинства – это предусмотренные ст. 129 и 130 УК РФ деяния, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие право человека на самоуважение (честь) и уважение общества (достоинство).
Клевета (ст. 129 УК РФ)
Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129, является общественное отношение, обеспечивающее честь человека, ч. 2 – еще и достоинство, а ч. 3 – указанные социальные ценности альтернативно или одновременно. Под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, унижающих честь и достоинство лица или подрывающих его репутацию (ч. 1 ст. 129 УК РФ).
Объективная сторона выражается в активном действии, состоящем в распространении заведомо ложных, т.е. явно не соответствующих действительности сведений, что очевидно для самого субъекта преступления. Сведения могут быть распространены в любой форме: устно, письменно или в виде изображения. Для признания сведений клеветой достаточно сообщения их хотя бы одному человеку. Сами сведения должны быть конкретными и содержать факты, подлежащие проверке. Оценочные суждения, например такие как «плохой человек», недостаточны для признания их клеветой. По содержанию они должны унижать честь и достоинство (один самостоятельный элемент) или подрывать репутацию потерпевшего (другой). Унизить честь и достоинство – значит умалить их в представлении других людей.
Репутация – общественное признание добропорядочности лица и осознание этого факта последним. Подорвать можно лишь «высокую» или «хорошую» репутацию, хотя бы в представлении самого лица, которое считает себя оклеветанным.
Оконченным преступление следует считать в момент распространения заведомо ложных сведений.
При наступлении для потерпевшего каких-то иных неблагоприятных последствий последние учитываются судом при назначении виновному наказания как обстоятельства, отягчающие наказание.
Субъектом клеветы может быть любое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления выражается только в прямом умысле. При оценке субъективной стороны должно быть установлено, что виновный осознавал ложность распространяемых сведений, что они унижают потерпевшего, подрывают его репутацию. Автором ложных сведений может быть как сам клеветник, так и другое лицо, выступающее в качестве распространителя. Если же лицо, распространяющее какие-то сведения о другом человеке, уверено, что они соответствуют действительности, хотя таковыми не являются, это лицо не совершает рассматриваемого преступления.
Неустановление мотива клеветы не является препятствием для ее квалификации по ч. 1 ст. 129 УК РФ. По УПК РСФСР дела о клевете без отягчающих обстоятельств являются делами частного обвинения (ч. 1 ст. 129 УК РФ). Они могут быть возбуждены лишь по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения сторон, но только до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора (ст. 27 УПК РСФСР).
В ч. 2 ст. 129 УК РФ предусматриваются такие квалифицирующие признаки клеветы, как обнародование ее в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Здесь нет усиления ответственности при наличии прежней судимости, а также изложения ее в анонимном письме. Таким образом, признаком, квалифицирующим клевету, является публичность клеветы, т.е. доведение ее до сведения посторонних (помимо виновного и потерпевшего) лиц.
Особо квалифицирующим признаком клеветы является соединение ее с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129 УК РФ).
Оскорбление (ст. 130 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления по содержанию и структуре совпадает с непосредственным объектом клеветы.
Объективная сторона может быть выражена только в действиях, которые унижают честь и достоинство другого лица в неприличной форме. Оскорбление – это прежде всего нанесение обиды. Неприличность оскорбления – оценочное понятие, определяемое первоначально потерпевшим, а затем правоприменителем с учетом господствующих в обществе представлений о допустимых формах негативной оценки свойств личности другого человека. Оскорбительные действия могут быть выражены: устно – в виде ругательств, нецензурных или иных обидных прозвищ; письменно – в виде писем или записок неприличного содержания; в телодвижениях – в виде пощечин, плевков в лицо, а также выстригания клока волос на голове, обмазывания потерпевшей или ворот ее дома смолой (в некоторых местностях так позорят девушек, приписывая им добрачные связи). Общим здесь является отрицательная оценка личных качеств потерпевшего в неприличной форме, противоречащей принятым в обществе правилам поведения. Оскорбление может быть направлено только против конкретного другого лица. Чаще всего оскорбление наносится непосредственно оскорбляемому, но может быть нанесено и по телефону, записано на магнитную ленту или видеопленку и передано потерпевшему, например, под видом записи песни или фильма.
Оскорбление может быть нанесено заочно в присутствии других лиц с расчетом на то, что потерпевший об этом узнает. Необходимо подчеркнуть, что для состава оскорбления не имеет значения, соответствует ли словесно нанесенная обида действительности или нет, важно выражение ее в неприличной форме. Оконченным преступлением оскорбление считается с момента его нанесения, а в некоторых случаях, когда потерпевшему стало об этом известно позднее (например, при передаче магнитной ленты под видом записи песни), – с момента восприятия оскорбления потерпевшим.
Субъектом оскорбления может быть любое лицо, достигшее шестнадцати лет.
Субъективная сторона при оскорблении проявляется только в прямом умысле, когда виновный осознает, что он унижает честь и достоинство другого человека. Именно по направленности умысла следует отличать оскорбление от побоев и хулиганства, в последнем случае также имеет значение мотив преступления.
Часть 2 ст. 130 УК РФ предусматривает оскорбление в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Признаком, квалифицирующим оскорбление, является публичность, т.е. доведение его до всеобщего сведения.
Дела об оскорблении так же, как и дела о клевете (ч. 1 ст. 129 УК РФ), по УПК РСФСР относятся к делам частного обвинения.
Глава XXVI
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности – это предусмотренные ст. 131-135 УК РФ деяния, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие законное право совершеннолетнего лица на произвольную реализацию своих сексуальных потребностей (половую свободу) и право на безопасное сексуальное развитие несовершеннолетних (половая неприкосновенность).
Ответственность за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности предусмотрена в гл. 18 УК РФ, которая содержит нормы об ответственности за изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134), и развратные действия (ст. 135).
Единственным общим признаком всех преступлений, нормы об ответственности за которые помещены в главу 18 УК РФ, является родовой объект посягательства – общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность и половую свободу личности.
Изнасилование (ст. 131 УК РФ)
Изнасилование является одним из наиболее опасных преступлений, включенных в эту главу. Согласно ст. 15 УК РФ оно признается тяжким преступлением, а изнасилование, ответственность за которое установлена ч. 3 ст. 131 УК , – особо тяжким преступлением.
Изнасилование определено в ч. 1 ст. 131 УК РФ как «половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей». В УК РФ закреплено, что данная угроза является признаком изнасилования, когда предполагается ее реализация в отношении не только потерпевшей, но и другого лица. Аналогично насилие представляет собой признак изнасилования тогда, когда оно применено как к потерпевшей, так и к другому лицу.
Изнасилование посягает на два непосредственных объекта. Первый объект, соответствующий родовому, – общественные отношения, обеспечивающие половую свободу женщины, а при посягательстве на потерпевшую, не достигшую четырнадцатилетнего возраста, – еще и общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность.
Второй непосредственный объект альтернативен. Им являются: при применении насилия – общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности; при угрозе применения насилия – обеспечивающие безопасность этих благ личности; при использовании беспомощного состояния потерпевшей – обеспечивающие телесную неприкосновенность или свободу; при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью -обеспечивающие безопасность жизни или здоровья; при заражении потерпевшей венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией – обеспечивающие здоровье; при причинении по неосторожности смерти – обеспечивающие жизнь личности.
Потерпевшей от изнасилования признается женщина, с которой совершается половой акт. Причем насилие или угроза таковым могут быть применены как к ней, так и к другим лицам. В качестве последних могут выступать лица, в судьбе которых потерпевшая заинтересована, а также лица, которые препятствуют или – способны воспрепятствовать совершению полового сношения с потерпевшей.
Объективная сторона основного состава преступления изнасилования, предусмотренного ч. 1 ст. 131 УК РФ, характеризуется двумя действиями, каждое из которых представляет собой посягательство на соответствующий объект. Одним действием характеризуется объективная сторона только изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
Посягательство на первый из объектов изнасилования выражается в половом сношении с потерпевшей. Половое сношение – это естественный половой акт, который с позиции его уголовно-правового, а не физиологического значения является оконченным с момента его начала. По УК РФ так называемый противоестественный половой акт относится к иным действиям сексуального характера, являющимся признаком состава преступления насильственных действий сексуального характера, предусмотренного ст. 132 УК .
Посягательство на второй объект проявляется в применении насилия либо угрозы таковым либо в использовании беспомощного состояния потерпевшей.
Насилие – это общественно опасное противоправное воздействие на организм другого человека, осуществленное против его воли. Под насилием понимается только физическое насилие.
Угроза применения насилия – это устрашение потерпевшей применением физического насилия. Причем в основном составе преступления изнасилования она не должна достигать степени интенсивности, присущей угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, поскольку последняя является квалифицирующим признаком изнасилования, ответственность за которое предус мотрена п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ.
При изнасиловании насилие может быть применено к потерпевшей или к другим лицам, а угроза – представлять собой запугивание применением такого; насилия как к потерпевшей, так и к другим лицам.
Насилие и угроза его применения является средством преодоления действительного или возможного сопротивления потерпевшей совершению с ней полового сношения.
Использование беспомощного состояния потерпевшей – это использование ее бессознательного состояния или физической неспособности оказать сопротивление, что вызвано расстройством ее душевной деятельности, сильным опьянением, болезненным состоянием, физическими недостатками и т.п.
Субъект изнасилования – физическое лицо мужского пола, достигшее 14-ти лет. Женщина, если она преодолевает сопротивление потерпевшей, может выступать в качестве соисполнителя изнасилования.
Субъективная сторона изнасилования характеризуется прямым умыслом и сексуальным мотивом. Виновный осознает, что совершает половое сношение с применением физического насилия, угрозы таковым или с использованием беспомощного состояния потерпевшей, и желает этого. Хотя в законе сексуальный мотив как признак данного состава преступления не указан, его наличие необходимо, поскольку позволяет отграничить покушение на изнасилование от хулиганства.
Квалифицирующими признаками изнасилования, предусмотренными ч. 2 ст. 131 УК РФ, являются:
совершение изнасилования неоднократно или лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера (п. «а»);
совершение изнасилования группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «б»);
совершение этого преступления с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам (п. «в»);
совершение изнасилования, повлекшего заражение потерпевшей венерическим заболеванием (п. «г»);
изнасилование заведомо несовершеннолетней (п. «д»).
Под неоднократностью понимается совершение изнасилования лицом, ранее совершившим изнасилование, за которое оно не было осуждено и не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности.
По п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ квалифицируется также изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера, за которые оно не было осуждено и не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности.
Совершенным группой лиц изнасилование признается в случаях, если в его процессе участвовали два лица или более, каждое из которых являлось вменяемым и достигшим 14-ти лет и осуществило любое из действий, образующих объективную сторону данного преступления, описанных в ч. 1 ст. 131 УК , и которые действовали совместно и согласованно при наличии сговора между ними во время совершения изнасилования. Если сговор состоялся до начала изнасилования, то последнее признается совершенным по предварительному сговору группой лиц. Совершенным организованной группой изнасилование является тогда, когда оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, в число которых включено изнасилование.
Угроза убийством – это запугивание причинением смерти, а угроза причинением тяжкого вреда здоровью – устрашение причинением такого вреда.
При установлении особой жестокости как квалифицирующего признака изнасилования ориентиром может служить ее определение применительно к умышленному убийству, содержащееся в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве»*. Особая жестокость является квалифицирующим признаком изнасилования, когда она имеет место по отношению к потерпевшей или другому лицу, например изнасилование совершается на глазах жениха или мужа, и охватывается сознанием виновного.

*См.- Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993, № 2. С. 5.

