стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Алексей Александрович КЛИШИН




ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
СОБСТВЕННОСТИ НЕКОММЕРЧЕСКИХ
ОРГАНИЗАЦИЙ




Москва: РИЦ ИСПИ РАН, 2000 г.
Глава I.
СОБСТВЕННОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ КАК ПОНЯТИЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ И
ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ.
Следует признать, что юридически существует одно право собственности с единым,
одинаковым для всех собственников набором правомочий (т.е. содержанием), у которого
могут быть лишь различные субъекты. В силу этого необходимость в выделении различных
видов права собственности (форм собственности) не является главной целью настоящего
исследования. В данной работе весьма схематично используется традиционная
классификация прав собственности юридических лиц по признаку их принадлежности
различным видам юридических лиц1 (юридические лица частного и публичного права,
корпорации и учреждения, коммерческие и некоммерческие и т.д.)2, так как предметом
данного исследования является собственность только некоммерческих юридических лиц.
Институт собственности юридических лиц вначале будет рассмотрен без сравнительной
характеристики по типам и видам некоммерческих организаций. Это будет сделано в даль-
нейших наших исследованиях и публикациях. В данной же работе будут приведены лишь
схемы и классификации для более наглядной демонстрации сделанных выводов по ре-
зультатам анализа действующего отечественного и зарубежного законодательства и
судебной практики. Исходя из общности понятий собственности юридических и физических
лиц в национальном гражданском праве, право собственности юридических лиц будет
рассмотрено с точки зрения соотношения с концептуальным понятием собственности
вообще и подходами к нему отечественного и зарубежного права.
Собственность по превалирующему мнению современных отечественных и зарубежных
цивилистов является категорией больше экономической, чем юридической, и в этом смысле
экономическое содержание отношений собственности характеризуется четырьмя основными
чертами. Во-первых, тем, что лицо (юридическое, физическое или иное3 присваивает (имеет)
некие материальные блага (имущество, вещи), тем самым отчуждая их у кого-либо. С этой
точки зрения, любая собственность является частной, оформляя принадлежность вещей
конкретным субъектам - физическим и юридическим лицам и, в частности, некоммерческим
организациям (в том числе и государству, которое как самостоятельный субъект выполняет в
определенных случаях функции собственника, например, — учреждений - особого вида
некоммерческих организаций)4. Во-вторых, присвоение имущества связано с осуществле-
нием над ним хозяйственного господства, т.е. возможностью свободно использовать
(единолично, коллективно, потребляя, сберегая и т.д.). В-третьих, лицо, присвоившее
имущество, получает не только благо, но и обязанность нести бремя (содержать имущество,
содержать в состоянии и надлежащим образом, не препятствующем осуществлению своих
прав другими собственниками, бремя ремонта, риска случайной гибели вещи и др.)5.
Поэтому ст. 210 Гражданского Кодекса РФ специально подчеркивает необходимость для
собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или
договором это бремя или его часть не возложены на иное лицо. В-четвертых, необходимо
правовое оформление права собственности, для закрепления трех предыдущих пунктов.
Следовательно, в понятие собственности включаются отношения между людьми плюс все

1
См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.,1947; Братусь С.Н.
Субъекты гражданского права. М.,1950. Гл. VI-VIII; Комментарий части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. Гл. VI.
2
См. также: Мозолин В.П. Корпорации, монополии и право в США. М., 1966.
3
Зарубежные аналоги юридических лиц, состоящие из одного физического лица (one man company, la
societe inipersonnelle, Einmanngesellschaft) или групп, общество, фондов одного лица до сих пор оспаривают
свою принадлежность в классификации юридических лицо, что часто критикуется отечественными авторами.
См.: Мусин В.П. Одночленные корпорации в буржуазном праве // «Правоведение». 1981, № 4.
4
Единственный вид некоммерческих организаций, не являющийся собственником своего имущества
(п.1 ст.120 ГК РФ).
5
Эту сторону содержания отношений собственности в современной литературе обосновал Д.Н.
Сафиуллин (см.: Право собственности в СССР. М., 1989. С. 43).
вышеперечисленные четыре компонента.
Данная точка зрения разделяется многими современными российскими авторами
(Е.А.Сухановым, В.П.Мозолиным, В.С.Емом, Е.В.Кулагиной, А.Е.Шерстобитовым,
С.М.Корнеевым, И.А.Зениным, Т.С.Мартьяновой и др.), и именно эту позицию
поддерживает автор данной работы, что явится основанием всех остальных выводов и
заключений. Итак, собственность это сложный социальный феномен. Различные воззрения
на собственность были вызваны комплексным воздействием тех или иных исторических ус-
ловий или событий, экономическим строем, социальной структурой, господствующей
идеологией и культурным развитием общества, в котором жили известные просветители,
разрабатывающие теоретические положения о собственности. В настоящее время известны
социально-философская, экономическая, нравственная, философско-правовая концепции
собственности и теория имущественных прав.
Что же представляет из себя собственность юридических лиц? С какого момента к ней стали
проявлять интерес? Как соотносится понятие собственности и права собственности
юридических лиц и далее некоммерческих организаций как собственников имущества?
Почему право собственности некоммерческих организаций должно носить целевой -
уставной характер и почему одни некоммерческие организации имеют этого права «больше»
чем другие? Как рассматривают зарубежные цивилисты право собственности юридических
лиц и почему их позиции значительно отличаются от российских? И, наконец, как
ограничивает или расширяет существующее законодательство и практика современные
условия работы некоммерческих организаций и что можно было бы изменить для более
успешной реализации некоммерческими организациями своего права собственности?
Известные толкователи определяют собственность либо как имущество, принадлежащее
кому-нибудь, чему-нибудь1, либо как принадлежность чего-нибудь кому-нибудь2.
Экономическая концепция собственности исходит из того, что собственность — это
исторически изменчивое, обусловленное, главным образом, развитием производительных
сил, явление, имеющее повсеместное распространение и по-разному регулируемое, от чего в
значительной степени зависит и тип экономической системы. В советский период в нашей
стране преобладал именно этот взгляд. И, возможно, по традиции он же доминирует и по-
ныне. Собственность определялась как исторически развивающиеся (изменяющиеся)
общественные отношения (либо их «система» или «форма»3) по присвоению элементов
материального богатства (в основном средств производства) различными лицами4.
Понятие собственности возникло намного раньше, чем понятие юридического лица, и в этом
смысле необходимо будет сделать небольшой экскурс, чтобы расширить представления о
собственности, помочь отойти от привычных и порой догматичных суждений и
проанализировать влияние истории на современные взгляды. Современное видение
собственности восходит к воззрениям Европейского Просвещения, которое унаследовало от
духовной культуры Ренессанса убеждение, что человек — это центр всей земной жизни и
активности. Так, Джон Локк в работе «Два трактата о правлении» формулирует положение о
том, что собственность не сводится к вещам, сумме материальных благ, а есть целостность,
включающая одновременно жизнь, свободу и имущество человека. Д.Локк рассматривает
свободу личности как великое основание собственности и обосновывает, что принцип
собственности составляет свободу человека. Персонификация собственности четко им не
определена: «Изъятие части того, что является общим, и извлечение его из состояния, в


1
Ожегов С.И., Шведов Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С.729.
2
Шкредов В.П. Метод исследования собственности в «Капитале» К.Маркса. М., 1973. С.246.
3
О формах собственности см.: Суханов Е.А. Гражданское право. Т.1. М., 1998. С.480.
4
Большая советская энциклопедия. Т. 24. С. 11., Экономическая энциклопедия. Политическая
экономия. Т. 3. М., 1979. С. 570; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 11; Философский
энциклопедический словарь. М., 1983. С. 619; Рынок. Предпринимательство. Коммерция: Толковый словарь-
справочник // Новицкий А.Г. и др. М., 1992. С. 121.
котором его оставила природа, кладут начало собственности»1. По мнению В.П.Шкредова,
Д.Локк видел в собственности естественное необходимое условие существования физиче-
ского лица в гражданском (буржуазном) обществе2.
Свое дальнейшее развитие категория собственности получила в работах Адама Смита, Клода
Гельвеция, Иммануила Канта, И.Г.Фихте, Ф.фон Гумбольдта и др. Но при всем разнообразии
взглядов западноевропейские просветители разработали социально-философскую концеп-
цию собственности, стержнем которой была идея: свобода - истинный дух собственности. В
этом смысле свобода выбора, создания организации и осуществления прав собственности
некоммерческими организациями получает абсолютную защиту в суде большинства стран и
находит законодательное подтверждение в современной отечественной системе права3.
В современной теории имущественных прав находят свое отражение вопросы, затронутые в
работе Адама Смита «Исследование о природе и о причинах богатства народов», где он
пишет, что люди гораздо более расточительно относятся к чужой собственное! и, чем к
своей4. Там же он отмечает, что собственность многих живет недолго и плохо. Ею хотят
распоряжаться все, а заботиться — никто. Богатство цветет лишь в руках одного (царя,
правителя), и если оно отдано многим, то тут же исчезает. Убедительное подтверждение
этому дали попытки объявления трудовых коллективов «хозяевами» имущества го-
сударственных предприятий и даже учреждений, предпринимавшиеся у нас в конце 80-х
годов. Продолжая идти в этом направлении, можно найти много определений понятия
собственности в монографиях и учебниках современного гражданского права в России.
«Собственность - есть отношение определенных лиц к материальным благам как к своим,
как к принадлежащим им. Соответственно, все другие лица относятся к этим благам как к
чужим, им не принадлежащим. Можно сказать, что собственность представляет собой
отношения между людьми по поводу материальных благ, заключающиеся в принадлежности
данных благ одним лицам (или их коллективам) и в отчужденности от них всех других
лиц»5.
Среди отечественных цивилистов Ю.К.Толстой как прямое доказательство преемственности
идей, несмотря на пропасть времен между ними, пишет: «В самом первом приближении
собственность можно определить как отношение индивида или коллектива к принадлежащей
ему вещи как к своей. Собственность покоится на различии твоего и моего. Любой тип и
любая форма собственности могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к
условиям и продуктам производства как к своим, а кто-то как к чужим. С этой точки зрения
любая форма собственности является частной, какой бы идеологической мишурой,
преследующей вполне прозаические цели, это ни прикрывалось». Итоговое определение
собственности, которое на наш взгляд является наиболее удачным и понятным, дается тут
же: «Собственность - это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое
выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении
вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую
простирается власть собственника»6. Это особенно актуально для рассмотрения права
собственности некоммерческих организаций, большинство из которых, являясь

