стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

















Сборник
учебно-методических материалов
кафедры романской филологии

Под редакцией профессора В.Т. Клокова

Выпуск 2



Издательство Саратовского университета
2003
































СОДЕРЖАНИЕ


Клоков В.Т. Территориальные варианты французского языка 3

Колосова Н.А. Французская традиция в российском культурном пространстве 67

Makeenko I.A. Diversite et variation dans la prononciation du francais contemporain 84

Новикова Т.П. Фразеология в современном французском языке и пути ее исследования 90

Фролова Ю.Б. Представление событий прошлого в устной и письменной речи 101

Зелиб Т.И. Педагогика сотрудничества и преподавание иностранных
языков 108





В.Т. Клоков


ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ
ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА

Конспект лекций



1. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В МИРЕ
И ЕГО ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ

1.1. Вариативность языков на различных территориях

В последнее время во французской лингвистике заметно повысился интерес к вопросам существования французского языка в мире. Наиболее актуальным и перспективным представляется сочетание этнокультурного, социолингвистического и собственно лингвистического подходов к осознанию французского языка как элемента национально-культурной специфики многих сообществ, пользующихся этим языком. В основе такого подхода лежит мысль о том, что на широком пространстве французский язык обнаруживает себя одновременно как единый коммуникативный инструмент и как система социально обусловленных вариантов, каждый из которых характеризуется определенным функциональным своеобразием, а также структурными и нормативными особенностями.
Основы территориальной вариантологии в нашей стране были заложены в 70 - 80-ые годы ведущими специалистами в области романского и германского языкознания: Г.В. Степановым в работах, посвященных испанскому языку Испании и Латинской Америки, А.Д. Швейцером - в работах об английском языке Англии и США, А.И. Домашневым - в исследованиях о национальных вариантах немецкого языка Германии, Австрии, Швейцарии и Люксембурга, Е.А. Реферовской - в книге о французском языке в Канаде.
Что касается французского языка, то, наряду с исследованиями его канадского варианта, в нашей стране ведутся наблюдения за его состоянием и функционированием в странах Магриба и в Тропической Африке. При этом исследования отечественных романистов во многом основываются на данных зарубежных ученых, осуществляющих непосредственное наблюдение за функционированием и состоянием французского языка в мире. Особенно ценными в данном случае представляются работы канадских ученых (в области лексико-семантических и фразеологических особенностей квебекского варианта французского языка - Ж. Дюлонг, П. Дерюисо, К. Пуарье и др.), бельгийских исследователей (в области валлонского варианта французского языка - В. Баль, А. Доппань и др.), а также канадских и швейцарских ученых (в области гельветизмов французского языка Швейцарии - А. Тибо, П. Кнешт). Большой интерес представляет работа ученых Франции и Африки в области сбора, фиксации и объяснения особенностей африканского варианта французского языка (С. Лафаж, А. Кеффелек и др.).

1.2. Французский язык в современном мире

1.2.1. География распространения

Французский язык по числу людей, пользующихся им в качестве родного, занимает 11 - 12 место в мире после китайского, хинди, английского, испанского, русского и др. Но международная значимость французского языка оказывается значительно выше в связи с тем, что для многих народов он стал важнейшим средством общения и усвоения мировой культуры. В настоящее время французский язык представлен не только на своей исторической родине во Франции, но и в других странах земного шара, выполняя там функции официального общения, международных связей, национального языка, языка науки, художественной литературы и т.д. Им в качестве родного сейчас в мире пользуются около 90 млн. человек, а вместе с теми, кто активно использует его в качестве второго или третьего языка, общее число франкофонов достигает примерно 400 млн. человек.
Что касается географического распространения, то в Европе, кроме Франции, французский язык представлен в Бельгии, Люксембурге, Швейцарии, Монако, Италии (в Долине Аосты и в Альпийских Долинах), в Великобритании (на Норманских островах). Это те страны и территории, где французский язык сформировался в результате романизации местного населения, то есть при освоении разными народами в Римской империи латинского языка, давшего начало романским языкам, в числе которых и французский язык. В Северной Америке он является родным языком франко-канадцев (главным образом квебекцев), а также жителей отдельных штатов США (особенно штата Луизианы) и заморских территорий Франции на островах Сен-Пьер и Микелон у восточных берегов Канады. В Южной и Центральной Америке французский язык распространен в заморских департаментах Франции в Гвиане и на Антильских островах Гваделупе и Мартинике, а также на Гаити. Это территории, при колонизации которых из Франции переселились значительные группы французов, сохранивших там до сих пор свой родной язык. Французский язык остается употребляемым также в некоторых независимых государствах Индийского и Тихого океанов: на Маврикии, Мадагаскаре, Вануату, Сейшельских островах. В заморских департаментах и территориях Франции, расположенных в Индийском и Тихом океанах, он присутствует на Реюньоне, в Новой Каледонии и в Полинезии. На многих из этих островных и континентальных территорий французский язык присутствует совместно с франко-креольскими языками, которыми в свое время пользовались чернокожие рабы, завезенные из Африки, с Мадагаскара и иных территорий. В Африке французский язык в том или ином качестве представлен в Алжире, Тунисе, Марокко, Мавритании, Сенегале, Мали, Гвинее, Кот-д'Ивуаре, Камеруне, Бенине, Того, Буркина-Фасо, Центральноафриканской Республике, Чаде, Нигере, Габоне, Руанде, Бурунди, Демократической Республике Конго, Конго, Джибути. В Азии он используется в Ливане, Камбодже, Лаосе и Вьетнаме. В этих странах французская колонизация проходила без массового переселения французов, и их язык не вытеснил местные языки и сам не стал родным языком местного населения.
В совокупности вышеперечисленных ареалов французский язык обнаруживается как единый язык в его литературной и народно-разговорной формах. На многих территориях он существует в виде специфических вариантов. Особое положение среди них занимает центральный вариант, то есть французский язык Франции.

1.2.2. Субстратные национальные варианты

Варианты французского языка Франции, Бельгии, Швейцарии и Канады являются родными формами речи соответствующих национальных групп: французов, валлонцев, франко-швейцарцев и франко-канадцев.
Степень франкоэтнической консолидации этих национальностей представляется неодинаковой. Она является наивысшей (но не абсолютной) во Франции, в Канаде и в Швейцарии, и несколько меньшей в Бельгии, где не все говорящие на французском языке приобщают себя к франкоязычным валлонцам. Но, так или иначе, на основании данного критерия разновидности французского языка в этих странах квалифицируются как национальные варианты.
Исторически во Франции, Бельгии и Швейцарии варианты французской речи развивались параллельно и во взаимном контакте вначале в границах романизированной Франкской империи, а затем в соседствующих государствах распавшейся в середине IX века империи. Существование канадского варианта французского языка обусловлено переселением в XVII - XVIII веках части французов на территорию Канады, колонизованной затем и Великобританией.
Что касается франкоязычной консолидации среди люксембуржцев и жителей Долины Аосты, то она представляется незначительной. В Люксембурге лишь для небольшой части населения французский язык является родным. Однако и здесь он играет важную роль в профессиональной и социальной сферах общения. Франкофония в Долине Аосты иногда оспаривается в связи с тем, что местное население пользуется не литературным французским языком, а его местным просторечием.
На всех вышеперечисленных территориях французский язык находится в положении родного языка значительных групп населения, выполняя там роль субстрата по отношению к тем языкам, к которым могут дополнительно обращаться данные группы и которые по отношению к французскому языку выступают в роли суперстратов или адстратов.
Особое положение французский язык занимает на территориях Центральной и Южной Америки, на островах Индийского океана и в Океании, где в роли национальных языков выступают локальные варианты французского языка и франко-креольские языки, не относящиеся к вариантам французского языка. Существование такого франко-креольского двуязычия обусловлено этнокультурными и социолингвистическими причинами, согласно которым креольское население идентифицирует себя не только в качестве креолов, но и франкофонов, т.е. осознавая свое генетическое родство с европейцами. С этой точки зрения варианты французского языка в Луизиане, на Реюньоне, Маврикии, Гаити и других территориях квалифицируются как субстратные национальные варианты французского, которые, находясь в тесном контакте с креольскими языками, оказывают на них свое влияние.

1.2.3. Суперстратные варианты

На многих других территориях (в отдельных странах Африки, Центральной и Южной Америки, а также на островах Индийского океана и в Океании) французский язык не является родным языком населения, но, не имея национального статуса, он, тем не менее, выполняет здесь важные функции общения и выступает в роли языка культуры. В данные регионы французский язык был завезен европейцами (французами и бельгийцами) в ходе колониального завоевания территорий и раздела мира в XIX - XX веках. Отличительной чертой распространения французского языка на этих территориях явилось то, что европейцы не составили большинства населения колоний и не образовали новых национальностей. Со своей стороны, далеко не все местное население овладело языком европейцев и традиционно сохраняет свою национальную и языковую самобытность. Как правило, французский язык здесь пользуется официальными правами и накладывается на местные языки, оказывая на них существенное влияние и испытывая на себе определенное воздействие с их стороны. С этой точки зрения французский язык данных территорий квалифицируется как импортированный суперстратный вариант.




1.2.4. Адстратные варианты французского языка

Существуют, однако, и такие ситуации, в которых импортированный французский язык, выполняя важные функции культурной коммуникации, не имеет привилегированного статуса, в результате чего его связи с местными языками оказываются ослабленными. В данном случае импортированный язык не накладывается на местные языки, как это наблюдается в предыдущем случае. Такое положение французского языка заставляет определить его как импортированный адстратный вариант. В данном качестве французский язык выступает, в частности, в странах Магриба, то есть в Алжире, Марокко и Тунисе, где значительные группы населения пользуются им как иностранным языком в сфере межгосударственного общения, образования, науки, современного производства, средств массовой информации и т.д. В качестве средств общения, с которыми идентифицируют свою этническую принадлежность северо-африканцы, выступает арабский язык в его народно-разговорной и литературной разновидностях, контакт с которыми у французского языка, как правило, ограничен по идеологическим мотивам, особенно в Алжире.
Статус адстратного культурного варианта имеет также французский язык в Ливане, Камбодже, Вьетнаме и Лаосе. Но, несмотря на широкое использование в культурной сфере, французский язык в этом регионе интегрирован гораздо меньше, чем в Северной Африке.

1.3. Франкофония

Национальные и не-национальные субстратные, суперстратные и адстратные варианты французского языка в мире представляют собой систему дискретных образований и в то же время некий континуум, называемый франкофонией. Франкофония - это условное объединение стран и территорий, на которых распространен французский язык, а также совокупность народов, проживающих на этих территориях и пользующихся этим языком. Единство франкоязычного мира обеспечивается единством его исторического формирования, а также постоянными контактами между франкоязычными странами и народами. Кроме того, большое влияние на сплочение франкоязычных стран и народов оказывает интегрирующая деятельность самых различных государственных и общественных организаций национального и международного масштаба.
На многочисленных территориях распространения французского языка складываются его специфичные варианты, которые, оставаясь самобытными образованиями, развиваются в тесной связи между собой, способствуя взаимному обогащению и обновлению. Примечательно, что эти варианты испытывают на себе особое нормализующее влияние со стороны французского языка Франции, в связи с чем дифференциация французского языка в мире осуществляется в рамках общих тенденций и главным образом на основе общего материала. Централизующая роль Франции является мощным фактором, не позволяющим французскому языку в мире сформироваться в такие формы речи, которые превратились бы в новые, неороманские, языки.

1.4. Национально-культурная специфика
вариантов французского языка

То или иное положение языка в национальном обществе определенным образом сказывается на нем как на средстве выражения национальных представлений о мире. Это связано с тем, что перед языком поставлена не только коммуникативная цель, то есть служить средством общения, но и когнитивная задача, то есть формировать, передавать и хранить этническое знание, представляющее собой особую систему миропонимания и эмоционального реагирования на мир. С помощью языка от поколения к поколению передаются, приумножаются, видоизменяются и частично исчезают, с одной стороны, элементы общечеловеческой культуры, а с другой - специфические национальные черты. При этом сами языковые элементы создаются и воспроизводятся в конкретных речевых высказываниях, в ритуальных формах общения, при отправлении традиционных обрядов, в текстах национальной мифологии, в сказках, песнях, баснях, в научной, художественной и другой литературе. В данном случае язык проявляет себя как средство оформления духовных ценностей народа, как инструмент отправления традиционных действий и национально-специфического осмысления мира. Все эти признаки присущи в первую очередь национальным вариантам языка, в нашем случае - французскому языку Франции, Канады, Швейцарии, Бельгии.
Особенностью французского, бельгийского и швейцарского вариантов французского языка является то, что они отражают такие культуры, которые, имея единый романский источник, стали развиваться самостоятельно и в то же время в рамках единой европейской культуры и единого франкоязычного мира. По отношению друг к другу французский, бельгийский и швейцарский варианты французского языка можно назвать региональными, то есть частями единой системы европейского варианта французского языка. В этих региональных вариантах проявляют себя специфические элементы, а именно:
1) регионализмы, то есть единицы, которые свойственны данному региональному варианту языка;
2) семантические дивергенты, то есть такие единицы языка, которые, имея одинаковую форму в других вариантах, отличаются своим смысловым содержанием;
3) формальные дивергенты, то есть такие слова и выражения, которые при одинаковом содержании в разных вариантах имеют различную форму выражения;
4) статусные регионализмы, то есть такие элементы, которые в разных региональных вариантах имеют различную частоту употребление или различную стилистическую окраску. Среди статусных регионализмов особо выделяются те, которые, являясь общенациональными в пределах одного варианта, в других имеют лишь диалектное распространение, а также те, которые в одних вариантах квалифицируются как современные, а в других как архаичные.
Что касается канадского варианта французского языка, то в нем можно обнаружить такой же перечень специфических черт. Главное здесь, однако, состоит в том, что французская культура на новой территории и на протяжении многих веков видоизменялась специфическим образом, в то время как в Европе она также не оставалась неизменной и развивалась по собственному пути. Это означает, что в канадском варианте французского языка активно используется большое количество таких единиц, которые вышли из употребления во Франции и считаются там архаичными. Кроме того, в канадском варианте появилось большое количество неологизмов, сформированных для обозначения собственно канадского представления о мире. При этом новые элементы во французском языке Канады часто формировались под влиянием английского языка, с которым французский язык на Американском континенте находится особенно в тесном контакте.
При изучении не-национальных вариантов особое внимание обращает на себя, с одной стороны, уровень освоения местными пользователями европейской культуры, отраженной во французском языке, а с другой - уровень внедрения элементов локальной культуры в систему французского языка.
В странах Африки южнее Сахары, например, отмечается следующая ситуация: французский язык активно используется в сфере современной культуры, в то время как в область традиционной культуры он практически не допускается. Во французском языке Африки, следовательно, присутствует довольно большое количество неологизмов для отражения артефактов африканской культуры, но из области самобытных традиций во французский язык проникает исключительно мало того, что относится к функциональной стороне этой культуры. Таким образом, эта важная область этнического самовыражения не касается французского языка, который остается только в рамках функционирования современной, особенно городской культуры африканского общества. При этом для французского языка Африки большое значение имеет такое явление как подведение форм французского языка под культурное африканское содержание, в результате чего в содержательной части его элементов появилось большое количество семантических дивергентов.
В странах Магриба все эти явления также имеют место, но в гораздо меньших масштабах, ибо контакт культур здесь носит в большей степени адстратный характер. Еще в меньшей степени во французский язык проникают элементы культур народов Ливана, Камбоджи, Лаоса, Вьетнама.
Что касается французского языка в регионах с креольской культурой, то здесь он испытывает сильное влияние со стороны креольских языков. Это связано с тем, что лингвокультурологическая ситуация на соответствующих территориях представляет собой континуум, в котором отсутствуют резкие границы между культурами и контактирующими языками. Вследствие этого сам французский язык представляет здесь систему различных стилистических и социальных вариантов, в которых смыслоразличающие элементы аккумулируют большое количество форм и смыслов, относящихся к различным разновидностям единой франко-креольской культуры.

1.5. Взаимовлияние территориальных вариантов

Благодаря единству функционирования во времени и пространстве, а также в связи с активизацией международных обменов в современном мире, специфические элементы одних территориальных вариантов французского языка легко проникают в другие регионы франкоязычного мира. Свидетельством тому служат многие факты. Так, существование в Африке валлонизмов связано с бельгийской колонизацией трех стран: Заира (современной Демократической Республики Конго), Руанды и Бурунди, в связи с чем данные специфичные элементы хорошо знакомы сразу в трех этих странах, причем некоторые из них распространились по Африке далеко за пределы бывших бельгийских колоний. Кроме валлонизмов в Африке распространены канадианизмы и гельветизмы, которые проникли сюда через французский язык Франции, так как непосредственный контакт французского языка Канады и Швейцарии с французским языком Африки в принципе отсутствует.
С другой стороны, в рамках единого франкоязычного мира наблюдается проникновение африканизмов во французский язык Франции и Бельгии, что связано главным образом с африканской иммиграцией и возвращением в Европу колонистов. Кроме того, благодаря литературе многие европейцы хорошо знают африканизмы, которые обозначают особенности природного и культурного пространства Африки.
Сам французский язык Франции обогащается локализмами многих самых разных вариантов французского языка в мире. Так, французы уже давно усвоили такие слова швейцарского происхождения, как fondue "фондю", lisier "навозная жижа", replat "плато (ровная местность)". Им хорошо известны такие бельгийские слова, как lapinisme "чрезмерная плодовитость", malinois "бельгийская овчарка", porion "горный мастер" или такая канадская лексика, как carcajou "барсук", smart "элегантный, шикарный" и др.
Количество той лексики, которая в Канаде считается современной, а во Франции архаичной, очень велико. Можно говорить о нескольких сотнях таких слов и выражений. С полным правом можно сказать, что французский язык Канады в некотором смысле соотносится с состоянием французского языка Франции XVII - XVIII веков. Более того, в Канаде в качестве повсеместно распространенной лексики в настоящее время функционируют такие слова и выражения, которые во Франции считаются диалектизмами. Это связано с тем, что в свое время в Канаду эмигрировали большей частью жители Нормандии, Иль-де-Франса, Пуату и других провинций, где они знали, как правило, лишь местные разновидности французского языка, к настоящему времени почти полностью исчезнувшие на территории Франции.
Также многие валлонизмы известны во Франции как диалектизмы, характерные для пограничных с Бельгией районов Пикардии и Шампани. В Бельгии же они часто функционируют в качестве элементов общебельгийской лексики.
Некоторые валлонизмы отражают бывшее состояние французского языка, и как архаизмы они в той или иной мере известны во Франции. Речь, следовательно, идет о таких словах и выражениях, которые стали редкими во французском языке Франции или употребляются в ином, нежели в Бельгии, значении. Также существует немало гельветизмов, известных во Франции в качестве диалектизмов Эльзаса, Лотарингии и Савойи на границе со Швейцарией.
Характерно существование и таких локализмов, которые одинаково специфичны для французского языка Бельгии, Швейцарии и Канады, но не являются достоянием французского языка Франции. Их появление обусловлено главным образом спецификой развития самого французского языка Франции, где при появлении неологизмов старые слова нередко исчезали, а на других территориях франкоязычного мира они продолжают свое существование. Речь, следовательно, идет о самостоятельном развитии французского языка Франции по отношению к другим территориальным вариантам. Например, в Бельгии, Швейцарии и Канаде известны старые употребления французских слов dejeuner, diner соответственно в значениях "утренний завтрак" и "обед" (во Франции эти слова имеют соответственно значения "обед" и "ужин"). Кроме того, существуют особые слова и выражения, которые свойственны французскому языку только двух стран, например Канады и Швейцарии: boucherie "забой скота"; case postale "абонентный ящик"; или Бельгии и Швейцарии: auditoire "аудитория (зал)"; carrousel "карусель (аттракцион на деревянных лошадках)".
Здесь встречаются и такие явления, которые касаются изменений во всем франкоязычном мире за исключением лишь одного территориального варианта. Например, многие англицизмы всеобщего французского языка отвергаются франкоязычной Канадой, относящейся нередко оппозиционно к английским заимствованиям.
Таким образом, единая франкофония характеризуется одновременно дезинтеграцией и интеграцией вариантов французского языка. Иллюстрацией тому служат многочисленные примеры фонетического, грамматического, лексико-семантического и фразеологического взаимовлияний самых разных вариантов французского языка на обширной территории франкоязычного мира.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Веденина Л.Г. Особенности французского языка. М., 1988.
Гак В.Г. Введение во французскую филологию. М., 1986.
Гак В.Г. Французский язык в современном мире //Российская франкофония. М., 2001. Вып. 2.
Голубева-Монаткина Н.И. Язык, культура, политика: от франкофонии к Франкофонии //Российская франкофония. Вып. 2. М., 2001.
Клоков В.Т. Французский язык в мире и его территориальные варианты //Вопросы романо-германского языкознания. Саратов, 1999, № 13.
Красовская Н.В. Черты сходств и различий существования территориальных вариантов романских языков в мире //Романо-германская филология. Саратов, 2000. Вып. 1.
Сергеев Ф.П. Языковые ситуации и языковая политика в странах мира. Волгоград, 2001.
Степанов Г.В. К проблеме языкового варьирования. Испанский язык Испании и Латинской Америки. М., 1976.
Dictionnaire universel francophone. P., 1997.



2. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК ВО ФРАНЦИИ


2.1. Особенности формирования французского языка
на территории Франции

История французского языка тесно связана с историей французского государства, сложившегося на той территории, которая на момент завоевания ее древними римлянами называлась Галлией, а народ, ее заселявший, - галлами, пользовавшимися кельтским языком. Следствием романизации (I в. до новой эры - V в. новой эры) стало то, что галлы освоили римскую культуру, а вместе с ней и латинский язык римлян. Однако романизация по всей территории Галлии осуществлялась неравномерно: она была более глубокой на юге и менее интенсивной на севере Галлии.
После распада Римской империи Галлия была завоевана германскими племенами франков, которые, приступив к управлению страной и дав ей свое название (Франция - страна франков), не старались навязать галло-романцам свою культуру и свой франкский язык. Тем не менее, на севере Франции имевшее место франкское влияние было сильнее, чем на юге, что еще больше повлияло на различия между северными и южными областями данной территории.
Под влиянием различных факторов к IX в. на территории Франции образовались три культурные зоны, включавшие три области распространения сложившихся к тому времени форм романской речи: область французского языка (langue d'oil) на севере, область провансальского языка (langue d'oc) на юге и область франко-провансальского языка на востоке.
Эти языковые области не совпадали с границами феодальных образований. В связи с этим на территории сегодняшней Франции долгое время существовали (в некоторой степени существуют и сегодня) такие области, в которых, кроме французского, присутствовали другие языки: бретонский, провансальский (окситанский), фламандский и др. Кроме того, франкоязычное население проживало не только во Франции, но и за ее пределами: в Бельгии, Швейцарии и в некоторых других соседних странах. На протяжении многих веков правители Франции стремились сплотить вокруг королевского домена как можно большую территорию и вовлечь в нее соседние франкоязычные области. Эта задача решалась последовательно, но до конца не была выполнена. В связи с этим в настоящее время на территории Франции существует не только французский, но и некоторые другие языки, а сам французский язык распространен не только во Франции, но и в соседних государствах.
Другой особенностью исторического развития французского языка является то, что его начальное формирование на основе разговорного латинского языка осуществилось в форме не единой языковой системы, а целой группы диалектов. Также в форме групп диалектов создавались провансальский и франко-провансальский языки (остальные романские языки на начальном этапе также обычно образовывались как сложные диалектные формирования, а не полноценные языковые единства).
Функционально диалекты использовались в качестве средств бытового общения в среде французского народа, в то время как функции письменной речи, языка науки, образования, администрации, суда, церкви и т.п. выполнялись литературно-письменным латинским языком, практически не использовавшимся в быту.
Дифференциация диалектов народного французского языка была обусловлена феодальной дробностью французского государства того времени. Границы диалектов обычно совпадали с границами королевств, герцогств, графств. Французские диалекты делились на три зоны: восточную, западную и северную. К восточным относились лотарингский, бургундский и шампанский; к западным - нормандский, анжевинский, пуатевинский, ангулемский, франсийский; к северным - пикардийский и валлонский.
В своих диалектных формах французский язык уже на самых ранних этапах существования так или иначе проникал в область письменной речи: в науку, религию, администрацию, но особенно в художественную литературу, что и создавало почву для формирования литературно-письменного варианта французского языка. Особенно активным процесс формирования французского литературного языка был в эпоху Французского возрождения в XVI веке. Примечательно, что литературный французский язык складывался с использованием самых разных диалектов, и его распространение затрагивало всю территорию Франции. В конечном итоге в XVII - XVIII веках сложился единый литературный французский язык, который уже в XVI веке получил статус официального языка государства и отодвинул на второй план латинский язык.
Формирование литературно-письменного французского языка совершалось путем тщательного отбора для него материала из всеобщего французского языка. Этот отбор привел к тому, что между народным французским языком в его диалектных разновидностях и литературно-письменным вариантом французского языка стали проявляться существенные различия в произношении, грамматике и в лексике.
Со своей стороны, развитие национальной экономики, транспорта и передвижения привело к формированию единого народно-разговорного французского языка. В его основе лежали народные диалекты, разговорная речь горожан и в некоторой степени литературно-письменный французский язык.
При этом, естественно, простой французский народ долгое время совершенно не владел литературной формой французского языка, а государство, со своей стороны, игнорировало просторечные, диалектные и разговорные формы народной речи.
И все же на основе литературно-письменного и народно-разговорного языков во Франции сумела сложиться литературно-разговорная форма французского языка. Таким образом, сегодня, в XXI веке, на территории Франции соседствуют самые разные варианты французского языка, среди которых отмечаются литературно-письменная, литературно-разговорная и народно-разговорная формы французской речи, а также диалекты французского языка, его региональные варианты и самые разные социальные разновидности, включая арго, язык студенческой молодежи, торговцев, людей свободных профессий и т.д.
Как в свое время литературно-письменный французский язык вытеснил из письменной сферы общения латинский язык, так на современном этапе народно-разговорная и литературно-разговорная формы французского языка почти полностью заменили собой диалекты в бытовой сфере общения.
Вытеснение диалектов и замещение их разговорными формами французского языка, тем не менее, не означало полной нивелировки общефранцузского языка на территориальном уровне. Дело в том, что параллельно тенденции к унификации здесь наблюдается тенденция к новой территориальной дифференциации. В результате воздействия на французский язык со стороны исчезающих диалектов и разговорных форм самого французского языка и, наконец, вследствие общих тенденций к варьированию в настоящее время во французском языке складываются так называемые региональные варианты французской речи (региолекты). На смену оппозиции "французский язык // диалекты" пришла оппозиция "общефранцузский литературный язык // региональные варианты французского языка".
Региональный вариант французского языка - это такая форма речи, которая соответствует стандарту общефранцузского литературного языка, но с элементами локальной специфики в произношении, грамматике и лексике. В отличие от диалектов, региональные варианты французского языка не обладают системностью и не имеют особой исторической базы.
Во французской лингвистике к региолектам принято относить не только варианты французской речи на территории самой Франции, но и варианты французского языка Бельгии и Швейцарии, а их специфические элементы традиционно называют регионализмами французского языка.