Заражение потерпевшей венерической болезнью является квалифицирующим признаком изнасилования при условии знания виновным о наличии у него такой болезни, ибо указанное заражение рассматривается в качестве самостоятельного преступления, предусмотренного ст. 121 УК РФ, лишь тогда, когда виновный знал о наличии у него этой болезни.
Изнасилование заведомо несовершеннолетней представляет собой квалифицирующий признак данного преступления в случаях, когда совершено изнасилование потерпевшей в возрасте от 14-ти до 18-ти лет и виновный знал о ее несовершеннолетии. Если потерпевшая являлась взрослой, но виновный ошибочно, полагал, что она не достигла совершеннолетия, содеянное квалифицируется как покушение на изнасилование несовершеннолетней.
Особо квалифицирующими признаками изнасилования, предусмотренными ч. 3 ст. 131 УК РФ, являются:
совершение изнасилования, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей (п. «а»);
совершение изнасилования, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда ее здоровью, заражение се ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия (п. «б»),
изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. «в»).
Причинение в результате изнасилования по неосторожности смерти потерпевшей полностью охватывается ч. 3 ст. 131 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 109 УК не требует. В случае же, когда при изнасиловании совершается умышленное убийство потерпевшей или другого лица, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений: по ч. 3 ст. 131 и ст. 105 УК .
Под причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей понимается предусмотренное ст. 111 УК РФ причинение указанного вреда. По п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ квалифицируется только неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью.
Заражение потерпевшей ВИЧ-инфекцией признается особо квалифицирующим признаком изнасилования, если виновный знал о наличии у него такой инфекции, ибо названное заражение является самостоятельным преступлением, предусмотренным ч. 2, 3 и 4 ст. 122 УК РФ, только при условии знания виновным о наличии у него этой болезни.
К иным тяжким последствиям изнасилования, как это следует из содержания п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании», относятся, например, самоубийство потерпевшей, душевная болезнь, последовавшие в результате изнасилования*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1992. № 7. С. 8.

Изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей 14-ти лет, может рассматриваться как особо квалифицирующий признак данного преступления тогда, когда совершено изнасилование потерпевшей в возрасте до 14-ти лет и виновный знал об этом. Если потерпевшая достигла такого возраста, но виновный ошибался, полагая, что ей еще не исполнилось 14 лет, то деяние квалифицируется как покушение на изнасилование потерпевшей, не достигшей указанного возраста.
Насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ)
Насильственные действия сексуального характера в соответствии со ст. 15 УК признаются тяжким преступлением, а деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 132 УК РФ, – особо тяжким преступлением.
Данный вид преступления определен в ч. 1 ст. 132 УК РФ как «мужеложество, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей)».
Под насильственными действиями сексуального характера, включая насильственные мужеложество и лесбиянство, необходимо понимать любые насильственные действия, возбуждающие и (или) реализующие половую страсть, за исключением насильственного естественного полового акта, представляющего собой изнасилование.
Мужеложество – мужской гомосексуализм – это половое сношение мужчины с мужчиной*, выражающееся во введении полового органа одного мужчины в анальное отверстие другого мужчины.

*См. Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1987. С. 843

Лесбиянство – женский гомосексуализм (сапфизм, трибалия) – форма половых извращений между женщинами*, состоящих в совершении самых разнообразных действий сексуального характера.

*См.. Там же. С. 704.

Иные действия сексуального характера – это различные сексуальные действия между мужчиной и женщиной или между мужчинами, кроме соответственно естественного полового акта и мужеложества.
Рассматриваемое преступление, как и изнасилование, посягает на два непосредственных объекта. Первым из них, соответствующим родовому объекту, являются общественные отношения, обеспечивающие половую свободу мужчины – при мужеложестве, женщины – при лесбиянстве, женщины или мужчины – при иных сексуальных действиях, а при посягательстве на лицо, не достигшее шестнадцатилетнего возраста, – еще и на общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность.
Второй непосредственный объект этого преступления полностью совпадает со вторым непосредственным объектом изнасилования.
Потерпевшими от рассматриваемого преступления могут быть лица женского или мужского пола, в отношении которых совершаются лесбиянство, мужеложество или иные действия сексуального характера, а также другие лица, которые препятствуют или могут воспрепятствовать совершению перечисленных действий.
Моментом окончания любого из указанных сексуальных действий в их уголов-но-правовом, а не физиологическом, значении является начало таких действий.
Субъект данного преступления – лицо, достигшее четырнадцати лет. Субъектом мужеложества является только мужчина, лесбиянства – только женщина, иных действий сексуального характера – мужчина или женщина. В качестве соисполнителей, применяющих лишь физическое насилие или угрозу таковым, но не совершающих действий сексуального характера, может выступать лицо любого пола.
Другие, кроме обрисованных, признаки основного, квалифицированных и особо квалифицированных составов насильственных действий сексуального характера полностью совпадают с соответствующими признаками составов изнасилования, содержание которых раскрыто ранее.
Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления альтернативен. Им являются общественные отношения, обеспечивающие: половую свободу женщины – при понуждении к половому сношению или лесбиянству; половую свободу мужчины – при мужеложестве; половую свободу женщины или мужчины – при понуждении к совершению иных действий сексуального характера. При понуждении к таким действиям лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, непосредственным объектом являются еще и общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность женщины или мужчины. При указанном понуждении с использованием материальной или иной зависимости непосредственным объектом является половая свобода или еще и половая неприкосновенность.
Второй непосредственный объект факультативен. Им являются общественные отношения, обеспечивающие честь и достоинство личности, – при понуждении путем шантажа, либо отношения собственности по поводу имущества, не связанные с порядком распределения материальных благ, – при понуждении путем угрозы уничтожением или повреждением имущества, или связанные с этим порядком – при понуждении путем угрозы изъятием имущества.
Потерпевшим от рассматриваемого преступления может быть лицо женского или мужского пола, причем при понуждении с использованием материальной или иной зависимости – находящееся в такой зависимости. Иная – это зависимость в силу служебного, должностного или социального положения, позволяющая виновному влиять на реализацию интересов потерпевшей или потерпевшего.
Объективная сторона всегда выражается в понуждении другого лица к половому сношению, мужеложеству, лесбиянству или к совершению иных действий сексуального характера, то есть в противоправном воздействии на другое лицо, чтобы склонить его к совершению любого из перечисленных действий.
С объективной стороны понуждение с использованием материальной или иной зависимости характеризуется понуждением к совершению какого-либо из указанных действий и преступление является оконченным с момента такого понуждения.
При понуждении путем шантажа или угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества объективную сторону данного преступления характеризуют два действия: обрисованное понуждение и альтернативно шантаж или указанная угроза.
Шантаж – это угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, могущих причинить существенный ущерб правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества – это запугивание потерпевшего причинением имущественного вреда.
Шантаж и угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества представляют собой средство понуждения другого лица к половому сношению, мужеложеству, лесбиянству или к совершению иных действий сексуального характера.
Понуждение к совершению любого из перечисленных сексуальных действий путем шантажа или угрозы уничтожением или повреждением имущества является оконченным с момента совершения двух действий – указанного понуждения и шантажа либо названной угрозы.
Субъект преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. При понуждении к половому сношению или мужеложеству – это мужчина, лесбиянству – женщина, совершению иных действий сексуального характера – мужчина или женщина.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ)
В первоначальной редакции ст. 134 УК РФ предусматривалась ответственность за совершение указанных действий с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Федеральным законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 2 июня 1998 г. № 92-ФЗ* (п. 5 ст. 1) этот возраст снижен до четырнадцати лет.

*См.: Российская газета. 1998. 27 июня.

Непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность личности.
Потерпевшим от этого преступления может быть лицо женского или мужского пола в возрасте до четырнадцати лет.
Объективная сторона выражается в добровольном половом сношении. Оконченным это преступление считается с момента начала полового акта.
Субъект данного преступления – лицо мужского или женского пола, достигшее восемнадцати лет.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновное лицо осознает, что совершает половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, которое не достигло четырнадцатилетнего возраста, и желает этого.
Развратные действия (ст. 135 УК РФ)
Непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность личности.
Потерпевшим этого преступления может быть лицо мужского или женского пола, не достигшее четырнадцатилетнего возраста.
Объективная сторона характеризуется совершением развратных действий без применения насилия, то есть добровольным совершением действий сексуального характера, кроме полового сношения. Оконченным это преступление является с момента начала развратного действия.
Субъект – лицо мужского или женского пола, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Виновное лицо осознает, что совершает развратные действия с лицом, не достигшим четырнадцати лет, и желает этого.
Глава XXVII
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина – это деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 136-149 главы 19 УК РФ, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие права и свободы, закрепленные в Конституции РФ, за исключением тех конституционных прав и свобод, посягательства на которые образуют составы иных преступлений.
Единственным общим признаком всех преступлений, нормы об ответственности за которые помещены в гл. 19 УК РФ, является родовой объект посягательства – общественные отношения, обеспечивающие конституционные права и свободы человека и гражданина.
По непосредственному объекту как основанию классификации эти преступления возможно разделить на три группы:
1) против политических прав и свобод граждан (ст. 136,141,142,149 УК РФ);
2) против основных социальных прав и свобод граждан (ст. 143-145, 145', 146-147);
3) против личных прав и свобод граждан (ст. 137-140, 148). Конституционные права и свободы человека и гражданина охраняются также нормами, содержащимися не только в гл. 19, но и в иных главах УК РФ. Так, право на жизнь (ст. 20 Конституции РФ) охраняется нормами гл. 16 УК РФ (ст. 105-110), право частной собственности – гл. 21 (ст. 158-168).
§ 1. Преступления против политических прав и свобод граждан
Нарушение равноправия граждан (ст. 136 УК РФ)
Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие равноправие граждан и их права. Равноправие граждан закреплено в ст. 19 Конституции РФ 1993 г. Пункт 1 этой статьи гласит, что «все равны перед законом и судом», а в п. 2 провозглашается, в частности, что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». С учетом содержащегося в п. 1 ст. 15 Конституции РФ положения, согласно которому «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации», необходимо считать недействующими ст. 30 Закона РСФСР от 30 октября 1990 г. «О статусе народного депутата местного Совета народных депутатов РСФСР»* и ст. 39 Закона РФ от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации»**, поскольку этими нормами предусмотрены противоречащие ст. 19 Конституции РФ обусловленные должностным положением привилегии депутатов местных представительных органов законодательной власти и прокуроров, состоящие в установлении статуса неприкосновенности этих категорий граждан РФ. В соответствии с Конституцией РФ статусом неприкосновенности обладают лишь Президент РФ (ст. 91), члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ в течение всего срока их полномочий (ст. 98), а также судьи (ст. 122).

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совете РСФСР. 1990. № 23.ст. 279.
**См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 8.ст. 366.