1
Северухин В.А. Право человека на собственность: международный и национальный аспекты. Учебное
пособие по курсу «Права человека». М., 1980. С.5.
2
Шкредов В.П. Указ. соч. С.249.
3
Тихомиров М.Ю. Некоммерческие организации: правовое положение, законодательство,
учредительные документы. М., 1998; ФЗ от 12 января 1996 года «О некоммерческих организациях», ст. 116-123
ГК РФ; ФЗ от 19 мая 1995 года «Об общественных объединениях»; ФЗ от 12 января 1996 года «О
профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»; ФЗ от 26 сентября 1997 года «О свободе
совести и религиозных объединениях»; ФЗ от 7 мая 1998 года «О негосударственных пенсионных фондах»; ФЗ
от 13 января 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «Об образовании»; ФЗ от 11 августа 1995
года «Об благотворительной деятельности и благотворительных организациях» и др.
4
Северухин В.А. Право человека на собственность…С.6.
5
Гражданское право. В 2-х томах. Т.1. Учебник. М., 1994. С
6
Шкредов В.П. Толстой Ю.К. Братусь С.Н. и др. Право собственности в СССР. М., 1989. С.292, 294.
собственниками своего имущества, не дают никаких прав собственности на него своим
членам, участникам, пайщикам, у которых в свою очередь не может по определению de jure
и de facto возникнуть отношения к ней как к «своей собственной». В этом смысле члены
акционерных обществ и других коммерческих организаций имеют больше ясности в своих
правах относительно своего участия в собственности, и фактически у них этих прав больше.
Именно поэтому многие западные и уже российские коммерческие и некоммерческие
организации в качестве дополнительного ежегодного поощрения (вознаграждения)
сотрудникам предлагают кроме денежной компенсации и различных социальных льгот еще и
акции, доли, паи, партнерство, более расширенное участие в собственности этой органи-
зации. Цель — закрепление не только интереса в результатах труда, но и перекладывание
бремени обязанностей по содержанию данной собственности, включая риск ее гибели,
банкротства.
Раньше всего термином «собственность» стала пользоваться юриспруденция. В
классической зарубежной юриспруденции право собственности рассматривалось, как
наиболее полное господство лица над вещью. Такое понимание собственности было
воспринято из римского частного права и закреплено в законодательстве. В течение
многовековой практики эмпирически были выработаны определения собственности, которые
до наших дней сохраняют свой смысл и в правовой науке. Наиболее четким определением
собственности в этом отношении мир обязан римским юристам, которые на раннем этапе
развития римского права1 под собственностью понимания владение (possesio) в смысле
фактического обладания вещью, соединенного с намерением относиться к вещи как к своей
(обладая независимо от воли другого лица)2. В отличие от всяких иных прав человека
собственность представлялась им как право на вещь (jus in rem), а вещь, на которую су-
ществовало право лица, называлась – proprietatis, же во II веке н.э. «Plena in re potestas,
полная власть над вещью - таково законченное определение собственности, данное в
римском праве и перешедшее затем в буржуазное законодательство»3. Провозглашение
абсолютного характера частной собственности в значительной мере диктовалось враж-
дебным отношением буржуазии к феодальной концепции расщепленной собственности.
Знаменитая статья №544 Французского Гражданского Кодекса 1804 года определяла
собственность, как «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным
образом». Германское Гражданское Уложение (ГТУ) отстаивает схожее понимание
собственности. Согласно параграфу №903 ГГУ, «собственник вещи может... распоряжаться
вещью по своему усмотрению и устранять других лиц от всякого на нее воздействия».
Сходную формулировку содержит Швейцарское Гражданское Уложение 1907 года.
Абсолютный характер права собственности позволял отграничить его от других вещных
прав (сервитутов, узуфруктов и др.).
Идея о том, что собственность есть «связка» естественных прав (получившая широкое
распространение в общем праве благодаря «Комментариям» Уильяма Блэкстона) в контексте
гражданского права в значительной степени вдохновила программу реформ Великой
французской революции. Представления школы естественного права о собственности
развивались как непосредственно вытекающие из понятия личной свободы. Суверенитет
индивида над собственностью рассматривался как наиболее эффективная преграда
всевластию государства. Соответственно, ограничение абсолютной власти государства при-
нималось просветительской, рационалистской и естественно-правовой школами
политической мысли за институциональную основу цивилизованного общества.
Свобода договора, соразмерность наказания уголовному преступлению, священная

1
См. также: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1995.
2
Классическая римская юриспруденция рассматривала собственность «как неограниченное и
исключительное господство лица над вещью, как право, свободное от ограничений по самому своему существу
и абсолютное по своей защите. В праве Юстинина оно обозначалось уже как полная власть над вещью – plena
in re potestas» (Римское частное право. М., 1948. С.192).
3
Шкредов В.П. Указ. соч. С.247.
неприкосновенность права собственности составляли опорные точки и инструменты этой
программы в различных отраслях нрава той эпохи. Как указывал французский профессор
Горла, данная теория «уподобляет передачу права собственности как власти человека над
вещью вступлению в договорные отношения, как власти человека над самим собой, своими
поступками и своей свободой»1. Следовательно, защита права собственности была защитой
свободы. Ограничение права собственности было ограничением свободы.
В странах континентальной Европы риторика времен Великой французской революции стала
апогеем естественно-правовой модели. Но естественно-правовая концепция собственности,
возымев определенное влияние на теорию договоров и теорию личных имущественных прав,
не могла способствовать выработке кардинальных решений. Провозгласив необходимость
уважения и обеспечения того, что принадлежало индивиду, как содержания права
собственности, они не побеспокоились об определении этого содержания. Это типично
французский подход к праву: дать общую и широкую формулировку и тут же заявить о
наличии неопределенного количества исключений, не заботясь о воздействии последних на
общее правило.
Наступает момент разделения объективного и субъективного права собственности. Об этом
начинают говорить цивилисты уже во время применения Кодекса Наполеона, который имел
смешение дефиниции права собственности с правом собственности как таковым. Об-
щепризнанно, что одним из направлений, по которым принятие Кодекса Наполеона (в
полном соответствии с антифеодальным духом Великой французской революции)
обозначило разрыв с прошлым, стало разделение субъективного права собственности и
гражданско-правовой ответственности. Для революционного массового сознания была
неприемлема мысль о том, что право собственности может быть источником обязательств.
Великая французская революция была направлена на демонтаж всей правовой структуры
феодальных обязательств, связывающих индивида с собственностью. С предписанными
феодальными порядками, образами. Собственность в то время должна была рассматриваться
только как чистая совокупность прав.
Исповедовавшие позитивистский подход к праву германские историки-пандектисты,
несмотря на критику естественно-правовой школы не улучшили ситуации. Они привнесли в
право больше логики, но при этом не убавили абстракции.
Фридрих Карл фон Савиньи, основатель исторической школы права, предложил одно из
наиболее удачных определений права собственности как «неограниченного и
исключительного господства лица над имуществом»2. Подобное представление о
собственности не осталось незыблемым. Работу по привнесению известных ограничений в
понятие собственности возглавил в Германии Рудольф фон Йеринг, основатель так
называемой «юриспруденции интересов».
Естественно-правовая концепция субъективного права собственности никогда не
разделялась представителями общего права. В Англии структуру права собственности
определял суд всякий раз путем дифференцированного решения частных конфликтных
ситуаций. Таким образом, через аккумулирование последовательно выносимых судебных
решений шло формирование доктрины общего права и права справедливости (Common Law
& The Law of Justice).
Вышеописанные отличные друг от друга пути исторического развития общего и
гражданского права, положившие около девятисот лет назад начало западной правовой
традиции, являют собой пример двух различных подходов к регулированию права
собственности, превращающих его в один из наиболее проблемных и сложных вопросов в
сравнительном правоведении.
Трактовка понятия собственности имеет две стороны или два уровня: первый - отношение
лиц по поводу имущества, а не к имуществу; второй - отношение лиц к вещи (собственная,

1
Цит. по: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С.38.
2
Цит. по: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С.41.
несобственная). Например, известные французские цивилисты Обри1 и Ро подчеркивали:
«Вещные права являются теми, которые создают непосредственную и прямую связь между
вещью и лицом»2.
Однако большинство юристов считали и считают, что собственность это отношения между
людьми, где праву собственника имущества противостоит обязанность всех и каждого
воздерживаться от воздействия на эту вещь. В англо-американском праве, не знающем в силу
своего прецедентного характера легального (законодательного) определения права
собственности, его исследователи насчитывают от 10 до 12 различных правомочий
собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у
различных лиц. Таким образом, авторы из стран общего права пытаются дать универсальное
определение собственности путем составления своего рода каталога правомочий
собственника. Один из них, англичанин А.Оноре3, предложил определение права соб-
ственности, в которое входят следующие 11 элементов.
1. Право владения, понимаемое как исключительный физический контроль над вещью или
как право исключительного ее использования.
2. Право пользования или личного использования имущества, когда оно не включает два
последующих правомочия.
3. Право управления, т.е. право решать, как и кем может быть использовано имущество.
4. Право на доход, т.е. на те блага, которые дает реализация двух предыдущих полномочий.
5. Право на отчуждение, потребление, трату по своему усмотрению, изменение или
уничтожение вещи.
6. Гарантия от экспроприации или право на безопасность.
7. Право передавать имущество.
8. Бессрочность.
9. Запрещение использовать имущество во вред другим.
10. Возможность отобрания имущества в уплату долга.
11. Остаточный характер, т.е. существование правил, обеспечивающих восстановление
нарушенного правомочия.
По сравнению с отечественной точкой зрения, которая предлагает от трех, по ГК РФ
(«триада» прав собственника - пользование, владение, распоряжение), до четырех (в
концепциях современных юристов: Е.А.Суханов, Е.В.Кулагина и др.) составляющих
компонентов этого понятия, зарубежные авторы значительно расширили их число. Хотя
значительная часть английского списка представлена больше ограничениями, чем правами
(пп. 9 и 10). Этот факт наглядно демонстрирует значительные изменения в понятии права
собственности и не в пользу собственника (расширения понятия), а, наоборот, как «ограни-
ченное право собственности» — «из заботы о собственности окружающих лиц и
имущества», т.е. понятие собственности сужается. Следовательно, право собственности
юридических лиц на современном этапе развития этого понятия еще больше обременяется
различными запретами, условиями и процедурами, необходимостью обязательного
страхования своего имущества (Закон об обязательном страховании имущества корпораций -
1958, 1985, 1989 годов, Англия – Insurance Companies Acts)4, страхования частной
собственности (Закон об обязательном и всеобщем страховании транспортных средств 1971
года, Англия Vehicles Act)5, ответственности перед третьими лицами за предоставление
услуг (английский Закон о финансовых услугах 1986 года – Financial Services Act) или
нанесении вреда (Закон о страховании при нарушении экологии предприятиями и