2.2. Языковая ситуация в современной Франции

В настоящее время французский язык является одним из крупных языков мира. В качестве родного его используют примерно 90 млн. человек в мире, из них во Франции - 60 млн. Однако общее число людей, пользующихся этим языком в качестве родного, второго или иностранного, составляет 400 млн. человек.
Тем не менее, как было сказано выше, во Франции, кроме французского, существуют другие языки, а также региональные разновидности самого французского языка. Отличительной чертой языковой ситуации во Франции является то, что все привилегии функционального использования здесь отдаются одному, французскому, языку. Во Франции общегосударственным признан только французский язык. Все остальные языки на территории Франции пользуются статусом так называемых региональных языков (единственно в Эльзасе официальным статусом на местном уровне пользуется литературный немецкий язык).
Существование на французской территории нескольких языков заставляет говорить о ситуации диглоссии. В то же время, в связи с тем, что более чем 15 млн. граждан Франции кроме французского пользуются своими региональными языками, в стране широко представлена ситуация билингвизма.
Французский язык на территории Франции считается национальным языком в том смысле, что им в качестве основного пользуется все население Франции, сформированное во французскую нацию со своей историей, традициями, государственностью, единой культурой, общим языком и т.д. Этническое разнообразие во Франции имеет тенденцию к нивелировке, в связи с чем наблюдается расширение использования французского языка и сокращение применения региональных языков, распространенных исключительно в зоне проживания соответствующих этнических меньшинств.
Среди региональных языков национальных меньшинств Франции различают, с одной стороны, языки, которые, как и французский, относятся к группе романских языков (окситанский и каталанский языки, а также корсиканский вариант итальянского языка), и нероманские языки (баскский, бретонский и фламандский языки, а также эльзасский диалект немецкого языка).

2.2.1. Романские языки национальных меньшинств

Окситанский (или новопровансальский) язык представляет собой то, что на современном этапе осталось от старопровансальского языка, образовавшегося в момент формирования всех остальных романских языков в южной части Франции, называемой Провансом. В XI - XIII веках в Провансе ввиду развития культуры, во многом связанной с творчеством трубадуров, и на основе местных диалектов романской речи сложилась единая литературная форма, ставшая основой окситанского языка. После завоевания в XIII веке данной территории правителями Северной Франции культура трубадуров пришла в упадок, а вместе с этим стал переживать кризис и окситанский язык, выведенной постепенно из сферы активной публичной жизни. В XIX веке окситанский язык перешел в категорию диалектов, подчиняющихся французскому языку.
Сегодня во Франции данным языком пользуются 7 - 8 млн. человек. При этом очерченная нечетко территория Окситании занимает примерно треть всей территории Франции. Сам окситанский язык включает в себя такие диалекты, как провансальский, лангодокский, гасконский, овернский и лимузинский.
Каталанский язык является языком романской речи, который сформировался на территории испанской Каталонии. В 1659 году часть Каталонии (Руссильон и Северная Сердань) вошли в состав Франции, так что сегодня каталонцы проживают на двух территориях: в Испании и во французском департаменте Восточные Пиренеи.
На территории двух стран каталанский язык существует в двух вариантах (испанском и французском) единого национального языка каталонцев. Но имеется также единая литературная норма каталанского языка, которая ориентируется на стандарт, сформировавшийся в испанской Барселоне. Французский вариант разговорного каталанского языка представляет собой руссильонский диалект. Таким образом, на территории распространения каталанского языка во Франции складывается следующая триглоссия: французский язык (в официальной сфере), нормализованный литературный каталанский язык (в школьном преподавании), руссильонский диалект каталанского языка (в сфере бытового общения).
Корсиканский вариант итальянского языка представляет собой группу романских диалектов, которые сложились среди населения, проживающего на острове Корсика. В настоящее время итальянским языком в его локальном варианте пользуются около 200 тыс. жителей острова.
С XI века Корсика находилась под властью Италии (вначале ею управляли из Пизы, а затем из Генуи), но в 1768 году Корсику присоединила к себе Франция.
Так как остров в настоящее время является частью Французского государства, то, наряду с итальянским, здесь распространен и французский язык. При этом французский язык пользуется статусом официального языка и употребляется в публичной сфере административных дел, в образовании, в науке и т.д. Итальянский же язык используется только в бытовой сфере.
В свое время корсиканский вариант итальянского языка образовался от тосканского диалекта итальянского языка. На протяжении долгого времени корсиканский диалект был оторван как от единого литературного итальянского языка Италии, так и от остальных диалектов итальянской речи, и развивался самостоятельно. В настоящее время он подвержен сильному влиянию со стороны французского языка. Все это дает корсиканцам право квалифицировать свой язык как самостоятельный корсиканский язык. Этот lingua corsa не имеет единой наддиалектной формы, в связи с чем его использование в публичной сфере затруднено.

2.2.2. Нероманские языки национальных меньшинств

Баскский язык является языком басков, единого народа, проживающего на территории французского департамента Атлантические Пиренеи (французская Баскония) и на территории Испании (испанская Баскония). Число басков в настоящее время достигает примерно 2 млн. 200 тыс. человек в Испании и около 100 тыс. человек во Франции.
Язык басков, относящийся к группе неиндоевропейских языков, сумел противостоять романизации и сохранился в окружении языков, образовавшихся от латыни. Как в Испании, так и во Франции имеется несколько диалектов баскского языка. Во Франции - это лабурдинский, сулетинский и нижненаваррский диалекты, из которых наиболее развитым и имеющим литературную форму является лабурдинский. В Испании баскский язык в своей литературной форме получил статус официального языка и в настоящее время переживает период бурного расцвета. Во Франции наблюдается активное движение басков за сохранение своего языка. Одной из проблем для него является то, что его местные диалекты значительно отличаются от создаваемой в Испании наддиалектной формы баскского языка.
Бретонский язык распространен во Франции на полуострове Бретань. Этот язык принадлежит к бриттской ветви кельтских языков. В Бретань бретонцы переселились в V - VI веках из Англии, откуда их стали вытеснять переселявшиеся на британские острова англосаксонские племена. В XV веке территория Бретонского герцогства была присоединена к Франции и с этого времени область распространения бретонского языка постоянно сокращалась ввиду наступления на него французского языка с востока. В настоящее время различают французскую Бретань, где господствует французский язык, и Нижнюю Бретань (бретонская Бретань), где в департаментах Финистер, Кот-дю-Нор и Морбиан господствует бретонский язык. Количество бретонцев, активно пользующихся своим языком, достигает 1 млн. человек. Однако цифра эта постоянно сокращается за счет того, что новое поколение бретонцев постепенно переходит на пользование французским языком. Многие молодые бретонцы сегодня лишь понимают тот бретонский язык, которым пользуются их родители, но сами не говорят на нем. Французский язык в Бретани распространен повсеместно, и даже в западной части полуострова имеются сельские местности, небольшие и крупные города, где распространен только французский язык.
Бретонский язык является исключительно средством бытового общения, особенно среди крестьян, рыбаков и жителей небольших городов. В публичной сфере он не используется. На протяжении всего своего существования в рамках французского государства этот язык испытывал жесткий геноцид. Тем не менее, в настоящее время ширится движение за его возрождение, и сторонники бретонского языка уже достигли некоторых положительных результатов в его распространении.
Фламандский язык, являющийся одним из диалектов голландского языка, распространен в Бельгии и во Франции. В Бельгии на фламандском диалекте говорят во Фландрии, где, кроме диалектных форм голландского языка, существует и литературный голландский язык. В XVII веке часть Фландрии была присоединена к Франции. Таким образом, в настоящее время во Франции присутствует западнофламандский диалект голландского языка. Территория его распространения невелика, она занимает узкую полосу на севере Франции по границе с Бельгией: в департаменте Нор в районе городов Лиль, Рубе и др. В последнее время коммуникативная роль западнофламандского диалекта на территории Франции значительно снизилась. Во Франции фламандским языком пользуются около 80 тыс. человек. В основном это сельские жители, которые используют его в бытовой сфере. Образованные фламандцы на территории Франции пользуются также литературным голландским языком. Но постепенно французские фламандцы переходят исключительно на французский язык, являющийся единственным языком публичного общения во французской Фландрии, население которой увеличивается за счет иммигрантов, пользующихся, как правило, французским языком.
Немецкий Эльзас в XVII веке был присоединен к Франции. Однако до Революции 1789 года эта территория пользовалась относительной автономией, и население ее сохраняло свой немецкий язык. В начале XIX века Эльзас стал входить в состав французского государства гораздо прочнее, и французский язык здесь постепенно стал внедряться в школьное обучение. В 1871 году в результате поражения Франции в войне с Пруссией Эльзас и Лотарингия перешли к Германии, но возвращены Франции после Первой мировой войны в 1918 году. С тех пор французский язык в Эльзасе стал единственным языком преподавания в школе, а немецкий язык изучался лишь как иностранный. В период немецкой оккупации во вторую мировую войну (1940 - 1944 годы) французский язык в Эльзасе был запрещен, а после оккупации из преподавания был исключен уже немецкий язык.
В настоящее время эльзасцы в бытовой сфере пользуются эльзасским диалектом немецкого языка, а в публичном общении - литературным немецким и французским языками. Число лиц, пользующихся эльзасским диалектом, достигает 1 млн. 300 тыс. человек. Литературный немецкий язык, значительно отличающийся от эльзасского диалекта немецкого языка, имеет в Эльзасе, наряду с французским языком, статус официального языка.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Веденина Л.Г. Особенности французского языка. М., 1988.
Гак В.Г. Введение во французскую филологию. М., 1986.
Голубева-Монаткина Н.И. Язык, культура, политика: от франкофонии к Франкофонии //Российская франкофония. Вып. 2. М., 2001.
Makeenko I.A. Diversite, pluralite des parlers de la France metropolitaine //Спецкурсы по романской филологии. Саратов, 1998.




3. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В БЕЛЬГИИ

3.1. Языковая ситуация в современной Бельгии

На территории Бельгии в настоящее время распространены следующие три языка: голландский, французский и немецкий.
Голландский язык Бельгии представляет собой разновидность единого литературного голландского языка, распространенного в Нидерландах (Голландии) и в Бельгии. В Бельгии на голландском языке говорит большая часть населения, проживающая во Фландрии (в северной части страны), в то время как французским языком пользуются бельгийцы в Валлонии (в южной части Бельгии). Немецкий язык распространен на небольшой территории в восточной части страны, в городах и пригородах Эйпен и Сен-Вит.
Литературный голландский язык в Бельгии существует наряду со своими разговорными диалектами, которые объединяются в группу диалектов, распространенных на территории не только Бельгии, но и северной части Франции. Сумму этих диалектов принято называть фламандским языком.
Французский язык в Бельгии также существует в своей литературной и диалектной разновидностях. Группу диалектов французского языка Бельгии называют валлонским языком. Данные диалекты делятся на собственно валлонский (в центре и на востоке Валлонии), пикардийский (на границе с французской Пикардией), лотарингский (на границе с французской Лотарингией) и шампанский (на границе с французской Шампанью).
В стране проживает около 10 млн. граждан. Фламандцы составляют 58,5% населения, валлонцы - 33,5%, немцы - 0,5 %. Большинство жителей Бельгии - горожане (94,6% населения страны). Что касается столицы страны, Брюсселя, то она двуязычна. Жители Брюсселя говорят на голландском и французском языках.
В настоящее время французский и голландский языки являются одинаково официальными языками Бельгии. Немецкий язык такого статуса в стране не имеет.

3.2. История страны

До завоевания римлянами в 51 году до н.э. территория современной Бельгии была заселена кельтскими племенами белгов. К тому времени страна белгов была гораздо обширнее, чем сегодняшняя Бельгия. В эпоху Римской империи белги были романизированы, но после распада Римской империи и захвата в V веке северной Европы франками Бельгия стала центром франкского государства. После Верденского договора в 843 г. империя Карла Великого была поделена между его внуками на три территории: Francia occidentalis, ставшая впоследствии Францией, Francia orientalis, где впоследствии образовалась Германия, и Francia media, превратившаяся впоследствии в Лотарингию. При таком разделе одна часть территории сегодняшней Бельгии отошла к Франции, а другая - к Лотарингии (позднее к Германии).
Следующие этапы исторического существования и развития Бельгии можно кратко представить в следующей хронологической последовательности:
В XV веке здесь формируется мощное государство Нидерланды, включающее в себя Голландию, Бельгию и Люксембург.
В 1516 г. Нидерланды вместе с Бельгией попадают под власть Испании.
В 1579 г. северные территории Бельгии получили независимость, а южные продолжали находиться под властью испанской монархии.
В 1713 г. Бельгия перешла во владение Австрии.
В 1795 г. Бельгию захватила наполеоновская Франция.
В 1815 г. Бельгия была освобождена от французов и объединена с Голландией.
В 1830 г. в Бельгии произошло восстание против голландцев и страна получила независимость.

3.3. Развитие языковой ситуации на бельгийской территории

Во времена Римской империи в районах сегодняшних бельгийских провинций Эно, Намюр, Льеж и Люксембург кельтский язык белгов был заменен латинским, как и везде на романизированных территориях, где местный язык вытеснялся языком римлян. На основе народной разновидности латинского языка здесь стали складываться валлонский, а также пикардийский, лотарингский и шампанский диалекты в группе многочисленных диалектов единого галло-романского языка langue d'oil. В то же время в остальной части Бельгии и в некоторой части Льежа и Брабанта звучала германская речь, из которой складывались диалекты фламандского языка.
Валлонский диалект сформировался, как и все прочие диалекты, относящиеся к langue d'oil, в VIII - IX веках. Именно на этом диалекте был написан самый древний из сохранившихся до наших дней письменный памятник административного содержания: Шеврская хартия от 1194 г.
Начиная с XIII века, валлонский диалект на территории Бельгии стал тесниться франсийским диалектом французского языка из Иль-де-Франса. Кроме того, в это время он испытывал давление со стороны фламандского языка в силу более высокого экономического развития фламандских территорий Бельгии.
Перенесенный из Франции франсийский диалект на территории Бельгии стал в скором времени единственным языком графских дворов, а также средством общения жителей городов Фландрии, где и фламандские дети стали изучать французский язык в школе. В письменном общении этот французский язык стал постепенно заменять собой латинский язык. Причем, на территории самой Франции латынь еще долгое время оставалась средством литературно-письменного общения.
К моменту завоевания Бельгии испанцами (начало XVI века) французский язык в этой стране почти повсеместно был языком права, судопроизводства, административных и международных политических дел, языком науки, торговых расчетов и школьного образования. В свою очередь, местный валлонский диалект оставался языком бытового общения, а фламандский язык лишь частично допускался в официальную сферу.
Между тем, начиная с XVI и до конца XVII века, в Бельгии наблюдался подъем фламандского самосознания, интенсивно развивалась фламандская культура. Интерес к своему языку у фламандцев значительно вырос, и ему во фламандских регионах Бельгии стало придаваться большое значение. Постепенно он вытеснял французский язык из официальной сферы.
В романской же части Бельгии продолжал укреплять свои позиции франсийский диалект французского языка: он стал проникать в среду простого населения не только городов, но и деревень, оттесняя все дальше на периферию валлонский диалект. В городах Валлонии уже в XVII веке завезенный из Франции французский язык был распространен гораздо шире, чем местный валлонский диалект. Тем не менее, в валлонские деревни французский язык окончательно проник лишь к концу XIX века.
С приходом французов в 1795 году в стране все языки, кроме французского, были вытеснены из официальной сферы. Фламандский язык на протяжении 20 лет в Бельгии не использовался официально.
С окончанием французского правления в 1815 году в стране вначале единственным официальным языком был объявлен фламандский, однако в 1829 году (накануне завоевания независимости) французский язык стал основным языком в Валлонии, а фламандский - во Фландрии.
После провозглашения независимости от Голландии в 1830 году Бельгия как единое государство стало объединять не единый народ, а две нации: фламандскую и валлонскую. При этом франкоязычная буржуазия сумела захватить власть во всех регионах страны, благодаря чему возник антагонизм двух народов, приводивший время от времени к серьезным конфликтам.
В 1830 году национальными в стране были признаны три языка: французский, фламандский и немецкий, но официальным языком страны был провозглашен только французский. Именно на французском языке был составлен текст Конституции 1830 года. В борьбе за свои культурные права фламандцы добились официального двуязычия только в 1898 году, когда их литературный язык (голландский) частично получил статус второго, после французского, государственного языка и стал допускаться в сферу законодательства и политических дел. В 1932 и в 1938 годах в стране вышли законы, по которым официальное употребление языков было согласовано с территориальным принципом их распространения в Бельгии. Во фламандской части официальным становится голландский язык, в валлонской - французский, а в Брюсселе - голландский и французский одновременно. Точные языковые границы в стране были установлены в 1960-е годы. Тем не менее, в некоторых районах страны по границе употребления голландского и французского языков были сформированы островки, где официально могут использоваться оба языка, ибо на данных территориях одновременно проживают фламандцы и валлонцы.
Эти же законы предоставили в немецкоязычных областях немецкому языку право быть языком обучения в школе и языком административных дел.
В начале ХХ века Бельгия приобрела колониальные территории в Африке (в Руанде, Бурунди и в Бельгийском Конго). Примечательно, что в бельгийских колониях был распространен исключительно французский язык, а голландский язык в силу своей политической слабости в самой Бельгии в Африке не был представлен вовсе.
Что касается валлонского диалекта на территории Бельгии, то в ХХ веке его позиции значительно ослабли. Сильный удар по нему был нанесен введением обязательного обучения на французском языке. Кроме того, индустриализация и модернизация жизни после 1945 года привели валлонцев к осознанию того, что валлонский диалект совершенно не подготовлен к современной жизни, и поэтому надо переходить на общение исключительно на французском языке. Если в начале века валлонским языком, как единственной формой речи, владела большая часть населения Валлонии, то к концу ХХ века валлонцы-монолингвы составляли лишь незначительную часть населения. В настоящее время все валлонцы владеют французским языком. Причем, лишь некоторые из них знают валлонский диалект (в основном жители Арденн). Отметим также, что если шампанский диалект валлонского языка к настоящему времени исчез полностью, то пикардийский и лотарингский диалекты еще живы, но в меньшей степени, чем валлонский.
В связи с существованием в стране двух официальных языков (французского и голландского) среди бельгийцев развито двуязычие. Это означает, что некоторая часть франкоязычных валлонцев владеет, кроме родного французского, также голландским языком, в то время как часть фламандцев пользуется французским языком. Двуязычие особенно развито среди образованных бельгийцев (чиновников, преподавателей, инженеров и т.п.). Причем, во фламандской школе в качестве иностранного обязательно преподается французский язык, а в валлонской - голландский. Если до недавнего времени второй язык осваивали в основном фламандцы, то в настоящее время и валлонцы все больше изучают и пользуются голландским языком. Однако в Бельгии более высоким престижем пользуется французский, нежели голландский язык.
Что касается столицы Бельгии, Брюсселя, то в ней большую часть населения составляют франкоязычные бельгийцы. Тем не менее, Брюссель расположен во фламандской части Бельгии. Валлонцы стали прибывать в Брюссель, начиная с XIII века, для ведения строительных работ. В средние века языком официального общения в этом городе становится не французский, как в большей части Валлонии и Фландрии, а голландский, вытеснивший в этой сфере латинский язык. Французский язык стал официальным языком в Брюсселе только после прихода сюда испанцев; затем этот статус французского языка в Брюсселе был поддержан австрийцами во время их правления в Бельгии, а потом и французами, завладевшими страной на некоторое время. После завоевания независимости в 1830 году в Брюсселе насчитывалось около 31 % франкоязычного населения, сто лет спустя - более 70 %. Этот рост связан с тем, что фламандцы стали ясно понимать, что в Брюсселе только владение французским языком может привести к успеху в экономической деятельности, в производстве, в торговле, в культурной сфере. В настоящее время число франкоязычных брюссельцев значительно возросло, но в городе остается некоторая часть фламандцев, пользующихся голландским языком. Это позволяет голландскому языку в Брюсселе быть официальным языком наряду с французским.
Примечательно, что в Бельгии с 1948 года не проводятся опросы по языковой принадлежности бельгийцев. Связано это с боязнью фламандцев потерять свою значимость как национального сообщества в стране и особенно в столице. В связи с этим все цифры, которые относятся к языковой ситуации в Бельгии, носят лишь приблизительный и неточный характер. Так, цифры соотношения франкоязычного и фламандского населения в Брюсселе варьируют между 87 и 13%.
Состояние французского языка в Бельгии характеризуется некоторыми региональными особенностями относительно французского языка Франции. Однако жесткий бельгийский пуризм и ориентация на норму французского языка Франции не позволяет французскому языку на данной территории достичь существенных отклонений. Более того, все то, что является локальным во французском языке Бельгии, часто критикуется и подвергается искоренению, особенно в области официального общения на международном и общеваллонском уровнях. На местном же уровне отклонения от нормы общефранцузского стандарта допускаются. Все это свидетельствует о слабом развитии чувства национального самосознания среди валлонцев.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Гак В.Г. Введение во французскую филологию. М., 1986.
Doppagne A. Belgicismes de bon aloi. Bruxelles, 1979.
Delroche R. La Belgique et les langues. La Belgique : un pays modele par (ses) les langues // Российская франкофония. М., 2001.
Francard M. Entre Romania et Germania: La Belgique francophone //Le francais dans l'espace francophone. P., 1993. T. 1.
Hanse J. Nouvelle chasse aux belgicismes. Bruxelles, 1974.
4. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В ШВЕЙЦАРИИ


4.1. Языковая ситуация в современной Швейцарии

Швейцария - конфедеративное государство, в котором сегодня представлено 4 языка: немецкий, французский, итальянский и ретороманский. Кроме них в стране имеется множество франко-провансальских, алеманских и ретороманских диалектов. В 1995 году в Швейцарии насчитывалось около 7,039 млн. человек, из них немецкоязычное население составляет 63,6%, франкоязычное - 19,2% (около 1 250 000 человек), итальянское - 7,6%, ретороманское - 0,6 % (менее 40 000 человек). Кроме того, в стране проживают иностранные граждане, говорящие на различных языках. Сегодня в Швейцарии отмечается незначительный рост франкоязычного и италоязычного населения, а численность немецкоязычного и особенно ретороманского населения сокращается. В то же время наблюдается рост числа иммигрантов.
По Конституции 1848 года немецкий, французский и итальянский языки в Швейцарии получили статус национальных языков. Эти же языки в настоящее время признаны официальными на всей территории страны. Во всей конфедерации установлен франко-немецкий билингвизм. Здесь законы издаются главным образом на немецком языке и переводятся на французский. Обратное же имеет место очень редко. В кантонах своего распространения все четыре языка используются в государственных учреждениях, на производстве, в школьном преподавании, а также в прессе, на радио и телевидении. На международной арене любой из этих трех языков имеет одинаковое право официально представлять Швейцарию. Ретороманский язык лишь недавно был признан официальным, причем только на внутригосударственном уровне, где он служит средством общения между ретороманцами и федеральными органами власти.
Административно страна поделена на 23 кантона. Семь из них составляют Французскую Швейцарию (данный термин представляет территорию, не имеющую официального административно-политического статуса). К Французской Швейцарии относятся 4 кантона полностью франкоязычных (Во, Женева, Нейшатель, Юра) и 3 частично франкоязычных (Валлис, Фрибург франкоязычны на 2/3, а в Берне франкофоны составляют 1/15 часть населения).
В Швейцарии французский язык территориально непосредственно контактирует только с немецким языком, а от романских языков (ретороманского и итальянского) он отделен широкой немецкоязычной зоной. С немецким языком на территории Швейцарии французский язык составляет диглоссию, в которой французский язык представлен в своей литературно-письменной, литературно-разговорной и диалектной формах, а немецкий язык - в литературно-письменной и диалектной формах. Франкоязычные швейцарцы в школе в качестве иностранного обязательно изучают литературный немецкий язык, при этом они практически не знают, те диалекты, на которых в быту разговаривают между собой швейцарские немцы.
В конце XX столетия происходили конфликты между разноязычными группами Швейцарии. В кантонах Фрибург и Юра, являющихся в основном франкоязычными территориями, наблюдалось наступление со стороны немецкоязычного населения. В районе Гризона, где распространены немецкий, итальянский и ретороманский языки, особым атакам подвергается ретороманский язык, требующий для своего нормального существования поддержки со стороны федеральных властей. Таким образом, во многих районах Швейцарии чувствуется наступление немецкого языка на другие языки в сфере политических прав, причем это происходит как реакция на то, что численность немецкоязычного населения в Швейцарии сокращается.
Многие считают, что к настоящему времени языковой вопрос в этой стране решен далеко не окончательно.

4.2. Распространение галло-романских диалектов
в Средневековой Европе

Существование французского языка в Швейцарии связано с обособлением в раннем Средневековье (в V - VIII веках) галло-романского языка, внутри которого, в свою очередь, складывались будущие романские языки: французский (langue d'oil), провансальский (langue d'oc) и франко-провансальский. Деление единого галло-романского языка основано на его диалектной вариативности, проявившейся уже к V веку и утвердившейся в полной мере в Х веке. Диалекты французского языка складывались на западе и севере Франции, диалекты провансальского языка - на большей части Центрального массива. Менее ярко выраженная группа франко-провансальских диалектов сложилась вокруг города Лиона - от Альп до гор Форез и к северу до Юры. Между собой эти три группы диалектов различались в основном следующими признаками:
- французские диалекты охватывают наименее романизированные области и имеют, кроме глубоких влияний со стороны кельтского субстрата, большое германское влияние (со стороны франкского языка);
- провансальские диалекты наиболее консервативны с точки зрения сохранения в них латинского элемента;
- франко-провансальские диалекты менее однородны, чем провансальские и французские. Они испытали, с одной стороны, глубокое римское влияние, а с другой - бургундское и франкское.




4.3. История романизации Гельвеции

По своему территориальному распространению франко-провансальские диалекты находились в нескольких феодальных областях. В настоящее время они располагаются частью во Франции, а частью - в Швейцарии.
Что касается Швейцарии, то изначально, в V веке до новой эры, ее территория была заселена кельтами (после того, как основная часть кельтов из Центральной Европы уже перебралась в Галлию). В I веке до новой эры на западе данной территории объявились кельтские племена гельветов, переселившихся из южной Германии. Однако вскоре гельветы были вытеснены войсками Г. Юлия Цезаря, и после захвата римлянами Гельвеция пережила период романизации, длившийся до распада Римской империи в V веке. В результате романизации кельтский язык гельветов был полностью заменен латинским языком. После распада Римской империи территория Гельвеции подверглась захватам со стороны германских племен: алеманов (на востоке) и бургундов (на западе).
В отличие от романизированной Галлии, где после прихода франков не было отмечено внедрения германского языка, в Гельвеции германские племена не захотели осваивать латынь и стали широко внедрять свой язык. В результате германизации во многих областях Гельвеции римская культура и латинский язык исчезли. Эти ставшие немецкоязычными области располагаются в современной Швейцарии на севере, востоке и в центре страны.
К настоящему времени романизированными остаются следующие территории Гельвеции:
- на западе районы Французской Швейцарии, где распространен французский язык, основанный на франко-провансальских диалектах и испытавший большое влияние со стороны литературного французского языка;
- в юго-восточной части страны, отдаленной от Французской Швейцарии широкой немецкоязычной зоной. Здесь исторически сохранился небольшой район на границе с Италией, в котором распространен итальянский язык. Это - район Тессина и части Гризона;
- отдаленные территории восточной Гельвеции (Граубюндене), которые в свое время не были германизированы, и романская культура смогла уберечься здесь среди народности, называвшейся ретами, сохранившими до настоящего времени свой ретороманский язык. Реты не проявляют особого желания ассимилироваться с немецкоязычными или италоязычными швейцарцами, среди которых они проживают, и стремятся сохранить свою культурную и политическую независимость.



