<<

стр. 4
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

2) мошенничество (ст. 159);
3) присвоение (ст. 160);
4) растрата (ст. 160);
5) грабеж (ст. 161);
6) разбой (ст. 162).
Хищения дифференцируются на виды в зависимости от размера хищения. Как отмечалось, различаются следующие виды хищений: 1) мелкое; 2) в значительном размере; 3) в крупных размерах. В качестве видов хищений необходимо рассматривать также хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную или культурную ценность, и кражу, мошенничество, присвоение, растрату и грабеж, причинившие значительный ущерб потерпевшему, хотя применительно к этим видам хищений их размер является не единственным и определяющим, а лишь одним из оснований деления хищений на виды. Значительный размер хищения является признаком основных, квалифицированных и особо квалифицированных составов всех форм хищения; крупный размер – их особо квалифицированных составов; значительный ущерб потерпевшему – квалифицированных составов кражи, мошенничества, присвоения, растраты и грабежа, а особая историческая, научная или культурная ценность – основного и квалифицированного составов преступления хищения предметов, имеющих особую ценность.
Среди форм и видов хищений, согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ, преступлениями средней тяжести признаются: кража, мошенничество, присвоение, растрата и грабеж, совершенные без отягчающих и особо отягчающих (квалифицирующих и особо квалифицирующих) обстоятельств (части 1-е ст. 158,159,160 и 161 УК РФ); ч. 4 ст. 15 этого УК тяжкими: кража, мошенничество, присвоение и растрата, совершенные при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах (части 2-е и 3-й ст. 158, 159, 160), грабеж, совершенный при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 161), и хищение предметов, имеющих особую ценность, совершенное без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 164); ч. 5 ст. 15 УК особо тяжкими: грабеж, совершенный при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 161), разбой, совершенный при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 162), и хищение предметов, имеющих особую ценность, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 64 УК РФ).
Кража (ст. 158 УК РФ)
Объект и предмет кражи полностью соответствуют объекту и предмету любого хищения.
Объективная сторона кражи характеризуется тайным хищением чужого имущества. Хищение при краже выражается в изъятии и обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, т.е. представляет собой похищение такого имущества.
Тайным хищение имущества признается при наличии двух критериев – объективного и субъективного. Объективный критерий состоит в том, что изъятие чужого имущества осуществляется в одной из следующих ситуаций: 1) незаметно для потерпевшего и окружающих; 2) на глазах окружающих, не осознающих противоправности изъятия; 3) в присутствии лиц, которые понимают, что происходит хищение, но ввиду определенных взаимоотношений с виновным (родные, близкие, друзья, знакомые) не противодействуют или, по его мнению, не могут или не должны противодействовать хищению. Субъективный критерий заключается в осознании виновным того, что изъятие он совершает тайно – незаметно для потерпевшего, окружающих, а также для иных посторонних лиц, т.е. не являющихся его родными, близкими и т.д., или что посторонние лица, наблюдая факт изъятия имущества, не понимают, что происходит хищение*. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала тайным, а не открытым хищением чужого имущества действия 3., который, придя со своей знакомой М. в квартиру Л. для распития спиртного и оставшись там ночевать, предложил М. совершить кражу магнитолы, принадлежащей матери Л., а после отказа М. в ее присутствии и в одиночку совершил эту кражу, сознавая, что М. для него близкий человек, и будучи уверен в сохранении тайны хищения**.

*См. также Гаухман Л.Д.,Серова М.В. Указ. соч. С. 51.
**См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Фкдкрации. 1995. №2. С.6-7.

Если объективный и субъективный критерии не совпадают, т.е. в коллизионных случаях, решающим при определении тайного способа хищения является субъективный критерий*. Например, кражей, а не грабежом признается хищение, когда виновный намерен изъять имущество тайно, но его действия замечены.

*См. например: Советское уголовное право. Часть Особенная. М.: Юрид. лит., 1979. С. 111

Тайность изъятия отличает кражу от грабежа, характеризующегося открытым изъятием имущества.
Способ хищения – тайный или открытый – определяется на момент изъятия имущества. При этом сомнения при установлении того или иного способа истолковываются в пользу виновного, т.е. хищение в таких случаях признается тайным.
Кража, как и грабеж, считается оконченным преступлением, когда чужое имущество изъято и обращено в пользу виновного или других лиц, т.е. когда виновный, как указано в ч. 1 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» с изменениями от 21 сентября 1977 г., 27 ноября 1981 г. и 26 апреля 1984 г., «имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им»*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 4; 1977. № 6; 1982. № 1; 1984. № 4. ,

Вопрос о моменте окончания кражи имеет существенное значение для квалификации действий исполнителя и причастных к хищению лиц. Постановка этого вопроса вызвана тем, что особенности хранения имущества в ряде случаев вынуждают лицо, совершающее кражу, действовать в несколько этапов. Так, при краже с охраняемой территории чужое имущество может быть взято со склада или из цеха, затем перемещено в другое место на территории предприятия, после чего вынесено из проходной. В соответствии с приведенным разъяснением Пленума Верховного Суда СССР хищение является оконченным, когда изъятое чужое имущество вынесено с охраняемой территории, поскольку только с этого момента виновный получает реальную возможность распоряжаться им по своему усмотрению или пользоваться им, т.е. обратить его в свою пользу или пользу других лиц. Приведенное положение означает, что, во-первых, с момента изъятия имущества с отведенного ему места до момента, когда оно вынесено с охраняемой территории, содеянное представляет собой покушение на кражу и, во-вторых, лица, содействовавшие виновному в указанный период в утаивании или выносе имущества, согласно ч. 2 п. 10 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. с изменениями от 21 сентября 1977 г., 27 ноября 1981 г. и 26 апреля 1984 г., являются соучастниками хищения*.

*См. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 4; 1977. № 6; 1982. № 1; 1984. № 4.

Кроме того, момент окончания кражи имеет значение для квалификации содеянного, когда возникает вопрос о том, имеет ли место так называемое «перерастание» кражи в грабеж либо разбой или нет. В этой связи в ч. 2 и 3 п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности» содержатся следующие указания: «Действия, начатые как кража, но затем обнаруженные потерпевшем или другими лицами и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или удержания его, должны квалифицироваться как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой.
Если насильственные действия совершены по окончании кражи с целью скрыться или избежать задержания, они не могут рассматриваться как грабеж или разбой и подлежат самостоятельной квалификации по соответствующим статьям УК в зависимости от характера этих действий и наступивших последствий».
Последствием оконченной кражи, ответственность за совершение которой предусмотрена ч. 1 ст. 158 УК РФ, является материальный ущерб, причиненный собственнику или иному владельцу имущества, на сумму, превышающую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ. Этот ущерб не должен быть значительным для потерпевшего, поскольку при причинении такого ущерба ответственность за кражу наступает по ч. 2 ст. 158 УК РФ, или крупным (ч. 3 ст. 158).
Субъект кражи – лицо, достигшее 14-ти лет.
Субъективная сторона кражи, как и любого хищения, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.
Частью 2 ст. 158 УК РФ предусмотрены четыре квалифицирующих признака, характеризующих совершение кражи: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище (п. «в») и 4) с причинением значительного ущерба гражданину (п. «г»). Для квалификации кражи по ч. 2 ст. 158 УК РФ достаточно наличия любого из перечисленных признаков.
Определение первого квалифицирующего признака кражи – совершение ее группой лиц по предварительному сговору – основывается на законоположении, содержащемся в ч. 2 ст. 35 УК РФ.
Для наличия названного квалифицирующего признака необходимы, с одной стороны, участие в совершении кражи в качестве соисполнителей не менее двух лиц, каждое из которых обладает всеми признаками общего субъекта преступления, т.е. является физическим вменяемым лицом, достигшим 14-летнего возраста, и, с другой – сговор между этими лицами, состоявшийся до начала совершения кражи.
Состоявшимся до начала совершения кражи признается сговор до начала осуществления действий, непосредственно направленных на совершение данного преступления, т.е. до покушения на кражу.
Второй квалифицирующий признак кражи – неоднократность – определяется прим. 3 к ст. 158 УК РФ, где указано что «неоднократным в статьях 158-166 настоящего Кодекса признается совершение преступления, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями, а также статьями 209, 221, 226 и 229 настоящего Кодекса».
Кроме того, в соответствии с содержащимся в п. 10 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 разъяснением кражу, а равно мошенничество, присвоение, растрату, грабеж и вымогательство необходимо признавать неоднократным преступлением, если виновный был ранее судим как за преступления, перечисленные в прим. 3 к ст. 158 УК РФ, так и за преступления, перечисленные в ч. 3 прим. к ст. 144 УК РСФСР в редакции упоминавшегося Федерального закона от 1 июля 1994 г., и за преступления, ответственность за которые была предусмотрена ст. 89-93 и 95, входившими в перечень примечания к ст. 144 УК РСФСР до принятия упоминавшегося Федерального закона РФ от 1 июля 1994 г., исключившего названные статьи.
Вместе с тем, как разъяснено в п. 11 ранее называвшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г., № 5 «судимости в других странах СНГ после прекращения существования СССР не должны приниматься во внимание при квалификации преступлений, но могут учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство в соответствии со статьей 76 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам стран-участниц СНГ от 22 января 1993 г.»*.

*Российская газета 1995. 31 мая

Кража должна признаваться неоднократной, если до ее совершения виновный был судим за любое из преступлений, во-первых, перечисленных в прим. 3 к ст. 158 УК РФ, во-вторых, указанных в ч. 3 прим. к ст. 144 УК РСФСР в редакции после 1 июля 1994 г., в-третьих, предусматривавшихся статьями 89-93', 95, входившими в перечень статей, содержавшийся в прим. к статье 144 этого же УК до принятия упоминавшегося Федерального закона РФ от 1 июля 1994 г., и, в-четвертых, ответственность за которые предусматривалась соответствующими статьями УК союзных республик 1959-1961 гг. бывшего СССР, ныне стран-участниц СНГ, при условии осуждения виновного в этих странах до прекращения существования СССР.
Для признания кражи неоднократной по признаку судимости за указанные преступления необходимо, чтобы эта судимость не была погашена или снята в порядке, установленном уголовным законом.
Рассматриваемый квалифицирующий признак кражи – неоднократность – налицо как тогда, когда за ранее совершенное преступление виновный был судим, так и тогда, когда за него он судим не был. При отсутствии судимости за предшествовавшее преступление необходимо, чтобы не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за его совершение (ч. 2 ст. 16 УК РФ).
Третьим квалифицирующим признаком кражи является ее совершение с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Содержание данного признака раскрывается в сохраняющих свое действие в меру не противоречия новому уголовному законодательству постановлениях Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. № 2 с изменениями от 21 июня 1985 г. «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении указов Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. «О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства») и от 15 октября 1982 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР»* и от 5 сентября 1986 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности»**.

*См. Бюллетень Верховного суда СССР. 1984. № 3; 1985. N4.
**См. Там же. 1986. №6

Согласно ч. 2 п. 9 названного Постановления Пленума Верховного суда СССР от 5 сентября 1986 г. «проникновение – это вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в жилище»*. Аналогичное определение проникновения в помещение, иное хранилище или жилище содержится в ч. 2 п. 14 указанного Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. с изменениями от 21 июня 1985 г.**

*См. Там же. 1986. № 6.
**См. Там же. 1984. № 3; 1985. N4.

В соответствии с ч. 3 и 4 п. 9 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. «жилище – это помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, дача, садовый домик и т. п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.).
.Не могут признаваться жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания (например, обособленные от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие хозяйственные помещения)*. По существу так же определено понятие жилища в ч. 5 п. 14 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. с изменениями от 21 июня 1985 г**.

*См.: Там же 1986. №6
**См.: Там же 1985. №4

Для наличия рассматриваемого квалифицирующего признака кражи необходимо, чтобы проникновение в жилище, помещение или иное хранилище было осуществлено именно с целью хищения находящегося там имущества. На это обращено внимание в ч. 5 п. 9 цитированного Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г., где указано, что «решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака проникновения в жилище, необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в жилище и когда именно у него возник умысел на завладение имуществом. Если лицо вначале находилось в жилище без намерения совершить хищение, но затем завладело чужим имуществом, в его действиях указанный признак отсутствует»*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6.

Проникновение в жилище, помещение или иное хранилище представляет собой квалифицирующий признак кражи при условии, что оно осуществлено незаконно, то есть при отсутствии права проникнуть туда без ведома, разрешения или согласия собственника или владельца либо для осуществления общественно необходимой деятельности.
Четвертый квалифицирующий признак кражи – это причинение значительного ущерба гражданину. На раскрытие содержания данного признака ориентирует разъяснение, содержащееся в п. 7 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5, согласно которому при решении вопроса «о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить как из его стоимости, так и других существенных обстоятельств. Ими, в частности, могут быть материальное положение физического лица, финансовое положение юридического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца»*.

*Российская газета. 1995. 31 мая.

Данный квалифицирующий признак, с учетом приведенной рекомендации
Пленума Верховного Суда РФ, необходимо устанавливать на основании объективного и субъективного критериев. Объективный критерий складывается из трех моментов: 1) стоимости похищенного имущества; 2) материального, в частности финансового, положения потерпевшего и 3) соотношения того и другого. Субъективный критерий заключается в осознании виновным названных моментов и, исходя из этого, ущерба потерпевшему как значительного.
Следует подчеркнуть, что рассматриваемый квалифицирующий признак является преимущественно оценочным. Его наличие или отсутствие определяется на основе анализа конкретных обстоятельств совершенного преступления, характеризующих названные критерии. Причем необходимо иметь в виду, что верхний предел размера значительного ущерба не должен пятисоткратно превышать минимальный размер оплаты труда, поскольку такое превышение характеризует крупные размеры хищения, представляющие собой особо квалифицирующий признак кражи.
Частью 3 ст. 158 УК РФ предусмотрены такие особо квалифицирующие признаки, как совершение кражи: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в крупном размере (п. «б») и 3) лицом, ранее два или более раза судимым за хищения или вымогательство (п. «в»).
Первый особо квалифицирующий признак кражи – совершение ее организованной группой – определяется в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Понятие организованной группы детализируется в п. 4 называвшегося ранее Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г., в котором разъясняется, что «под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п.»*. Перечень признаков, присущих организованной группе, не является исчерпывающим. Ими могут быть также «подготовка средств и орудий преступления, подбор соучастников, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы»**.

*Российская газета. 1995 31 мая.
**Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 9. С. 14

Представляется, что определяющим признаком организованной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие организатора или руководителя группы.
Совершение кражи преступным сообществом (преступной организации) представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 и ст. 210 УК РФ.
Понятие второго особо квалифицирующего признака определено в прим. 2 к ст. 158 УК РФ, где закреплено, что «крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления».
Содержание этого особо квалифицирующего признака конкретизируется в п. 8 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5, где предлагается «иметь в виду, что как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого, в том числе и государственного, имущества, общая стоимость которого двухсоткратно (по УК РСФСР 1960г.; пятисоткратно – по УК РФ 1996г. -Л.Г.) превышает минимальный размер оплаты труда, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах»*.

*Российская газета. 1995.31 мая.

Третьим особо квалифицирующим признаком кражи является ее совершение лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.
На основании прим. 4 к ст. 158 УК РФ «лицом, ранее судимым за хищение либо вымогательство, в статьях настоящей главы, а также в других статьях настоящего Кодекса признается лицо, имеющее судимость за одно или несколько преступлений, предусмотренных статьями 158-164, 209, 221, 226 и 229 настоящего Кодекса».
Для наличия данного особо квалифицирующего признака кражи чужого имущества необходимо, чтобы лицо до совершения кражи было не менее двух раз судимо за любые, независимо от последовательности, из преступлений, указанных в прим. 4 к ст. 158 УК, и эти судимости не были погашены или сняты в порядке, установленном уголовным законом. При наличии только одной прежней судимости за какое-либо из этих преступлений кража признается совершенной неоднократно и квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.
Мошенничество (ст. 159 УК РФ)
Объект и предмет мошенничества полностью соответствуют объекту и предмету любого хищения, за исключением мошенничества в форме приобретения права на имущество, не являющегося хищением.
В уголовно-правовом значении имущественные права не охватываются понятием имущества, поскольку в этой отрасли законодательства имущество и право на имущество представляют собой разные категории, отличные друг от друга.
Объективная сторона мошенничества выражается альтернативно в одном из двух действий: 1) хищении чужого имущества или 2) приобретении права на чужое имущество, каждое из которых реализуется также альтернативно путем обмана или злоупотребления доверием.
Хищение чужого имущества при мошенничестве – это обращение такого имущества в пользу виновного или других лиц. Причем указанное обращение осуществляется в результате не изъятия имущества против или помимо воли собственника или владельца, а в результате добровольной передачи его последними виновному, которая, однако, не основана на осведомленности потерпевшего о ее истинных условиях и последствиях, поскольку вызвана заблуждением вследствие обмана или злоупотребления доверием.
Приобретение права на чужое имущество – это обращение такого права в пользу виновного или других лиц, осуществляемое аналогично хищению имущества.
Обман и злоупотребление доверием – это способы, средства завладения чужим имуществом или приобретения права на имущество.
Обман представляет собой сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящее в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону совершении имущественной сделки должны быть сообщены (пассивный обман). Мошенническим может быть любой обман, направленный на непосредственное обращение чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц или приобретение права на имущество, независимо от его формы, искусности и убедительности выражения, а также степени доверчивости и характера заинтересованности потерпевшего.
Мошеннический обман осуществляется в словесной форме – устной или письменной – либо посредством действий. Обычно обе формы обмана сочетаются. Так, после устного обмана, вследствие которого мошенник получает от потерпевшего, например, деньги для якобы удовлетворения потребности последнего, виновный скрывается, обратив эти деньги в свою пользу.
Обман может относиться к различным обстоятельствам, в частности, касающимся личности виновного, предмета мошенничества, тех или иных действий имущественного характера.
Так, обман относительно личности виновного может выражаться в том, что мошенник выдает себя за другое лицо, приписывая себе качества, которыми он в действительности не обладает.
Получая по похищенному или найденному номерку чужое пальто в гардеробе, мошенник приписывает себе права собственника или владельца данного пальто, которыми он фактически не обладает.
Обман в предмете мошенничества состоит в создании у потерпевшего искаженного представления относительно качества, свойств или количества вещей или ценностей, например в придании предмету внешнего вида другого предмета, более ценного. Так нередко преступники сбывают фальшивые бриллианты, выдавая их за натуральные.
Изготовление поддельных денег или ценных бумаг представляет собой фальшивомонетничество, ответственность за которое установлена ст. 186 УК РФ. Однако изготовление путем грубой подделки денежных купюр, которые могут быть использованы лишь для обмана отдельных граждан, является мошенничеством.
Следует заметить, что обман относительно предмета сделки является одним из наиболее распространенных способов мошенничества. Формы такого обмана весьма разнообразны. Они могут выражаться в уплате за вещь меньшей сумммы денег, чем обусловлено соглашением; в передаче вместо обещанной другой вещи, обладающей худшими качествами; во вручении вместо денег или товара так называемой «куклы», т.е. свертка с нарезанной в форме денег бумагой или не имеющими ценности предметами, имитирующими то, что желает приобрести потерпевший, и т.п.
Мошеннический обман может проявляться в сообщении заведомо ложных сведений об обстоятельствах прошлого, настоящего и будущего.
Злоупотребление доверием – это использование виновным доверительного отношения к нему потерпевшего во вред последнему. Такое отношение может возникнуть в результате правовых (например, доверие к лицу как представителю власти) или фактических взаимоотношений (доверие к знакомому, сослуживцу и т. д.). Доверие – это вера в честность, искренность, добропорядочность, хорошие намерения другого человека.
Злоупотребляя доверием, мошенник использует уже сложившиеся доверительные отношения с потерпевшим, вследствие чего для изъятия имущества или приобретения права на имущество не требуется прибегать еще и к обману.
При мошенническом злоупотреблении доверием, как и при обмане, потерпевший передает имущество или право на имущество сам по своей воле, а виновный обращает это имущество в свою пользу или пользу третьих лиц либо присваивает указанное право. В этом отличие мошенничества от кражи, совершенной путем злоупотребления доверием.
Аналогичный критерий лежит в основе отграничения мошенничества от грабежа, совершенного путем так называемого самочинного обыска. Самочинный обыск заключается в том, что виновные, выдавая себя за работников милиции или прокуратуры и предъявляя поддельные документы на право производства обыска, проникают в квартиру потерпевшего, где и производят незаконный обыск, отыскивая и изымая обычно наиболее ценные вещи и деньги, якобы необходимые для приобщения к уголовному делу, с которыми скрываются. Подобный обыск может быть расценен как мошенничество лишь тогда, когда потерпевший, не подозревая обмана, убежден в правомерности обыска и изъятия имущества и не препятствует происходящему с его ведома и согласия. В случаях же, когда потерпевшего не удается ввести в заблуждение относительно истинного характера самочинного обыска, так как он обнаруживает его фиктивность и протестует против изъятия имущества, а виновные все-таки изымают имущество вопреки воле и согласию собственника или иного владельца, деяние представляет собой не мошенничество, а грабеж. Кроме того, лица, производящие самочинный обыск и выдающие себя за работников милиции, прокуратуры, иных представителей власти или должностных лиц, если они таковыми не являются, несут ответственность еще по ст. 288 УК РФ за присвоение полномочий должностного лица, а если являются – по ст. 286 этого УК за превышение должностных полномочий.
Мошенничество, как и кража, считается оконченным преступлением, когда чужое имущество обращено в пользу виновного или других лиц, т.е. в момент, когда виновный получает реальную возможность распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению или пользоваться им.
Субъект мошенничества – лицо, достигшее 16-ти лет. Мошенничество имеет сходные черты с обманом потребителей, ответственность а который установлена ст. 200 УК РФ, когда он совершается в значительном размере постоянным или временным работником организации, осуществляющей реализацию товаров или оказывающей услуги, либо гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя в сфере торговли. Различаются эти преступления по субъекту и объекту. Субъектом обмана потребителей являются указанные работники организации, осуществляющей реализацию товаров или оказывающей услуги, или гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя в сфере торговли, а мошенничества – любое иное частное лицо. Объект обмана потребителей – общественные отношения, обеспечивающие интересы в сфере экономической деятельности – торговли и бытового обслуживания населения, а также являющийся дополнительным – общественные отношения, обеспечивающие имущественные интересы потребителей. Объект же мошенничества, как и любой формы хищения, – общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ в государстве.
Отмеченное позволяет заключить, что субъектом мошенничества является любое лицо, за исключением указанных работников организаций, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги, либо граждан, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли, при осуществлении ими соответствующей служебной или предпринимательской деятельности.
Субъективная сторона мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.
Понятие корыстной цели при мошенничестве шире, чем при любой другой форме хищения, поскольку представляет собой стремление виновного незаконно обогатиться посредством не только обращения в свою пользу или пользу других лиц чужого имущества, но и приобретения права на имущество*.

*См.: Гаухман Л.Д., Пашковский В.А. Уголовно-правовая охрана личной собственности граждан. М.: Знание, 1978. С. 45-50.

Частью 2 ст. 159 УК РФ предусмотрены четыре квалифицирующих признака, характеризующих совершение мошенничества: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) лицом с использованием служебного положения (п. «в») и 4) с причинением значительного ущерба гражданину (п. «г»), а ч. 3 этой статьи – три особо квалифицирующих признака, состоящих в совершении мошенничества: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в крупном размере (п. «б») и 3) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство (п. «в»).
Содержание этих квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков, кроме третьего из перечисленных квалифицирующего признака, совпадает с содержанием одноименных признаков, рассмотренных ранее применительно к краже. Причем для квалификации мошенничества как совершенного по предварительному сговору группой лиц или организованной группой необходимо, чтобы участники той и другой групп были осведомлены о совершении именно мошенничества либо допускали возможность совершения этого преступления.
Третий квалифицирующий признак – совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения – имеет место при наличии совокупности трех обстоятельств, первым из которых является статус субъекта вторым – использование последним своего служебного положения и третьим – особенности правовой природы имущества как предмета данного вида мошенничества.
Субъект мошенничества, ответственность за которое предусмотрена п. «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ, специальный. Таковым являются лица, статус которых определен в примечаниях к ст. 285 и прим. 1 к ст. 201 УК.
Использование своего служебного положения – это, применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку, злоупотребление для хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество полномочиями, предоставленными лицу любой из перечисленных категорий для исполнения возложенных на него служебных обязанностей.
Имущество как предмет мошенничества, совершенного лицом с использованием своего служебного положения, по своей правовой природе не является вверенным виновному, поскольку имущество, вверенное виновному, представляет собой предмет присвоения или растраты, но не мошенничества. В качестве предмета данного квалифицированного вида мошенничества чужое для виновного имущество может быть находящимся в его оперативно-хозяйственном управлении* либо таким, в отношении которого он вправе совершать действия, имеющие юридическое значение, то есть влекущие получение права на приобретение имущества самим виновным или другими лицами.

*См.: Курс советского уголовного права (часть Особенная). Л.: ЛГУ, 1973. Т. 3. С. 430.

В связи с исключением из уголовного закона в качестве самостоятельной такой формы хищения, как хищение путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением, возникла проблема квалификации и отграничения от мошенничества совершенного лицом, имеющим очерченный статус, с использованием своего служебного положения хищения чужого имущества, или имущества, находящегося в оперативно-хозяйственном управлении, или имущества, в отношении которого лицо управомочено осуществлять действия, имеющие юридическое значение, при отсутствии обмана или злоупотребления доверием.
От мошенничества с использованием лицом своего служебного положения данные деяния отличаются тем, что при их совершении виновные не используют такие способы обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, как обман или злоупотребление доверием, а изымают имущество, обращая его в свою пользу или пользу других лиц, тайно или открыто, злоупотребляя при этом предоставленными им полномочиями или превышая их.
Присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ)
Объект присвоения и растраты полностью соответствует объекту любого хищения. Предметом этих форм хищения является вверенное имущество, понятие которого раскрыто при характеристике предмета хищения.
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется как хищение чужого имущества, вверенного виновному. Формами совершения данного преступления являются альтернативно присвоение или растрата.
Присвоение – это форма хищения, представляющая собой обращение в свою пользу или пользу других лиц вверенного имущества посредством уклонения от его возвращения собственнику или владельцу, т.е. совершение действий, обеспечивающих удержание у себя такого имущества и установления над ним незаконного владения.
Растрата – форма хищения, при которой виновный обращает вверенное имущество в свою пользу или пользу других лиц посредством отчуждения, расходования, потребления, т.е. совершения действий, представляющих собой незаконное распоряжение или пользование этим имуществом взамен правомерного владения им.
Рассматриваемое преступление характеризуется признаками как общими для обеих форм хищения, так и отличающими их друг от друга.
Первый общий признак состоит в обращении виновным в свою пользу или пользу других лиц имущества посредством незаконного использования правомочий, которыми он наделен в отношении этого имущества. Совершая присвоение или растрату, виновный взамен правомерного устанавливает незаконное владение имуществом либо противоправно пользуется или распоряжается им.
На данный признак и возможность отграничить с его помощью эти формы хищения от кражи указано в п. 2 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 с изменениями от 21 сентября 1977 г., 27 ноября 1981 г. и 26 апреля 1984 г.: «присвоение либо растрата от кражи отличаются тем, что виновный использует имеющиеся у него правомочия в отношении похищаемого им государственного или общественного имущества. Как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении... имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения... организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Хищение совершенное лицом, не обладающим указанными выше полномочиями, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража»*.
*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 6; 1977. № в; 1982. № 1; 1984. N 4.

Второй общий признак присвоения и растраты – отличный от других форм хищения способ обращения имущества в свою пользу или пользу других лиц, состоящий в действиях, обеспечивающих невозвращение виновным вверенного ему имущества. Их сущность выражается в нарушении правомерности владения, посредством чего над имуществом устанавливается незаконное владение. указанные действия могут быть разнообразными. Конкретное содержание их зависит от различных обстоятельств, в частности от физических свойств похищаемого, особенностей его учета, хранения, целевого назначения, порядка охраны, местонахождения. Они могут выразиться, например, в представлении фиктивного документа о списании вверенного имущества вследствие якобы его порчи, в недоставлении полученного по накладной имущества в пункт назначения (магазин, склад и т. д.), соединенном с его продажей.
Отличающим присвоение от растраты признаком является нахождение (ненахождение) имущества у виновного в момент окончания хищения. При присвоении имущество находится у виновного, который устанавливает над ним незаконное владение взамен правомерного. Растратой же является его противоправное отчуждение, израсходование, потребление посредством замены правомерного владения на незаконное пользование или распоряжение.
При совершении хищения имущества лицом, которому оно вверено, может иметь место или присвоение, или растрата, т.е. они взаимно исключают друг друга. При этом форма хищения определяется на момент окончания хищения.
Исходя из определения момента окончания хищения в п. 10 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 и из содержания признаков, индивидуализирующих присвоение и растрату, следует признать, что в момент окончания присвоения обращаемое в пользу виновного или других лиц имущество находится у виновного и он имеет реальную возможность распоряжаться или пользоваться им, а в момент окончания растраты он реализует эту возможность, т.е. фактически распоряжается или пользуется указанным имуществом. При растрате между правомерным владением и незаконным распоряжением или пользованием имуществом отсутствует какой-то промежуток времени, в течение которого виновный незаконно владеет им.
Субъект присвоения и растраты специальный – материально ответственное лицо, т.е. лицо, которому имущество, являющееся предметом хищения, вверено его собственником или владельцем по документу. Оно может быть как должностным (заведующий складом, шофер-экспедитор и др.), так и не должностным (продавец, шофер-экспедитор и т. д.).
По субъекту, а также предмету присвоение и растрата отличаются от мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием. Субъектом такой разновидности мошенничества является лицо, которому обращаемое в его пользу или пользу других лиц имущество не вверено по документу, а доверено в силу доверительного отношения к нему потерпевшего – собственника или владельца этого имущества. Иными словами, субъект присвоения и растраты находится с собственником или владельцем указанного имущества в служебном правоотношении, а субъект мошенничества – нет.
Субъективная сторона присвоения и растраты характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.
Виновный осознает, что безвозмездно незаконно обращает в свою пользу или пользу других лиц вверенное ему имущество, превышая полномочия, которыми он наделен в отношении этого имущества, до объема правомочий собственника; предвидит причинение материального ущерба собственнику или владельцу данного имущества и желает этого.
Кроме того, совершающий присвоение также осознает, что обращение имущества в его пользу или пользу других лиц осуществляется посредством установления над данным имуществом незаконного владения взамен правомерного, благодаря чему он получает реальную возможность распоряжаться или пользоваться им. Осознанием виновного в совершении растраты охватывается то, что обращение имущества в его пользу или пользу других лиц происходит путем незаконного распоряжения или пользования имуществом вместо правомерного владения им.
Корыстная цель при присвоении и растрате по содержанию совпадает с корыстной целью, присущей хищению.
О существовании умысла и корыстной цели при присвоении и растрате всегда свидетельствуют определенные действия или бездействие виновного. Ими могут быть, например, представление фиктивного отчета об израсходовании якобы на производственные нужды или о списании полученного под отчет имущества; неоприходование к моменту инвентаризации или ревизии денег, полученных от незаконной продажи имущества; невозвращение к этому моменту взятой для использования в собственном хозяйстве вещи или ее денежного эквивалента; фактическое неполучение имущества при оформлении документа о его получении; выезд виновного в неизвестном направлении с деньгами, изъятыми из кассы.
Частью 2 ст. 160 УК РФ предусмотрены четыре квалифицирующих признака, характеризующих совершение присвоения или растраты: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) лицом с использованием своего служебного положения (п. «в») и 4) с причинением значительного ущерба гражданину (п. «г»).
Первый, второй и четвертый из указанных квалифицирующих признаков совпадают по содержанию с одноименными квалифицирующими признаками кражи, охарактеризованными ранее, хотя и с оговоркой, что предварительный сговор должен заключаться в соглашении о совершении именно присвоения или растраты либо участники этого соглашения должны допускать возможность совершения названных форм хищения.
Третий квалифицирующий признак тождествен по содержанию одноименному квалифицирующему признаку мошенничества, рассмотренному ранее. Единственным отличием от последнего является то, что виновный совершает хищение имущества, которое ему вверено.
Частью 3 ст. 160 УК РФ предусмотрены такие особо квалифицирующие признаки, как совершение присвоения или растраты: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в крупном размере (п. «б») и 3) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство (п. «в»).
Эти признаки совпадают по содержанию с одноименными особо квалифицирующими признаками, рассмотренными ранее применительно к краже, с уточнением, что участники организованной группы должны быть осведомлены о совершении хищения именно в рассматриваемых формах или допускать возможность совершения этих форм хищения.
Грабеж (ст. 161 УК РФ)
Объект и предмет грабежа соответствует объекту и предмету любого хищения. Грабеж, соединенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, посягает альтернативно еще и на второй обязательный объект: с применением указанного насилия – на общественные отношения, обеспечивающие такие блага личности, как телесная неприкосновенность и свобода, а с угрозой применения такого насилия – на общественные отношения, обеспечивающие безопасность этих благ личности.
Объективная сторона грабежа характеризуется открытым хищением чужого имущества. Именно открытый характер изъятия чужого имущества отличает грабеж от кражи, которой, как было показано, присущ тайный характер такого изъятия.
Открытым хищение имущества признается при наличии двух критериев – объективного и субъективного. Объективный критерий заключается в том, что изъятие чужого имущества осуществляется в присутствии и на глазах собственника или иного владельца имущества либо других лиц, осознающих противоправность изъятия и, по мнению виновного, могущих противодействовать хищению. Субъективный критерий выражается в осознании виновным того, что он совершает изъятие чужого имущества в присутствии потерпевшего или других лиц и для них очевиден характер его преступных действий.
Момент окончания грабежа не отличается от момента окончания кражи.
Признаки субъекта грабежа те же, что и субъекта кражи.
Субъективная сторона грабежа отличается от субъективной стороны кражи тем, что умыслом виновного в совершении грабежа охватывается открытый характер изъятия чужого имущества, тогда как при краже умысел направлен на изъятие такого имущества тайно.
Частью 2 ст. 161 УК РФ предусмотрены четыре квалифицирующих признака, характеризующих совершение грабежа: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»), 2) неоднократно (п. «б»), 3) с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище (п. «в»), 4) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г») и 5) с причинением значительного ущерба гражданину (п. «д»),
Первые три и пятый из перечисленных признаков грабежа совпадают по содержанию с соответствующими квалифицирующими признаками кражи, рассмотренными ранее, за исключением того, что предварительный сговор должен представлять собой соглашение о совершении именно грабежа либо участники сговора должны допускать возможность совершения этого преступления.
Четвертый квалифицирующий признак грабежа – это его совершение с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. В ч. 1 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности» насилие, не опасное для жизни и здоровья, определяется как «причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности (пункт 22 Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, утвержденных приказом Министерства здравоохранения СССР от 11 декабря 1978 г. № 1208), а также причинение потерпевшему физической боли или ограничение его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья»*.

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6.

В этой связи важно заметить, что возможны ситуации, когда потерпевшему не причинено никакого вреда здоровью, однако в момент применения насилия была создана реальная опасность для его жизни или здоровья. В последнем случае налицо насилие, опасное для жизни или здоровья. Поэтому степень интенсивности насилия – является оно не опасным либо опасным для жизни или здоровья – необходимо оценивать не только по наступившим последствиям (фактически причиненному вреду), но и по способу действия. Грабеж характеризуется насилием, которое как по последствиям, так и по способу действия не являлось опасным для жизни и здоровья*.

*См.. Гаухман Л.Д., Пашковский В.А. Указ. соч. С 37.

Угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, – это запугивание потерпевшего нанесением ему побоев, причинением физической боли или ограничением его свободы. Такая по интенсивности угроза в качестве признака объективной стороны состава преступления грабежа должна, во-первых, быть реальной, во-вторых, представлять собой запугивание немедленным применением насилия.
Реальной угроза является тогда, когда она воспринимается потерпевшим в качестве действительной. Такое восприятие осознается виновным, который этого желает.
Угроза при грабеже характерна тем, что является запугиванием непосредственным, немедленным, а не в будущем применением физического насилия, не опасного для жизни или здоровья. При такой угрозе потерпевший стоит перед дилеммой: или выполнить требование преступника, или подвергнуться тотчас насилию указанной степени интенсивности.
Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, или угрозы таковым в качестве квалифицирующего признака грабежа должны быть средством изъятия и обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Это означает, что указанные изъятие и обращение должны быть осуществлены вследствие и в результате применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, либо угрозы таковым.
Частью 3 ст. 161 УК РФ предусмотрены три особо квалифицирующих признака совершения грабежа: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в крупном размере (п. «б») и 3) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство (п. «в»),
По своему содержанию эти признаки совпадают с рассмотренными ранее признаками кражи. Лишь для квалификации грабежа как совершенного организованной группой необходимо, чтобы такая группа была создана для совершения грабежей либо ее участники допускали возможность совершения этого вида преступления.
Разбой (ст. 162 УК РФ)
Разбой всегда посягает на два непосредственных объекта. Первый – общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ, – соответствует объекту любого хищения. Второй объект альтернативен: при применении физического насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, – это общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека; при угрозе применения такого насилия – общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья человека. Предмет разбоя полностью совпадает с предметом кражи и грабежа. Объективная сторона основного состава преступления разбоя характеризуется только деянием. Его составляют: 1) нападение; 2) насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, и 3) угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. Нападение представляет собой обязательный признак объективной стороны состава преступления разбоя, а указанные насилие и угроза – альтернативные признаки. Это означает, что объективная сторона состава разбоя налицо при сочетании нападения и насилия, опасного для жизни или здоровья, либо нападения и угрозы применения такого насилия.
По законодательной конструкции состав преступления разбоя является усеченным, и это преступление признается оконченным с момента совершения нападения, соединенного с насилием или угрозой указанной степени интенсивности. На данное обстоятельство указано и в п. 14 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 1*. Для наличия состава оконченного разбоя не требуется, чтобы виновный изъял и обратил в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество и причинил ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Вместе с тем фактически осуществленные изъятие, обращение и причинение ущерба полностью охватываются составом разбоя и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требуют.

*См . Бюллетень Верховного Суда СССР 1986. № 6.

Нападение – это «активное противоправное умышленное действие, предпринятое с целью завладения имуществом и создающее реальную опасность немедленного применения насилия, опасного для жизни и здоровья»*.

*Владимиров В А. Квалификация похищений личного имущества. М. Юрид. лит., 1974. С 67.

Вместе с тем представляется, что нападение при разбое следует определить как «действие, являющееся элементом объективной стороны состава разбоя и характеризующее собой связь между посягательствами на собственность и личность, которая обусловливает единство этих посягательств»*. Такое определение нападения при разбое обосновывается посредством грамматического и логического толкования диспозиции ч. 1 ст. 162 УК РФ. В ней термин «нападение» сочетается со словами «в целях хищения чужого имущества» и «соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия». Это позволяет заключить, что законодатель употребил термин «нападение» как связывающий термины «цель хищения чужого имущества» и «насилие» или «угроза». Анализируя приведенное сочетание, следует обратить внимание на то, что если цель хищения чужого имущества характеризует посягательство на отношения собственности, а насилие и угроза – на отношения, обеспечивающие блага личности, то нападение связывает эти посягательства, обусловливая их единство. Суть указания в законе на «нападение» и назначение данного понятия состоит в том, чтобы подчеркнуть, что сущность разбоя заключается в неразрывном единстве насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы таковым и цели хищения чужого имущества. Этим объясняется и то, что при отсутствии насилия или угрозы указанной интенсивности либо цели хищения чужого имущества нападение утрачивает юридическое значение для квалификации деяния как разбоя. Такое понимание позволяет рассматривать нападение и как предпосылку для определения роли насилия или угрозы при разбое в качестве средства хищения чужого имущества.

*Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М.: Юрид лит., 1974. С 108.

Насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, как признак объективной стороны всех видов состава разбоя, оцениваемое по последствиям и по способу действия, – это физическое насилие, повлекшее умышленное причинение потерпевшему тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью либо представляющее собой по способу в момент применения реальную опасность для его жизни или здоровья.
Неосторожное причинение названных видов вреда здоровью может быть результатом насилия, не опасного для жизни и здоровья, например перелом черепа, относящийся к тяжкому вреду здоровью, от удара о бордюр тротуара вследствие падения потерпевшего от толчка.
При оценке по способу действия всегда является опасным для жизни или здоровья потерпевшего насилие с применением оружия или предметов, объективно заменяющих оружие, либо отравляющих или ядовитых веществ, а также осуществленное общеопасным способом, например путем сталкивания с движущегося транспорта или под движущийся транспорт, выталкивания из окна дома и т. д.
Угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, – это устрашение потерпевшего причинением ему смерти или вреда здоровью. Такая по интенсивности угроза как признак объективной стороны состава преступления разбоя, как и грабежа, должна, во-первых, быть реальной, во-вторых, представлять собой запугивание немедленным применением насилия. Эти признаки угрозы аналогичны соответствующим признакам угрозы при грабеже, рассмотренным применительно к последнему.
Угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, выраженная неопределенно не может рассматриваться в качестве признака объективной стороны состава разбоя, а представляет собой угрозу, присущую составу грабежа.
Свойственные разбою насилие или угроза являются, как и насилие или угроза при грабеже, средством изъятия и обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц.
Субъект разбоя по своим признакам не отличается от субъекта кражи и грабежа.
Субъективная сторона разбоя характеризуется прямым умыслом и целью хищения чужого имущества.
Виновный в совершении разбоя осознает, что, во-первых, применяет к потерпевшему насилие, опасное для жизни или здоровья, или угрозу таковым и, во-вторых, использует насильственное действие в качестве средства изъятия и (или) обращения чужого имущества, в частности удержания уже изъятого, в свою пользу или в пользу других лиц и желает этого. Цель хищения – это цель противоправного безвозмездного изъятия и обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц.
Частью 2 ст. 162 УК предусмотрено четыре квалифицирующих признака, характеризующих совершение разбоя: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище (п. «в») и 4) с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»).
Первые три из указанных квалифицирующих признаков совпадают по содержанию с рассмотренными ранее квалифицирующими признаками кражи, но с оговоркой, что предварительный сговор должен состоять в соглашении о совершении именно разбоя или участники этого соглашения должны допускать возможность совершения данного преступления.
Четвертый из названных квалифицирующих признаков – это совершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Под применением при разбое оружия или указанных предметов понимается использование их в процессе совершения данного преступления для повышения степени интенсивности насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы таковым. Такое в применение может выражаться при физическом насилии в воздействии или попытке воздействия оружием или предметами, используемыми в качестве оружия, на физическую сферу организма потерпевшего в виде нанесения ударов ножом, кастетом, выстрела из пистолета и т. д., а при угрозе применения насилия – на психическую сферу личности в виде запугивания демонстрацией оружия или других предметов. Как указано в ч. 1 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. с изменениями от 23 декабря 1970 г. и 27 июля 1983 г. «О судебной практике, по делам о грабеже и разбое» применительно к названному физическому воздействию, «по пункту «б» части 2 статьи 146 УК РСФСР (соответствующему п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ-Л.Г.) надлежит квалифицировать нападение с целью завладения имуществом независимо от того, были или не были оружием или другими предметами причинены потерпевшему телесные повреждения (вред здоровью – Л.Г.)»*.

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. №6; 1971. №4, 1983. №10.

Понятие оружия раскрывается в ст. 1 Федерального закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г.:
«Оружие – устройство и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов;
огнестрельное оружие – это оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда;
холодное оружие – это оружие, предназначенное для поражения цели с помощью мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения;
холодное метательное оружие – это оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение с помощью мускульной силы человека либо механического устройства;
пневматическое оружие – это оружие, предназначенное для поражения цели снарядом, получающим направленное движение за счет энергии сжатого, сжиженного или отвержденного газа;
газовое оружие – это оружие, предназначенное для временного поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ»*.

Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации. 1996. № 35. Ст. 1470.

Под оружием, указанным в п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, необходимо понимать все разновидности оружия, перечисленные в Федеральном законе РФ «Об оружии», за исключением сигнального оружия, которое конструктивно предназначено для подачи световых, дымовых и звуковых сигналов. Такое решение подтверждается разъяснением, содержащимся в ч. 1 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», согласно которому к оружию применительно к бандитизму, предусмотренному ст. 209 УК РФ, предлагается относить огнестрельное, холодное, в том числе метательное, оружие как заводского изготовления, так и самодельного, различные взрывные устройства, а также газовое или пневматическое оружие*.

*См . Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 1.

Применение при разбое подпадающих под запрет ст. 222 и 220 УК РФ огнестрельного, газового или холодного оружия либо оружия или иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивных излучений, должно найти свое юридическое выражение в квалификации содеянного по совокупности преступлений: по п. «г» ч. 2 ст. 162 и соответственно по ч. 1 или 4 ст. 222 либо ст. 220 УК.
Предметами, используемыми при разбое в качестве оружия, являются, во-первых, объективно заменяющие оружие, которыми может быть причинен вред здоровью, и, во-вторых, являющиеся лишь имитацией оружия, которыми в соответствии с их предназначением причинение такого вреда невозможно и которые применимы только при угрозе насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего.
Понятие предметов, используемых при разбое в качестве оружия, определено ч. 2 и 3 п. 9 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. с изменениями от 23 декабря 1970 г. и от 27 июля 1983 г.: «Под другими предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми могут быть причинены потерпевшему телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья (бритва, топор, ломик, дубинка и т. п.). При этом для квалификации действий виновного по указанным пунктам (п. «б» ч. 2- Л.Г.) статей 91 и 146 УК РСФСР не имеет значения, были ли оружие или другие предметы, используемые в качестве оружия, приготовлены заранее или взяты на месте совершения преступления.
Если виновный угрожал заведомо негодным оружием или имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т. д., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия (при отсутствии отягчающих обстоятельств) следует квалифицировать как разбой, предусмотренный частью 1 статьи 91 или частью 1 статьи 146 УК РСФСР»*.

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966. № 6; 1971. № 4; 1983. N10.

В соответствии с приведенным разъяснением Пленума Верховного Суда РСФСР не был признан оружием, а также предметом, используемым в качестве оружия, неисправный и непригодный к стрельбе самодельный пистолет, которым Д. угрожал потерпевшему В. с целью завладения золотым перстнем-печаткой, и последний, опасаясь выстрела, снял с рук и этот перстень и передал его Д.*

*См.: Там же. 1993. N 5. С. 12-13.

Вместе с тем рекомендация, содержащаяся в ч. 3 п. 9 цитированного Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР, представляется недостаточно обоснованной, что подтверждается противопоставляемыми ей следующими аргументами. Во-первых, для наличия состава разбоя вовсе не требуется, чтобы виновный при угрозе насилием, опасным для жизни или здоровья, намеревался в случае отказа потерпевшего выполнить его требования привести угрозу в исполнение, в частности причинить вред его здоровью. Достаточно, чтобы он осознавал, что потерпевший воспримет такую угрозу как реальную, и рассчитывал на это как на средство хищения чужого имущества. Во-вторых, при угрозе имитацией оружия потерпевший, не подозревая о фиктивности оружия, воспринимает угрозу как запугивание применением именно оружия, что существенно повышает степень ее интенсивности, и это также осознаваемо и желаемо виновным, т.е. охватывается его прямым умыслом. В-третьих, возможно использование имитации оружия не по предназначению соответствующего ему настоящего оружия, например непригодного к стрельбе пистолета или изготовленного из олова игрушечного пистолета для нанесения потерпевшему ударов, что делает этот предмет не менее опасным, чем ломик или дубинка, которые отнесены Пленумом Верховного Суда РСФСР к предметам, используемым при разбое в качестве оружия. Наконец, в-четвертых, сопротивление потерпевшего виновному, угрожающему имитацией оружия, существенно осложнено по сравнению с сопротивлением в случаях, когда последний угрожает, например, дубинкой, или вообще при угрозе не демонстрирует никаких предметов. Приведенные аргументы позволяют заключить, что применяемые при разбойной угрозе негодное оружие или имитацию оружия необходимо относить, вопреки рекомендации Пленума Верховного Суда РСФСР, к предметам, используемым при разбое в качестве оружия.
Частью 3 ст. 162 УК РФ предусмотрены четыре таких особо квалифицирующих признака, как совершение разбоя: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в целях завладения имуществом в крупном размере (п. «б»); 3) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в») и 4) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. «г»).
Первый и четвертый из перечисленных признаков по содержанию не отличаются от одноименных особо квалифицирующих признаков, рассмотренных применительно к краже, с одной оговоркой, согласно которой для квалификации разбоя, совершенного организованной группой, необходимо, чтобы данная группа была образована для совершения разбоев либо ее участники допускали возможность совершения этого вида преступлений.
Второй из названных особо квалифицирующий признак разбоя налицо тогда, когда виновный в совершении этого преступления преследует цель завладеть имуществом в крупном размере, причем не имеет значения, удалось ему достичь этой цели или нет. Фактическое завладение чужим имуществом в крупном размере при разбое полностью охватывается п. «б» ч. 3 ст. 162 и дополнительной квалификации по иным статьям не требует.
Третий из перечисленных особо квалифицирующих признаков – совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего – определяется в ч. 1 ст. 111 УК РФ и в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. с изменениями от 23 декабря 1970 г. и от 27 июля 1983 г., где указано, что по п. «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР «должно квалифицироваться нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, которое фактически повлекло за собой причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений (тяжкого вреда здоровью – Л.Г.}»*. Однако данное определение не совсем точно, поскольку рассматриваемый квалифицирующий признак налицо тогда, когда тяжкий вред здоровью причинен в результате применения не любого насилия, а только опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966. № 6; 1971. № 6; 1983. № 10.

Согласно ч. 2 и 3 п. 6 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г., «если тяжкие телесные повреждения (тяжкий вред здоровью – Л.Г.) повлекли смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 2 статьи 146 УК РСФСР и части 2 статьи 108 УК РСФСР (п. «в» ч. 3ст.. 162 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ – Л.Г.).
Разбойное нападение, сопряженное с умышленным убийством, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 2 статьи 146 УК РСФСР и пунктом «а» статьи 102 УК РСФСР (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ- Л.Г.)»*

*Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6

Хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления полностью соответствует объекту любого хищения. Предметом этого преступления являются предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Как указано в п. 9 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5, такая ценность определяется на основании экспертного заключения с учетом не только стоимости предметов и документов в денежном выражении, но и значимости их для истории, науки или культуры. Учитывая, что в ст. 164 УК РФ по сравнению со ст. 1472 УК РСФСР характеристика предмета данного преступления дополнена указанием на художественную ценность, последняя также должна определяться на основании экспертного заключения не только о стоимости предметов и документов, но и об их значимости для искусства. Следует отметить, что названные и предметы, и документы представляют собой имущество, поскольку историческая, научная, художественная или культурная ценность тех и других имеет еще всегда денежное выражение и соответствующую стоимость, притом весьма высокую.
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется любой формой хищения.
Субъект данного преступления общий – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона данного преступления совпадает по содержанию с субъективной стороной соответствующей формы хищения.
Частью 2 ст. 164 УК РФ предусмотрены три таких квалифицирующих признака, как совершение этого преступления: 1) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б») и 3) повлекшее уничтожение, порчу или разрушение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (п. «в»).
Первые два из перечисленных квалифицирующих признака по содержанию соответствуют одноименным квалифицирующим и особо квалифицирующему признакам кражи, охарактеризованным ранее применительно к краже, с оговоркой, что участники предварительно сговорившейся группы лиц и организованной группы должны быть осведомлены о совершении хищения именно предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.
Предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 164 УК РФ уничтожение или разрушение названных предметов или документов – это последствия в виде полной утраты их особых свойств и соответственно ценности, не поддающейся восстановлению, а порча – частичной утраты этих качеств, которая может быть восстановлена путем реставрации или ремонта, затраты на которые меньше ценности указанных предметов или документов.
Хищение предметов или документов, имеющих особую ценность, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 164 УК РФ, совершенное в форме грабежа лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство, или в форме разбоя, совершенного неоднократно или сопряженного с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, или с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство, необходимо квалифицировать по совокупности преступлений: по ч. 1 ст. 164 и п. «в» ч. 3 ст. 161 либо п. «б», «в» или «г» ч. 2 либо п. «в» или «г» ч. 3 ст. 162 УК РФ. Это обосновывается тем, что верхние пределы наиболее суровых наказаний в санкциях ч. 3 ст. 161 и ч. 2 ст. 162 и ч. 3 ст. 162 выше, чем верхний предел наказания в санкции ч. 1 ст. 164, а нижние пределы тех же наказаний в санкциях ч. 2 и 3 ст. 162 выше нижнего предела соответствующего наказания в санкции ч. 1 ст. 164 УК РФ.

§ 4. Иные виды неправомерного завладения или пользования чужим имуществом
К иным видам завладения чужим имуществом относятся преступления против собственности, не обладающие одним или несколькими признаками хищения, указанными в примечании 1 к ст. 158 УК РФ.
Рассматриваемую группу преступлений образуют:
1) вымогательство (ст. 163 УК РФ);
2) причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165); 5
3) неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166).
Вымогательство (ст. 163 УК РФ)
Вымогательство посягает на два непосредственных объекта: общественные отношения собственности, независимо от ее формы, и общественные отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности. Исключение составляет вымогательство, не соединенное с насилием, угрозой его применения или оглашения позорящих сведений.
Таким образом, первым – обязательным – непосредственным объектом всех видов вымогательства являются общественные отношения собственности.
Второй непосредственный объект вымогательства – общественные отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности. Однако в конкретизированном виде, т.е. применительно к отдельным разновидностям посягательства на личность при вымогательстве, он неоднозначен. В рамках названной группы общественных отношений этот объект альтернативен. Им в составе вымогательства, предусмотренном ч. 1 ст. 163 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья или телесной неприкосновенности и честь и достоинство личности, а п. «в» ч. 2 и 3 этой статьи – здоровье личности.
Предмет преступления – факультативный признак в составе преступления вымогательства. В случаях, когда деяние выражается в требовании передачи чужого имущества, вымогательство является предметным преступлением, а в случаях выражения притязаний вымогателя в требовании передачи права на имущество или совершения других действий имущественного характера – беспредметным.
В качестве предмета вымогательства может выступать только чужое имущество, т.е. такое, на которое виновный не имеет ни действительного, ни предполагаемого права собственности. Не может быть предметом вымогательства собственная доля имущества, находящегося в общей долевой собственности.
Вымогательство с объективной стороны всегда выражается в совершении двух различных по содержанию, характеру и направленности действий: 1) требования передачи имущества, права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера и 2) угрозы причинения вреда физическим, имущественным или моральным благам личности, насилия над личностью, или действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
Требование передачи имущества, права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера выражает посягательство на отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ. Форма требования – устная или письменная – на квалификацию вымогательства не влияет.
Реализация требования передачи именно имущества (а не права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера), соединенного с насилием или угрозой применения насилия, всегда предполагается в будущем, а не немедленно. Если такая реализация предполагается немедленно, то в сочетании с насилием, не опасным для жизни или здоровья, или угрозой применения такого насилия представляет собой покушение на насильственный грабеж, а с насилием, опасным для этих благ личности, или угрозой таковым -оконченный разбой.
Если требуемое имущество потерпевшему на праве собственности не принадлежит, а находится в его ведении или под его охраной и это обстоятельство осознается виновным, то содеянное представляет собой совокупность преступлений: вымогательства и подстрекательства к хищению в форме растраты, когда имущество находится в ведении, или в форме кражи, когда имущество находится под охраной потерпевшего. В случае выполнения потерпевшим такого рода притязаний вымогателя квалификация содеянного последним не изменяется, а действия потерпевшего представляют собой хищение в соответствующей форме, если он имел время и возможность обратиться в органы власти для защиты от угроз или более опасного, чем осуществленное, насилия вымогателя, но не сделал этого. В иных случаях вопрос о квалификации содеянного потерпевшим решается по правилам крайней необходимости.
Содержание действия, характеризующего посягательство на отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности, либо на отношения собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ, альтернативно и зависит от его описания в диспозициях частей ст. 163 УК РФ. В соответствии с ч. 1 – это угроза применения насилия, либо уничтожения или повреждения чужого имущества, либо распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких; п. «в» ч. 2 – применение насилия, а п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ – действия, причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего.
Угроза при вымогательстве – это запугивание совершением соответствующих действий в будущем (при наличии признаков наличности и реальности), если потерпевший не выполнит имущественных требований виновного. Этим данная угроза, когда она представляет собой запугивание насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, отличается от угрозы при разбое, а когда насилием, не опасным для данных благ личности – от угрозы при грабеже. Реализация такой угрозы при разбое и грабеже предполагается немедленно, если потерпевший не выполнит имущественных притязаний виновного.
Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества – это запугивание соответственно приведением имущества в состояние, при котором оно полностью утрачивает свои качества и ценность и не может быть использовано по назначению даже после ремонта, либо причинением вреда имуществу, ухудшающего его качество и исключающего или ограничивающего его использование по назначению без предварительного ремонта.
Угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, – это запугивание потерпевшего оглашением таких сведений, то есть сообщением их хотя бы одному третьему лицу. Позорящие – это сведения о каких-либо противоправных, аморальных или других неблаговидных поступках потерпевшего либо его близких. Иные сведения, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, – это сведения, которые потерпевший желает хранить в тайне, в частности о совершенной сделке, наличии какого-либо имущества, финансовом состоянии, намерениях и другие.
Момент реализации угрозы уничтожения или повреждения имущества либо распространения обрисованных сведений, исходя из сути вымогательства, предполагается в будущем, хотя для квалификации данного преступления он значения не имеет.
Насилие при вымогательстве может быть как опасным, так и не опасным для жизни или здоровья потерпевшего. По своему содержанию оно полностью совпадает с тем, которое охарактеризовано ранее при освещении составов преступлений грабежа и разбоя. При вымогательстве, соединенном с насилием, реализация имущественных притязаний вымогателя предполагается в будущем, а не немедленно, ибо в последнем случае налицо грабеж, соединенный с насилием, или разбой.
Вымогательство, соединенное с перечисленными действиями, направленными против физических, имущественных или моральных благ личности, является оконченным преступлением с момента предъявления имущественных требований в сочетании с совершением любого из этих действий.
Признаком объективной стороны вымогательства, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, является, наряду с деянием, последствие в виде такого по тяжести вреда. Содержание этого вреда раскрыто ранее при характеристике одноименного особо квалифицирующего признака разбоя. Вымогательство, соединенное с причинением такого вреда, является оконченным преступлением с момента наступления данного последствия.
Субъект вымогательства – лицо, достигшее 14-ти лет.
Субъективная сторона вымогательства характеризуется виной в форме прямого умысла, а также корыстным мотивом и целью. Когда признаком объективной стороны состава преступления вымогательства является последствие в виде тяжкого вреда здоровью потерпевшего, виновный осознает общественную опасность имущественных требований и действий, направленных на причинение данного последствия, предвидит наступление последствия и желает всего этого.
Содержанием корысти является побуждение и стремление виновного обогатиться путем завладения имуществом или правами на имущество либо в результате совершения потерпевшим выгодных вымогателю действий имущественного характера.
Частью 2 ст. 163 УК РФ предусмотрены три таких квалифицирующих признака, как совершение вымогательства: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б») и 3) с применением насилия (п. «в»).
Первые два из указанных квалифицирующих признака по содержанию соответствуют рассмотренным ранее одноименным признакам кражи с уточнением, что участники предварительно сговорившейся группы должны быть осведомлены о совершении именно вымогательства или допускать совершение данного преступления. Третий признак охарактеризован при освещении объективной стороны вымогательства и соответствующих признаков грабежа и разбоя.
Частью 3 ст. 163 УК РФ предусмотрены четыре особо квалифицирующих признака, характеризующих совершение вымогательства: 1) организованной группой (п. «а»); 2) в целях получения имущества в крупном размере (п. «б»), 3) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в») и 4) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство (п. «г»).
Первый и последний из названных особо квалифицирующие признаки соответствуют по содержанию одноименным особо квалифицирующим признакам, рассмотренным применительно к краже, с оговоркой, согласно которой участники организованной группы должны быть осведомлены о совершении именно вымогательства или допускать совершение этого преступления. Второй и третий из указанных особо квалифицирующих признака по содержанию не отличаются от одноименных признаков, охарактеризованных ранее применительно к разбою.
Вымогательство необходимо отграничивать от составов бандитизма (ст. 209 УК РФ), похищения человека (ст. 126), незаконного лишения свободы (ст. 127), захвата заложника (ст. 206), грабежа (ст. 161), разбоя (ст. 162) и от покушения на самоуправство (ст. 330 УК РФ).
Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие права собственности. Дополнительным непосредственным объектом данного посягательства являются общественные отношения, обеспечивающие обязательственные права, не являющиеся правом собственности (например, кредитные отношения).
Предмет анализируемого преступления может существенно отличаться от предмета хищения. Это положение вытекает из буквального толкования диспозиции ст. 165 УК («при отсутствии признаков хищения»).
Помимо реально существующих на момент совершения преступления имущественных ценностей*, предметом преступления может являться упущенная выгода.

*Иная точка зрения высказана проф. А.И. Рарогом. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 151.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 165 УК, включает четыре обязательных элемента: первый – действие или бездействие, причиняющее имущественный ущерб какому-либо собственнику или иному владельцу имущества (не самому посягателю); второй – альтернативный способ совершения последних (обман или злоупотребление доверием); третий – последствие преступления в виде имущественного ущерба; четвертый – причинно-следственная связь между обманными (злоупотребляющими доверием) действиями (бездействием) и наступившим для собственника последствием в виде имущественного ущерба.
Действие (бездействие) обманного характера (обман) в традиционном для отечественного уголовного права понимании есть сообщение ложных сведений (совершение иных действий, основанных на таких сведениях) либо несообщение истинных сведений (несовершение действий, основанных на истинных сведениях) в случае, когда такие сведения должны быть сообщены (действия должны быть совершены).
Примером обмана в смысле ст. 165 УК может служить несообщение заемщиком заимодавцу об ухудшении своего финансового состояния, если обязательность подобного уведомления была предусмотрена договором.
Злоупотребление доверием – это использование виновным правомерных (например, договорных) отношений с потерпевшим вопреки имущественным интересам последнего. Злоупотребление доверием в смысле ст. 165 УК будет иметь место, например, в случае, когда гражданин А., длительное время получавший заемные средства у гражданина Б. и своевременно возвращавший их, в соответствии с условиями договора приобретает фактически льготный статус (заимодавец не настаивает на соблюдении условия договора о периодическом информировании об изменяющемся финансовом состоянии заемщика) и в какой-то момент использует его для получения нового займа после существенного ухудшения своего финансового положения.
Понятие последствия в виде имущественного ущерба, предусмотренного в диспозиции ч. 1 ст. 165 УК, относится к категории оценочных, то есть зависящих в существенной степени от мнений потерпевшего и правоприменителя. Исходя из систематического толкования ст. 165 УК РФ, в целом размер имущественного ущерба, предусмотренного ч. 1 рассматриваемой статьи, не может превышать пятьсот минимальных размеров оплаты труда*.

*См. примечание к ст. 158 и ч. 3 ст 165 УК РФ.

При решении вопроса о наличии ущерба, достаточного для признания деяния преступлением, следует учитывать имущественное положение потерпевшего. Отказ потерпевшего признать причинение ему имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 и 3 ст. 165, может рассматриваться правоприменителем как обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу (п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР) или как основание для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим (ст. 9 УПК РСФСР), если исходить из буквального толкования ч. 2 ст. 15 и ст. 76 УК РФ.
Примерами имущественного ущерба в смысле ст. 165 УК могут быть: неполучение обязательного платежа (за исключением случаев, когда это имеет специальную уголовно-правовую оценку); несвоевременное возвращение заемных средств заимодавцу (за исключением случаев, предусмотренных ст. 177 УК) и, как следствие, его вынужденный отказ от выгодной сделки и т. п.
Поскольку причинение имущественного ущерба является обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления, то моментом его окончания следует считать момент наступления для собственника или иного владельца отрицательных последствий имущественного характера.
Умышленное создание виновным условий для причинения имущественного ущерба собственнику или иному владельцу, т.е. приготовление к причинению имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ, не влечет уголовной ответственности, поскольку соответствующее преступление не относится к категории тяжких или особо тяжких. В данном случае может наступать лишь гражданско-правовая ответственность. Если объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 165 УК , включает подделку официального документа, то такие действия требуют дополнительной квалификации по ч. 1 или ч. 2 ст. 327 УК , поскольку санкции названных норм содержат более суровые наказания, чем санкции ч. 1 и 2 ст. 165 УК .
Как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения по ст. 165 УК РФ следует квалифицировать незаконное получение кредита в некрупном размере, поскольку мнимая кредитная сделка не порождает обязательственных отношений, т.е. у кредитора в этом случае сохраняется право собственности на переданное лжезаемщику имущество.
Так же по ст. 165 УК РФ, а не ст. 176 того же УК следует квалифицировать незаконное получение кредита путем умолчания о действительном хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, даже если это деяние причинило крупный ущерб, поскольку для незаконного получения кредита законом не предусмотрена пассивная форма обмана как способ совершения данного преступления.
Использование с целью введения собственника в заблуждение любого подложного документа, изготовленного не самим виновным, не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной как в форме прямого, так и косвенного умысла.
Достаточно распространенное в отечественной науке уголовного права мнение о том, что причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием может быть совершено лишь с корыстной целью и соответственно только с прямым умыслом*, не соответствует буквальному смыслу ст. 165 УК, т.к. понятие отсутствия признаков хищения, охватывает возможное отсутствие и такого обязательного признака хищения, как корыстная цель. Причинение имущественного ущерба в смысле ст. 165 УК может осуществляться с иными целями и по иным мотивам (например, по мотиву мести с целью подрыва деловой репутации партнера, в результате чего для последнего наступают и отрицательные последствия имущественного характера) либо без каких-либо значимых с точки зрения уголовного закона целей и мотивов. Установление корыстной цели, выражающейся в стремлении виновного безвозмездно и бессрочно завладеть имуществом собственника, указывает на наличие состава более опасного преступления, каковым является мошенничество (ст. 159 УК ).

*См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. С. 152.

Должностные лица, перечисленные в прим. 1 к ст. 285 УК РФ, неисполнившие или ненадлежащим образом исполнившие свои обязанности по отношению к собственнику или иному владельцу имущества, а равно по отношению к кредитору (в широком значении этого понятия) по неосторожности, т.е. вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, причинившие существенный вред (в том числе существенный моральный ущерб), должны нести ответственность по ст. 293 УК за халатность.
В ч. 2 ст. 165 УК предусмотрена повышенная уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при наличии любого из следующих квалифицирующих признаков: 1) совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или 2) неоднократно.
Определение первого признака дано в ч. 2 ст. 35 УК. Неоднократность применительно к ст. 165 УК РФ характеризуется в прим. 3 к ст. 158 УК РФ.
Особо квалифицирующими признаками причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, согласно ч. 3 ст. 165 УК, альтернативно являются совершение данного деяния: 1) организованной группой; 2) с причинением крупного ущерба; 3) лицом, ранее два и более раза судимым за хищение, вымогательство либо причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.
Определение понятия организованной группы дано в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Под крупным ущербом применительно к п. «б» ч. 3 ст. 165 УК в соответствии с прим. 2 к ст. 158 УК следует понимать имущественный ущерб на сумму, в пятьсот и более раз превысившую минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления. При этом, однако, необходимо учитывать, что законодатель допустил здесь терминологическую неточность (в прим. 2 к ст. 158 УК говорится не о крупном ущербе, а о крупном размере), которая в силу положения о недопустимости применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК ) может повлечь за собой нестабильность практики применения данной нормы. Толкование особо квалифицирующего обстоятельства, указанного в п. «в» ч. 3 ст. 165 УК , вытекает из содержания прим. 4 к ст. 158 и ст. 86 УК .
Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ)
Основным непосредственным объектом преступления в виде неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством являются общественные отношения, обеспечивающие право собственности на перечисленные в диспозиции ч. 1 ст. 166 УК РФ предметы, и общественные отношения, обеспечивающие установленный порядок пользования транспортными средствами, в том числе автомобилем, либо только общественные отношения последнего вида. Данный вывод основан также на сопоставлении содержания диспозиции ч. 1 ст. 166 с содержанием иных статей гл. 21 Особенной части УК, из которого следует, что законодатель не случайно не использовал признак «чужое имущество» при характеристике предмета рассматриваемого преступления. Из этого следует, что неправомерное завладение (угон) может быть осуществлено и в отношении транспортных средств, на которые виновный имеет действительные или предполагаемые права, но при этом нарушает установленный порядок их использования (угон владельцем транспортного средства с площадки подразделения государственной инспекции по безопасности движения без предусмотренной законом регистрации).
При наличии квалифицирующего признака неправомерного завладения автомобилем и иным транспортным средством в виде применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия обязательным дополнительным объектом рассматриваемого преступления альтернативно выступает телесная неприкосновенность или личная свобода человека. При наличии особо квалифицирующего признака в виде совершения рассматриваемого деяния с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, обязательным дополнительным объектом данного деяния альтернативно выступают безопасность жизни или здоровье человека.
Факультативным объектом рассматриваемого преступления может выступать безопасность дорожного движения.
Предметом рассматриваемого преступления, как следует из анализа диспозиции ст. 166 УК, могут быть автомобиль или иное транспортное средство. В отличие от ст. 264 УК РФ законодатель не использовал в рассматриваемой норме термин «другое механическое транспортное средство». Из этого следует, что транспортным средством в смысле ст. 166 может быть любое транспортное средство, которое может быть угнано и за угон которого в УК РФ не предусмотрена ответственность в специальной норме. Специальной нормой по отношению к ст. 166 УК РФ является ст. 211 того же УК, анализ которой позволяет исключить из содержания предмета рассматриваемого преступления суда воздушного и водного транспорта, а также железнодорожный подвижный состав. Не относится к предмету деяния, предусмотренного ст. 166 УК, и трубопроводный транспорт, который не может быть угнан. Таким образом, к предмету деяния, ответственность за которое предусмотрена ст. 166 УК РФ, могут быть отнесены любые виды наземных механических транспортных средств*, а также животные (например, лошадь), используемые в качестве транспортных средств.

*См. примечание к ст. 264 УК РФ.

Объективная сторона неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством, с нашей точки зрения, может выражаться как в активных действиях (обычно), так и в бездействии (в отдельных случаях).
Неправомерное завладение как действие – это противоречащее предписаниям закона, иного нормативного акта либо договора, временное изъятие из владения собственника (иного владельца) автомобиля или иного транспортного средства. Неправомерное завладения как бездействие – это противоречащее предписаниям закона, иного нормативного акта либо договора, временное удержание виновным ранее переданного ему под залог, на хранение, под надзор, для ремонта, оценки или иного подобного обращения, отличного от передачи в собственность или иное владение, транспортного средства, за исключением случаев, указанных в ст. 559 и 560 ГК РФ.
Особое значение для характеристики объективной стороны рассматриваемого преступления имеет признак временного пользования имуществом, обращенным в неправомерное владение. Именно временный характер пользования имуществом является объективным признаком, отграничивающим данное преступление от хищения. Рассматриваемый признак является оценочным. Тем не менее верхней границей длительности временного пользования чужим имуществом, с превышением которой незаконное временное пользование становится незаконным обращением в собственность, то есть хищением, может, на наш взгляд, служить истечение шестимесячного срока с момента фактического выбытия транспортного средства из законного владения. Согласно ст. 228 ГК РФ, если в течение 6-ти месяцев с момента заявления о находке не будет установлен законный собственник (уполномоченный или получатель имущества), нашедший вещь приобретает на нее право собственности.
Следующим признаком объективной стороны неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством является пользование таким имуществом, то есть извлечение его полезных свойств (п. 5 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г.). Это означает, что если виновный никак не использует полезных свойств незаконно удерживаемого им имущества, то нет и неправомерного завладения. Применение высшей судебной инстанцией термина «пользование» для раскрытия содержания понятия «завладение» представляется нам не совсем удачным, поскольку не охватывает всего многообразия форм неправомерного завладения. Например, ограничение доступа к автомобилю для его владельца может быть и не связано с использованием виновным каких-либо полезных свойств данного автомобиля. В этом случае действия виновного должны быть квалифицированы как самоуправство (ст. 330 УК), если они оспариваются потерпевшим.
Субъективная сторона неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без отягчающего обстоятельства в виде последствия, предусмотренного ч. 3 ст. 166 УК, характеризуется прямым умыслом по отношению к деянию. При этом умысел виновного направлен не на обращение имущества в свою пользу или пользу других лиц, как при хищении, а на временное пользование таким имуществом. Мотивы и цели совершения рассматриваемого преступления могут быть любыми (корысть, месть, пренебрежение к общественным стандартам, этническая неприязнь).
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 14-ти лет.
К числу квалифицирующих признаков неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством, указанных в ч. 2 ст. 166 УК РФ, относятся совершение данного преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, или с угрозой применения такого насилия. Содержание данных признаков в основе тождественно содержанию аналогичных признаков грабежа.
К числу особо квалифицирующих признаков первого уровня (ч. 3 ст. 166 УК) альтернативно относятся совершение рассматриваемого деяния организованной группой либо причинение им крупного ущерба; второго уровня (ч. 4 ст. 166 УК ) – применение насилия, опасного для жизни или здоровья. Определение понятия «организованная группа» дано в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Понятия крупного ущерба следует рассматривать применительно к толкованию аналогичного признака деяния, ответственность за которое установлена в ч. 3 ст. 165 УК РФ; насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия – применительно к толкованию данных признаков разбоя (ст. 162 того же УК).