1
Aubry Ch., Reau Ch. Cours de droit civil francais. D., 1897.
2
Ibid.
3
Honore A.M. Ownership // «Oxford Essays in Jurisprudence». Oxford, 1961. P.107-147.
4
Birds J. Modern Insurance Law. Third edition. Reader in Law. University of Sheffeld. L. Sweet & Maxwell,
1993. Statutes.
5
Ibid.
корпорациями 1978 года, Англия)1 и т.д. Например, в Японии для создания общества с
иностранным финансовым участием или при совершении определенных сделок необходимо
получить предварительное разрешение от министерства внешней торговли и
промышленности2, а во Франции - министерства экономики и финансов.
Более того, современные западные исследователи собственности и права собственности
юридических лиц приходят на примере изучения корпораций к довольно революционным
выводам. По признанию французских социологов Фурастье и Лалефа, собственность членов
компании, общества, корпорации является лишь юридической абстракцией, но не
реальностью3.
Другие зарубежные авторы, сторонники концепции «индустриального общества», приходят
к заключению, что распространение акций тождественно устранению частной собственности
вообще, и собственность в прежнем смысле вытеснена новым институтом - корпорацией.
Понятие собственности юридического лица превращается, по их мнению, в «юридическую
этикетку», которая «затрудняет, а не стимулирует анализ реальной власти на средства про-
изводства»4. Власть над собственностью юридического лица у акционеров - теоретическая.
Реальная - принадлежит управляющим или доверительным управляющим американских
корпораций.
Привлечение профсоюзов к управлению юридическими лицами в 60—70-е годы вносит еще
большую путаницу, так как реальной власти профсоюзам над собственностью корпорации
это не дало (Законы Германии 1951 и 1952 годов о статусе предприятия, 1976 года об
участии в управлении предприятием и др.). На деле суды не признавали этих прав.
Дело, таким образом, заключается не в количестве или названии правомочий, а в той мере
реальной юридической власти, которая предоставляется и гарантируется собственнику -
юридическому лицу - действующим правопорядком.
Значительный вклад в понимание собственности внесли русские философы, правоведы и
историки дореволюционной России. На их воззрения оказало значительное влияние
формирование представлений о собственности в Европейском Просвещении, а актуальность
его многих идей несомненна для современной России. Русские ученые-юристы считали
собственность «источником всех гражданских законов», «краеугольным камнем всего гра-
жданского порядка». Н.А.Бердяев отмечал, что собственность есть начало духовное, а не
материальное. Он считал, что частная собственность на землю есть более одухотворенное
отношение к земле, чем национализация и социализация земли. Русский экономист
П.Б.Струве объединял понятие собственности с чувством патриотизма личности. И.А.Ильин
отмечал, что собственность соответствует тому способу бытия, который был дан человеку от
природы и воспитывает правосознание «научая... строго различать «твое» и «мое», приучая...
к правовой взаимности и к уважению чужих полномочий»5.
Определение права собственности и юридических лиц в особенности было всегда затруднено
частой сменой экономических отношений и общественных ориентиров, которые нередко
заставали российских цивилистов врасплох. Именно в этом признается выдающийся
дореволюционный правовед Г.Ф.Шершеневич.6 Его определение нам кажется наиболее
удачным для понимания специфики прав некоммерческих организаций. Собственность, по
его мнению, это «власть, в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно

1
Ibid.
2
Henderson D. Foreign Enterprise in Japan: Laws and Policies. The University of North Carolina Press,
1973.
3
Fourastie` J., Lalef A. Revolution a l'Ouest. Paris, 1967. P.107.
4
Harrington M. Accidental Century. L., 1965. P. 78 (цит. по: Михеев В.И. Капитализм или
«индустриальное общество?» М., 1968. С.88).
5
Бердяев Н.А. Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии. Письмо
двенадцатое. О хозяйстве // «Русская философия собственности». XVIII-XX. 1993. С.303-304. Ильин И.А. Путь
к очевидности. М., 1993.
6
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 года). М., 1995. С.165
и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом
вечно и потомственно»1. При этом власть рассматривается не в смысле фактического
господства, а в юридическом значении. Она закрепляет права собственника на вещь даже без
фактического обладания ею, на расстоянии. Это понятие и так называемый
«положительный» признак собственности как соединение владения, пользования и
распоряжения, тесно перекликается с «волевым» моментом, характеризующим право
собственности2. С этой точки зрения, главное, что сейчас характеризует правомочия
собственника (некоммерческой организации как собственника своего имущества) в
российском гражданском праве, — это возможность осуществлять их по своему усмотрению,
т.е. своей волей решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь
собственными интересами (п. 2 ст. 209 ГК РФ). В противоположность «положительному»
Г.Ф.Шершеневич рассматривает и «отрицательный» признак права собственности как
исключительность и независимость собственности от посторонних лиц. Эти положения
актуальны для понимания права собственности некоммерческих лиц, так как они целиком
восприняты современными авторами законов о некоммерческих организациях.
Из рассмотренного многообразия взглядов на собственность нас интересует собственность
не только и не столько как правовая, юридическая категория, а как ее реализация —
практическое значение, что отражает мнение большинства отечественных и зарубежных
юристов Право собственности как экономическая категория закрепляет экономические
отношения, которые составляют материальную основу любого общества.
Собственность как понятие все чаще рассматривается в динамике, т.е. как право
собственности, и это совершенно правильно с точки зрения практической реализации этого
понятия. Юридическая точка зрения представляет собственность в статике и позволяет
рассмотреть лишь концептуальные аспекты этого понятия на разных этапах развития
общества и правоотношений. Вещные права оформляются и закрепляются принадлежностью
вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских
правоотношений. Данное исследование не будет касаться детального объяснения понятия
собственности как юридической и экономической категории. Это великолепно было сделано
В.П.Шкредовым3, Д.М.Генкиным4 и др., которые развили теорию К.Маркса об «узком» и
«широком» смысле собственности.
На современном этапе основу правового регулирования некоммерческих организаций как
разновидности юридических лиц в России составляют нормы ГК РФ, которые получают
развитие и конкретизируются в законах и иных правовых актах, устанавливающих общие и
специальные правила о некоммерческих организациях в Российской Федерации. Глава 13 ГК
РФ определяет именно подход к понятию собственности через право осуществлять его и дает
ему характеристику как наиболее широкому по содержанию вещному праву. В п. 1 ст. 209
ГК РФ правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского
гражданского права «триады» правомочий («владение—пользование—распоряжение»),
охватывающих в своей совокупности все возможности для собственника в отечественном
праве. Именно с этой точки зрения и будет рассмотрен вопрос о праве собственности не-
коммерческих организаций, так как зарубежная цивилистическая наука в большинстве
случаев обходит стороной понятие собственности вообще и, в частности, некоммерческих
организаций, таких как религиозные общины, общества, союзы, фонды, некоммерческое


1
Там же.
2
«Волевой» момент введен Гегелем в «Философии права», где он рассматривает частную
собственность за пределами экономического исследования, как «волевое», юридическое отношение, именно в
воле свободного лица усматривается субстанциональная основа собственности. Подобно Гегелю, Маркс тоже
затрагивал этот вопрос, но концентрировал больше внимания на зависимости волевого, юридического
отношения от экономики (подробнее см.: Шкредов В.П. Указ соч. С.43, 46, 47, 252).
3
Шкредов В.П. Метод исследования собственности в «Капитале» К.Маркса. М., 1973. С.257.
4
Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С.14.
объединение1 и т.д., считая их собственниками «наполовину».
Зарубежное право (континентальное и англо-американское) вообще проводит размытую
грань между коммерческими и некоммерческими организациями, считая целью организации
любого юридического лица, прежде всего, получение прибыли. Например, оригинальной
правовой формой кооперации является объединение с общей целью2 во французском праве,
предусмотренное Ордонансом №67-821 от 23 сентября 1967 года. Согласно ст. 1 данного
Ордонанса, объединения подобного рода могут быть образованы двумя или несколькими
физическими или юридическими лицами для осуществления любых мероприятий,
содействующих облегчению или развитию деятельности членов объединения, улучшению
или росту результатов этой деятельности. Судебная практика истолковала это положение
таким образом, что объединение вправе заниматься только той деятельностью, которая
является продолжением деятельности его участников. В отличие от товариществ, по
французскому праву, указанные объединения могут и не преследовать целей извлечения
выгоды. Они могут создаваться без общего капитала и занимают промежуточное положение
между объединениями договорного и товарищеского характера, так как товарищества
базируются на системе участий, и централизованное руководство охватывает все сферы
деятельности участников, а в объединении отношения финансовой подчиненности не
составляют конститутивного элемента, и централизованное руководство распространяется
только на сферу совместного ведения его членами отдельных видов деятельности или
интересов. Некоторые французские юристы расценивают юридический статус таких
объединений как применение права торговых товариществ к соглашениям об
экономическом, политическом, некоммерческом сотрудничестве3.
Юридическое лицо определяется в зарубежном праве как организация или учреждение, как
самостоятельный участник гражданских правоотношений. Уже римскому праву были
известны коллективные образования, имевшие самостоятельное существование независимое
от физических лиц, которые являлись их участниками (римские товарищества откупщиков,
гладиаторов, оружейников и др.). Однако юридическое лицо не получило в римском праве
законченного оформления из-за недостаточной прочности и развития отношений, на основе
которых оно возникло. Даже понятие «юридическое лицо» отсутствует в работах
глоссаторов. Об этом много писали отечественные цивилисты — А.Г.Новицкий,
Е.В.Кулагина, В.Ельяшевич и др.4 Гражданские кодексы зарубежных стран также
предпочитают обходить это понятие четкими определениями. Так, Французский
гражданский кодекс 1804 года не имел даже термина «юридическое лицо» вплоть до 1978
года. Гражданский кодекс Италии 1942 года, поясняя общие положения о юридических
лицах, дает лишь их классификацию, где отсутствует категория некоммерческих
юридических лиц вообще. В Германском гражданском уложении 1896 года также нет
определения юридического лица. В соответствии со ст. 52 Швейцарского гражданского
уложения 1907 года, юридические лица определяются как «соединение лиц, имеющих
корпоративное устройство и самостоятельные заведения, основанные для какой-либо особой
цели»5. Более развернутые дефиниции можно обнаружить в гражданских кодексах стран
Латинской Америки и Восточной Европы. Например, Чилийский гражданский кодекс 1855