4.4. Французский язык
и франко-провансальские диалекты

В начале своего формирования франко-провансальские диалекты выполняли функцию исключительно бытового общения, а в качестве средства письменной коммуникации на соответствующей территории, как и везде в странах романской речи, в то время выступал латинский язык.
Франко-провансальские диалекты имели статус говоров (patois), то есть непрестижных форм коммуникации. Для нужд литературного общения на родном языке необходима была такая форма, которая пользовался бы более высоким престижем. Начиная с XIII века, к такому использованию стал привлекаться французский язык Франции, то есть langue d'oil. Постепенно этот язык стал вытеснять латинский язык из сферы административных дел, из образования, из художественной литературы и т.д. Но в бытовой сфере, особенно среди крестьян и простого населения городов, еще долгое время продолжали использоваться франко-провансальские говоры.
В результате кальвинистской реформы в XVI веке франко-швейцарцы в кантонах Во, Женева, Нейшатель и Берн стали читать Библию на французском языке.
Начиная с XVII века, в Швейцарию из Франции стал проникать и разговорный вариант французского языка. Таким образом, в Швейцарию французский язык Франции проник вначале в своей литературно-письменной форме (для использования в сфере административных дел и чтения религиозных текстов), и лишь позднее - в своем разговорном варианте. Эти события совпадали с условиями, в которых распространялся французский язык в Бельгии, но отличались от условий распространения французского языка в Канаде (в Канаду французский язык Франции был привнесен одновременно в разговорно-бытовой и, хотя и в меньшей степени, в литературно-письменной форме).
Статус у появившегося в Швейцарии французского языка быстро превзошел статус латинского языка и тем более местных диалектов. С XVII века его стали прославлять в различных текстах, в публичных выступлениях, о нем положительно отзывались образованные люди. Начиная с XIX века, франко-провансальские диалекты были отменены в школах и образование стало вестись исключительно на литературном французском языке. В стране появились словари, в которых осуждались "неправильные" и предлагались "правильные" формы французского языка. В результате такой чистки на территории Французской Швейцарии сегодня осталось не более 2% франко-швейцарцев, которые пользуются франко-провансальскими диалектами (в основном среди представителей старшего поколения и лишь в отдельных районах католических кантонов Валлис, Фрибург, Юра).
Для сравнения отметим, что в немецкоязычной зоне Швейцарии население до сих пор широко пользуется диалектными формами немецкого языка. То же можно сказать и о распространении диалектного варианта итальянского языка. Что касается ретороманского языка, то, во-первых, он на территории Швейцарии представлен сегодня пятью (или даже шестью) разновидностями литературной формы, но в быту ретороманцы пользуются своими диалектами, а также диалектами немецкого языка.

4.5. Франко-швейцарский пуризм

К литературному французскому языку отношение со стороны франко-швейцарцев всегда было пуристическим. Этот язык изначально завезен был из Франции как форма, способная наилучшим образом выполнять функции письменного общения и вытеснить, таким образом, из языковой жизни швейцарцев латынь. В свою очередь, когда позднее в XVII веке в Швейцарию был "импортирован" разговорный французский язык, то это уже был кодифицированный литературно-разговорный язык классического периода. Таким образом, с самого начала внедренный в своей письменной и устной формах французский язык в Швейцарии представлял собой высоко развитую форму речи, пользующуюся к тому же престижем у местного населения. Этот язык с самого начала был самодостаточным и не требовал серьезных преобразований. Именно поэтому он подвергся особой заботе по охране от внешних влияний и внутренней разбалансировки.
Тем не менее, до определенного времени жесткой оппозиции немецким заимствованиям во французском языке Швейцарии не было. Больше критиковались всякого рода нарушения собственной нормы французского языка в произношении, грамматике и семантике.
Борьба против германизмов во французском языке Швейцарии была спровоцирована в конце XIX - начале XX века национально настроенными немецкоязычными швейцарцами, которые обратили внимание на некоторый рост числа франкоязычного населения в стране и на факты освоения некоторыми немцами французского языка в случае их переезда для работы во Французскую Швейцарию. Франко-швейцарцы же находили такое положение вещей нормальным. Полемика по данному вопросу усугубилась в Первую мировую войну, когда немецкоязычное и франкоязычное население страны разделилось в своих симпатиях между Германием и союзниками. С этого момента употребление во французском языке Швейцарии немецких слов стало осуждаться. Такое отношение к заимствованиям из немецкого языка остается в принципе без изменения до настоящего времени.
В связи с вышеизложенным становится ясным, почему по своему состоянию французский язык в Швейцарии лишь незначительно отличается от французского языка Франции:
- во-первых, в Швейцарию французский язык попал непосредственно из Франции (в своей литературно-письменной и литературно-разговорной разновидностях);
- во-вторых, он всегда оберегался от влияния со стороны местных диалектов франко-провансальского происхождения;
- в третьих, в своем развитии он всегда ориентировался на изменения во французском языке Франции;
- в-четвертых, с определенного момента он стал отвергать заимствования из немецкого языка, с которым он находится в контакте внутри единого государственного образования;
- в-пятых, французский язык в Швейцарии не находится в прямом контакте с другими языками страны - с итальянским и ретороманским.
Тем не менее, французский язык Швейцарии содержит ряд (около 3 - 4 тысяч) специфических единиц, особенно лексических новообразований, представляющих реалии культурной жизни страны, а также экспрессивную разговорную лексику, особые семантические и фразеологические элементы. Эти специфические единицы составляют основу словарей особенностей французского языка Швейцарии, среди которых можно выделить опубликованный в 1997 году "Словарь французского языка Швейцарии" (Dictionnaire suisse-romand), авторами которого были Андре Тибо и Пьер Кнешт.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Клоков В.Т. Французский язык в мире и его территориальные варианты //Вопросы романо-германского языкознания. № 13. Саратов, 1999.
Knecht P. La Suisse romande: aspects d'un paysage francophone conservateur //Le francais dans 1'espace francophone. T. 2. P., 1996.



5. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В КАНАДЕ


5.1. История распространения французского языка в Канаде

Территорию Северной Америки европейцы стали посещать довольно регулярно, начиная с XVI века. Это были главным образом мореплаватели из Англии, Португалии и Франции. В 1534 году на берегу залива Св. Лаврентия французы водрузили деревянный крест, после чего началась методичная колонизация североамериканских территорий французскими моряками, солдатами, строителями, земледельцами, ремесленниками, священниками и др. Они возводили поселения, строили крепости, церкви, больницы и школы. Поселение Квебек было основано в 1608 году, форт Монреаль превратился в город в 40-е годы XVII века. Через сто лет после этого в Северной Америке проживало уже более 40 тысяч французских эмигрантов и их потомков.
В то же время в Северной Америке основывали свои колонии переселенцы из Великобритании. Споры за владение территориями привели в 1744 году к войне между Великобританией и Францией. В 1748 году был заключен мир, по которому французы стали владеть значительно меньшей территорией, чем до начала военных действий. Однако война была продолжена, и французы окончательно проиграли ее. В 1759 году англичане завладели Квебеком, в 1760 году - Монреалем. А в 1791 году Канада была полностью подчинена британской королевской власти, и в новом едином государстве стали проживать колонисты из Великобритании и из Франции.
В результате этих событий политическая, экономическая и торговая жизнь в Канаде стала ориентироваться исключительно на Великобританию. Из этого следовало, что на всей территории Канады английский язык стал фактически языком государственной политики, образования и торговли, то есть языком официальным. Позднее, когда в стране стало развиваться современное производство, оно также в основном сосредоточилось в руках англоязычного населения Канады и производителей из Соединенных Штатов, а английский язык в Канаде стал языком современного промышленного производства. Что касается французского языка, то в данных сферах общения он прекратил свое развитие, и ему была уготована судьба языка сельского и городского быта. По отношению друг к другу французский и английский языки долгое время выступали как язык угнетаемый и язык угнетающий, а в самой франко-канадской среде в тот период царили унылые настроения побежденного народа.
Тем не менее, франко-канадцы сумели противостоять культурной ассимиляции и сохранить свою самобытную культуру и свой язык. Характерно, что долгое время они испытывали ностальгию по Франции и по ее культуре. В те времена в языковой практике некоторых франко-канадцев ярко выразилось пуристское стремление говорить так, как говорят образованные французы, то есть в соответствии с классическими нормами литературно-письменного французского языка. Одновременно в тех же кругах стало отмечаться негативное отношение к жуалю - разговорному варианту французского языка крестьян и простого населения городов.
Лишь после второй мировой войны у многих франко-канадцев пробудилось стремление к модернизации, к выходу за рамки сельской жизни. Они начали заниматься промышленным производством и торговлей, стали переезжать в города.

5.2. Современная языковая политика

В начале 60-х годов XX-го столетия франко-канадцы переживали особый подъем национального самосознания. Они стали обращать внимание на собственное положение в стране, на отношение к ним центральной власти и англо-канадцев. У них появилось желание активно участвовать в жизни не только провинции Квебек, но и всей страны; в их среде развивались идеи децентрализации, критиковалась англо-американская политика в экономике страны, распространялись лозунги национального сепаратизма и независимости. Это было время, которое впоследствии было названо "тихой революции" (Revolution tranquille).
На этом фоне франко-канадцы стали отказываться от ориентации не только на англо-американскую, но и на французскую культуру. Определились основные задачи квебекского общества: контроль над экономической и политической жизнью Квебека; повышение уровня жизни квебекцев и их активное участие в политических мероприятиях. В этих условиях резко изменилось отношение к просторечному варианту французского языка Канады. Если до этого многие франко-канадцы относились к жуалю с пренебрежением и даже презрением, то отныне он стал объектом гордости. Квебекцы стали рассуждать следующим образом: если мы говорим на жуале, то это и есть наш родной язык. Наряду с отрицанием традиционного пуризма по отношению к литературно-письменному французскому языку, стало проявляться также негативное отношение к английскому языку. Франко-канадцы стали понимать, что если они находятся в колониальной зависимости от англо-канадцев, то под гнетом английского языка находится и их родной французский язык. В своей национальной борьбе франко-канадцы сумели довольно быстро добиться принятия важных решений, касающихся статуса французского языка на общегосударственном и провинциальном уровнях. В 1969 году был принят федеральный закон об официальном статусе французского языка в Квебеке (в основной франкоязычной провинции Канады), а в 1974 году - соответствующий закон на провинциальном уровне.
В соответствии с первым законом, родители могли по своему усмотрению отдавать детей в школу с преподаванием на английском или французском языках. Кроме того, созданному ранее, в 1961 году, государственному "Управлению по французскому языку" (Office de la langue francaise) предписывалось выработать определенную политику для принятия законов, касающихся использования французского языка на государственных и частных предприятиях. Знание французского языка объявлялось обязательным при замещении должностей на государственной службе в Квебеке, а также для получения лицензии на занятие частным бизнесом. В тексте второго закона содержались указания на преимущественное использование французского языка в качестве языка частного сектора экономики и торговли. Провозглашалось обязательное использование французского языка в социальной сфере: этикетки на товарах, афиши, объявления, дорожные знаки и проч. должны были писаться на французском языке. При этом не исключалось использование в этой сфере и других языков.
В 1977 году парламент Квебека принял третий языковой закон - "Хартию французского языка", в котором был подтвержден официальный статус французского языка в Квебеке и провозглашены следующие основные права граждан: любую информацию со стороны государственных органов и администрации они должны получать на французском языке; также на французском языке они должны обслуживаться в органах здравоохранения и социального обеспечения, в учреждениях государственной службы и на предприятиях. Квебекцы получили право высказываться на французском языке в органах законодательной и исполнительной власти, пользоваться французским языком на работе, в учреждениях сферы потребления, обслуживания и просвещения. В "Хартии" подробно расписаны условия использования французского языка на работе и на службе, в магазинах и учреждениях коммунального хозяйства. Для детей, желающих поступить в английскую школу, "Хартия" отменила тестирование. Отныне в школу с преподаванием на английском языке могли быть приняты дети с единственным условием: один из родителей ребенка должен иметь хотя бы начальное образование на английском языке.
Принятая в 1980 году Конституция страны предусматривает официальное равенство английского и французского языков на всей территории Канады. Последующие законы и правительственные постановления привнесли лишь незначительные дополнения в языковую практику. В частности, это касается гарантий англоязычных граждан пользоваться английским языком в Квебеке.

5.3. Языковая ситуация в Канаде

Канада, после Франции, считается второй франкоязычной страной в мире. Среди 26 млн. человек, населяющих страну, в настоящее время около 6 млн. пользуются французским языком как родным. Однако большую часть канадского населения составляют англо-канадцы (около 40 %). Представители других национальных групп (среди которых коренные индейцы и эскимосы) составляют около 35 %. Франко-канадцы проживают главным образом в восточной части Канады: в провинции Квебек (80 % от общего числа населения провинции), в провинции Нью-Брансуик (40 %) и в провинции Онтарио (12 %). Среди франко-канадцев различают квебекцев и акадийцев. Квебекцы - жители провинции Квебек, акадийцы проживают в исторической местности, называемой Акадией. К Акадии относятся восточные провинции Канады - Нью-Брансуик и Новая Шотландия.
Сегодняшняя языковая ситуация в Квебеке характеризуется наличием двух основных языков: французского и английского. Кроме того, в провинции проживают люди, пользующиеся другими языками (включая индейские). Эта часть населения, наряду с родным, в своей практике так или иначе пользуется французским или английским языком.
Что касается девяти других провинций Канады, то они, как было сказано выше, населены в основном англоязычными гражданами и лишь в провинциях Онтарио и Нью-Брансуик проживает значительное число франкофонов. Таким образом, в Канаде имеет место диглоссия английского и французского языков. В тех провинциях, где эти языки находятся в тесном контакте между собой, они оказывают друг на друга определенное влияние.
По своему состоянию французский язык в Канаде, особенно в провинции Квебек, представляет внутреннюю диглоссию, то есть сосуществование литературной и просторечной форм в рамках единого канадского варианта французского языка. При этом литературная разновидность французского языка Канады несколько отличается от литературного языка Франции. Таким образом, литературный французский язык Канады противопоставлен, с одной стороны, жуалю, а с другой - литературному французскому языку Франции. Особенностью франко-канадской диглоссии является то, что литературный французский язык испытывает на себе влияние не только со стороны жуаля, но и английского языка. Этот факт лежит в основе локальной обособленности, являющейся основой противопоставления французского языка Канады другим вариантам французского языка в мире и, в первую очередь, - французскому языку Франции.
Диглоссия французского языка Канады представляет собой континуум, в котором нет резких границ в употреблении литературных и просторечных форм: в высказываниях на жуале обнаруживаются черты литературного языка; в то же время элементы жуаля встречаются в речи образованных франко-канадцев. Тем не менее, литературные элементы в высказываниях на жуале воспринимаются как высокопарные; также чрезвычайно экспрессивно проявляют себя элементы жуаля в литературном тексте. Что касается социального аспекта, то литературный французский язык Канады культивируется среди представителей местной интеллигенции, деловых кругов и государственных служащих. Со своей стороны, жуаль распространен в среде сельчан и городского пролетариата, особенно в Монреале. Тем не менее, некоторые исследователи отмечают, что "чистого жуаля" в природе не существует и что он представляет собой всего лишь абстракцию.
Формирование специфического варианта французского языка Канады явилось важным условием осознания франко-канадцами себя в качестве особой национальной общности.
И все же, в национально-культурном плане франко-канадцы в большей степени в настоящее время сплачиваются не на общеканадском, а на провинциальном уровне - в провинции Квебек и в Акадии. В связи с этим уместно говорить о складывании национальных вариантов французского языка именно в этих провинциях, а общеканадский вариант может считаться территориальным вариантом, в котором присутствуют его две национальные разновидности.
Что касается основных тенденций развития французского языка Канады, то во второй половине ХХ-го века возможны были три направления: 1) ориентация на европейский стандарт; 2) исключительно лояльное отношение к просторечию французского языка Канады; 3) сочетание стандарта Европы с элементами местного просторечия.
Практика показала, что для французского языка Канады был окончательно выбран третий путь развития. В настоящее время в Канаде формируется такой вариант французского языка, который становится, с одной стороны, инструментом национального сплочения франко-канадцев, а с другой - средством их международного общения. Этот язык представляет собой сложное образование, в котором присутствуют следующие системы: литературно-письменный стандарт, ориентированный на собственную норму (принимающую, тем не менее, во внимание особенности общефранцузского стандарта и французского языка Франции); народное просторечие, которое тяготеет к проникновению в литературный французский язык Канады в качестве особого пласта разговорного стиля; диалекты французского языка Канады, сложившиеся в провинции Квебек и в Акадии, которые становятся, собственно говоря, национальными вариантами французского языка в Канаде.

5.4. Французский язык Канады
и французский язык Франции

Особую роль в судьбе канадского варианта французского языка играл и продолжает играть французский язык Франции. В XVI - XVII веках в Канаду французский язык проник из разных регионов Франции. На Американском континенте его диалектные разновидности перемешались между собой и уже благодаря этому на общей французской основе здесь возник специфический вариант франко-канадской речи. Различие между французским языком Канады и французским языком Франции стало углубляться с середины XVIII века, то есть после поражения французов в войне с англичанами и последовавшего затем отъезда из Канады значительной части французов на исконную родину. С этого момента контакты Канады с Францией значительно сократились, и на двух территориях французский язык избрал разные пути реализации своих собственных возможностей. При этом у франкоязычных народов на двух континентах сложились различные подходы к осознанию действительности, а сам французский язык стал соприкасаться с разными природными явлениями, контактировать с разными культурами, сочетаться с разными языками.
Именно в этих условиях в среде франко-канадцев стал складываться и широко использоваться просторечный вариант французского языка, основанный на диалектизмах и архаизмах французского языка Франции, на местных заимствованиях из английского и индейских языков, а также на экспрессивных неологизмах, в большом количестве появлявшихся в народной среде. Этот язык, названный жуалем, отличался своими локальными, т.е. диалектными и региональными особенностями в провинциях Квебек, Онтарио и Нью-Брансуик, а также в городах Монреале и Квебеке. Жуаль широко использовался в художественной литературе, и эта литература в свое время пользовалась большим успехом у местного населения. Причем именно жуаль долгое время считался родным языком франко-канадцев, литературный же французский язык воспринимался франко-канадцами как чужой и в некотором смысле искусственный язык, отрезанный от местной реальной жизни и от самого французского языка Европы. Дело в том, что в Канаде литературный французский язык изучался лишь в школе, которую посещали далеко не все дети, и, следовательно, основная масса франко-канадцев не знала его и не пользовалась им. В 40 - 50 годы ХХ столетия стандартной формой французского языка владело незначительное число франко-канадцев.
Контакты французского языка Канады с французским языком Франции возобновились лишь на современном этапе в связи с подъемом национального самосознания квабекцев, в результате экономического прогресса Квебека и выхода его на международную арену. Начиная с 60-х годов XX столетия, франко-канадцы стали осознавать свою принадлежность к мировому франкоязычному сообществу, стремиться занять в нем достойное место. Одновременно популярной стала мысль о том, что ориентация на просторечный вариант французского языка Канады способна привести лишь к изоляции и снижению мирового престижа франкоязычной Канады.

5.5. Французский язык в контакте с английским

В 1970 - 80 годы "Управление по французскому языку" одной из главных задач ставило перед собой борьбу против англицизмов, ибо считалось, что английские заимствования разрушают единство французского языка Канады. Иначе говоря, в Канаде осознание угрозы со стороны английского языка в то время было реальным и понимание этого факта проявлялось не только в общественном сознании, но и на государственном уровне.
Данные различных словарей свидетельствуют о том, что в канадский вариант французского языка вошли многие тысячи английских заимствований. Среди них прежде всего были слова и выражения, связанные с областью политики, экономики и производства, основные рычаги которых долгое время находились в руках англо-канадцев. Кроме того, на протяжении длительного периода французский язык в Канаде вбирал в себя многие английские слова бытового содержания.
Тем не менее, несмотря на большое количество заимствованной лексики, процесс "британизации" французского языка Канады не отмечается ни на уровне языковой системы, ни на уровне речевого узуса. Иначе говоря, под влиянием английского языка во французском языке Канады не наблюдаются существенные преобразования в области содержания и выражения грамматических категорий основных частей речи, синтаксис французского предложения не копирует сколько-нибудь регулярно английские модели построения предложения. Речь франко-канадцев в основном ограничивается вкраплением отдельных иноязычных слов и выражений, но почти никогда не наблюдается того, что называется регулярным переключением кодов в речи на двух языках.
В современных условиях всеобщего обучения в школах, где франкоязычных детей с раннего возраста знакомят с литературным английским языком, процесс заимствования из английского языка во французском языке Канады не ослабевает. Более того, влияние английского языка на французский усиливается под действием как общеканадских тенденций, связанных с расширением сотрудничества с США, так и под действием мировых тенденций формирования всеобщего языка на базе английского.
К концу 90-х годов "Управление" стало осознавать, что в стране произошли существенные изменения в политической, экономической и культурной жизни. В частности, было установлено, что английские заимствования больше не угрожают чистоте и целостности локального варианта французского языка. С другой стороны, стало очевидным, что франкоязычная Канада выходит из-под безусловного влияния Франции, что франкоязычное сообщество Квебека обрело самостоятельность и независимость во франкоязычном мире, где оно способно играть ключевую роль в области адаптации и интеграции английских заимствований, а также в сфере обозначения новых реалий на собственно французском языке.

5.6. Модернизация и стандартизация
французского языка

Начиная с 60-х годов XX-го столетия, в Канаде стали проводиться мероприятия, направленные на совершенствование французского языка. "Управление по французскому языку", совместно с другими государственными и частными организациями, приступило к проведению языковой стандартизации. На начальном этапе основное внимание было обращено на обогащение как письменной, так и устной разновидностей французского языка Канады. Развиваясь на протяжении нескольких столетий в тесных рамках сельского и городского быта, французский язык в Канаде, естественно, потерял свою связь с современной культурой, наукой и техникой и значительно отстал в обозначении современных реалий. Работа над обогащением технической терминологии особенно интенсивно проводилась в 60 - 70 годы. В 80-ые годы "Управление" поставило перед собой новую цель: борьбу против просторечных форм и заимствований из английского языка. Задача состояла в том, чтобы, с одной стороны, нормализовать французский язык для более удобного пользования им внутри страны, а с другой - привести его в соответствие с всеобщими нормами французского языка в мире. Таким образом, политика языкового изоляционизма в Квебеке сменилась политикой языковой интеграции на международном уровне.
"Управление по французскому языку" осуществило крупные мероприятия. Под его началом были опубликованы сотни списков слов и словосочетаний с рекомендацией ввести их в употребление и с осуждением той лексики, которая признавалась не соответствующей норме. Примечательно, что нормализующая деятельность "Управления" опиралась на рекомендации канадских ученых-языковедов.
В качестве основополагающих были приняты следующие принципы: исключение из обращения уже существующих английских заимствований, ибо считалось, что они разрушают единство французского языка Канады; отказ от дальнейшего заимствования как способа образования новых слов даже в случае наименования современных североамериканских реалий; формирование новой лексики на основе исконного французского материала; лишь в случае крайней необходимости и в узко профессиональных целях в речевую практику допускаются заимствования из английского и других языков.
Другое направление стандартизации касалось той части терминологии, которая, будучи образованной на собственно французской лексической основе, не отвечала норме французского языка Европы. При этом в документах "Управления" многократно указывалось на необходимость адекватного общения франко-канадцев с представителями иных франкоязычных стран.
Публикуемые списки слов должны были вводиться в официальный оборот в обязательном порядке, причем для адаптации к новому словоупотреблению давался срок в 12 месяцев.
Кроме вопросов терминологии обсуждению и регулированию подверглись некоторые другие области французского языка, в частности, названия профессий. В 1986 году "Управление" предложило список рекомендуемых форм женского рода для названий некоторых специальностей, при этом оно не настаивало на обязательном внедрении их в речевую практику.

5.7. Изучение специфики
канадского варианта французского языка

Что касается специфических черт французского языка на территории Канады, то наблюдатели стали отмечать их довольно давно. Тем не менее, долгое время они не были объектом пристального и систематического описания. Тому были свои причины. Дело в том, что специфика французского языка Канады на начальном этапе его развития ограничивалась почти исключительно рамками народного просторечия, которое, несмотря на широкое распространение в массах, считалось не престижным в среде образованных франко-канадцев и не заслуживало внимания со стороны ученых-языковедов. Более того, долгое время языковая наука в Канаде ориентировалась на предписывающую методику, и лишь на современном этапе свое развитие получила дескриптивная модель представления специфики местного варианта французского языка. Немаловажным является и то, что объект исследования представлял собой чрезвычайно сложное явление, ибо, как всякое просторечие, канадский вариант французского языка долгое время не имел кодифицированных норм, границы его были размыты чрезвычайной вариативностью диалектных, социально-профессиональных, хронологических и экспрессивно-стилистических форм.
Констатация отдельных фактов, касающихся специфики французского языка в Канаде, имела место уже в XVII веке в период, предшествующий войне французов с англичанами на территории Северной Америки. Позднее, в XVIII веке, во время своего пребывания в Канаде бельгийский священник Потье собрал длинный список канадианизмов. Сами же франко-канадцы начали собирать подобные списки только с середины XIX века, когда представители местной интеллигенции, обеспокоенные состоянием французского языка в своей стране, приступили к борьбе за очищение его от локализмов.
В конце XIX века в Канаде появились работы, в которых впервые было проявлено позитивное отношение к особенностям местного варианта французского языка. С одной стороны, в соответствующих исследованиях изучалась история отдельных лексических единиц, а с другой - выявлялось культурное содержание локализмов, отражение ими особенностей местных реалий и местного менталитета. Среди работ того времени были "Франко-канадский глоссарий" Оскара Данна (1880) и "Канадско-французский словарь" Сильвы Клапен (1894).
В первой половине ХХ века важным событием стало появление "Глоссария французского языка в Канаде" (1930), опубликованного группой исследователей под руководством А. Ривара и Л.-Ф. Жоффриона. Следующей важной публикацией стал "Всеобщий словарь французского языка в Канаде" Л.-А. Белиля (1957). Обе книги удачно дополняли друг друга богатством представленного лексического материала.
В 1960-е годы начался по-настоящему научный сбор и тщательная обработка фактов, касающихся особенностей французского языка Канады. В это время под руководством Г. Дюлонга организуются экспедиции в различные регионы канадских провинций Квебек, Онтарио и Нью-Брансуик. В задачу экспедиций входил сбор данных для лингвистического атласа восточной части Канады. Результаты обработки материалов были опубликованы Г. Дюлонгом и Г. Бержероном в 1980 году. Соответствующая работа была проведена и в некоторых других районах Канады другой исследовательской группой, результаты которой были опубликованы в 1985 году Г. Бержероном и М. Коте. В 1972 году М. Жюно приступил к серьезному анализу многих тысяч документов, собранных в полевых условиях. К ученому присоединились другие исследователи, составившие группу авторов "Тезауруса французского языка Квебека" (Tresor de la langue francaise au Quebec). В настоящее время эту группу возглавляет Клод Пуарье. Над "Тезаурусом" работают десятки ученых, сотни студентов, при обработке данных широко применяется электронная техника. В итоге в Канаде появляются важные лексикографические работы и аналитические документы, предваряющие выход в свет "Тезауруса". Одной из значительных публикаций последнего времени считается "Исторический словарь французского языка Квебека", подготовленный группой ученых под общей редакцией К. Пуарье.
Работа над "Тезаурусом французского языка Квебека" организационно вписывается в программу составления всеобщего "Тезауруса французского языка", разрабатываемого большой группой ученых стран мира. Материалы уже опубликованных или готовящихся к выходу в свет глоссариев и словарей особенностей французского языка отдельных стран Европы, Америки, Африки, Азии, территорий Индийского и Тихого океанов должны войти в него составной частью.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Клоков В.Т. Французский язык в Канаде. Социолингвистический и лексикографический аспекты изучения //Романо-германская филология. Выл 1. Саратов, 2000.
Реферовская Е.А. Французский язык в Канаде. Л., 1972.
Chantefort P. Diglossie au Quebec, limites et tendances actuelles //Langue francaise. № 31. P., 1976.
Corbeil J.-Cl. Origine historique de la situation linguistique quebecoise //Langue francaise. № 31. P., 1976.
Gendron J.-D. La situation du francais comme langue d'usage au Quebec //Langue francaise. № 31. P., 1976.
Maurais J. L'experience quebecoise d'amenagement linguistique //Politique et amenagement linguistiques. Quebec, 1987.
Maurais J. Etat de la recherche sur la description de la francophonie au Quebec //Le francais dans 1'espace francophone. T. 1. P., 1993.



6. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В ЛУИЗИАНЕ


6.1. История распространения
французского языка в Луизиане

Луизиана - южный штат Соединенных Штатов Америки, население которого в значительной степени составляют франкофоны.
Начало освоения данной территории французами относится к концу XVII века, когда в 1682 году исследователь Америки Робер Кавалье де ля Саль объявил владениями французского короля огромные территории, простиравшиеся от реки Миссисипи на востоке до Скалистых гор западе и от Великих озер на севере до Мексиканского залива на юге. В честь короля Людовика XIV исследователь назвал эту территорию Луизианой. Другими районами колониальной империи в Северной Америке в то время были Канада и Акадия. Французская империя в северной Америке была окружена с двух сторон узкими лентами владений испанцев на побережье вдоль Тихого океана и англичан на побережье вдоль Атлантического океана. Но на протяжении XVIII столетия Франция в войне с Великобританией потеряла почти все свои территории, занимавшие около двух третей Североамериканского континента: Канаду, Акадию и большую часть Луизианы. После поражения в войне некоторые французы вернулись в Европу, другие перебрались на острова Атлантического океана. Многие же из французов согласились с властью британцев и не покинули своих колоний, особенно в районах Квебека и Луизианы. Оставшиеся акадийцы отказались, тем не менее, принять присягу на верность британской короне и были за это насильно депортированы англичанами в 1755 году. Многие акадийцы укрылись в Квебеке и в Нью-Брансуике среди индейцев, а другие добрались до Мексиканского залива.
До этого французами по-настоящему был заселен только юг Луизианы, то есть та территория, где сегодня располагается собственно американский штат Луизиана. Именно сюда на берега реки Миссисипи прибыли к своим соплеменникам депортированные акадийцы. В 1763 году здесь насчитывалось около 5 тыс. франкоязычных колонистов и столько же чернокожих рабов, завезенных из Африки и с Антильских островов для работ на плантациях хлопка и сахарного тростника.
По Парижскому соглашению от 1763 года Франция передала восточную часть Луизианы британцам, а западную - испанцам. В испанской части правление было довольно лояльным и французы сумели здесь сохранить свою культуру и свой язык, тем более что с американских территорий, занятых англичанами, прибывали все новые группы переселенцев из Акадии и Канады.
В 1800 году, благодаря успехам Наполеона в Европе, Луизиана вновь стала колонией Франции. Но в 1803 году Наполеон, будучи в серьезных финансовых затруднениях, продал эту территорию, по своим размерам намного превосходившую сегодняшний штат Луизиана, Соединенным Штатам за 15 млн. долларов. Таким образом, Луизиана вошла в состав молодого государства в качестве 18-го штата, что увеличило более чем вдвое территорию США. С этого момента в Луизиану стали прибывать англоязычные американцы, занявшиеся там выгодным в то время выращиванием хлопка и сахарного тростника.
Во времена Французской революции в Луизиану иммигрировала некоторая часть аристократов, бежавших из Франции, а в 1804 году - гаитяне, скрывавшиеся от революции в своей стране.
К началу XIX века в Луизиане сложились три основные группы населения, а именно:
- исконные луизианцы, берущие свое начало от колонизации XVII века и пользовавшиеся местным вариантом французского языка. Данный языковой вариант был назван колониальным французским языком Луизианы, близким по форме к французскому языку Парижа XVIII века;
- прибывшие сюда акадийцы, которые говорили на завезенном ими варианте французского языка, сложившемся в Акадии в XVII веке. Этот язык был впоследствии назван каюном (чтобы отличить его от собственно акадийского варианта французского языка в современной Акадии);
- чернокожие рабы, говорившие на креольском языке, который сложился в Луизиане в среде разноязычных рабов на основе упрощенного французского языка и элементов языков африканских племен и народов.
Однако после запрещения рабовладения экономика района пришла быстро в упадок, и зажиточные плантаторы разорились, а вместе с этим исчез колониальный французский язык луизианских плантаторов и аристократов.
По Конституции 1921 года французский язык в Луизиане был выведен из школ, и в городе Новом Орлеане стала интенсивно осуществляться британизация франкоязычного населения. Этой ассимиляции смогли противостоять лишь плантаторы из числа каюнов в отдаленных районах на юге Луизианы, а также потомки чернокожих рабов. Таким образом, язык каюн и креольский язык в глубинке благополучно сохранялись почти до середины XX века. Однако и эти языки подверглись вытеснению ввиду всеобщей британизации школы, средств массовой информации, а также в связи с индустриализацией Луизианы, последовавшей за открытием здесь залежей нефти и газа.

6.2. Возрождение франко-луизианской культуры

В конечном итоге в 40 - 60-ые годы ХХ столетия в Луизиане французский язык использовался главным образом в быту, дома, в семье и, как правило, лишь людьми старшего поколения, которые в молодости пользовались французским языком в полной мере. Что же касается молодого поколения луизианцев, то оно постепенно превращалось в англоязычных американцев.
На этом фоне в Луизиане родилось движение за восстановление утраченных позиций французского языка. В результате стараний сторонников этого движения Луизиану удалось провозгласить двуязычным англо-французским штатом. Была создана общественная организация "Совет по развитию французского языка Луизианы" (CODOFIL - Council for the Development of French in Louisiana). Особым достижением работы "Совета" стало введение в школьные программы французского языка в качестве языка изучения. Для проведения занятий сюда в массовом порядке стали приглашаться учителя из Франции, Бельгии и Канады. В результате общения луизианской молодежи с приезжими молодыми людьми и девушками движение за развитие луизианской (каюнской) культуры в штате стало шириться. Местная молодежь получала стипендии для обучения в Европе, а, возвращаясь на американскую родину, была переполнена тревогой за состояние местного варианта французского языка и выступала за его очищение. Особенно популярным было обсуждение вопроса о том, стоит ли ориентироваться исключительно на европейский стандарт или придерживаться особенностей каюна, то есть локального варианта французского языка.
В 1983 году "Совет по развитию французского языка в Луизиане" добился того, что в начальных классах некоторых школ стандартный французский язык стал языком преподавания. Эта новая ситуация привела к определенным коммуникативным трудностям для детей, которым в школе приходилось изучать стандартный французский язык, а дома и на улице слышать французский язык в его локальном варианте или иметь дело с местным креольским языком, который довольно далеко ушел от всеобщего французского стандарта. Кроме того, у современной молодежи отмечались более или менее регулярные перекодирования в речи одновременно на французском и английском языках.
Тем не менее, благодаря деятельности "Совета" в Луизиане стало наблюдаться возрождение каюнской культуры и каюнского языка. Что же касается луизианского креольского языка, то он, вслед за колониальным французским языком Луизины, стал стремительно исчезать.

6.3. Каюн - луизианский вариант французского языка

В настоящее время ведущее положение в Луизиане занимает английский язык, а язык франкофонов - каюн - занимает вторые позиции как по численности его пользователей, так и по своей социальной значимости. И все же каюн - это единственный луизианский вариант французского языка, тем более что колониальный французский язык здесь исчез к середине XIX века, а луизианский креольский язык, как известно, относится к группе креольских языков, а не вариантов французского языка.
Сейчас каюном активно пользуются около 200 тыс. луизианцев-франкофонов, чьи предки прибыли сюда из Акадии в XVIII веке. Именно в Акадии каюн первоначально сформировал свои специфические черты как вариант французского языка акадийцев. На территории Луизианы каюн с самого начала тесно контактировал с колониальным французским языком и с франко-креольским языком Луизианы. Эти формы речи оказали большое влияние на специфическое развитие каюна в Луизиане. Таким образом, к настоящему времени каюн значительно отличается от общефранцузского стандарта, тем более что, будучи разговорным языком, он подвергся сильному упрощению и внутренней реконструкции.
Луизианский каюн в настоящее время находится в оппозиции не только к креольскому и английскому языкам, но и к стандартному французскому языку, широко распространяющемуся путем школьного обучения молодежи. Согласно исследованиям, проведенным "Советом", в 1980 году в Луизиане было 29% франкофонов, а в 1990 году их насчитывалось уже 40% населения штата. Статистика "Совета" свидетельствует также о том, что среди луизианских франкофонов 33% говорят на стандартном французском языке, 58% - на каюне и 9% - на креольском языке. Таким образом, в Луизиане в настоящее время каюн переходит в категорию местного диалекта французского языка, а роль всеобщего (национального) литературного языка начинает выполнять литературный вариант французского языка, ориентированный на французский язык Парижа.

6.4. Влияние английского языка
на французский язык

Английские заимствования во французском языке Луизианы стали появляться давно, но их число заметно увеличилось после 1803 года, когда территория страны была продана Наполеоном Соединенным Штатам и политическое и экономическое давление на франкофонов со стороны англоязычного населения заметно возросло. К началу ХХ столетия английских заимствований во французском языке Луизианы накопилось уже несколько тысяч. Особенностью ситуации заимствования в Луизиане было то, что большая часть франкоязычного населения абсолютно не изучала английский язык в школе и использовала его в крайне упрощенном варианте, до предела приближая к французским нормам английское произношение, морфологию и синтаксис. Таким образом, во французский язык Луизианы на первых порах проникали элементы из довольно "офранцуженного" английского языка. При этом ассимилированные слова легко и в большом количестве проникали в местный вариант французского языка. Примечательно и то, что в тот же период многие англицизмы во французский язык Луизианы попадали благодаря переселенцам из Канады или даже из Франции, с которой у луизианцев долгое время сохранялись тесные связи.
Но с начала XX века заимствования из английского языка во французский язык Луизианы стали проникать совершенно по-иному. Начиная с 1916 года, в Луизиане было введено всеобщее образование, причем исключительно на английском языке (практически запрет на использование в школе французского языка был введен в 1864 году, когда образование было не обязательным). В результате всеобщего обучения франкоязычное население штата стало гораздо лучше знать английский язык, научилось правильно произносить английские слова. В связи с этим английские заимствования во французском языке Луизианы (в каюне) стали носить совершенно иную, чем раньше, форму. С этого момента они стали выглядеть более "по-английски". Кроме того, значительно увеличилось количество калек из английского языка, так как обращение к английскому языку основывалось теперь на грамотном понимании луизианцами семантического содержания и морфологического построения иноязычной лексики.
В настоящее время ассимиляция новых англицизмов во французском языке Луизианы практически не осуществляется, так как при высоком уровне владения английским языком луизианцами в этом нет необходимости.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Клоков В.Т. Английские заимствования в африканском и американском вариантах французского языка //Романо-германская филология. Вып. 2. Саратов, 2002.
Клоков В.Т. Черты сходств и различий в распространении и существовании французского языка в Луизиане и на Реюньоне //Романо-германская филология. Вып. 3. Саратов, 2003.
Machonis P.A. Le francais aux Etats-Unis: la Louisiane //Российская франкофония. Вып. 2. М., 2001.
Picone M.D., LaFleur A. La neologie et les anglicismes par tranches d'age en francais louisianais //Contacts de langues et identites culturelles. Perspectives lexicographiques. Quebec, 2000.
Valdman A. Le francais en Louisiane //Le francais dans l'espace francophone. T. 2. P., 1993.



7. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК НА РЕЮНЬОНЕ


7.1. Исторические условия развития языковой ситуации

Реюньон - остров в Индийском океане, удаленный на 800 км к востоку от Мадагаскара. Первыми, начиная с 1513 года, его стали посещать португальцы. В то время данная территория была совершенно необитаема. В 1649 году остров начали заселять французы, давшие ему имя Бурбон. В 1665 году французы колонизовали остров окончательно и занялись поначалу экономической деятельностью местного значения, завозя для этого относительно небольшое количество рабов с близлежащего Мадагаскара. Но, начиная с 1715 года, на Реюньоне приступили к выращиванию кофе и для работ на плантациях стали завозиться более крупные партии рабов. В то время население острова составило уже 60 тыс. человек. В 1793 году остров был переименован в Реюньон (в честь объединения революционных марсельцев с бойцами национальной гвардии во Франции).
Позднее остров заселялся не только французами и малагасийцами, но и африканцами, индийцами, китайцами, индонезийцами, полинезийцами и др. В настоящее время здесь проживает 660 тыс. граждан, из них - 63,5% метисов, 28,2% индийцев, 2,2% китайцев, 1,9% белокожих, 1,1% африканцев; остальных - 3,1%.
В 1936 году остров получил статус заморского департамента Франции, а в 1982 году он был приравнен к административному региону метрополии.
Исторически языковая ситуация на острове складывалась следующим образом:
- до 1715 года французское население, будучи в большинстве, проживало совместно с рабами и часто объединялось с ними в семьи, где использовался местный вариант просторечного французского языка, основанный на тех диалектах, которые были завезены переселенцами (главным образом из западных областей Франции). Что касается рабов, то они осваивали этот французский язык в исключительно устной форме, на основе чего сложился местный вариант упрощенного французского языка;
- с 1708 по 1738 год, в период разведения плантаций кофе, а затем и плантаций сахарного тростника, количество рабов выросло в 17 раз. Вновь прибывавшие осваивали упрощенный вариант французского языка с помощью уже живших здесь рабов. В этих условиях совместное проживание белого и цветного населения прекратилось, в результате чего довольно быстро стал формироваться особый пиджин цветных рабов, то есть сильно редуцированная форма речи, основанная на элементах французского языка и тех языков, с которыми прибывали на остров рабы;
- в следующий период, начавшийся со второй половины XIX века (то есть после запрещения работорговли и рабовладения), приток иммигрантов прекратился. В связи с этим пиджин перестал служить временным средством ассимиляции вновь прибывавших на остров людей и стал родным языком потомков рабов и других иммигрантов, прибывавших на Реюньон. Иначе говоря, реюньонский пиджин превратился в креольский язык Реюньона с французской основой.

7.2. Современная языковая ситуация

Начало современного этапа в развитии языковой ситуации Реюньона связано с объявлением острова заморским департаментом Франции. Если до этого разделение реюньонского общества проходило главным образом по этническим признакам, то теперь оно основывается на признаках социально-классовой дифференциации: слои крупной, средней и мелкой буржуазии, а также фермеров, чиновников, чернорабочих, наемных крестьян и др. В настоящее время, благодаря расширившимся связям с Францией, на острове появился литературный французский язык в его парижском варианте. На нем ведется обучение в школе, он употребляется в официальной сфере и является средством публичного общения.
Исходя из того, что вначале на острове сложился местный вариант французского языка, а лишь затем франко-креольский язык Реюньона, отношения между данными формами речи рассматриваются как отношения двух субстратов, а именно - реюньонского варианта французского языка, который является родным для многих жителей острова, и креольского языка, который является родным языком для местных креолов, при этом оба языка оказывают друг на друга определенное влияние.
К этой оппозиции подключены некоторые другие разновидности речи. Одна из них называется креолизованным французским языком, который был сформирован пролетариями из числа белого населения острова ("бедными белыми"), но в настоящее время социальные границы использования этого языка значительно расширились. Креолизованный французский язык противопоставляется креольскому языку, которым пользуются креолы, и реюньонскому варианту французского языка, которым пользуется большая часть местных франкофонов из числа местной буржуазии, интеллигенции и государственных служащих.
С этой точки зрения языковая ситуация на острове Реюньон в настоящее время представляет собой диглоссию, на двух полюсах которой находятся креольский язык Реюньона и стандартный французский язык. Между ними располагаются местный вариант французского языка и креолизованный французский язык.

7.2.1. Креольский язык Реюньона

На Реюньоне креольским языком пользуется около 60% жителей самого разного происхождения: потомки поселенцев из Европы, метисы, а также иммигранты из Китая, Пакистана, Сирии, Ливана и других стран. Всех этих людей здесь называют креолами на том основании, что родным языком для них служит креольский язык. Этот язык в настоящее время в основном используется в бытовой сфере, но он также присутствует в церкви и в рекламе. На протяжении долгого времени креольский язык был средством художественного творчества многих поэтов и прозаиков острова. На нем сложен замечательный устный фольклор и создана великолепная письменная литература. Тем не менее, в настоящее время проявляется явно негативное отношение к нему со стороны местных чиновников и властей метрополии.
Креольский язык Реюньона принадлежит к группе франко-креольских языков, сформировавшихся в различных регионах земного шара. Наряду с испано-креольскими, португало-креольскими и прочими категориями креольских языков в мире насчитывается около 10 франко-креольских языков. При этом отметим, что креольский язык Реюньона образовался на основе местного французского просторечия при участии не только цветных рабов, но и белых жителей острова. Это дает право некоторым языковедам рассматривать данную форму речи как полукреольский язык, то есть как некоторую разновидность французского языка.

7.2.2. Варианты французского языка на Реюньоне

Французским языком в качестве родного на Реюньоне пользуется около 40% населения. Этот национальный вариант французского языка реюньонцев представлен в нескольких разновидностях, главными из которых считаются стандартный французский язык, региональный вариант французского языка и креолизованный французский язык.
Стандартный французский язык на Реюньоне представлен в своем парижском варианте с естественным включением в него некоторого количества специфической лексики, призванной обозначать местные реалии.
Что касается регионального варианта французского языка, то он является результатом местного развития того французского языка, который в своей диалектной форме был завезен на остров первыми поселенцами из Франции. В прошлом, по крайней мере до 1960-х годов, он считался наиболее престижным языком на острове, так как им пользовались, среди прочих, находящиеся у власти представители крупной буржуазии. В настоящее время им продолжает пользоваться местное население как в официальной, так и в бытовой сферах, как в устной, так и в письменной форме. Структурно он близок к стандарту французского языка, но насыщен местной спецификой, которая обнаруживается, в частности, в прессе (особенно в областных газетах). Среди этой специфики особо отмечаются архаизмы и диалектизмы французского языка Франции, вкрапления из местного креольского языка, лексические неологизмы, а также не всегда соответствующий стандарту синтаксис предложения.
Этот язык и есть собственно национальный вариант французского языка реюньонцев, особенности которого проявляются главным образом не в языковой структуре, а в норме употребления. Региональный вариант французского языка Реюньона сыграл важную роль в развитии национальной культуры реюньонцев. Он существовал на протяжении веков среди белого населения острова как наиболее престижная форма речи, сохраняющаяся и поныне в качестве основного языка местного населения. Кроме того, именно этот язык послужил основой для формирования реюньонского креольского языка.
Креолизованный французский язык Реюньона, являя собой результат длительного контакта белого населения острова с креольским языком, впитал в себя многие креольские черты и считается разновидностью скорее французского, нежели креольского языка.
В современных условиях расширения связей с Европой в ближайшее время ожидается дальнейшее повышение роли стандартного французского языка и вытеснение из сфер публичного общения реюньонского варианта французского языка, особенно на международной арене. За местным вариантом французского языка прочно закрепляется функция языка внутриостровного общения и национально-культурного символа, то есть функция диалекта при стандартном французском языке, который, в свою очередь в дальнейшем может стать собственно национальным вариантом французского языка Реюньона.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Клоков В.Т. Черты сходств и различий в распространении и существовании французского языка в Луизиане и на Реюньоне //Романо-германская филология. Вып. 3. Саратов, 2003.
Beniamino M., Baggioni D. Le francais, langue reunionnaise //Le francais dans 1'espace francophone. T. 1. P., 1996.
Beniamino M. Identite culturelle, lexique et dynamique sociolinguistique a la Reunion //Contacts de langues et identites culturelles. Perspectives lexicographiques. Quebec, 2000.



8. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ


8.1. Исторические условия распространения
французского языка в Африке

Начало современных контактов между Европой и Африкой относится к XV - XVIII векам, когда европейцы вначале "открыли" новый континент, а затем установили с африканцами торговые отношения и заложили основы будущей колониальной системы.
Что касается языка общения между европейцами и африканцами, то в начальный период они устанавливались с помощью так называемых пиджинов - быстро складывающихся здесь упрощенных вариантов португальского, испанского, английского и французского языков. Эти формы речи формировались именно на основе европейских, а не местных африканских языков, так как выбор средства коммуникации, зависевший от характера складывавшихся между партнерами отношений, в свою очередь, был обусловлен различием уровня экономического и технического развития европейских и африканских народов. Повсеместное общение европейцев с африканцами с помощью примитивных пиджинов продолжалось вплоть до начала XIX века, то есть до того времени, когда была запрещена работорговля, а отношения европейцев с африканцами стали более цивилизованными и в Африке были открыты первые школы.
Одновременно после запрета работорговли началась колонизация отдельных территорий Черного континента. Попытки укрепиться на побережье и проникнуть вглубь материка стали особенно активными в середине XIX века. В это же время остро встал вопрос о сферах влияния. Некогда могущественная Португалия старалась сохранить и расширить свои колонии на Западе и Юге Африки. Великобритания, захватив обширные территории в Южной Африке, распространила свое влияние и на Западное побережье. Франция захватила небольшие территории в Алжире и в устье реки Сенегал. На протяжении последующих четырех десятилетий европейские державы предприняли новые шаги для распространения своего влияния на побережье и создали там многочисленные базы для проникновения вглубь континента.
Первое французское генерал-губернаторство в Африке было организовано в 1895 году, а с 1904 года Французская Западная Африка стала вести свое официальное существование как федерация пяти (впоследствии восьми) колоний в составе французской колониальной империи.

8.1.1. Особенности французского колониального правления

Административная система французских властей в Африке использовала метод так называемого прямого правления, суть которого состояла в том, что на завоеванных территориях французские власти уничтожали существовавшие в то время африканские государства, разрушали их политико-административную структуру. Общая тенденция состояла в низложении власти верховных вождей племен и деревень.
В соответствии с этими принципами французская политика опиралась на распространение исключительно европейской культуры, то есть на пропаганду христианства, на преподавание школьных предметов лишь на европейском языке и др. Самобытная африканская культура администрацией не замечалась и игнорировалась.
Иной метод взяли на вооружение представители британской, германской и бельгийской администраций. Так, на территории Бельгийского Конго была распространена более мягкая, нежели во французских колониях, система опеки. Однако бельгийское правление лишь условно можно назвать косвенным.


8.1.2. Школьное образование

Во французских колониях школьное обучение стало проводиться исключительно на французском языке. Такой выбор был обусловлен несколькими мотивами, главный из которых связан с исторической традицией распространения на территории самой Франции французского языка за счет других языков страны. Иначе говоря, внешняя языковая политика Франции повторяла ее внутреннюю политику. При этом европейцами была выдвинута идея ассимиляции, предполагавшая путем насаждения французской культуры, и в частности французского языка, превратить исконное население колоний во французов.
К моменту образования французской колониальной империи в африканских светских школах обучалось около 2 500 чел., а в миссионерских - около 3 000 чел. Некоторое расширение сети школ во Французской Западной Африке наметилось к 20-м годам XX века, когда повысился спрос как на обученную рабочую силу, так и на административных служащих из числа местного населения.
В 1913 году появились программы для африканских школ и учебник французского языка, в котором довольно большое место отводилось истории Западной Африки. Впрочем, впоследствии в учебных пособиях для африканцев больше внимания стало уделяться истории Галлии, нежели Африки.
Однако обучение на европейском языке не было единственно возможным вариантом: в колониях Великобритании, Германии и Бельгии, применявших метод косвенного правления, в школьном процессе, кроме языка метрополии, широко использовались местные африканские языки. Французская же администрация принципиально отказывалась от обучения на местных языках.
В настоящее время многие признают, что языковая политика Франции в Африке была менее эффективной, нежели та, что опиралась на использование местных языков. Уровень грамотности во французских колониях был самый низкий. Если в некоторых колониях Великобритании, где к преподаванию наравне с английским привлекались африканские языки (особенно в начальной школе), уровень грамотности в 1958 году достигал 52% (Гана), то во Французской Западной Африке накануне независимости грамотность достигала лишь 9%. В некоторой степени такая ситуация отразилась на различии темпов роста грамотности после освобождения африканских стран от колониальной зависимости. Так, в 1966 году в бывших колониях Франции уровень грамотности составлял 5%, тогда как в отдельных бывших британских колониях эта цифра к тому времени составляла 50% и даже 60%.
Такое различие во многом обусловлено тем, что обучение на родном языке, особенно на начальном этапе, является наиболее естественным и доступным, нежели обучение на иностранном языке. В колониальной Африке использование иностранного языка в начальной школе влекло за собой массовый отсев учащихся. Так, накануне независимости во Французской Западной Африке свидетельства об окончании начальной школы получили только 10,2 тыс. человек из 246,4 тыс. учащихся.