§ 5. Преступления против собственности, выражающиеся в уничтожении или повреждении имущества
Последнюю группу преступных посягательств на собственность образуют два вида преступлений:
1) умышленные уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК);
2) уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168). От всех ранее рассмотренных видов преступлений названные посягательства отличаются тем, что их объективная сторона лишена признака извлечения виновным полезных свойств соответствующего предмета преступления. Кроме того, субъективная сторона уничтожения или повреждения чужого имущества, в отличие от других преступлений против собственности, исключает корыстную цель.
Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества
(ст. 167 УК РФ)
Основным непосредственным объектом рассматриваемого преступления без квалифицирующих признаков выступают общественные отношения, обеспечивающие право собственности на имущество, являющее чужим по отношению к виновному. Обязательными дополнительными объектами квалифицированных видов того же преступления (ч. 2 ст. 167 УК) альтернативно выступают: а) отношения, обеспечивающее общественную безопасность (при умышленном уничтожении или повреждении имущества общеопасным способом); б) общественные отношения, обеспечивающие жизнь или здоровье человека (при умышленном уничтожении или повреждении имущества, повлекшем смерть человека либо иные тяжкие последствия в виде тяжкого вреда здоровью как минимум одного человека); в) общественные отношения, обеспечивающие иные социальные ценности, причинение ущерба которым может быть отнесено к иным тяжким последствиям (существенное нарушение конституционных прав и свобод граждан, функционирования транспорта, интересов правосудия и иные подобные последствия).
Предметом рассматриваемого преступления может выступать лишь чужое по отношению к виновному движимое или недвижимое имущество.
Не относятся к предмету преступления, предусмотренного ст. 167 УК, вещи, умышленное уничтожение или повреждение которых образует самостоятельные составы преступлений: 1) здания или сооружения, имущество на общественном транспорте или в иных общественных местах, кроме случая уничтожения этих предметов (ст. 214 УК РФ); 2) памятники истории и культуры (ст. 243); 3) надмогильные сооружения и кладбищенские здания (ст. 244); 4) земля (ст. 254); 5) водные животные и растения (ст. 256); 6) деревья и кустарники (ст. 260), леса (ст. 261); 7) транспортные средства, пути сообщения, сооружения на них, подвижной состав, суда, средства связи или сигнализации на железнодорожном транспорте (ст. 267); 8) компьютерная информация (ст. 273); 9) предприятия, сооружения, пути сообщения, средства связи, объекты жизнеобеспечения, обеспечивающие экономическую безопасность и обороноспособность РФ (ст. 281); 10) пограничный знак (ст. 323); 11) документы, штампы и печати (ст. 325); 12) Государственный герб РФ и Государственный флаг РФ (ст. 329); 13) военное имущество (ст. 346).
В случаях, когда умышленное повреждение или уничтожение соответствующих предметов, удовлетворяющих признакам имущества, причинившее значительный ущерб, наказывается менее сурово или строго (ст. 214, ч. 1 ст. 243, ч. 1 ст. 244, ч. 1 ст. 254, ч. 1 ст. 256, ст. 260, ч. 1 ст. 325, ст. 329 УК РФ), соответствующие действия подлежат дополнительной квалификации по ст. 167 У К.
Минимальная стоимость предмета преступления, ответственность за которое установлена ст. 167 УК, прямо законом не установлена. Однако из смысла диспозиции ч. 1 ст. 167 УК следует, что речь идет о предметах, уничтожение или повреждение которых может принести значительный ущерб собственнику или иному владельцу. Умышленное уничтожение или повреждение предметов, утрата которых не может составить значительного ущерба для собственника либо иного владельца, влечет применение мер административной ответственности в случаях, предусмотренных КоАП РСФСР (ст. 51, 73, 132 и др.), либо мер гражданской ответственности (гл. 59 ГК РФ)*.

*Гражданско-правовая ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имуществе поступает независимо от наличия оснований для уголовной ответственности.

Объективная сторона анализируемого преступления без квалифицирующих признаков характеризуется альтернативно: а) уничтожением чужого имущества, причинившим значительный ущерб, либо б) повреждением чужого имущества, причинившим значительный ущерб.
Под уничтожением чужого имущества понимается последствие в виде утраты последним своих потребительских свойств, отвечающих основному назначению данного имущества, при которой восстановление данных свойств невозможно или требует затрат, равных или превышающих стоимость имущества. Под повреждением чужого имущества понимается последствие в виде частичной утраты им своих потребительских свойств, которые могут быть восстановлены в результате затрат, меньших стоимости самого имущества.
Рассматриваемое преступление считается оконченным с момента фактического наступления любого из последствий, указанных в законе, то есть с момента повреждения либо с момента уничтожения имущества.
Понятие значительного ущерба как обязательного признака, характеризующего объективную сторону рассматриваемого преступления, относится к категории оценочных. Согласно п. 7 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 при решении вопроса о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба следует исходить не только из стоимости имущества, но и из материального положения физического лица, финансового положения юридического лица, а также из значимости утраченного имущества для собственника или иного владельца.
Способ, каким может осуществляться уничтожение или повреждение имущества, применительно к случаям, предусмотренным в ч. 1 ст. 167 У К, может быть любым, за исключением способов, указанных в ч. 2 ст. 167 УК (поджог, взрыв или иной общеопасный способ). Умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенное в составе толпы, наказывается по ч. 1 ст. 212 УК как массовые беспорядки.
Субъективная сторона умышленного уничтожения или повреждения имущества без отягчающих обстоятельств характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Цели и мотивы данного деяния на квалификацию содеянного по ст 167 УК не влияют. Установление цели подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ при уничтожении или повреждении предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, а также объектов жизнеобеспечения населения требует квалификации содеянного по ст. 281 УК РФ (диверсия). Уничтожение или повреждение документов, штампов, печатей, бланков из корыстных или иных личных побуждений квалифицируется по ст. 325 УК.
Субъект деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК, – лицо, достигшее 16-ти лет, не являющееся собственником умышленно уничтожаемого или повреждаемого имущества.
К числу квалифицирующих умышленное уничтожение или повреждение имущества признаков относятся: а) совершение преступления путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом; б) смерть человека; в) иные тяжкие последствия.
Под поджогом понимается преднамеренное вызывание пожара, то есть неконтролируемого процесса горения, сопровождающегося уничтожением материальных ценностей и создающего опасность для жизни людей*.

*См • Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1986. С 1023.

Взрыв представляет собой мгновенное химическое разложение вещества, сопровождающееся образованием газов высокой температуры и сильным звуком*.

*См. например: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1987. С. 67.

Под иным общеопасным следует понимать такой способ совершения указанных действий, который создает угрозу для жизни или здоровья неопределенного числа людей или для неопределенного числа иных социальных ценностей (взрыв, использование источника повышенной опасности, затопление и т.п.).
Понятие «смерть человека» следует толковать применительно к содержанию соответствующего признака убийства.
Иные тяжкие последствия – причинение тяжкого вреда здоровью как минимум одного человека, разрушение здания, сооружения, прекращение функционирования предприятия и т. п.
Субъективная сторона умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, характеризуется двойной формой вины: умыслом по отношению к действиям (уничтожение или повреждение имущества) и неосторожностью по отношению к наступлению последствий в виде смерти человека или иных тяжких последствий.
Субъект умышленного, уничтожения или повреждения чужого имущества при отягчающих обстоятельствах – лицо, достигшее 14-ти лет.
Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности
(ст. 168 УК РФ)
Основным непосредственным объектом анализируемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право собственности на имущество, являющееся чужим по отношению к виновному.
В качестве дополнительных объектов рассматриваемого посягательства при отягчающих обстоятельствах альтернативно выступают общественные отношения, обеспечивающие жизнь или здоровье человека, интересы предпринимательской деятельности, иные социальные ценности.
Предметом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 168, УК, может быть движимое и недвижимое имущество (за исключением случаев, рассмотренных применительно к умышленному уничтожению или повреждению чужого имущества), стоимость которого превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, являющееся чужим по отношению к виновному. Уничтожение или повреждение лицом собственного имущества, повлекшее по неосторожности тяжкие последствия, может влечь уголовную ответственность в случаях, прямо предусмотренных уголовным законом: лишение жизни по неосторожности (ст. 109 УК ); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 118 УК ).
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется неосторожностью в виде легкомыслия либо небрежности.
Виновный в неосторожном уничтожении или повреждении чужого имущества предвидит лишь возможность наступления тяжких последствий в результате совершаемых им действий, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение (легкомыслие) либо не предвидит возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности может и должен их предвидеть (небрежность).
Вместе с тем в диспозиции ч. 2 ст. 168 УК описывается крайне редкий для отечественного уголовного законодательства случай двойной неосторожной формы вины: неосторожное отношение к действиям (обращение с огнем или иными источниками повышенной опасности) и неосторожное отношение к тяжким последствиям.
Неосторожное уничтожение или повреждение имущества, которое случайно (невиновно) влечет наступление тяжких последствий в соответствии с главой 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» Гражданского кодекса Российской Федерации.
Объективная сторона рассматриваемого посягательства без квалифицирующих признаков альтернативно включает: а) уничтожение чужого имущества; б) повреждение чужого имущества. Содержание данных признаков соответствует содержанию аналогичных признаков деяния, предусмотренного ст. 167. Обязательным признаком объективной стороны соответствующего преступления является крупный размер уничтоженного или поврежденного имущества, который определяется в соответствии с прим. 2 к ст. 158 УК РФ.
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется неосторожностью в виде легкомыслия либо небрежности. Для деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 168 УК, характерна двойная неосторожная формы вины: неосторожное отношение к действиям и неосторожное отношение к тяжким последствиям, что представляет собой уникальный случай для отечественного уголовного законодательства.
Субъект рассматриваемого преступления тот же, что и для деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК.
Квалифицирующими признаками рассматриваемого деяния являются: а) совершение его в результате неосторожного обращения с огнем или источником повышенной опасности; б) наступление тяжких последствий (ч. 2 ст. 168 УК).
Огонь – горящие светящиеся газы высокой температуры, пламя*. Под источником повышенной опасности в смысле ст. 168 УК следует понимать объекты, использование которых связано с повышенной опасностью для окружающих: транспортные средства, механизмы, электрическая энергия высокого напряжения атомная энергия, взрывчатые вещества, сильнодействующие яды и др. (ч. 1 ст 1079 ГК РФ) Под тяжкими последствиями следует понимать причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью как минимум одного человека, нарушение иных конституционных прав многих людей, нанесение имущественного ущерба в размере, превышающем крупный. Причинение по неосторожности смерти человеку, исходя из сравнительного анализа санкции ст. 106 УК и ч. 2 ст. 168 УК, не охватывается содержанием данного признака рассматриваемого деяния.

*Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 356

Глава XXX
ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
§ 1. Понятие и виды преступлений в сфере экономической деятельности
Преступления в сфере экономической деятельности – общественно опасные деяния, непосредственно посягающие на отношения, обеспечивающие производство, обмен, распределение и потребление товаров и услуг, ответственность за которые предусмотрена ст. 169-200 главы 22 раздела VIII УК РФ.
Общий признак, служащий критерием объединения норм о преступлениях в сфере экономической деятельности в гл. 22 разд. VIII УК РФ, – родовой объект этих преступных деяний. Им являются общественные отношения, обеспечивающие экономическую деятельность, под которой понимается совокупность всех звеньев общественного производства, распределения, обмена*, а также потребления материальных и иных благ. Эти общественные отношения представляют собой «русло» правомерной экономической деятельности в нашей стране. Большинство их регламентировано другими нормативными актами, относящимися к различным отраслям права, например гражданскому, финансовому.

*См. также: Советский энциклопедический словарь М.: Сов. энциклопедия, 1987. С. 1543.

Все преступления в сфере экономической деятельности умышленные.
Признаки, характеризующие объективную сторону и субъект разных видов преступлений в названной сфере, существенно различаются.
Критерием классификации преступлений, нормы о которых помещены в гл. 22 разд. VIII УК РФ, является их непосредственный объект. По содержанию в целом непосредственные объекты данных преступлений соответствуют их родовому объекту. Исходя из описания в диспозициях норм об ответственности за рассматриваемые преступления их признаков, непосредственные объекты этих преступных деяний представлены отдельными сферами родового объекта – экономической деятельности, каждая из которых охватывает одну или несколько ее сторон: производство, распределение, обмен, потребление материальных или иных благ. Кроме того, непосредственными объектами отдельных преступлений в сфере экономической деятельности являются и другие общественные отношения, например отношения собственности. Последние порой именуются дополнительными объектами, тогда как первые – основными, хотя в конкретных составах преступлений те и другие выступают в качестве обязательных объектов.
На основании названного критерия – непосредственного объекта, соответствующего по содержанию родовому объекту, – все преступления в сфере экономической деятельности могут быть классифицированы по следующим группам:
1. Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере финансов (преступления в сфере финансов). Эта группа делится на три подгруппы:
1.) преступления, посягающие на сферу финансов в части формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов от сбора налогов, страховых взносов и таможенных платежей, а также сдачи государству драгоценных металлов и природных драгоценных камней (преступления в сфере формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов) – ст. 192,194,198,199 УК РФ;
2) преступления, посягающие на сферу финансов в части обращения денег, ценных бумаг, кредитных либо расчетных карт, иных платежных документов, драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (преступления в сфере обращения платежных средств) – ст. 185, 186, 187, 191 УК РФ;
3) преступления, посягающие на сферу финансов в части кредитования (преступления в сфере кредитования) – ст. 176,177 УК РФ.
2. Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере предпринимательства (преступления в сфере предпринимательства). Данная группа подразделяется на две подгруппы:
1) преступления, посягающие на сферу предпринимательства и общественные отношения, обеспечивающие интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностные преступления в сфере предпринимательства) – ст. 169, 170 УК РФ;
2) преступления, посягающие только на сферу предпринимательства (иные преступления в сфере предпринимательства) – ст. 171,172,173, 195, 196,197 УК РФ.
3. Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере распределения материальных и иных благ (преступления в сфере распределения материальных и иных благ). Они дифференцируются на следующие подгруппы:
1) преступления, посягающие на сферу распределения и общественные отношения собственности (преступления в сфере распределения и собственности) – ст. 179 УК РФ;
2) преступления, посягающие только на сферу распределения (иные преступления в сфере распределения) – ст. 174, 175, 178, 183 УК РФ.
4. Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере потребления материальных и иных благ (преступления в сфере потребления материальных и иных благ) -ст. 180, 181, 182, 184, 200 УК РФ.
5. Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие интересы внешнеэкономической деятельности (преступления в сфере внешнеэкономической деятельности) – ст. 188, 189,190,193 УК РФ.
Приведенная классификация не является единственной*. Вместе с тем применительно к действующему уголовному законодательству об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности она представляется оптимальной, поскольку основана на детализации непосредственных объектов названных преступлений и позволяет отразить специфику каждой из групп и подгрупп этих преступных деяний.


*См., например. Новое уголовное право России. Особ. часть: Учеб. пособие // Под ред. Н.Ф.Кузнецовой. М-Зерцало-ТЕИС. С.147-148; Уголовное право Российской Федерации. Особ. часть: Учебник для юридических вузов. М.: Юрист, 1996. С. 178.

§ 2. Преступления в сфере финансов
Данная группа преступлений подразделяется на три подгруппы: 1) преступления в сфере формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов; 2) преступления в сфере обращения платежных средств и 3) преступления в сфере кредитования.
1. Преступления в сфере формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов
Преступления в сфере формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов – общественно опасные деяния, непосредственно посягающие на отношения, обеспечивающие формирование бюджета и государственных внебюджетных фондов РФ, ответственность за которые предусмотрена ст. 192 194 198,199 УК РФ.
Формирование доходной части бюджета и государственных внебюджетных фондов РФ осуществляется из различных источников. Одними из наиболее важных являются средства, поступающие в бюджет в виде налогов с физических и юридических лиц, таможенных платежей, а также драгоценных металлов и драгоценных камней, добытых из недр, поднятых, найденных или полученных из вторичного сырья, и во внебюджетные государственные фонды в виде страховых взносов физических лиц и организаций. Непоступление в бюджет и государственные внебюджетные фонды названных средств причиняет существенный вред государству и обществу, поскольку затрудняет реализацию государственных социально-экономических программ, нарушает интересы граждан и т.д. Законодательство и другие нормативные правовые акты РФ регламентируют порядок поступления в бюджет и государственные внебюджетные фонды указанных средств, их размеры, возлагает на физических и юридических лиц обязанности вносить в бюджет и государственные внебюджетные фонды соответствующие средства и т.д. Общественные отношения, обеспечивающие формирование бюджета и государственных внебюджетных фондов в соответствии с законодательством и другими нормативными правовыми актами РФ, охраняются уголовным законом.
На основании УК РФ преступления в сфере формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов включают в себя, как уже было отмечено, четыре вида деяний: 1) уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198); 2) уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации (ст. 199); 3) уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194), и 4) нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192).
Уклонение гражданина от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере финансов в части формирования бюджета от сбора налогов и государственных внебюджетных фондов от сбора страховых взносов с физических лиц.
Наряду с посягательством на названный непосредственный объект, который является обязательным, данное преступление может быть направлено и на факультативный непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие формирование государственного аппарата из некоррумпированных государственных служащих. Это вытекает из ст. 12 Федерального закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31 июля 1995 г., согласно которой «гражданин при поступлении на государственную службу, а также государственный служащий в соответствии с федеральным законом ежегодно обязаны представлять в органы государственной налоговой службы сведения о полученных ими доходах и имуществе, принадлежащем им на праве собственности, являющихся объектами налогообложения»*.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. ст. 2990.

Предмет данного преступления – неуплаченный налог в крупном размере, обязательная декларация о доходах и расходах и неуплаченный страховой взнос в государственные внебюджетные фонды. Он альтернативен. Неуплаченный налог, декларация при ее непредставлении и неуплаченный страховой взнос в государственные внебюджетные фонды налицо тогда, когда налог или страховой взнос не уплачены, а декларация не подана. В случаях представления декларации этот предмет характеризуется содержанием, не соответствующим действительности, а именно включением в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах.
Согласно ч. I ст. 8 Налогового кодекса РФ (НК РФ)*, часть первая которого была принята 31 июля 1998 г., «под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований»**. Согласно ч. 2 той же статьи НК РФ «под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в интересах плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий)».

*Вводится в действие с 1 января 1999 г. согласно ст. 1 Федерального закона РФ «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации» от 31 июля 1998 г. № 147-ФЗ, за исключением отдельных положений. См.: Налоговый кодекс РФ (часть первая) и основные нормативные документы по налогообложению, принятые в 1998 году. М.:Контур, 1998.
**Указ изд. С. 11.

На основании ст. 11 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом РФ от 31 декабря 1997 г. № 157-ФЗ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» «страховым взносом является плата за страхование, которую страхователь обязан внести страховщику в соответствии с договором страхования или законом»*. К предмету рассматриваемого преступления относится обязательный страховой взнос в государственные внебюджетные фоны, установленный нормативными правовыми актами.

*Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993 № 2. Ст 56; Собрание законодательства Российской федерации. 1998. № 1.Ст.4.

В качестве предмета преступления уклонения физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды выступают неуплаченный налог или указанный страховой взнос в крупном размере. Неуплаченный налог или названный страховой взнос характеризуют предмет с качественной стороны, а крупный размер – с количественной. Согласно прим. 1 к ст. 198 УК РФ «уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченного налога и (или) страхового взноса в государственные внебюджетные фонды превышает двести минимальных размеров оплаты труда». Следовательно, предмет этого преступления – неуплаченный налог и (или) неуплаченный страховой взнос в государственные внебюджетные фонды в сумме, превышающей двести минимальных размеров оплаты труда. Если сумма налога и (или) названного страхового взноса, от уплаты которого гражданин уклоняется, меньше двухсот минимальных размеров оплаты труда или равна двумстам минимальным размерам оплаты труда, то такой неуплаченный налог и (или) указанный страховой взнос не являются предметом преступления, ответственность за которое установлена ст. 198 УК РФ. В последнем случае неуплаченный налог представляет собой предмет административного правонарушения и уклонение от уплаты такого налога влечет не уголовную, а административную ответственность по ст. 1561 КоАП РСФСР. В соответствии с п. 12 Постановления № 8 Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» «при определении в денежном выражении размера неуплаченного налога, являющегося основанием для квалификации содеянного по ч. 1 или ч. 2 ст. 198 УК РФ как уклонение гражданина от уплаты налога, совершенное в крупном или особо крупном размере (соответственно свыше двухсот и свыше пятисот минимальных размеров оплаты труда), либо по ч. 1 ст. 199 УК РФ как уклонение от уплаты налогов с организаций, совершенное в крупном размере (свыше одной тысячи минимальных размеров оплаты труда), надлежит исходить из минимального размера оплаты труда, действовавшего на момент окончания указанных преступлений.
По смыслу закона уклонение от уплаты налогов с организаций может быть признано совершенным в крупном размере как в случаях, когда сумма неуплаченного налога превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда по какому-либо одному из видов налогов, так и в случаях, когда эта сумма является результатом неуплаты нескольких различных налогов»*.

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9. С. 4.

Выступая в качестве предмета преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 198 УК РФ, обязательная декларация либо вовсе не представляется, либо – при ее представлении – характеризуется содержанием, не соответствующим действительности, вследствие включения в нее заведомо искаженных данных о доходах или расходах.
Форма обязательной декларации о доходах или расходах устанавливается Государственной налоговой службой РФ. Сведения, отражаемые в декларации, порядок их учета, срок подачи декларации и т.д. регламентированы ст. 18 и 20 За-1 кона РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц»*.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 26. Ст. 3035.

Согласно п. «б» ч. 1 ст. 20 этого Закона декларация о доходах и расходах – это документ, представляемый физическим лицом налоговым органам «по форме, устанавливаемой Государственной налоговой службой Российской Федерации», который не противоречит определению, содержащемуся в ст. 80 НК РФ, где говорится, что «налоговая декларация представляет собой письменное заявление налогоплательщика о полученных доходах и произведенных расходах, источниках доходов, налоговых льготах и исчисленной сумме налога и (или) другие данные, связанные с исчислением и уплатой налога». К декларации прилагаются другие необходимые документы и сведения, подтверждающие достоверность указанных в ней данных. Для обеспечения истинности включаемых в декларацию сведений физические лица, подлежащие налогообложению, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 20 упомянутого Закона РСФСР «обязаны вести учет полученных ими в течение календарного года доходов и произведенных расходов, связанных с извлечением доходов». Порядок, в частности сроки, представления декларации физическими лицами налоговым органам закреплен в ст. 18 данного Закона.
Объективная сторона состава преступления уклонения физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды характеризуется таким уклонением путем совершения альтернативно любого из следующих деяний: 1) бездействия, выражающегося в непредставлении декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной; 2) действия, состоящего во включении в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах, или 3) действия или бездействия, заключающегося в уклонении от уплаты налога или указанного страхового взноса иным способом.
Непредставление декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, – это бездействие, выражающееся в обязанности лица совершить действие, т.е. представить декларацию о доходах, при наличии возможности это сделать.
Обязанность представления декларации возлагается на физических лиц, получающих доходы не по месту основной работы (службы, учебы) либо от предпринимательской деятельности или иными способами, за исключением лиц, имевших за отчетный год совокупный облагаемый доход, не превышающий сумму дохода, исчисление налога с которого производится по минимальной ставке (до 31 декабря 1997 г. – 12 млн руб., с 1 января 1998 г. – 20 тыс. руб.), а также лиц, налогообложение которых производится непосредственно налоговыми органами.
Такая обязанность установлена ч. 1 ст. 18 упоминавшегося Закона РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц» и ст. 63 Инструкции по применению Закона Российской Федерации «О подоходном налоге с физических лиц» Государственной налоговой службы РФ от 29 июня 1995 г. №35 с изменениями и дополнениями, внесенными 1 сентября 1995 г., 2 апреля 1996 г. и 11 июля 1996 г.*, которая специально предусмотрена ст. 24 названного Закона в качестве нормативного акта, регламентирующего применение Закона РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц».

*Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 4. 1996.

В ч. 1 ст. 18 этого Закона, в частности, установлено, что «декларация о фактически полученных доходах и произведенных расходах представляется физическими лицами налоговому органу по месту постоянного жительства не позднее 1 апреля года, следующего за отчетным.
От представления декларации освобождаются физические лица, налогообложение которых производится в соответствии с гл. II (под названием «Налогообложение доходов, получаемых физическими лицами за выполнение ими трудовых и иных приравненных к ним обязанностей по месту основной работы (службы, учебы)» – Л. Г.) и (или) VI (с наименованием «Особенности налогообложения доходов, получаемых лицами, не имеющими постоянного местожительства в РСФСР» –Л. Г.) настоящего Закона, а также физические лица, если их совокупный облагаемый доход за отчетный год не превысил сумму дохода, исчисление налога с которого производится по минимальной ставке.
В случае появления в течение года источников доходов, указанных в главе IV настоящего Закона, физические лица подают декларацию в пятидневный срок до истечения месяца со дня появления таких источников. В декларации указывается размер дохода, полученного ими за первый месяц деятельности, и размер ожидаемого дохода до конца текущего года»*.

*Собрание законодательства Российской Федерации 1996 № 26. Ст. 3035

Статьей 63 названной Инструкции конкретизируется цитированная норма Закона РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц»*.

*Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 4.1996.

Непредставление декларации налицо тогда, когда она не подана 2 апреля года, следующего за отчетным, либо на шестой день по истечении месяца со дня появления источников доходов, указанных в разд. IV упоминавшейся Инструкции.
Моментом окончания данного преступления – уклонения гражданина от уплаты налога путем непредставления декларации – является соответственно 2 апреля года, следующего за отчетным, и шестой день по истечении месяца со дня появления источников доходов, перечисленных в разд. IV названной Инструкции.
Включение в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах представляет собой действие, состоящее во внесении в декларацию, представленную в налоговый орган, сведений, которые, во-первых, не соответствуют действительности, во-вторых, уменьшают размер доходов или увеличивают размер расходов и, в-третьих, искажаются заведомо, то есть намеренно, а не вследствие ошибки, неточности подсчета и т. п.
Согласно п. 3 Постановления № 8 Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» «под включением в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах следует понимать умышленное указание в декларации любых не соответствующих действительности сведений о размерах доходов и расходов.
Доходы – это совокупный (общий) доход, полученный гражданином в календарном году как в денежной форме (в валюте Российской Федерации или иностранной валюте), так и в натуральной форме, в том числе в виде материальной выгоды.
Расходы – это понесенные гражданином затраты, влекущие в предусмотренных налоговым законодательством случаях уменьшение налогооблагаемой базы»*.

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9. С. 3.

В п. 4 этого Постановления указано, что в соответствии с Законом РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц» налогообложению подлежат доходы, полученные физическим лицом в связи с осуществлением им любых видов предпринимательской деятельности. Исходя из этого, действия виновного, занимающегося предпринимательской деятельностью без регистрации или без специального разрешения либо с нарушением условий лицензирования и уклоняющегося от уплаты налога с доходов, полученных в результате такой деятельности, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 171 и 198 УК РФ*.

*Там же С. 3-4.

Моментом окончания уклонения гражданина от уплаты налога путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах является истечение месячного срока после подачи декларации в налоговый орган, то есть число следующего месяца, следующее за числом подачи декларации. Это обусловлено тем, что согласно ч. 3 ст. 18 Закона РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц» «физические лица вправе в месячный срок после подачи в налоговый орган декларации о доходе уточнить данные, заявленные ими в этой декларации»*. В соответствии с п. 5 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июня 1997 г. «преступления, предусмотренные ст. 198 и 199 УК РФ, считаются оконченными с момента фактической неуплаты налога за соответствующий налогооблагаемый период в срок, установленный налоговым законодательством»**.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 26. Ст. 3035.
**Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997 №9. С.4

Иной способ уклонения физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды может состоять, например, в фактическом неплатеже налога или указанного страхового взноса в установленный срок, в частности, путем снятия денежных средств с банковского счета, с которого они должны быть переведены в качестве платежа налога или названного страхового взноса, перевода этих средств на другой счет и т. д.
Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды путем их фактического неплатежа является оконченным преступлением с момента истечения срока платежа, установленного законом или другими нормативными правовыми актами.
Субъект рассматриваемого преступления специальный. Им является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет, обязанное представлять в органы налоговой службы декларацию о доходах и платить подоходный налог и страховые взносы в государственные внебюджетные фонды. На основании ст. 1 Закона РФ «О подоходном налоге с физических лиц» плательщиками подоходного налога являются физические лица – граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, как имеющие, так и не имеющие постоянного местожительства в РФ К имеющим постоянное местожительство в РФ относятся лица, проживающие в РФ в общей сложности не менее 183 дней в календарном году*.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №26 Ст. 3035.

Аналогично субъект данного преступления определяется в п. 6 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г.*

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9 С. 4.

Субъективная сторона уклонения физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что уклоняется от уплаты налога и (или) указанного страхового взноса в крупном размере путем непредставления декларации о доходах в налоговый орган, зная о возложенной на него обязанности представить такую декларацию, либо путем включения в декларацию заведомо искаженных данных, то есть сведений, которые, как ему доподлинно известно, не соответствуют действительности и уменьшают размер уплачиваемых налога и (или) названного страхового взноса, и желает этого. Мотивы и цели не являются признаками субъективной стороны данного состава преступления и на квалификацию содеянного не влияют.
Частью 2 ст 198 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака рассматриваемого состава преступления: 1) совершение деяния в особо крупном размере и 2) совершение деяния лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных данной статьей либо ст. 194 или 199 УК РФ.
Первый квалифицирующий признак налицо при условии уклонения гражданина от уплаты налога и (или) страхового взноса в государственные внебюджетные фонды в особо крупном размере. В соответствии с прим. 1 к ст. 198 УК РФ данное преступление признается совершенным в особо крупном размере, если сумма неуплаченного налога превышает пятьсот минимальных размеров труда.
Второй квалифицирующий признак имеет место тогда, когда лицо, совершившее уклонение от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, ранее, то есть до совершения этого преступления, было судимо за уклонение от уплаты налога или указанного страхового взноса либо за совершение преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 194 или 199 УК РФ, и данная судимость не снята и не погашена в порядке, установленном уголовным законом. Причем учитывается судимость не только по ст. 198, 194 или 199 УК РФ, но и по ст. 162', 1622 или 1626 УК РСФСР. Однако для учета судимости по ст. 1621 , 1622 или 1626 УК РСФСР требуется, чтобы лицо было осуждено за деяние, фактические признаки которого соответствуют признакам, описанным в диспозициях частей 1-х или частей 2-х ст. 198,194 или 199 УК РФ.
В этой связи в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. разъяснено, что «ранее судимым за уклонение от уплаты налога (ч. 2 ст. 198 УК РФ) следует считать лицо, которое в прошлом было осуждено по ст. 198 УК РФ или по ст. 199 УК РФ либо по ч. 1 ст. 1622 УК РСФСР, если приговором по этому делу установлено сокрытие полученных доходов, подоходный налог с которых превышает двести минимальных размеров оплаты труда, либо по ч. 2 ст. 1622 УК РСФСР по признаку «сокрытие полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения в особо крупных размерах», при условии, что прошлая судимость не снята и не погашена в установленном законом порядке»*.

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №9. С. 4.

Примечанием 2 к ст. 198 УК РФ, впервые введенным Федеральным законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 25 июня 1998 г., предусмотрено, что «лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 194 или 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб».
Для освобождения лица на основании этого примечания от уголовной ответственности необходима совокупность трех условий: 1) совершение впервые преступлений, предусмотренных ст. 194, 198 или 199 УК РФ; 2) способствование раскрытию преступления и 3) полное возмещение причиненного ущерба.
Впервые совершившим указанные преступления считается лицо, которое вообще не совершало преступлений, предусмотренных ст. 194,198 или 199 УК РФ, а равно преступлений, фактические признаки которых соответствуют признакам, описанным в диспозициях этих статей, но которые были предусмотрены ст. 1621, 1622 или 1626 УК РСФСР; либо лицо, которое совершило ранее какие-либо из этих преступлений, но не было за них осуждено и истек срок давности привлечения к уголовной ответственности; либо лицо, которое ранее было осуждено за какое-либо из этих преступлений, но истек срок давности исполнения обвинительного приговора, или судимость погашена или снята в порядке, установленном законом.
Способствование раскрытию преступления может выражаться в явке с повинной, изобличении других соучастников преступления, предоставлении документов, в которых содержатся истинные, но искаженные в декларации сведения о доходах и расходах, и т. д.
Полное возмещение причиненного ущерба состоит в уплате полностью налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, а также пени, начисленной за просрочку платежей.
Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации (ст. 199 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере финансов в части формирования бюджета от сбора налогов и государственных внебюджетных фондов от сбора страховых взносов с организаций.
Согласно п. 8 упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «к организациям, о которых говорится в ст. 199 УК РФ, относятся все указанные в налоговом законодательстве плательщики налогов, за исключением физических лиц».
Предмет рассматриваемого преступления – неуплаченный налог и страховой взнос в государственные внебюджетные фонды в крупном размере. Согласно примечанию к ст. 199 УК РФ « уклонение от уплаты налогов с организации признается совершенным в крупном размере, если сумма налога превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда». Предметом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 199 УК РФ, являются бухгалтерские документы*, когда их содержание не соответствует действительности вследствие включения в них заведомо искаженных данных о доходах или расходах. Факультативным предметом рассматриваемого преступления является материальное выражение других объектов налогообложения. Под другими объектами налогообложения (помимо доходов и расходов), согласно ч. 1 ст. 38 НК РФ, следует понимать: 1) имущество; 2) прибыль; 3) стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо «иное экономическое основание, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности об уплате налога». Систематическое толкование позволяет сделать вывод, что предметами сокрытия иных объектов налогообложения могут выступать документы, отражающие наличие имущества, прибыли, а также стоимости реализованных товаров, а также само это имущество и товары, за исключением не имеющих материального выражения имущественных прав, а также собственно работ и услуг.

*См.: Кучеров И.И. Налоговые преступления. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИн-фоР»,1997. С.67-68.

Объективная сторона состава преступления уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации характеризуется названным уклонением путем совершения одного из двух деяний: 1) действия, состоящего во включении в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах, и 2) действия или бездействия, выражающегося в уклонении от уплаты налога или указанного страхового взноса иным способом.
Включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных – это действие, заключающееся во внесении в бухгалтерские документы данных, которые, во-первых, не соответствуют действительности, во-вторых, уменьшают размер доходов или увеличивают размер расходов и, в-третьих, искажаются заведомо, то есть осознанно, а не вследствие ошибки, неточности подсчета и т.п.
Иной способ уклонения от уплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды может заключаться, например, в фактической неуплате налога или названного страхового взноса в установленный законом срок, являющийся одновременно моментом окончания преступления, что отмечалось применительно к уклонению от уплаты налога или указанного взноса физического лица; сокрытии других, помимо доходов и расходов, объектов налогообложения и т. д.
Сокрытие других, помимо доходов и расходов, объектов налогообложения, выражающееся в действии, может состоять во внесении в отчетные (бухгалтерские) документы о тех или иных объектах налогообложения искаженных данных, уменьшающих суммы доходов и влекущих соответственно уменьшение суммы налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, подлежащих оплате, а в бездействии – в утаивании объектов налогообложения, проявляющемся в неотражении их в отчетных документах*.

*См. также: Волженкин Б. Уголовная ответственность за налоговые преступления // Законность. 1994. №1. С. 14.

В упоминавшемся Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. разъяснено, что сокрытие объектов налогообложения «может выражаться как во включении в бухгалтерские документы и налоговую отчетность заведомо искаженных сведений, относящихся к этим объектам, так и в умышленном непредставлении в налоговые органы отчетной документации о таких объектах»*.

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. №9. С. 4.

Оконченным это преступление является с момента представления – фактической передачи в налоговую инспекцию или дня почтового отправления – организацией в налоговый орган документов о доходах или расходах либо о других объектах налогообложения (расчета суммы доходов и расходов либо других объектов налогообложения; бухгалтерских отчетов и балансов), в которых содержатся заниженные данные об объектах налогообложения. В этой связи представляется неточным указание о том, что «преступление будет считаться оконченным с момента представления предприятием, организацией – плательщиками налогов в налоговый орган документов (расчет суммы налога, бухгалтерские отчеты и балансы, декларации о доходах), содержащих недостоверные сведения об объектах налогообложения и размерах подлежащего уплате или фактически уплаченного налога»*. Неточность цитированного положения состоит в том, что для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, в первоначальной и новой редакции, как и ранее ст. 1622 УК РСФСР, о признаках которого идет речь в цитированном положении, необходимо, чтобы в документах содержались недостоверные данные именно о доходах или других объектах налогообложения, а не о налогах, подлежащих взиманию с названых объектов налогообложения. Неправильное исчисление в указанных документах сумм налогов при отражении в документах достоверных сведений о доходах или расходах либо о других объектах налогообложения не создает основания ответственности по ст. 199 УК РФ, как и не создавало прежде основания ответственности по ст. 1622 УК РСФСР, и может влечь иную ответственность, например финансовую.