1
Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С.138
2
Интересно сравнить с современным понятием права собственности некоммерческих организаций в
РФ как имеющему целевой характер (необходимость для основной деятельности) и с понятием некоммерческой
организации как юридического лица с «уставной» (строго в соответствии с целями организации по уставу)
правоспособностью (см.: ФЗ от 12 января 1996 года «О некоммерческих организациях».
3
Guy`enot J Commentaire de L’Ordonnance du 23 september 1967 sur les groupements d’interet economique
// «Recueil Dalloz». 1969, № 21. Р.190. Показательно, что французские суды в одних случаях видят в
некоммерческих объединениях лишь соглашение между субъектами (коммерческое или некоммерческое)
хозяйственного оборота, а в других приравнивают объединение к товариществу – объединению лиц.
4
См.: Ельяшевич В. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. Спб.,
1910.
5
Швейцарское гражданское уложение 10 декабря 1907 г. П-г., 1915.
года в ст. 545 дает четкое определение юридического лица: «Является юридическим лицом
лицо фиктивное, способное осуществлять права и нести гражданские обязанности и вступать
в правовые и неправовые отношения»1. Понимание некоммерческой организации как
разновидности юридического лица существует и подтверждается ГК Колумбии, Сальвадора
и Эквадора. Как показывает анализ действующих законов, решений судов и доктринальных
исследований зарубежных юристов, институт юридического лица используется не только в
целях оформления различного рода имущественных коллективных интересов, но и в целях
некоммерческой, общественной, благотворительной и т.д. деятельности.
Некоммерческие юридические лица используются в зарубежном праве для защиты
интересов отдельных групп населения (по профессиональному, возрастному, социальному
или иным признакам), что очень сравнимо с обществами слепых, негосударственными
пенсионными фондами, профессиональными союзами и т.д. в российском праве. Так,
успешно функционируют в качестве некоммерческих юридических лиц зарубежные
молодежные, женские, спортивные и иные организации, общества потребителей и т.д.
Однако понятие юридического лица и его собственности может быть выведено не путем
установления тех общих черт, которые присущи всем разновидностям, а через выявление
основной экономической цели указанного института или его подвида. Именно так, через
функции юридического лица и формулировались его правовые признаки. Эта точка зрения
поддерживается многими отечественными и зарубежными авторами и разделяется в данной
работе полностью еще и потому, что все некоммерческие организации в современном
российском праве имеют специальную правоспособность и строго целевое использование
имущества2.
В трактовке американского законодательства, (состоящего по общему положению из
законодательства отдельных штатов и федерального уровня), некоммерческая организация -
это группа, которая создана для любых других целей, кроме как извлечение прибыли, и в
которой никакая часть дохода организации не может быть распределена между ее членами,
директорами или служащими. Такие группы называют еще «корпорациями» или «корпора-
циями без имущества» (non-stock corporations). Ни одна такая корпорация не может
выпускать акции или иметь акционерный капитал. Ей запрещено выплачивать дивиденды,
распределять между членами, управляющими (доверительными) и/или работниками части
дохода или прибыли. Некоммерческая корпорация «в разумных пределах» может оплачивать
услуги своих членов, доверительных собственников, работников. Свое имущество такая
корпорация может полностью или частично передать своим членам для продолжения
осуществления цели ее создания, а после ликвидации такой корпорации ее имущество рас-
пределяется среди членов полностью, за исключением выплат в качестве дивиденда, дохода
или прибыли.
Таким образом, некоммерческие организации в США могут быть организованы в виде
корпорации, частного предприятия (например, частные благотворительные
пожертвования/взносы), некорпоративной ассоциации, партнерства, фонда (с четко
определенной целью своим основателем может принимать форму траста) или кондоминиума
(общая собственность на места общего пользования у собственников для
управления/координации действий в отношении частной собственности каждого
зарегистрированного в соответствии с Законом о кондоминиуме отдельного штата). При
регистрации определяется статус таких организаций как некоммерческий, и их деятельность
должна подчиняться исключительно разрешенной статутами для некоммерческих
организаций.
Типичными американскими некоммерческими организациями являются церкви,
общественные школы, общественные благотворительные учреждения (существующие на
пожертвования местных жителей или организаций), общественные клиники и госпитали,

1
Цит. По: Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997.; см. также: Гражданский кодекс Эквадора (Codigo
civil. Impresora Galbar. 1978).
2
См. там же.
политические организации, общества юридической помощи и консультаций, добровольные
общества оказания различных услуг, профсоюзы, профессиональные ассоциации, исследова-
тельские институты, музеи и государственные агентства. Все некоммерческие юридические
лица подчиняются государственному закону. Причем законодательство США регулирует
создание и деятельность разных типов некоммерческих организаций разными нормативными
актами. Так для некоммерческих корпораций большинство штатов адаптировали Закон о
некоммерческих корпорациях в переработанной редакции 1986 года (Revised Model Nonprofit
Corporation Act - 1986) или Закон штата Южная Каролина. Для некоммерческих ассоциаций
некоторые штаты используют Общий закон о не корпоративных некоммерческих
ассоциациях (Uniform Unincorporated Non – profit Association Act), особенно популярной
является интерпретация его штатом Колорадо.
В некоторых штатах Америки некоммерческие организации освобождены от
государственных налогов и от участия в программах по трудоустройству, таких как обя-
зательный взнос в фонд занятости (для помощи и трудоустройства безработных). Такие
штаты, как Массачусетс полностью исключают ответственность некоммерческих
организаций по гражданским искам, наделяя их особым иммунитетом.
Другие штаты (Южная Каролина) ограничивают эту ответственность введением размера
ущерба (damage cap) в результате гражданско-правового нарушения. Государство
предоставляет им также привилегии по защите в суде, в вопросах регистрации и
аккредитации, при выдаче разрешений и лицензий. Каждый штат определяет понятие
некоммерческих организаций по-своему. Законодательство некоторых штатов делает
различие между теми организациями, которые работают не ради прибыли, но без бла-
готворительных целей (как спортивные или профессиональные ассоциации) и чисто
благотворительные организации (ассоциации) для определения законных привилегий,
которые будут предоставлены соответствующей некоммерческой организации.
На федеральном уровне некоммерческая организация освобождается ото всех федеральных
налогов и сборов, если она создана и работает исключительно в религиозных,
благотворительных, научных, литературных, образовательных, целях, а также в целях
общественной безопасности, против жестокого обращения с детьми и животными и /или с
целью развития национального или международного спорта. Кроме того, по желанию
некоммерческой организации можно не платить и налог на социальное страхование (social
security tax), хотя 80% таких организаций делают подобные выплаты (это обходится
дешевле).
Законодательство всех штатов тем не менее тщательно прописывает цели создания
некоммерческих организаций - корпораций закрытым списком. Так, Постоянным Статутом
Нью-Джерси от 1983 года (последняя редакция) определяются цели создания таких
некоммерческих корпораций строго по списку: «...для любой законной цели без получения
прибыли... благотворительных, образовательных, гражданско-патриотических, политиче-
ских, религиозных, социальных, похоронных, литературных, культурных, атлетических,
научных, помощи бедным, сельскохозяйственных, помощи бездомным животным,
добровольной пожарной, садоводческой, скорой медицинской помощи, первой помощи, как
профессиональная, коммерческая или торговая ассоциация, для профсоюзных и
кооперативных целей»1.
Интересно отметить, что все конфессии, представленные в США как церкви или
религиозные объединения граждан (прихожан) являются корпорациями (см. схему 1).
Госсекретарь штата регистрирует их образование по общим правилам регистрации
корпорации с упрощенной процедурой и без финансовых формальностей. В отличие от
религиозных российских некоммерческих объединений американские церкви (религиозные
корпорации) обязательно имеют доверительных управляющих (от 5 до 24 человек в
зависимости от конфессии) – trustees, которые даже имеют право продажи всего (без

1
Law 1983. C.127. S 15A:2-1, eff. Oct. 1, 1983. New Jersey Permanent Statutes (перевод автора).
исключения) имущества церкви, включая недвижимость и землю (кроме мест прицерковных
захоронений) по решению общего собрания иногда с обязательного согласия священника, а
иногда и простым решением большинства собравшихся

Схема I
Некоммерческие организации. Классификация по зарубежному праву с
использованием терминологии современного российского и зарубежного
законодательства


Некоммерческие организации


УЧРЕЖДЕНИЯ/
КОРПОРАЦИИ
Ассоциации (США)
1. Потребительский кооператив 1. Учреждения
2. Товарищество собственников жилья 2. Фонды
3. Общественные и религиозные организации 3. Автономные некоммерческие организации
(объединения)
4. Ассоциации и союзы (объединения
юридических лиц)
5. Некоммерческое партнерство
6. Товарная биржа

Характеристики
• Членство • Нет членства
• Учредители физические или юридические • Учредители физические или юридические лица,
лица государственные органы власти и управления.
• Нет выделения целевого имущества • Выделение целевого имущества
• Выгода для участников, их круг определен • Выгода для не участников – посторонних лиц, их
• Органы круг не определен заранее
управления формируются
• Органы
участниками управления назначаются или
• Цель деятельности определяют участники учредителями или государственным органом
• Цель деятельности определяют учредители




прихожан с правом голоса1. Их выбирают на общем собрании на срок от одного года до трех
лет, и они образуют Совет доверительных управляющих (доверительных собственников) –
Board of Trustees. И только Объединенная Пресвитерианская церковь США не обязана их
выбирать, важно лишь указать при регистрации (в заявлении) после общего собрания
(достаточно в составе 7 человек не моложе 21 года) будет ли доверительный управляющий
или управление деятельностью данного прихода будет осуществляться высшей епархией,
которая может назначить для упрощения финансовых операций казначея (treasurer), который
является ex-officio членом Совета управляющих, если такой создается. Эта церковь
единственная среди всех других в США требует независимого ежегодного и своего собствен-
ного аудита деятельности каждого прихода и детального финансового отчета от каждого
управляющего (trustee).
Американское законодательство не ограничивает способы создания некоммерческой
организации. Так, по Закону штата Нью-Джерси 1968 года2 о создании и деятельности