8.1.3. Элитарное двуязычие

Французские колониальные власти нисколько не стремились к массовому распространению грамотности среди африканцев, так как были убеждены, что всеобщая грамотность может привести к социальному взрыву. Кроме того, в школу в основном принимали детей африканской элиты - сыновей местной знати, крупных торговцев, военнослужащих в колониальной армии. В результате этого население французских колоний расслоилось на две группы: с одной стороны - образованная африканская элита, владевшая литературным французским языком, а с другой - большинство населения, не приобщенное к литературной форме французского языка. Таким образом, франко-африканское двуязычие стало элитарным. Языковая элитарность узаконивалась формально с помощью тщательной проверки на степень освоения европейского языка, европейской манеры одеваться и вести себя в быту. В результате такого экзамена африканцы соответственно получали или не получали статус "гражданина", "цивилизованного человека".
Элитарность франко-африканского двуязычия усугублялась тем, что французский язык был провозглашен единственным официальным языком французских колоний в Африке. Это означало, что все законы, документы и прочие постановления администрации издавались исключительно на французском языке, разговаривать с хозяином африканцы должны были по-французски.
Что касается местных языков, то французская администрация полностью игнорировала их и по отношению к ним не вела никакого языкового строительства. Пренебрежительное отношение французов к языкам африканских народов нередко объясняется африканским многоязычием, а также "неразвитостью" местных языков и нейтральностью языков Европы. Однако, в отдельных регионах колониальные власти встретились не только с многоязычием, но и с относительно благополучной моноязычной и моноэтнической ситуацией. Таковой, в частности, была ситуация на Мадагаскаре. Тем не менее, малагасийцы владели французским языком в гораздо большей степени, нежели французы знали единственный язык малагасийцев.
В британских и германских колониях языковая политика строилась не на жестком навязывании языка метрополии, а скорее на поощрении местных языков. Также и в бельгийских колониях местные языки широко использовались в качества средства обучения в начальной школе. Сами бельгийцы, как правило, хорошо знали один или несколько местных языков и общались на них с африканцами. Французский же язык в бельгийских колониях использовался в школе, начиная со средней ступени, куда доступ был ограничен. Он предоставлялся лишь детям африканской элиты, что, безусловно, влекло за собой отчуждение широких масс от официального государственного языка, каковым был провозглашен французский язык.

8.2. Языковая политика в современной Африке

После завоевания независимости, наступившей для большинства стран Африки в начале 60-х годов XX столетия, молодые государства столкнулись с огромными трудностями, ибо по уровню экономического развития в этот период они были самыми отсталыми в мире. В ряду многих проблем остро встал языковой вопрос, так как от его решения зависела судьба мероприятий в области национального строительства, государственного управления, в сфере экономики, просвещения и культуры в целом.

8.2.1. Выбор языка межэтнического общения

Что касается вопроса о национальном языке страны, то в современной Африке он нередко решается путем стихийного выхода одного из местных языков в сферу межэтнического общения. Причем сама государственная власть часто не обеспечивает данному языку какой-либо поддержки и не предпринимает специальных шагов в направлении его строительства.
Особенно представители малых национальностей боятся потерять свою аутентичность и противятся выделению языка крупной этнической группы. Поэтому они согласны с распространением в качестве средства межнационального общения такого "нейтрального" языка, каковым считается "импортированный" европейский язык.
Проблема языка межэтнического общения в Африке порой выходит за рамки отдельного государства. При этом концепция панафриканизма на основе европейских языков и европейской культуры имеет то преимущество, что на Африканском континенте европейские языки предстают как политически нейтральные и способствующие к тому же выходу африканских стран на международную арену и в мир современной науки и технологии. Сторонники европеизированного панафриканизма хотели бы видеть Африку похожей на Американский континент, одна часть которого представлена англоязычной Северной Америкой, а другая - романоязычной Южной и Центральной Америкой.
Тем не менее, в дискуссиях по поводу международного языка Африки из виду упускается очень важный момент. Африканские языки, как и многие другие языки мира, не имеют такого статуса не потому, что не готовы к выполнению международных функций, а потому, что такой статус им не предоставляется.

8.2.2. Выбор официального языка страны

Существование в современных странах государственности обусловливает необходимость передачи информации от аппарата управления к гражданам страны и обратно. Для этой цели один или несколько языков объявляются официальными. При этом к официальному языку предъявляется ряд требований, среди которых способность к эффективной передаче информации является наиболее важным признаком. Эффективной в данном случае считается такая политика, которая основана на выборе как наиболее развитого, так и наиболее распространенного среди населения языка. Эти два требования, однако, могут находиться во взаимном дополнении, и конкретный выбор сделает языковую политику, с одной стороны, более эффективной в плане оформления информации, а с другой - более демократичной в плане приобщения к этой информации широких общественных кругов. Причем демократической может стать и такая политика, при которой в качестве официального избирается заимствованный язык, если к нему приобщено большинство населения, а местные языки по ряду политических, экономических или собственно лингвистических причин не могут быть допущены в официальную сферу.
Принцип демократичности обусловливает также решение вопроса о количестве официальных языков. Государственный аппарат как централизованная власть, естественно, стремится к отправлению своих функций лишь на одном языке, в то время как каждая национальная группа хотела бы общаться с государственной властью с помощью своего родного языка. В полиэтнических странах, следовательно, наиболее справедливым может считаться плюралистический выбор.
Молодые африканские государства хотели бы осуществить демократический и в то же время эффективный выбор официального языка. Однако реализация этого принципа затрудняется тем, что далеко не все местные языки формально готовы к решению соответствующих задач, а "импортированные" языки распространены лишь среди незначительной части населения.
В подобной ситуации ориентация на использование только африканских языков в качестве официальных является чрезвычайно смелой. В немногих государствах (в основном там, где имеются консолидированные этносы) языковой вопрос решается путем провозглашения африканского языка официальным. Но и в этом случае местный язык выполняет данную функцию, как правило, не самостоятельно, а в сочетании с европейским языком.





8.3. Лингвокультурологическое состояние франкоязычной Африки

8.3.1. Этническая ситуация

В этническом плане африканское население представлено не развитыми, как в Европе, обществами с четко обозначенными нациями и социально-классовыми группировками, а большей частью отдельными этносами (исключение составляют современные города, в которых происходит размывание этнических и формирование общенациональных признаков). Такое положение особым образом сказывается на культурной ситуации региона: большинство африканских культур коррелирует с этносами. В то же время африканские этносы сгруппированы в более крупные объединения - народы, представляющие собой сложные этнокультурные образования.
Другой отличительной чертой этнической ситуации современных африканских стран надо считать наличие большого разнообразия этнических групп в пределах незначительных территорий. Этническое многообразие внутри отдельных стран является, как правило, результатом этнических переселений, завоеваний и дробления этносов. Классическим примером такой ситуации в Африке считается Кот-д'Ивуар. В этой стране около трети населения не является собственно ивуарийским. На 16 миллионов жителей страны приходится 5 миллионов иностранцев, прибывших практически из всех соседних франкоязычных, англоязычных и португалоязычных стран и принадлежащих при этом к самым разным этническим группам.

8.3.2. Культурная ситуация

Культурная ситуация на Африканском континенте в настоящее время представлена сложной системой традиционных и современных культур, среди которых по праву наиболее важными считаются этнокультуры суахили (Восточная Африка), хауса, йоруба, фульбе, волоф (Западная Африка).
Исторически в Африке просматривается, с одной стороны, прошлая, а с другой - современная культуры, при этом на современном этапе существуют традиционная и новая культуры африканского общества. Тем не менее, термин "современная африканская культура" понимается не только в вышеуказанном узком, но и в традиционном, широком значении, то есть как культура сегодняшней Африки, противопоставленная, с одной стороны, всей прошлой, а с другой - сегодняшней традиционной культуре африканских народов.




8.3.3. Языковая ситуация

Характерным для Африканского континента считается то, что, с одной стороны, здесь существуют языки, которыми пользуются одновременно несколько этносов, а с другой - имеются этносы, которые пользуются не одним, а несколькими языками. Кроме того, важной особенностью языковой ситуации Африки является наличие у ряда языков большого числа диалектов. При этом различия между языком и диалектом представляются не всегда очевидными.
По количеству и характеру автохтонных языков современные государства Тропической Африки очень разнообразны. Среди них имеются как гомогенные, так и гетерогенные в языковом отношении страны.
К гомогенным государствам относятся: Бурунди (язык кирунди), Руанда (язык руанда), Мадагаскар (малагасийский язык). Тем не менее, языковая гомогенность этих стран (так же, как и их этническая интегрированность) относительна. Так, среди малагасийцев, представляющих наиболее консолидированный в современной Тропической Африке этнос, распространено множество диалектов малагасийского языка (по разным сведениям от 15 до 30). Тем не менее, этот язык имеет единую литературную форму. Кроме того, на острове проживают многочисленные группы индийцев, палестинцев, арабов, китайцев, а также представителей других народов, так или иначе пользующихся в практике общения своими родными языками.
На другом полюсе находятся чрезвычайно гетерогенные в языковом отношении государства. К ним относятся:
- Кот-д'Ивуар (около 60 языков),
- Камерун (около 100 языков и диалектов нигеро-конголезской и чадской групп),
- Чад (большая мозаика малоизученных языков шари-нильской, сахарской, чадской и нигеро-конголезской групп),
- Центральноафриканская Республика (также большое количество языков нигеро-конголезской и шари-нильской групп),
- Демократическая Республика Конго (около 800 языков и диалектов из нигеро-конголезской и шари-нильской групп),
- Народная Республика Конго (множество языков нигеро-конголезской группы).
Между этими полюсами находятся умеренно-гетерогенные государства с одним или несколькими доминирующими языками. К таковым относятся:
- Того (около 50 языков и диалектов гвинейской и вольтийской групп с доминирующим языком эве),
- Гвинея (около 30 языков нигеро-конголезской группы с доминирующими языками малинке, сусу, фульфульде),
- Нигер (множество языков из семито-хамитской, шари-нильской и нигеро-конголезской групп с доминирующими языками хауса и сонгай),
- Сенегал (около 30 языков с доминирующим языком волоф),
- Бенин (множество языков и диалектов из групп ква и гур с доминирующим языком фон),
- Буркина Фасо (около 70 языков группы гур с доминирующим языком моси),
- Габон (множество языков в основном бенуэ-конголезской группы с доминирующим языком фанг),
- Мали (около 25 языков из нигеро-конголезской, вольтийской, западноатлантической, нило-сахарской и семито-хамитской групп с доминирующими языками подгруппы манде).
Важной особенностью многих коммуникативных сред на Африканском континенте является существование билингвизма и мультилингвизма среди местного населения. Такое положение имеет историческое, а не психологическое обоснование: африканцы говорят на нескольких языках не по особому психологическому предрасположению, а в силу исторически складывающейся ситуации. Причем часто африканцы вынуждены в качестве второго осваивать языки, в большой степени отличающиеся от их родных языков.
Билингвизм в Африке отражен как в собственно африканской диглоссии "африканские языки внутриэтнического общения // африканские языки межэтнического общения", так и в афро-европейской диглоссии "африканские языки // европейские языки".
"Импортированные" языки Европы, главным образом английский, французский и португальский, в условиях, когда автохтонные языки по тем или иным причинам не могут выполнять отдельные коммуникативные функции, широко используются не только как языки мировой современной культуры или как средство бытового общения, но служат инструментом сплочения самих африканских наций.
В плане владения французским языком население современной Африки, так же как и в колониальные времена, продолжает представлять собой континуум, с одной стороны которого располагается его незначительная часть, пользующаяся литературным французским языком, по качеству мало отличающемуся от речи образованных французов, а с другой - основная масса африканцев, совершенно не владеющая французским языком. Зона между этими двумя полюсами занята неоднородной массой, уровень владения французским языком у которой градуирован от удовлетворительного до самого низкого. Подобная дифференциация во многом обусловлена различным уровнем грамотности среди африканского населения.






8.4. Межъязыковые контакты в странах Тропической Африки

8.4.1. Французский и местные африканские языки

Во времена колониального прошлого во французском языке был отмечен сравнительно низкий уровень заимствования из африканских языков. Этот факт был обусловлен, прежде всего, спецификой проведения французской администрацией языковой политики, в основе которой лежала забота о чистоте французского языка при полном игнорировании местных языков.
Отрицательное отношение колониальных властей к местным языкам, тем не менее, сочеталось с лояльным отношением к языкам неавтохтонным. В связи с тем, что в период первых контактов французы общались с африканцами с помощью обосновавшихся здесь ранее португальцев, их язык на территории Африки обогатился некоторыми словами португальского происхождения.
В современной независимой Африке "надзор" за состоянием французского языка со стороны исконных носителей уменьшился и стал менее пуристическим, в результате чего количество лексических средств, заимствованных из местных языков, заметно возросло. В общем объеме африканизмов французского языка Тропической Африки количество заимствований из негро-африканских языков в настоящее время превышает 25%. Тем не менее, неологизмы, созданные на основе африканской лексики, не затрагивают основного общефранцузского литературного фонда и касаются главным образом периферии словаря. Это обусловлено в основном действием следующих факторов. Во-первых, заимствование из африканских языков связано, прежде всего, с необходимостью адекватного обозначения местных реалий; во-вторых, - с необходимостью адекватного обозначения эмоционально-оценочных реакций африканских франкофонов. Понятно, что действие именно этих факторов не в состоянии затронуть основ лексической структуры французского языка.
Замечено, что частота употребления африканских заимствований неодинакова в различных социолектах местного варианта французского языка. Частое употребление заимствований отмечается в речи малограмотных африканцев, у которых небольшой запас французской лексики требует компенсации за счет заимствований или описательных конструкций. В речи образованных африканцев слова родного языка появляются реже. Здесь проявляет себя не речевой, как в первом случае, а языковой дефицит.

8.4.2. Французский и арабский языки

Арабский язык и арабская культура издавна оказывали и продолжают оказывать существенное влияние на лингвокультурологическую обстановку в африканских странах, расположенных к северу и югу от Сахары.
В Тропической Африке арабский язык - это почти исключительно язык исламской религии, которую с различной интенсивностью практикуют отдельные африканские народы. При этом арабский язык здесь не завоевал таких прочных позиций, как сам ислам, и стал родным языком лишь для небольшой группы автохтонного населения. Кроме того, в отличие от ислама, заместившего в ряде регионов Тропической Африки другие религии, арабский язык не вытесняет ни автохтонные языки местного населения, ни импортированные европейские языки.
Что касается условий взаимодействия французского языка с арабским, то в странах Тропической Африки он часто имеет опосредованный характер, осуществляясь через автохтонные африканские языки. Следы опосредованного контакта во французском языке Тропической Африки отмечены в арабских словах и выражениях, вошедших в него из языков народов Тропической Африки. Безусловно, здесь наблюдается и непосредственное соприкосновение арабского языка с французским. Соответствующая ситуация складывается в Чаде, где треть населения представлена арабами. Тем не менее, несмотря на то, что в Чаде по отношению к французскому арабский язык выступает в качестве субстрата, это не становится условием появления в чадском варианте французского языка значительного арабского элемента.

8.4.3. Французский и английский языки

Уже в доколониальные времена в Африке отмечалось влияние английского языка на локальные формы речи. В результате этого автохтонные языки африканцев, а также складывающиеся в Африке локальные варианты европейских языков впитали в себя определенный слой британской лексики. В настоящее время процесс лексического заимствования из английского языка в Африке заметно активизировался как в силу мировой глобализации данного процесса, так и в силу развития контактов между самими африканскими народами.
Особенно многочисленны английские заимствования в современном франкоязычном Того, где использование англицизмов не только во французском, но и в родных языках тоголезцев связано с проявлением нарочитого снобизма у молодежи, стремящейся показаться более динамичной и современной. При этом отмечается употребление слов как из английского литературного языка, так и из английского пиджина, распространенного в соседней Гане.
Что касается содержательной стороны, то во французском языке Африки английские заимствования касаются самых разных тематических групп, связанных с описанием как африканской природной среды, так и прошлой и современной жизни африканского общества.
В обычном обиходе часто встречаются сложные лексические образования на основе английского слова boy, известного в Африке в значении "слуга, прислуга". Среди этой лексики можно отметить разного рода гибриды. Например: boy-lavadaire - "прачка" (из числа мужчин), boy-cuisinier - "повар, слуга в доме", boy-marmiton - "поваренок", tchitchi-boy, boy-moke - "прислуга без профессии", boy-mousso - "служанка", boy de table - "слуга, занятый приготовлением и подачей пищи".
Наряду со словом boy в качестве особого суффикса со значением деятеля во французском языке Африки выступает английское слово man. Так, во многих франкоязычных странах Африки таксистов называют taximans, реже во множественном числе произносят taximen (taximens). В Сенегале, кроме того, таксистов, занимающихся незаконным извозом, называют sirouman (первый элемент слова заимствован из языка волоф, где sirou означает "рысь"). В этой же стране и также на основе суффикса -man и заимствованного из волоф слова bouki "обезьяна" образована форма boukiman в значении "перекупщик-спекулянт". В Нигере по данной модели образованы слова chaiman и theman в значении "продавец чая", а во французском языке Кот-д'Ивуара находим djigboman (или djiboman) в значении "традиционный лекарь". В этой же стране форма man известна как самостоятельное слово со значением "друг, приятель". Оно употребляется молодыми людьми в качестве аффективной формы обращения друг к другу.
Типичны для французского языка африканских стран английские заимствования, связанные с футболом. С одной стороны, это обусловлено увлеченностью африканцев данным видом спорта, а с другой, тем фактом, что родиной футбола была Великобритания и футбольная терминология изначально проникла во многие языки мира из английского языка. Тем не менее, в европейском варианте французского языка всегда наблюдалось стремление заменить английскую терминологию собственно французской лексикой. Но в Африке некоторые слова английского происхождения сопротивляются французской футбольной терминологии и продолжают употребляться так, как это было изначально принято во французском стандарте на территории Франции.
Особенности контактирования английского языка с французским языком Африки обусловливают многие особенности ситуации заимствования рассматриваемого типа. Во-первых, на Африканском континенте французский и английский языки находятся в контакте как ненациональные, то есть неродные для африканцев варианты языков. Во-вторых, контакт французского языка с английским на территории Африки начался уже в доколониальный период, в то же время поток английских заимствований во французский язык на территории Африки значительно усилился именно на современном этапе. В третьих, по своему содержанию англицизмы во французском языке Африки относятся большей частью к бытовой лексике и входят в состав народно-разговорной разновидности французского языка отдельных стран и городов Африки. Часть заимствованной лексики носит эмоционально-экспрессивный характер, причем некоторые из английских заимствований используются в качестве базовых лексико-грамматических элементов, входящих в само ядро системы локальных вариантов французского языка.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Виноградов В.А., Коваль А.И., Порхомовский В.Я. Социолингвистическая типология. Западная Африка. М., 1984.
Клоков В.Т. Французский язык в Африке. Лингвокультурологическое исследование. Саратов, 2000.
Уи М. Социолингвистический очерк двуязычия в Черной Африке //Новое в лингвистике. Вып. 2. М., 1972.
Чередниченко А.И. Язык и общество в развивающихся странах Африки. Киев, 1983.



9. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК В АЛЖИРЕ


9.1. Французский язык в колониальном Алжире

В Алжире колониальных времен французский язык представлял собой систему подъязыков, куда, прежде всего, входил просторечный вариант французского языка, главным образом в его устной форме. Им пользовались простые французские колонисты, занимавшиеся такими видами экономической деятельности, как рыбная ловля, мелкая торговля, мелкое промышленное и сельскохозяйственное производство. Это был также язык мелких французских чиновников и незначительной части местного населения. Просторечный французский язык колонистов пренебрежительно называли pataouete. Он характеризовался значительным объемом локальной лексики, основу которой составляли заимствования из языков народов Алжира (из арабского и берберского) и народов соседних стран (из каталанского, испанского, итальянского, мальтийского и провансальского). Этот вариант французского языка существовал наряду с местным разговорно-литературным вариантом французского языка, которым пользовалась основная масса французов, проживавших в то время в Алжире. Кроме того, в стране была распространена литературно-письменная разновидность французского языка, которая была почти идентична стандарту французского языка Франции и употреблялась лишь в среде местной интеллигенции и высших чиновников.
В колониальный период, наряду с разновидностями речи колонистов, развивался особый вариант французского языка арабо-берберов. Он сформировался как результат вынужденного использования местным населением официального французского языка и в силу приобщения алжирцев к образованию во французских школах. Важным каналом освоения французского языка местным населением явилась служба арабо-берберов в колониальной армии, особенно во времена первой и второй мировых войн. Африканские солдаты, возвращавшиеся из Европы, часто привлекались к административному управлению на селе и в городе. Кроме того, во времена колониального прошлого местное население, безусловно, активно участвовало в экономической жизни страны, где основные позиции занимали французы, и общение с ними, естественно, осуществлялось на французском языке.
В результате освоения французского языка местным населением арабский язык Алжира активно заимствовал французскую лексику, приспосабливаясь, таким образом, к современной действительности. Одновременно и французский язык вбирал в себя значительное число арабских элементов произносительного, морфосинтаксического и лексико-семантического характера.
Французский язык колониального Алжира являлся не только социолингвистической, но и культурной реальностью. Этот язык был средством создания замечательной алжирской прозы и поэзии, сумев вобрать в себя многие элементы арабо-берберской культуры.

9.2. Современная языковая ситуация

В современной языковой ситуации Алжира складываются отношения между следующими языками и их вариантами:
- родные языки алжирцев: тамазигхт (язык берберов), местный диалект арабского языка, литературный вариант арабского языка;
- иностранные языки: французский, английский, испанский.
Тамазигхт справедливо относится к числу важных субстратов в языковой ситуации сегодняшнего Алжира. Тем не менее, будущая судьба этого языка представляется проблематичной в связи с мощным воздействием, оказываемым на него со стороны арабского языка, все более укрепляющего свое лидирующее положение в алжирском обществе.
Арабский язык представляет собой сложную в социолингвистическом плане структуру. В первую очередь, это классический арабский язык, связанный с текстом священного Корана и с исламской религией в целом. По своему состоянию этот язык VII века не претерпел с того времени существенных изменений.
Другая разновидность арабского языка в Алжире представлена его литературной формой. Литературный арабский язык сформировался как всеобщая форма речи в государствах арабского Востока в результате модернизации классического арабского языка. Как особый вариант литературный арабский язык Алжира активно развивался в контакте с колониальным французским языком. Сегодня именно эта форма арабского языка представлена в Алжире на радио и телевидении, а также в прессе, в системе образования, в науке, в политике, в дипломатической и административной сферах.
Третья разновидность арабского языка представлена его разговорным диалектом. Эта форма речи является родной для 85% населения страны (всего в Алжире в настоящее время проживает около 30 млн. чел.). Для тех алжирцев, которые не имеют возможности получить образование на литературном арабском или на французском языке, арабский диалект является единственным средством общения. Причем различия между диалектной и литературной формами арабского языка настолько велики, что носители диалекта не в состоянии понимать речь алжирцев, пользующихся литературным языком. Кроме того, имеется несколько поддиалектов единого диалекта арабского языка в Алжире.

9.3. Современная языковая политика

После завоевания независимости в 1962 году арабский язык был провозглашен национальным (официальным) языком страны, а французский - первым иностранным языком. При этом, хотя французский язык оставался неродным языком для местного населения, он продолжал занимать особое положение в алжирском обществе, выполняя в нем важные коммуникативные функции.
Однако в 1970-е годы в Алжире развернулось мощное движение за арабизацию страны, приведшее к образованию двух противоположных лагерей: сторонников арабизации и сторонников францизации (офранцуживания) Алжира. Первые нацеливают общество на традиционализм и исламизацию, вторые призывают к модернизации в европейском стиле. В центре этой идеологической борьбы оказались проблемы культуры, религии, традиционности, современности, независимости и угнетения. Важное место в обсуждении этих проблем занимает вопрос о взаимоотношении арабского и французского языков. Сторонники арабизации выступают за распространение арабского языка абсолютно во всех сферах общественной жизни, их противники ратуют за умеренный и рациональный подход в использовании родных и иностранных языков.
Ввиду таким образом складывающейся идеологической и политической обстановки, французский язык в Алжире стал заметно терять свои позиции привилегированного средства общения. Правительственный декрет от 1968 года обязывал всех высших чиновников осваивать арабский язык. Это же требование повторялось в последующих постановлениях алжирских властей. В 1976 году была опубликована "Национальная хартия", в которой был намечен всеобщий переход на использование арабского языка во всех сферах общественной и политической жизни. В новой "Национальной хартии" от 1986 года ориентация на арабизацию страны была подтверждена и арабский язык был признан единственным средством национального сплочения алжирского народа. При этом имелся в виду литературный вариант арабского языка. В 1991 году в правительственных постановлениях был введен запрет на употребление любого иностранного языка во всех сферах государственного управления, а также на производственных предприятиях и в общественных организациях. В 1996 году перед страной была поставлена задача завершить процесс арабизации к 1998 году.
Начиная с 1980-х годов, раскол между сторонниками арабизации и францизации значительно углубился и существовавшая до того комплементарность арабизирующей и франкоязычной элит алжирского общества превратилась в соперничество и даже в двустороннюю оппозиционность. От результатов борьбы этих двух идейно-политических сил зависит будущее арабского и французского языков в Алжире. Примечательно, что находящийся в настоящее время у власти президент Алжира Абделазиз Бутефлика не столь категоричен в вопросе арабизации и отдает должное всем языкам, существующим в стране, включая французский.
Согласно правительственным постановлениям и высказываниям государственных лиц, языкам Алжира предписываются следующие процентные квоты использования в административных делах (в официальных документах общенационального и местного уровней, в судопроизводстве и религиозной сфере), а также в сфере образования (в начальной, средней и высшей школе), в средствах массовой информации (в прессе, на радио, телевидении, в кино, в издательской деятельности), в частном бизнесе и в профессиональной деятельности:
- литературный арабский язык 52,10
- диалект арабского языка 7,24
- тамазигхт 2,34
- французский язык 32,47
- английский язык 5,84.
Тем не менее, в реальной практике использования отмечаются значительные отклонения относительно статусных цифр, а именно:
- литературный арабский язык 21,90
- диалект арабского языка 50,40
- тамазигхт 9,40
- французский язык 16,10
- английский язык 2,20.
Таким образом, официально литературный арабский язык имеет явно завышенный статус по сравнению с реальным использованием его в практике языкового общения. Что касается французского языка, которому официально предписывается значительно меньшая роль, чем литературному арабскому языку, реально приближается к нему. Диалект арабского языка, имеющий минимальный предписываемый статус, в действительности используется гораздо активнее, чем какой-либо иной язык страны. Подобная ситуация, безусловно, требует проведения в отношении к арабскому диалекту такой политики, которая предусматривала бы серьезное языковое строительство. То же, но в значительно меньшей степени, относится и к языку тамазигхт: официальный статус последнего явно занижен по сравнению с той ролью, которую он реально играет в Алжире.

9.4. Алжирский вариант французского языка

9.4.1. Положение в системе других языков страны

Французский язык в современном Алжире представляет собой диглоссию, состоящую из его различных социолектов.
В общей массе французским языком сегодня пользуются около трех четвертей населения страны (около 23 млн. человек). Такое большое число пользователей обусловлено главным образом тем, что при проводимой политике широкого охвата населения грамотностью французский язык в качестве иностранного повсеместно преподается в алжирской школе. Кроме того, в сознании алжирцев издавна сложилось убеждение в том, что французский язык - это высоко престижный инструмент, владение которым в значительной мере способствует достижению профессиональных и социальных преимуществ.
Степень владения французским языком среди алжирцев варьируется в соответствии с уровнем образования населения от высокой до самой низкой. Высокий уровень владения французским языком отмечается у представителей местной интеллигенции, чиновников высшего ранга, писателей, преподавателей высших учебных заведений. Эта часть алжирцев не так многочисленна. Напротив, многие алжирцы владеют французским языком далеко не совершенно и в редуцированном виде. Между этими полюсами находится среднее звено алжирцев, знания французского языка которых считаются соответствующими среднему уровню.