*Воложкин Б. Указ. соч. С. 15

Субъект данного преступления специальный. Им является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет, на которое в соответствии с его полномочиями возложена обязанность обеспечить уплату налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации. Таковым может быть лицо, являющееся представителем организации, то есть согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, – руководитель или исполняющий обязанности руководителя.
Субъективная сторона уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотивы и цели не являются признаками субъективной стороны данного состава преступления и на квалификацию содеянного не влияют.
Частью 2 ст. 199 УК РФ в редакции упоминавшегося Федерального закона РФ от 25 июня 1998 г.* предусмотрены четыре квалифицирующих признака, характеризующих совершение рассматриваемого преступления: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных ст. 199, 194 или 198 УК РФ (п. «б»); 3) неоднократно (п.«в») и 4) в особо крупном размере (п. «г»).

*См.: Российская газета. 1998. 27 июня.

Первый квалифицирующий признак определяется в соответствии с его толкованием, содержащимся в ч. 2 ст. 35 УК РФ. При уклонении от налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации, совершенном лицом, обладающим всеми признаками специального субъекта этого преступления, совместно и по предварительному сговору с другим лицом, не обладающим такими признаками, рассматриваемый квалифицирующий признак отсутствует и последнее является не соисполнителем преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, а иным соучастником – организатором, подстрекателем или пособником – и подлежит ответственности по ч. 1 ст. 199 УК РФ со ссылкой на ст. 33 этого УК .
Второй квалифицирующий признак не отличается от соответствующего признака, охарактеризованного применительно к квалифицированному составу преступления, предусмотренному ч. 2 ст. 198 названного УК .
Третий квалифицирующий признак определяется согласно ч. 1 ст. 16 названного УК . Относительно данного квалифицирующего признака в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. разъясняется, что «как неоднократное уклонение от уплаты налогов с организаций надлежит квалифицировать действия виновного, совершившего два раза и более деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 199 УК РФ, независимо от того, был ли он осужден за ранее совершенное деяние, являлся исполнителем или соучастником преступления и было ли ранее совершенное деяние оконченным преступлением или покушением на преступление. Основанием для квалификации содеянного по ч. 2 ст. 199 УК РФ является также совершение ранее виновным деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 1622 УК РСФСР, по признаку «сокрытие полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения в особо крупных размерах».
Уклонение от уплаты налогов с организаций не может квалифицироваться как совершенное неоднократно, если судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята, а также если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности*.

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1997. № 9. С. 4.

Четвертый квалифицирующий признак определен в примечании к ст. 199 УК РФ, согласно которому уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации признается совершенным в особо крупном размере, если сумма неуплаченных налогов и (или) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды превышает пять тысяч минимальных размеров оплаты труда.
Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ)
Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере финансов в части формирования бюджета от сбора таможенных платежей.
Предмет анализируемого преступления характеризуется двумя признаками: качественным и количественным. Первый выражается в тон, что предметом являются неуплаченные таможенные платежи, определяемые в п. 18 ст. 18 ТК РФ как «таможенная пошлина, налоги, таможенные сборы, сборы на выдачу лицензии, плата и другие платежи, взимаемые в установленном порядке таможенными органами Российской Федерации». Согласно п. 19 ст. 18 ТК РФ «таможенная пошлина – платеж, взимаемый таможенными органами Российской Федерации при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации и при вывозе товара с этой территории и являющийся неотъемлемым условием такого ввоза или вывоза», а согласно п. 20 этой статьи «налоги – налоги, взимание которых возложено на таможенные органы Российской Федерации».
Количественный признак предмета выражается в крупном размере таможенных платежей. В соответствии с примечанием к ст. 194 УК РФ « уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если стоимость неуплаченных таможенных платежей превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда».
Объективная сторона данного состава преступления характеризуется неуплатой таможенных платежей, подлежащих оплате, в полном объеме или частично, когда неуплаченный платеж или его часть составляют крупный размер. Преступление окончено с момента истечения срока уплаты таможенного платежа, определяемого на основании ст. 119 и 121 ТК РФ.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона этого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотивы и цели уклонения от уплаты таможенных платежей не являются признаками субъективной стороны данного состава преступления и на квалификацию деяния не влияют.
Частью 2 ст. 194 УК РФ в редакции упоминавшегося Федерального закона РФ от 25 июня 1998 г.* предусмотрены четыре квалифицирующих признака, состоящих в совершении данного преступления: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных ст. 194, 198 или 199 названного УК (п. «б»); 3) неоднократно (п. «в») и 4) в особо крупном размере (п. «г»).

*См. Российская газета. 1998. 27 июня.

Второй из перечисленных квалифицирующий признак не отличается от соответствующего признака, охарактеризованного применительно к составу преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 этого УК, первый и третий аналогичны одноименным признакам, содержание которых раскрыто применительно к квалифицированным составам преступлений, предусмотренным соответственно п. «а», «в» и «г» ч. 2 ст. 199 УК РФ, а четвертый определен в примечании к ст. 194 этого УК в новой редакции, где указано, что данное преступление признается совершенным в особо крупном размере, если сумма неуплаченных платежей превышает три тысячи минимальных размеров оплаты труда.
Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере финансов в части формирования бюджета от оборота добытых из недр, полученных из вторичного сырья, а также поднятых и найденных драгоценных металлов, или драгоценных камней.
Предметом анализируемого преступления являются драгоценные металлы и драгоценные камни. Этот предмет характеризуется с физической стороны качественным признаком и с экономической – количественным. Качественный признак слагается из двух моментов: 1) относимость металлов и камней к драгоценным и 2) источник их происхождения (получения), а количественный выражается в стоимости драгоценных металлов или драгоценных камней.
Согласно п. «в» ч. 4 ст. 1 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 9 октября 1992 г. № 3615-1 к драгоценным металлам относятся «золото, серебро, платина и металлы платиновой группы (палладий, иридий, радий, рутений и осмий) в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также лома таких изделий»*, а согласно п. «г» ч. 4 той же статьи к природным драгоценным камням – «алмазы, рубины, изумруды, сапфиры и александриты в сыром и обработанном виде, а также жемчуг, за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий». В соответствии со ст. I Федерального закона РФ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» от 26 марта 1998 г. № 41-ФЗ** к драгоценным металлам относятся те же по наименованиям металлы в любом состоянии, включая ювелирные и иные изделия и лом таких изделий, а к драгоценным камням – те же по наименованиям камни без оговорки «за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий» и приравниваемые к драгоценным камням «уникальные янтарные образования в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации».

*Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №45. Ст. 2542.
**Российская газета. 1998. 7 апреля.

В диспозиции ст. 192 УК РФ указаны альтернативно три источника происхождения (получения) драгоценных металлов или драгоценных камней. В соответствии с этой нормой для того, чтобы обладать признаками предмета рассматриваемого преступления, драгоценные металлы или драгоценные камни должны быть: 1) добыты из недр, 2) получены из вторичного сырья либо, 3) подняты или найдены. Как усматривается изданной нормы и законоположений, содержащихся в цитированных п. «в» и «г» ч. 4 ст. 1 упомянутого Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле», предметом данного преступления не могут быть ювелирные и другие бытовые изделия из драгоценных металлов или драгоценных камней, а также лом таких изделий. Поэтому отнесение ст. 1 Федерального закона РФ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» от 26 марта 1998 г. к драгоценным металлам ювелирных и иных изделий и лома таких изделий и к драгоценным камням таких камней без оговорки «за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий» на определение предмета рассматриваемого преступления не влияет. Вместе с тем к предмету данного преступления следует отнести «уникальные янтарные образования в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации».
Предметом нарушения правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней являются такие металлы и камни в крупном размере. На основании примечания к ст. 192 УК РФ «нарушение правил сдачи или продажи государству драгоценных металлов и драгоценных камней признается совершенным в крупном размере, если стоимость указанных в настоящей статье предметов, не сданных или не проданных государству, превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда». Следовательно, предмет характеризуемого, преступления – это не сданные и не проданные государству драгоценные металлы и драгоценные камни, стоимость единственного экземпляра или совокупности которых превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
Объективную сторону данного состава преступления характеризует альтернативно одно из двух деяний, каждое из которых выражается в бездействий, то есть в несовершении действия, которое лицо обязано выполнить: 1) уклонение от обязательной сдачи драгоценных металлов или драгоценных камней или 2) уклонение от обязательной продажи этих предметов государству.
Согласно ст. 1 упоминавшегося Федерального закона РФ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» «аффинаж драгоценных металлов – процесс очистки извлеченных драгоценных металлов от примесей и сопутствующих компонентов, доведение драгоценных металлов до качества, соответствующего государственным стандартам и техническим условиям, действующим на территории Российской Федерации, или международным стандартам»*.

*Российская газета 1998 7 апреля.

Статьей 4 Постановления Правительства РФ «О добыче и использовании драгоценных металлов и алмазов на территории Российской Федерации и усилении государственного контроля за их производством» от 4 января 1992 г. № 10 в редакции Постановления от 22 февраля 1993 г. № 152 установлено, что «произведенные на территории Российской Федерации (добытые из недр, полученные из вторичного сырья, а в равной степени поднятые и найденные) аффинированные драгоценные металлы, драгоценные камни, самородные минералы драгоценных металлов, найденные клады, конфискованные и скупленные у населения ценности поставляются в Комитет драгоценных металлов и драгоценных камней при Министерстве экономики и финансов Российской Федерации. Находящиеся в производстве драгоценные металлы, драгоценные камни, накопленные за счет неиспользованных фондов, сдаются в установленном порядке в указанный комитет»*.

*СП РФ 1992 №6 Ст 29

Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла: виновный осознает, что, во-первых, добыл из недр, получил из вторичного сырья либо поднял или нашел драгоценные металлы или драгоценные камни стоимостью, превышающей пятьсот минимальных размеров оплаты труда, во-вторых, обязан сдать их на аффинаж или продать государству, в-третьих, не выполнил этой обязанности и, в-четвертых, неисполнение данной обязанности представляет общественную опасность, и желает уклониться от обязательной сдачи указанных предметов на аффинаж или от продажи государству.
2 Преступления в сфере обращения платежных средств
Преступления в сфере обращения платежных средств – общественно опасные деяния, непосредственно посягающие на отношения, обеспечивающие установленный законодательством РФ порядок обращения платежных средств (денег, драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга и ценных бумаг), кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, ответственность за которые предусмотрена ст. 185, 186, 187, 191 УК РФ.
Злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления составляют общественные отношения, обеспечивающие законный выпуск (эмиссию) ценных бумаг и интересы их владельцев.
Предмет рассматриваемого преступления – проспект эмиссии ценных бумаг и отчет об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг.
На основании п. 1 ст. 142 ГК РФ «ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении». Согласно ст. 143 ГК РФ «к ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг». Частью 1 п. 1 ст. 149 этого Кодекса к ценным бумагам относятся также бездокументарные ценные бумаги, обеспечивающие фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в бездокументарной форме (с помощью средств электронно-вычислительной техники и т. п.).
В ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. установлено, что «эмиссионная ценная бумага – любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных настоящим Федеральным законом формы и порядка; размещается выпусками; имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги».
По определениям, содержащимся в ст. 2 этого Закона, понятия «выпуск ценных бумаг» и «эмиссия ценных бумаг» не идентичны. В ч. 4 данной статьи выпуск ценных бумаг определен как «совокупность ценных бумаг одного эмитента, обеспечивающих одинаковый объем прав владельцам и имеющих одинаковые условия эмиссии (первичного размещения). Все бумаги одного выпуска должны иметь один государственный регистрационный номер». Под эмиссией ценных бумаг в соответствии с ч. 15 этой же статьи понимается последовательность действий эмитента по размещению эмиссионных ценных бумаг». Грамматическое же толкование названия и содержания ст. 25 названного Закона позволяет констатировать, что выпуск эмиссионных ценных бумаг понимается еще и как размещение ценных бумаг. Широкое понимание выпуска ценных бумаг совпадает в целом с понятием эмиссии ценных бумаг, что соответствует уголовно-правовому значению этих терминов, вытекающему из наименования ст. 185 УК РФ, в котором они отождествляются.
На основании ч. 1 ст. 19 упоминавшегося Закона процедура эмиссии ценных 1 бумаг (если иное не предусмотрено законодательством РФ) включает: 1) принятие эмитентом решения о выпуске эмиссионных ценных бумаг; регистрацию выпуска эмиссионных ценных бумаг (для документарной формы выпуска – изготовление сертификатов ценных бумаг); 2) размещение эмиссионных ценных бумаг; 3) регистрацию отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг. Как установлено ч. 2 этой статьи, регистрация проспекта эмиссии производится в случаях размещения эмиссионных ценных бумаг среди неограниченного круга владельцев или заранее известного круга владельцев, число которых превышает 500, либо если общий объем эмиссии превышает 50 тысяч минимальных размеров оплаты труда.
Согласно ч. 1 ст. 20 данного Закона проспект эмиссии ценных бумаг (если регистрация выпуска ценных бумаг сопровождается регистрацией проспекта эмиссии) является одним из обязательных документов, которые должны быть представлены эмитентом в регистрирующий орган для регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг.
Сведения, которые должны содержаться в проспекте эмиссии, определяются в ст. 22 этого Закона.
Результаты эмиссии отражаются в отчете об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг. Согласно ч. 1 ст. 25 упоминавшегося Закона такой отчет должен быть представлен эмитентом в регистрирующий орган не позднее 30 дней после завершения размещения эмиссионных ценных бумаг. В ч. 2 этой статьи устанавливаются требования к содержанию отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг.
Сведения, которые подлежат включению в проспект эмиссии ценных бумаг и в отчет об итогах их выпуска, должны быть достоверными. Поэтому предметом рассматриваемого преступления эти документы являются тогда, когда в проспекте эмиссии содержится заведомо недостоверная информация, а в отчете об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг указаны заведомо недостоверные результаты эмиссии.
Недостоверная информация и недостоверные результаты – это информация или результаты, не соответствующие действительности. Недостоверность состоит в сообщении искаженных сведений о существующих фактах либо в умолчании о последних, когда такое умолчание свидетельствует не только о неполноте информации, но и о ее ложности, что имеет место, например, при несообщении всех мест работы члена совета директоров в настоящее время и за последние пять лет.
Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается альтернативно в совершении любого из следующих трех действий: 1) внесения в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации; 2) утверждения проспекта эмиссии, содержащего заведомо недостоверную информацию, или 3) утверждения заведомо недостоверных результатов эмиссии и наступлении обязательного последствия какого-либо из указанных действий в виде причинения крупного ущерба.
Внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации – это запись в проспекте эмиссии любых из перечисленных в ст. 22 упоминавшегося Закона сведений, которые не соответствуют действительности.
Утверждение проспекта эмиссии, содержащего заведомо недостоверную информацию, представляет собой подписание уполномоченными должностными лицами эмитента проспекта эмиссии, придающее ему значение полностью завершенного, то есть готового, документа.
Утверждением заведомо недостоверных результатов эмиссии является подписание уполномоченными должностными лицами эмитента отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг, придающее ему значение полностью завершенного, то есть готового, документа.
Причинение крупного ущерба является оценочным понятием, поскольку размер ущерба как крупного применительно к рассматриваемому преступлению в УК РФ не определен, что представляется пробелом данного УК . Поэтому вопрос об отнесении размера ущерба к крупному решает суд, исходя из обстоятельств совершенного преступления. По нашему мнению, до внесения в УК РФ соответствующих дополнений при определении размера ущерба как крупного целесообразно исходить из любого из двух критериев: 1) совокупного ущерба, причиненного всем владельцам ценных бумаг либо другим физическим или юридическим лицам, что соответствует в целом доходу от эмиссии, либо 2) ущерба, причиненного каждому из них в отдельности. Используя первый критерий, ущерб как крупный следует определять на основании примечания к ст. 171 УК РФ (доход, сумма которого превышает двести минимальных размеров оплаты труда). Применяя второй критерий, ущерб как крупный необходимо определять на основании примечения к ст. 200 названного УК (ущерб в сумме не менее одного минимального размера оплаты труда), так как приобретатель ценных бумаг представляет собой разновидность потребителя.
Злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии) признается оконченным преступлением с момента причинения крупного ущерба.
Субъект рассматриваемого преступления специальный – достигшее 16-ти лет должностное лицо эмитента, которое в соответствии с предоставленными ему законом или другими нормативными актами полномочиями внесло в проспект эмиссии ценных бумаг недостоверную информацию, либо утвердило проспект эмиссии, содержащий такую информацию, либо утвердило отчет об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг, в котором указаны недостоверные результаты эмиссии.
Субъективная сторона злоупотреблений при выпуске ценных бумаг (эмиссии) характеризуется виной в форме умысла, прямого или косвенного, относится к его причинению безразлично. В этой связи представляется неточным утверждение о том, что данное «преступление совершается с прямым умыслом»*, ибо состав преступления, предусмотренный ст. 185 УК РФ, сформулирован как материальный и волевое отношение виновного к последствию не ограничено в законе лишь желанием, в связи с чем оно может выражаться еще и в сознательном допущении последствия или безразличном отношении к нему.

*Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 423.

Мотив и цель не являются признаками субъективной стороны рассмотренного состава преступления и на квалификацию деяния не влияют.
Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 187 УК РФ)
Непосредственные объект рассматриваемого преступления сложный – общественные отношения, обеспечивающие: право на эмиссию денег и ценных бумаг уполномоченным кругом субъектов экономической деятельности, в том числе исключительное право РФ на эмиссию национальной валюты; интересы негосударственного финансового обмена; а также право собственности потенциальных добросовестных приобретателей поддельных денег или ценных бумаг.
Предметом преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 186 УК РФ, могут быть: банковские билеты Центрального банка РФ; металлическая монета; государственные ценные бумаги; другие ценные бумаги в валюте РФ; иностранная валюта; ценные бумаги в иностранной валюте.
Согласно ст. 75 Конституции РФ денежной единицей в РФ является рубль. Выпуск рубля осуществляется исключительно Центральным банком РФ. Это положение развивается ГК РФ, в ч. 1 ст. 140 которого дается определение денег (валюты) посредством определения рубля как законного платежного средства, обязательного к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации, формы рубля – банковский билет (банкнота) и металлическая монета – определены упоминавшимся Законом РФ от 9 октября 1992 г. (ст. 1).
Таким образом, понятие «деньги» применительно к ст. 186 УК должно истолковываться как находящиеся в обращении банковские билеты и металлическая монета, выпущенные в обращение Центральным банком России.
Предметом преступления, предусмотренного ст. 186 УК , могут быть также государственные и другие ценные бумаги в валюте РФ.
Определение общего понятия ценной бумаги, как уже отмечалось, дано в ст 142 ГК РФ. К государственным ценным бумагам должны быть отнесены все обращающиеся на внутреннем рынке РФ документы, официально определенные как государственные ценные бумаги: 1) приватизационный чек (ваучер); 2) облигация государственного внутреннего займа 1991 г.; 3) облигация государственного внутреннего валютного займа; 4) государственные краткосрочные бескупонные обязательства (ГКО)*; 5) государственные казначейские обязательства СССР; 6) облигация внутреннего выигрышного займа 1992 г.; 7) золотой сертификат Министерства финансов РФ 1993 г.; 8) казначейский вексель Министерства финансов РФ 1994 г.; 9) казначейские обязательства Министерства финансов РФ; 10) облигация Федерального займа 1995 г.**; 11) облигация золотого федерального займа 1995 г.***

*См.: Постановление Правительства Российской Федерации «О выпуске государственных краткосрочных бескупонных облигаций» № 107 от 8 февраля 1993 г. // Собрание актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. 1993. № 7. Ст. 567.
**См.: Белов В.А. Ценные бумаги а российском гражданском праве. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. С. 177-178.
***См.: Постановление Правительства Российской Федерации «О выпуске государственных ценных бумаг, предусматривающих право их владельца на получение слитков золота» № 1091 от 5 ноября 1995 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 46. Ст. 4447.

ГКО представляют собой достаточно уникальный с позиции отечественного права вид государственных ценных бумаг, которые существуют в виде документа, исполненного не на бумажном носителе, а в качестве электронной записи в памяти ЭВМ и, таким образом, являются примером бездокументарной ценной бумаги (ст. 149 ГК РФ)*. Это означает, что подделка ГКО будет считаться оконченной с момента внесения искажения в такую запись.

*Крайне негативную роль сыграли ГКО в провоцировании национального финансового кризиса в августе 1998 г., Правительство РФ, по-видимому, будет вынуждено отказаться от бездокументарной формы данного вида ценных бумаг.

Кроме названных государственных ценных бумаг, в предмет преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, должны быть включены также долговые товарные обязательства СССР и РСФСР, должником по которым в силу Федерального закона РФ «О государственных долговых товарных обязательствах» от 1 июня 1995 г. является Россия*.

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации 1995. №23. Ст. 2171.

К другим ценным бумагам в валюте РФ относятся предусмотренные гражданским законодательством (ст. 145 ГК) и иными нормативными актами РФ ценные бумаги, отличные от государственных: ценные бумаги на предъявителя; именные ценные бумаги; ордерные ценные бумаги.
Отнесение к числу таких ценных бумаг транспортных билетов, залоговых свидетельств (варрантов), свидетельств о собственности составных частей двойных свидетельств товарного склада, а также счетов-фактур* не вполне или не во всех случаях удовлетворяет уголовно-правовому критерию равноценности обладания ценной бумагой обладанию имуществом.

*См.: Белов В А. Указ. соч. С. 77

К предмету преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 186 УК , относится иностранная валюта, обязанность защищать которую от подделки вытекает из принятых РФ (в силу правопреемственности) обязательств СССР по борьбе с подделкой не только национальной валюты, но и валюты других государств (металлической монеты, бумажных денег, в том числе банковских билетов), имеющей хождение в силу закона, закрепленных в Международной конвенции о борьбе с подделкой денежных знаков (Женева, 20 апреля 1929 г.)*.

*См.: Постановление 35-го Пленума Верховного Суда СССР о разъяснении статьи 22 Положения о государственных преступлениях в связи с Международной конвенцией о борьбе с подделкой денежных знаков, подписанной представителями СССР в Женеве 20 апреля 1929 года // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам С 7.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле»* к иностранной валюте относятся: а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным платежным средством в соответствующем иностранном государстве или группе государств, а также изъятые или изымаемые из обращения, но подлежащие обмену денежные знаки; б) средства на счетах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.

*См . Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 45 Ст 2542

К ценным бумагам в иностранной валюте в соответствии с п. «б» ч. 4 ст. 1 названного Закона относятся платежные документы (чеки, векселя, аккредитивы и другие), фондовые ценности (акции, облигации) и другие долговые обязательства, выраженные в иностранной валюте.
Пункт 8 Постановления № 5 Пленума Верховного Суда Рф «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» от 28 апреля 1994 г. также не позволяет широко толковать понятие «иностранная валюта», исключая из его содержания ценные бумаги другого государства*, которые теперь прямо указываются в тексте ст. 186 УК как самостоятельный вид предмета данного преступления.

*См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) С.566

В названном Постановлении обращалось внимание на то, что предметом преступления, предусматривавшегося ст. 87 УК РСФСР, не могли быть: денежные знаки и ценные бумаги, изъятые из обращения (монеты старой чеканки, советского периода, отмененные денежными реформами и т. п.) и имеющие лишь коллекционную ценность (п. 6); билеты денежно-вещевой лотереи (п. 10).
Подделка названных документов и предметов с точки зрения уголовного закона может оцениваться как: а) подделка документа (ст. 327 УК РФ) в случае отсутствия цели сбыта (умысла на безвозмездное завладение чужим имуществом); б) приготовление к мошенничеству при наличии цели сбыта и квалифицирующих признаков данной формы хищения (ст. 30 и ч. 2 или 3 ст. 159 УК РФ)*.

*Приготовление к мошенничеству без отягчающих обстоятельств в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ не наказывается как преступление.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186, характеризуется двумя видами альтернативных действий: 1) изготовлением поддельных банковских билетов ЦБ РФ, металлической монеты, государственных ценных бумаг и других ценных бумаг в валюте РФ либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте; 2) сбытом поддельных банковских билетов ЦБ РФ, металлической монеты, государственных ценных бумаг и других ценных бумаг в валюте РФ либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте.
Под изготовлением указанных предметов понимается: а) изготовление хотя бы одного экземпляра полностью недействительной банкноты (монеты); б) подделка (обычно увеличение номинала) хотя бы одного реквизита подлинного денежного знака. Изготовление может осуществляться любым способом, обеспечивающим существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении поддельными денежными знаками или ценными бумагами (п. 2-3 Постановления № 2 Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.). Отсутствие такого существенного сходства подделки с подлинными деньгами или ценными бумагами исключает ответственность по ст. 186 УК .
Изготовление поддельного (фальшивого) денежного знака (в том числе иностранной валюты или ценной бумаги) следует признавать оконченным преступлением с момента изготовления с целью сбыта хотя бы одного денежного знака или ценной бумаги. Приобретение бумаги, краски, технических средств для изготовления поддельных денег или ценных бумаг должно расцениваться как приготовление к фальшивомонетничеству (ст. 30 и ст. 186 УК ) лишь при условии, что такие приготовительные меры способны обеспечить изготовление подделок, имеющих существенное сходство с подлинными деньгами и государственными ценными бумагами, находящимися в официальном обороте. В противном случае такие действия должны квалифицироваться как приготовление к мошенничеству при условии наличия у последнего квалифицирующих признаков (ст. 30 и ч. 2 или 3 ст. 159 УК), а также при установлении умысла на обманное завладение чужим имуществом при помощи грубо подделанного денежного знака или ценной бумаги.
Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 2, сбыт поддельных денег или ценных бумаг выражается: а) в использовании их в качестве средства платежа при оплате товара или услуги; б) в размене; в) в дарении; г) даче взаймы; д) в продаже; е) в совершении иных подобных действий.
К иным подобным действиям применительно к рассматриваемому случаю, на наш взгляд, следует относить лишь такие действия, которые могут привести к вовлечению подделок в официальный оборот. Например, возврат разницы лицу, оплатившему покупку, фальшивой купюрой.
Как сбыт поддельных денег или ценных бумаг следует оценивать и так называемый вторичный их сбыт, когда последний осуществляется лицом, в силу стечения обстоятельств ставшим обладателем фальшивых денег или ценных бумаг, осознавшим их поддельный характер и, несмотря на это, использующим их как подлинные (ч. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 2).
Не могут рассматриваться как сбыт действия обладателя фальшивых денег или ценных бумаг, представляющие собой различные формы избавления от них: выбрасывание*, сожжение, оставление без надзора.
*См., например: Никулин С.И. Уголовная ответственность м изготовление либо сбыт поддельных денег или ценных бумаг // Законность. 1998. №8. С.11.


Сбыт бездокументарных ценных бумаг (например, ГКО) выражается в уступке права владения ими*.

*См.: Белов ВА Указ. соч. С. 5.

В п. 9 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда России от 28 апреля 1994 г. № 2 отмечается, что поскольку понятием сбыта поддельных денег, ценных бумаг или иностранной валюты охватывается незаконное приобретение на них чужого имущества, то последнее дополнительной квалификации как хищения не требует.
На наш взгляд, данное указание небесспорно в случае приобретения на фальшивые деньги предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (ст. 164 УК РФ)*, при отсутствии у фальшивомонетничества квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 или 3 ст. 186 УК РФ.

*См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.

Данный вывод обосновывается тем, что наказание за хищение предметов, имеющих особую ценность, суровее наказания за фальшивомонетничество без отягчающих обстоятельств.
Субъектом преступления, ответственность за которое установлена ст. 186 УК , является лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона фальшивомонетничества характеризуется виной в форме прямого умысла по отношению к совершаемым действиям, конкретизированным целью сбыта, применительно к такой форме преступления, как изготовление поддельных денег или ценных бумаг, не имеющим такой конкретизации, применительно к сбыту указанных предметов;
Сбыт поддельных денег или ценных бумаг по неосторожности, например в результате небрежного хранения обнаруженной фальшивой купюры вместе с подлинными, не образует состава преступления. Исключение составляет небрежное обращение с фальшивыми купюрами (ценными бумагами) должностных лиц правоохранительных или контролирующих органов, изъявших данные купюры, в результате чего поддельные деньги (ценные бумаги) вновь попадают в оборот. Такие действия должны быть квалифицированы по ст. 293 УК как халатность, если указанные лица обладают всеми признаками, перечисленными в прим. 1 к ст. 285 УК.
Изготовление единичных экземпляров фальшивых денежных знаков (ценных бумаг) с целью составления личной коллекции не образует состава преступления*.

*Подобное исключительное обстоятельство, разумеется, не может иметь места в случае изготовления поддельных бездокументарных ценных бумаг.

Сбыт поддельного денежного знака (ценной бумаги) лицом, не осведомленным о поддельном характере сбываемого, не образует состава преступления.
Квалифицирующими признаками изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг, согласно ч. 2 ст. 186 УК РФ, являются: а) совершение рассматриваемого преступления в крупном размере; б) лицом ранее судимым за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг.
Понятие крупного размера по отношению к изготовлению или сбыту предметов, указанных в диспозиции ст. 186 УК, не имеет нормативного закрепления, т.е. определяется с учетом фактических размеров изготовленных им или сбытых поддельных денег или ценных бумаг и сложившейся на момент совершения преступления судебной практики. В этом случае правоприменитель не вправе ссылаться на определения крупного размера, содержащиеся в иных нормах Особенной части Уголовного кодекса РФ, поскольку это прямо запрещено ч. 2 ст. 3 УК РФ.
При решении вопроса о наличии в деянии, ответственность за которое установлена в ст. 186 УК РФ, признака совершения его лицом, ранее судимым за изготовление поддельных денег или ценных бумаг, следует исходить из сроков погашения судимости, установленных ст. 86 и ст. 95 УК РФ.
Особо квалифицирующим признаком изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг является совершение рассматриваемого преступления организованной группой (ч. 3 ст. 186 УК ).
Толкование понятия организованной группы применительно к фальшивомонетничеству не отличается принципиально от толкования этого признака применительно к ранее рассмотренным составам преступлений.
Изготовление или сбыт поддельных кредитных или расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления сложный – общественные отношений, обеспечивающие интересы экономической деятельности, связанные с необходимостью осуществления безналичных расчетов, установленный порядок выполнения таких расчетов, а также имущественные интересы эмитентов, владельцев и пользователей пластиковых расчетных средств.
Предмет преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 187 УК РФ, включает кредитные карты, расчетные карты, иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами.
Кредитная карта (кредитная карточка) – документ, выполняющий функции персонального ключа, обеспечивающего его пользователю персонифицированный доступ и распоряжение денежными средствами, находящимися на банковском счете данного лица, в пределах кредитного лимита (т.е. денежной суммы, которую банк в соответствии с договором об открытии специального карточного счета обязан предоставить клиенту в кредит сверх объема средств, размещенных клиентом на счете).
Кредитная карта (карточка) обычно изготавливается из специального пластического материала, имеет стандартные размеры (85,6 х 53,98 х 0,76 мм) и обязательные реквизиты (фирменный знак и наименование организации – эмитента, наименование банка – владельца, фамилию, имя (отчество) и, как правило, фотографию и образец подписи пользователя карточки – владельца специального карточного счета в банке, идентификационный номер карточки, срок действия и некоторые иные, устанавливаемые ее эмитентом и банком – владельцем).
Кредитные карты (карточки) могут иметь различные: территориальный масштаб применения (международный, региональный, национальный); степень индивидуализации (индивидуальные и корпоративные, т.е. рассчитанные на пользование группой сотрудников определенной организации), а также степень технического совершенства, включая защищенность от подделки и несанкционированного использования (магнитные и чиповые (или смарт) карты).
К расчетным картам, кроме кредитной, могут быть отнесены: а) дебетная пластиковая карта (карточка) – документ, выполняющий функции персонального ключа, обеспечивающего персонифицированный доступ пользователю данного документа к денежным средствам, находящимся на банковском счете данного лица и распоряжение этими средствами в пределах суммы средств, размещенных на счете; б) дисконтная пластиковая карта (карточка) – документ, предоставляющий его владельцу право на денежную льготу или скидку при покупке товаров или пользовании услугами определенных фирм; в) электронная телефонная карта (карточка) – документ, обеспечивающий расчеты по оплате за телефонные переговоры в пределах ранее оплаченного лимита; г) электронные проездные карты – документы, обеспечивающие расчеты по оплате за проезд в пределах ранее оплаченного лимита и др.
Иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами, – документы, содержащие обязательство или поручение по выполнению денежного платежа, не обладающие всеми признаками ценных бумаг согласно ст. 142-149 ГК РФ: 1) платежное поручение; 2) платежное требование – поручение; 3) платежное требование (п. 1.3 Положения о безналичных расчетах в РФ).
Данные платежные документы должны быть выполнены на бланке установленной формы. Содержания и правила оформления таких документов установлены Положением о безналичных расчетах в Российской Федерации*.

*См.: Письмо № 14 Центрального банка РФ от 9 июля 1992 г. «О введении в действие Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации» с изменениями, внесенными письмом № 37 Центрального банка Российской Федерации «О внесении изменений в Положение о безналичных расчетах в Российской Федерации» от 19 мая 1993 г. См.: Правовое регулирование банковской деятельности / Под ред. Е.А. Суханова. М.: ЮрИнфоР, 1997. С.169.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется альтернативными действиями в виде: 1) изготовления поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами; 2) сбыта указанных предметов.
Под изготовлением поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, следует понимать: 1) выпуск (эмиссию) и (или) оформление кредитных и других расчетных карт либо изготовление (заполнение) иных платежных документов от имени неуполномоченного хозяйствующим субъектом (неуполномоченным должностным лицом) либо с нарушением правил их выпуска (изготовления) или требований, относящихся к реквизитам и функциям соответствующих платежных документов; 2) подделку частичную и полную подлинных кредитной или расчетной карты либо иного платежного документа.
Изготовление поддельных кредитных или расчетных карт либо иных платежных документов следует считать оконченным с момента выпуска, оформления, заполнения хотя бы одного недействительного платежного документа.
Сбыт поддельных кредитных и расчетных карт – это использование их в качестве: 1) платежных документов при оплате товара (например, предъявление поддельной дисконтной карты для получения скидки при оплате покупаемого товара) или 2) предмета продажи клиентам, банкам; 3)для получения денежных средств в банкомате или обменном пункте и т. п.
Под сбытом иных платежных документов следует понимать предъявление их к оплате, отправку плательщику по электронным каналам или по почте.
Моментом окончания сбыта поддельных кредитных и расчетных карт или иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, следует считать соответственно: 1) выдачу клиенту банка поддельной кредитной карты либо; 2) получение денег или услуг по поддельной карте (карточке) в банкомате или непосредственно в банке; 3) оплату товара (услуги) с помощью поддельной карты; 4) исполнение банком платежного поручения.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет. Те же действия, совершенные лицами, указанными в примечаниях к ст. 201 УК РФ и ст. 285 УК РФ, требуют дополнительной квалификации содеянного по соответствующим статьям гл. 23 и гл. 30 УК РФ.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного целью сбыта по отношению к изготовлению предметов, указанных в ч, 1 ст. 187 УК РФ, и виной в форме прямого умысла по отношению к сбыту соответствующих предметов. Наличие иных целей, а также любых мотивов изготовления, сбыта предметов, указанных в ч. 1 ст. 187 УК РФ, на квалификацию содеянного по данной норме не влияет.
Вместе с тем установление корыстной цели сбыта поддельных кредитных или расчетных карт либо иных платежных документов, причинившего имущественный ущерб, при наличии также признаков совершения данного деяния группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием служебного положения, причинения значительного ущерба, организованной группой, в размере, превышающем пятьсот минимальных размеров оплаты труда, либо лицом, ранее два и более раза судимым за хищение либо вымогательство, требует дополнительной квалификации содеянного по ч. 2 или 3 ст. 159 УК РФ, поскольку санкции последних содержат более суровые наказания, чем санкции ст. 187 УК РФ.
Квалифицирующие признаки анализируемого преступления: а) совершение деяний неоднократно или б) организованной группой, по своему содержанию соответствуют аналогичным признакам, рассмотренным применительно к иным видам преступлений в сфере экономической деятельности.
Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере финансов в части обращения драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга.
Предметом преступления являются драгоценные металлы, природные драгоценные камни и жемчуг, указанные в ч. 1 ст. 191 УК РФ, описанные соответственно в пп. «в» и «г» п. 4 ст. 1 Закона РФ от 9 октября 1992 г. «О валютном регулировании и валютном контроле» и определенные в ст. 1 Федерального закона РФ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» (с учетом пояснений, данных применительно к предмету преступления, ответственность за которое установлена ст. 192 УК РФ), то есть предметы преступлений, предусмотренных ст. 191 и 192 названного УК , идентичны.
Объективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется альтернативно одним из следующих деяний: 1) совершением незаконной сделки с обрисованным предметом данного преступления либо 2) незаконным хранением, перевозкой или пересылкой такого предмета.
Незаконными сделка, хранение, перевозка, пересылка являются тогда, когда они осуществляются в нарушение правил, установленных упоминавшимся Законом РФ «О валютном регулировании и валютном контроле», другими законами и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, в РФ.
Под сделкой с указанными предметами понимается их купля-продажа, обмен или использование в качестве средства платежа.
Хранение – это нахождение предмета в любом месте, избранном виновным, в частности жилище, тайнике или при виновном. Перевозкой является перемещение предмета из одной географической точки в другую любым видом транспорта, а пересылкой – такое перемещение с использованием почтовых или транспортных услуг.
Оконченными деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 191 УК РФ, признаются: сделка с указанным предметом – с момента завершения купли-продажи, обмена или использования в качестве средства платежа; хранение -с момента начала хранения; перевозка – с момента начала перевозки (движения транспортного средства); пересылка – с момента оформления документа о сдаче предмета в качестве бандероли, посылки, багажа.
Субъект данного преступления общий – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона характеризуется виной в форме только прямого умысла. Частью 2 ст. 191 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака, характеризующих совершение деяния: 1) лицом, ранее судимым за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (п. «а»); 2) в крупном размере (п. «б») и 3) организованной группой (п. «в»).
Первый квалифицирующий признак имеется при условии, что лицо до совершения незаконного оборота перечисленных предметов было осуждено по ст. 191 УК РФ либо по ст. 1627 УК РСФСР или ст. 88 УК РСФСР, если приговором о преступлении, предусмотренном ст. 1627 или ст. 88 УК РСФСР, установлены признаки состава преступления, полностью совпадающие с признаками состава преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ 1996 г., независимо от того, являлось ли предшествовавшее деяние покушением на преступление или оконченным преступлением, а при наличии крупного размера, определенного в примечании к ст. 191 УК РФ, – еще и приготовлением к преступлению, выполнял ли осужденный роли исполнителя (соисполнителя) либо иного соучастника (организатора, подстрекателя или пособника). Необходимо только, чтобы судимость не была погашена или снята в порядке, установленном уголовным законом.
Второй квалифицирующий признак определен в примечании к ст. 191 УК РФ, согласно которому «деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, в отношении которых совершен незаконный оборот, превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда».
Третий квалифицирующий признак – совершение преступления организованной группой – определен в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Совершение незаконного оборота драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга преступным сообществом (преступной организацией) представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 191 и ст. 210 УК РФ.
3. Преступления в сфере кредитования
Преступления в сфере кредитования – деяния, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие функционирование сферы кредитования, ответственность за которые предусмотрена ст. 176 и 177 УК РФ.
Незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ)
Обособленная ответственность за незаконное получение кредита или льготных условий кредитования впервые установлена новым УК РФ. Непосредственный объект анализируемого преступления сложный – общественные отношения, обеспечивающие основанное на гражданском законодательстве и гражданско-правовых договорах кредитование, а также право собственности кредитора на имущество, переданное в кредит на основании ничтожного (мнимого) кредитного договора. При ничтожной сделке кредитор сохраняет право собственности на переданное в кредит имущество. У него не возникает в этом случае соответствующей обязанности передавать имущество в кредит*.