Объективная сторона выражается в нарушении равноправия гражданина, могущим быть действием или бездействием, наступлении последствия в виде вреда его правам и законным интересам и причинной связи между деянием и последствием. Нарушение равноправия может проявиться в унижении чести и достоинства гражданина в зависимости от национальности, расы, религии, если это не сопряжено с возбуждением национальной, расовой или религиозной вражды, ответственность за которое предусмотрена ст. 282 УК РФ, либо в зависимости от происхождения, должностного положения и т.д., либо в лишении гражданина или в непредоставлении ему возможности реализовать свое право по обстоятельствам, указанным в ч. 1 ст. 136 УК РФ, или в создании ему препятствий к реализации этого права, например в увольнении с работы, отказе предоставить жилплощадь, административном задержании и т.д. Преступление является оконченным с момента причинения вреда правам и законным интересам гражданина.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла и мотивом. Содержанием мотива является побуждение нарушить равноправие гражданина из-за недоброжелательного отношения к его полу, расе, национальности, языку, происхождению, имущественному или должностному положению, месту жительства, отношению к религии, убеждениям или принадлежности к общественным объединениям.
В ч. 2 ст. 136 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак – совершение данного преступления лицом с использованием своего служебного положения. Субъект квалифицированного состава преступления нарушения равноправия граждан специальный. Им могут быть лица, указанные в примечании 1 к ст. 201 (выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации), а также в примечаниях 1-4 к ст. 285 УК РФ (должностное лицо; лицо, занимающее государственную должность РФ или субъекта РФ; государственный служащий или служащий органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц). Для квалификации деяния по ч. 2 ст. 136 УК РФ необходимо, чтобы виновный нарушил равноправие граждан, используя полномочия, предоставленные ему по служебному положению.
3 Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ)
Непосредственный объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие избирательные права граждан, их право участвовать в референдуме и регламентированную законом работу избирательных комиссий. Избирательные права граждан (избирать и быть избранными) закреплены в ст. 32 Конституции РФ. Потерпевшими от этого преступления могут быть кандидат на избрание, избиратель, член избирательной комиссии или комиссии по проведению референдума и их близкие.
Когда данное деяние совершается с применением насилия или угрозы таковым, то оно посягает еще и на второй непосредственный объект. При насилии им являются общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности, а при угрозе насилием – общественные отношения, обеспечивающие безопасность этих благ личности, а также жизни.
Объективная сторона выражается альтернативно в одном из трех деяний: 1) воспрепятствовании осуществлению гражданином своих избирательных прав; 2) воспрепятствовании осуществлению гражданином права участвовать в референдуме или 3) воспрепятствовании работе избирательной комиссии или комиссии по проведению референдума. Последнее может выражаться в создании препятствий работе члена избирательной комиссии или комиссии в целом. Преступление является оконченным с момента совершения любого из трех указанных действий.
Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет, Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. В ч. 2 ст. 141 УК РФ предусмотрены следующие шесть квалифицирующих признаков этого преступления: подкуп; обман; применение насилия; угроза применения насилия (п. «а»); совершение деяния с использованием виновным своего служебного положения (п. «б») и совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «в»).
Подкуп – это предоставление любых имущественных благ гражданину за неучастие в выборах или референдуме, либо члену избирательной комиссии за неучастие в работе избирательной комиссии, либо любому лицу за воспрепятствование работе избирательной комиссии.
Обман может быть активным – сообщение ложных сведений или пассивным – умолчание об истине и касаться различных фактических обстоятельств, в частности, о возможности быть избранным, о личности кандидата и т. д.
Под насилием понимается физическое насилие, как опасное, так и не опасное для жизни или здоровья потерпевшего, в том числе повлекшее причинение легкого вреда здоровью. Оно может выразиться и в ограничении его свободы. Если насилие повлекло умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или выразилось в истязании, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений: по ч. 2 ст. 141 и соответственно ст. 111, 112 или 117 УК РФ.
Угроза применения насилия – это запугивание потерпевшего применением к нему физического насилия. Она должна быть реальной. Моментом предполагаемой ее реализации может быть как настоящее, так и будущее время.
Совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения представляет собой квалифицирующий признак, аналогичный по содержанию одноименному признаку, предусмотренному ч. 2 ст. 136 УК РФ.
Содержание признака совершения данного преступления группой лиц по предварительному сговору определяется в ч. 2 ст. 35 УК РФ.
Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие права граждан на выборах и референдуме, тайну голосования и установление результатов голосования в точном соответствии с волей голосовавших.
Объективная сторона выражается альтернативно в одном из следующих четырех действий: 1) фальсификации избирательных документов или документов референдума; 2) неправильном подсчете голосов; 3) неправильном установлении результатов выборов или референдума; 4) нарушении тайны голосования.
Фальсификация избирательных документов или документов референдума представляет собой внесение ложных сведений в эти документы – списки избирателей или участников референдума, бюллетени для голосования и т.д.
Неправильный подсчет голосов – это завышение или занижение числа голосов, поданных за кого-то из кандидатов либо в пользу того или иного решения вопроса, вынесенного на референдум.
Неправильное установление результатов выборов или референдума выражается, в частности, в том, что в нарушение закона кандидат объявляется избранным или, наоборот, нёизбранным, выборы или результаты референдума объявляются действительными или, наоборот, недействительными* и т.п.

*См.: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М.: Юрид. лит., 1995. С.214.

Нарушение тайны голосования состоит в создании условий, позволяющих контролировать волеизъявление голосующих, например в установлении в кабинах для голосования специальной аппаратуры, визуально фиксирующей такое волеизъявление; в нанесении на бюллетени для голосования пометок, указывающих кому эти бюллетени выданы и т.д.
Преступление является оконченным с момента совершения любого из четырех перечисленных действий.
Субъект рассматриваемого преступления специальный. Им является член избирательной комиссии, инициативной группы или комиссии по проведению референдума.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149 УК РФ)
Данное преступление посягает на два непосредственных объекта. Первым объектом, соответствующим родовому, являются общественные отношения, обеспечивающие право граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий, пикетирования и на участие в них. В ст. 31 Конституции РФ закреплено, что «граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».
Второй непосредственный объект альтернативен. При насилии – это общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности; при угрозе насилием – общественные отношения, обеспечивающие безопасность этих благ личности, а также жизни; при совершении деяния должностным лицом – общественные отношения, обеспечивающие законную деятельность государственных органов, учреждений, организаций.
Объективная сторона выражается всегда в незаконном воспрепятствовании проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них. Оно может быть действием или бездействием и проявиться, например, в незаконных запрете должностным лицом проведения какого-либо из указанных мероприятий или непредоставлении тем же лицом помещения для проведения собрания и т.д.
Когда данное деяние совершается не должностным лицом, обязательным признаком его объективной стороны является альтернативно применение насилия или угрозы таковым. Содержание насилия и угрозы его применения то же, что и в составе преступления воспрепятствования осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий.
Насилие и угроза его применения являются средством воспрепятствования проведению указанных мероприятий или участию в них.
Рассматриваемое преступление, совершенное должностным лицом, считается оконченным с момента незаконного воспрепятствования, а в иных случаях – с момента совершения двух действий – такого воспрепятствования и альтернативно насилия или угрозы его применения.
Субъектом данного преступления, когда оно совершается с применением насилия или угрозы таковым, является любое лицо, достигшее 16-ти лет, а без применения указанных насилия или угрозы – должностное лицо.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
§ 2. Преступления против основных социальных прав и свобод граждан
Нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ)
Рассматриваемое преступление посягает на два непосредственных объекта. Первый объект, соответствующий родовому, – общественные отношения, обеспечивающие безопасные условия труда. Конституция РФ (п. 3 ст. 37) провозглашает, в частности, что «каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены».
Вторым непосредственным объектом данного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 143 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие здоровье личности, а предусмотренного ч. 2 этой статьи – обеспечивающие жизнь.
В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О практике рассмотрения судебных дел, связанных с нарушениями правил охраны труда и техники безопасности, и повышении роли судов в предупреждении этих правонарушений» от 30 мая 1967 г. (с изменениями, внесенными 30 марта 1973 г.) «потерпевшими в результате преступных нарушений правил охраны труда могут быть как работники предприятия (колхоза), так и иные лица, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством. В тех случаях, когда на производстве в результате нарушения правил техники безопасности причинен вред здоровью иных граждан, виновные в зависимости от характера преступных деяний несут ответственность по статьям о должностных преступлениях или преступлениях против личности»*.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1977. Ч. 2. М.: Известия, 1978 С. 319.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 143 УК РФ, выражается в нарушении правил техники безопасности или иных правил охраны труда, которое может быть действием или бездействием; последствии в виде тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека и причинной связи между указанными нарушением и последствием.
Данная норма бланкетная. Правила техники безопасности и иные правила охраны труда содержатся в различных законах и других нормативных актах*.

*См. Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б.В.Здравомыслова. С.234.

Субъект данного преступления специальный. Им является лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению правил охраны труда*. Эти обязанности должны быть юридически оформлены трудовым договором, приказом и т. п., и лицо должно засвидетельствовать знание их своей подписью.

*См. подробнее: Там же. С. 235.

Субъективная сторона характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия или небрежности.
В ч. 2 ст. 143 УК РФ предусмотрен один квалифицирующий признак – причинение в результате нарушения правил охраны труда по неосторожности смерти человека.
Воспрепятствование законной профессиональной деятельности
журналистов (ст. 144 УК РФ)
Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие законную профессиональную деятельность журналистов, свободную от внешних воздействий со стороны любых лиц или организаций. Конституция РФ гарантирует свободу мысли и слова (п. 1 ст. 29) и свободу массовой информации (п. 5 ст. 29).
Потерпевшим от данного преступления является журналист – лицо, находящееся в трудовых или иных договорных отношениях со средством массовой информации либо им уполномоченное, осуществляющее для него сбор, анализ, создание, редактирование или подготовку материалов. Средства массовой информации – это газеты, журналы, радио, телевидение, кино и другие.
Объективная сторона рассматриваемого состава преступления выражается в действии, препятствующем законной профессиональной деятельности журналистов, состоящем в принуждении журналиста к распространению или отказу от распространения информации. Принуждение может выражаться в разнообразных действиях, в частности в насилии, угрозе его применения к журналисту или его близким, запугивании уничтожением его имущества, увольнением и т.д. Распространение информации – это ее опубликование, оглашение, демонстрация.
Оконченным данное преступление является с момента принуждения к распространению или к отказу от распространения информации, независимо от того, была ли она впоследствии соответственно не распространена или распространена.
Субъект преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 144 УК РФ, – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: лицо осознает, что препятствует законной профессиональной деятельности журналиста путем принуждения его к распространению или отказу от распространения информации, и желает этого.
В ч. 2 ст. 144 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак – совершение данного преступления лицом с использованием своего служебного положения.
Субъект квалифицированного состава преступления воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов специальный. По своим признакам он полностью совпадает с субъектом квалифицированного состава преступления нарушения равноправия граждан, рассмотренного ранее.
Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие защиту материнства и детства. На основании п. 1 ст. 38 Конституции РФ «материнство и детство, семья находятся под защитой государства», на основании ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на труд, а согласно п. 3 ст. 19 Конституции РФ «мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации». Потерпевшей от этого преступления является беременная женщина или женщина, имеющая хотя бы одного ребенка, не достигшего трехлетнего возраста.
Объективная сторона рассматриваемого состава преступления выражается альтернативно в одном из двух действий – необоснованном отказе в приеме на работу либо необоснованном увольнении с работы. Необоснованные – это отказ в приеме на работу или увольнение с работы с нарушением норм Кодекса законов о труде РФ. Оконченным данное преступление является с момента отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения с работы.
Субъект преступления, ответственность за которое установлена ст. 145 УК РФ, – должностное лицо, которому предоставлено право найма и увольнения, а равно обладающее таким правом лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.
Субъективная сторона этого состава преступления характеризуется прямым умыслом и мотивом.
Мотив преступления – заинтересованность в том, чтобы не иметь на работе беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, даже одного ребенка, не достигшего трехлетнего возраста.
Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145 УК РФ);
Обособленная уголовная ответственность за несвоевременную выплату заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат из корыстной или иной личной заинтересованности установлена Федеральным законом «О дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 1451» от 15 марта 1999 г. № 48-ФЗ*. УК РСФСР в период с 18 июля 1995 г. по 31 декабря 1996 г. (ст. 138) предусматривал обособленную ответственность за задержку выплаты лишь заработной платы, однако независимо от мотивов. До момента вступления в силу названного Федерального закона от 15 марта 1999 г. должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях, виновные в несвоевременной выплате заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат из корыстных или иных побуждений подлежали ответственности по ст. 285 или 201 УК РФ соответственно. Нормы, помещенные в ст. 215' (за некоторым исключением), являются специальными по отношению к нормам, содержащимся в названных статьях.

*См.: Российская газета. 1999. 17 марта.

Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие права граждан на своевременное и полное вознаграждение за труд, получение предусмотренных нормативными актами пенсий, стипендий, пособий и иных выплат. Данные конституционные права вытекают из содержания ст. 37 и 39 Конституции РФ, в соответствии с которыми каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы, оплачиваемый ежегодный отпуск (п. 3 и 5 ст. 37), социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (п. 1 ст. 39). Общие нормы, определяющие порядок оплаты труда, виды и размеры пенсий и иных социальных пособий, содержатся в Кодексе законов о труде РФ (ст. 77-100, 236-243). Предмет преступления, как правило, образуют денежные средства, составляющие заработную плату, пенсию, стипендию, пособие или иную установленную законом выплату, независимо от их размера.
Объективная сторона состава преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 215, характеризуется длящимся свыше двух месяцев бездействием в форме невыплаты альтернативно любой из предусмотренных законом обязательных выплат гражданину, в том числе: а) заработной платы; б) пенсии; в) стипендии; г) пособия; д) иной выплаты.
Под невыплатой любой из указанных обязательных выплат следует понимать уклонение лица, уполномоченного принимать решения об их производстве либо совершать действия, направленные на обеспечение таких выплат, от принятия соответствующих решений или совершения действий, результатом которых является неполучение гражданином или получение им не в полном объеме выплат, установленных законом.
Момент окончания данного преступления – начало суток, следующих после истечения двух календарных месяцев с момента наступления предусмотренной законом, приказом или трудовым договором (коллективным трудовым соглашением) последней даты для производства соответствующей выплаты. Если названный двухмесячный срок истекает в выходной или праздничный день, то моментом окончания преступления следует считать начало суток, следующих за первым рабочим днем после соответствующего выходного или праздничного дня.
Понятие заработной платы как оплаты труда работника в зависимости от его личного трудового вклада и качества и общие сроки ее выплаты определяются ст. 77 и 96 КЗоТ РФ.
Понятие и виды пенсий как денежного обеспечения граждан из созданных для соответствующих целей фондов в старости, при потере трудоспособности, за выслугу лет и при потере кормильца определяются в соответствии со ст. 241-243' КЗоТ РФ, а также федеральными законами, регламентирующими пенсионное обеспечение*.