1
Law 1995. C.124. P.605. S.2, eff. July 8, 1955. 16:1-6,7,8,9. New Jersey Permanent Statutes. Title
16. (Перевод автора).
2
L., 1968. C.231. S.1, eff. July 31, 1968. New Jersey Statutes. The Methodist Church, The Methodist
Episcopal Church, The Methodist Protestant Church.
религиозных организаций возможно объединение нескольких групп в одно общество
(слияние, присоединение или вновь образованная организация). Слияние, разделение и
другие организационные процессы, прежде всего, отражены в статутах с точки зрения того
влияния, которое они оказывают на собственность некоммерческой организации. Часто
распоряжение собственностью прописано в плане-уставе церкви, и решение о полной
продаже имущества принимается по истечении двух-трех лет с момента прекращения
службы и заботы о собственности.
Обычно само здание церкви не подлежит продаже, ипотеке и не обременяется за долги.
Более того, к нему не применяются законы по продаже недвижимости (как в отечественном
законодательстве, где имущество, необходимое для отправления богослужения не подлежит
отчуждению) и по любым сделкам с церковным имуществом требуется согласие районного
куратора штата.
Некоммерческие организации могут создавать свои трасты (федуциарно)1 для
благотворительных, образовательных и иных целей, в которые они могут привлекать
сторонние и свои собственные инвестиции. По результатам такой деятельности
выплачиваются дивиденды.
Исходя из анализа системы юридических лиц зарубежных стран с дуализмом частного права
(Франция, Испания, Бельгия, Германия, Япония и др.), можно определить некоммерческую
организацию как юридическое лицо частного (не публичного, государственного или
смешанного – по классификации М.И.Кулагина) и гражданского (не торгового) права. Кроме
того, некоммерческие организации можно отнести к нехозяйственным юридическим лицам,
т.е. таким, которые не преследуют хозяйственные, экономические цели (ст. 179
французского Закона о судебном восстановлении и судебной ликвидации предприятий и
организаций от 25 января 1985 года).
Как упоминалось выше, в соответствии с правовой доктриной отдельных зарубежных стран
(США, Германии, Швейцарии) проводится разграничение юридических лиц на корпорации и
учреждения. По характеристикам данных юридических лиц, которые будут приведены ниже,
можно сделать вывод о том, что некоммерческие организации относятся как к корпорациям,
так и к учреждениям. Под корпорацией зарубежные юристы понимают юридические лица,
которые объединяют на началах членства нескольких физических или юридических лиц, что
можно сравнить со ст. 15 и 8 ФЗ «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 года,
№7-ФЗ, где говорится о том, что некоммерческим партнерством признается основанная на
членстве некоммерческая организация, учрежденная гражданами и/или юридическими
лицами.
Учреждениями признаются организации, которые создаются по воле одного или нескольких
лиц, называемых учредителями. Учредители для обеспечения работы организации выделяют
определенное имущество, именуемое целевым. Выгодами от деятельности учреждения
пользуются лица, которые не являются его участниками. В этой связи в отечественном праве
находим (ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» от 7 мая 1998 года, №75-ФЗ) в ст.
4, гл. 2, что учредители/учредитель не имеют права на переданное фонду имущество,
которое является собственностью фонда. Причем основой работы такого фонда будет
договор между фондом и вкладчиком в пользу участника фонда -физического лица,
являющегося гражданином РФ, иностранным гражданином или лицом без гражданства,
которому в силу заключенного пенсионного договора должны производиться выплаты
негосударственных пенсий.
Далее, предмет деятельности учреждения устанавливается по воле учредителей (как в
благотворительных и иных фондах2), а цель деятельности корпорации определяется самими
участниками, что согласуется с процессом принятия решений в ассоциациях или союзах

1
L., 1944. C.139. P.373. S.6. New Jersey Statutes. Protestant Episcopal Church.
2
Суханов Е.А. Гражданское право. Т.1. М., 1998. С.181.
юридических лиц1, которые очень похожи на французские «группы юридических лиц» или
«объединения с общей целью». Кроме того, можно отметить, что круг участников
корпорации определен заранее, тогда как дестинаторами, т.е. выгодоприобретателями учреж-
дения, могут быть любые лица, нуждающиеся в его услугах, чему есть красноречивое
подтверждение в ФЗ РФ «Об образовании»2 от 13 января 1996 года, №12-ФЗ, в Основах
законодательства РФ о культуре. Законе РФ от 9 октября 1992 года, №3б12-13. Органы
корпорации формируются участниками, органы учреждения назначаются или учредителями
или компетентным государственным органом.
Отечественная правовая мысль на современном этапе отрицает такое деление юридических
лиц на корпорации и учреждения, мотивируя это фактом особого традиционного значения
понятия «учреждение» в российском гражданском праве. Под ним понимается
некоммерческая организация, полностью или частично финансируемая учредителем-со-
бственником и обладающая ограниченным вещным правом на свое имущество (п. 1 ст. 120,
п. 1 ст. 296, ст. 298 ГК РФ).
Вывод данного исследования по этому вопросу можно резюмировать так, что и корпорации,
и учреждения (в соответствии с зарубежной классификацией) могут быть некоммерческими
организациями (в понимании отечественного права), и в этом не будет противоречия ни
современному зарубежному, ни российскому гражданскому праву. Разница лишь в
основаниях классификации, и данная рецепция ее из зарубежного права была бы натураль-
ной для российской цивилистики. Таким образом, характеристика учреждения как
специфичного и особенного только для российского права (по мнению, например,
Е.А.Суханова4) не представляется безупречной и имеет возможность к расширению. Данная
работа полностью разделяет его точку зрения в том, что большинство некоммерческих ор-
ганизаций, подобно коммерческим, представляют собой корпорации, построенные на
началах членства5. Однако эта позиция является половинчатой, гак как и корпорации, и
учреждения почти одинаково представлены среди некоммерческих российских организаций.
Правоту данной точки зрения признает и сам Е.А.Суханов, хотя его классификация не
называет прямо «корпорации и учреждения». Он говорит лишь о разделении
некоммерческих организаций на «являющиеся корпорациями» и «не являющиеся корпора-
циями», относя к последним учреждения (!), фонды и автономные некоммерческие
организации6.
Некоммерческая организация — учреждение — является, по российскому праву,
рудиментом прежней экономической системы. Статус «учреждения» уже давно подлежит
пересмотру и изменению. Это понятие имеет все перечисленные в зарубежном праве
характеристики, которые после восприятия их отечественным правом расширят данное
понятие и помогут ему соответствовать уже более высокому уровню отношений в новом
тысячелетии. Будучи не собственником (единственный вид некоммерческой организации в
Российской Федерации, не являющейся собственником своего имущества) учреждение
обладает весьма ограниченным правом оперативного управления на переданное ему
собственником имущество (п. 1. ст. 120, ст. 296 ГК РФ). Оно не предполагает участие такой
организации в предпринимательских отношениях, за исключением некоторых случаев,
прямо предусмотренных ее учредительными документами, хотя право оперативного
управления казенного предприятия по содержанию несколько шире права оперативного
управления учреждения.

1
См.: ст. 121, 122 ГК РФ. Ч. 1 от 21 октября 1994 года; Комментарий части первой Гражданского
кодекса РФ для предпринимателей. М., 1995. С. 151.
2
СЗ РФ. 1996, № 3. Ст.150
3
«Ведомости РФ». 1992, №46. Ст.2615
4
Гражданское право. В 2-х т. Т.1. Учебник. М., 1998. С.181.
5
Там же. С.253.
6
Там же. С.254.
Основным источником имущества учреждения являются средства собственника-учредителя,
полученные по смете. Смета и характеризует имущественную обособленность учреждения,
но только условно, так как собственник может финансировать свое учреждение как
полностью, так я частично, предоставив ему возможность получать дополнительные доходы
от разрешенной собственником предпринимательской деятельности. Полученные от такой
дополнительной деятельности доходы, хотя и принадлежат учреждению (на особом вещном
праве) и учитываются им на отдельном балансе, тем не менее не становятся его
собственностью (п. 2 ст. 298 ГК РФ) и, следовательно, не меняют особенностей его
ограниченного отечественным законодательством гражданско-правового положения.
Такое ограничение прав и их полное отсутствие в отношении своей собственности
напоминает «усеченное» право собственности, которое характерно для «усеченных
юридических лиц», существующих в англо-американском и континентальном праве.
Указанные образования не обладают некоторыми признаками правосубъектности. В ча-
стности, исключают ответственность такого лица (частично или полностью) по своим
обязательствам, что в какой-то мере характерно и для российского учреждения при не-
достатке у него денежных. При расчете с кредиторами последние вправе предъявить
требования к собственнику-учредителю, и он полностью отвечает по долгам своего
учреждения. В зарубежном праве такие участники правовых отношений выступают в виде
различных обществ, партнерств, которые известны праву западных стран много лет. И
ограничения их прав, и отсутствие ответственности по долгам логично объяснялось, они не
были юридическими лицами1.
Урезание и ограничение прав российских учреждений, по нашему мнению, является не
совсем логичным и обоснованным методом реформирования этих видов юридических лиц;
более того, он представляется устаревшим и требует пересмотра в направлении расширения
на основе рецепции из зарубежного права или уточнения понятия собственности для этих
видов некоммерческих организаций, для более четкого определения их статуса и места в
системе юридических лиц.
Ограничение права собственности юридических лиц - некоммерческих организаций -
отражает общую тенденцию развития гражданского права (отечественного и зарубежного), а
именно, отход от «абсолютной» (римской)2 теории нрава собственности и переход к
«относительной» (в рамках законов и ограничений).
В конституциях западных государств специально оговаривается возможность ограничения
права частной собственности в целях рациональной эксплуатации земли и «установления
справедливых социальных отношений», «для общего блага», «в случаях, оправданных
общественной пользой3 или социальными интересами», «по мотивам общественной пользы»
и т.д. Это подтверждает ст. 44 Конституции Итальянской Республики 1947 года; ст. 14, 15
Основного закона Федеративной Республики Германии 1949 года; ст. 33, 45, 46, 128
Конституции Испании 1978 . года; ст. 17, 18, 24 Конституции Греции 1975 года. Данная
точка зрения продолжает теорию «интереса», которая черпается из дуализма права
большинства европейских стран и восходит к Дигестам Юстиана: «Изучение права
распадается на две части: публичное и частное. Публичное право, которое относится к
положению Римского государства, частное, которое относится к пользе отдельных лиц;
существует полезное в общественном отношении и полезное в частном отношении»4.
Теорию развили Монтескье, Йеринг, Нойнер, Меркель и др. В начале XX века ее вытеснила
теория метода правового регулирования Августа Тона, Еллинека, что горячо одобряли