*Этот вывод ранее был сформулирован автором в проекте заключения кафедры уголовного права и криминологии Московского института МВД РФ «О спорных вопросах квалификации применения имущественного ущерба кредиторам путем уклонения от погашения кредиторской задолженности», получившем одобрение Генеральной прокуратуры РФ (письмо № 6-33/72-98 от 15 апреля 1998 г.).

Предметом получения кредита путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений (ч. I ст. 176 УК) могут являться кредитные средства, определенные ст. 819 и 822 ГК РФ.
Согласно ст. 819 ГК, содержащей определение понятия кредитного договора, банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты от нее. Из этого следует, что в данном случае в качестве кредитных средств могут выступать лишь денежные средства (деньги). Вместе с тем ст. 822 ГК содержит определение такой разновидности кредитного договора, как товарный кредит, предметом которого могут быть вещи, определенные родовыми признаками.
Классификация таких вещей дана в ст. 128 ГК. Согласно данной норме к вещам относятся: 1) деньги; 2) ценные бумаги; 3) иное имущество; 4) имущественные права.
Первые два вида вещей нами рассмотрены применительно к составу преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ.
Иным имуществом (т.е. имуществом, отличным от денег и ценных бумаг) являются: 1) недвижимые вещи – земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, сооружения и все, что прочно связано с землей (ч. 1 ст. 130 ГК), а также подлежащие государственной регистрации, воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (ч. 2 ст. 130 ГК) и иное имущество, отнесенное к недвижимому согласно закону (ч. 2 ст. 130 ГК); 2) предприятия – имущественные комплексы, используемые для осуществления предпринимательской деятельности (ст. 132 ГК); 3) животные (ст. 137 ГК); 4) валютные ценности, которые, помимо иностранной валюты (денег) и ценных бумаг, выраженных в иностранной валюте, включают драгоценные металлы и драгоценные природные камни, за исключением ювелирных изделий и их лома (ст. 141 ГК); 5) иные материальные объекты, которые не изъяты полностью из гражданского оборота.
ГК РФ предусмотрена еще одна форма кредита – коммерческий кредит, который по смыслу закона (ст. 823 ГК) предоставляется в виде: 1) аванса; 2) предварительной оплаты; 3) отсрочки или 4) рассрочки оплаты товаров, работ или услуг, т.е. в денежной форме на основе договоров, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей.
Анализ отечественного гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что к кредиту (кредитным средствам), предоставленному в рамках гражданско-правовых отношений, не могут быть отнесены вещи: а) полностью изъятые из гражданского оборота (отдельные виды вооружений, ядерная энергия и иные предметы, перечисленные в Указе Президента РФ «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» от 22 февраля 1992 г.)*; б) ограниченные в обороте, в том числе в части использования в качестве кредитного средства (такие ограничения, например, касаются земельных участков, за исключением сделок, разрешенных законодательством)**; в) юридически не являются кредитными средствами деньги и иные вещи, которые предоставляются на основании договора займа (ст. 807 ГК). Договор займа, в отличие от кредитного договора, не влечет за собой обязанности заимодавца предоставить заем, тогда как заключенный кредитный договор влечет обязанность кредитора предоставить заемщику кредит.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 10. Ст. 492.
**См., например: Указ Президента Российской Федерации № 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы а России» от 7 октября 1993 г. // Собрание актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. 1993. № 44.Ст. 419.

В отличие от кредита заем может также предоставляться и физическим лицом.
Наконец, договор займа может быть заключен не только в письменной, но и в устной форме, если заимодавцем и заемщиком выступают физические лица (ст. 808 ГК). При этом несоблюдение письменной формы не лишает договор займа юридической силы, в отличие от последствий несоблюдения письменной формы кредитного договора (ч. 2 ст. 820 ГК).
Предметом получения льготных условий кредитования тем же незаконным способом (ч. 1 ст. 176 УК) является имущественная льгота (право имущественного характера).
Объективная сторона получения индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита, предусмотренного в ч. 1 ст. 176 УК РФ, состоит в принятии названными лицами соответственно на свой счет или расчетный счет организации денежных средств или в фактическом получении другого имущества в соответствии с договором товарного кредита путем предоставления кредитору ложных сведений о своем хозяйственном положении или финансовом состоянии, сопровождавшихся наступлением последствий в виде крупного ущерба для кредитора.
Представление ложных сведений о чем-либо следует рассматривать как одну из форм активного обмана. Содержание понятия обмана в основе соответствует содержанию данного понятия, рассмотренного применительно к составам мошенничества (ст. 159 УК РФ) и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ).
В отличие от деяния, предусмотренного ст. 165 УК РФ, рассматриваемое преступление может быть совершено только с помощью обмана в активной форме. Содержание обмана применительно к способу совершения деяния, ответственность за которое предусмотрена в ч. 1 ст. 176 УК РФ, в отличие от обмана при мошенничестве или при причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения, ограничено: а) сведениями (в данном случае как обман не могут рассматриваться обманные действия, свидетельствующие о мнимом хозяйственном или финансовом благополучии индивидуального предпринимателя или организации) и б) активной формой обмана, которая исключает основания для привлечения к ответственности по данной норме за получение кредитных средств с помощью умолчания об истинном хозяйственном положении или финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации в случае, когда соответствующая информация должна быть предоставлена на основании договора или закона.
Моментом окончания данного преступления следует считать момент причинения крупного ущерба кредитору. Данное последствие наступает с момента начала фактического использования незаконно полученных кредитных средств (закупка товаров, оплата услуг, внесение обязательных платежей, реализация вещей, являющихся предметом товарного кредита, и др.).
Понятие крупного ущерба как обязательного признака деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, нормативно не определено. Отождествление понятий крупного размера ущерба, причиненного в результате незаконного получения кредита или льготных условий кредитования, с крупным размером кредиторской задолженности (примечание к ст. 177 УК РФ) недопустимо в силу ч. 2 ст. 3 УК РФ.
Ущерб, причиняемый кредитору, может состоять не только в прямых убытках, вызванных несвоевременным возвратом всего или части кредита, но и в невозможности исполнения обязательств имущественного характера либо в неполучении дополнительной выгоды в виде процентов по договору или в иной упущенной выгоде.
Следует также учитывать, что имущественный характер не является обязательным признаком крупного ущерба как последствия преступления, ответственность за которое установлена в ч. 1 ст. 176 УК РФ. Крупный ущерб может выразиться в снижении официально установленного рейтинга организации, утрате доверия среди клиентов и партнеров и т.п.
В каждом случае размер крупного ущерба должен определяться отдельно с учетом хозяйственного положения и финансового состояния кредитора, степени отрицательного влияния на них данного ущерба, а также признания данного факта кредитором, наличия объективной для заемщика возможности осознать действительное финансовое состояние и хозяйственное положение кредитора.
Объективная сторона получения льготных условий кредитования путем предоставления ложных сведений, причинившего крупный ущерб, отличается от объективной стороны ранее рассмотренной формы преступления. Первое отличие состоит в том, что используемая форма активного обмана является средством незаконного получения не собственно кредитных средств, а льгот по кредитованию. Последние обычно выражаются установлением более низкой, чем в среднем процентной ставки возмещения кредиторской задолженности либо предоставлением беспроцентного кредита.
Момент окончания незаконного получения льготных условий кредитования, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 176 УК РФ, в значительной степени совпадает с моментом окончания ранее рассмотренной формы незаконного получения кредита. Поскольку крупный ущерб может быть причинен кредитору не только в виде упущенной имущественной выгоды, но и в нематериальном виде, момент окончания преступления в форме получения льготных условий кредитования путем предоставления ложных сведений может наступать до истечения сроков погашения кредиторской задолженности в случаях, когда факты незаконного получения кредитных льгот становятся известными деловым партнерам кредитора сразу после заключения соглашения и, как следствие, влекут утрату доверия и снижение взаимной деловой активности.
Субъектом преступления, предусмотренного в ч. 1 ст. 176 УК РФ, может быть индивидуальный предприниматель или руководитель организации.
Определение понятия индивидуального предпринимателя вытекает из содержания ст. 23 ГК, согласно которой гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. По смыслу ч. 4 ст. 23 ГК отсутствие такой регистрации не освобождает гражданина от выполнения обязательств, фактически возникших в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. Согласно ст. 24 ГК индивидуальный предприниматель несет гражданскую ответственность перед кредиторами всем своим имуществом, а не только непосредственно используемым в предпринимательской деятельности.
Определение понятия предпринимательской деятельности как самостоятельной, осуществляемой на свой риск, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом или продажи товаров или от оказания услуг, зарегистрированной в качестве таковой в установленном законом порядке, содержится в п. 1 ст. 2 ГК. 1.
Предпринимательская деятельность может осуществляться дееспособными гражданами, достигшими восемнадцатилетнего возраста или вступившими в брак ранее этого возраста (ст. 21 ГК). Лица в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также совершеннолетние граждане, ограниченные в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами могут осуществлять предпринимательскую деятельность с согласия законных представителей (ст. 26, 30 ГК )*.

*См., также: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред О.Н. Садиков. С. 46-47.

Лица, не обладающие признаками индивидуального предпринимателя или руководителя организации, но достигшие на момент совершения деяния, признаки которого определены в ч. 1 ст. 176 УК РФ, 16-ти лет, несут уголовную ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием по ст. 165 УК РФ.
Понятие руководителя организации по смыслу рассматриваемой нормы используется в значении органа юридического лица, уполномоченного от его имени заключать сделку. Порядок избрания или назначения такого лица определяется на основе закона или учредительных документов. Содержание полномочий руководителя организации в основе соответствует содержанию полномочий лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации (прим. 1 к ст. 201 УК РФ), или должностного лица (прим. к ст. 285 УК РФ), ранее рассмотренных применительно к составу легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем.
Субъективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена в ч. 1 ст. 176 УК РФ, может характеризоваться виной в форме не только прямого, но и косвенного умысла*. Однако незаконное получение кредита, конкретизированное целью обращения соответствующих кредитных средств в свою пользу или пользу других лиц, следует квалифицировать как мошенничество по ст.159 УК РФ.

*В некоторых случаях форма вины применительно к данному преступлению, на наш взгляд, необоснованно ограничивается лишь косвенным умыслом См.. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 404.

Частью 2 ст. 176 УК РФ установлена ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита.
Норма об ответственности за незаконное получение государственного целевого кредита, содержащаяся в ч. 2 ст. 176 УК РФ, является новой в российском уголовном законодательстве. Ранее это деяние представляло собой частный случай причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, ответственность за которое предусматривалась ст. 1483 УК РСФСР.
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы государственного бюджета в сфере государственного целевого кредитования.
Предметом данного преступления при незаконном получении кредита являются денежные средства или вещи, определенные родовыми признаками, в размере, равном размеру кредита, выраженного в общей сумме денежных средств либо в общей стоимости вещей, составляющих кредитную ссуду, а при использовании кредита не по прямому назначению – денежные средства в сумме, равной кредиту или его части, использованные не в соответствии с целевым назначением, либо совокупность всех или части вещей кредитной ссуды, которая использована не по прямому назначению.
Государственный целевой кредит – выдаваемая от имени государства ЦБ РФ для осуществления конкретных целевых программ и подлежащая возврату с про центами ссуда в виде денежных средств или вещей, определенных родовыми признаками, в частности с предоставлением различных льгот.
С объективной стороны незаконное получение государственного целевого кредита – это получение такого кредита государственной или другой организацией либо гражданином, которые по закону или иному нормативному акту не имеют на это права, но имитируют последнее представлением сведении, не соответствующих действительности.
Под использованием государственного целевого кредита не по прямому назначению следует понимать его использование, в том числе временное, в любых иных целях, кроме тех, для достижения которых он выдан.
Последствием указанных деяний признается причинение крупною ущерба гражданам, организациям или государству. Характер и размер ущерба как крупного – в ст. 176 УК РФ не определен. По характеру ущерб, как правило, имущественный. При определении его размера необходимо исходить из стоимостного размера кредита при незаконном его получении либо кредита или его части, использованных не по назначению, – при использовании кредита не по прямому назначению. Необходимо, чтобы крупный ущерб находился в причинной связи с незаконным получением кредита или с использованием его не по прямому назначению.
При незаконном получении государственного целевого кредита ущерб причиняется как государству, из бюджета которого он выдан, так и государственной, другой организации или гражданину, которые данный кредит не получили, хотя имели на это право. При использовании кредита не по прямому назначению ущерб всегда причиняется государственному бюджету и может быть причинен государству, другим организациям или гражданам, которым кредит или его часть были предназначены.
Преступление является оконченным с момента причинения крупного ущерба в результате совершения охарактеризованных действий.
Субъектом рассматриваемого преступления является лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся получателем или распорядителем кредита. При незаконном получении кредита это руководитель государственной или другой организации, которой выдан кредит, либо гражданин, получивший кредит, а при использовании кредита не по прямому назначению – распорядитель кредита. Последним является руководитель государственной или другой организации либо гражданин, получивший кредит и использовавший его не по прямому назначению.
Субъективная сторона данного преступления выражается в вине в виде прямого или косвенного умысла.
Мотив и цель не являются признаками, характеризующими субъективную сторону рассматриваемого преступления, и на его квалификацию не влияют. Вместе с тем, если незаконное получение государственного целевого кредита либо его использование не по прямому назначению осуществляется с целью хищения, то содеянное представляет собой совокупность преступлений – незаконного получения кредита и хищения в формах мошенничества, если хищение совершено путем обмана или злоупотребления доверием либо присвоения или растраты, и квалифицируется по ч. 2 ст. 176 и ст. 159 или 160 УК РФ.
Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности
(ст. 177 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления альтернативный -общественные отношения, обеспечивающие интересы государственного бюджета » сфере государственного целевого кредитования, или общественные отношения, обеспечивающие экономическую деятельность в сфере распределения и собственности, или общественные отношения, обеспечивающие законное функционирование рынка ценных бумаг, и обязательный – общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия в сфере исполнения судебных актов.
Предметом злостного уклонения от погашения любого из названных видов кредиторской задолженности является кредиторская задолженность в крупном размере. Кредиторская задолженность – это не исполненные должником перед кредитором обязательства, законоположения о которых содержатся, в частности, в ст. 307-317 ГК РФ. Крупный размер кредиторской задолженности определен в примечании к ст. 177 УК РФ.
Предмет злостного уклонения от оплаты ценных бумаг – деньги или иное имущество в сумме, равной стоимости неоплаченных ценных бумаг.
Объективная сторона данного преступления характеризуется только деянием – злостным уклонением от погашения кредиторской задолженности или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта, то есть неисполнение содержащегося в судебном акте решения, обязывающего должника погасить кредиторскую задолженность или оплатить ценные бумаги. Уклонение может быть осуществлено путем бездействия, состоящего в несовершении предписанных судебным актом действий по погашению кредиторской задолженности или по оплате ценных бумаг.
Злостность указанного уклонения – оценочный признак, определяемый судом на основании анализа всех обстоятельств дела. О злостности уклонения может свидетельствовать, например: совершение должником различных действий, направленных на сокрытие фактически имеющихся у него денежных средств или иного имущества путем осуществления банковских операций, совершения сделок с третьими лицами и т. д.; неоднократная неявка должника в учреждения, взыскивающие кредиторскую задолженность; создание других условий, затрудняющих взыскание кредиторской задолженности или оплату ценных бумаг; оказание разного рода воздействия на кредитора или владельцев ценных бумаг и т. д.
Оконченным данное преступление является с момента злостного уклонения должника от исполнения судебного акта, обязывающего погасить кредиторскую задолженность или оплатить ценные бумаги.
Субъект рассматриваемого преступления специальный. Им может быть только физическое вменяемое, достигшее 16-ти лет лицо, являющееся руководителем организации-должника или гражданином, осуществляющим индивидуальную предпринимательскую деятельность, обязанное соответствующим судебным актом погасить кредиторскую задолженность или оплатить ценные бумаги.
Субъективная сторона злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности характеризуется виной в виде прямого умысла.
Норма, содержащаяся в ст. 177 УК РФ, является специальной по отношению к норме, предусмотренной в ст. 315 этого УК и устанавливающей ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

§ 3. Преступления в сфере предпринимательства
Преступления в сфере предпринимательства – деяния, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие осуществление самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Эта группа преступлений подразделяется на две подгруппы: 1) должностные преступления в сфере предпринимательства и 2) иные преступления в сфере предпринимательства.
1. Должностные преступления в сфере предпринимательства
В соответствии с УК РФ подгруппу должностных преступлений в сфере предпринимательства составляют два вида деяний: I) воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169) и 2) регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170).
Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие сферу предпринимательства, и общественные отношения, обеспечивающие интересы государственной власти, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Таким образом, оно Посягает одновременно на два объекта.
Сферу предпринимательства составляет предпринимательская деятельность, которой согласно ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ является «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».
Потерпевшим от воспрепятствования законной предпринимательской деятельности может быть альтернативно: 1) гражданин, являющийся индивидуальным предпринимателем, или коммерческая организация – при, ограничении прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности и при ограничении самостоятельности либо ином незаконном вмешательстве в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; 2) гражданин или организация, представившие в регистрирующий орган необходимые документы для регистрации их статуса – соответственно индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, либо документы для получения специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности – при совершении иных деяний, характеризующих воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, предусмотренных в диспозиции ч. 1 ст. 169 УК РФ.
Гражданин, являющийся индивидуальным предпринимателем, – это, согласно п. 1 ст. 23 ГК РФ, гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Коммерческая организация – это в соответствии с п. 1 ст. 50 ГК РФ организация, являющаяся юридическим лицом, преследующая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.
Объективная сторона рассматриваемого преступления всегда выражается в обязательном деянии – использовании служебного положения, посредством которого совершается альтернативно одно из следующих деяний (действий или бездействия): 1) неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; 2) уклонение от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; 3) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности; 4) уклонение от выдачи такого разрешения; 5) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности; 6) ограничение самостоятельности деятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации или 7) иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.
Использование служебного положения – это злоупотребление правами и полномочиями, предоставленными должностному лицу, или превышение последним таких прав и полномочий, осуществленные в качестве средства воспрепятствования законной предпринимательской деятельности.
Неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации представляет собой принятие и соответствующее юридическое оформление решения об отказе в регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в качестве юридического лица, представивших в регистрирующий орган необходимые документы, при отсутствии оснований для этого, предусмотренных законом.
Законоположения о порядке регистрации индивидуального предпринимателя в ГК РФ отсутствуют.
На основании п. 1 ст. 51 ГК РФ «юридическое лицо подлежит государственной регистрации в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц». Однако закон о регистрации юридических лиц не принят. Лишь государственная регистрация предприятий с иностранными инвестициями регламентирована ст. 16 Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. № 1545-1 в редакции Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2288 и Федерального закона РФ от 19 июня 1995 г. № 89-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РСФСР»*. Согласно ч. 1 этой статьи «государственная регистрация предприятия с иностранными инвестициями осуществляется Министерством финансов РСФСР или иным уполномоченным на то государственным органом», а ее ч. 2 – «предприятия, объем иностранных инвестиций в которые превышает 100 миллионов рублей, регистрируются Министерством финансов РСФСР с разрешения Совета Министров РСФСР. Совет Министров РСФСР обязан в течение двух месяцев с момента подачи заявления в Министерство финансов РСФСР выдать разрешение или представить заявителю мотивированный отказ». В ч. 3 указанной статьи установлены перечни документов, необходимых для регистрации различных видов предприятий с иностранными инвестициями. Для их регистрации необходимы такие документы, как письменное заявление с просьбой произвести регистрацию, нотариально заверенные копии учредительных документов в двух экземплярах и заключение соответствующих экспертиз в предусмотренных законом случаях. Кроме того, для регистрации отдельных из названных видов предприятий требуется представление и других документов.

*См.. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995 № 26. Ст. 2397

Законом РФ от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О банках и банковской деятельности»* урегулирован порядок регистрации кредитных организаций и выдачи им лицензий на осуществление банковских операций. В ст. 14 этого Закона перечислены документы, представление которых требуется для регистрации и лицензирования этих организаций Банком России. На основании ч. 2 ст. 15 данного Закона «принятие решения о государственной регистрации кредитной организации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций или об отказе в этом производится в срок, не превышающий шести месяцев с даты представления всех предусмотренных настоящим Федеральным законом документов».

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 6. Ст. 492.

Порядок регистрации иных, кроме предприятий с иностранными инвестициями и банков, юридических лиц и граждан в качестве субъектов предпринимательской деятельности, регламентируется Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. № 1482 «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации»*.

*См.: Там же. 1994. № 11. Ст. 1194-2.

Данное Положение не распространяется на регистрацию коммерческих организаций, особый порядок государственной регистрации которых определен законодательными актами РФ, а также предприятий, создаваемых в процессе приватизации.
В нем установлены, в частности, исчерпывающие перечни документов (п. 1 и 3 разд. I и п. 6 разд. II), представляемых для регистрации, и сроки регистрации (п. 5 разд. I и п. 7 разд. II) предприятий и предпринимателей соответственно.
На основании п. 10 разд. III названного Положения «отказ в регистрации предприятия (предпринимателя) допускается только в случаях несоответствия состава представленных документов и состава содержащихся в нем сведений требованиям настоящего Положения», который, равно как и уклонение от такой регистрации, а также непредставление для ознакомления данных государственного реестра предприятий (предпринимателей), согласно п. 16 того же раздела, может быть обжалован в суд (арбитражный суд). Последняя норма является коллизионной по отношению к содержащейся в ч. 1 ст. 169 УК РФ. Рассматриваемая коллизия должна разрешаться в пользу применения не п. 16 разд. III Положения, а ч. 1 ст. 169 УК РФ, поскольку последняя, во-первых, является законом, то есть нормативным актом, имеющим большую юридическую силу, чем Указ Президента РФ, и, во-вторых, принята позднее, чем упоминавшееся Положение было утверждено Указом Президента РФ. Следовательно, неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, равно как уклонение от их регистрации, представляет собой преступление, а не гражданско-правовой деликт.
Отмеченное позволяет заключить, что неправомерность отказа в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации состоит в принятии решения о таком отказе, несмотря на то, что по перечню и содержанию представленные документы соответствуют требованиям, предъявляемым к ним законом и или другим нормативным актом.
Уклонение от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации – это невыполнение должностным лицом регистрирующего органа обязанности зарегистрировать в установленный срок гражданина или юридическое лицо соответственно в качестве предпринимателя или предприятия, представивших необходимые для регистрации документы. Невыполнение указанной обязанности может выразиться в осуществленных без уважительных причин, каковыми могут быть, например, болезнь должностного лица, смерть его близкого родственника, оставлении представленных материалов без рассмотрения или принятия по ним соответствующего закону решения, предъявлении требования представить дополнительные не предусмотренные законом или другим нормативным актом документы и других действиях или бездействии.
Неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности аналогичен по содержанию и характеру деяния неправомерному отказу в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.
Порядок лицензирования банковских операций регламентирован ст. 12-18 и 20 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. № 395-1 в редакции Федерального закона РФ от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О банках и банковской деятельности»*, а общие положения о порядке лицензирования, в частности о перечне документов, необходимых для получения лицензии, сроках ее выдачи и т. д., установлены разделом Постановления Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. № 1418 в редакции от 5 мая 1995 г. № 450, от 3 июня 1995 г. № 549, от 7 августа 1995 г. № 796 и от 12 октября 1995 г. № 1001 «О лицензировании отдельных видов деятельности»**, именуемым «Порядок ведения лицензионной деятельности». Кроме того, лицензирование регулируется и другими нормативными актами.

*См.. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 6. Ст. 492.
**См.: Там же. 1995. № 43. Ст. 4062.

Уклонение от выдачи специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности не отличается по характеру деяния от Уклонения от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.
Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности – это совершение должностным лицом разнообразных деяний, состоящих в сужении правомочий и создании препятствий в реализации соответствующих закону интересов физических или юридических лиц при осуществлении ими предпринимательской деятельности, то есть нарушении равноправия индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций из-за специфики организационно-правовой формы этой деятельности либо формы собственности, лежащей в основе такой деятельности. Указанные действия должностных лиц противоречат Конституции РФ и ГК РФ. Так, ч. 2 ст. 8 Конституции РФ «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». Это же положение, по сути, повторяется в п. 1 ст. 212 ГК РФ.
Рассматриваемое ограничение прав и законных интересов может выразиться, в частности, в совершении обусловленных особенностями организационно-правовой формы или формы собственности таких деяний, как принятие нормативного акта, устанавливающего неравенство индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций по отношению к другим организациям; непредоставление индивидуальным предпринимателям или коммерческим организациям предусмотренных законом льгот и преимуществ; незаконное изъятие товаров из обращения; установление определенных цен на товары или их верхних и нижних пределов; незаконное возложение обязанности сбывать продукцию определенным организациям; противоречащая закону дискриминация в сдаче в аренду нежилых помещений; создание препятствий доступу на рынок и т. д.
Ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации может состоять в перечисленных деяниях, характеризующих ограничение прав и законных интересов указанных субъектов предпринимательской деятельности, но не обусловленных организационно-правовой формой или формой собственности, либо других деяниях, когда они противоречат закону, например, в требовании совершить невыгодную сделку или принять на работу какое-либо лицо; в запрещении торговать в определенных местах или в определенное время; в ограничении возможности пользоваться счетом в банке; в поставлении под контроль решений, принимаемых предпринимателями и т.д.
Иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации может проявляться в незаконном приостановлении предпринимательской деятельности гражданина или организации вследствие расторжения с ними договора об аренде помещения, проведения не предусмотренной законом ревизии или проверки деятельности, изъятия документов, незаконного задержания или заключения под стражу индивидуального предпринимателя или представителя юридического лица и т. д.
Субъект данного преступления специальный – физическое вменяемое, достигшее 16-ти лет лицо, являющееся должностным. Понятие должностного лица определено в прим. 1 к ст. 285 УК РФ.
Представляются ограничительными положения, в соответствии с которыми «субъект данного преступления – должностное лицо, обладающее специальной компетенцией»*. Однако в качестве субъекта данного преступления могут, на наш взгляд, выступать и другие должностные лица, например следователь, незаконно заключивший под стражу индивидуального предпринимателя с целью воспрепятствования его предпринимательской деятельности. Причем действия следователя в этом случае следует квалифицировать по совокупности преступлений: по ст. 169 и ч. 2 или 3 ст. 301 УК РФ.

*Уголовное право России. Особ. часть: Учебник / Под ред. проф. А.И. Рарога. С. 149.

Субъективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется прямым умыслом. Субъективная сторона состава воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, причинившего крупный ущерб, предусмотренного ч. 2 ст. 169 названного УК, характеризуется прямым или косвенным умыслом.
Частью 2 ст. 169 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих признака: 1) совершение деяния в нарушение вступившего в законную силу судебного акта и 2) причинение крупного ущерба.
Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности в нарушение вступившего в законную силу судебного акта имеет место тогда, когда должностное лицо нарушает предписания, содержащиеся во вступившем в законную силу судебном акте, на основании которых на должностное лицо возлагаются обязанности совершить определенные действия или, наоборот, воздержаться от совершения каких-либо действий, или разрешается гражданину-предпринимателю или коммерческой организации заниматься предпринимательской деятельностью без тех или иных ограничений. Данная норма является специальной по отношению к содержащейся в ст. 315 УК РФ.
Крупный ущерб может выразиться как в положительном ущербе, так и в упущенной выгоде и должен находиться в причинной связи с воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности, совершенным должностным лицом с использованием своего служебного положения. Понятие крупного ущерба применительно к ч. 2 ст. 169 УК РФ в законе не раскрыто. Поэтому крупный ущерб как обстоятельство, квалифицирующее воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, представляет собой оценочный признак, то есть такой признак, наличие или отсутствие которого определяется не законодателем, а юристом, применяющим закон, исходя из обстоятельств конкретного преступления. Следует согласиться с предложением учитывать при определении крупного ущерба «как количественные показатели (размер причиненного имущественного вреда, например, в случае порчи товара при необоснованном запрете его реализации), так и качественные (срыв выгодной для предпринимателя сделки в результате необоснованного запрета на занятие определенным видом деятельности со стороны должностного лица; тяжелое финансовое положение коммерческой организации, возникшее вследствие применения к ней дискриминационных актов и решений, и т. п.)»*.

*Уголовное право России. Особ. часть: Учебник / Под ред. проф. А.И. Рарога. С. 149.

Регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие законный земельный оборот. Предметом данного преступления во всех случаях является земля, поскольку любое из деяний, предусмотренных в диспозиции ст. 170 УК РФ, совершается в связи с землей или по поводу нее. При искажении учетных данных Государственного земельного кадастра предметом преступления являются еще и документы, составляющие Государственный земельный кадастр и содержащие искаженные учетные данные. При умышленном занижении размеров платежей за землю предметом преступления, помимо земли, является часть платежа, размер которой равен разности между размером платежа, установленным законом или другими нормативными правовыми актами, и заниженным размером платежа, фактически определенным должностным лицом.
Объективная сторона регистрации незаконных сделок с землей характеризуется альтернативно одним из трех деяний, обрисованных в диспозиции ст. 170 УК РФ. Ими являются: 1) регистрация незаконных сделок с землей; 2) искажение учетных данных Государственного земельного кадастра или 3) занижение размеров платежей за землю.
Регистрация незаконных сделок с землей – это юридическое оформление сделки с землей, состоящее в регистрации в едином государственном реестре учреждения юстиции такой сделки в нарушение законодательства или других нормативных правовых актов, регламентирующих правоотношения по поводу земли.
Сделки с землей во всех случаях подлежат государственной регистрации (п. 1 ст. 164 ГК РФ) и, во-вторых, такая регистрация производится в едином государственном реестре учреждениями юстиции (п. 1 ст. 131 ГК РФ).
До принятия закона о регистрации прав на недвижимое имущество (п. 6 ст. 131 ГК РФ) действует положение, содержащееся в ст. 7 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» от 26 января 1996 г., сохраняют силу правила об обязательном нотариальном удостоверении таких договоров, ранее установленные законодательством. Согласно ст. 550, п. 1 ст. 551 ГК РФ о продаже недвижимости и п. 3 ст. 574 о дарении недвижимости договоры о продаже недвижимости и дарении недвижимости подлежат государственной регистрации, Однако в этих нормах не указан субъект регистрации – учреждения юстиции и единый государственный реестр, в котором должна быть произведена регистрация.
В ст. 1 Указа Президента РФ от 11 декабря 1993 г. № 2130 «О Государственном земельном кадастре и регистрации документов о правах на недвижимость» установлено, что государственный земельный кадастр, регистрация и оформление документов на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость ведутся по единой системе на всей территории РФ*, а в его ст. 2 предписано возложить организацию ведения Государственного земельного кадастра, регистрацию и оформление документов о правах на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость на Комитет РФ по земельным ресурсам и землеустройству и его территориальные органы на местах. Регистрация договоров о земле в комитетах по земельным ресурсам и землеустройству на местах указано и в ст. 5 Указа Президента РФ от 7 марта 1996 г. № 337 «О реализации конституционных прав граждан на землю»**.

*Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. №50. Ст. 4868.
** См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 11. Ст. 1026.

Поэтому до введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имущество сделки с землей, во-первых, всегда подлежат государственной регистрации и, во-вторых, такая регистрация должна быть осуществлена Комитетом РФ по земельным ресурсам и землеустройству или его территориальными органами на местах по единой системе.
Незаконной является сделка с землей, признаваемая согласно ГК РФ недействительной (ст. 166 ГК).
Искажение учетных данных Государственного земельного кадастра заключается во внесении не соответствующих действительности сведений в учетные документы, предусмотренные Положением о ведении Государственного земельного кадастра, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 25 августа 1992 г. № 622*, а также Указом Президента РФ «О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования» от 28 февраля 1996 г.** и Постановлением Правительства РФ «Об утверждении Положения о структуре и порядке учета кадастровых номеров объектов недвижимости и Порядка заполнения форм государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 15 апреля 1996 г.***

*См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. М 9. Ст. 609.
**См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 17. Ст. 2004.
***См.: Там же. 1996. № 10. Ст. 880.

Занижение размеров платежей за землю состоит в уменьшении размеров земельного налога, арендной платы за землю или нормативной цены земли, установленных Законом РФ «О плате за землю» от 11 октября 1991 г. № 1738-1 в редакции законов РФ от 14 февраля 1992 г. № 2353-1, от 16 июля 1992 г. № 3317-1, федеральных законов от 9 августа 1994 г. № 22-ФЗ, от 22 августа 1995 г. № 151-ФЗ, от 27 декабря 1995 г. № 211-ФЗ*.

*См.: Там же. 1996. № 1. Ст. 4.

Оконченным данное преступление является с момента совершения любого из деяний, предусмотренных в диспозиции ст. 170 УК РФ.
Субъект рассматриваемого преступления специальный – должностное лицо Комитета РФ по земельным ресурсам и землеустройству или его территориальных органов на местах, управомоченное соответственно регистрировать сделки с землей; формировать содержание учетных данных Государственного земельного кадастра или вносить в них изменения и дополнения, а также должностные лица государственных учреждений и организаций, ответственные за представление в налоговые органы расчета налогов по каждому земельному участку. Субъектом рассматриваемого преступления в форме занижения платежей за землю, принадлежащую гражданам, является должностное лицо государственной налоговой службы, на которое согласно Закону РСФСР «О плате за землю» от 11 октября 1991 г. возложена обязанность по начислению земельного налога гражданам. Мнение о возможности отнесения к субъекту рассматриваемого преступления руководителей предприятий (даже унитарных государственных) является необоснованным, поскольку последние являются не должностными лицами, а лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой организации (прим. 1 к ст. 201 УК РФ)*.