*См, например: Закон РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей» от 12 февраля 1993 года с последующими изменениями и дополнениями // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993 № 9. Ст. 328, Российская газета 1995. 6 дек. и др.

Стипендия – это денежное пособие, регулярно выплачивающееся учащимся (прежде всего, студентам высших и средних профессиональных учебных заведений), имеющим право на нее в силу закона или принятого в соответствии с ним иного нормативного акта. Например, в соответствии с п. 7 ст. 5 Закона РФ «Об образовании» критерии и порядок предоставления стипендий гражданам, проявившим выдающиеся способности, устанавливаются Правительством РФ*.

*См.: Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «Об образовании» от 13 января 1996 г. № 12-ФЗ. М.: Ось-89, 1997. С. 7.

Пособие – предусмотренная законом или иным нормативным актом, принятым в соответствии с законом, денежная выплата. Например, по временной нетрудоспособности, беременности и родам, уходу за ребенком до достижения им определенного возраста, по случаю рождения ребенка, на погребение (ст. 238 КЗоТ РФ).
Иная установленная законом выплата – обязательная денежная выплата, не относящаяся ни к одной из перечисленных категорий выплат, установленная законом или в соответствии с ним. Например, в соответствии с п. 8 ст. 55 названного Закона РФ «Об образовании» педагогическим работникам образовательных учреждений выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере 10% от должностного оклада (заработной платы). К числу иных подобных выплат могут быть также отнесены гранты Президента РФ, выплачиваемые отдельным категориям научных работников на основании Указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, денежные компенсации взамен положенных продовольственных пайков лицам рядового и начальствующего составов органов внутренних дел, имеющим право на получение продовольствия за счет государства*.

*См., например Постановление № 530 Совета Министров РСФСР «О продовольственном обеспечении лиц рядового, начальствующего состава и других контингентов органов внутренних дел РСФСР» от 12 октября 1991 г с последующими изменениями // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. N 40. Ст. 3753.

Субъект преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 215' УК РФ, – руководитель предприятия, учреждения или организации независимо от формы собственности. Таким руководителем может быть признано лицо, выполняющее на предприятии, в учреждении или организации предусмотренные в примечаниях к ст. 201 и 285 УК РФ административно-хозяйственные функции, связанные с начислением, установлением порядка выплаты, принятием решений о размерах и сроках проведения таких выплат, о перечислении соответствующих средств плательщикам или получателям названных видов выплат, и достигшее возраста, дающего право занятия соответствующей должности, но не моложе 16 лет. Как правило, к числу таких лиц относятся директора (начальника), их заместители и исполняющие их обязанности, а также главные (в некоторых случаях – старшие) бухгалтеры предприятий, учреждений или организаций.
Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного альтернативно корыстным или иным личным мотивом (заинтересованностью). Понятие корыстной или иной личной заинтересованности ранее рассмотрено применительно к составам преступлений, предусмотренных ст. 201 и 285 УК РФ. Отсутствие такой заинтересованности у виновного в задержке соответствующей выплаты на срок свыше двух месяцев не исключает возможности привлечения виновного к ответственности за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК РФ) либо за самоуправство (ст. 330 УК РФ) при наличии иных признаков, предусмотренных законом применительно к соответствующим деяниям.
Квалифицирующим признаком рассматриваемого деяния, согласно ч. 2 ст. 1451 УК РФ, является наступление тяжких последствий, к которым могут быть отнесены наступившие по неосторожности виновного в несвоевременной выплате (в том числе в неполном объеме): смерть потерпевшего; причинение тяжкого вреда здоровью одного человека или средней тяжести вреда здоровью нескольких людей; умышленное причинение легкого вреда здоровью; невыход потерпевшего (потерпевших) на работу (службу), существенно нарушающий нормальное функционирование предприятия, организации или учреждения; срыв запланированного научного исследования, имеющего большое социальное значение; существенное снижение боеготовности воинской части или служебной готовности органа внутренних дел и т.п.
Нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие авторское право или смежные права. Смежными правами являются права артистов – исполнителей, организаторов эфирного вещания и организаторов звукозаписи. Согласно п. 1 ст. 44 Конституции РФ каждому гарантируется «свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом». Предмет рассматриваемого преступления – чужое научное, литературное, музыкальное или художественное произведение.
Объективная сторона выражается в совершении альтернативно одного из двух действий: 1) незаконного использования объектов авторского права или смежных прав либо 2) присвоения авторства; наступлении обязательного последствия в виде крупного ущерба и причинной связи между одним из указанных действий и последствием.
Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав ее стоит в воспроизведении, распространении, демонстрации, оглашении вопреки закону чужого произведения без согласия автора, в том числе без выплаты последнему полностью или частично гонорара; противозаконном опубликовании произведения с внесенными в него без согласия автора изменениями, дополнениями или сокращениями; противоречащем закону переиздании произведения без согласия автора и т.д.
Присвоение авторства – это опубликование, в частности издание, чужого произведения полностью или частично под своим именем, в том числе опубликованного ранее, но без ссылки на него и (или) на его автора; опубликование только под своим именем произведения, созданного в соавторстве, и т.п.
Крупный ущерб в УК РФ применительно к рассматриваемому составу преступления не определен, т.е. является оценочным. Крупный ущерб может быть имущественным или моральным. При определении крупного имущественного ущерба представляется невозможным ориентироваться на содержащиеся в УК РФ определения крупного размера, поскольку такой размер неодинаков применительно к различным видам преступлений и колеблется в пределах сумм от не менее одного минимального размера оплаты труда при обмане потребителей (прим. к ст. 200 УК РФ) до свыше десяти тысяч минимальных размеров оплаты труда при невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте (прим. к ст. 193 УК РФ).
При определении крупного имущественного ущерба применительно к составу преступления нарушения авторских и смежных прав необходимо, исходя из юридической природы и специфики данного деяния, руководствоваться объективным и субъективным критериями, а крупного морального ущерба – только субъективным критерием. Объективным критерием может служить размер гонорара за произведение, а субъективным – оценка ущерба (имущественного или морального) как крупного самим автором. При коллизии указанных критериев определяющим является субъективный критерий.
Преступление считается оконченным с момента причинения крупного ущерба. Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Субъективная сторона характеризуется умыслом – прямым или косвенным. В ч. 2 ст. 146 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака: 1) неоднократность и 2) совершение данного преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Содержание данных признаков в основе тождественно содержанию аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений.
Нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие изобретательские или патентные права. Предметом являются изобретение, полезная модель или промышленный образец.
Объективная сторона выражается в совершении альтернативно одного из четырех действий: 1) незаконного использования изобретения, полезной модели или промышленного образца; 2) разглашения без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них; 3) присвоения авторства или 4) принуждения к соавторству; наступлении обязательного последствия в виде крупного ущерба и причинной связи между любым из перечисленных действий и последствием.
Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца и присвоение авторства по содержанию равнозначны рассмотренным применительно к ст. 146 УК РФ соответственно незаконному использованию авторского права или смежных прав и присвоению авторства.
Под разглашением без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них понимается обнародование сути или ключевых технических деталей изобретения, полезной модели или промышленного образца, в частности, в средствах массовой информации или публичного рассмотрения*.

*См. Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Б В Здравомыслова. С. 237.