1
Лишь недавно законодательство зарубежных стран наделило их правами юридического лица:
французский Закон о торговых товариществах объявил коммандитные общества юридическими лицами. В
Англии и США партнерство (в отличие от корпорации) не признавалось самостоятельным субъектом права.
Сейчас положение изменилось, суд может посчитать его юридическим лицом (прим. Автора).
2
Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты. М., 1984. С.23.
3
Там же.
4
Там же.
русские юристы И.А.Покровский, Л.Б.Пе-тражицкий и Г.Кельзен.
Рост ограничений прав собственности юридических лиц в западных странах отражает, по
мнению венгерского юриста Эрши, «движение от принципа неограниченной природы к
принципу ограниченной природы»1 права собственности. Собственность перестала быть
абсолютной, ее содержание определяется ныне в законе. Это развитие теории «социальной
функции права»: ее основатели (Конт, Дюги и др.) утверждали, что у субъектов нет прав, они
обязаны подчиняться социальным нормам, выполнять возложенные на них социальные
функции2. Теория социальной функции права была с энтузиазмом воспринята западным
законодателем (согласно п. 2 ст. 14 Основного закона ФРГ от 23 мая 1949 года,
«собственность обязывает. Пользование ею одновременно должно служить общему благу»).
Это почти дословно воспроизводит ст. 153 Веймарской Конституции. Право собственности
ограничивают ее содержанием по закону Испании (конституция Испании 1978 года). «Право
собственности не может осуществляться в ущерб общественным интересам», — по
Конституции Греции 1975 года (ч. 1 ст. 17).
Для российского гражданского права характерен сейчас обратный процесс - процесс
устранения ограничений права собственности или процесс «восстановления» частной
собственности в ее первоначальном римском понимании. Именно поэтому учреждение, как
остаток советской экономической системы, все еще ждет своей очереди в этом процессе, и
расширение прав собственности некоммерческих организаций остро нуждается в
законодательной базе и поддержке, что явится естественным отражением уже начавшихся
перемен. Ни для кого нет секрета в том, что большинство некоммерческих российских
организаций уже давно самостоятельно на практике расширили свою «уставную» или строго
целевую правоспособность и участвуют в гражданском обороте на равных правах с
остальными.
Интересно добавить, что в странах романо-германского права на современном этапе
наблюдается тенденция к расщеплению прав собственности на один и тот же объект.
Например, нанимателю жилого помещения по законодательству большинства этих стран
предоставляется право преимущественного возобновления договора и преимущественной
покупки данного помещения. Договор найма не прекращается с переходом собственности
помещения к другому лицу. Это право закон (Франции, Германии) квалифицирует как
торговую собственность. Возрождение феодальной конструкции расщепленной
собственности, допускающей существование нескольких различных титулов собственности
на одно и то же имущество, оказалось очень удобным на современном этапе развития
правовой науки для оформления и теоретического оправдания растущих ограничений права
собственности юридических лиц, а также процесса обособления функции производительного
использования капитала от собственности на капитал, что характерно для развитого
рыночного хозяйства. Конструкция расщепленной собственности в Англии не была
отброшена буржуазной революцией, и, как писал В.А.Кикоть, «в течение долгого времени
это был малозначительный пережиток средневековья, не мешавший настоящим частным
собственникам... осуществлять свои правомочия практически абсолютным образом. Но...
этот титул «верховной» собственности монарха (государства) приобрел новое значение и
стал играть… вполне современную роль».
По результатам исследования объектов права собственности юридических лиц и, в
частности, некоммерческих организаций можно заключить, что развитие рыночных
отношений, научно-технический прогресс привели к существенным изменениям в системе
объектов права собственности юридических лиц. Во-первых, появляются новые виды
имущества (информация на электронных носителях, способы космической связи, эфирное
время и т.д.). Во-вторых, центр тяжести правового регулирования собственности
переместился с недвижимого имущества на движимое (ценные бумаги, права требования и

1
Errsi G. Compartive civil/private law. Law types, law groupes, the roads of ltgal development. Budapest,
1979. P.243.
2
Duguit L. Les transformations generales du droit civil depuis le Code de Napoleon. P., 1912. P.165.
т.д.). В-третьих, объектом права собственности все чаще выступают не отдельные вещи или
права, а их совокупности, объединенные хозяйственным или иным назначением (как,
например, предприятие).
Следовательно, увеличение числа ограничений права собственности, расщепление его на
частичные права, существующие самостоятельно, превращение бестелесных прав в
распространенный объект собственности со всей очевидностью демонстрируют устарелость
трактовки содержания права собственности как совокупности прав по владению,
пользованию и распоряжению. Чек, например, представляет имущественную ценность, а
право собственности па него имеет оправдание лишь потому, что по этому документу можно
потребовать от банка выплаты указанной в нем денежной суммы. Иначе говоря, право
пользования здесь реализуется через право требования, т.е. распоряжения.
Современные западные юристы критически относятся к известной триаде правомочий
собственника. Одни - как Пульятти и Бартоломеи1 — сокращают традиционный набор и
относят к правам собственника только пользование и распоряжение.2 Другие, наоборот, к
римской триаде добавляют еще и правомочие управления (Т.Хесс) или различают понятия
собственности по отдельным отраслям права, а именно: в конституционном, гражданском,
хозяйственном. Сама же собственность, по их мнению, должна охватывать любые частные
права, имеющие имущественный характер, в том числе вещные, обязательственные, права
членства. Последнее особенно существенно для некоммерческих организаций — с правом и
без права членства. Современные российские цивилисты рассматривают вещные права,
обязательственные, исключительные и право собственности как правовые формы реализации
экономических отношений собственности, а не как совокупность прав собственника.

Глава II. РАЗВИТИЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ
ЛИЦ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ
Русская правовая мысль, основываясь на теориях континентальной школы права, среди
которых можно выделить французское и германское право, трактовала понятие
юридического лица как искусственного субъекта права. В частности, с легкой руки папы
Иннокентия IV, который в 1245 году впервые ввел в употребление понятие «фикция» в
отношении юридического лица. Многие романисты и германисты (Безелер, Гирке,
Регельсбергер) утверждали обратное: они понимали под юридическим лицом субъект права
— «реально существующий субъект». Г.Ф.Шершеневич подвергает критике теорию
бессубъектного имущества, выдвинутую Бринцем и Беккером, которые смешивали
принадлежность имущества с целью его использования. Это понятие, по нашему мнению,
полностью воспринято современным российским гражданским правом в части определения
целевой правоспособности некоммерческих юридических лиц и целевого предназначения их
имущества. В соответствии с трактовкой Бринца юридическое лицо может обладать только
целевым имуществом (Zweckvermogen).
Русские цивилисты подвергли критике и теорию Йеринга, который под субъектом права
понимал лицо с потребностями. Они под именем юридического лица понимали все то, что не
будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным (в виду определенной
цели) быть субъектом права.
Говоря о понятии частной собственности, надо также иметь в виду, что в России даже сам
термин «собственность» стал использоваться только лишь во второй половине XVIII века
при Екатерине II. До этого времени царь, олицетворявший собой государство, мог
произвольно изъять любое имущество у любого собственника, своего подданного. Полная
(свободная от ограничений или прав третьих лиц) собственность, включающая право сво-
бодного распоряжения своим имуществом и освобожденная от многочисленных
ограничений в «казенном интересе», была тогда же предоставлена известной Жалованной

1
Pugliatti S. Il transferimento dell situazioni soggettive. Milano, 1964.
2
Bartolomei F. Contributo ad und teoria del precedimento ablatorio. Milano, 1962.
Грамотой дворянству - только этому сословию в качестве привилегии. И только в результате
реформ Александра II, проведенных уже в б0-е годы XIX века, частная собственность,
перестав быть привилегией, «сделалась общей правовой нормой всего населения».1
Для возникновения юридического лица в дореволюционной России были необходимы:
наличие группы лиц и имущества, разрешение органов управления и законодательная база.
Обладая имущественной правоспособностью юридическое лицо как фиктивное (именно эту
позицию разделяет Г.Ф.Шершеневич) нуждается в «представителях», через которые
юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязанности. При этом Шерше-
невич расщепляет понятие юридического лица и органов его управления, утверждая, что
юридическое лицо как фиктивное несет ограниченную ответственность не только по своим
обязательствам, но и за проступки управляющего чиновника. В современной зарубежной
цивилистике это понятие называется «власть без капитала», когда профессиональные
управляющие корпораций и акционерных обществ не являются их собственниками, а лишь
распорядителями ограниченной сферы, наделенные властью принимать решения от имени
корпорации (юридического лица) в целом.
Само понятие юридического лица и его собственности активно разрабатывалось такими
русскими цивилистами как Суворов2, Васьковский3, Анненков, Курдиновский, Селифонтов,
Люстих и др. Г.Ф.Шершеневич пишет, что российское законодательство считает этот
«искусственный субъект лицом» и далее даст определение юридическому лицу: «...под
именем юридического лица понимается все то, что, не будучи физическим лицом,
признается со стороны закона способным, ввиду определенной цели, быть субъектом
права».4
Развивая это определение, Шершеневич приходит к выводам современной отечественной
цивилистики. Во-первых, этот самостоятельный субъект существует независимо от
физических лиц, для которых он создан. Во-вторых, если это фиктивный субъект, ему
должны быть чужды те права, которые связаны с физической природой человека (брачные
отношения и имущественные, вытекающие из семейственности или родства). Еще Мейер
отвергал для российских юридических лиц возможность наследовать по закону потому, что
наследование по закону основано на родстве - понятии, не применимом к юридическому
лицу. Г.Ф.Шершеневич опровергает Мейера одним лишь примером из русской практики
того времени. Так, выморочные имущества, оставшиеся после потомственных дворян,
переходили к тем дворянским обществам, к составу которых принадлежал умерший (т. X, ч.
1 ст. 1172 Свода законов Российской Империи). Далее следует концептуально важный
вывод, который стал основополагающим в понятии целевой правоспособности
некоммерческих юридических лиц нашего времени. «Так как существование юридического
лица обусловливается достижением известной цели, то имущественная правоспособность его
ограничивается пределами той цели, для которой существует юридическое лицо. Поэтому
всякая сделка последнего, выходящая за пределы этой цели, будет недействительна...»5.
Дореволюционное понимание юридических лиц классифицировало их на публичные и
частные юридические лица. Публичные устанавливались помимо воли частных лиц, и к ним
тогда в России относили: государственную казну, дворянское, городское, сельское, мещан-
ское общество, земство губернское и уездное, казенные учебные заведения (университеты),
монастыри, церкви, архиерейские дома. Частные юридические лица образовывались по воле
частных лиц, входящих в их состав. Например, товарищества (полное, на вере и
акционерное), артели, музыкальные клубы и сценические кружки, ученые и художественные
общества.