*Уголовное право России. Особ. часть / Под ред. проф. А.И. Рарога. С 152.

Субъективная сторона преступления, ответственность за которое установлена ст. 170 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла и мотивом – корыстной или иной личной заинтересованностью.
2. Иные преступления в сфере предпринимательства
Подгруппу иных преступлений в сфере предпринимательства составляют шесть видов деяний: 1) незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ); 2) незаконная банковская деятельность (ст. 172); 3) лжепредпринимательство (ст. 173); 4) неправомерные действия при банкротстве (ст. 195); 5) преднамеренное банкротство (ст. 196) и 6) фиктивное банкротство (ст. 197 того же УК).
Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы предпринимательства как вида экономической деятельности.
Объективную сторону состава преступления незаконного предпринимательства характеризует альтернативно одно из трех деяний: 1) осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, 2) осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или 3) осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий лицензирования, любое из которых повлекло одно из следующих последствий: а) причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо б) извлечение дохода в крупном размере. Для констатации наличия объективной стороны незаконного предпринимательства необходимо совершение любого из перечисленных деяний, находящегося в сочетании и в причинной связи с любым из названных последствий.
Совершение любого из указанных деяний нарушает установленный в РФ порядок осуществления предпринимательской деятельности, урегулированный законами и другими нормативными актами.
Понятие предпринимательской деятельности, характеризуемой совокупностью признаков, предусмотренных п. 1 ст. 2 ГК РФ, ранее было нами рассмотрено применительно к составу незаконного получения кредита (ст. 176 УК РФ). Факт регистрации предпринимательской деятельности как один из ее нормативных признаков фиксируется и подтверждается документально. Соответствие или несоответствие фактически осуществляемой деятельности другим признакам, являющимся оценочными, и, как следствие, признание или непризнание деятельности предпринимательской, устанавливается судом на основании анализа и оценки всех конкретных обстоятельств содеянного. Объективная сторона незаконного предпринимательства, состоящего в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации и в осуществлении данной деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, характеризуется бездействием.
Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий лицензирования характеризуется действиями, состоящими, в частности, в осуществлении такой деятельности до завершения оформления лицензии или по окончании срока ее действия, с нарушением предусмотренных лицензией требований, в осуществлении вида деятельности, не указанного в лицензии, и т. д.
Крупный доход, извлечение которого является одним из последствий, характеризующих объективную сторону состава незаконного предпринимательства, определен в примечании к ст. 171 УК РФ (доход, сумма которого превышает двести минимальных размеров оплаты труда).
Крупный ущерб гражданам, организациям или государству, представляющий собой другое последствие, характеризующее объективную сторону рассматриваемого состава преступления, в законе не определен ни количественно, ни качественно и потому является оценочным признаком, определяемым в каждом отдельном случае судом на основе анализа и оценки всех обстоятельств содеянного. При количественном определении крупного ущерба ориентиром может служить размер дохода, признаваемого крупным согласно примечанию к ст. 171 УК РФ. Качественно крупный ущерб может выразиться как в положительном ущербе, главным образом имущественном, так и в упущенной выгоде.
Оконченным данное преступление является с момента наступления любого из последствий: причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечения дохода в крупном размере.
Субъект незаконного предпринимательства – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-ти лет, причем субъект осуществления предпринимательской деятельности с нарушением условий лицензирования – лицо, являющееся руководителем предприятия или предпринимателем.
Субъективная сторона преступления, ответственность за которое установлена ст. 171 УК РФ, характеризуется виной в форме умысла – прямого или косвенного.
Частью 2 ст. 171 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака: 1) совершение деяния организованной группой (п. «а»); 2) извлечение дохода в особо крупном размере (п. «б») и 3) совершение деяния лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность (п. «в»).
Первый квалифицирующий признак незаконного предпринимательства охарактеризован применительно к ранее рассмотренным составам преступления, характеризующимся таким признаком. Отличие состоит лишь в том, что содержанием организованности является совершение именно незаконного предпринимательства. Второй квалифицирующий признак налицо тогда, когда, как указано в примечании к ст. 171 УК РФ, сумма дохода «превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда». Третий квалифицирующий признак имеется при условии, что лицо до совершения незаконного предпринимательства было осуждено по ст. 171 или 172 УК РФ либо по ст. 1624 или 1625 УК РСФСР, если приговором о преступлении, предусмотренном ст. 1624 или 1625 УК РСФСР, установлены признаки состава преступления, полностью совпадающие с признаками составов преступлений, предусмотренных ст. 171 или 172 УК РФ, независимо от того, являлось предшествовавшее деяние покушением на преступление или оконченным преступлением, исполнял ли осужденный роли исполнителя (соисполнителя) либо иного соучастника (организатора, подстрекателя или пособника). Необходимо лишь, чтобы судимость не была погашена или снята в порядке, установленном уголовным законом.
Незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ)
В УК РФ норма, установленная ст. 172, является специальной по отношению к общей норме, содержащейся в ст. 171.
Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в банковской сфере.
Объективную сторону состава преступления незаконной банковской деятельности характеризует альтернативно одно из трех деяний: 1) осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации, 2) осуществление банковской деятельности (банковских операций) без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или 3) осуществление банковской деятельности (банковских операций) с нарушением условий лицензирования, любое из которых повлекло одно из двух следующих последствий: а) причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо б) извлечение дохода в крупном размере. Для наличия объективной стороны данного состава преступления необходимо совершение любого из перечисленных деяний, находящегося в сочетании и в причинной связи с любым из указанных последствий.
К банковской следует относить любую деятельность, которую управомочены осуществлять банки и небанковские кредитные организации, то есть предусмотренные ст. 5 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. № 395-1 в редакции Федерального закона РФ от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ* не только банковские операции, но и сделки, а также предусмотренную ст. 6 данного Закона деятельность на рынке ценных бумаг. При этом субъектом банковской деятельности (банковских операций) являются не только банки, но и небанковские кредитные организации. То и другое подтверждается, в частности, нормами, содержащимися в ч. 2 и 3 ст. 1 данного Закона.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № в. Ст. 492.

Порядок регистрации кредитных организаций и лицензирования банковских операций регламентирован ст. 58 Закона РФ «О Центральном банке Российской Федерации»* и ст. 12-23 гл. 11 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности»**.

*См.: Там же. 1996. № 26. Ст. 3032.
**См.: Там же. 1996. № 6. Ст. 492.

Содержание других признаков объективной стороны состава преступления незаконной банковской деятельности (банковских операций) – деяний и последствий – совпадает с рассмотренными ранее соответствующими и одноименными признаками объективной стороны состава преступления незаконного предпринимательства, за исключением того, что банковская деятельность (банковские операции), регистрация банковской деятельности, лицензирование банковских операций регламентируются иными, нежели предпринимательская деятельность, приведенными законами, а также другими нормативными актами*, что обязывает суд при установлении незаконности банковской деятельности (банковских операций) сопоставлять фактически осуществляемую банковскую деятельность (банковские операции) с ее регламентацией этими законами и другими нормативными актами.

*См., например: Письмо Центрального банка Российской Федерации «О требованиях к банкам, ходатайствующим о получении лицензий на осуществление банковских операций» от 19 апреля 1996 г. № 276; Инструкцию о порядке регистрации кредитных организаций и лицензировании банковской деятельности, утвержденную приказом Банка России от 27 сентября 1996 г. № 02-368.

Следует отметить, что если деяния, осуществляемые кредитными организациями, обрисованные в ч. 1 ст.172 УК РФ, не признаются банковской деятельностью (банковскими операциями) и представляют собой иные виды незаконного предпринимательства, содеянное является незаконным предпринимательством и квалифицируется по ст. 171 этого УК.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет, а субъект осуществления банковской деятельности (банковских операций) с нарушением условий лицензирования – лицо, имеющее лицензию на осуществление банковских операций.
Субъективная сторона данного состава преступления характеризуется виной в форме умысла – прямого или косвенного.
Частью 2 ст. 172 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака: 1) совершение деяния организованной группой (п. «а»); 2) извлечение дохода в особо крупном размере (п. «б») и 3) совершение деяния лицом, ранее судимым за незаконную банковскую деятельность или незаконное предпринимательство (п. «в»).
Два последних квалифицирующих признака незаконной банковской деятельности (банковских операций) полностью совпадают с соответствующими одноименными признаками, квалифицирующими незаконное предпринимательство, предусмотренными п. «б» и «в» ч. 2 ст. 171 УК РФ и охарактеризованными ранее.
Для квалификации незаконной банковской деятельности (банковских операций) как совершенной организованной группой, в отличие от квалификации незаконного предпринимательства как совершенного такой группой, необходимо, чтобы организованная группа была создана для совершения незаконной банковской деятельности (банковских операций) и ее участники осознавали это и желали в составе организованной группы осуществлять незаконную банковскую деятельность (банковские операции).
Совершение незаконной банковской деятельности преступным сообществом (преступной организацией) представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 171 и ст. 210 УК РФ.
Лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ)
Непосредственный объект данного деяния – общественные отношения, обеспечивающие интересы честного предпринимательства как вида экономической деятельности.
Объективную сторону состава незаконного предпринимательства характеризует деяние в форме действия, представляющего собой создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или (правильнее – «в том числе») банковскую деятельность, и находящееся с ним в причинной связи последствие, выражающееся в причинении крупного ущерба гражданам, организациям или государству.
Создание коммерческой организации – это ее регистрация в порядке, установленном соответствующими законами и другими нормативными актами. Завершенным создание коммерческой организации считается с момента ее регистрации.
Отсутствие у виновного на момент регистрации указанной организации намерения заниматься предпринимательской, в том числе банковской деятельностью, для осуществления которой она официально создана, проявляется в бездействии, т.е. «невыполнении обязанностей, вытекающих из учредительных документов юридического лица, в течение времени, которое необходимо и достаточно для исполнения этих обязанностей в соответствии с обычаями делового оборота, как они регламентируются ст. 5 ГК РФ»*.

*Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М„ 1996. С. 395.

Крупный ущерб в качестве последствия лжепредпринимательства определяется аналогично охарактеризованному ранее определению крупного ущерба как соответствующего признака объективной стороны незаконного предпринимательства.
Субъект лжепредпринимательства – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме умысла, прямого или косвенного, и альтернативно любой из четырех целей, указанных в диспозиции ст. 173 УК РФ: 1) получения кредитов; 2) освобождения от налогов; 3) извлечения иной имущественной выгоды или 4) прикрытия запрещенной деятельности.
Лжепредпринимательство, совершаемое с целью хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество, представляет собой способ совершения мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ. Такое лжепредпринимательство в качестве способа оконченного мошенничества, предусмотренного ч. 2 или 3 ст. 159 УК РФ, квалифицируется только по этим частям данной статьи, поскольку согласно правилам квалификации преступлений «преступление, способ совершения которого, указанный в законе, является самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье УК, наиболее полно охватывающей содеянное. Дополнительная квалификация по статье УК, предусматривающей ответственность за сам способ совершения преступления, в данном случае не требуется. Это положение представляет собой разновидность случаев квалификации преступлений при конкуренции части и целого»*. Аналогично, но со ссылкой на ст. 30 УК РФ, квалифицируется лжепредпринимательство, представляющее собой приготовление к мошенничеству, предусмотренному ч, 2 или 3 ст. 159 этого УК, или покушение на такое мошенничество.

*Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила): Лекция. М.: Академия МВД СССР, 1991. С. 38.

Лжепредпринимательство, являющееся способом совершения оконченного мошенничества, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 159 УК РФ, квалифицируется по совокупности преступлений: по ч. 1 ст. 159 и ст. 173 этого УК, что обусловлено правилом квалификации преступлений при конкуренции части и целого, согласно которому «более полная норма не должна быть менее строгой по сравнению с менее полной нормой»*, а наказание, предусмотренное в санкции ст. 173 строже наказания, содержащегося в санкции ч. 1 ст. 159 УК РФ. Лжепредпринимательство, составляющее приготовление к мошенничеству, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 159 данного УК, квалифицируется только по ст. 173 УК РФ, так как приготовление к данном виду мошенничества ненаказуемо в силу ранее приведенных положений, предусмотренных ч. 2 ст. 30 о наказуемости приготовления только к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

*Там же. С. 37.

Неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы предпринимательства как вида экономической деятельности, осуществляемой на свой риск. Вред объекту рассматриваемого преступления выражается в нарушении общественных отношений, обеспечивающих интересы предпринимательства при неспособности должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме и урегулированных законодательством РФ, основу которого составляют нормы, содержащиеся в ст. 24,25,64,65 ГК РФ и Федеральных законах РФ «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ* и «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ**.

*См. Российская газета. 1998. 20 и 21 января.
**См.: Российская газета. 1999.4 марта.

Предметом данного преступления являются альтернативно: 1) имущество; 1 2) имущественные обязательства; 3) сведения об имуществе; 4) иная информация об имуществе; 5) бухгалтерские и иные отчетные документы, отражающие экономическую деятельность.
Понятие имущества применительно к неправомерным действиям при банкротстве совпадает по содержанию с одноименным понятием, определенным в ст. 128 ГК РФ.
Исходя из систематического толкования норм УК РФ и определения предмета преступления, предметом данного преступления имущество является тогда, когда оно представляет собой как вещи, так и имущественные права, закрепленные в документах или машинных носителях и т. п., и равнозначные имуществу.
Понятие имущественного обязательства в качестве предмета данного преступления основано на понятии обязательства, сформулированном в п. 1 ст. 307 ГК РФ. В качестве предмета рассматриваемого преступления имущественные обязательства выступают тогда, когда они закреплены в документах или машинных носителях и т. п.
Сведения об имуществе, его размере, местонахождении и иная информация об имуществе выступают в качестве предмета анализируемого преступления тогда, когда они отражены в каких-либо материальных субстратах – в документах, на магнитных или иных машинных носителях, в электронно-вычислительной машине, системе электронно-вычислительных машин или их сети и т. п.
Бухгалтерские и иные отчетные документы, отражающие экономическую деятельность, представляют собой предмет рассматриваемого преступления при условии, что они сфальсифицированы, то есть в них внесены сведения, не соответствующие действительности, или, напротив, из них исключены сведения, соответствующие действительности, либо сведения, истинно отражающие экономическую деятельность, искажены иным образом, либо названные документы скрыты или уничтожены.
Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, характеризуется деянием, последствием и временем совершения преступления.
Деяние выражается альтернативно в любом из следующих действий (бездействии): 1) сокрытии имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе; 2) передаче имущества в иное впадение; 3) отчуждении или уничтожении имущества или 4) сокрытии, уничтожении, фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность.
Необходимо отметить, что в соответствии с п. 2 ст. 33 упоминавшегося Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» должник обязан сообщить, в частности, сведения об имеющемся у него имуществе, в том числе денежных средствах и дебиторской задолженности, номера счетов в банках и иных кредитных организациях, почтовые адреса тех и других, а п. 3 этой статьи – еще и сведения об обязательствах, не связанных с предпринимательской деятельностью.
Сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе может состоять в действии или бездействии. Действие может проявляться в перемещении имущества в другое место; утаивании имущества посредством смены упаковки, маркировка которой указывает на нахождение в этой упаковке существенно менее ценного имущества; переводе денег на другой счет; сообщении ложных сведений об имуществе, его размере, местонахождении, внесении искаженной информации об этом в электронно-вычислительную машину и т.д. Бездействие может выражаться в непредъявлении имеющегося имущества, непредставлении имеющихся имущественных обязательств, в том числе обеспеченных залогом имущества должника, несообщении информации об имуществе, в частности его размере, местонахождении, и т. п.
Передача имущества в иное владение представляет собой действие, осуществляемое для уменьшения совокупного имущества должника, могущее быть просто физическим перемещением имущества от должника к другому лицу либо юридическим оформлением права владения имуществом другим лицом, например, путем перевода денег с банковского счета должника на банковский счет другого лица, заключения договора аренды, независимо от наличия или отсутствия факта физического перемещения имущества от должника к другому лицу.
Отчуждение или уничтожение имущества – это деяния, совершаемые также для уменьшения совокупного имущества должника. Отчуждение представляет собой действие, состоящее в продаже или дарении имущества, как юридически оформленное, так и не оформленное. Уничтожение – это последствие, выражающееся в приведении имущества в состояние, при котором оно полностью утрачивает свои качества и ценность и не может быть использовано по назначению даже после ремонта.
Сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, заключаются: сокрытие -в действии или бездействии, уничтожение – в последствии, фальсификация -в действии. Суть сокрытия и уничтожения названных документов не отличается от этих деяний, рассмотренных применительно к имуществу, а фальсификации – показана при характеристике перечисленных документов в качестве предмета данного преступления.
Последствием как обязательным признаком объективной стороны анализируемого состава преступления является причинение крупного ущерба. Этот ущерб может выражаться в ущербе, причиненном одному кредитору, либо слагаться в качестве совокупного ущерба, причиненного нескольким или многим кредиторам. Понятие крупного ущерба как признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, в законе не определено и этот признак является оценочным. Он определяется судом на основе анализа и оценки всех обстоятельств содеянного, в частности, суммы ущерба, имущественного положения кредиторов, соотношения того и другого.
Ориентиром к определению крупного ущерба может служить норма, содержащаяся в п. 2 ст. 5 упоминавшегося Закона «О несостоятельности (банкротстве)», на основании которой «дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику – юридическому лицу в совокупности составляют не менее пятисот, а к должнику – гражданину – не менее ста минимальных размеров оплаты труда, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом».
Необходимо, чтобы последствие в виде крупного ущерба находилось в причинной связи с неправомерными деяниями при банкротстве, описанными в ч. 1 ст. 195 УК РФ.
Моментом окончания данного преступления является наступление последствия в виде причинения крупного ущерба кредиторам, хотя бы одному.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого состава преступления является время совершения преступления – период от момента предвидения банкротства до момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом, или об отказе в таком признании, или о прекращении производства по делу о банкротстве, либо определения об утверждении мирового соглашения, в частности, с прекращением производства по делу о банкротстве, либо добровольного объявления должника о банкротстве и его ликвидации.
Моментом предвидения банкротства необходимо считать момент регламентированной ст. 33 и 34 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)» подачи в арбитражный суд должником заявления о признании должника банкротом либо момент уведомления должника о вынесении арбитражным судом в соответствии с п. 2 ст. 41 этого Закона определения о принятии заявления о признании должника банкротом, поданного кредитором, прокурором, налоговым или иным уполномоченным либо другими лицами. Выделение именно этих моментов предвидения банкротства обусловлено тем, что, во-первых, с начала данных процедур должнику очевиден возможный факт его банкротства и, во-вторых, они юридически зафиксированы и поддаются точному установлению и доказыванию.
Моментом окончания периода банкротства является альтернативно любой из моментов, связанных с наступлением юридических фактов, предусмотренных нормами ст. 49, 51, 53, 120, 181-183 названного Закона.
Важно обратить внимание на то, что только от момента предвидения банкротства до окончания периода банкротства, то есть в период состояния банкротства, причинение крупного ущерба в результате неправомерных действий при банкротстве квалифицируется по ч. 1 ст. 195 УК РФ. До и после указанных моментов причинение крупного и иного имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества представляет собой преступление против собственности.
Субъект неправомерных действий при банкротстве, ответственность за которые установлена ч. 1 ст. 195 УК РФ, – лицо, являющееся руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем. Согласно ст. 2 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)» «руководитель должника – единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности». Поскольку по УК РФ субъектом преступления признается только физическое лицо, поэтому руководителем должника как субъектом рассматриваемого преступления является физическое лицо, осуществляющее в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности.
Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме умысла, прямого или косвенного.
Частью 2 ст. 195 УК РФ предусмотрен привилегированный состав преступления неправомерных действий при банкротстве.
Непосредственный объект данного преступления идентичен обрисованному ранее непосредственному объекту преступления, ответственность за которое установлена ч, 1 этой статьи.
Понятия имущества и имущественных обязательств как предмета данного преступления совпадают с соответствующими одноименными понятиями предмета преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 195 УК РФ, охарактеризованными ранее.
Объективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется деянием, последствием и временем совершения преступления.
Деяние выражается альтернативно в одном из следующих действий: 1) неправомерном удовлетворении имущественных требований отдельных кредиторов в ущерб другом кредиторам либо 2) принятии такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении в ущерб другим кредиторам.
Любое из этих деяний налицо тогда, когда оно совершено с нарушением порядка удовлетворения имущественных требований кредиторов, который регламентируется ст. 106-111, 114 и некоторыми иными статьями Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)», а применительно к банкротству страховых организаций и гражданина – соответственно ст. 147 и 161 этого Закона.
Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов в ущерб другим кредиторам – это действие, состоящее в незаконном удовлетворении указанных требований, например в уплате долга, возвращении кредита должником предпочтенному им кредитору с нарушением очередности, установленной Федеральным законом РФ «О несостоятельности (банкротстве)». Для признания данного действия характеризующим объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ, достаточно, чтобы удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов было незаконным, ибо такое удовлетворение уже само по себе причиняет ущерб правам или законным интересам других кредиторов.
Принятие неправомерного удовлетворения имущественных требований кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам, представляет собой действие, состоящее, например, в получении кредитором, осведомленным о предпочтении, от должника долга, кредита, услуги, в переводе должником с согласия такого кредитора на банковский счет последнего денег, то есть в нарушении норм Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
Последствие в виде причинения крупного ущерба не отличается от одноименного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, охарактеризованного ранее. Необходимо, чтобы это последствие находилось в причинной связи с действиями, описанными в ч. 2 указанной статьи.
Оконченным рассматриваемое преступление является с момента причинения крупного ущерба одному или более кредиторам.
Обязательным признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ, является время совершения преступления – период от момента предвидения банкротства до момента завершения конкурсного производства. Момент предвидения банкротства идентичен соответствующему одноименному моменту, рассмотренному применительно к ч. 1 ст. 195 УК РФ.
Основание и порядок конкурсного производства регламентированы ст. 97-119, объединенными в гл. VI «Конкурсное производство» Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно п. 1 ст. 119 этого Закона моментом завершения конкурсного производства является вынесение арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства.
Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ, – лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся руководителем или собственником организации-должника, либо индивидуальным предпринимателем, либо кредитором. В соответствии со ст. 2 упоминавшегося Закона «О несостоятельности (банкротстве)» «конкурсные кредиторы – кредиторы по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника – юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия». Представляется, что по смыслу ч. 2 ст. 195 УК РФ субъектом данного преступления является не любой, а только конкурсный кредитор.
Субъективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется виной в форме умысла, прямого или косвенного.
Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого деяния – общественные отношения, обеспечивающие интересы предпринимательства как вида экономической деятельности.
Объективная сторона преднамеренного банкротства характеризуется альтернативно одним из двух деяний и одним из двух последствий. Необходима также причинная связь между любым из деяний, с одной стороны, и любым из последствий – с другой.
Деяниями являются: 1) создание неплатежеспособности или 2) увеличение неплатежеспособности. Неплатежеспособность – это, исходя из определения несостоятельности (банкротства), содержащегося в ст. 2 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)», неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Создание неплатежеспособности представляет собой совершение действия или бездействие, приведшие коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, являвшихся ранее платежеспособными, к неплатежеспособности, а увеличение неплатежеспособности – совершение действия или бездействие, приведшие коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, ставших неплатежеспособными ранее, к еще большей неплатежеспособными. Действие и бездействие при создании неплатежеспособности или ее увеличении не отличаются друг от друга.
Последствия составляют альтернативно: 1) причинение крупного ущерба или 2) причинение иных тяжких последствий. Последствие в виде причинения крупного ущерба не отличается от соответствующего одноименного последствия, охарактеризованного применительно к ч. 1 ст. 195 УК РФ. Причинение иных тяжких последствий, как и причинение крупного ущерба, является оценочным признаком, устанавливаемым на основе анализа и оценки всех фактических обстоятельств содеянного. Применительно к специфике данного преступления иные тяжкие последствия могут выразиться, например, в массовом заболевании работников коммерческой организации вследствие переохлаждения, вызванного отключением в помещении этой организации зимой отопления из-за неуплаты за него, либо, как отмечается в юридической литературе, в психическом заболевании или самоубийстве кредитора*.

*См. Уголовное право. Особ. часть/Под ред проф А.И. Рарога С 181.

Данное преступление является оконченным с момента причинения крупного ущерба или иных тяжких последствий.
Субъект данного преступления – лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся руководителем или собственником коммерческой организации либо индивидуальным предпринимателем. Понятие руководителя коммерческой организации является частью понятия руководителя должника, отличаясь от последнего тем, что касается не любого должника, а лишь коммерческой организации.
Субъективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла и мотивом – альтернативно личными интересами или интересами других лиц.
Личными являются, например, интересы использования средств коммерческой организации или индивидуального предпринимателя не для экономической деятельности, то есть не по прямому назначению; приобретения коммерческой организации; неуплаты долгов и другие, а интересами иных лиц – аналогичные по содержанию интересы близких или других лиц, в судьбе которых виновный заинтересован.
Преднамеренное банкротство, сопровождаемое хищением чужого имущества или причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, когда эти преступления наказываются строже, чем рассматриваемое, представляет собой совокупность преступлений: преднамеренного банкротства и соответствующего преступления против собственности.
Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ)
Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)» фиктивным является банкротство «при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме».
Непосредственный объект деяния, предусмотренного данной нормой, – общественные отношения, обеспечивающие интересы предпринимательства как вида экономической деятельности.
Объективную сторону рассматриваемого состава преступления характеризуют действие и последствие, рассмотренные ранее.
Деяние, в котором проявляется фиктивное банкротство, определено в диспозиции ст. 197 УК РФ как действие – «заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности».
Таким объявлением, согласно в п. 1 ст. 10 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)», является подача должником заявления о банкротстве в арбитражный суд.
Вместе с тем ст. 181-183 гл. XI данного Закона регламентированы основания, условия и порядок добровольного объявления о банкротстве должника. Объявлением о банкротстве как признаком объективной стороны рассматриваемого состава преступления является не только подача заявления должником в арбитражный суд, предусмотренная п. 1 ст. 10, но и добровольное объявление о банкротстве должника, регламентированное статьями 181-183 данного Закона.
Названное объявление должно быть заведомо ложным. Ложное – это объявление о несостоятельности, не соответствующее действительности, то есть согласно формулировке, содержащейся в п. 1 ст. 10 указанного Закона, «при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме».
Заведомость – это субъективный признак, состоящий в очевидности для руководителя или собственника коммерческой организации либо индивидуального предпринимателя того, что объявление о несостоятельности (банкротстве) является ложным и что соответственно коммерческая организация или индивидуальный предприниматель имеют возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.
Последствие выражается в причинении крупного ущерба и по своему содержанию не отличается от соответствующего одноименного последствия преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ. Данное последствие должно находиться в причинной связи с деянием.
Момент окончания данного преступления – наступление последствия в виде крупного ущерба.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся руководителем или собственником коммерческой организации либо индивидуальным предпринимателем, то есть по своим признакам идентичен субъекту преднамеренного банкротства.
Субъективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется указанными ранее признаками – виной в форме прямого умысла и целью. Цель в качестве признака субъективной стороны данного состава преступления подразделяется на ближайшую и отдаленные. Ближайшая – это цель введения в заблуждение кредиторов. Отдаленными являются следующие три цели: 1) получение отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей; 2) получение скидки с долгов; 3) неуплата долгов. Для наличия цели как признака состава преступления фиктивного банкротства необходимо сочетание ближайшей цели и альтернативно любой из отдаленных целей. Цель введения в заблуждение кредиторов выражается в стремлении создать у них искаженное представление о фактическом имущественном состоянии должника, заключающемся в якобы его невозможности удовлетворить их требования в полном объеме. Цель получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей представляет собой стремление навязать кредиторам не удобные для них и невыгодные им и, напротив, удобные для должника и выгодные ему сроки уплаты указанных платежей, что должно или может принести ему имущественную и (или) иную выгоду и имущественный ущерб кредиторам. Цели получения скидки с долгов либо неуплаты долгов – это стремление соответственно заставить кредиторов уменьшить размер долга или вовсе отказаться от его взыскания, что равнозначно стремлению приобрести исключительно имущественную выгоду, влекущую одновременно соответствующий имущественный ущерб кредиторам.

§ 4. Преступления в сфере распределения материальных и иных благ
Преступления в сфере распределения материальных и иных благ включают две группы деяний: 1) преступления в сфере распределения и собственности и 2) иные преступления в сфере распределения.
1. Преступления в сфере распределения и собственности
Принуждение к совершению сделки (ст. 179 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления сложный – общественные отношения, обеспечивающие равенство прав и свободу субъектов гражданско-правовых отношений в части заключения сделок, не связанных с возникновением, изменением или прекращением права собственности, а также отдельные личные, имущественные и иные права и законные интересы граждан.
В качестве предмета принуждения к совершению сделки в части, корреспондирующей основному непосредственному объекту посягательства, может рассматриваться материальный носитель письменного договора (соглашения). При этом, однако, необходимо учитывать, что согласно достаточно распространенной точке зрения нематериальных предметов преступлений не существует* и, напротив, существуют беспредметные преступления. В этой связи принуждение к совершению сделки в устной форме не имеет материального предмета.
*См.. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.Д. Гаухмана и Л.М. Колодкина. М.: Московский институт МВД РФ, 1997. С. 149.

В части же, относящейся к дополнительному непосредственному объекту рассматриваемого преступления, предметом могут выступать соответственно человек, имущество, в том числе недвижимое (например, жилище).
Объективная сторона основного состава рассматриваемого преступления выражается в принуждении посредством одного (нескольких) из четырех определенных в законе способов. Принуждение вообще – это совершение действий с целью заставить кого-либо что-нибудь сделать*. Однако, если следовать буквальному смыслу диспозиции ч. 1 ст. 179 УК РФ, рассматриваемое преступление может быть совершено лишь посредством четырех форм (способов) принуждения: 1) угроза применения насилия; 2) угроза уничтожения чужого имущества; 3) угроза повреждения чужого имущества; 4) угроза распространения сведений, могущих причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевших или их близких.

*См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 483.

Угроза применения насилия как форма (способ) принуждения к совершению сделки – это запугивание (порождение эмоции страха) потерпевшего подлежащим реализации немедленно или в будущем противоправным воздействием на его организм (ограничением свободы, нанесением побоев, причинением вреда здоровью или жизни) и вопреки воле данного лица при отсутствии признаков приготовления или покушения на преступления против личности, наказываемые более сурово, чем деяния, предусмотренные ст. 179 УК РФ, а также признаков разбоя или вымогательства.
В отличие от сходной угрозы при вымогательстве угроза применением насилия как форма принуждения к совершению сделки может подлежать реализации немедленно. При этом естественно должны отсутствовать признаки разбойного нападения, целью которого является хищение чужого имущества, т.е. неправомерное отчуждение права собственности, которого не происходит при принуждении к совершению сделки.
Угроза применения насилия может быть выражена словами (письменно или устно), жестом или телодвижениями.
Исходя из буквального толкования диспозиции ч. 1 ст. 179 УК РФ, угроза применения насилия может быть обращена как к самому принуждаемому к совершению сделки, так и к иным лицам. В любом случае лицо, принуждаемое таким способом к совершению сделки, должно осознавать целевую направленность такого принуждения.
Угроза уничтожения имущества – форма (способ) принуждения к совершению сделки, выражающаяся в запугивании потерпевшего уничтожением принадлежащего ему или иным владельцам имущества, по отношению к которым он имеет определенные обязательства или с которыми он имеет близкие отношения. Например, принуждение директора государственного предприятия к заключению соглашения по охране данного предприятия при помощи угрозы поджога одного из цехов данного предприятия.
Понятие уничтожения имущества по своему содержанию в основе совпадает с аналогичным понятием, рассмотренным нами применительно к составу преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ.
Угроза повреждения имущества по своему содержанию в основе совпадает с угрозой уничтожения имущества. Отличие состоит лишь в том, что потерпевшему угрожают причинением такого вреда имуществу, при котором последнее частично утрачивает свои потребительские свойства, подлежащие восстановлению в результате затрат, меньших стоимости данного имущества.
Угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, – это запугивание потерпевшего обнародованием любым способом (оглашение в присутствии посторонних лиц, опубликование с помощью средства массовой информации, размещение в компьютерных телекоммуникационных сетях и т. п.) охраняемых законом персональных данных о потерпевшем или его близких, в результате чего такие данные могут стать известны хотя бы единственному третьему лицу.
К числу таких сведений в соответствии со ст. 11 Федерального закона РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г. относится информация о частной жизни, а равно информация, нарушающая личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица, распространяемые без его согласия, кроме как на основании судебного решения или законных к тому оснований*.

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 8. Ст. 609.

Такими сведениями могут быть также вымышленные, в т.ч. фальсифицированные сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию потерпевшего или его близких.
Под возможностью причинения существенного вреда правам и законным интересам потерпевшего или его близких, на наш взгляд, следует понимать реальную значимую вероятность причинения здоровью, имуществу, чести, достоинству, деловой, а равно служебной репутации потерпевшего или его близких ущерба, размер возмещения или компенсация которого сопоставим с доходом потерпевшего или любого из его близких в течение одного месяца. Необходимо учитывать, что признак существенности вреда является оценочным, т.е. для его установления требуется признание данного вреда существенным не только правоприменителем, который обязан учитывать имущественное положение потерпевшего, но и самим потерпевшим (его близкими). В этой связи однозначное определение существенного вреда как материального ущерба в каком-либо фиксированном размере нам представляется недостаточно обоснованным*.

*См., например: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П. Н. Панченко. Т.1. С. 501.

Близкие потерпевшего – это лица, состоящие в родстве (отец, мать, дедушка, бабушка, дети, братья, сестры) или свойстве (супруг и родственники супруга), а равно иные лица, поддерживающие с последним тесное личное общение*.

*См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ, ред. Ю.И Скуратова и В.М. Лебедева. С. 722.

Наступление последствий рассматриваемого деяния в виде причинения вреда личности, чужому имуществу либо существенного вреда иным правам потерпевшего или его близких требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Особенной части УК РФ.
Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 179 УК РФ, следует признавать оконченным с момента доведения до сведения потерпевшего любым способом одной или нескольких из числа указанных в диспозиции данной нормы угроз как способа принуждения потерпевшего к заключению сделки.
Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона принуждения к совершению сделки без отягчающих признаков характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного целью понуждения потерпевшего к заключению или отказу от заключения определенной сделки. Мотивы данного преступления не имеют квалифицирующего значения.
Отсутствие признаков вымогательства в рассматриваемом деянии как условие для квалификации последнего по ст. 179 УК РФ означает отсутствие одного или нескольких обязательных признаков вымогательства.
Квалифицирующими признаками принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения в соответствии с ч. 2 ст. 179 УК РФ являются: 1) неоднократность (п. «а»); 2) применение насилия (п. «б»); 3) совершение преступления организованной группой (п. «в»).
Содержание таких квалифицирующих признаков, как неоднократность и совершение преступления организованной группой, в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных преступлений.
Насилие при принуждении к совершению сделки может быть как опасным, так и не опасным для жизни или здоровья потерпевшего. Вместе с тем рассматриваемое деяние, сопряженное с убийством (ст. 105 УК РФ), умышленным причинением тяжкого вреда здоровью с особо отягчающими обстоятельствами (ч. 2 и 3 ст. 111), похищением человека с особо отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 126), изнасилованием с особо отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 131), насильственными действиями сексуального характера с отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 132 УК ), подлежит квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 179 УК РФ и соответствующим нормам Особенной части УК РФ, поскольку санкции последних предусматривают более суровые наказания, чем санкция ч. 2 ст. 179 УК РФ.
2. Иные преступления в сфере распределения
Легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174 УК РФ)
Непосредственный объект данного преступления сложный – общественные отношения, обеспечивающие законный имущественный оборот в целом и денежное обращение в частности, а также честное предпринимательство.
Предметом рассматриваемого преступления являются: 1) денежные средства (или деньги) (ст. 140 ГК РФ); 2) иное имущество (ст. 128 ГК РФ).
Исключение из круга вещей, составляющих предмет рассматриваемого преступления, представляют лишь вещи, полностью изъятые из оборота, отчуждение которых не допускается (ядерная энергия, отдельные виды вооружений и др.)*.

*См.: Указ Президента РФ «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» от 22 февраля 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 10. Ст. 492.