Принуждение к соавторству – это воздействие на изобретателя разнообразными способами, направленное на получение у него согласия включить виновного или других лиц в число соавторов уже готовых или разрабатываемых изобретения, полезной модели или промышленного образца.
Понятие крупного ущерба аналогично его определению в составе преступления нарушения авторских и смежных прав.
Преступление считается оконченным с момента причинения крупного ущерба.
Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом. Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 147 УК РФ, по наименованию и содержанию те же, что и охарактеризованные применительно к ч. 2 ст. 146 УК .
§ 3. Преступления против личных прав и свобод граждан
Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны другого лица. В п. 1 ст. 23 Конституции РФ закреплено, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну», а в п. 1 ст. 24 Конституции – что «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Предмет преступления факультативен. Им может быть публично демонстрирующееся произведение или произведение, изданное в средствах массовой информации, содержащее сведения, составляющие личную или семейную тайну другого лица. К ним относятся любые сведения, которые, по мнению потерпевшего, составляют такую тайну.
Потерпевшим является любое лицо, которое не дало согласия на незаконно собирание или распространение, в том числе публичное, сведений, составляющих его личную или семейную тайну.
Объективная сторона выражается альтернативно в одном из трех действий:
1) незаконном собирании сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица; 2) распространении этих сведений или 3) распространении таких сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации, а также в последствии в виде вреда правам и законным интересам потерпевшего и причинной связи между любым из указанных действий и наступившим последствием.
Под незаконным собиранием названных сведений следует понимать сбор информации вопреки закону лицом, не управомоченным на это, о частной жизни другого лица, содержащей его личную или семейную тайну, из любых источников, например посредством ознакомления с различными документами, бесед с родственниками, знакомыми, соседями, сослуживцами потерпевшего, его лечащими врачами, установления подслушивающих устройств и т.д.
Распространение указанных сведений – это сообщение известных виновному сведений о частной жизни другого лица, составляющих личную или семейную тайну последнего, третьему лицу.
Распространением таких сведений в публичном выступлении является их оглашение в выступлении на собрании, митинге, заседании, конференции, банкете, в компании и т. д.; в публично демонстрирующемся произведении – их воспроизведение в общественном месте в рисунке, видео- или аудиозаписи и т.п.; в средствах массовой информации – их обнародование в прессе, по радио, телевидению и т. д.
Вред правам и законным интересам потерпевшего может быть имущественным или моральным и выразиться в возникшем недоверии со стороны других лиц, разладе в семье, отказе в приеме на работу или заключении выгодной сделки и т.д. Оконченным это преступление является с момента причинения указанного вреда.
Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом и мотивом. Мотивом является корыстная или иная личная заинтересованность. Корыстная заинтересованность – это побуждение получить какую-либо имущественную выгоду. Иная личная заинтересованность может выразиться в побуждении устранить претендента на ту или иную должность, отомстить обидчику, навредить недоброжелателю и т. д.
В ч. 2 ст. 137 УК РФ предусмотрен один квалифицирующий признак – совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения. Этот признак аналогичен одноименному квалифицирующему признаку, предусмотренному ч. 2 ст. 136 УК РФ, охарактеризованному ранее.
Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ)
Непосредственный объект преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 138 УК РФ, – общественные отношения, обеспечивающие тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений. Эти отношения закреплены в п. 2 ст. 23 Конституции РФ, согласно которому «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений». Предмет преступления факультативен.
Объективная сторона данного преступления характеризуется действием, состоящим в нарушении тайны информации, передаваемой одним лицом другому, различными способами связи. Такими способами являются альтернативно: переписка, телефонные переговоры, телеграфные сообщения или иные сообщения. Под иными следует понимать сообщения, например, по телефаксу, телетайпу. Содержащей тайну является информация, которую ее источник или адресат не доверяют третьим лицам, считая ее тайной для посторонних. Согласно п. 2 ст. 23 Конституции РФ нарушение указанной тайны допускается только на основании судебного решения. Оконченным преступление считается с момента ознакомления третьего лица с информацией, то есть с момента прочтения им письма, телеграммы, подслушивания телефонного разговора и т. д.
Субъект преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 138 УК РФ, общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет. Согласно же ч. 2 этой статьи субъектом преступления может факультативно быть лицо, занимающее служебное положение.
Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.
Частью 2 ст. 138 УК РФ предусмотрено два квалифицирующих признака; совершение преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи: 1) лицом с использованием своего служебного положения и 2) с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.
Содержание первого признака раскрыто при рассмотрении одноименного квалифицирующего признака применительно к ч. 2 ст. 136 УК РФ.
Использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, – это применение любых технических средств и приспособлений, позволяющих добыть информацию негласным путем. Ими являются, в частности, специальные технические средства, перечень видов которых согласно ч. 8 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. устанавливается Правительством РФ.
Частью 3 ст. 138 УК РФ установлена ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.
Объект и субъект этого преступления не отличаются от объекта и субъекта преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 138 УК РФ, охарактеризованных ранее. Предмет данного вида преступления – указанные средства.
Объективная сторона этого преступления выражается альтернативно в одном из трех действий – производстве, сбыте или приобретении названных технических средств. Производство – изготовление специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, любым способом. Сбыт – это реализация таких средств путем продажи, обмена, дарения. Приобретение – это покупка, получение в результате обмена, в дар или иным способом указанных средств.
Субъективная сторона данного вида преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, а при приобретении названных средств – еще и целью, Виновный осознает, что, во-первых, производит, сбывает или приобретает специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, во-вторых, такие действия представляют общественную опасность, и желает совершить любое из этих действий. При приобретении названных средств виновный имеет цель сбыта, то есть стремление в момент приобретения сбыть эти средства.
Нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность жилища. В ст. 25 Конституции РФ провозглашено: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».
Объективная сторона выражается в действии – незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица. Незаконное -это проникновение в жилище вопреки действующему законодательству. В частности, незаконным является проникновение в жилище для производства обыска в нарушение ст. 168-171, 176 или 177 УП К РСФСР либо для выселения без судебного решения или без санкции прокурора. Оконченным преступление является с момента незаконного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. В ч. 2 ст. 139 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака: 1) совершение данного преступления с применением насилия и 2) совершение этого деяния с угрозой применения насилия. Содержание насилия и угрозы его применения раскрыто ранее при освещении одноименных квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 141 УК РФ.
В ч. 3 ст. 139 УК предусмотрен один особо квалифицирующий признак – совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения.
Он охарактеризован ранее при освещении одноименного квалифицирующего признака, предусмотренного ч. 2 ст. 137 УК РФ.
Отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие ознакомление гражданина с информацией, непосредственно затрагивающей его права и свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 24 Конституции РФ «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». Предмет преступления – документы и материалы, которые, во-первых, находятся в органах государственной власти или местного самоуправления, во-вторых, собраны в установленном порядке и, в-третьих, содержат информацию, непосредственно затрагивающую права и свободы гражданина. Таковыми могут быть различные документы и материалы, например, касающиеся очередности на получение жилплощади; связанные с начислением или выплатой пенсий или пособий; содержащие жалобы и заявления и др.
Объективная сторона выражается альтернативно в одном из двух деяний: 1) неправомерном отказе в предоставлении гражданину указанных документов и материалов или 2) предоставлении гражданину неполной или заведомо ложной информации; последствии в виде причинения вреда правам и законным интересам гражданина и причинной связи между любым из названных деяний и наступившим последствием.
Отказ в предоставлении гражданину информации должен быть неправомерным, т.е. противоречащим закону или другим нормативным актам. Он может быть письменным, устным либо проявиться в бездействии – молчаливом непредоставлении документов и материалов.
Предоставление неполной информации – это ознакомление гражданина не со всеми документами и материалами, в которых содержатся сведения, имеющие существенное значение для обеспечения его прав и законных интересов, либо сообщение ему не всех сведений такого рода.
Предоставление заведомо ложной информации – это сообщение сведений, не соответствующих содержащимся в документах и материалах, о чем доподлинно известно должностному лицу.
Вред правам и законным интересам гражданина может быть имущественным или моральным и выразиться в недополучении гражданином пенсии или пособия, несвоевременном приобретении им жилой площади, усложнении защиты его чести и достоинства и т. д.
Оконченным это преступление является с момента причинения указанного вреда.
Субъект данного преступления специальный – должностное лицо органа государственной власти или органа местного самоуправления, то есть лицо, обладающее признаками, указанными в примечаниях 1-3 к ст. 285 УК РФ.
Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом. При предоставлении заведомо ложной информации виновный осознает еще и то, что сообщаемая информация искажает истину.
Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 148 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие свободу совести и вероисповедания. В ст. 28 Конституции РФ провозглашено, что «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».
Объективная сторона выражается в незаконном воспрепятствовании деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов. При этом преступным является только противоречащее закону воспрепятствование указанной деятельности или совершению названных обрядов. Оконченным рассматриваемое преступление признается с момента обрисованного воспрепятствования.
Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
Глава XXVIII
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СЕМЬИ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
Преступления против семьи и несовершеннолетних – это деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 150-157 главы 20 УК РФ, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних и функционирование семьи.
Согласно п. 1 ст. 38 Конституции РФ «материнство и детство, семья находятся под защитой государства». Нормы, защищающие семью и несовершеннолетних, помешены в главу 20 УК РФ.
По непосредственному объекту как критерию классификации эти преступления можно дифференцировать на две группы:
1) против несовершеннолетних;
2) против семьи.
Первую группу составляют деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 150-152,156 УК РФ; вторую – деяния, предусмотренные ст. 153- 155,157 УК РФ.
§ 1. Преступления против несовершеннолетних
Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних, исключающее совершение ими преступлений.
Вторыми непосредственными факультативными объектами рассматриваемого преступления являются: общественные отношения, обеспечивающие безопасность имущества, – при угрозе, когда она выражается в запугивании уничтожением или повреждением имущества (ч. 1 ст. 150 УК РФ); общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу – при применении насилия (ч. 3 этой статьи) или общественные отношения, обеспечивающие безопасность этих благ личности – при угрозе применения насилия (ч. 3 данной статьи). Потерпевшим от этого преступления может быть только лицо, не достигшее 18-ти лет.
Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 150 УК РФ, выражается в обязательном действии – вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления и в одном из альтернативных действий: 1) обещании; 2) обмане; 3) угрозе, кроме угрозы применения насилия; 4) действии, составляющем иной способ воздействия.
Под вовлечением, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» от 3 декабря 1976 г. (с изменениями, внесенными 9 июля 1982 г., 26 апреля 1984 г., 1 ноября 1985 г. и 18 апреля 1986 г.), «следует считать действия, направленные на возбуждение желания, стремления у несовершеннолетнего участвовать в совершении одного или нескольких преступлений»*. Вовлечение может проявиться в адресованном потерпевшему предложении, требовании, даче совета совершить в качестве исполнителя или пособника любое преступление, причем применительно к ч. 1, 2 и 3 ст. 150 УК РФ не являющееся тяжким или особо тяжким.

*См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1977. № 1; 1982. № 4; 1984. № 4; 1986. №1,3.

Обещание – это сообщение о принятии вовлекателем на себя обязательства морального свойства о предоставлении несовершеннолетнему каких-либо благ в будущем, например оказать помощь в устройстве на учебу или работу, познакомить с девушкой и т.п.
Обман применительно к данному составу преступления может выразиться в сообщении ложных сведений о каких-либо обстоятельствах, имеющих значение, для несовершеннолетнего, или умолчании о последних, например в сообщении ложных сведений о нанесенной обиде, чтобы вызвать у несовершеннолетнего чувство мести к обидчику и склонить к убийству последнего или причинению вреда его здоровью.
Угроза применительно к ч. 1 ст. 150 УК РФ – это запугивание потерпевшего причинением ему какого-либо вреда, в частности уничтожением или повреждением имущества, кроме устрашения применением насилия, поскольку в последнем случае налицо угроза насилием, предусмотренная в качестве особо квалифицирующего признака данного преступления ч. 3 этой статьи.
Действием, составляющим иной способ, может быть убеждение, подкуп несовершеннолетнего, возбуждение у него низменных побуждений и т.д.
Обещание, обман, угроза, иной способ воздействия представляют собой средство вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.
Преступление является оконченным с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления посредством совершения любого из перечисленных действий.
Субъектом данного преступления является лицо, достигшее 18-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
Частью 2 ст. 150 УК РФ предусмотрен один квалифицирующий признак -совершение данного преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. К иным лицам относятся отчим, мачеха, братья, сестры, дед, бабушка, опекун, лицо, взявшее к себе несовершеннолетнего на постоянное воспитание и содержание. Субъект данного вида преступления, таким образом, специальный, и именно им определяется повышенная степень общественной опасности рассматриваемого преступления.
В ч. 3 этой статьи предусмотрены два особо квалифицирующих признака:
1) применение насилия и 2) угроза применения насилия. Содержание этих признаков аналогично содержанию квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 141 УК РФ.
В ч. 4 ст. 150 УК РФ предусмотрены два особо квалифицирующих признака: 1) совершение данного преступления, связанное с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу и 2) вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления.
Первый из этих признаков налицо тогда, когда несовершеннолетний вовлечен в группу лиц без предварительного сговора или с предварительным сговором, организованную группу или преступное сообщество, определения которых содержатся соответственно в ч. 1, 2, 3 и 4 ст. 35 УК РФ, а второй – когда несовершеннолетний вовлечен в совершение преступления одной из названных категорий, определенных в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ.
Вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественное поведение (ст. 151 УК РФ)
Непосредственный объект этого преступления – общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних, исключающее антиобщественное поведение последних. Второй непосредственный объект факультативен и аналогичен второму непосредственному объекту вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления. Потерпевшим от этого преступления является только лицо, не достигшее 18-ти лет.
Объективная сторона выражается в действиях, направленных на вовлечение потерпевшего в антиобщественное поведение в формах, предусмотренных ч. 1 ст. 151 УК РФ. Такими действиями являются те же действия, которые представляют собой средство вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления, то есть обещания, обман, угрозы или иной способ. К формам антиобщественного поведения закон относит альтернативно:
1) систематическое употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ;
2) занятие проституцией;
3) занятие бродяжничеством или попрошайничеством.
Под систематическим следует, на наш взгляд, понимать употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ не менее трех раз. Одурманивающими являются наркотические средства, токсические вещества, лекарственные и другие средства, влекущие одурманивание.
Занятие проституцией – это неоднократное вступление лица женского пола в половую связь с мужчинами за плату.
Под занятием бродяжничеством понимается скитание лица, не имеющего постоянного места жительства и работы, из одного населенного пункта в другой либо в одном городе (районе) из одного места в другое в течение длительного времени*, а под занятием попрошайничеством – выпрашивание у посторонних граждан денег, продуктов питания, одежды и иных материальных ценностей.

*См.: Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 декабря 1984 г. «О порядке применения статьи 209 Уголовного кодекса РСФСР» (п. 1) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1984. N8 51. Ст. 1793.