1
Маттеи У., Суханов Е.А.. Основные положения права собственности. М., 1999.
2
Суворов. Об юридических лицах по римскому праву. 1900.
3
Васьковский. Учебник гражданского права. Спб., 1899. Т. 1, С.62.
4
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 года). М., 1995. С.88.
4
Там же. С.91-92.
5
Там же. С.91-92
Интересной представляется классификация юридических лиц в царской России как
«соединения лиц» и «учреждения»1. Она тесно перекликается с классификацией
некоммерческих организаций в континентальном и американском праве настоящего времени
как учреждения и корпорации. Юридическое лицо как «соединение лиц» образуется группой
людей по общности интересов для достижения совместными имущественными и личными
силами определенных целей. Понятие юридического лица играло роль «скобок»,
вмещающих общие интересы для разграничения этой «коллективной личности» от других.
Дворянское общество было публичным юридическим лицом, акционерное товарищество -
юридическим лицом частного характера. Юридическое лицо являлось учреждением, когда
часть имущества предназначается для достижения известной цели. Создается особый
субъект имущества, который выделяют все члены независимо от их личных интересов. Это
имущество использовалось строго по назначению (богадельни, стипендии, ночлежные дома,
учебные заведения и т.д.).
Дореволюционное понятие права собственности отличалось от современного
отечественного, главным образом, разделением понятий «владения» имуществом и «власти»
над ним. «Владение» определялось как фактическое господство лица над вещью -
добросовестно (как собственник) и недобросовестно (как арендатор, переставший вносить
условленную плату и отказавшийся освободить нанятое имущество). Об этом много писали:
Морошкин (О владении по началам российского законодательства - 1837); Кавелин (О
теориях владения — 1857);
Попов (Владение и его защита по русскому гражданскому праву); Покровский (Владение в
русском проекте гражданского уложения, 1902) и др.
Характеристика правомочий собственника (в том числе и юридического лица) как «триады»
возможностей свойственна лишь нашему национальному правопорядку2. Впервые она была
законодательно закреплена в ст. 420 (т. X, ч. 1) Свода законов Российской империи, откуда
затем по традиции перешла в и в гражданские кодексы 19223 и 19644 годов.
Юридические лица в форме хозяйственных товариществ и обществ еще существовали в ГК
РСФСР 1922 года. В ГК СССР 19645 года понятие юридического лица включало в себя
государственные предприятия, учреждения и иные государственные организации, колхозы,
межколхозные и иные кооперативные организации и их объединения, другие общественные
организации, а также государственно-колхозные и иные государственно-кооперативные
организации (ст. 24).
Советский строй был ориентирован на создание единого фонда государственной
собственности6. Единым собственником было государство, хотя необходимость
осуществлять хозяйственную деятельность и производить товары требовала передачи части
имущества этого собственника в пользование иным участникам гражданского оборота,
которыми были государственные предприятия. Исторически первым появилось право
оперативного управления, которое впервые было законодательно закреплено Основами
гражданского законодательства 1961 года7, хотя как объективная категория оно стало
известно практике несколькими десятилетиями раньше. Это право создавало базу для
разделения права собственности и гражданской правосубъектности, для существования

1
Там же. С.93.
2
Грибанов В.П., Суоханов Е.А. Правовые формы реализации отношений собственности // «Вестник
Московского университета. Сер. 11. «Право». 1989, №4. С.40-50.
3
Гражданский кодекс РСФСР от 31 октября 1922 года // СУ РСФСР. 1992, №70.
4
Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 года // «Ведомости Верховного Совета СССР».
1964, № 24. Ст. 406.
5
Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964, №24. Ст. 406; 1966, № 32, Ст. 771; 1973, № 51. Ст. 1114;
1974, № 51. Ст. 1364; 1986, № 23, Ст. 638; 1987, № 9. Ст. 250; 1988, № 1. Ст.1; 1991, № 15. Ст. 494; 1992, № 15.
Ст. 768; 1992, № 29. Ст. 1689; 1992, № 34. Ст. 1966.
6
Иоффе О.С. Советское гражданское право, М., 1967.
7
Основы гражданского законодательства Союза ССР и Союзных республик от 8 декабря 1961 года //
«Ведомости Верховного Совета СССР». 1961, № 50. Ст. 525.
субъекта гражданского права, не являвшегося собственником, при наличии государственной
собственности.
Такое право было очевидным выражением командно-административной системы, когда
свобода участника экономического оборота жестко 01-раничена в нескольких отношениях.
Последнему предоставляются те же правомочия, что и собственнику, но при их
осуществлении он ограничен целями деятельности юридического лица, установленными
государством-собственником, плановыми заданиями, исходящими от государства, и
назначением имущества, определенным им же.
Закон устанавливал единое понятие права оперативного управления. Однако тот же закон в
дальнейшем произвел дифференциацию, в силу которой это единое право распадается по
существу на две разные категории. Так, статья 24 ГК РСФСР 1964 года выделяла два вида го-
сударственных организаций: государственные организации, состоящие на хозяйственном
расчете и имеющие закрепленные за ними основные оборотные средства, и учреждения,
состоящие на государственном бюджете и имеющие самостоятельную смету. Однако на
практике право оперативного управления использовалось еще более широко. Центры
кооперативных систем создавали организации на унитарной основе. Например, Центросоюз
создавал унитарные предприятия и учреждения, которые наделялись имуществом,
находящимся и остающимся в собственности Центросоюза. Управление этим имуществом
такие организации осуществляли на праве оперативного управления, имеющем ту же
природу, что и государственные организации. Та же система использовалась и в обще-
ственных организациях (профсоюзы, ДОСААФ и т.д.). Но общий принцип оставался
неизменным - правомочие собственника осуществляет собственник через принадлежащие
ему подведомственные организации. Право оперативного управления тесно переплеталось с
категорией подведомственности. Осуществление функций собственника непосредственно
государством происходило двумя путями в зависимости от двух групп имущества,
составляющих государственную собственность. Одна - это все имущество государства,
включая закрепленное в оперативное управление или в хозяйственное ведение за
государственными организациями. Другая - это нераспределенное между последними
имущество (включая средства государственного бюджета), которая составляет
государственную (муниципальную) казну.
Над проблемами социалистической собственности работали такие ученые как
А.В.Венедиктов1, Д.М.Генкин2, В.П.Грибанов3, А.В.Карасс4, С.М.Корнеев5, В.П.Мозолин6,
В.С.Нерсесянц7, М.И.Кулагин и др.
Прошедшие десятилетия показали, что государство, обратив в свою собственность почти
всю долю производственного потенциала страны, не смогло справиться с таким
экономическим бременем. Необходимость перемен была очевидной и в первую очередь
вставали вопросы о разгосударствлении, о возрождении частной собственности, о за-
креплении различных правовых форм, реализации отношений собственности и т.д. Эти
вопросы получили отражение в законодательных актах «переходного» периода, основными

1
Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.-Л., 1948; Венедиктов А.В. О
государственной собственности в СССР и органах управления ею // «Советское государство и право». 1951,
№2.
2
Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., Госюриздат. 1961.
3
Грибанов В.П., Суханов Е.А. Правовые формы реализации отношений собственности // «Вестник
Московского университета». Сер. 11. «Право». 1989, № 4. С.40-50.
4
Карасс А.В. Право государственной социалистической собственности. Объекты и содержание. М.,
1954.
5
Корнев С.М. Основные проблемы право государственной социалистической собственности в СССР.
Дисс. на соискание ученой степени д.ю.н. М., 1971.
6
Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной
экономике. М., 1992.
7
Нерсесянц В.С. От социализма к цивилизму. Свобода. Право. Собственность // «Собственность: право
и свобода». М., 1992.
из которых можно назвать: Закон СССР от 6 марта 1990 года «О собственности в СССР»1;
Закон СССР от 4 июня 1990 года «О предприятиях в СССР»2; Закон РСФСР от 24 декабря
1990 года «О собственности в РСФСР»3; Закон РСФСР от 25 декабря 1990 года «О
предприятиях и предпринимательской деятельности»4.
«В социалистическом и постсоциалистическом праве регламентация отношений
собственности традиционно испытывает большое и во многих случаях неоправданное
влияние политэкономических подходов»5. И это доказано в значительном количестве
законодательных правил, воспроизводящих политэкономические постулаты, а иногда и
просто политические лозунги, вместо юридических норм. Примером подобного рода стали
специальные законы о собственности, принятые сначала в бывшем СССР затем практически
во всех бывших его республиках, ставших самостоятельными государствами.
Законодательство о некоммерческих организациях в РФ стало складываться лишь в 90-х
годах, хотя в отдельных нормативных актах, регулирующих развитие культуры, науки,
образования, здравоохранения и социальной защиты, признавался специальный статус
организаций, действующих в общественных интересах в противоположность
государственным или частным.
Основным аналогом международного понятия «некоммерческая организация» в России до
последних лет являлась так называемая «общественная организация» - добровольное
самоуправляемое объединение граждан, созданное с целью реализации их личных
неимущественных (духовных, творческих, научных, профессиональных, спортивных,
культурных и др.) интересов, которое существует почти исключительно как членская
организация, без целей получения и распределения прибыли.
Первым нормативным актом в этой области было Постановление ЦИК СНК СССР от б
января 1930 года «О порядке учреждения и ликвидации Всесоюзных обществ и союзов, не
преследующих цели извлечения прибыли» и Положение «О добровольных обществах и
союзах», утвержденное Постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 года.
До настоящего времени действовал сменивший это Положение Закон СССР 1990 года «Об
общественных объединениях», упростивший процедуру регистрации и расширивший
перечень законодательно признаваемых видов объединений от политических партий до
благотворительных фондов.
Следует также указать на Закон РСФСР «О вероисповедании», который рассматривал
религиозные объединения в качестве одного из видов общественных организаций и
устанавливал для них сходный порядок создания и деятельности.
Необходимость определения некоммерческих юридических лиц и их статуса в новых
экономических условиях нашла свое отражение в Основах гражданского законодательства
Союза ССР и союзных республик 1991 года в ст. 186. Многие общественные,
некоммерческие организации являлись долгое время составной частью системы кооперации,
как, например, садоводческие товарищества, и при разрешении споров, связанных с их
деятельностью судам следовало руководствоваться в первую очередь Законом «О
кооперации в СССР»7, Основами законодательства союза ССР и союзных республик о земле,
законом «О собственности в СССР» и др. Фактически, их члены не имели права
собственности на тот земельный участок, который им выделялся. Они могли лишь его
обрабатывать, обменивать и наследовать. Другие действия считались совершенными с
целью, заведомо ущемляющими права и интересы садоводческого товарищества,
государства, в частности сделки о продаже земельных участков, должны признаваться