9.4.2. Лексико-семантические особенности

К области алжиризмов относятся заимствования и новообразования, а также слова, словосочетания и выражения из числа собственно французских лексических единиц, которые алжирцы употребляют в речи на французском языке специфично, приспосабливая их к особенностям местной культуры, экономики и политики, а также к национальным особенностям эмоционально-оценочного реагирования на мир. В соответствующих языковых единицах, следовательно, отмечаются разного рода особенности, касающиеся формы и содержания элементов общефранцузского стандарта, в связи с чем выстраивается следующая типология лексико-семантических алжиризмов:
- лексические алжиризмы (неологизмы и заимствования);
- семантические алжиризмы (смещение, сужение, расширение значений, семантические переносы);
- грамматические алжиризмы (изменения грамматических категорий лексических единиц, а также преобразования морфосинтаксических структур).
Эти типы особенностей легко обнаруживаются в печатных текстах (в газетах, журналах, художественной литературе, в официальных документах), а также в живой речи алжирцев, главным образом учащихся лицеев, студентов вузов, преподавателей, журналистов, работников радио и телевидения.
Так, в корпусе "Инвентаря особенностей французского языка Алжира", опубликованном в книге Queffelec A., Derradji Y., Debov V., Smaali-Dekdouk D., Cherrad-Benchefra Y. Le francais en Algerie. Lexique et dynamique des langues (2002), представлено около 1,5 тыс. алжиризмов, основная часть которых приходится на лексику, заимствованную из арабского языка. Как правило, это слова, обозначающие местные реалии, и как таковые они не известны исконным носителям французского языка и даже жителям соседствующих с Алжиром стран: Марокко, Туниса и Мавритании. Другая часть арабизмов связана с исламской религией и хорошо известна в магрибской среде. В Алжире формируется также некоторый слой специфической лексики, образованной на базе собственно французских форм с помощью традиционных способов суффиксации, префиксации и словосложения. Эта лексика, также как и заимствованная, часто связана с обозначением местных реалий.
Значительная часть арабской лексики во французском языке Алжира заимствована из литературного арабского языка и в меньшей степени из арабского диалекта. Это свидетельствует о существовании особого конфликта между литературными формами арабского и французского языков в данной стране. Каждый из этих языков стремится занять здесь более надежное положение и быть подготовленным к успешному функционированию в самых разных сферах общественной жизни.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Дебов В.М. Словарь особенностей французского языка в Алжире. Иваново, 1996.
Клоков В.Т. Особенности контактирования арабского языка с автохтонными и импортированными языками франкоязычной Африки //Вопросы филологии. Вып. 3 (9). М., 2001.
Клоков В.Т. Queffelec A., Derradji Y., Debov V., Smaali-Dekdouk D., Cherrad-Benchefra Y. Le francais en Algerie. Lexique et dynamique des langues. Bruxelles: Duculot, 2002 (рецензия на книгу) //Вопросы языкознания. № 2. М., 2003.





Н.А. Колосова


ФРАНЦУЗСКАЯ ТРАДИЦИЯ В РОССИЙСКОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ


Тема французско-русских лингво-культурных контактов настолько обширна и многогранна, что в настоящем кратком очерке возможно коснуться лишь ряда ее наиболее интересных аспектов. В полном объеме спецкурс, посвященный особенностям бытования французского языка на территории России, а также роли французской культуры в истории культуры русской читается для студентов кафедры романской филологии Саратовского государственного университета. Данная тематика также разрабатывается в рамках специального семинара "Французско-русские языковые и культурные контакты", который работает на кафедре уже более 25 лет.

В работах отечественных лингвистов В.В. Виноградова и Л.А. Булаховского1, посвященных истории русского литературного языка, рассматриваются процессы внедрения иноязычной лексики в русскую литературную речь и связанные с этим разнообразные явления, определяются социально-исторические и хронологические рамки формирования билингвизма в России.


1. БИЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ
В РУССКОМ ОБЩЕСТВЕ XVIII В.

Предпосылки создания билингвистической ситуации в России появились в петровскую эпоху, когда кардинальные перемены в политической, экономической и культурной жизни государства повлекли за собой развитие языка. Развивались контакты между русским и другими, преимущественно европейскими языками.
В России XVIII - XIX вв. одной из форм межъязыковых контактов была переводческая деятельность. Авторы переводных текстов (прозаические и стихотворные произведения мировой классики, романы, мемуары, дневники, критические сочинения, научные трактаты и др.) вводили в них слова и словосочетания в графике языка-источника, а также целые предложения (строчки молитв, латинских пословиц, изречения древнегреческих и древнеримских философов, поэтов, крылатые выражения, формулы речевого этикета).
Русский литературный язык конца XVIII - начала XIX вв. располагал большим количеством иноязычной фразеологии2. Иноязычные слова и выражения можно было обнаружить и в оригинальных русских текстах (мемуарах, дневниках, письмах и художественных произведениях). В указанный исторический период резко возросло общее количество иноязычных слов и выражений в оригинальных текстах всех стилей и жанров. Сам факт включения русскими писателями иноязычной лексики в тексты художественных произведений был явлением, свойственным всему литературно-письменному языку этого периода.
Начиная с петровской эпохи, образованное русское общество постепенно становится двуязычным, однако языки-источники сменяют друг друга на протяжении столетия3. Русское дворянство интенсивно обучается иностранным языкам, что в дальнейшем способствует приобщению образованной части русского общества к европейской культуре и влечет за собой желание выработать новые культурные ценности4. Русское дворянство "европеизировалось"; для выражения новых понятий система церковнославянского языка оказывается недостаточной. Развиваясь, язык дворянского салона вступает в борьбу с церковно-книжной традицией культуры речи.
Для России конца XVIII - начала XIX века характерен широкий интерес к французской языковой культуре. В.Г. Гак отмечает появление французских слов в русском языке в XVIII века: "Воспроизводя термины, переводчики либо приспосабливали французское слово (виктория), либо старались его калькировать, т.е. по его образцу создать новое слово"5. Именно французский язык с его богатой стилистической культурой был признан лучшим языковым материалом для обогащения словарного состава русского языка. Во второй половине XVIII века французский язык утверждается среди столичного дворянства как средство коммуникации. Для высших слоёв русского общества французский язык предреволюционной эпохи становится идеалом речевой культуры. "Французский язык для русского дворянства - необходимое условие входить в серьёзный контакт с Европой и её цивилизацией"6.
С XVIII в. в российском языковом пространстве успешно сосуществуют основные европейские языки (немецкий, итальянский, английский, французский), каждый из которых имеет свой социальный и культурный ареал распространения.
С конца XVIII в. французский язык доминирует среди прочих иноязычных влияний в России, играет важнейшую роль в формировании русского национального литературного языка.


2. РОССИЙСКОЕ ЯЗЫКОВОЕ СОЗНАНИЕ
ПУШКИНСКОЙ ЭПОХИ

Процессы, протекавшие в XVIII веке, получили своё завершение в первой четверти XIX века. "Французский язык становится официальным языком придворно-аристократических кругов, языком светских дворянских салонов"7.
Эти языковые процессы сопутствовали заимствованию и переносу на русскую почву достижений французской культуры: архитектуры, прикладного искусства, живописи, моды - всего, что связано с широким спектром гуманитарных явлений. Франция надолго становится проводником европейской цивилизации в России.
Известны слова Пушкина, обращенные к Чаадаеву: "Je te parlerai la langue de l'Europe. Elle m'est plus familere que la notre"8.
"Процесс европеизации русского дворянства привел <...> не только к распространению французского языка в "лучших обществах", но и к образованию разговорных стилей светского дворянского языка на русско-французской основе"9. Свидетельство этому - записанные А. Пушкиным "Разговоры Н.К. Загряжской", в которых он скрупулезно фиксирует своеобразие ее билингвистической русско-французской речи, где литературные французские фразы соседствуют с разговорно-просторечными русскими выражениями: "У Машеньки была une maitresse de clavecin. Раз она говорит : " Madame, je ne puis rester a Petersbourg". - Pourquoi ca? - "Pendant l'hiver je puis donner des lecons, mais en ete tout le monde est a la campagne et je ne suis pas en etat de payer un equipage ou bien de rester oisive". - Mademoiselle, vous ne partirez pas, il faut arranger cela de maniere ou d'autres. - Приезжает ко мне Потемкин. Я говорю ему: "Как ты хочешь, Потемкин, а мамзель мою пристрой куда-нибудь". - "Ах, моя голубушка, сердечно рад, да что для нее сделать, право, не знаю". - Что же? Через несколько дней приписали мою мамзель к какому-то полку и дали ей жалованье. Нынче этого сделать уж нельзя"10.
Но французским владеет не только придворная аристократия и дворянская элита. Приезжающих в Россию иностранцев (среди них - Александр Дюма и Теофиль Готье) поражает, что все (офицеры, чиновники, литераторы, помещики, женщины) и везде говорят по-французски: в таможне, на улице, в учреждении, в магазине.
Русская литература содержит богатейший материал социолингвистического и культурологического характера, объемно фиксирующий все формы соприкосновений с культурой Франции.
Русские писатели пушкинского круга активно используют в своем языке иносистемные явления, значительное место среди которых принадлежит элементам французского языка11. Французские слова, фразеологические выражения, отдельные фразы и фрагменты текста выполняют как коммуникативные, так и стилеобразующие функции12.
Многообразная картина функционирования французского языка на территории России в первой трети XIX века представлена в творчестве Пушкина13. Современная писателю разговорная речь отражена в целом ряде произведений: "Повестях Белкина", "Пиковой даме", "Романе в письмах", "Дубровском", "Рославлеве", "Графе Нулине", "Евгении Онегине", "Египетских ночах", прозаических набросках и отрывках 30-х годов "Мы проводили вечер на даче", "Гости съезжались на дачу", "На углу маленькой площади".
Приверженность к французскому языку объединяет таких, казалось бы, несхожих между собой пушкинских героинь, как Пиковая дама и Татьяна Ларина. Первая на вопрос внука, не прислать ли ей русских романов, осведомляется: а разве есть русские романы? Но и вторая - "русская душою", несмотря на это свое качество:
... по-русски плохо знала,
Журналов наших не читала,
И выражалася с трудом
На языке своем родном14.
Более подробное объяснение подобному парадоксальному положению дается Пушкиным в неоконченном романе "Рославлев": "Полина чрезвычайно много читала, и без всякого разбора. Ключ от библиотеки отца ее был у нее. Библиотека большею частию состояла из сочинений писателей XVIII века. Французская словесность, от Монтескье до романов Кребильона, была ей знакома. Руссо знала она наизусть. В библиотеке не было ни одной русской книги, кроме сочинений Сумарокова, которых Полина никогда не раскрывала. Она сказывала мне, что с трудом разбирала русскую печать, и, вероятно, ничего по-русски не читала, не исключая и стишков, поднесенных ей московскими стихотворцами"15.
Французский язык утверждается в русском обществе "как средство приобщаться к культурным ценностям в широком смысле слова, и настоящим и мнимым - в конце XVIII - начале XIX века заменить его было нечем"16. " К началу XIX века французский язык присутствовал уже как знак не только лингвистической, но единой культурно-идеологической системы, как определённый социальный феномен"17. В течение почти ста лет французский язык был языком образованной части русского общества, снабжая русское дворянство готовыми языковыми формулами. Стремясь выработать в своих произведениях нормы простой и выразительной разговорной речи, Пушкин ориентируется на отточенные формы французского языка, не подражая им, но сплавляя лучшие черты французской традиции с богатейшим фондом русской народной речи18. Своего рода камертоном, задающим верный тон и стиль разговора и повествования в целом, служат французские эпиграфы к произведениям: "7 Mai 18** Homme sans moeurs et sans religion."; "Votre coeur est l'eponge imbibee de fiel et de vinaigre"; "Il parait que monsieur est decidement pour les suivantes? - Que voulez-vous, madame, elles sont plus fraiches"19.
Даже война с Наполеоном не поколебала французского влияния - ни в области языка, ни в области культуры. Пушкин иронизирует над поверхностным дворянским патриотизмом: "... гостиные наполнились патриотами: кто высыпал из табакерки французский табак... кто сжег десяток французских брошюрок, кто отказался от лафита ... Все закаялись говорить по-французски..., собираясь на долгих отправиться в саратовские деревни"20. "Браним французов мы французскими словами", - замечал один из современников. Толстой, описывая это время, вслед за Пушкиным, осмеивает попытку говорить по-русски из показного патриотизма. Он пародирует такую речь в письме одного из персонажей "Войны и мира": "Я вам пишу по-русски, мой добрый друг, потому что я имею ненависть ко всем французам, равно и к языку их, который я не могу слышать говорить... Мы в Москве все восторженны через энтузиазм к нашему обожаемому императору"21.
Процессы, связанные с утверждением французского языка как средства коммуникации в русском образованном обществе, породили явления галломании: предпочтение французского языка русскому, мода на иностранные слова, что представлялось национальной катастрофой и вызывало тревогу у части представителей культуры22. Французский язык из потребности превратился в моду. "Важная потребность преломляется в бытовом сознании в моду - в настоящее требование, предъявляемое дворянину, желающему "авансировать" в своём обществе"23.
В быту аристократии французский язык являлся прежде всего особенностью общения с женщинами, нежели в отношениях между мужчинами, которые хотя бы по условиям службы, гражданской и военной, должны были относительно свободно обладать некоторыми видами письменной и устной русской речи. Обладая тонко разработанной системой средств выражения, французский язык становится этикетным языком общения, одним из основных компонентов женского образования, неотъемлемой частью духовной жизни русской женщины, средством приобщения её к европейской культуре. Именно за французским языком закрепляется статус языка эпистолярной прозы. Особенно строго этикет соблюдался в общении и переписке с женщинами. Письменная речь во многом сформировалась под влиянием французской языковой культуры и представляла факты употребления французского нормативного эпистолярного языка24.


3. ФОРМЫ РУССКО-ФРАНЦУЗСКОГО ДВУЯЗЫЧИЯ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

Русско-французское двуязычие и его виды, процессы вхождения и усвоения франкоязычных элементов, слов и форм экспрессии русским языком (как результат взаимодействия двух языков) нашли отражение в произведениях Л.Н. Толстого25. В языке писателя прослеживается сосуществование и взаимодействие двух языковых систем, что является следствием появление билингвистических речевых явлений.
В речи толстовских персонажей наиболее активны социально обусловленные слова, выражения и конструкции, относящиеся к речевому этикету (формулы обращения, приветствия, благодарности, просьбы, пожелания, прощания): ma chere, mon chere monsieur Pierre, ma bonne amie, Charmant, Ma delicieuse! Bonjour, ma chere, je vous felicite, Attendez, allez, mon ami! au nom de dieu! Courage, mon ange! Merci, mon pere.
Часто франкоязычные фрагменты представляют собой распространённые "ходовые" фразы, пословицы, поговорки: C'est bien beau ce que vous venez de dire; Cousinage dangereux voisinage; Les mariages se font dans les cieux.
Французские элементы в виде отдельных фразеологических единиц или простых предложений формируют макаронические образования, которые становятся характерной чертой русской разговорной речи этого периода: "и в моей жизни tout n'est pas rose ", "разве я не вижу, что du train que nous allons, нашего состояния нам хватит ненадолго...".
Знакомство с французской литературой формировало и обуславливало поведенческие и языковые формы, образцы которых были выработаны в русле западноевропейского сентиментализма и романтизма, и хорошо усваивались русским обществом.
Французский язык занимает особое место как важный национально-специфический компонент культуры, как знак принадлежности его носителей к определенному социуму. Отличительными чертами этого этапа является широкое распространение его в обиходе разных слоев общества, сосуществование французского языка с другими европейскими языками, употреблявшимися в повседневной жизни.
Л. Толстой в романах "Война и мир" и "Анна Каренина" отражает это положение с точностью и тщательностью исследователя-социолингвиста.
В 30 - 40-х годах XIX века началось вытеснение французского языка из тех сфер общения, где он до этого делил с русским языком функцию литературного языка. К середине века всеобъемлющее влияние Франции принимает несколько иные формы. С одной стороны, Россия прошла, по выражению И. Данилевского, прививку европейской культуры в ее французском, наиболее совершенном варианте. Все необходимое было усвоено, переработано. Но само по себе французское вызывает неоднозначное отношение. Это прослеживается в художественных произведениях и эпистолярном наследии таких гигантов русской культуры, как Тургенев и Толстой, которые, будучи билингвами по своему воспитанию и образованию, часто негативно оценивали собственно французское влияние на русскую культуру (Использование французских нетранслитерированных элементов в языке художественной прозы и эпистолярии И.С. Тургенева было всесторонне рассмотрено в дипломном сочинении О.И. Рыжановой (Поповой), защищенной по кафедре романской филологии СГУ в 1982 г.26).
В то же время французское влияние расширяет свою социальную географию, проникая в самые широкие демократические круги, становясь обязательной частью среднего образования, продолжая оставаться основой женского образования, признаком утонченного воспитания.
Разговорным языком, неотъемлемую часть которого составляют сотни в разной степени ассимилированных французских слов и выражений, написана сатирическая поэма И. Мятлева "Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан л'этранже ", повествующая о путешествии по Европе помещицы средней руки "мадам де Курдюков":
Берег весь кипит народом
Перед нашим пароходом:
Де мамзель, де кавалье,
Де попы, дез офисье,
Де коляски, де кареты,
Де старушки, де кадеты...27
Русская литература оставила нам свидетельства почти мистического отношения к французскому языку. Причем, не только лексика, но и грамматические формы языка представляются чем-то загадочным, несущим психолингвистическую информацию. В романе Тургенева "Новь" происходит такой диалог:
- Если кто на французском диалекте хочет вопрос задать: "Что, мол, это такое?" - должен он сказать: "кесе-кесе-кесе-ля?"
- Точно так.
- А может он тоже сказать так: кесе-кесе-ля?
- Может.
- А просто: кесе-ля?
- И так может.
- И все это - едино будет?
- Да.
-Ну, промолвила она, - ...ты прав... Только уж французы! Бедовые!"28.
Во второй половине XIX века влияние французской культуры в России расширяет свою социальную географию, проникая в самые демократические круги, становясь обязательной частью среднего и высшего образования, основой женского воспитания в различных сословиях.
Присутствие этого привычного обыденного французского в бытовом культурном пространстве зафиксировано в романе Н.Г. Чернышевского "Что делать?". Свидетельства эти тем более ценны, что не являются самостоятельным предметом изображения или анализа со стороны автора. В романе представлены разные уровни языковой состоятельности. Обязательное знание французского языка для человека образованного является одним из показателей широкого распространения французской культуры в российском обществе.
Так, автор мимоходом констатирует присутствие множества вывесок на французском языке на главном проспекте города. Предполагается, что они совершенно понятны потенциальным клиентам.
Французская культура сохраняет свой приоритет в производстве предметов роскоши. Чтобы получить знак качества, шитье Веры Павловны должно пройти контроль Жюли - блюстительницы французских канонов.
Чтобы магазин Веры Павловны на Невском имел успех, он должен называться по-французски: "На Невском явилась новая вывеска: "Au bon travail. Magasin des Nouveautes"29.
Французский язык играл особую роль в жизни молодых разночинцев, к поколению которых принадлежал сам Чернышевский. Он становится символом той светской культуры, которой они не принадлежали по своему происхождению и воспитанию. Само по себе владение иностранным языком еще не снимало эмоционального барьера для многих интеллигентов, не принадлежавших к высшему сословию. "Чернышевский с легкостью читал по-французски, по-немецки и еще на нескольких языках, но это не могло изменить к лучшему его положение в хорошем обществе"30. Его любимые герои преодолевают этот барьер. Лопухов и Кирсанов самостоятельно овладевают французским языком, т.к. без него, как замечает автор, "не двинешься дальше в профессии". Они свободно чувствуют себя в разговоре с представителями высшего общества - Сержем (Лопухов), важным чиновником (Кирсанов). Дама в трауре и Рахметов свободно употребляют французские слова, из чего следует, что эти этикетные формы для них привычны.
Чернышевский вводит в контекст романа французскую культуру и в ее интеллектуальном, идеологическом аспекте. Это, как правило, названия книг, имена ученых и писателей. Важную роль играет Руссо, т.к. является символом движения раскрепощения женщины.
В целом, французская культура в разных ее проявлениях пронизывает всю структуру романа, но воспринимается как естественное, не чужеродное в российском культурном пространстве.
К концу ХIХ века многочисленные формы французского языка (в основном это касается лексики) ассимилируются, входят в повседневную речь представителей самых демократических слоев российского общества. Свидетельства этому зафиксированы в творчестве Чехова, предоставляющем богатейший материал лингво- и социокультурного характера (Специфика употребления элементов французского языка в произведениях А.П.Чехова была рассмотрена в дипломном сочинении А.Ляпкина, защищенном по кафедре романской филологии СГУ в 1994 г.).
Чехов продолжает традицию Гоголя, у которого еще Ноздрев намеревался напечатлеть "безешку" на лице Чичикова. В языке чеховских персонажей встречаются переиначенные, исковерканные французские слова и выражения, соотносимые с элементами знаменитого епиходовского стиля: кель-выражансы, шарманочка, моветонство, женский полонез, митральезы любви и т.д.


4. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК
В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ НАЧАЛА XX В.

К концу XIX - началу XX века французский язык рассеян по огромному культурному пространству России, занимая прочное положение в лингвистическом сознании россиян, свидетельством чему становятся многочисленные мемуары, произведения писателей этой эпохи, от Горького до Тэффи. Причем французские слова и выражения встречаются в произведениях писателей и поэтов всех направлений и стилистических тенденций: Блока, Бунина, Куприна, Осоргина, Северянина, Гумилева, Ахматовой и др.
Отмечая этот феномен, Н. Тэффи пишет: "С французским языком у нас дело обстоит проще. Он как-то постигается сам собою и настолько вошел в русскую душу, что даже на банкетах ораторы, подгоняя речь под финальные рукоплескания, восклицают: "Так скажем же уважаемому коллеге наше широкое русское мерси!"31.
В конце XIX столетия французский язык утрачивает свою коммуникативную функцию в обществе, но при этом усиливается функция культурно-идеологическая. Культурное пространство французского языка перерождается в символическое.
В годы гражданской войны, когда в стране были смещены все привычные представления о жизненных, моральных и культурных ценностях, ломались все социальные перегородки, перекраивалось культурное пространство страны, французский язык неожиданно, на очень короткое время, возвращает себе коммуникативную функцию, становясь языковым средством, объединяющим людей одного уровня, социальной принадлежности, становясь для многих единственной возможной сублимацией прошлой утерянной жизни.
Та же Тэффи вспоминает женщину в котиковой шубке и парусиновых лаптях на босу ногу, которая стояла на трамвайной остановке в Новороссийске под проливным дождем с маленьким ребенком на руках и, желая дать понять автору мемуаров, что она "не кто-нибудь", говорила ребенку по-французски с милым институтским акцентом: "Силь ву пле! Нэ плер па! Вуаси ле трамвэй!"32.


5. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕЧЬ РУССКИХ ЭМИГРАНТОВ

Когда после революции тысячи русских оказались во Франции, произошла новая, по-своему уникальная встреча двух языков: французского, который существовал и развивался на исконной территории, и того французского, который был вывезен, как предмет экспорта, два века назад в Россию, прошел там свой путь развития и оказался вновь на исконной территории33.
Можно привести множество примеров, программным из которых будет знаменитый возглас бывшего русского генерала, вышедшего на Шан-Зелизе: "Фер-то ке?". Творчество Тэффи дает богатейший материал для подобных наблюдений, т.к. писательница всегда очень чутко улавливала сиюминутные приметы повседневной жизни русского общества и, впоследствии, эмиграции (Дипломное сочинение, посвященное французскому языку в произведениях Н.А.Тэффи, было защищено по кафедре романской филологии в 1995 г. И.Ивановой.)
Процесс взаимопроникновения культур и языков никогда не бывает односторонним. В истории взаимоотношений Франции и России есть тому множество примеров. В начале ХХ века французы интенсивно открывают для себя Россию. Примеров тому можно привести много. Наиболее яркие из них относятся к началу нашего столетия и связаны с именем Дягилева, его знаменитыми сезонами, познакомившими французов с живописью, музыкой, балетом России начала века34. Не случайно президент Франции Франсуа Миттеран в свое время говорил, что он, как все его поколение, был воспитан на русской литературе, романах Толстого и Достоевского.


6. ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК
В ЛИНГВО-КУЛЬТУРНОМ СОЗНАНИИ
ГРАЖДАН СОВЕТСКОЙ РОССИИ.
I ПОЛОВИНА XX В.

В Советской России французский язык долгое время оставался олицетворением гонимых, исчезающих или уже утраченных культурных ценностей. В 20-е годы, годы НЭПа и видимого возвращения к позабытым этикетным нормам поведения в обществе, присутствие французской культуры и языка в лингво-культурном сознании граждан новой России часто предстает как бы в кривом зеркале пародии, насмешки, осмысливается сатирически. Свидетельства тому встречаются в самых разнообразных текстах: от комедий Маяковского и Эрдмана до рассказов Зощенко. Воспоминанием о прочном положении французского в гимназическом образовании является ставшая знаменитой фраза Кисы Воробьянинова в романе Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев": "Je ne mange pas six jours"35. К ряду аналогичных явлений относится макароническая речь Фили в "Театральном романе" Булгакова:
- Захватите с собой Аргунина, - восклицала как бы осененная вдохновением дама.
Иль жу!
- Пусть после спектакля приезжает, - говорила дама...
- Же транспорт люи36.
Но образ Франции, ее культурные ценности не девальвировались и в сознании представителей революционного искусства. Так, Париж занимает важное место в лирике Маяковского, что отражает факты биографии поэта. Осудив с пролетарских позиций версальских обитателей и одобрив казни "королей и королевок", он с футуристической экстравагантностью признается в любви к Парижу: "Если б был я Вандомской колонной, я б женился на пляс де ла Конкорд"37. Фраза: "Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли - Москва" - трактовалась в советском литературоведении однозначно, как проявление безусловного патриотизма. Акцентировалась ее вторая половина. В то время как отношение к загранице и, в частности, к Франции у Маяковского было гораздо более сложное и глубокое. Косвенным свидетельством этому являются и материалы, касающиеся истории его непростых отношений с Татьяной Яковлевой, и переписка Лили Брик и Эльзы Триоле, приоткрывающая завесу над характером советско-французских культурных и политических связей в ХХ веке38.
В советский период контакты с западной цивилизацией носят все более и более единичный характер. Процесс отторжения обитателей советского геокультурного пространства от остального мира в трагикомическом аспекте воссоздан в ключевом для булгаковского творчества романе "Мастер и Маргарита".
Один из примеров этого связан с трагикомической сценой в варьете, где Гелла и Бегемот устраивают дамский магазин - очевидна аллюзия романа Золя "Дамское счастье". В витрине появляются парижские женские платья, шляпы, духи. "Девица сладко запела, картавя, что-то малопонятное, но очень соблазнительное: "Герлэн, Шанель №5, Мицуко, Нарсис Нуар...".
В конце эпизода, когда трансформация посетительниц варьете в парижские модели достигает своего апогея, Гелла "полностью стала тарахтеть по-французски, и удивительно было то, что ее с полуслова понимали все женщины, даже те из них, что не знали ни одного французского слова"39.
Здесь французская речь - пропуск в магическое пространство, единственное в советской России, где женщина может стать сама собой - легкомысленной, женственной и неотразимой. Оно призрачно, это пространство, его атрибуты легко исчезают. Но оно - подлинное, если говорить о реализации человеческой сущности, не искореженной фальшивой и удушливой обстановкой советской Москвы.
Несмотря на борьбу с космополитизмом, развернутую в конце 40-х годов, когда даже слово "эклер" было заменено на наименование "продолговатое пирожное с заварным кремом", французский язык остается языком культуры в советском культурном пространстве40. Не случайно одной из удачных ролей знаменитой трагической актрисы Алисы Коонен становится роль Эммы Бовари в инсценировке романа Флобера41. Совместная борьба против фашизма во время второй мировой войны, активное участие русских эмигрантов в движении французского Сопротивления укрепили советско-французские политические и культурные отношения42.