Преступление считается согласно ч. 1 ст. 151 УК РФ оконченным с момента совершения действий, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественное поведение в указанных формах, независимо от того, оказалось лицо вовлеченным в такое поведение или нет.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 18-ти лет. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. В ч. 2 ст. 151 УК РФ предусмотрен один квалифицирующий признак – совершение данного преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности заботиться о несовершеннолетнем, а в ч. 3 этой статьи – три особо квалифицирующих признака: насилие, угроза применения насилия и совершение данного преступления неоднократно.
По содержанию первые три из названных признаков аналогичны одноименным признакам, охарактеризованным применительно к ч. 2 и 3 ст. 150 УК РФ, а четвертый – аналогичен одноименному признаку, рассмотренному ранее применительно к ч. 2 ст. 146 УК об ответственности за нарушение авторских и смежных прав.
Торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ)
Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 152 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних. Потерпевший (потерпевшая) от этого преступления – несовершеннолетний (несовершеннолетняя), то есть лицо, не достигшее 18-ти летнего.
Объективная сторона этого преступления выражается: 1) в совершении купли-продажи несовершеннолетнего или 2) совершении иных сделок в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи и завладения им.
Купля-продажа несовершеннолетнего – это его передача одним лицом (продавцом) другому лицу (покупателю) за вознаграждение (плату).
Иными сделками в отношении несовершеннолетнего могут быть «дарение» последнего одним лицом другому, передача на время за вознаграждение или безвозмездно и т.д. Для признания содеянного торговлей несовершеннолетними не имеет значения, дал несовершеннолетний согласие на куплю-продажу либо иную сделку с ним или нет.
Оконченным рассматриваемое преступление является при купле-продаже -с момента завладения несовершеннолетним покупателем и получения от последнего вознаграждения продавцом, а при совершении иных сделок – с момента завладения несовершеннолетним участвующим в сделке приобретателем.
Субъектом данного преступления является лицо, достигшее 18-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность торговли несовершеннолетними, а также то, что потерпевший (потерпевшая) не достиг восемнадцатилетнего возраста, и желает осуществить куплю-продажу последнего либо совершить иную сделку с ним.
В ч. 2 ст. 152 УК РФ предусмотрены семь следующих квалифицирующих признаков, характеризующих совершение рассматриваемого преступления:
1) неоднократно (п. «а»);
2) в отношении двух или более несовершеннолетних (п. «б»);
3) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «в»);
4) лицом с использованием своего служебного положения (п. «г»);
5) с незаконным вывозом несовершеннолетнего за границу или незаконным возвращением его из-за границы (п. «д»);
6) в целях вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий, а также для совершения действий сексуального характера (п. «е»)*;
7) в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей для трансплантации (п. «ж»).

*В ред. Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 25 июня 1998 г. (п. 6 ч. 1) // Российская газета. 1998.27 июня.

Квалифицирующие признаки, предусмотренные п. «а», «в», «г», «е» ч. 2 ст. 152 УК РФ, совпадают с одноименными квалифицирующими признаками, рассмотренными соответственно применительно к составам преступлений изнасилования и нарушения равноправия граждан, а также с одноименным конститутивным признаком, охарактеризованным применительно к составу насильственных действий сексуального характера.
Торговля несовершеннолетними, совершенная в отношении двух или более несовершеннолетних, налицо тогда, когда в процессе одного акта осуществляется купля-продажа или иная сделка в отношении двух или более несовершеннолетних.
Совершение данного преступления, сопряженное с незаконным вывозом несовершеннолетнего за границу или незаконным возвращением его из-за границы, имеет место в случаях перемещения несовершеннолетнего, в отношении которого совершена сделка, включая куплю-продажу, через Государственную границу РФ с нарушением порядка ее пересечения несовершеннолетними, в частности с нарушением правил оформления документов, необходимых для их выезда и въезда.
Рассматриваемое преступление признается совершенным в целях вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий при наличии у виновного цели вовлечь приобретаемого несовершеннолетнего в совершение любого преступления или иного антиобщественного действия, описанного в ч. 1 ст. 151 УК РФ. Этот квалифицирующий признак может быть вменен и продавцу или иному лицу, отчуждающему несовершеннолетнего, если они осведомлены о такой цели приобретателя.
Данное преступление квалифицируется как совершенное в целях изъятия у несовершенолетнего органов или тканей для трансплантации при наличии обрисованной цели у приобретателя несовершеннолетнего. Названный квалифицирующий признак инкриминируется продавцу или другому лицу, отчуждающему несовершеннолетнего, тогда, когда они осведомлены об указанной цели приобретателя.
В ч. 3 ст. 152 УК РФ предусмотрены два особо квалифицирующих признака: 1) совершение деяния, повлекшего по неосторожности смерть несовершеннолетнего, и 2) совершение деяния, повлекшего иные тяжкие последствия.
Причинение смерти по неосторожности охарактеризовано при освещении состава преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ. Под иными тяжкими последствиями необходимо, в частности, понимать умышленное причинение тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнего, доведение его до самоубийства, его истязание и т.д.
Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего
(ст. 156 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних. В ч. 2 ст. 38 Конституции РФ провозглашено, что «забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей». Факультативным, вторым непосредственным объектом может быть альтернативно здоровье, безопасность жизни или здоровья, личная свобода или честь и достоинство.
Объективная сторона выражается в обязательном деянии (бездействии или действии) – неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в сочетании с действием – жестоким обращением с несовершеннолетним.
Обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, защите его прав и интересов возложены на родителей ст. 63 и 64, на опекунов (попечителей) – ст. 150 Семейного кодекса РФ*. Обязанность по содержанию несовершеннолетнего возложена на родителей ст. 80, а на братьев и сестер, деда и бабушку – соответственно ст. 93 и 94 Семейного кодекса
.
*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 1. Ст. 16.

Обязанности родителей и иных лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, необходимо, на наш взгляд, понимать не только как обязанности по воспитанию, но еще и как обязанности и по защите прав и законных интересов несовершеннолетнего и его содержанию. Обязанность же педагогов или других работников образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения по воспитанию несовершеннолетнего ограничивается ее узким пониманием. Эти обязанности вытекают из профессии педагога и служебного положения как педагога, так и других работников названых учреждений.
Жестокое обращение с несовершеннолетним по содержанию аналогично охарактеризованному ранее одноименному признаку доведения до самоубийства, предусмотренному ст. 110 УК РФ.
Субъект данного преступления специальный. Им могут быть только родители или иные лица, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, либо педагоги или другие работники учебного, лечебного или иного учреждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.
§ 2. Преступления против семьи
Подмена ребенка (ст. 153 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие защиту личной свободы ребенка и интересов семьи.
Потерпевший от преступления, ответственность за которое установлена ст. 153 УК РФ, он же – предмет преступления (такое совпадение наблюдается только в рассматриваемом составе преступления), – ребенок. В законе не раскрыты признаки, которыми должен обладать подменяемый ребенок, в частности его возраст, местонахождение. Поэтому данный признак оценочный, определяемый на основе анализа и оценки всех фактических обстоятельств содеянного. Однако сопоставление диспозиций ст. 153 и 126 УК РФ позволяет заключить, что в качестве признака состава преступления, предусмотренного ст. 153, выступает ребенок, несхожесть внешних признаков которого с соответствующими признаками того, кем он подменяется, не поддается распознанию родителями или законными представителями подменяемого, поскольку при распознании указанной несхожести налицо похищение несовершеннолетнего, ответственность за которое установлена п. «д» ч. 2 ст. 126. Причем в составе преступления, предусмотренном ст. 153 УК РФ, ребенок, как подменяемый, так и используемый для подмены, в уголовно-правовом смысле равнозначны, то есть представляют собой одновременно и потерпевшего от преступления и предмет преступления, и являются, таким образом, взаимоподменяемыми.
Объективная сторона состава преступления подмены ребенка выражается в деянии в виде только действия, состоящего в подмене, то есть замене одного ребенка другим, оформленной официально, в частности путем внесения соответствующей записи в книгу учета рождений родильного дома, при отсутствии обоюдного согласия на такую замену родителей*.

*См. также: Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М.: Институт международного права и экономики: Триада, Лтд, 1996. С. 106.

Оконченным данное преступления является с момента официального оформления подмены одного ребенка другим*.

*См. Там же.

Субъект подмены ребенка общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет. Наличие других признаков, например статуса работника родильного дома, не превращает его в специальный, так как эти признаки не имеют уголовно-правового значения, ибо не влияют на квалификацию преступления.
Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла и мотивом в виде корыстных или иных низменных побуждений. Корыстные побуждения состоят в заинтересованности виновного приобрести в результате подмены ребенка любые материальные блага от любых лиц, в частности от родителей того или другого из заменяемых детей. Иными низменными побуждениями могут быть месть, зависть, заинтересованность матери, родившей неполноценного ребенка, иметь полноценного и другие.
Незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления – общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних детей.
Объективную сторону рассматриваемого преступления составляют альтернативно следующие незаконные действия: 1) по усыновлению (удочерению) детей; 2) по передаче их под опеку (попечительство); 3) по передаче их на воспитание в приемные семьи. Незаконными такие действия являются тогда, когда они осуществляются в нарушение ст. 124-155 или 165 Семейного кодекса РФ*.

*См. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №1. Ст. 16.

Оконченным это преступление, если указанные незаконные действия совершены из корыстных побуждений, является с момента совершения незаконного усыновления (удочерения) детей, передачи их под опеку (попечительство) или на воспитание в приемные семьи. При совершении обрисованных действий не из корыстных побуждений данное преступление признается оконченным, когда незаконные усыновления (удочерения) детей, передачи их под опеку (попечительство) или на воспитание в приемные семьи осуществлены неоднократно, то есть во второй раз. Причем не имеет значения, совершены в первый и во второй раз только незаконное усыновление (удочерение) детей, передача их под опеку (попечительство) и т.д. либо в первый раз осуществлено незаконное усыновление (удочерение) детей, а во второй – незаконная передача их под опеку (попечительство) или незаконная передача их на воспитание в приемную семью и т.д., то есть допустимо любое сочетание перечисленных незаконных действий. Субъект данного преступления общий – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотивом как обязательным признаком субъективной стороны данного преступления, совершаемого в первый раз, являются корыстные побуждения виновного, то есть побуждения приобрести любые имущественные блага.
Разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК РФ)
Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование семьи.
Объективная сторона выражается в разглашении тайны усыновления (удочерения), то есть в обнародовании факта, что лицо, являющееся юридически родителем ребенка, – фактически его усыновитель (удочеритель). Преступным является разглашение тайны усыновления (удочерения) лишь вопреки воле усыновителя (удочерителя).
Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Специальный субъект – лицо, обязанное хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, – факультативен. Он является обязательным признаком рассматриваемого состава преступления тогда, когда лицо разглашает тайну усыновления (удочерения) не из корыстных или иных низменных побуждений, то есть при отсутствии обрисованного мотива.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и мотивом. Мотив факультативен. Им являются корыстные или иные низменные побуждения, содержание которых в основе тождественно содержанию ранее рассмотренных аналогичных признаков. Мотив необходим тогда, когда разглашение осуществляется лицом, не обязанным хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну.
Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ)
Непосредственный объект преступления, ответственность за которое установлена ст. 157 УК РФ, – общественные отношения, обеспечивающие защиту имущественных интересов несовершеннолетних детей и нуждающихся в помощи нетрудоспособных совершеннолетних детей и родителей. В п. 2 ст. 38 Конституции РФ закреплено, что «забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей», а в п. 3 этой статьи – что «трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях». Согласно п. 1 ст. 80 и п. 1 ст. 85 Семейного кодекса РФ родители обязаны содержать соответственно несовершеннолетних детей и нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи, а согласно п. 1 ст. 87 этого Кодекса трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей. В соответствии с Семейным кодексом РФ алименты, то есть средства на содержание детей или родителей, взыскиваются на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов, имеющего силу исполнительного листа, или по решению суда.
Потерпевшими от преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи, являются несовершеннолетние и нетрудоспособные совершеннолетние дети, а ее ч. 2 -нетрудоспособные родители. По своему статусу к детям приравниваются усыновленные (удочеренные), а к родителям – усыновители (удочерители).
Объективная сторона составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 157 УК РФ, выражается в деянии в виде только бездействия, состоящего в злостном уклонении от уплаты по решению суда средств на содержание указанных потерпевших.
В соответствии с ч. 1 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. № 46 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 122 УК РСФСР» «под уклонением родителей от уплаты по решению суда средств на содержание детей следует понимать не только прямой отказ от уплаты присужденных судом алиментов на детей, но и сокрытие виновным своего действительного заработка, смену работы или места жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу, уклонение с той же целью от общественно полезного труда и иные действия, свидетельствующие об уклонении от уплаты по решению суда средств на содержание детей»*. Согласно ч. 2 этого же пункта о злостности уклонения от уплаты по решению суда алиментов «могут свидетельствовать, в частности, повторность совершения аналогичного преступления, уклонение от уплаты по решению суда алиментов, несмотря на соответствующие предупреждения, розыск виновного ввиду сокрытия им своего места нахождения и т.д.»**. Аналогично следует понимать и злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, 1961-1993. С. 177-178.
**Там же.
Оконченными преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 157 УК РФ, являются с момента злостного уклонения по решению суда средств на содержание потерпевших от этих деяний.
Субъект преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 157 УК РФ, специальный – родитель, то есть лицо, записанное матерью или отцом в книге записей рождения, включая того, отцовство которого установлено на основании ч. 3 ст. 48 и ст. 49 Семейного кодекса РФ. Из содержания ст. 137 этого Кодекса вытекает, что по статусу к родителю приравнивается усыновитель (удочеритель). Согласно п. 2 ст. 71 Семейного кодекса РФ «лишение родительских прав не освобождает родителя от обязанности содержать своего ребенка». Поэтому субъектом данного преступления является и родитель, лишенный родительских прав, а также разысканный после достижения ребенком 18-ти лет, если не истекли сроки давности, установленные ст. 78 УК РФ*.