Объективная сторона легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем, как уже отмечалось, включает альтернативно три разновидности действий: 1) совершение финансовых операций* с денежными средствами, приобретенными заведомо незаконным путем (к финансовым операциям относятся банковские операции**; все сделки, одним из предметов которых являются деньги (ст. 454, 582,583,606,671,702,769,785,799, 801, 807, 819, 927, 971, 990, 1005, 1027, 1041 ГК РФ); денежные отношения, возникающие из публичного обещания награды (ст. 1055), публичного конкурса (ст. 1057), проведения игр и пари (ст. 1062 ГК РФ); физическое перемещение денежных средств через таможенную границу РФ (ст. 18 ТК РФ)***; 2) совершение сделок, отличных от финансовых операций, с иным имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем (действия граждан и юридических лиц с имуществом, отличным от денег, совершаемые с целями, определенными ст. 153 ГК РФ); 3) использование денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо незаконным путем, для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности (применение любого из полезных свойств (функций), денег для осуществления на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве (п. 1 ст. 2 ГК РФ) либо для целей деятельности, которая не обладает всеми признаками предпринимательской деятельности, в частности, экономическая деятельность некоммерческих организаций.

*См.: Бизнес: Оксфордский толковый словарь. М.: Прогресс-Академия; Изд-во Российского Государственного Гуманитарного Университета, 1995. С. 244.
**Федеральный закон РФ «О банках и банковской деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 6, ст. 492.
***См.: Таможенный кодекс Российской Федерации (в ред. Федеральных законов РФ от 19 июня 1995 г. и от 27 декабря 1995 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 26. Ст. 2397: Письмо Государственного таможенного комитета РФ «О вывозе наличной иностранной валюты физическими лицами» № 01-13/3677 // Общие правила перемещения товаров физическими лицами через таможенную границу Российской Федерации. М.: Тирекс, 1998. С. 19.

Обязательным признаком всех рассмотренных видов альтернативных действий, составляющих объективную сторону легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, является совершение таких действий лишь с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем. Участвующие в финансовых операциях или других сделках должны быть предварительно и незаконно, т.е. с нарушением порядка, установленного гражданским или иным законодательством, приобретены виновным (получены в результате недействительной сделки (ст. 166-181 ГК РФ), незаконной экономической деятельности (ст. 150, 153 КоАП РСФСР), присвоены как находка в нарушение положений гражданского законодательства (ст. 227-234 ГК РФ), похищены (ст. 158-162,164 УК РФ), получены путем обмана потребителей (ст. 200 УК РФ) или самоуправно (ст. 330 УК РФ) и др. Ограничительное толкование понятия денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо незаконным путем, т.е. отнесение к таковым лишь средств, приобретенных преступным путем*, противоречит буквальному содержанию диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ, а потому не может быть использовано в правоприменительной практике. Вместе с тем сравнение санкций ч. 1 ст. 174 УК РФ и ч. 1 ст. 175 УК РФ (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) указывает на то, что законодатель по не вполне понятным причинам резко понизил суровость наказания за отдельные виды сделок с имуществом, приобретенным заведомо преступным путем (ст. 175 УК РФ), против наказания за любые сделки с имуществом, приобретенным заведомо незаконным (в т.ч. не преступным) путем (ст. 174 УК РФ). Тем самым частично нарушена логика разделения соответствующих норм как специальной и общей.

*Такого мнения, в частности, придерживается проф. А.Э. Жалинский. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева С. 397

Исходя из буквального толкования содержания диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ, соответствующие денежные средства или иное имущество должны быть незаконно приобретены до момента совершения с ними финансовых операций или других сделок.
В диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ не содержится прямого указания на последствия рассматриваемого преступления, поскольку состав последнего является формальным. Однако рассматриваемое преступление следует считать оконченным лишь с момента выполнения действий, необходимых и достаточных для признания как минимум одной из совершенных виновным финансовых операций или других сделок действительной.
Легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо незаконным путем, совершаемую в формах использования указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, следует считать оконченной с момента совершения любого из действий, направленных на осуществление законной предпринимательской деятельности. Например, внесение заведомо незаконно приобретенных денежных средств в качестве вклада в уставный капитал организации.
Минимальный размер заведомо незаконно приобретенных денежных средств или иного имущества, с которыми совершаются финансовая операция или другая сделка, в тексте ст. 174 УК РФ не определен. В каждом случае решение о признании преступлением соответствующей финансовой операции или иной сделки принимается правоприменителем с учетом положений ч. 2 ст. 14 УК РФ о малозначительности действия (бездействия), формально содержащего признаки преступлений, а также подхода законодателя к определению минимального размера отдельных видов незаконных сделок, признаваемых преступлениями. Например, применительно к сделке, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в качестве такого размера признается сумма, превышающая пятьсот минимальных размеров оплаты труда (примечание к ст. 191 УК РФ).
Не могут признаваться преступлениями соответствующие финансовые операции и другие сделки, охватываемые понятием мелкой бытовой сделки (ст. 26 ГК РФ).
В качестве критерия такого размера для сделок граждан между собой может быть использован критерий допустимости совершения сделки в устной форме, вытекающий из требований ст. 159 и 161 ГК РФ (как правило, сделка на сумму не свыше десяти минимальных размеров оплаты труда).
Субъект рассматриваемого преступления специальный*. Им может быть физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, с которого оно вправе самостоятельно совершать финансовые операции и другие сделки, использовать денежные средства или иное имущество для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

*Иного мнения придерживается, например, проф. В.Е. Мельникова, полагающая, что субъектом данного преступления может быть любое лицо. См.: Уголовное право Российской Федерации. Особ. часть: Учебник/Под ред. Б.В. Здравомыслова. С. 197.

По общему правилу такому лицу на момент совершения финансовой операции или другой сделки должно исполниться восемнадцать лет (ч. 1 ст. 21 ГК РФ), либо такое лицо должно вступить к этому моменту в брак (ч. 2 ст. 21 УК РФ), либо быть объявлено эмансипированным (ст. 27 ГК РФ). Этот вывод основывается на системном анализе диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ и положений ст. 175 ГК РФ о недействительности сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. Не могут быть легализованы (отмыты) денежные средства или иное имущество, приобретенное незаконным путем, в результате недействительной сделки. Соответственно рассматриваемое деяние не может приобрести общественной опасности, необходимой для признания его преступлением.
В случае совершения односторонних сделок: составление доверенности (ст. 185 ГК РФ); отказ от прав собственности на имущество (ст. 236 ГК РФ); завещание (ст. 534 ГК РСФСР 1964 г.)*, т.е. сделок, для совершения которых необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (ст. 154 ГК РФ), субъектом соответствующего преступления может являться одно лицо.

*См , например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков.

Субъективная сторона легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо незаконным путем, характеризуется виной в форме прямого умысла. При этом не является обязательным знание виновным конкретной нормы (норм) гражданского, административного (в том числе финансового) или уголовного законодательства, нарушенной при приобретении соответствующих денежных средств или иного имущества.
Применительно к таким формам легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, как использование данных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, данный прямой умысел конкретизирован целью осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.
Цель легализации (отмывания), т.е. придания внешне правомерного характера происхождению денежных средств или иного имущества, не является обязательным признаком субъективной стороны состава рассматриваемого преступления, несмотря на то, что соответствующий термин употреблен в наименовании ст. 174 УК РФ*. Не называя в диспозиции ч. 1 ст. 174 УК РФ легализацию (отмывание) в качестве подлежащей обязательному установлению цели данного преступления, законодатель исходил из того, что легализация (отмывание) есть фактическая сторона любой финансовой операции или другой сделки, предпринимательства или иной экономической деятельности, которые осуществляются в соответствии с законодательством РФ. Лицо, осознающее, что совершает финансовую операцию или другую сделку с денежными средствами или иным имуществом, не может не желать придания этой операции (сделке) правомерного характера.

*Иная точка зрения высказана проф. А.Э. Жалинским. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 333.

В ч. 2 ст. 174 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака: 1) совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»), 3) лицом с использованием своего служебного положения (п. «в»).
Определение первого квалифицирующего признака дано в ч. 2 ст. 35 УК РФ. Данный квалифицирующий признак отсутствует в случае совершения односторонних сделок (п. 2 ст. 154 ГК РФ) с единственным участником, а также в случаях совершения так называемых конклюдентных сделок, когда участник второй стороны опосредуется, как правило, автоматом*.

*См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Второй квалифицирующий признак рассматриваемого преступления присутствует в случаях совершения одним и тем же его участником как минимум двух обособленных финансовых операций и других сделок (в том числе одной финансовой операции и одной отличной от нее сделки), указанных в ч. 1 ст. 174 УК РФ. Обособленность соответствующих деяний определяется прежде всего обособленностью предмета финансовой операции (сделки) и умысла на совершение каждой такой операции (сделки).
Аналогичный подход необходим при оценке неоднократности использования соответствующих денежных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.
Третий квалифицирующий признак характеризуемого преступления – совершение последнего лицом с использованием служебного положения – отличается от сходного с ним признака совершения преступления должностным лицом с использованием служебного положения, ранее рассмотренного применительно к уголовно-правовой характеристике воспрепятствования законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ) и регистрации незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ). Ошибочным, по нашему мнению, является вывод о том, что легализация (отмывание) незаконно приобретенных денежных средств будет иметь место, лишь когда субъектом данного преступления является «должностное лицо органа государственной власти или местного самоуправления либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или иных организациях»*.

*См. Уголовное право Российской Федерации. Особ. часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. С. 197.

Лицом, которое использует служебное положение для совершения любого из деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 174 УК РФ, помимо должностных лиц, указанных в примечаниях к ст. 285 УК РФ, и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, указанных в примечаниях к ст. 201 УК РФ, следует признавать любое лицо, которое кроме общих признаков субъекта данного преступления наделено любыми недолжностными (или не связанными с управлением) служебными полномочиями по отношению к совершаемой финансовой операции или другой сделке. Субъектом преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 174 УК РФ, могут быть государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц (прим. 4 к ст. 285 УК РФ) либо аналогичные категории служащих в коммерческих или иных организациях: эксперты, советники, специалисты, в частности юристы, консультанты, обладающие специальными знаниями, используемыми при совершении финансовой операции (сделки).
В ч. 3 ст. 174 УК РФ предусмотрены два особо квалифицирующих признака (особо отягчающих обстоятельства) деяний, предусмотренных частями первой или второй той же статьи: 1) совершение соответствующих деяний организованной группой; 2) совершение тех же деяний в крупном размере.
Содержание первого особо квалифицирующего признака в основе соответствует содержанию аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений.
Второй особо квалифицирующий признак не имеет количественного нормативного определения. Недопустимость применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК РФ) исключает возможность непосредственного использования количественных критериев крупного размера, установленных для иных видов преступлений, в частности для незаконного предпринимательства, незаконной банковской деятельности* либо приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем.

*См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М.Лебедева. С.399.

При решении вопроса об отнесении размера той или иной финансовой операции или другой сделки к крупному следует учитывать качественно-количественные критерии, установленные гражданским и иным законодательством применительно к отдельным видам финансовых операций и других сделок, с которыми законодатель связывает необходимость дополнительных условий их действительности (нотариальное удостоверение, государственная регистрация). Например, договор дарения любого недвижимого имущества подлежит обязательной государственной регистрации (ч. 3 ст. 574 ГК РФ). Аналогичные требования предъявляются к действительности договора доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК РФ).
Также необходимо учитывать и ранее рассмотренную характеристику нижней границы размера рассматриваемых финансовых операций и других сделок как условие признания соответствующих деяний общественно опасными*.

*В соответствии с проектом Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона РФ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем», принятым 5 июня 1998 г. во втором чтении Государственной Думой Федерального Собрания РФ, предполагается дополнить ст. 174 УК РФ примечанием о том, что финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами в крупном размере признаются такие операции и сделки, сумма которых превышает два тысячи минимальных размеров оплаты труда.

Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого деяния сложный – общественные отношения, обеспечивающие недопустимость фактического вовлечения в экономический оборот имущества, приобретенного в результате совершения преступлений, а также интересы борьбы с укрывательством отдельных видов преступлений, связанных с неправомерным завладением имуществом.
Предмет данного преступления в основе совпадает с предметом рассмотренного состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, добытого незаконным путем. Вместе с тем круг конкретных видов имущества, которые составляют содержание предмета деяния, предусмотренного ст. 175 УК , ограничен перечнем имущества, которое могло быть добыто преступным путем, т.е. посредством совершения преступлений (ст. 146, 147, 158-162, 164-166, 204, 290 УК РФ и др.).
Не вполне точным, на наш взгляд, является мнение о том, что из числа предметов данного преступления исключаются «предметы, изъятые из хозяйственного оборота – оружие, наркотические, ядовитые и сильнодействующие средства радиоактивные вещества»*. Фактически могут быть присвоены или сбыты любые из указанных предметов. Следует учитывать, что законодатель, предусматривая специальную ответственность за незаконный оборот таких предметов (ст. 220, 222, 228,234 УК РФ), в частях первых соответствующих норм установил менее суровое наказание, чем за приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, в крупном размере. Таким образом, указанные вещи в крупных размерах (при отсутствии у соответствующих деяний квалифицирующих признаков) подлежат включению в предмет рассматриваемого преступления.

*См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.Н. Панченко Т 1. С. 482.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК, включает два вида альтернативных действий, заранее не обещанных лицу, которое преступным путем добыло имущество: 1) приобретение такого имущества; 2) сбыт такого имущества.
Под приобретением имущества следует понимать фактическое завладение им любыми способами (получение в качестве займа, кредита, дара, по завещанию, покупка, обмен и др.), за исключением способов, использование которых образует состав самостоятельного, более опасного преступления (например, кража, грабеж, разбой в отношении имущества, заведомо добытого преступным путем).
Для фактического приобретения имущества, заведомо добытого преступным путем, не имеет значения формальное соответствие такого приобретения требованиям гражданского законодательства.
Под сбытом имущества понимаются любые формы фактического отчуждения имущества в пользу другого лица. Сбыт имущества, добытого заведомо преступным путем, осуществляется посредством действий, которые лишь внешне могут соответствовать продаже, дарению, предоставлению займа, кредита, использованию в качестве средства платежа и иным формам многосторонних и односторонних сделок.
Состав рассматриваемого преступления характеризуется как формальный.
Деяние в форме приобретения имущества, заведомо добытого преступным путем, следует считать оконченным с момента фактического завладения виновным таким имуществом: получения денег, ценных бумаг и иных документов, удостоверяющих чужие имущественные права, вступления во владение чужим недвижимым имуществом и иными вещами. При этом не имеет значения момент удостоверения имущественных прав приобретателя.
Деяние в форме сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, окончено с момента фактического отчуждения в пользу другого лица такого имущества. При этом не имеет значения, успел ли новый приобретатель фактически завладеть данным имуществом. Приготовление к заранее не обещанному приобретению или сбыту имущества, заведомо добытого преступным путем, ненаказуемо как преступление в силу ст. 15 и 30 УК РФ, за исключением приготовления к деянию, предусмотренному ч. 3 ст. 175 УК РФ.
Субъектом данного преступления может быть лицо, достигшее. 16-ти лет. Вместе с тем системный анализ уголовного законодательства (прежде всего, ст. 316 УК РФ) показывает, что субъектами заранее не обещанного приобретения имущества, заведомо добытого преступным путем, в форме приема на хранение, сбыта в форме передачи на хранение или в залог и в некоторых иных формах, которые могут рассматриваться как фактическое укрывательство, не могут быть признаны супруги и близкие родственники лица, добывшего имущество заведомо преступным путем.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. При этом не имеет значения, осознавал ли виновный уголовно-правовую оценку деяния, в результате которого было добыто данное имущество. Достаточно, чтобы он достоверно знал о фактической стороне такого деяния (тайное, обманное или явное, ненасильственное или насильственное завладение чужим имуществом и т.п.) до момента приобретения или сбыта имущества, добытого в результате данного деяния.
Квалифицирующими признаками приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, альтернативно являются совершение преступления: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) в отношении автомобиля или иного имущества в крупном размере (п. «б»); 3) лицом, ранее судимым за хищение, вымогательство, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (п. «в»).
Первый квалифицирующий признак по своему содержанию соответствует аналогичному квалифицирующему признаку ранее рассмотренного состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем. Второй квалифицирующий признак предполагает наличие специального предмета преступления двух видов:
1) автомобиль – вид безрельсового колесного механического транспортного средства, приводимого в движение собственным двигателем (мопед, мотоцикл, трактор, троллейбус, автобус)*. В качестве предмета преступления может выступать любой автомобиль независимо от его стоимости, за исключением случаев, когда автомобиль изношен до степени, не позволяющей его эксплуатировать по прямому назначению;
2) иное имущество в крупном размере – любое другое имущество, сопоставимое по стоимости с автомобилем, что непосредственно следует из буквального толкования п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ. В качестве критерия такой сопоставимости, на наш взгляд, следует использовать среднюю рыночную стоимость автомобилей (как новых, так и подержанных), рассчитанную на момент совершения преступления применительно к субъекту РФ, на территории которого было совершено соответствующее преступление.

*Понятие транспортного средства определено в п. 11 Правил дорожного движения Российской Федерации (см.- Постановление № 1090 Правительства РФ от 23 октября 1993 г. // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 47 Ст. 4531.

Третий квалифицирующий признак предполагает, что на момент совершения деяния, предусмотренного ст. 175 УК РФ, у виновного должна быть судимость за одно (или несколько) из преступлений, указанных в п. «в» ч. 2 ст. 175 УК .
Особо квалифицирующими признаками заранее не обещанных приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, являются в соответствии с ч. 3 ст. 175 УК РФ: 1) совершение их организованной группой и 2) лицом с использованием служебного положения. По своему содержанию эти признаки соответствуют тождественным признакам ранее рассмотренных видов преступлений в сфере экономической деятельности.
Монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере распределения материальных благ и исключающие монополизацию цен и ограничение конкуренции. Дополнительным непосредственным объектом данного преступления могут быть общественные отношения, обеспечивающие интересы потребителей – покупателей и заказчиков. Преступление, ответственность за которое установлена ч. 3 ст. 178 УК РФ, посягает еще и на второй обязательный альтернативный непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие: 1) свободу, телесную неприкосновенность или здоровье другого человека (при насилии); 2) безопасность этих благ личности или жизни (при угрозе применения насилия); 3) сохранность имущества (при уничтожении или повреждении имущества) либо 4) безопасность сохранности имущества (при угрозе уничтожения или повреждения имущества).
Предметом данного преступления являются любые товары. В ч. 1 ст. 4 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» от 22 марта 1991 г. № 948-1 с последующими изменениями товар определен как «продукт деятельности (включая работы, услуги), предназначенный для продажи или обмена»*. В случаях, касающихся монополистических действий или ограничения конкуренции в сфере услуг или работ, предмет может отсутствовать и соответственно преступление может быть беспредметным.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 22. Ст. 1977.

К признакам, характеризующим объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, относятся: 1) монополистические действия, совершенные путем установления альтернативно монопольно высоких цен или монопольно низких цен, либо 2) ограничение конкуренции путем так же альтернативно раздела рынка, или ограничения доступа на рынок, или устранения с рынка других субъектов экономической деятельности, или установления единых цен, или поддержания единых цен.
Монополистическая деятельность определена в ч. 1 ст. 4 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» от 22 марта 1991 г. № 948-1 в редакции законов РФ от 24 июня 1992 г. № 3119-1, от 15 июля 1992 г. № 3310-1, Федерального закона РФ от 25 мая 1995 г. № 83-ФЗ как «противоречащие антимонопольному законодательству действия (бездействие) хозяйствующих субъектов или федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции». Согласно ч. 2 этой статьи положения данного Закона, относящиеся к хозяйствующим субъектам, распространяются на группу лиц.
Согласно ч. 1 этой же статьи «монопольно высокая цена – цена товара, устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, с целью компенсации необоснованных затрат, вызванных недоиспользованием производственных мощностей, и (или) получения дополнительной прибыли в результате снижения качества товара», «монопольно низкая цена – цена приобретаемого товара, устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве покупателя, в целях получения дополнительной прибыли и (или) компенсации необоснованных затрат за счет продавца, или цена товара, сознательно устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара, результатом установления которой является или может являться ограничение конкуренции посредством вытеснения конкурентов с рынка».
Товарный рынок – сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории РФ или ее части, определяемой исходя из экономической возможности покупателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами.
Анализ определения монополистической деятельности, а также связанных с ним конкретизирующих и детализирующих его понятий, содержащихся в Законе РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», и его сопоставление с определением монополистических действий в ч. 1 ст. 178 УК РФ показывает, что в антимонопольном законодательстве и уголовном законе «монополистическая деятельность» и ее синоним «монополистические действия» понимаются по-разному. В антимонопольном законодательстве понятием монополистической деятельности полностью охватывается понятие ограничения конкуренции и эти понятия соотносятся как целое и часть. По смыслу же уголовного закона это различные понятия, причем самостоятельные, соотносящиеся как целое и целое. В уголовно-правовом значении монополистические действия понимаются уже, чем монополистическая деятельность в смысле антимонопольного законодательства, и эти понятия соотносятся как часть и целое. Согласно ч. 1 ст. 178 УК РФ под монополистическими понимаются только «действия, совершенные путем установления монопольно высоких или монопольно низких цен», а ограничение конкуренции выделено в качестве самостоятельной категории.
Моментом окончания преступления, выразившегося в монополистических действиях, совершенных путем установления монопольно высоких или монопольно низких цен, является фактическое установление субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, монопольно высоких или монопольно низких цен.
В основе понятия ограничения конкуренции лежат определения конкуренции и недобросовестной конкуренции, содержащиеся в ч. 1 ст. 4 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности».
Ограничение конкуренции, представляя собой разновидность недобросовестной конкуренции, является признаком, характеризующим объективную сторону рассматриваемого состава преступления, когда оно выражается альтернативно в любом из следующих деяний: 1) разделе рынка; 2) ограничении доступа на рынок; 3) устранении с рынка других субъектов экономической деятельности; 4) установлении единых цен или 5) поддержании единых цен.
Ограничение конкуренции путем совершения перечисленных деяний осуществляется, как это вытекает из содержания ч. 1 ст. 6 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», в результате соглашения или согласованных действий конкурирующих хозяйствующих субъектов, в том числе потенциальных конкурентов, имеющих или могущих иметь в совокупности долю на рынке определенного товара более 35%, либо, что следует из положения, закрепленного в ч. 1 ст. 7 этого Закона, посредством принятия актов и (или) совершения действий федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ или органами местного самоуправления, «которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминирующие или, напротив, благоприятствующие условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты и действия имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов или граждан»*.

*Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 22. Ст. 1977.

Раздел рынка может быть осуществлен, как предусмотрено ч. 1 ст. 6 и ст. 8 названного Закона, «по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей – заказчиков» и выразиться, например, в запрете федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ или органами местного самоуправления на продажу, покупку, обмен или приобретение товаров из одного региона РФ – республики, края, области, района, города, района в городе – в другой, либо в аналогичных по содержанию соглашении или согласованных действиях конкурирующих хозяйствующих субъектов, либо в таких же действиях хозяйствующего субъекта, который занимает доминирующее положение на товарном рынке.
Препятствия доступу на рынок – это, например, навязывание хозяйствующему субъекту условий договора, не выгодных ему или не относящихся к предмету договора; включение в договор дискриминирующих условий, ставящих хозяйствующего субъекта в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами; необоснованное предоставление льгот конкурирующим хозяйствующим субъектам, ставящих их в преимущественное положение по отношению к хозяйствующему субъекту, претендующему на участие в товарном рынке.
Устранение с рынка других субъектов экономической деятельности может проявиться, в частности, в распространении ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки вытесняемому с рынка хозяйствующему субъекту или нанести ущерб его деловой репутации; во введении потребителя в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств или качества товара, выпускаемого на рынок вытесняемым с него хозяйствующим субъектом; в некорректном сравнении производимых или реализуемых последним товаров с товарами других хозяйствующих субъектов; в установлении необоснованного запрета на производство и продажу определенных видов товаров вытесняемым с рынка хозяйствующим субъектом; в уничтожении или повреждении его товаров и т. д.
Установление единых цен может заключаться в объявлении на рынке одинаковой цены за определенный вид товара без учета затрат конкретного хозяйствующего субъекта на производство данного товара, расходов, связанных с его доставкой, хранением, естественной убылью и т.д. При этом, если установленные единые цены являются монопольно высокими или монопольно низкими, то налицо монополистические действия, связанные с установлением таких цен.
Поддержание единых цен может состоять в удержании одинаковых цен на определенные виды товаров на одном уровне путем регулирования количества товаров, выпускаемых на рынок, например удерживания их на складах, изъятия из обращения.
Моментами окончания преступления, выразившегося в ограничении конкуренции, являются фактически осуществленные соответственно раздел рынка по любому принципу, или ограничение доступа на рынок хотя бы одному хозяйствующему субъекту, или устранение с него других субъектов экономической деятельности, хотя бы одного, или установление единых цен, хотя бы на один вид товара; или поддержание единых цен, также хотя бы на один вид товара.
Субъект данного преступления специальный – лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся индивидуальным предпринимателем, или руководителем организации, занимающейся экономической деятельностью, или должностным лицом федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Совершающий данное преступление с применением насилия, угрозы его применения, угрозы уничтожения или повреждения чужого имущества осознает также, что совершает соответствующие действия и их общественную опасность, и желает их совершить. Виновный в совершении анализируемого преступления, связанного с уничтожением или повреждением чужого имущества, осознавая, что совершает деяния, указанные в диспозиции ч. 1 ст. 178 УК РФ, и их общественную опасность, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде уничтожения или повреждения чужого имущества и желает наступления этих последствий.
Частью 2 ст. 178 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака, характеризующих совершение деяния: 1) неоднократно; 2) группой лиц по предварительному сговору и 3) организованной группой. Содержание данных признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений.
Частью 3 ст. 178 УК РФ предусмотрено четыре особо квалифицирующих признака: 1) применение насилия; 2) угроза применения насилия; 3) уничтожение или повреждение чужого имущества и 4) угроза уничтожения или повреждения чужого имущества, а также указано на условие применения ч. 3 этой статьи, состоящее в отсутствии в содеянном признаков вымогательства. Содержание данных признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений против собственности. При этом, однако, следует учитывать, что: 1) последствия насилия в виде причинения легкого или средней тяжести вреда здоровью либо по неосторожности тяжкого вреда здоровью полностью охватываются составом преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 178 УК РФ, а совершение данного преступления, повлекшее умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, убийство или причинение смерти по неосторожности, представляет собой совокупность преступлений и квалифицируется по ч. 3 этой статьи и статье данного УК о соответствующем преступлении против личности; 2) при совершении рассматриваемого преступления предполагаемым моментом реализации угрозы применения насилия может быть как настоящее, так и будущее время; 3) деяние квалифицируется по ч. 3 ст. 178 УК РФ при отсутствии в нем признаков вымогательства, то есть лишь в случаях непредъявления виновным требования передачи чужого имущества или права на чужое имущество либо совершения каких-либо действий имущественного характера.
Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну (ст. 183 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления сложный – общественные отношения, обеспечивающие право индивидуальных предпринимателей коммерческих организаций, в том числе банков, на ограничение свободного доступа к информации, имеющей действительную или потенциальную коммерческую ценность как необходимое условие эффективной предпринимательской деятельности таких предпринимателей и организаций, в т.ч. банков; а также общественные отношения, обеспечивающие неприкосновенность личной жизни клиентов банков – физических лиц.
Предметом преступления являются документы и иные материальные носители сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну.
Коммерческая тайна, согласно ч. 1 ст. 139 ГК РФ, – это информация, имеющая действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, доступ к которой ограничен на законном основании и ее обладателем принимаются меры по охране ее конфиденциальности. Перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну определен Постановлением Правительства РСФСР «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» № 35 от 5 декабря 1991 г.*

*Собрание постановлений Совета Министров – Правительства Российской Федерации. 1992 №1-2 Ст. 7.

Дополнительно тем же Постановлением установлен запрет на отнесение к коммерческой тайне сведений о государственных и муниципальных предприятиях* до или в процессе их приватизации.

*В ГК РФ – государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. 113-115).

Банковская тайна, согласно ст. 26 Федерального закона РФ «О банках и банковской деятельности», – сведения об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов банка или иной кредитной организации. В соответствии со ст. 857 ГК РФ содержание понятия банковской тайны, содержащееся в указанной выше норме, дополняется сведениями о клиенте.
Сопоставление понятий «коммерческая тайна» и «банковская тайна» показывает, что второе поглощается первым. Из этого следует, что ограничения, относящиеся к перечню сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, распространяются в определенной мере и на банковскую тайну. Анализ показывает, что не могут составлять банковскую тайну сведения об участии должностных лиц* в организациях, занимающихся предпринимательской деятельностью.

*Перечень таких лиц дан в примечаниях к ст. 285 УК РФ.

Объективная сторона рассматриваемого преступления определяется законодателем как собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну любым (или несколькими) из четырех, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 183 УК РФ, способом: 1) похищение документов; 2) подкуп; 3) угрозы; 4) иной незаконный способ.
Под собиранием сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, в смысле ч. 1 ст. 183 УК РФ следует понимать действия в виде поиска, отбора, фиксации, предварительной обработки, накопления и хранения соответствующих данных любым незаконным способом.
Похищение документов как незаконный способ собирания сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, представляет собой противоправное изъятие из документооборота либо владения и (или) обращение в свою пользу или пользу другого лица надлежащим образом оформленного материального носителя сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, предназначенного для удостоверения юридически значимого факта или события*.

*См.. например, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева С.734, 736.

Носитель документа может иметь любую воспринимаемую человеком материальную форму: бумага, фото-, кино-, аудио- или видеопленка, лазерный диск, компьютерная запись на магнитном диске, магнитной ленте, перфоленте и др.
Исходя из буквального толкования диспозиции ч. 1 ст. 183 УК РФ, не имеет значения официальный характер документа, т.е. факт участия такого документа в официальном документообороте.
Подкуп – передача или обещание передачи лицу, обладающему сведениями, составляющими коммерческую или банковскую тайну либо имеющему доступ к таким сведениям, денег или иного имущества либо услуг имущественного характера в качестве платы за данные сведения.
Угроза – запугивание применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо распространением сведений, могущих причинить существенный вред правам и законным интересам лица, обладающего сведениями, составляющими коммерческую или банковскую тайну (лица, имеющего к ним доступ), либо таким же правам и интересам его близких.
Содержание понятий угрозы применением насилия, угрозы уничтожением или повреждением имущества и угрозы распространением сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам обладателя соответствующих сведений (лица, имеющего к ним доступ) либо таким же правам и интересам его близких, в основе соответствует содержанию подобных понятий, рассмотренных нами применительно к составу принуждения к совершению сделки (ст. 179 УК РФ) и составам иных преступлений.
Применение таких угроз для имеющего форму сделки собирания сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, следует дополнительно квалифицировать по ст. 179 УК РФ.
Применение угрозы убийством или применение тяжкого вреда здоровью в целях получения соответствующих сведений требует дополнительной квалификации содеянного по ст. 119 УК РФ, при условии, что у потерпевшего имелись основания опасаться осуществления данной угрозы.
Иной незаконный способ собирания сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, – любые действия в виде поиска, отбора, фиксации, обработки, накопления или хранения соответствующих сведений, совершенные с нарушением правил, предусмотренных законодательством.
Собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, сопряженное с неправомерным доступом к их компьютерным носителям ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, которое могло повлечь уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование такой информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, но не повлекло их по независящим от виновного обстоятельствам, требует дополнительной квалификации как покушение на неправомерный доступ к компьютерной информации (ч. 3 ст. 30 и ст. 272 УК РФ).
Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 183 УК РФ, следует считать оконченным с момента совершения любого из действий, направленных на собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, любым из указанных в диспозиции данной статьи способов: приготовление к собиранию соответствующих сведений ненаказуемо в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ.
Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, достигшее 16-тй лет, в т.ч. лицо, имеющее доступ к сведениям, составляющим коммерческую или банковскую тайну, в связи со служебным положением*. В последнем случае действия виновного требуют дополнительной квалификации по соответствующим нормам об ответственности за преступления, предусмотренные в гл. 23 или гл. 30 УК РФ.


*Мнение о том, что данная категория лиц может быть субъектом лиц деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, представляется нам не вполне обоснованным. См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 418.

Субъективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного альтернативными целями в виде разглашения либо незаконного использования.
Цель разглашения характеризуется намерением виновного без согласия владельца или иного лица, уполномоченного принимать решение об обнародовании таких сведений, сделать сведения, составляющие коммерческую или банковскую тайну, известными хотя бы одному постороннему лицу, т.е. лицу, не являющемуся законным владельцем этих сведений или не имеющему к ним доступа на законных основаниях.
В случае, если такие сведения затрагивают законные права, интересы не только их владельца, но и других лиц, согласие потерпевшего на их разглашение не исключает наличия в действиях виновного состава соответствующего преступления.
Способ разглашения данных сведений может быть любым: устный, письменный, с использованием средств массовой информации, в т.ч. компьютерных сетей.
Цель незаконного использования охватывает намерения виновного совершить с информацией, составляющей коммерческую или банковскую тайну, любые действия, связанные с извлечением коммерческой пользы таких сведений.
В ч. 2 ст. 183 УК РФ предусматривается уголовная ответственность за разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб.
Непосредственный объект данного преступления не отличается от непосредственного объекта деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК РФ.
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется совершением альтернативных действий в виде: 1) разглашения или 2) использования соответствующих сведений без согласия их владельца и последствием совершения таких действий в виде крупного ущерба.
Разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца – это не санкционированное всеми владельцами такой информации ознакомление с ней любым способом, хотя бы одного постороннего лица (т.е. лица, не являющегося владельцем и совладельцем данной информации или лица, не имеющего к ней доступа в силу закона или договора).
Незаконное использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца – это совершение с такой информацией любых незаконных сделок, а равно непосредственное применение ^ее самим виновным вопреки требованиям закона без согласия всех законных владельцев информации, связанные с извлечением ее коммерческой пользы.
Крупный ущерб – обязательное последствие деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ. Понятие крупного ущерба носит оценочный характер. Его содержание определяется правоприменителем с учетом его фактических размеров, объективной и субъективной его значимости для потерпевшей стороны, а также с учетом имущественного положения потерпевшего или реального финансового состояния и хозяйственного положения организации, понесшей ущерб*. Характер ущерба – имущественный или моральный – на признание такого ущерба крупным влияния не оказывает.

*Вывод о том, что крупным применительно к ст. 183 УК РФ следует признавать ущерб, равный или превышающий пятьсот минимальных размеров оплаты труда (см.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.Н. Панченко. С. 516), к сожалению, не имеет правовых оснований.

Обязательным признаком объективной стороны деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК РФ, является наличие причинной связи между разглашением или использованием сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, и последствием в виде крупного ущерба.
Признаки субъекта данного деяния совпадают с признаками субъекта деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК РФ.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного корыстным или иным личным мотивом по отношению к деянию в форме незаконного разглашения или в форме использования сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, и прямым либо косвенным умыслом по отношению к последствию в виде крупного ущерба*.

*Утверждение некоторых специалистов (см., например. Уголовное право Российской Федерации. Особ. часть / Под ред. Б.В Здравомыслова. С. 212) о том, что субъективная сторона данного преступления характеризуется обязательным наличием прямого умысла по отношению к последствию в виде крупного ущерба, представляется нам необоснованным, поскольку иная личная заинтересованность как один из мотивов данного преступления не исключает сознательного допущения или безразличного отношения к последствию в виде крупного ущерба

Понятия корыстной или иной личной заинтересованности как мотивов данного преступления по содержанию соответствуют содержанию данных понятий, рассмотренных нами применительно к составу нарушения правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК РФ).

§ 5. Преступления в сфере потребления материальных и иных благ
Преступления в сфере потребления материальных и иных благ – деяния, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие законные интересы потребления товаров и услуг как части сферы экономической деятельности, ответственность за которые предусмотрена ст. 180-182,184, 200 УК РФ.
Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ)
Непосредственный объект деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РФ, сложный – общественные отношения, обеспечивающие защищенность деловой репутации производителей товаров и услуг, их добросовестную конкуренцию, а также гарантии прав потребителей.
Деловая репутация производителей товаров и услуг относится к числу нематериальных благ (ст. 150 ГК РФ) и естественным образом обусловлена возможностью однозначной субъективной идентификации соответствующих товаров или услуг. Это положение вытекает также из содержания ст. 1 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г.*

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 42. Ст. 2322.

Добросовестная конкуренция производителей товаров и услуг как основанная на законе их состязательность на товарном рынке в значительной степени обусловлена способностью каждого из них односторонне воздействовать на общие условия товарного рынка*. Одним из инструментов этой способности являются средства субъектной идентификации товаров и услуг.

*См.: Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» от 22 марта 1991 года в редакции Федерального закона РФ от 25 мая 1995 года (ст. 49) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 22. Ст. 1977.