7. МУЛЬТИКУЛЬТУРНОСТЬ СОВЕТСКОГО
ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ
ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ В.

В 60-е годы происходит качественный скачок в социальном и культурном климате советского общества. Одним из благотворных последствий оттепели стало открытие Запада. Даже в политически ангажированных стихах Евгения Евтушенко появляется романтический образ Парижа: "А где-то в своем Париже, которого не повторить...".
Наряду с творчеством Хемингуэя, культовым становятся произведения Антуана де Сент-Экзюпери. Особенно востребован публицистикой оказывается "Маленький принц", который ассоциируется с поэзией космических полетов и многократно комбинируется с веткой сирени, призванной привнести поэзию чувства в технократический мир. Научная и творческая интеллигенция зачитывается произведениями экзистенциалистов, как философскими, так и художественными43. Советским слушателям открывается мир песен Эдит Пиаф. Секрет проникновения певицы в СССР отчасти приоткрывает А. Кончаловский в своих мемуарах44.
Плеяда французских шансонье, начиная с Жюльетт Греко и Ива Монтана (в этом ряду - имена Шарля Азнавура, Адамо, Жака Бреля, Мирей Матье, Джо Дассена и др.), неизменно находила благодарных слушателей и поклонников в Советском Союзе. По текстам их песен учили французский, мелодии их песен слушали на танцплощадках и на уроках иностранного языка.
В новых условиях проявляется, казалось бы, забытый пласт дореволюционной культуры, которой оказывается неизбежно связанным с французским языком. С этой точки зрения любопытны произведения Валентина Катаева. В "Святом колодце", рассказывая о днях своей вполне советской молодости в Москве, он говорит: "У нас это называлось: "Поедем экутэ ле богемьен" ("слушать цыган")45. Запад входит и в повседневную культурную практику советского человека, который впервые получает возможность следовать заграничным образцам в одежде, некоторых вкусах и пристрастиях. И здесь французские обозначения фасона или цвета являются показателем изысканности, элегантности, "знаком качества": "Он был в несколько эстрадном пиджаке цвета кофе о-лэ, и брюках шоколада о-лэ, и в ботинках цвета крем-брюле при винно-красных шерстяных носках"46. Своеобразным феноменом присутствия заграницы становится рассказ про ленинскую эмиграцию того же автора, что позволяет в "идейно выдержанном ключе" вспоминать и описывать парижские улицы, кафе и парки47.
Те же немного грустные и ностальгические описания приобретают явный диссидентский окрас в публицистических и эссеистических произведениях Виктора Некрасова48. Он вспоминает свое раннее детство в этом дорогом для него городе, когда его мать, молодой врач, подобно многим российским женщинам, получившая медицинское образование в Лозанне, работает в одной из парижских клиник. Вернувшись в город своего детства спустя несколько десятилетий, писатель заново открывает для себя Францию, и язык становится его гидом и товарищем в путешествиях по Парижу.
Таким образом, в ХХ веке французский язык проходит свой путь развития в русскоязычной литературе. Этой теме еще предстоит быть изученной. Причем, объектом внимания может быть как советская, так и эмигрантская русскоязычная литература писателей разных поколений.
На излете прошлого века французский язык занимает особое место в языковом сознании жителей постсоветского пространства. Одним из свидетельств этого является новелла молодого автора Анастасии Гостевой "Дочь самурая"49. Текст ее интересен сосуществованием различных языковых стихий, каждой из которых отведена особая стилистическая ниша.
В новелле Гостевой французский по-прежнему предстает как язык культуры и искусства. Здесь много топонимов, в основном парижских, каждый из которых является для героини знаковым понятием.
Для языкового сознания постсоветской эпохи важно органическое включение французского языка в процесс интерлингвокультурного общения, чему свидетельствуют такие фразы: "ca, c'est nichtiak; sorry, vous dites?".
Симптоматично, что русский язык выступает в качестве иносистемного элемента в речи французов: "Француз восторжен, рафинирован. В России ему нравится все. - Ah, des babuchkas russes! Oh, des visages incroyables!". Француз, конечно, фотограф. Французы всегда или режиссеры, или фотографы".
Французская культура занимает свою нишу в сознании нового поколения, следующего за тем, которое уже выбрало пепси. В описании Франции лейтмотивом звучит интонация старой, утонченной цивилизации, еще способной оплодотворить новые. Слегка перефразируя Шпенглера, героиня размышляет: "Париж - памятник закатившейся Европе. Соборы, мосты, сытые ухоженные физиономии, надушенные шейные платки, субтильные мальчики, похожие на девочек, и девочки, не похожие на француженок, прустовские les joies artistiques, интернациональные отары туристов и таблички: здесь жил Мане, здесь творил Модильяни, здесь умер тот, там умер другой, всё мертво, все мертвы, стерильная европейская деревня. Но Боже мой, - вопрошает автор, - почему у них так свободно дышится?".
По сравнению с текстами советской культуры магическое пространство действия французского языка размыкается, лишается своей волшебной силы. Сегодня это просто один из компонентов мультикультурного сознания.


8. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
ФРАНЦУЗСКОЙ И РУССКОЙ КУЛЬТУР:
ПЕРСПЕКТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Мало исследованным остается и обратное явление: отражение во французском языке и французской культуре некоторых явлений культуры русской. Темы "французы в России" и "французы о России" имеют свои библиографию, им посвящено немало конкретных исследований50. Но аспект бытования русского языка в сознании франкофонов почти не затронут.
XIX век оставил нам историю заочного знакомства и поэтического состязания Пушкина и Мериме, а также дальнейшую последующую переводческую практику французского писателя, успешно переводившего Пушкина, Гоголя, Тургенева51. Заслуживает отдельного изучения билингвистическая практика самого Тургенева.
Интересны воспоминания Александра Дюма-отца, где он разнообразными лексическими и стилистическими средствами создает образ России (Лексико-стилистическому анализу очерков А. Дюма о России посвящена дипломная работа О.Ардашкиной, защищенная по кафедре романской филологии СГУ в 1999 г.)
Совершенно не изучены "русскоязычные" связи Блэза Сандрара, отразившиеся в его прозе52.
Образ русского эмигранта так или иначе присутствует в творчестве многих французских писателей первой половины XX века, а отдельные вкрапления зафиксированы во французских словарях.
2-я половина прошлого века породила в сознании французов серию языковых стереотипов, связанных с Советским Союзом. Яркий образ России-Советского Союза создан Мариной Влади в ее книге "Vladimir ou le vol arrete"53. Семиосфера советской действительности сформирована в романах Андрея Макина, предназначенных для франкоязычного читателя (Особенностям передачи русских и советских реалий в романах А.Макина посвящена дипломная работа Ю.Брагиной, защищенная по кафедре романской филологии СГУ в 2001 г. (науч. рук. - канд. филол. наук, доцент кафедры романской филологии И.А.Макеенко).
Эта тема еще ждет своего исследователя.

В конце XVIII века герой комедии Фонвизина "Бригадир" произносит свою знаменитую фразу: "Во Франции все французы говорят по-французски". По мнению автора, это должно вызывать изумление и восторг простодушных слушателей.
Проходит больше ста лет, и в начале ХХ века один из персонажей Михаила Булгакова ("Театральный роман"), характеризуя другого, и желая отметить его великосветский лоск, замечает: "По-французски говорит идеально, лучше самих французов". Между этими двумя вехами находится неоднородное, но значительное культурное пространство. В конце XVIII столетия оно представляло землю обетованную, желанную, но с трудом достижимую. К началу ХХ века отношения с Францией - и языковые в том числе - прошли большой путь. Французский язык стал неотъемлемой и очень значимой частью российского культурного пространства.
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Алексеев М.П. Русская культура и романский мир. Избранные труды. Л., 1985.
Бабкин А.М. Иноязычные выражения в составе русской фразеологии // Проблемы современной филологии. М., 1965.
Биржакова Е.Э., Войнова Л.А., Кутина Л.Л. Очерки по исторической лексикологии русского языка XVIII в. Л., 1972.
Булаховский Л.А. Русский литературный язык первой половины XIX века. Киев, 1957.
Веденина Л.Г. Франция и Россия: диалог двух культур: учебное пособие по лингвострановедению. М., 2000.
Виноградов В.В. Язык Пушкина. М., 1936.
Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX в.в. М., 1982;
Гак В.Г. Французско-русские языковые связи // Гак. В.Г. Введение во французскую филологию. М., 1986.
Живов В.М. Язык и культура России XVIII в. М., 1996.
Колосова Н.А. Французский язык в идейно-стилевой системе пушкинских произведений. Изд-во Сарат. ун-та, 1984.
Крысин Л.П. Иноязычные слова в русском языке. М., 1968.
Леонтьев А.А. Иноязычные вкрапления в русскую речь // Вопросы культуры речи. М., 1966. Вып.7.
Листрова Иносистемные языковые явления в русской художественной литературе XIX в. Воронеж, 1979.
Листрова-Правда Ю.Т. Отбор и употребление иноязычных вкраплений в русской литературной речи XIX века. Воронеж, 1986.
Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII- начало XIX века). СПб., 1994.
Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. М., 1996.
Швейцер А.Д. Современная социолингвистика. М.. 1976.








I. A. Makeenko


DIVERSITES ET VARIATIONS
DANS LA PRONONCIATION DU FRANCAIS CONTEMPORAIN



La phonetique a une tres grande importance dans l'enseignement et l'apprentissage des langues etrangeres et dans l'acquisition d'une competence de communication orale. Etant un moyen de communication entre les hommes, la langue doit avoir ses regles de prononciation assez strictes. Elles sont etudiees par une branche de la phonetique nommee orthoepie (ou phonetique normative), c'est-a-dire un ensemble de regles qui determinent la "bonne" prononciation d'une langue. Les regles orthoepiques sont donnees dans de nombreux manuels de phonetique, mais lorsqu'on ecoute les Francais s'exprimer on constate nombreuses variations et certains ecarts des normes orthoepiques. C'est un fait bien connu que la prononciation d'une langue ne reste pas toujours la meme. Elle subit au cours de son histoire de nombreux changements. Mais on a le droit de parler d'innovations phonetiques seulement quand elles deviennent communes a tout un groupe qui connait les regles de l'orthoepie.
Les facteurs qui determinent les changementы phonetiques sont divers et il parait logique de voir la realisation des sons a l'interieur d'un systeme sous l'influence des facteurs concrets.



Systeme vocalique



Сe systeme reste le meme au cours du XX et du debut du XXI siecles ce qui peut etre represente par le trapeze articulatoire des voyelles:

Anterieures Posterieures
Labialisees Labialisees Non labialisees

Tres fermees i y u

Fermees e o o
?
Moyennes
? ?
Ouvertes ? ?
? ? ?
Tres ouvertes
a

1) On doit constater que ce systeme est realise quand la voyelle se trouve en position accentuee. Des qu'elle est en syllabe inaccentuee les oppositions de timbre [e]/[?], [o]/[ ?], [o]/[?] sont neutralisees au profit d'un timbre moyen qui peut etre represente par un archiphoneme correspondant [E], [O], [?].
a) [E]. L'harmonisation vocalique est le processus de modification du timbre d'une voyelle inaccentuee sous l'influence de celle qui est accentuee. Elle peut causer une influence ouvrante ou fermante sur la voyelle inaccentuee. Ce qui donne un [E] plus ou moins neutre pour les graphies soulignees: les eleves, c'etait fait, des effets; vous aimez, du plaisir.
Dans les mots comme "maree", "marche" - bien qu'il y ait un accent aigu ou bien un -ez final, on entend prononcer [E] lorsque la voyelle de la syllabe accentuee suivante est un [?]: la maree basse, c'est malgre moi, parlez bas! C'est aussi une harmonisation vocalique.
b) [O]. Lorsque les mots contenant les graphies "o", "au", "eau" en syllabes inaccentuees, les voyelles sont prononces d'une maniere neutre: au soleil, c'est jolie! le beaujolais, la manometrie.
c) [?]. La graphie "е" qui dans sa grande majorite se situe en syllabes inaccentuees, suit les memes habitudes que celles des autres voyelles d'aperture moyenne. C'est ainsi que dans les mots tels que "mercredi", "ceci", "celui", etc. elle correspond a un timbre moyen pareil a celui des mots dont la graphie est soulignee: peut-etre, veuillez venir, ce jeudi passe, etc.
2) L'opposition des phonemes [?]/[a] attire l'attention des linguistes depuis longtemps et semble etre tres instable. Certains pretendent que le [?] grave est en voie de disparition etant le son le plus posterieur du francais ce qui l'oppose au systeme vocalique etant nettement anterieur. D'un autre cote on entend distinctement un [?] posterieur dans les mots comme: grace, male, pale et apres la consonne [r] en position finale: c'est tres rare, un baron. On constate que c'est un son [A] - un son intermediaire entre le [?] grave et le [a] clair dans le groupe -roi: trois, boiseur; les suffixes -ation: recreation, generation; -aille: muraille, ferraille et -able: considerable, honorable.
3) L'opposition des voyelles nasales [?]/[?] est tres affaiblie dans la langue contemporaine. Le rendement phonologique du [?] est assez faible et son emploi est tres restreint. C'est pourquoi la delabialisation du [?], le rapprochant du [?] ne peut amener au changement de sens, car on ne trouve l'opposition de ces phonemes que dans une paire de mots: brun - brin.
La delabialisation du [?] a ete note au debut du XX siecle a Paris et dans plusieurs regions de la France. A present, le passage du [?] a [?] est devenu presque une regle, a quelques exeptions pres - lecture de poesies classiques, conversation de la conference. Pourtant G. Straka dans un de ses articles du milieu du XX s. juge la confusion entre le [?] et le [?] tres deplaisante.
D'un autre cote P. Leon en analysant led discours de Charles de Gaule a constate qu'il a remplace le [?] par le [?] dans la majorite des cas.
4) Le [ ] instable, ou bien caduc cause un probleme tres delicat. La transcription par [ ] donne a penser qu'il pourrait s'agir d'une prononciation particuliere qui ferait exception aux lois de position. Il est didactiquement prejudiciable de la presenter sur le meme plan que les voyelles qui sont accentuables. Il s'agit d'une voyelle qui peut devenir muette. Quant a la question de savoir pourquoi cette graphie "е" est parfois prononcee, parfois muette, la reponse ne peut etre donnee que dans un contexte rythmique et phonetique et non pas en fonction de la seule reference a l'ecrit. On peut donner un schema, sous forme tres simplifiee, de la chute de [ ] dans la langue parlee quand il y a une suite de syllabes avec "е":

5 4 3 2 1

j' dis
je l' dis
j' te l' dis
Je n' te l' dis

C'est-a-dire que chaque syllabe paire a partir de la fin de la phrase perd le [ ].
La chute du [ ] a encore pour consequence l'apparition de nouveaux groupes consonantiques qui semblent ne pas etre propres a la langue francaise, comme [ts ], [tsa], [dsa ], [?wi ].
Exemples:
Pas d(e ) cine - [pa-tsi-'ne]
Un peu d(e ) ce jus - [?-p?-ds-' y]
Je n'ai pas d(e) ca - [ -nE-pa-'dsa]
J(e ) suis fort - [?wi-'f? r].




Systeme consonantique

Le consonantisme du francais reste le meme (20 consonnes), mais il subit aussi certaines modifications qui sont liees a la prononciation ou bien a la chutte de la consonne finale, a la modification du son a l'interieur du mot, a la reduction des groupes de consonnes dans la chaine parlee.
1) L'influence de l'orthographe est assez forte et entraine la realisation sonore de consonnes finales ou la norme orthoepique les considere comme muettes:
a) Un certain nombre apparait dans les adjectifs numeraux, dans les dates, dans le compte (consonnes soulignees): le neuf mai, c'est une piece de cinq francs.
b) Dans les monosyllabes - but, fait, moeurs, aout, quand [t]: chaque annee au mois d'aout, avoir un but dans la vie, "Vivre sans but, c'est laisser disposer de soi l'aventure" (Gide).
c) La prononciation des sons finaux [kt] est devenu stable dans les mots suivants: compact, contact, correct, direct, infect, intact, strict.
Il y a hesitation dans la prononciation de ses sons dans les mots: aspect, distinct, exact, intellect, respect, suspect, verdict. Les dictionnaires recents donnent deux variantes avec voyelle finale et consonnes [kt].
On pourrait dire que les Francais prononcent la consonne finale des monosyllabes pour leur donner plus de consistance sonore, pour les rendre plus solides, pour eviter le risque de confondre ces mots avec d'autres qui leur ressemblent: cinq = saint, ou = aout.
2) Certaines consonnes ont tendance d'etre assimilees si cela n'entraine aucune confusion de sens. Ainsi la consonne [s] du suffixe -isme subit l'assimilation regressive de sonorite de la consonne [m] qui la suit et [ism] se transforme en [izm]. Cette tendance ne touchait au debut que le mot "fascisme" a la connotation negative [fa?izm]. On peut dire qu'actuellement cette tendance prend de plus eu plus d'extension et se generalise ce qui permet de dire que le suffixe -isme n'aura qu'une forme de prononciation [izm].
Exemple:
Pour dire non au terrorisme.
Une explosion de nationalisme.
Le liberalisme s'oppose a l'intervention de l'Etat.
Les Francais d'aujourd'hui prononcent de plus en plus regulierement des mots comme secondaire avec un [g] et non avec un [k] = [sk?dEr].
Exemple:
Problemes secondaires.
Enseignement secondaire.
On suppose que l'apprentissage de la langue se fait en milieu scolaire et que l'orthographe de certains mots est connue avant la forme sonore. Ainsi l'enfant passe de la graphie au son et non a l'inverse.
On pourrait aussi considerer cette prononciation comme exemple d'assimilation progressive. A la suite de la chute du [ ] le "s" sourd cause une influence assourdissante au son sonore qui suit [g].
Mais il est a signaler que le mot "second" [s -g?] garde sa prononciation , pour eviter la confusion entre ce mot et un autre qui ferait passer son enonciateur pour un grossier personnage.
La consonne [ ] tend a se realiser comme 2 consonnes [n + j], par exemple : les montagnards [m?-ta-'njar], nous peignons [pE-'nj?]. Cette tendance est meme notee a la fin acoustique des mots : le signe [sinj]. Dans la prononciation de la jeune generation on ne peut fixer que [n+j]. Cette substitution du [ ] au [n+j] peut etre explique par ce que l'opposition de ces deux sons n'a guere de role fonctionnel.
Selon les regles d'orthoepie, la graphie -ill se realise [ij]. Il y a tendance a l'alignement sur [ij] des derives des mots qui font exception de cette regle : mille, ville, tranquille = [il]. On entend les Francais tres souvent prononcer [ij] dans les mots millions, millier, milliard. Cela se realise sous l'influence de l'orthographie et par analogie avec les mots comme fille, triller, vieillard etc.
La reduction des groupes des consonnes - loi phonetique stable qui regit le francais depuis l'epoque de sa formation reste en vigueur. Aujourd'hui la reduction atteint les sonantes [r], [l] : not(re) prof, une aut(re) fois, quat(re) personnes, pa(r) ce qu'il est jeune, i(l) y a du monde partout, c'est pas possib(le). Ce phenomene phonetique peut etre gros de consequences, car il entraine la disparition du pronom impersonnel il dans les tournures comme (il) faut, (il) vaut mieux, et du premier element de la negation francaise: Je (ne) dois pas faire ca! Ils (ne) viendront pas!

Liaison

Traditionnellement, les liaisons sont classees en 3 types : liaisons obligatoires, interdites et facultatives. En parlant des tendances dans l'emploi des liaisons, les manuels du XX siecle soulignent que le style parle reduit au minimum les liaisons. La langue familiere garde essentiellement les liaisons a fonction grammaticale du pluriel: ils arrivent demain, elle nous a vus, les bons etudiants.
Neanmoins quand on regarde les chaines de television francaises on est etonne d'entendre le grand nombre de liaisons prononcees par le presentateur. On peut supposer que le langage des presentateurs est assimile a de "l'ecrit oral", car le plus souvent ils lisent un texte prepare sur un dispositif place juste au-dessus de la camera. Il reste a savoir a quel point cette " lecture " influencera l'emploi des liaisons dans le langage des Francais du XXI siecle, s'il y aura la reactualisation des regles classiques.



REFERENCES BIBLIOGRAPHIQUES

Портнова Н.И. Фоностилистика французского языка. М., Высшая школа, 1986.
Соколова В. С., Портнова Н. И. Фонетика французской разговорной речи. М., Высшая школа, 1990.
Certa P. Le Francais d'aujourd'hui. Une langue qui bouge. France, Balland / Jacob-Duvernet, Guide France info, 2001.
Champagne-Muzar C. Le point sur la phonetique. Cle International, 1998.
Grandmangin M. Phonetique progressive du francais. Cle International, 1998.
Guiraud P. Le francais populaire. P., 1965.
Hermeline L. Enseigner la phonetique: oui, mais comment? //Le Francais dans le monde, № 318.
Klokov V. Variation et evolution de la prononciation francaise au XX-e siecle. Saratov, 1980.
Laroussi F., Babault S., Bavoux Cl. Variations et dynamisme du francais: une approche polyphonique. P., l'Harmattan, 2001.
Makeenko I. Diversite, pluralite des parlers de la France metropolitaine // Спецкурсы по романской филологии. Саратов, 1998.
Maro Pateli. Phonetique et formation continue //Le Francais dans le monde, № 318.
Rittaud-Huttinet, Ch. et Portnova N. Tendances actuelles dans la prononciation du francais par les Francais //Dialogues et cultures. Paris, 2000.
Voitiouk N.A. Phonetique theorique du francais contemporain. Lviv, 1974.
Wioland F. Prononcer les mots du francais. Coll. F., Hahette, Paris, 1991.
Wioland F. Que faire de la graphie "e"? // Le Francais dans le monde, № 318.

Devoirs

Trouvez dans des dictionnaires des mots avec le suffixe -isme. Suivez la tendance de cette prononciation.
Ecrivez correctement les formes apocopees suivantes: puisqu'i y a, j'sais pas, qu c sont eux.
Trouvez les formes apocopees dans des textes sonores.
Mettez entre parentheses les "e" qui peuvent ne pas etre prononces dans le style parle:
Ce que je vais etre quand je serai grande.
Je ne sais pas votre telephone.
Je te remercie beaucoup de m'avoir aide.
Le petit prince me pose beaucoup de questions.
Droit devant moi, je ne vois rien.
Quelles sont les regles obligatoires de liaison ?
Quelles sont les liaisons defendues ?








Т.П. Новикова


ФРАЗЕОЛОГИЯ
В СОВРЕМЕННОМ ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ
И ПУТИ ЕЕ ИССЛЕДОВАНИЯ


1. ОБЩИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
ФРАЗЕОЛОГИИ

Разработка проблем фразеологии имеет свою историю, характеризующуюся преемственностью между разными поколениями языковедов. По мнению ученых, становление и развитие фразеологии языка как научной дисциплины были теоретически предопределены двумя факторами. С одной стороны, до появления специальных теоретических работ и первых сборников фразеологических материалов уже существовала традиция описания фразеологизмов в общих словарях, которая не прерывается до сих пор. С другой стороны, до того, как накопленные лексикографические факты, касающиеся фразеологизмов, получили свое научное объяснение, в России разрабатывается учение о словосочетании, которое имеет непосредственное отношение к истории формирования основных понятий фразеологии.
Термин "фразеология" был введен в 1905 году Ш. Балли, который в своих теоретических рассуждениях приблизился к обоснованию фразеологии как науки. Основы фразеологии, предмет и задачи ее исследования первоначально были определены в работах академика В.В. Виноградова. Предложенная им семантическая классификация устойчивых сочетаний слов, по мнению многих ученых, представляет собой первую попытку анализа и описания фразеологической системы языка. Классификация ФЕ В.В. Виноградова определила целый этап в развитии фразеологической науки - этап первичных теоретических поисков. Работа ученого снискала многочисленных последователей. Однако, многие ученые отметили важный недостаток классификации, который, по их мнению, заключается в отсутствии единого принципа, а также не вполне четкое определение ФЕ и расплывчатость границ фразеологии. Среди них наметились три направления: узкое лексикографическое понимание фразеологии, сторонники которого включают ее в состав лексикологии и рассматривают фразеологизм в качестве эквивалента слова; расширенное понимание фразеологии, сторонники которого рассматривают ее как самостоятельную лингвистическую дисциплину и включают в ее состав устойчивые воспроизводимые сочетания в форме любых синтаксических конструкций, вплоть до сложных предложений. Такой подход учитывает структурно-грамматическую сторону и функционально-семантическую сложность ФЕ.
Бурное развитие фразеологии в 60-е годы XX века привело к возникновению третьего направления в семантическом толковании ее объема. Его представители предлагают отнести к объектам фразеологии любое сочетание лексем и считать фразеологию наукой о сочетаемости лексем. Тем самым они расширяют границы фразеологии как науки и намечают перспективы в исследовании фразеологического фонда.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Бабкин А.М. Лексикографическая разработка русской фразеологии. М.-Л., Наука, 1964.
Бабкин А.М. Русская фразеология, ее развитие и источники. Л., 1970.
Балли Ш. Французская стилистика. М., 1964.
Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке.- В кн.: А.А. Шахматов. М.; Л., 1947.
Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины. - Труды юбилейной научной сессии ЛГУ, Л., 1946.
Гвоздарев Ю.А. Основы русского фразообразования. Ростов-на -Дону, 1977.
Копыленко М.М., Попова З.Д. Сопоставительная фразеология: состояние и перспектива. В сб.: Лексические и грамматические компоненты в семантике языкового знака. - Воронеж, 1983.
Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // Уч. зап. ЛГУ. Сер. филол. наук, № 198. Л., 1956.
Молотков А.И. Основы фразеологии русского языка. Л., Наука, 1977.
Назарян А.Г. Фразеология современного французского языка. М., 1987.
Назарян А.Г. История развития французской фразеологии. М., 1981.
Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. М., 1963.