*См.: Там же. С. 177.

Субъект преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 157 УК РФ, также специальный – сын, дочь, усыновленный, удочеренный, достигшие 18-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла.

Глава XXIX
ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ.
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
§ 1. Понятие и система преступлений в сфере экономики
Преступления в сфере экономики – это общественно опасные деяния, ответственность за которые установлена ст. 158-204 раздела VIII УК РФ, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие законные права и интересы, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом (право собственности); производством, обменом, распределением и потреблением товаров и услуг (право экономической деятельности), а также служебные интересы в деятельности коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, организациями и учреждениями.
Общим признаком, позволившим объединить все виды этих преступлений в одном разделе, является их типовой объект – общественные отношения, обеспечивающие законные права и интересы различных субъектов в сфере экономики. Содержание данного типового объекта определено законодателем весьма условно, поскольку служебные отношения в коммерческих и иных организациях не являются собственно экономическими отношениями. Признаки, характеризующие другие элементы составов преступлений в сфере экономики – объективную сторону, субъект и субъективную сторону, – существенно различаются.
В разд. VIII УК РФ включены три главы: 1) гл. 21 «Преступления против собственности» (ст. 158-168); 2) гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» (ст. 169-200) и 3) гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (ст. 201-204).
Деление всех преступлений в сфере экономики по главам проведено законодателем по такому критерию, как родовой объект этих посягательств.
§ 2. Понятие и виды преступлений против собственности
Собственность – это исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ, прежде всего средств производства. Характером собственности на средства производства определяется тип производственных отношений*.

*См.: Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 1225.

Согласно п. 2 ст. 8 Конституции РФ «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». Эта норма воспроизведена в п. 1 и 4 ст. 212 части первой ГК РФ, введенного в действие с 1 января 1995 г.
Равенство форм собственности в нашей стране впервые было установлено и закреплено Законом СССР от 14 марта 1990 г. «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР»*.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №12. Ст. 189.

УК РФ по сравнению с УК РСФСР в законоположения об условно-правовой охране собственности внесен также ряд изменений и дополнений: 1) нормы об ответственности за преступления против собственности помещены в гл. 21 «Преступления против собственности» разд. VIII «Преступления в среде экономики» данного УК ; 2) изменена последовательность расположения в гл. 21 норм о преступлениях против собственности; 3) декриминализированы такие деяния, как неправомерное завладение лошадью или иным ценным имуществом без цели хищения (ст. 1484 УК РСФСР – частично), неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом при отсутствии признаков хищения (ст. 1482, УК РСФСР) и присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества (ст. 1484 УК РСФСР); 4) в связи с исключением УК РФ нормативного определения понятия особо опасного рецидивиста из норм о краже, мошенничестве, грабеже, разбое и вымогательстве исключен и соответствующий особо квалифицирующий признак. Кроме того, из отдельных норм об ответственности за преступления против собственности исключены и некоторые другие квалифицирующие или особо квалифицирующие признаки; 5) нормы об ответственности за мошенничество, присвоение или растрату и грабеж дополнены таким квалифицирующим признаком, как причинение значительного ущерба потерпевшему, а за любые хищения, кроме хищения предметов, имеющих особую ценность, вымогательство и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием – особо квалифицирующим признаком совершения их лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство; 6) изменены наименование или содержание отдельных квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков: повторность именуется по УК РФ неоднократностью; предметом присвоения или растраты, совершенных лицом с использованием своего служебного положения, является чужое имущество независимо от формы собственности, а не только государственное имущество; крупным размером признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления, тогда как по УК РСФСР таковым признавалась стоимость имущества, лишь в двести раз превышающая минимальный размер оплаты труда.
Родовой объект – общественные отношения собственности – являются единственным признаком, общим для всех преступлений против собственности. Признаки же, характеризующие другие элементы составов преступлений против собственности – объективную и субъективную стороны и субъект – существенно различаются. Неодинаковы также признаки, свойственные предмету рассматриваемых преступлений.
Отмеченное позволяет определить преступления против собственности как общественно опасные деяния, предусмотренные нормами, объединенными в гл. 21 «Преступления против собственности» раздела VIII «Преступления в сфере экономики» Особенной части УК РФ, посягающие на фактические общественные отношения собственности.
Все преступления против собственности подразделяются на три группы:
1) хищения чужого имущества: кража (ст. 158 УК РФ), мошенничество (ст. 159), присвоение или растрата (ст. 160), грабеж (ст. 161), разбой (ст. 162) и хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 162);
2) иные виды неправомерного завладения или пользования чужим имуществом: вымогательство (ст. 163), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165) и неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166);
3) уничтожение или повреждение имущества: умышленные уничтожение или повреждение имущества (ст. 167) и уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168).
§ 3. Понятие, формы и виды хищений имущества
В прим. 1 к ст. 158 УК указывается, что «под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».
Определение хищения – это дефиниция, в которой сконцентрированы и взаимосвязаны признаки, присущие всем формам и видам хищений и отличающие хищения от других преступлений. В цитированное законодательное определение хищения включены следующие шесть признаков:
1) чужое имущество;
2) изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц;
3) противоправность;
4) безвозмездность;
5) причинение ущерба собственнику или иному владельцу;
6) корыстная цель.
Из этих признаков – пять объективных, относящихся один к объекту и четыре к объективной стороне преступления, и один субъективный. К объекту относится первый из перечисленных признаков, характеризующий предмет хищения; к объективной стороне – четыре последующих; к субъективной стороне – шестой – последний из приведенных признаков. Отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность признания совершенного деяния хищением.
Характеристика первого объективного признака – чужого имущества как предмета хищения – основана на понимании предмета преступления в теории уголовного права. Предмет преступления – это предмет материального мира, одушевленный или неодушевленный, в связи с которым или по поводу которого совершается преступление, на который непосредственно воздействует преступник, совершая преступление. Материальный субстрат, выступающий в качестве предмета преступления, является поводом или предпосылкой возникновения и существования общественных отношений, представляющих собой объект преступления. Предмет преступления отличается от объекта преступления тем, что предмет – явление объективной реальности, а объект – явление субъективной реальности (общественное отношение к чему-либо как к социальной ценности).
Предмет хищения – имущество, характеризующееся совокупностью признаков: 1) с социальной стороны имуществом являются лишь вещи, в создание которых вложен общественно необходимый труд человека, обособливающий вещь из природного состояния*; 2) с экономической стороны: а) обладание материальной ценностью и б) определенной стоимостью; 3) с физической стороны -движимый или недвижимый характер.

*См., например: Кригер Г.А., Бабаев М.М. Социалистическая собственность неприкосновенна. М.: Знание, 1968. С. 14; Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М.: Академия МВД СССР, 1974. С. 73-74.

Имуществом являются лишь ценности, имеющие стоимость и ее денежное выражение – цену. Стоимость выражает объективную ценность вещи, ее общественную полезность. Имущество, утратившее в силу тех или иных причин материальную ценность для государства, юридических и физических лиц, не может быть предметом хищения в случае завладения им каким-либо лицом*.

*См., например: Ляпунов Ю.И. Понятие социалистического имущества как предмета хищения // Соц. законность. 1978. № 2. С. 53; Его же. Драгоценные металлы как предмет преступлений // Соц. законность. 1981. №7. С. 33.

Определение ценности имущества, в частности как предмета хищения, осуществляется посредством оценки его в денежном выражении в соответствии с разъяснением, содержащимся в ч. 1 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности», в котором указано, что «при определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов»*.

*Российская газета. 1995. 31 мая.

Особая историческая, научная или культурная ценность предметов или документов, являющихся предметом преступления, ответственность за которое была предусмотрена ст. 1472 УК РСФСР, согласно п. 9 названного выше Постановления «определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры». Ценность иностранной валюты, ценных бумаг в иностранной валюте определяется в рублях по курсу Центрального банка России на день совершения хищения, а драгоценных металлов и природных драгоценных камней, за исключением ювелирных и других бытовых изделий и лома таких изделий, – в соответствии со специальным порядком, установленным законодательством РФ. Стоимость имущества, находящегося в пользовании, определяется с учетом износа.

В зависимости от стоимости имущества хищение подразделяется на виды. В частности, при стоимости похищенного имущества, не превышающей одного минимального размера оплаты труда, хищение чужого имущества путем кражи, присвоения, растраты или мошенничества признается мелким и является не преступлением, а административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях*. Когда же стоимость имущества пятисоткратно превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ, то хищение квалифицируется как совершенное в крупных размерах по пунктам «б» ч. 3-х ст. 158 159, 160, 161 или 162 УК РФ.

*См.: Федеральный закон «О внесении изменения в статью 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях» от 13 января 1999 г. № 20-ФЗ // Российская газета. 1999.2 февраля.


Важно отметить, что размер хищения определяется исходя из стоимости похищенного имущества, а не из размера всего ущерба, причиненного хищением.
С физической стороны имущество как предмет хищения может быть как движимым, так и недвижимым. На основании п. 1 ст. 130 ГК РФ «к. недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество». В соответствии с пунктом 2 этой статьи «вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом».
Движимое имущество, определяемое в теории уголовного права как «имущество, которое по своей физической природе поддается изъятию»*, всегда признавалось предметом хищения, Причем до относительно недавнего времени оговаривалось, что только оно может быть предметом хищения** и, следовательно, недвижимое имущество таким предметом являться не может.

*Гаухман Л.Д., Серова М.В. Ответственность за мелкое хищение государственного или общественного имущества. М.: Профиздат, 1990. С. 48.
**Там же. С. 47-48.

Признание недвижимого имущества предметом хищения вовсе не означает, что такое имущество может быть предметом любой формы хищения. Теоретически и практически оно может являться предметом мошенничества, присвоения и растраты. Вместе с тем в качестве предмета кражи, грабежа, разбоя абсолютно не могут выступать земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса и т.п., т.е. то, что вообще не поддается изъятию; и лишь с бесконечно малой степенью вероятности таким предметом могут быть дома.
С правовой стороны имущество как предмет хищения характеризуется общими и специальным признаками. Общие – это признаки, присущие предмету любого хищения, характеризующие имущество, во-первых, в гражданско-правовом и уголовно-правовом значении, во-вторых, как чужое для виновного и, в-третьих, наличное, т.е. находящееся в собственности или владении собственника или иного владельца. Специальный – это признак, присущий только предмету присвоения и растраты.
Понятие имущества в гражданско-правовом значении вытекает из содержания нормы, предусмотренной ст. 128 ГК, в соответствии с которой имущество может быть разнообразным и представляет собой, в частности, вещи, включая деньги и ценные бумаги, а также имущественные права.
Понятие имущества в уголовно-правовом значении является более узким по содержанию. Это обусловлено тем, что в него не включаются права на имущество, как это усматривается из содержания диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ, которой установлена ответственность, с одной стороны, за хищение чужого имущества и, с другой – за приобретение права на чужое имущество. Под имуществом как предметом хищения в уголовно-правовом значении понимаются вещи, деньги, документы, предоставляющие право на имущество, обладание которыми равносильно обладанию имуществом (например, облигации государственных займов)*.

*См.: Ворошилин Е. Предмет преступления при мошенничестве // Соц. законность. 1976. № 9. С. 60. С точки зрения гражданского права правильнее говорить о документах, подтверждающих право на имущество или на его получение.