1
Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990, №11. Ст. 164.
2
Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990, № 25. Ст. 460.
3
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990, № 30. Ст. 416.
4
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990, № 30. Ст. 418.
5
Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 303.
6
Ведомости Верховного Совета СССР. 1991, №26. Ст. 733.
7
Ведомости Верховного Совета СССР. 1988, №22. Ст. 355.
судами недействительными...»1.
В начале 90-х годов термин «некоммерческая организация» получает в законодательстве
России все более широкое применение - он содержится в более чем сорока законодательных
актах. Особое значение для развития нормативного понятия «некоммерческая организация»
в России сыграл опыт местного нормотворчества - два акта правительства Москвы:
Положение «О регистрации некоммерческих организаций в г. Москве»2, утвержденное
Распоряжением мэра Москвы от 29 декабря 1992 года и Временное Положение «О
негосударственных некоммерческих организациях в г. Москве», утвержденное Распо-
ряжением мэра Москвы от 30 апреля 1993 года. Эти акты впервые дают комплексную
характеристику нормативных признаков, порядка создания, деятельности и иных важных
черт некоммерческой организации. В отличие от «общественных» «некоммерческие»
организации могли, согласно этим Положениям, создаваться либо гражданами, либо
гражданами и юридическими лицами, либо только юридическими лицами без ограничений
минимального числа учредителей (интересно сравнить с компанией «одного лица» в
зарубежном праве), которые предусмотрены в Законе «Об общественных объединениях»
(1990 года)3,
Возможными формами юридических лиц, создаваемых инициативным путем без влияния
государства, ранее были: общественные (религиозные) объединения (как правило, членские)
и коммерческая организация. С принятием московских Положений впервые появилась
легальная возможность образовывать юридические лица именно для некоммерческих целей.
Началось создание на официальной правовой базе сети социально-культурных учреждений и
фондов - школ, театров, домов призрения, библиотек, музеев, - в том числе через
привлечение имущественных и финансовых вкладов учредителей (граждан и частных
коммерческих организаций), что лишило государство монополии в социально-культурной
сфере и положило начало интенсивному созданию российского третьего сектора. Термин
«третий сектор» является на сегодняшний день общепризнанным в мировой практике
обозначением некоммерческих, благотворительных инициатив (первый сектор -
государственный, второй сектор - частный).
Таким образом, если закон СССР «Об общественных объединения» (1990 года) укрепил
правовую основу личных неимущественных прав граждан в сфере политической и
общественной жизни («право граждан на объединения»), то указанные выше московские
Положения о некоммерческих организациях заложили основу формирования и регулирова-
ния имущественной базы российского третьего сектора.
Однако московский опыт не решил задачи регулирования правового статуса некоммерческих
организаций во всей России, поскольку не получил распространения в других регионах и не
был поддержан законодательством федерального уровня.
Это не мешало созданию некоммерческих, в том числе благотворительных организаций и
фондов, индивидуальными решениями властей («в порядке исключения»), которые каждый
раз предусматривали особый порядок предоставления льгот и преимуществ. Нормы, регули-
рующие правовой статус некоммерческих и благотворительных организаций, оставались
бессистемно разбросанными в актах различной юридической силы, причем основным
способом регулирования избирались преимущественно подзаконные акты.
С принятием части первой Гражданского кодекса Российской Федерации4 ситуация
кардинально изменилась. Нормы о некоммерческих организациях сведены в единый раздел

1
Постановление № 5 Пленума Верховного Суда СССР «О применении законодательства при
рассмотрении судами споров, связанных с деятельностью садоводческих товариществ» от 30 матра 1990 года //
«Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по
гражданским делам». М., 1996. С.182,184.
2
Вестник мэрии Москвы. 1993, №3.
3
Ведомости Съезда народных депутатов СССР Верховного Совета СССР. 1990, №42. Ст.839.
4
Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30 ноября 1994 года // СЗ РФ. 1994, №32.
Ст.331.
«Некоммерческие организации» (ст. 11 б— 123 ГК РФ), в котором приведен перечень видов
некоммерческих организаций, даются основные характеристики гражданско-правового
статуса разных видов некоммерческих организаций, порядок получения и использования
ими имущества. Более полный и уточненный перечень, который также не является
закрытым, дает Закон о некоммерческих организациях1.
В соответствии с Законом о некоммерческих организациях помимо видов некоммерческих
организаций, предусмотренных в ГК, к некоммерческим организациям отнесены
некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации, общественные и
религиозные организации (объединения). Деятельность общественных и религиозных
организаций регулируется Федеральным законом «Об общественных объединениях», а
также другими федеральными законами. Федеральным законом от 8 июля 1999 года №140-
ФЗ в закон о некоммерческих организациях были внесены изменения и дополнения. Они до-
полнили список некоммерческих организаций, отнеся к последним государственные
корпорации (ст. 7.1), чья особенность заключается в том, что они создаются на основании
федерального закона. Еще недавно российские юристы сетовали на необходимость
приведения списка некоммерческих юридических лиц по Закону о некоммерческих
организациях в соответствие со списком таких лиц, установленным ГК РФ.
Недоумение вызывали некоммерческие партнерства и автономные некоммерческие
организации (ст. 8 и 10 Закона о некоммерческих организациях). Теперь они заняты
обсуждением специфики государственных корпораций, которая состоит в том, что их нельзя
отнести ни к (государственным) учреждениям, ни к (коммерческим) корпорациям.
Государственная корпорация не имеет членства и учреждается Российской Федерацией (!) на
основе ее имущественного взноса для социальных, управленческих н иных общественно-
полезных функций. Имущество, переданное государственной корпорации Российской Феде-
рации, является ее собственностью. Хотя новая статья оставляет для государственной
корпорации ту же, типичную для остальных некоммерческих организаций, целевую
правоспособность, тем не менее основы правового положения государственной корпорации
устанавливаются законом, предусматривающим создание каждой государственной
корпорации отдельно. При этом положение ФЗ «О некоммерческих организациях»
применяется к государственным корпорациям, если иное не предусмотрено законом, в
соответствии с которым создается данная государственная корпорация.
Вывод красноречив. Закон, создающий новую государственную корпорацию может
противоречить основным положениям о некоммерческих организациях как в законе о
некоммерческих организациях, так и в ГК РФ, соответственно. Более того. Закон о
некоммерческих организациях не предусматривает ограничений относительно органи-
зационно-правовых форм, в которые может быть преобразована государственная
корпорация. Данный вид некоммерческих организаций на настоящий момент является
единственным среди всех некоммерческих юридических лиц (кроме учреждений), который
может нести ответственность за своего учредителя - РФ(!), если это будет предусмотрено
законом, в соответствии с которым создается данная государственная корпорация.
Современное российское законодательство предусматривает существование некоммерческих
организаций, осуществляющих свою деятельность без государственной регистрации и
приобретения статуса юридического лица. Речь в данном случае идет об общественных
объединениях, для которых законом предусмотрена обязательная регистрация (и,
соответственно, образование юридического лица), необязательная регистрация (на
усмотрение учредителей) и отсутствие обязательной государственной регистрации для
осуществления деятельности. К первой группе федеральный закон2 относит религиозные
организации (ст. 8). Ко второй группе относятся общественные организации, общественные
движения, общественные фонды, общественные учреждения и органы общественной само-

1
ФЗ РФ «О некоммерческих организациях» №7-ФЗ от 12 января 1996 года // СЗ РФ. 1996, №3, Ст.145.
2
ФЗ РФ «О совбоде совести и религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26 сентября 1997 года // СЗ
РФ. 1997, №39. Ст. 4465.
деятельности (ст. 8—12)1. К третьей группе относится такая форма религиозного
объединения, как религиозная группа (ст. 7)2.
Все юридические лица (коммерческие и некоммерческие - кроме учреждений) являются
частными собственниками принадлежащего им имущества. В этом качестве они могут быть
собственниками любого имущества, в том числе различных видов недвижимости, включая
земельные участки, предприятия как имущественные комплексы (ст. 132 ГК РФ), а также
иметь в собственности оборудование, транспортные средства и др. Объектом права
собственности юридических лиц не может быть только имущество, изъятое из оборота3
(полностью или частично), поскольку оно составляет объект исключительной собственности
федерального государства4. По действующему законодательству таким имуществом
являются богатства континентального шельфа5 и морской экономической зоны6, некоторые
виды вооружений, памятников истории7 и культуры8 и т.п.
Конституция провозгласила возможность иметь в частной собственности не только землю
(земельные участки), но и другие природные ресурсы (п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 36). Частными
собственниками земли могут являться все некоммерческие организации, в том числе
общественные объединения и профсоюзы9. Однако действующее законодательство пока не
предусматривает иметь в частной собственности (некоммерческих организаций) участки
недр или лесов10. Так, новая редакция Закона РФ «О недрах»11 предусматривает, что недра,
включая содержащиеся в них полезные ископаемые, являются государственной собст-
венностью, а участки недр не могут быть предметом гражданского оборота. Ст. 9 ФЗ «О
природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах»12
устанавливает право исключительной собственности государства на природные лечебные
ресурсы (минеральные воды, лечебные грязи и т.д.).
Недостатком является лишь тот факт, что виды объектов, которые не могут принадлежать на
праве собственности юридическим лицам (некоммерческим организациям), указаны не в
законе, а в подзаконных актах. Кроме того, для удобства работы некоммерческих
организаций, которые часто испытывают недостаток квалифицированной юридической
консультации, было бы полезно составить такой список для каждого вида некоммерческих
организаций или сводным порядком по общим позициям. Такие списки есть во многих
американских фондах, общественных организациях, благотворительных обществах. Списки
«к запрещению» владения таких организаций висят у них в офисах и являются лишним
напоминанием посетителям о некоммерческом характере данной организации. По такому
принципу обустроен офис Фонда Мак Намары (Вашингтон, округ Колумбия) при
Международном Банке Реконструкции и Развития (МБРР). Тоже будет верно и для
ограниченных в обороте объектов (п. 2 ст. 129 ГК РФ).

1
ФЗ РФ «Об общественных объединениях» №82-ФЗ от 19 мая 1995 года // СЗ РФ. 1995, №21. Ст.1939;
1997, №20. Ст. 2231; 1998, №30. Ст.3608.
2
ФЗ РФ «О свободе совести и религиозных объединениях» №125-ФЗ от 26 сентября 1997 года // СЗ
РФ. 1997, №39. Ст.4465.
3
Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» // СЗ РФ. 1998, №2. Ст.
219.
4
Федеральный закон «Об использовании атомной энергии» // СЗ РФ. 1995, №48. Ст.4552.
5
Федеральный закон от 25 октября 1995 года «О континентальном шельфе Российской Федерации» //
СЗ РФ. 1995, №49. Ст.4694.
6
Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 года // СЗ РФ. 1995, №47. Ст.4471.
7
Указ Президента РСФСР от 18 декабря 1991 года «Об особо ценных объектах национального
наследия России» // «Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР». 1991, №52.
Ст.1891.
8
Федеральный закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» //
СЗ РФ. 1996, №22. Ст.2591.
9
Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности М., 1999. С.337.
10
Лесной кодекс Российской Федерации от 29 января 1997 года // СЗ РФ. 1997, №5. Ст.610.
11
СЗ РФ. 1995, №10. Ст.823.
12
СЗ РФ. 1995, №9. Ст.713.

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>