Незаконное использование товарного знака и иных средств идентификации товара или услуги также непосредственно посягает на интересы потребителей в части, относящейся к гарантиям эффективной защиты их прав в случаях приобретения товаров (получения услуг) ненадлежащего качества (ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей»).
Предметом рассматриваемого преступления могут альтернативно выступать:
1) товарный знак; 2) знак обслуживания; 3) наименование места происхождения товара; 4) сходные с ними обозначения для однородных групп товаров.
В соответствии со ст. 1 и 2 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров» товарный знак и знак обслуживания – это зарегистрированные в установленном порядке обозначения, обеспечивающие отличие соответственно товаров и услуг одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Применение логического толкования позволяет сделать вывод о том, что знак обслуживания – это вид товарного знака, используемого в сфере обслуживания. Согласно ст. 5 названного Закона в качестве товарного знака (соответственно знака обслуживания) могут выступать словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации, выполненные в любом цвете.
Наименование места происхождения товара, согласно ст. 30 и 31 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров», – это зарегистрированное в установленном порядке название (в том числе историческое) страны, населенного пункта, местности или другого географического объекта, применяемое для обозначения товара, используемые свойства которого преимущественно или исключительно определяются природными условиями и (или) людскими факторами данного географического объекта, за исключением названий, вошедших в РФ во всеобщее употребление вне связи с местом изготовления.
Сходные с товарным знаком, знаком обслуживания или наименованием места происхождения обозначения – это зарегистрированные в установленном законом порядке фирменное наименование юридического лица (ст. 54 ГК РФ) или коллективный знак как товарный знак союза, хозяйственной ассоциации и добровольного объединения предприятий, предназначенные для обозначения выпускаемых и (или) реализуемых ими товаров или услуг, обладающих едиными качественными или иными общими характеристиками (ст. 20 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров»)*.

*Существует и иной подход к толкованию понятия сходных обозначений (А.Э. Жалинсхий), при котором таковыми следует признавать обозначения, используемые в качестве товарного знака, тождественные или сходные до степени их смешения (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 412) Однако в этом случае незаконно используемое такое сходное обозначение не является однозначно чужим по отношению к виновному. Действия последнего подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ как самоуправство, если они причинили существенный вред владельцу или лицензиату товарного знака (знака обслуживания) и оспаривается им.

Исходя из систематического толкования полного содержания ст. 80 УК РФ, все виды упоминаемых в ч. 1 данной статьи обозначений должны быть чужими по отношению к виновному лицу.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РФ, имеет сложный характер и характеризуется альтернативными деяниями, имеющими соответственно материальный и формальный составы: 1) неоднократного незаконного использования перечисленных в данной норме предметов, либо 2) незаконного использования тех же предметов, причинившего крупный ущерб.
Под незаконным использованием чужого товарного знака (знака обслуживания) или сходных с ними обозначений следует понимать несанкционированное его изготовление, применение его на товарах и (или) их упаковке либо при оказании услуг, а равно несанкционированные ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товаров, обозначенных этим знаком или знаком, сходным с ним до степени смешения (в отношении однородных товаров), лицом, не являющимся владельцем данного товарного знака или его лицензиатом (ст. 4, 26 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров»)*. Из буквального толкования диспозиции ч. 1 ст. 180 УК РФ следует, что чужим по отношению к виновному может считаться только тот товарный знак (знак обслуживания), который имеет владельца или лицензиата.

*Согласно ст. 26 названного Закона лицензиатом является лицо, которому по лицензионному договору предоставлено право на использование товарного знака.

Оспариваемое владельцем товарного знака (знака обслуживания) использование данного знака лицензиатом в нарушение соответствующего лицензионного договора следует квалифицировать как самоуправство по ст. 330 УК РФ, если соответствующими действиями потерпевшему причинен существенный вред.
Незаконное использование места наименования места происхождения или сходных с ним обозначений состоит в применении их на товаре, упаковке, в рекламе, проспектах, счетах, бланках и иной документации, связанной с введением товара (услуги) в хозяйственный оборот, лицом, не являющимся владельцем товарного знака (знака обслуживания) или его лицензиатом, лицом, не обладающим свидетельством на право пользования наименованием места происхождения товара либо не зарегистрированным как обладатель сходного с ним обозначения.
Ответственность за данные незаконные действия наступает в случаях их неоднократного совершения или причинения ими крупного ущерба.
Понятие неоднократности как обязательного признака рассматриваемой формы незаконного использования товарного знака соответствует в основе содержанию понятия неоднократности как признака объективной стороны ранее рассмотренных преступлений.
Понятие крупного ущерба как последствия, являющегося обязательным признаком альтернативной формы рассматриваемого деяния, является оценочным. Стоимостная оценка ущерба определяется правоприменителем с учетом: величины упущенной выгоды; глубины и стойкости морального вреда, нанесенного деловой репутации законного владельца (лицензиата) соответствующих обозначений товаров; имущественного положения потерпевшего или финансово-хозяйственного состояния организации, которой был причинен ущерб; оценки потерпевшим значимости для него причиненного ущерба*; количества потребителей, которым был причинен ущерб; а также от характера и величины этого ущерба. Причинение потребителю товара (услуги) вреда путем обманного использования товарного знака или иного подобного обозначения на сумму, превышающую одну десятую часть минимального размера оплаты труда, следует квалифицировать как обман потребителей по ч. 1 ст. 200 УК РФ либо ч. 2 той же статьи, если ущерб для потребителя тем же способом был причинен на сумму, превышающую один минимальный размер оплаты труда.

*Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее рассматриваемое преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если достигнет примирения с потерпевшим

Незаконное использование перечисленных в ч. 1 ст. 180 УК РФ обозначений товаров или услуг следует считать оконченным с момента наступления для законного владельца (лицензиата или обладателя свидетельства) или для потребителя отрицательных последствий, причинно связанных с конкретной формой соответствующего незаконного действия.
Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, достигшее 16-ти лет, не являющееся действительным или предполагаемым законным владельцем (лицензиатом, обладателем свидетельства) соответствующего обозначения товара или услуги.
Субъективная сторона деяния в форме неоднократного незаконного использования указанных в ч. 1 ст. 180 УК РФ обозначений товаров и услуг характеризуется виной в форме прямого умысла, а причинившего крупный ущерб может характеризоваться виной как в форме прямого, так и косвенного умысла. Мотив и цель незаконного использования обозначений, указанных в ч. 1 ст. 180 УК РФ, на квалификацию содеянного по данной норме не влияют. Вместе с тем установление корыстной цели в совокупности с иными признаками может указывать на наличие в деянии признаков мошенничества (ст. 159 УК РФ) или обмана потребителей (ст. 200 УК РФ), а установление цели ограничения доступа на рынок или устранение с рынка владельца (лицензиата, обладателя свидетельства) соответствующих обозначений – на наличие в деянии признаков монополистических действий (ст. 178 УК РФ).
Признаки, характеризующие элементы состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 180 УК РФ, в значительной степени совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного ч. 1 той же статьи. Исключение составляют признаки, характеризующие: 1) непосредственный объект рассматриваемого деяния как общественные отношения, обеспечивающие приоритетную защиту интересов российского товарного рынка, товарного производства и потребителей. Предмет соответствующего деяния – предупредительная маркировка товарного знака или знака обслуживания, которую владелец последних вправе проставить рядом с товарным знаком (знаком обслуживания) или наименованием места происхождения товара или услуги с целью указания на факт регистрации данных обозначений в РФ (ст. 24 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров»); 2) объективную сторону рассматриваемого деяния как: а) неоднократное незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в РФ товарного знака (знака обслуживания) или наименования мест происхождения товара; б) незаконное использование такой маркировки, причинившее крупный ущерб; 3) субъект незаконного использования предупредительной маркировки, дополнительно охватывающий законных владельцев (лицензиатов, обладателей свидетельств) специальных обозначений, не зарегистрированных в РФ; 4) субъективную сторону рассматриваемого преступления как вину в форме прямого умысла на неоднократное использование соответствующей предупредительной маркировки либо прямого или косвенного умысла на причинение крупного ущерба в результате незаконного использования такой маркировки, при условии осознания виновным отсутствия необходимой регистрации у товарного знака (знака обслуживания) или наименования места происхождения товара, рядом с которыми проставлена данная маркировка.
Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления сложный – общественные отношения, обеспечивающие законные экономические интересы участников оборота изделий из драгоценных металлов, в том числе интересы потребителей таких изделий; а также официальный порядок государственного надзора за качеством изделий из драгоценных металлов, который регламентируется Положением о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов в Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 2 октября 1992 г., и Инструкцией по осуществлению пробирного надзора, утвержденной приказом Комитета РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням от 23 июня 1995 г.*

*См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1962. № 14. Ст. 1094

Предметом рассматриваемого преступления являются государственные пробирные клейма – приспособления для проставления специальных оттисков на изделиях из драгоценных металлов, подтверждающих их соответствие российским государственным стандартам качества таких изделий, и изготавливаемые в установленном официальным нормативным актом порядке.
Оттиск государственного пробирного клейма включает знак удостоверения и знак пробы, проставляемые совместно или отдельно.
С 1958 г. знак удостоверения государственного пробирного клейма СССР представлял собой контурное изображение пятиконечной звезды с помещенными внутри нее серпом и молотом (проставляется до настоящего времени), с 1994 г. – изображение правового профиля женской головы в кокошнике*.

*См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.Н. Панченко. С. 506.

Знак пробы представляет собой изображение трехзначного числа, показывающего количество весовых единиц драгоценного металла в тысяче весовых единиц сплава. В РФ для ювелирных изделий устанавливаются следующие пробы: для изделий из платины – 950; для изделий из золота – 375, 500, 583 (для изделий предприятий бытового обслуживания населения по заказам граждан из давальческого сырья), 585,750; для изделий из серебра – 800,830,875,925,960; для изделий из палладия – 850 (п. 5-6 Положения о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов в Российской Федерации).
В соответствии с упоминавшейся Инструкцией по осуществлению пробирного надзора государственные пробирные клейма включают два вида таких клейм: 1) пробирные клейма для механического клеймения; 2) клейма-электроды для электроискрового клеймения (п. 12.1), каждый из которых делится на три категории: а) рабочие, предназначенные для ежедневного пользования; б) запасные, предназначенные для замены пришедших в негодность; в) непригодные к работе (п. 12.2).
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется совершением с пробирными клеймами альтернативных несанкционированных действий в трех формах: 1) изготовления; 2) сбыта; 3) использования либо отличного от них действия в форме подделки государственного пробирного клейма.
Несанкционированным следует признавать любое действие из числа первых трех форм, совершенное с нарушением установленных действующими в РФ нормативными актами (Положение о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов в РФ, утвержденное Указом Президента РФ от 2 октября 1992 г., Инструкция по осуществлению пробирного надзора, утвержденная приказом Председателя Комитета РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням от 23 июня 1995 г., Положение о Российской государственной пробирной палате и о территориальной инспекции пробирного надзора, утвержденное приказом Председателя Комитета РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням от 30 ноября 1993 г.) правил изготовления, реализации и использования государственных пробирных клейм.
Несанкционированное использование именников – приспособлений для проставления оттисков, содержащих фирменное наименование или знак юридических и физических лиц, изготавливающих ювелирные и другие бытовые изделия из драгоценных металлов (ст. 13 Положения о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов), – следует квалифицировать по ст. 180 УК РФ.
Под несанкционированным изготовлением государственного пробирного клейма понимаются процессы создания или восстановления соответствующего предмета Монетным двором Гознака Министерства финансов РФ или Центральной государственной инспекцией пробирного надзора с нарушением установленного порядка, а равно результат такого создания или восстановления.
Несанкционированным сбытом государственного пробирного клейма следует признавать совершение лицом, которому данное имущество не было вверено или в отношении которого он не располагал служебными полномочиями, любой сделки, направленной на передачу другому юридическому или физическому лицу соответствующего предмета: продажа, сдача в прокат, передача в дар, в качестве предмета займа или товарного кредита и т.п. Сбыт государственного пробирного клейма лицом, которому оно было вверено, или с использованием им своего служебного положения по отношению к этому имуществу с корыстной целью следует квалифицировать по ст. 160 УК РФ как растрату.
Несанкционированным использованием государственного пробирного клейма следует признавать клеймение, процесс или результат проставления оттисков соответствующего клейма на изделии из драгоценного металла, совершенное с нарушением установленных правил. Видами такого несанкционированного использования могут быть: клеймение изделий из драгоценных металлов, не прошедших апробирования либо имеющих следы оттисков, откраса, отбела или позолоты; клеймение с проставлением номера пробы, не соответствующего результатам анализа (с завышением или занижением номера или применением номера пробы другого металла); нарушение правил переклеймения изделий из драгоценных металлов, заклейменных до введения метрической системы; клеймение ювелирных изделий из драгоценных металлов, произведенных за границей или ввезенных из-за границы, имеющих пробу ниже нижней границы проб, установленных для соответствующего вида драгоценного металла в РФ.
Изделиями из драгоценных металлов признаются изделия, изготовленные из золота, серебра, платины, палладия, радия, иридия, рутения или осмия, из сплавов данных металлов с цветными металлами (ст. 1,2 Положения о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов в РФ), с использованием различных видов художественной обработки, вставок из драгоценных, полудрагоценных, поделочных, цветных камней и других материалов, природного или искусственного происхождения или без них, применяемые в качестве украшений, различных утилитарных предметов быта и (или) декоративных целей (примечание к п. 4.3 Инструкции по осуществлению пробирного надзора).
Подделка государственных пробирных клейм – процесс или результат изготовления его организациями или лицами, не наделенными таким правом, либо незаконная его переделка, либо изготовление, хотя и уполномоченными организациями (лицами), но с нарушением единых технических требований к ним, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности.
Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 181 УК РФ, следует считать оконченным с момента выполнения любого из действий, перечисленных в диспозиции данной нормы. Наступление последствий в виде хищения чужого имущества или причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием либо в виде обмана потребителей требует дополнительной квалификации по соответствующим нормам Особенной части УК РФ.
Субъект данного преступления, как правило, специальный, т.е. лицо, наделенное определенными полномочиями по изготовлению, хранению или использованию соответствующих пробирных клейм. Исключение могут составлять лишь некоторые формы несанкционированного сбыта или подделки государственных пробирных клейм, субъектом которых может быть любое лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона нарушения правил изготовления и использования государственных пробирных клейм характеризуется виной в форме прямого умысла по отношению к действиям, перечисленным в ч. 1 ст. 180 УК РФ, и альтернативным мотивом в виде корыстной или иной личной заинтересованности.
Квалифицирующие признаки рассматриваемого деяния: 1) неоднократность и 2) совершение преступления организованной группой по своему основному содержанию совпадают с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных видов преступлений.
Заведомо ложная реклама (ст. 182 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого деяния сложный – общественные отношения, обеспечивающие гарантии прав потребителей рекламируемых товаров, работ и услуг, соблюдение установленного порядка рекламы последних, добросовестную конкуренцию, деловую репутацию участников рынка, а также имущественные права потребителей рекламы.
Предметом преступления в виде заведомо ложной рекламы является любой материальный носитель, позволяющий распространять в любой форме с помощью любых средств информации сведения о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях (рекламная информация), предназначенные для неопределенного круга лиц и призванные формировать или поддерживать интерес к физическому, юридическому лицу, товарам, идеям и начинаниям и способствовать реализации товаров, идей и начинаний (ст. 2 Федерального закона РФ «О рекламе» от 18 июля 1995 г.)*.

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 30. Ст. 2864.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется как использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также изготовителей (исполнителей, продавцов), причинившее значительный ущерб.
Под товаром, исходя из содержания ч. 1 ст. 454 ГК РФ, следует понимать вещь (т.е. материальный объект внешнего мира), предназначенную для купли-продажи. Согласно ч. 5 той же статьи товаром может выступать также и электрическая энергия.
Работа (в смысле, в котором это понятие используется в тексте ст. 182 УК РФ) – это совокупность действий, направленных на создание какой-нибудь ценности, которую одно лицо (лица) обязано совершить в пользу другого лица в силу договора или закона.
Услуга – это действие (акт бездействия), которое одно лицо обязано совершить в пользу другого лица в силу договора или закона*.

*См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. С.174,327.

При этом, однако, следует иметь в виду, что в некоторых нормативных актах РФ понятия работы и услуги фактически отождествляются*.

*См., например: Правила бытового обслуживания населения в РФ. Постановление Совета Министров – Правительства Российской Федерации № 536 от 8 июня 1993 г. М.: Маркетинг, 1994. С. 138.

Определение понятий изготовитель, исполнитель и продавец даны в преамбуле к Закону РФ «О защите прав потребителей»*.

*См.: Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. в ред. Федерального закона РФ от 9 января 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996, № 3. Ст.140.

Исполнитель – организация независимо от ее формы собственности, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.
Продавец – организация независимо от ее формы собственности, а также индивидуальный предприниматель, реализующие товары потребителям по договору купли-продажи.
Под заведомо ложной информацией относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов) следует понимать любые ложные, т.е. не соответствующие действительности, сведения о названных объектах, характер которых был известен рекламодателю, рекламопроизводителю или рекламораспространителю до момента окончания выполнения ими соответствующих действий. Характер действий, выполняемых каждой из названных категорий лиц, вытекает из нормативных определений их статусов, содержащихся в ст. 2 Федерального закона РФ «О рекламе». Ложной может быть признана любая информация о качестве, количестве, цене, порядке приобретения (выполнения, оказания), гарантийном сроке, сроке годности и иных значимых свойствах рекламируемых товаров, работ или услуг, а также о наименовании, товарном знаке, организационно-правовой форме, юридическом адресе, финансовом состоянии или хозяйственном положении и иных значимых признаках изготовителей, исполнителей или продавцов.
Исходя из систематического толкования Федерального закона РФ «О рекламе» и УК РФ, понятием использования в рекламе соответствующей информации охватывается совершением таких действий, как: 1) предоставление исходной информации для производства, размещения и распространения рекламы; 2) полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме; 3) размещение рекламной информации любым способом; 4) распространение рекламной информации любым способом.
Обязательными признаками объективной стороны рассматриваемого преступления являются последствие в виде причинения значительного ущерба и наличие причинно-следственной связи между использованием в рекламе заведомо ложной информации об объектах рекламирования и последствием в виде значительного ущерба.
Понятие значительного ущерба является оценочным, т.е. определяемым право-применителем с учетом фактических размеров причиненного вреда и имущественного положения потерпевшей стороны. Однако при этом необходимо учитывать, что: 1) рассматриваемое преступление относится к преступлениям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ); 2) ст. 182 УК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 200 того же УК .
Учет первого обстоятельства предполагает возможность освобождения виновного от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), из чего вытекает обязанность правоприменителя принимать во внимание и оценку значительности причиненного ущерба самим потерпевшим.
Необходимость учета второго обстоятельства вызвана тем, что заведомо ложная реклама является самостоятельной формой обмана потребителей (ст. 200 УК РФ) и ее общественная опасность выше общественной опасности обмана потребителей в значительном размере согласно ч. 1 ст. 200 УК РФ*, но ниже общественной опасности обмана того же деяния в крупном размере**. В этой связи размер значительного ущерба, причиненного потребителю заведомо ложной рекламой, должен находиться в границах от одной десятой до одного минимального размера оплаты труда***. Данное положение не распространяется на случаи причинения значительного ущерба лицам, не являющимся потребителями.

*Верхние границы наказаний за данные преступления равны, а нижняя граница наказания за заведомо ложную рекламу выше нижней границы, указанной в санкции ч. 1 ст. 200 УК РФ.
**Наиболее суровым наказанием за обман потребителей, согласно санкции ч. 2 ст. 200 УК РФ, является лишение свободы на срок до трех лет, в то время как наиболее суровым наказанием за заведомо ложную рекламу является лишение свободы на срок до двух лет.
***Согласно примечанию к ст. 200 УК РФ обманом в значительном размере признается обман, причинивший ущерб потребителям в сумме, превышающей одну десятую часть минимального размера оплаты труда, а в крупном размере – в сумме не менее одного минимального размера оплаты труда.

Причинение потребителю заведомо ложной рекламой ущерба, превышающего один минимальный размер оплаты труда, требует дополнительной квалификации содеянного по ч. 2 ст. 200 УК РФ.
Исходя из буквального толкования диспозиции ст. 182 УК РФ, существенный вред может быть причинен как потребителю рекламы, так и иным юридическим и физическим лицам, в том числе рекламодателю, рекламопроизводителю или рекламораспространителю.
Характер значительного ущерба, причиненного заведомо ложной рекламой, может быть любым: прямой ущерб, упущенная выгода, моральный вред, за исключением причинения вреда жизни или здоровью.
Моментом окончания рассматриваемого преступления следует считать момент причинения соответствующего ущерба.
Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, достигшее 16-ти лет, являвшееся на момент совершения преступления рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем. В случаях, когда рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем является юридическое лицо, субъектом преступления в виде заведомо ложной рекламы может выступать физическое вменяемое лицо, имеющее статус, предусмотренный в прим. 1 к ст. 201 УК РФ или в прим. 1 к ст. 285 УК РФ.
Нормативные определения Понятий рекламодателя, рекламопроизводителя и рекламораспространителя, служащие основой характеристики субъекта рассматриваемого преступления, даны в ст. 2 Федерального закона РФ «О рекламе», согласно которой:
рекламодатель – это «юридическое или физическое лицо, являющееся источником рекламной информации для производства, размещения, последующего распространения рекламы»;
рекламопроизводитель – это «юридическое или физическое лицо, осуществляющее полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме»;
рекламораспространитель – это «юридическое или физическое лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств радиовещания, телевизионного вещания, а также каналов связи, эфирного времени и иными способами».
Субъективная сторона заведомо ложной рекламы характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного корыстным мотивом. Содержание корыстного мотива при заведомо ложной рекламе в основе совпадает с содержанием корыстного мотива, характеризующего субъективную сторону ранее рассмотренных преступлений.
Наличие иной, не корыстной заинтересованности как мотива заведомо ложной рекламы указывает на необходимость квалификации содеянного по ст. 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» в случае, если последствием такой рекламы стало причинение имущественного ущерба.
Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ)
Непосредственный объект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 184 УК РФ, сложный – общественные отношения, обеспечивающие интересы честного предпринимательства в области проведения профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, установленный порядок проведения профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также имущественные интересы организаторов, участников таких соревнований и конкурсов, потребителей соответствующих информационно-развлекательных услуг, интересы службы в коммерческих и иных организациях, государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
Согласно ч. 1 ст. 23 Основ законодательства РФ о физической культуре и спорте от 27 апреля 1993 г. в ред. Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г., профессиональный спорт – это коммерческо-спортивная деятельность, предусматривающая экономическую эффективность и высокую информационно-развлекательную ценность спортивно-зрелищных мероприятий (в том числе соревнований)*.

*См Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993 № 22 Ст. 784.

Предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 184 УК РФ, могут выступать деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также услуги имущественного характера. К числу указанных благ, которые обычно выступают предметом подкупа*, следует отнести также в соответствии со ст. 128 ГК РФ имущественные права (например, право на получение льготного кредита).

*См , например Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю И. Скуратова и В.М. Лебедева С 184

Объективная сторона данного преступления характеризуется как подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторов и членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Профессиональное спортивное соревнование – это коммерческое, т.е. преследующее цель извлечения прибыли в качестве одной из основных, спортивно-зрелищное мероприятие, имеющее высокую информационно-развлекательную ценность, проводимое с участием профессиональных спортсменов.
Правила проведения профессиональных соревнований устанавливаются федерациями профессионального спорта, создаваемыми на международном, региональном и национальном уровнях.
Профессиональный спортсмен – лицо, занимающееся одним или несколькими видами спорта, выступающими в качестве единственного, основного или существенного дополнительного источника доходов данного лица.
Спортивные судьи (рефери, арбитры) – лица, уполномоченные на выставление оценки, определение победителя (призеров) спортивного соревнования, а также на оценку степени соблюдения участниками соревнования установленных правил и определения вида и размера специальных взысканий, подлежащих применению к нарушителям соответствующих правил.
Тренер – специалист, участвующий в подготовке спортсменов к соревнованиям (в рассматриваемом случае – к профессиональным) либо организующий такую подготовку.
Руководитель команды – лицо, наделенное управленческими функциями по отношению к сборной или клубной команде спортсменов (в данном случае -профессиональных).
Организатор спортивного соревнования – лицо, наделенное управленческими функциями по подготовке и проведению или обеспечению профессионального спортивного соревнования (президент, вице-президент федерации профессионального спорта, президент (директор) профессионального спортивного клуба и др.).
Другой участник профессионального спортивного соревнования – лицо, на которое возложено выполнение тех или иных функций, связанных с подготовкой, проведением или обеспечением спортивного соревнования (в данном случае – профессионального), но не относящемся к числу управленческих (врач спортивной команды, помощник тренера, технические специалисты, обеспечивающие работу измерительной аппаратуры, и т. п.).
Зрелищный коммерческий конкурс – преследующее цель извлечения прибыли информационно-развлекательное мероприятие, эксплуатирующее зрительский интерес и имеющее форму публичного конкурса, игры или пари.
Правила проведения зрелищных коммерческих конкурсов устанавливаются их организаторами с учетом положений ст. 1057, 1062, 1063 ГК РФ.
Организатор зрелищного коммерческого конкурса – лицо, наделенное управленческими функциями, связанными с подготовкой, проведением, обеспечением такого конкурса.
Член жюри зрелищного коммерческого конкурса – лицо, входящее в состав коллегиального органа, наделенного правом: выставления оценок участникам данного конкурса; определения его победителей (призеров) в соответствии с правилами проведения такого конкурса.
Подкуп – передача любому из перечисленных в диспозиции ч. 1 ст. 184 УК РФ лиц денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно предоставление любому из таких лиц услуг имущественного характера, выступающих в качестве условий влияния на результаты соответствующих соревнований и конкурсов в интересах подкупающего или третьих лиц.
Моментом окончания рассматриваемого преступления следует считать момент передачи обусловленного незаконным соглашением имущества или прав на него либо услуг имущественного характера лицам, указанным в диспозиции ч. 1 ст. 184 УК РФ.
Принятие предмета подкупа виновным не является обязательным признаком объективной стороны данного преступления. Такой подход представляется нам оправданным с точки зрения общих принципов определения момента исполнения обязанностей по передаче предмета сделки*, а также исходя из принципов определения момента окончания преступления в виде коммерческого подкупа**, частной формой которого является рассматриваемое преступление.

*См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 9.
**См., например. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. С. 204.

Субъект рассматриваемого преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.
Субъективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 184 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного целью оказания влияния на результаты соответствующих соревнований или конкурса. Конкретное содержание такой цели может быть различным: занижение спортивных результатов одних участников и завышение результатов других, фальсификация результатов жеребьевки, ухудшение условий тренировок, срыв программ технического обеспечения, создание технических возможностей для влияния на результаты игры с использованием тотализатора и др. Вместе с тем установление цели влияния на результаты профессиональных спортивных соревнований или зрелищных коммерческих конкурсов, связанного с воздействием на организм спортсмена против его воли, требует дополнительной квалификации содеянного как приготовление к преступлениям против жизни или здоровья при условии наличия в содеянном признаков тяжкого или особо тяжкого преступления, посягающего на данные ценности.
Мотивы (корысть, месть, подрыв деловой репутации, ревность и др.) совершения данного преступления для квалификации содеянного по ч. 1 ст. 184 УК РФ значения не имеют. Однако установление корыстного мотива совершения рассматриваемого преступления может указывать на наличие также и признаков приготовления к мошенничеству, если последнее будет обладать одним или несколькими квалифицирующими либо особо квалифицирующими признаками, перечисленными в ч. 2 и 3 ст. 159 УК РФ.
Квалифицирующие признаки анализируемого деяния указаны в ч. 2 ст. 184 УК РФ: а) неоднократность; б) совершение деяния организованной группой, по своему содержанию в основе совпадают с аналогичными признаками ранее рассмотренных преступлений.
Непосредственный объект преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 184 УК РФ, сложный, совпадающий по своему содержанию с объектом преступления, очерченного в ч. 1 той же статьи.
Предмет деяния, ответственность за которое установлена в ч. 3 ст. 184 УК РФ, отличается от предмета преступления, предусмотренного ч, 1 той же статьи. В содержание первого не входят имущественные права.
Объективная сторона преступления, наказываемого в соответствии с ч. 3 ст. 184 УК РФ, характеризуется незаконным получением спортсменами денег, ценных бумаг или иного имущества или пользованием услугами имущественного характера.
Понятия денег, ценных бумаг, иного имущества и услуг имущественного характера рассмотрены применительно к составам иных преступлений (например, деяния, предусмотренного ст. 174 УК РФ).
Под незаконным получением спортсменом указанных предметов, перечень видов которых является исчерпывающим, следует понимать любую форму установления фактического или юридического обладания данными предметами, противоречащего законодательству РФ, положениям контракта, заключенного с данным спортсменом, а также правилам проведения соответствующего спортивного соревнования.
Незаконное получение денег, ценных бумаг на предъявителя и иного движимого имущества следует считать оконченным с момента фактического принятия их виновным.
Незаконное пользование услугами имущественного характера – это извлечение полезных свойств возмездных услуг имущественного характера без оплаты или с меньшей оплатой либо в нарушение запретов, установленных правилами проведения профессиональных спортивных соревнований. Незаконное пользование услугами имущественного характера следует считать оконченным с момента их фактического получения виновным.
Субъектом данного преступления может быть профессиональный спортсмен*, понятие которого было проанализировано применительно к деянию, охарактеризованному в ч. 1 ст. 184 УК РФ, достигший 16-ти лет.

*Употребление законодателем понятия «спортсмен» в тексте ч. 2 ст. 184 УК РФ во множественном числе, не исключает, как показывает систематическое толкование УК РФ, возможности привлечения к ответственности за подобное преступление одного лица.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 184 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла, конкретизированного осознанием спортсменом цели передаваемых ему денег, ценных бумаг или иного имущества, а равно предоставления ему услуг. Наличие у виновного цели оказания влияния на результаты участия в спортивном соревновании других спортсменов следует квалифицировать не по ч. 3, а по ч. 4 ст. 184 УК РФ как незаконное получение иным участником материальных благ с соответствующей целью.
Непосредственный объект и предмет преступления, наказываемого в соответствии с ч. 4 ст. 184 УК РФ, тождественны соответственно объекту и предмету деяния, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 184 УК РФ. Объективная сторона данного деяния характеризуется совершением альтернативных действий: 1) незаконным получением денег, ценных бумаг или иного имущества либо 2) незаконным пользованием услугами имущественного характера.
Субъектом данного преступления могут быть: 1) спортивные судьи, тренеры, руководители команд и другие участники и организаторы спортивных соревнований; 2) организаторы и члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Субъективную сторону соответствующего деяния составляет прямой умысел, конкретизированный целью оказания влияния на результаты спортивных соревнований.
Содержание названных элементов и признаков состава преступления, описанного в ч. 4 ст. 184 УК РФ, в значительной степени совпадает с содержанием аналогичных элементов и признаков других деяний, предусмотренных ст. 184 УК РФ. Вместе с тем, следует учитывать, что буквальное толкование содержания ч. 4 ст. 184 УК РФ: 1) позволяет относить к числу субъектов данного деяния профессиональных спортсменов (других участников профессиональных спортивных соревнований); 2) необоснованно бы исключало из числа целей данного преступления оказание влияния на результаты коммерческого конкурса. Логическое толкование норм ст. 184 УК РФ требует включения соответствующей цели в перечень целей данного преступления.
Обман потребителей (ст. 200 УК РФ)
Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере потребления материальных благ, связанной с торговлей и бытовым обслуживанием населения, а также общественные отношения, обеспечивающие имущественные интересы потребителей.
Предметом данного преступления являются имущество в виде любых товаров – продовольственных или промышленных, имеющих государственную или свободную цену, либо деньги*. В случаях оказания услуг предметом преступления являются деньги или иное имущество, которые потребителем соответственно переплачены или передано сверх фактически установленной государственной или свободной (договорной) цены. Размер предмета – имущества или денег, переданного или переплаченных сверх фактически установленной государственной или свободной (договорной) цены, – должен быть, согласно ч. 1 ст. 200 УК РФ, значительным. На основании примечания к ст. 200 УК «обманом потребителей в значительном размере признается обман, причинивший потребителям ущерб в сумме, превышающей одну десятую часть минимального размера оплаты труда».

*См.: Галахова А.В. Уголовная ответственность за хозяйственные преступления. М.: Юрид. лит., 1987. С. 65.

Объективную сторону рассматриваемого преступления характеризует альтернативно одно из следующих действий: 1) обмеривание, 2) обвешивание, 3) обсчет, 4) введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги), 5) иной обман.
Обмеривание, обвешивание – это отпуск товара потребителю в меньшем количестве, чем то, которое оплачено.
Обсчет – это завышение обусловленной продавцом или подрядчиком, с одной стороны, и потребителем – с другой, цены товара или стоимости услуги, предусмотренных сделкой, то есть обман в цене товара или стоимости услуги.
Введение в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара представляет собой обман потребителя в свойствах или качестве товара, состоящий в указании более высоких свойств или качества по сравнению с действительными.
Иной обман – это введение потребителя в заблуждение относительно истинной цены товара или стоимости услуги, срока гарантии и т. д., связанное с причинением потребителю имущественного вреда.
Признаком объективной стороны анализируемого состава преступления является место совершения преступления – организация, осуществляющая реализацию товаров или оказывающая услуги – магазин, другое предприятие, выполняющее эти функции, либо место, где гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя в сфере торговли (услуг), осуществляет торговлю либо оказывает услуги или принимает и оформляет заказы на них – павильон, киоск, лоток, иное временное сооружение и т. п.
Данное преступление признается оконченным с момента завершения действий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 200 УК РФ, то есть после расчета потребителя с продавцом или подрядчиком и принятия первым товара или услуги при условии, что обман совершен в значительном размере.
Субъект преступления специальный – лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся, что вытекает из содержания диспозиции ч. 1 ст. 200 УК РФ, постоянным или временным работником организации, осуществляющей реализацию товаров или оказывающей услуги населению, лицо гражданином, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя в сфере торговли (услуг). Лицо, не являющееся постоянным или временным работником указанной организации и не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя в сфере торговли (услуг), при совершении обмана потребителей несет ответственность за мошенничество*.

*См. также: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М.: Вердикт, 1994. С. 266-267.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется ви-1 ной в форме прямого умысла.
Частью 2 ст. 200 УК РФ предусмотрены три квалифицирующих признака. Это совершение деяния: 1) лицом, ранее судимым за обман потребителей (п. «а»); 2) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «б») и 3) в крупном размере (п. «в»).
Первый квалифицирующий признак – совершение обмана потребителей лицом, ранее судимым за обман потребителей, – имеется при условии, что лицо до совершения обмана потребителей было осуждено по ст. 200 УК РФ либо по ст. 156 УК РСФСР, если приговором о преступлении, предусмотренном ст. 156 УК РСФСР, установлены признаки состава преступления, предусмотренного ст. 200 УК РФ, и судимость за него не была погашена или снята в порядке, установленном уголовным законом.
Содержание второго квалифицирующего признака раскрыто применительно к составам преступлений, предусмотренных ст. 178 и 191 УК РФ. При совершении обмана потребителей лицом, обладающим всеми признаками специального субъекта этого преступления, совместно и по предварительному сговору с другим лицом, не обладающим такими признаками, данный квалифицирующий признак отсутствует и последнее является не соисполнителем группового преступления, а иным соучастником – организатором, подстрекателем или пособником – и несет уголовную ответственность по ст. 200 УК РФ, кроме п. «б» ее ч. 2, со ссылкой на ст. 33 этого УК .
Особенностью совершения обмана потребителей организованной группой является то, что хотя бы один участник такой организованной группы обладал всеми признаками специального субъекта обмана потребителей. Другие участники организованной группы как выполняющие в ней строго определенные роли могут не обладать такими признаками, однако должны обладать признаками общего субъекта преступления.
Третий квалифицирующий признак налицо тогда, когда обман потребителей совершен в сумме не менее одного минимального размера оплаты труда (примечание к ст. 200 УК РФ).

§ 6. Преступления в сфере внешнеэкономической деятельности
Преступления в сфере внешнеэкономической деятельности – это деяния, предусмотренные ст. 188-190, 193 УК РФ, непосредственно посягающие на общественные отношения, обеспечивающие законные экономические интересы, связанные с перемещением через таможенную границу РФ товаров и услуг.
Контрабанда (ст. 188 УК РФ)
Непосредственный объект деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ, -общественные отношения, обеспечивающие интересы российских и зарубежных товаропроизводителей, а также бюджетные интересы РФ в части формирования его посредством таможенных платежей.
Предметом контрабанды, предусмотренной ч. 1 ст. 188 УК РФ, могут быть любые товары и предметы, за исключением указанных в ч. 2 ст. 188 того же УК , а также недвижимого имущества, помимо перечисленного в ч. 2 ст. 188 УК РФ.
Товар, согласно п. 4 ст. 18 Таможенного кодекса РФ (в дальнейшем – ТК)*, -это любое движимое имущество, в том числе валюта и валютные ценности, электрическая, тепловая, иные виды энергии, за исключением транспортных средств, указанных в п. 4 ст. 18 ТК.

<<

стр. 4
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>