Разрешая вопрос о признании таких документов имуществом, необходимо исходить из их экономико-правовой природы. Имуществом являются документы, в частности ценные бумаги, которые обладают эквивалентно-обменными свойствами. Другими словами, это такие документы, которые могут непосредственно обмениваться на деньги по номиналу или в иной пропорции (например, облигации, на которые пал выигрыш) либо на материальные предметы (вещи) или иные имущественные блага по их стоимости, при условии, что такого рода обменные операции имеет право производить любое не персонифицированное лицо*. Иные же документы, предоставляющие права на имущество, но не обладающие эквивалентно-обменными свойствами, могут в уголовно-правовом значении выступать в качестве средства совершения, а не предмета преступления.

*См.: Ляпунов Ю.И. Ценные бумаги как предмет хищения // Соц. законность. 1982. № 9. С.31-34.

Чужим для виновного является такое имущество, независимо от формы собственности, на которое он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права собственности или законного владения. В п. 1 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ разъясняется, что «предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы пятой УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество». Чужим для виновного имуществом является, в частности, и имущество, находящееся в совместной собственности.
Предметом хищения может быть только наличное, т.е. находящееся в собственности или владении собственника или иного владельца имущество, а именно: поступившее в собственность или владение и не выбывшее из них. Этот признак позволяет отграничить предмет хищения от предметов преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 165,201 и 285 УК РФ. Предметом последних преступлений может быть и имущество, которое должно было поступить, но еще не поступило в собственность или владение собственника или иного владельца*.

*См.: Ляпунов Ю.И. Изъятие как обобщенный способ хищения // Соц. законность. 1984. № 8. С. 37.

Специальным признаком, характеризующим имущество как предмет присвоения и растраты, является вверенность имущества виновному. На это указано в ч, 3 п. 3 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г., где говорится, что хищение «имущества, вверенного виновному, следует квалифицировать как присвоение или растрату чужого имущества»*.

*Российская газета. 1995. 31 мая.

Вверенность имущества означает, что оно до хищения находится в правомерном владении виновного и последний наделен в отношении его определенными правомочиями, вытекающими из правомерного владения. Однако они отличаются от правомочий собственника.
С одной стороны, собственник обладает правомочиями владения, пользования и распоряжения имуществом, а лицо, которому оно вверено, только одним из них – правомочием владения. С другой – правомочие владения последнего является ограниченным по сравнению с одноименным правомочием собственника. Эта ограниченность состоит в следующем. Во-первых, лицо, которому вверяется имущество, получает его от собственника или иного владельца и отчитывается за него по документу. Оно несет полную материальную ответственность за такое имущество, будучи материально ответственным лицом. Общие условия, создающие возможность передачи имущества в правомерное владение отдельного лица, – договор о материальной ответственности последнего с собственником или иным владельцем или их специальное поручение. Во-вторых, вверенность представляет собой временное владение, т.е осуществляемое в течение определенного промежутка времени, чья максимальная продолжительность не может превышать периода исполнения служебных обязанностей с материальной ответственностью на данном участке работы либо периода выполнения специального поручения, включая отчете нем. В-третьих, лицо, которому вверено имущество, может пользоваться в отношении него правомочиями, вытекающими из правомочия владения, только в соответствии с теми целями, для достижения которых оно вверяется, и с соблюдением установленных собственником или иным владельцем правил осуществления правомочий. Указанное лицо пользуется правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению, которые производны от правомочия владения, не выходят за его рамки и носят технический характер. В частности, правомочие по распоряжению существенно отличается от одноименного правомочия собственника. Последнее выходит за рамки владения имуществом, а первое – нет, поскольку в отличие от собственника названное лицо не имеет права своим волевым актом устанавливать те или иные правоотношения по поводу имущества и распоряжается им лишь в пределах, установленных собственником, в соответствии с целевым назначением.
Таким образом, имущество в качестве предмета хищения в наиболее общем и сжатом виде определяется как материальный предмет, созданный общественно необходимым трудом, имеющий материальную ценность и определенную стоимость, представляющий собой движимую или недвижимую вещь и являющийся чужим для виновного.
Это определение имущества как предмета хищения позволяет отграничить хищение от других, смежных составов преступлений: по вложению в его создание общественно необходимого труда – от экологических преступлений, по отношению к нему виновного – от самоуправства.
Не могут быть предметом хищения, определенного в прим. 1 к ст. 158 УК РФ: а) радиоактивные материалы; б) огнестрельное оружие, комплектирующие детали к нему, боевые припасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства; в) наркотические средства, психотропные вещества; г) документы, штампы, печати, паспорта, личные документы. Хищения названных предметов посягают не на собственность, а на другие объекты. Ответственность за эти преступления предусмотрена специальными нормами Особенной части уголовного законодательства – соответственно ст. 221,226, 229 и 325 УК РФ. Это связано с тем, что в отечественном уголовном праве существует положение, согласно которому, если деяние подпадает под действие двух норм – общей и специальной, применяется только специальная норма.
В определении хищения предусмотрено четыре признака, характеризующих объективную сторону преступления. Из них первые три характеризуют деяние, а четвертый – последствие.
Первым таким признаком является изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, представляющее собой действие.
Изъятие – это извлечение чужого имущества из владения собственника или иного владельца с одновременным обращением его в обладание виновного или других лиц. Изъятие всегда сопряжено с обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При изъятии уже в момент его совершения сам переход имущества в обладание виновного осуществляется против или помимо воли собственника или иного владельца. Изъятие чужого имущества происходит при краже и грабеже, а также в случаях фактического завладения им при разбое.
Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, когда ему не сопутствует изъятие, – это перевод виновным чужого имущества, добровольно переданного ему собственником или иным владельцем, в свое окончательное обладание, выражающееся в поставлении виновным себя или других лиц на место собственника. При таком обращении сам переход имущества к виновному происходит по воле собственника или иного владельца: при мошенничестве – под влиянием обмана или злоупотреблением доверием; при присвоении и растрате – в силу правоотношений между собственником или иным владельцем, с одной стороны, и виновным – с другой. Перевод же этого имущества виновным в окончательное обладание им самим или другими лицами осуществляется против или помимо воли собственника или иного владельца. Такой перевод производится посредством совершения определенных действий, обеспечивающих фактическое приобретение виновным или другими лицами статуса собственника или иного владельца, например: представления фиктивного документа об израсходовании или списании вверенного имущества; утайки и непредъявлении этого имущества в момент инвентаризации, сопряженных с последующим вывозом с охраняемой территории предприятия или с продажей, дарением, потреблением; укрывательства виновного с имуществом, полученным путем обмана или злоупотребления доверием, от собственника или иного владельца.
Вторым признаком хищения, относящимся к объективной стороне, является противоправность изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Под противоправностью следует понимать совершение названных действий, во-первых, в нарушение законодательства, регламентирующего порядок распределения материальных благ в государстве, и, во-вторых, в формах, предусмотренных уголовным законом (кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа и разбоя), которые определяются в ч. 1-х ст. 158, 159, 160, 161 и 162 УК РФ.
Третий признак хищения, относящийся к объективной стороне, – безвозмездность – характеризует хищение как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц без возмещения его эквивалента, т.е. как паразитическое обогащение (при отсутствии у виновного намерения осуществить такое возмещение в будущем).
Безвозмездность имеет место при изъятии и (или) обращении в пользу виновного или других лиц имущества как вообще без возмещения его эквивалента, так и частичного возмещения. В последнем случае безвозмездность распространяется на невозмещенную часть.
Последний (четвертый) признак объективной стороны, содержащийся в законодательном определении хищения, представлен последствием, которым является причинение ущерба собственнику или иному владельцу. Под таким ущербом понимается лишь положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и (или) обращенного в пользу виновного или других лив. В размер ущерба не включается упущенная выгода, о которой упоминалось ранее. Наличие в определении хищения данного признака позволяет отграничить хищение от изъятия предметов, не имеющих стоимости.
Признаком, включенным в законодательное определение хищения, относящимся к субъективной стороне, является корыстная цель.
Суть корыстной цели состоит в том, что, совершая хищение, виновный стремится обогатиться сам или обогатить других лиц за счет чужого имущества с нарушением порядка распределения материальных благ, установленного законодательством. Корыстная цель имманентно присуща хищению. Она представляет и представляла собой критерий для отграничения хищения от ряда других преступлений, например, от злоупотребления полномочиями, злоупотребления должностными полномочиями, уничтожения или повреждения имущества, самоуправства, хулиганства.
Не может быть признано хищением изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц не с корыстной целью, а для его уничтожения или повреждения либо для нарушения общественного порядка, а также для осуществления виновным своего действительного или предполагаемого права. Содеянное в таких случаях представляет собой не хищение, а соответственно уничтожение или повреждение имущества, хулиганство либо самоуправство.
Помимо признаков, включенных в законодательное определение хищения, любому хищению присущи еще такие общие признаки, как объект посягательства и умышленная форма вины.
Объект хищения соответствует родовому объекту преступлений против собственности, которым являются отношения собственности, независимо от ее форм. Кроме того, обязательным признаком отношений собственности как объекта всякого хищения является порядок распределения материальных благ, установленный и регламентированный законодательством. Совершающий хищение нарушает отношения собственности и одновременно законный порядок распределения материальных благ. Таким образом, объект хищения – это общественные отношения собственности, связанные с законным порядком распределения материальных благ.
Умышленная форма вины как признак хищения обусловлена правовым статусом данного преступления. Он заключается в намеренном и целенаправленном обогащении виновного за счет чужого имущества. При таком обогащении возможен только прямой умысел и исключается неосторожная форма вины или даже косвенный умысел. Констатация данного положения – возможности совершения хищения только с прямым умыслом – позволяет установить направленность на совершение хищения в том или ином размере; является предпосылкой для констатации предварительной преступной деятельности (приготовления к хищению, покушения на него) и соучастия в преступлении, ибо то и другое свойственно преступлениям, совершаемым только с прямым умыслом; представляет собой критерий для отграничения хищения от злоупотребления полномочиями, злоупотребления должностными полномочиями, халатности, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.
Установление направленности умысла на хищение в том или ином размере необходимо главным образом потому, что в зависимости от размера различаются хищения: мелкие – до одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РФ, за совершение которых предусмотрена только административная ответственность (ст. 49 КоАП РСФСР); в значительном размере – свыше одного до пятисот минимальных размеров оплаты труда (ст. 158-162 УК РФ, за исключением пунктов «б» частей 3-х этих статей, где предусмотрена ответственность за хищения в крупных размерах); в крупных размерах – свыше пятисот минимальных размеров оплаты труда (пункты «б» частей 3-х тех же статей). Кроме того, размер является одним из критериев определения особой исторической, научной или культурной ценности предметов или документов (ст. 164), а также кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа, причинивших значительный ущерб потерпевшему (части 2-е ст. 158-161 УК РФ).
Наличие прямого умысла на хищение, включающего, как было отмечено, в качестве элемента его волевого момента цель хищения, отличает данное преступление от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. На это указано в п. 5 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5*.

*См.: Российская газета. 1995. 31 мая.

Таким образом, с учетом законодательного определения на теоретическом уровне хищение необходимо определить как посягающее на отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ, совершенное в формах и видах, предусмотренных законом (ст. 158-162, 164 УК РФ), умышленное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.
Хищения подразделяются на формы и виды. Деление на формы проводится по такому основанию, как типичный наиболее общий способ совершения хищения, предусмотренный уголовным законом, а на виды – по размеру хищения.
Формы хищений – это отличающиеся друг от друга типичные, наиболее общие способы совершения хищений, определенные в уголовном законе. По УК РФ формы хищений определены в ст. 158-162 У К, причем при определении кражи (ч. 1 ст. 158), мошенничества (ч. 1 ст. 159), присвоения (ч. 1 ст. 160), растраты (ч. 1 ст. 160) и грабежа (ч. 1 ст. 161) прямо указано, что каждое из этих преступлений является хищением чужого имущества, а при определении разбоя (ч. 1 ст. 162) – что он совершается с целью хищения чужого имущества. Отнесение разбоя к одной из форм хищения, хотя он и признается оконченным с момента нападения, соединенного с указанными в законе насильственными действиями, независимо от факта хищения чужого имущества, обосновывается тем, что, во-первых, осуществляемое в результате разбоя хищение полностью охватывается составом данного преступления и, во-вторых, фактическое хищение чужого имущества имеет место в подавляющем большинстве совершенных разбойных нападений.
В соответствии с УК РФ выделяются шесть форм хищений;
1) кража (ст. 158);

<<

стр. 3
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>