2. К ВОПРОСУ
О ЗНАЧЕНИИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Центральным вопросом фразеологии является определение фразеологизма.
Обзор теоретической литературы показал, что в настоящее время сложилось относительное единство взглядов на фразеологическую единицу. В преобладающем большинстве определений выделяется ряд особенностей ФЕ, которые отличают ее как от слова, так и от свободного словосочетания. Будучи самостоятельной языковой единицей, фразеологическое словосочетание характеризуется особыми семантическими, структурными и функциональными признаками. В качестве основного признака выделяется семантический, т.к. именно семантическое преобразование позволяет ограничить фразеологизм как от свободных, так и от устойчивых нефразеологических единиц, обеспечить его устойчивость, целостность и воспроизводимость.
Понимая под семантической целостностью ФЕ внутреннее смысловое единство, многие лингвисты полагают, что оно обусловлено "деактуализацией" компонентов, входящих в состав фразеологизма. Целостность ФЕ предопределяется во многих случаях метафорическим и метонимическим переосмыслением свободного словосочетания. Таким образом, при переосмыслении такого словосочетания входящие в него слова "деактуализуются" в семантическом отношении и утрачивают при этом свою предметную (денотативную) направленность, былую способность расчленяться на дифференциальные семантические признаки. Семантическая структура, присущая фразеологизму как раздельнооформленной единице, определяет и специфику фразеологического значения, которое обладает особым качеством, отличается от лексического значения и представляет особую лингвистическую категорию. Специфичность этого значения проявляется прежде всего в особом способе отражения окружающей действительности, определяемом взаимодействием компонентов этого значения.
В семантической структуре фразеологического значения различают три аспекта: денотативный, сигнификативный и коннотативный. Денотативный аспект значения ФЕ выражается в соотнесении этой единицы с каким-либо референтом. В основе этого аспекта лежит смена денотата исходного сочетания и перенос его свойств на новый денотат, что вызвано частичным или полным семантическим преобразованием этого сочетания. Сигнификативный аспект значения ФЕ заключается в собственно смысловом содержании этой единицы, в ее свойстве быть носителем определенного понятия о денотате, т.е. о том элементе действительности, который ФЕ обозначает. Коннотативный аспект значения ФЕ отражает отношение говорящего к предмету речи, его субъективную характеристику денотата. В качестве показателя коннотативного аспекта выделяют:
- образность;
- стилистическую окрашенность, в том числе принадлежность к определенной сфере употребления и оценочность;
- экспрессивность.
По мнению большинства исследователей, третий показатель всегда присутствует в значении ФЕ и является в нем ведущим.
Таким образом, ФЕ - это устойчивое и воспроизводимое сочетание слов, характеризующееся семантической спаянностью компонентов, устойчивостью значения, которое содержит обязательный коннотативный компонент, придающий оценочную и эмоционально-экспрессивную характеристику.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. Л., Изд-во ЛГУ, 1963.
Архангельский В.А. Устойчивые фразы в современном русском языке. Ростов-на-Дону, 1964.
Гак В.Г. Системность в лексике и типология лексических значений слов.// Актуальные проблемы лексикологии. Новосибирск, 1971.
Жуков В.П. Семантика фразеологических оборотов. М., 1978.
Кириллова Н.Н. К вопросу об определении фразеологизма. Вопросы филологии, ЛГУ, 1976.
Комлев Н.Г. Компоненты содержательной структуры слова. М., 1969.
Кунин А.В. Фразеология современного английского языка. М., 1972.
Назарян А.Г. Фразеология современного французского языка. М., 1987.


3. К ВОПРОСУ ОБ ИЗБИРАТЕЛЬНОСТИ
КОМПОНЕНТОВ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Известно, что слово, становясь компонентом ФЕ, обретает фразеологически связанное значение. Под фразеологической связанностью понимается семантическая обусловленность в постоянном, действительно стабильном, а не просто часто регистрируемом контексте. Фразеологическое значение слова противопоставляется прямому (т.е. наименее связанному) тем, что, во-первых, оно самостоятельно не отражает денотат, во-вторых, оно реализуется только в сочетании с другой, строго определенной лексемой; в-третьих, связь между фразеологическим значением и материальной формой не является взаимообусловленной. Она рушится всякий раз, когда изменяется указательный минимум. Например, tete de fer означает "упрямая голова", tete de chat - "разбитая мостовая", tete de gifles - "мерзкая физиономия".
Таким образом, если коррелятивно устойчивая связь между материальной формой и прямым значением является необходимым условием существования слова, то связь между материальной формой и фразеологическим значением является таким же условием для компонента.
В переменном словосочетании слово функционирует в своем денотативном значении; в связанном словосочетании слово превращается в компонент ФЕ, в его денотативное значение.
Некоторые исследователи указывают на случаи вычленения фразеологически связанного значения одного из компонентов в отдельную смысловую единицу, т.е. лексикализацию фразеологического значения. Это происходит, когда какой-нибудь компонент, являясь составным элементом нескольких разных фразеологических единиц, имеет одно и то же значение. Связь его с другими составляющими "своей" же фразеологической единицы слабеет, но одновременно происходит стабилизация связи между фразеологическим значением и материальной формой данного компонента. В результате он приобретает способность употребляться без указанного минимума в своем же фразеологическом значении. Широта дистрибуции свидетельствует о возросшей самостоятельности этого значения. Так, предполагают, что развитию нового лексического значения в лексеме tete - "выражение лица" способствовали такие фразеологизмы, как faire la tete - "важничать, дуться", faire une tete - "скорчить рожу", se faire une tete - "придать своему лицу определенное значение", tete de bois - "каменное, тупое лицо".
Случаи окказионального употребления компонента вне фразеологизма в коммуникативном процессе довольно часты, но, по мнению большинства исследователей, их нельзя считать самостоятельными, так как компонент, хотя и находится в новом лексическом окружении, продолжает оставаться элементом "своего" фразеологизма, который присутствует в том же контексте.
"Il est bien connu que Sebastien aime jeter de l'huile sur le feu, surtout quand le feu est imaginaire". Здесь feu имеет не прямое значение "огонь", а фразеологическое - "ссора, конфликт".
Фразеологичность, т.е. свойство компонента иметь значение только в нераздельном семантическом единстве с другими словами, присуща ему, каковы бы ни были вариации фразеологизма. Так, например, функционирование (контактное или дистантное) лексемы делать с лексемами муха и слон достаточно для реализации значения "преувеличивать, делать из ничтожного важное". Так, во фразах "Он любит делать из мухи слона" и "Если всех мух уничтожить, то из чего же слонов делать будем" узнается один и тот же фразеологизм "делать из мухи слона".
В последнее время внимание фразеологов было обращено к проблеме изучения компонентов состава ФЕ. Многочисленные исследования показывают, что константность и избирательность является основными закономерностями, действующими при отборе слов-компонентов. Если константность компонентного состава ФЕ рассматривается в качестве одного из ведущих принципов фразеологизма, то, по мнению исследователей, принцип избирательности ФЕ по значению не уступает принципу константности и является неотъемлемой чертой фразеологической системы. Явление избирательности, характеризующее компонентный состав, особенно ярко проявляется при формировании фразеологических единиц - неологизмов.
Известно, что компонентный состав ФЕ весьма разнообразен, хотя ФЕ "состоят всегда из одних и тех же слов". Компоненты ФЕ представлены:
а) словами свободного употребления с прямым или переносным значением, функционирующими как самостоятельно, так и в рамках ФЕ;
б) словами закрепленного употребления, неизвестными вне ФЕ;
в) словами с устаревшими значениями.
Слова первой группы, т.е. слова активного употребления, рассматриваются как составляющие основной части фразеологического состава современного французского языка, которые образуют довольно узкий круг лексико-семантических групп. Из значительного числа ЛСГ, составляющих словарный состав французского языка, выделяют ЛСГ существительных - "соматизмы", "зоосемизмы", "флорализмы", "названия продуктов питания" и т.д., ЛСГ прилагательных, например, "обозначения цвета", ЛСГ глаголов "движения", "говорения" и т. д.
Интенсивность изучения лексико-семантических групп, являющихся строительным материалом фразеологии, объясняется степенью их участия в формировании фразеологизмов. Интерес к соматической фразеологии вызывается как частотностью данных ФЕ, так и тем, что они относятся к древнейшему пласту фразеологии любого языка. Это положение подтверждается конкретными данными. Так, во французском языке, по данным исследователей, активными проявляют себя лексемы-соматизмы (более 100 лексем), вызывающие образные ассоциации - с интеллектом, физическим трудом, чувствами, восприятием мира, его познанием.
Введение исследователями понятия "фразеологическая активность" дало возможность составить конкретное представление о степени участия тех или иных лексем и ЛСГ в формировании переменных сочетаний, являющихся основой ФЕ. Определяя фразеологическую активность, исследователи указывают и на ее относительный характер. Так, на примере соматизма cheville Г.Г. Соколова поясняет это положение следующим образом: из одиннадцати ФЕ с этим компонентом в современном французском языке функционируют только шесть. И автор указывает на необходимость обращения к синхронии, т.к. состав компонентов фразеологических единиц является величиной ограниченной и постоянной только в определенный период времени.
Необходимо отметить, что определение состава компонентов фразеологизмов различных лексико-грамматических классов - это и своеобразное определение национальной специфики фразеологической системы, что, по мнению ученых, представляется существенным при изучении фразеологий различных языков.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Ахманова А.С. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957.
Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. Л., 1968.
Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. М., 1977.
Кириллова Н.Н. К вопросу об определении фразеологизма. В сб.: Вопросы фразеологии, № 5. Изд-во ЛГУ.
Кунин А.В. Английская фразеология. М., 1970.
Назарян А.Г., Арутюнова Ж.М. Тематическая характеристика фразеологических единиц французского языка. М., 1984.
Скорик Л.Г. О структурно-семантических особенностях фразеологических единиц с компонентом-обозначением продуктов питания ./ Современный фразеологический язык в его динамическом аспекте. М., 1987.
Смирнова В.И. Фразеологические единицы, образованные членами лексико-семантической группы с общим значением атмосферных явлений природы. М., 1980.
Соколова Г.Г. Состав компонентов фразеологических единиц французского языка. Л., 1984.
Филиппаки Н.Р. Состав компонентов фразеологических единиц, содержащих имя собственное личное (на материале французского языка). // Современный фразеологический язык в его динамическом аспекте. М., 1987.
Черданцева Т.З. Язык и образы. М., 1977.
Фирсова Ю.А. Фразеологические единицы с топонимическим компонентом в немецком языке: лингвокультурологический аспект. Киев, 2002.
Фролова И.Е. О номинативной функции фразеологизмов с соматическими компонентами шея, hals, neck в русском, немецком и английском языках // Филология. Изд-во Саратовского университета, 1999. Вып. 4.


4. НАЦИОНАЛЬНОЕ И ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ
ВО ФРАЗЕОЛОГИИ

Тесная связь фразеологии с историей, культурой и бытом того или другого народа общеизвестна, так как в ней воплощены его дух, психология и способ мышления. Ш. Балли отмечал, что одной из главных предпосылок возникновения образной речи является свойство человеческого ума уподоблять абстрактные понятия предметам чувственного мира с целью их познания. По мнению ученого, самый обычный образ проливает свет на психический склад целой общественной группы и на структуру человеческого мышления вообще. Разнообразие самого чувственного (или материального) мира и несовпадение представлений о нем у разных народов обусловливает специфику образных ассоциаций, возникающих на основе реально существующих или вымышленных предметов и закрепляющихся в языке данной общности. Специфические образные ассоциации, которые фиксируются во фразеологических единицах разных типов, ярче выражены у далеких в этническом и языковом отношении народов, у родственных этносов они могут быть внешне не так заметными. Именно поэтому образная фразеология представляет собой важный компонент общих фоновых знаний, обязательных для носителей языка, ведь в ее основе часто лежат постоянные ассоциативные реалии, которые являются результатом образного переосмысления предметов и явлений действительности. Национально-культурная специфика фразеологии одного языка наиболее ярко проявляется при сопоставлении с устойчивыми словосочетаниями другого языка. Так, например, во французском и русском языках встречаются фразеологизмы со сходным идиоматичным значением, но переданным по-разному: un mouton a 5 pattes - "белая ворона"; reveiller le chat - "дразнить гусей"; prendre la poudre d'escampette - "навострить лыжи".
Для выражения мысли о том, что нельзя достичь определенного результата, не жертвуя чем-либо, французский язык использует ФЕ On ne fait pas l'omelette sans casser les oeufs, а русский язык предпочитает "лес рубят - щепки летят".
Имена собственные в составе ФЕ теряют свои основные признаки, становясь нарицательными. И каждая лингвокультурная общность связывает с тем или иным именем свои представления. Так, во французском языке имя Jean ( Gros Jean) связано с представлением о недалеком наивном человеке: Jean-farine - "Жан-простак"; quand Jean bete est mort, il a laisse bien des heritiers - "дураков на свете много", "дураков не сеют, не жнут, они сами родятся".
Во фразеологической системе любого языка имеется целый пласт ФЕ, отражающий отдельные исторические события, связанный с историческими личностями: pret a un coup de Yarnac - "держать камень за пазухой"; faire Charlemagne - "выйти из игры после выигрыша" (букв. поступить, как Карл Великий); lettre de Bellerofont - "письмо Беллерофонта", т.е. лживое, вероломное послание.
В основе многих ФЕ лежат ассоциации, связанные с национально-культурными реалиями литературного, фольклорного характера.
Таким образом, именно идиомы, составляющие ядро фразеологии, наиболее ярко отражают национально-культурный аспект фразеологического состава языка. Рассмотрение национально-культурной специфики идиоматики, по мнению многих исследователей, предполагает ее двухступенчатый анализ, опирающийся на использование социолингвистических и лингвистических принципов с исходным тезисом "от культуры к языку" или "от языка к культуре".
Традиционное выделение экстралингвистических сфер, наиболее тесно соприкасающихся с фразеологией, представлено в различных тематических классификациях.
Выступая как обозначения национально-ориентированной системы ценностных понятий, идиомы - единицы с особым типом значения - отражают обобщенное отношение носителей языка. Кроме того, идиоматика современного французского языка включает целый ряд обозначений доминирующих черт характера носителя французского языка. Поэтому к первому этапу анализа относят определение или уточнение места и специфики идиоматических выражений в тематической классификации. Второй этап анализа предполагает рассмотрение конкретных идиом, которые вошли в язык в течение ХХ века. Выявление их национальной специфики связано уже с внутриязыковым анализом: исследование компонентного состава исходных сочетаний и идиом; значение прототипа, определяющего образность данной единицы; анализ фразеологического значения идиомы и компонентов его структуры; определение места национально-культурного компонента в структуре значения идиомы.
Но во фразеологическом фонде любого языка национальное сочетается с интернациональным, что обусловлено общностью человеческой цивилизации и мышления людей, общим культурно-историческим наследием, а также постоянным взаимообогащением языков и культур. Целый пласт составляют интернациональные ФЕ, восходящие к библейскому сюжету. Они употребительны и по сей день, приобретая, нередко, новое содержание: Jeter les perles devant les pourceaux - "метать бисер перед свиньями"; fruit defendu - "запретный плод"; terre promise - "земля обетованная". ФЕ, связанные с библейскими персонажами: pauvre comme Iob - "бедный как Иов"; baiser de Judas - "поцелуй Иуды"; ФЕ, связанные с религиозными обрядами: bouc emissaire - "козел отпущения"; jeter l'anatheme - "предать кого-либо анафеме" и т.д.
Многие фразеологизмы литературного происхождения связаны, прежде всего, с древнегреческой и древнеримской литературой: les ecuries d'Augia - "авгиевы конюшни"; la boite de Pandore - "ящик Пандоры"; le lit de Procruste - "прокрустово ложе"; le travail de Sisyphe - "сизифов труд".
Многие фразеологизмы восходят к античной истории: franchir / passer le Rubicon "перейти Рубикон" - связан с походом Юлия Цезаря; bruler les vaisseaux "сжечь корабли"; victoire a la Pyrhus "пиррова победа" - намек на греческого царя Пирра, который в 279 году одержал над римлянами победу, стоившую ему огромных потерь; trancher / couper le noeud Gordien "разрубить гордиев узел" и т. д.
Таким образом, фразеология, как и язык в целом, хранит не только национальные, но и интернациональные фоновые знания. В специальной литературе нередко отмечается, что полное совпадение в плане содержания и в плане выражения ФЕ разных языков наблюдается не так часто из-за реализации в ФЕ особенностей каждого из этих языков. Например, полностью эквивалентны, как по компонентному составу, так и по содержанию и грамматической структуре (глагол + предикат + существительное) французский фразеологизм jouer avec le feu и русский "играть с огнем"; или travailler comme un boeuf "работать как вол"; la lune de miel "медовый месяц" и т.д.
Но чаще всего фразеологические эквиваленты французского и русского языков имеют лексические и грамматические различия. Наличие во фразеологизмах грамматических различий связано со спецификой языков (несовпадение приемов, способов передачи синтаксических отношений, разные нормы сочетаемости слов. Например, ne pas desserer les dents "не раскрывать рта, упорно молчать"; se serrer le ventre "затянуть потуже пояс" и т.д.
Лексико-семантические различия большинства межъязыковых фразеологических эквивалентов французского и русского языков также отражают специфику строя этих языков. Например, ФЕ dormir comme un sonneur и "спать как пожарник" одинаковы по значению "спать безмятежно, спокойно", т.к. различающие их компоненты sonneur и "пожарник" имеют общую сему "профессия человека" и относятся к одной ЛСГ.
Глубокое изучение взаимодействия фразеологических универсалий и специфики ФЕ разноструктурных языков по-прежнему важно как для общей теории лингвистики, так и для методики преподавания иностранного языка.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. Л., 1977.
Бреева Л.В. Универсальное и национальное в английской фразеологии. В сб.: Филология. Изд-во Саратовского университета, 1999. Вып. 4.
Краснявская И.А. Сопоставительный анализ ФЕ современного английского и русского языков и проблема лакунарности // Научные труды Кубанского университета. Краснодар, 1986.
Назарян А.Г. Об истоках французской фразеологии / Вопросы романо-германской фразеологии. М., 1981.
Назарян А.Г. Почему так говорят по-французски (Происхождение и толкование идиоматических выражений). М., 1961.
Нижник Н.Ф. Национальное своеобразие французской фразеологии // Актуальные проблемы романистики. Язык. Общество. Культура. Изд-во Саратовского ун-та, 1999.
Соколова Г.Г. Французская идиоматика ХХ века (Национально-культурный аспект) // Актуальные проблемы романистики. Язык. Общество. Культура. Изд-во Саратовского ун-та, 1999.
Райхштей А.Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. М., Высшая школа, 1980.





Ю.Б. Фролова



ПРЕДСТАВЛЕНИЕ СОБЫТИЙ ПРОШЛОГО
В УСТНОЙ И ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ


1. ПОНЯТИЕ "СОБЫТИЕ" И ЕГО ВЗАИМОСВЯЗЬ
С ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ КАТЕГОРИЕЙ ВРЕМЕНИ

Жизнь каждого человека складывается из событий. Одни из них являются решающими и могут изменить жизненный путь человека, другие не столь значительны и мало влияют на ход его дальнейшей жизни. Безусловно, такие события как война или запуск ракеты в космос накладывают отпечаток на жизнь человека, даже если он и не был их активным участником. События же типа свадьбы или поездки в отпуск с семьей важны для определенного круга людей, другими словами, они носят индивидуальный, личный характер.
В книге Н.Д. Арутюновой "Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт"1 мы можем найти наиболее полную характеристику понятия "событие". Событие рассматривается как со-бытие, т.е. оно наполняет собой бытие людей. Иначе говоря, люди и события взаимосвязаны, и как следствие этого события личностны и социальны. Человек может быть организатором, инициатором, участником, свидетелем и даже виновником события, при всей его так называемой "событийной" активности, не может полностью предугадать, во что выльется его инициатива. По своему характеру события могут быть неожиданными и непредвиденными, они могут обманывать ожидания. В качестве основных характеристик события Н.Д. Арутюнова выделяет следующие:
- отнесенность к жизненному пространству,
- принадлежность к магистральной линии жизни,
- динамичность и кульминативность,
- "сценарность",
- неконтролируемость,
- слабая структурированность,
- целостность, отвлеченность от временной протяженности,
- единичность, счетность.
События по-разному определяются исследователями. Рассмотрим несколько определений. По мнению З. Вендлера, событие охватывает процессы, действия, ситуации, изменения, положения дел2. В.Е. Гольдин считает, что основу событий образуют действия и состояния3. Т.М. Николаева под событием понимает полное описание некоторого явления4. Так, описанные в следующем примере действия считаются ею одним событием:
В начале июня, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешительности, отправился к К-ну мосту.
Несмотря на некоторые разногласия среди ученых, все они тем не менее едины в том, что важным для характеристики событий показателем является время. Все явления действительности происходят во времени, и содержание высказывания осознается нами в каком- либо временном плане - настоящем, будущем или прошлом. Очевидно, что для описании событий основными средствами в языке являются глагольные спрягаемые формы и шире - функциональная категория времени.
Из трех типов событий - настоящего, будущего и прошлого - мы чаще всего обращаемся к последним, а именно к событиям прошлого. Это неслучайно, т.к. событие относят обычно к тому, что уже произошло. В "Толковом словаре русского языка" С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова событие определяют как "то, что произошло, то или иное значительное явление, факт общественной, личной жизни"5.
Почему событие "тянется" к прошлому? Это вполне закономерно, потому что ему нужны частности, детали, которые появляются только когда событие осуществляется. Пока событие не стало реальностью, о нем нельзя рассказать полно.
Итак, характеризуя событие, мы можем сказать, что оно происходит в некоторое время, в некотором реальном пространстве и взаимосвязано с деятельность человека. Когда события описываются в речи, то на выбор формы времени влияют различные факторы, хотя многое зависит и от самого языка, его структуры, возможностей, языковых средств, находящихся в его арсенале.

2. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВЫБОР
ВИДО-ВРЕМЕННОЙ ФОРМЫ ПРИ ОТРАЖЕНИИ СОБЫТИЙ

В лингвистической литературе описаны факторы, которые могут влиять на выбор временной глагольной формы при отражении событий в речи. Среди них наиболее значимыми нам показались следующие:
1) восприятие говорящим времени события,
2) принадлежность языка к одному из супертипов (теория лингвистических супертипов Дурста-Андерсена)6,
3) план (регистр) речи.
Охарактеризуем каждый из перечисленных факторов.


2.1. Восприятие говорящим времени события

Для того чтобы выяснить насколько зависит выбор формы времени от восприятия говорящим времени события, рассмотрим два примера, предложенных Ю.Д. Апресяном7 а) Я прочитал "Войну и мир" в раннем детстве, и б) Я читал "Войну и мир" в раннем детстве.
Существует традиционная интерпретация двух примеров.
В первом речь идет о действии, выполненном относительно недавно по сравнению с моментом речи, так что его результат ощущается в настоящем, а во втором, речь идет о действии, выполненном достаточно давно. Такое объяснение кажется Ю.Д. Апресяну ошибочным. Он полагает, что различия между этими высказываниями состоят не в разной степени удаленности прошлого события от момента речи, а в том, как говорящий воспринимает время этого события. В случае совершенного вида (первый пример) говорящий представляет время события как единое целое с тем временем, в котором он мыслит себя. Тогда как в случае несовершенного общефактического времени (второй пример) время события для говорящего отличается от того времени, в котором в момент речи он мыслит себя.
Этот первый фактор - восприятие говорящим времени события или точка зрения говорящего на событие, или интенция говорящего - довольно часто дополняет другие факторы.

2.2. Теория лингвистических супертипов

Второй, обозначенный нами фактор, связан с теорией супертипов П.В. Дурста-Андерсена. Он не отрицает того факта, что все существующие в мире языки созданы человеком с помощью головного мозга, но это не должно, по его мнению, означать, что "они были образованы с помощью одних и тех же механизмов сознания или в одном и том же участке головного мозга"8, поэтому необходимо установить различие между структурами действительности, структурами сознания и структурами языка.
П.В. Дурст-Андерсен группирует разные языки вокруг определенных "супертипов" и выдвигает теорию супертипов. Эта теория предполагает, что грамматические категории и синтаксические структуры отдельного языка построены на каком-либо из следующих элементов: либо на коммуникативном намерении говорящего, которое отражает его эмоции и мысли, либо на сообщении, предназначенном для слушающего и представляющем собой сигнал в его адрес, либо на ситуации, символом которой служит структура предложений такого языка. Иными словами, это супертипы, ориентированные на говорящего, на слушающего, на реальность.
Каждый супертип имеет свою определяющую (или детерминирующую) категорию, которая выводится из трех главных категорий глагола - наклонение, вид, время.
Ученый относит русский и французский языки к одному супертипу и определяет их детерминирующей категорией категорию вида. Хотя, как известно, вопрос о наличии категории вида во французском языке остается спорным. П.В. Дурст-Андерсен имеет в виду только устный вариант французского языка, где форма passe simple уступила место форме passe compose. П.В. Дурст-Андерсен рассматривает подобное явление как "резкий поворот в системе категорий времени и вида" и считает, что "письменный вариант французского языка представляет собой временную систему с категорией вида, а его устный вариант - видовую систему с категорией времени"9. Следовательно, французский язык в настоящее время находится в процессе развития, в направлении к супертипу, в состав которого входит и русский язык.
П.В. Дурст-Андерсен считает, что вид русского глагола создает для слушающего копию определенной части действительности: совершенный вид показывает ему копию события, а несовершенный вид - копию процесса. И перед носителем русского языка стоит обязательный выбор одной из видовых форм.
В устном варианте французского языка действие представлено как событие формой passe compose. В свою очередь, форма imparfait представляет действие как процесс. Эта форма может при определенных условиях указывать на событие, но она не может представить действие как событие. В случае, когда imparfait заменяет форму passe compose, она преподносит событие как образ.
Итак, П.В. Дурст-Андерсен относит русский и французский языки к языкам, грамматическая система которых "базируется на уровне моделей, которые предполагают обязательный выбор в системе категорий вида между событием и несобытием"10.

2.3. План (регистр) речи

Среди факторов, которые могут влиять на употребление глагольных форм времени, важное место занимает фактор плана или регистра речи. Идея разграничения двух текстовых систем в художественном тексте была впервые предложена А. Беличем11, который выделил сферу "синтаксического индикатива", в котором употребление всех форм времени соотнесено с реальным моментом речи, и сферу "синтаксического релятива", в которой прошлое как бы полностью отрешено от реального настоящего и изображается само по себе.
Э. Бенвенист уже на материале французского языка определил существование двух различных систем, каждая из которых включает только часть глагольных времен. Эти два различных плана сообщения французский лингвист назвал "планом истории" и "планом речи"12.
Исторический план сообщения, закрепленный за письменным языком, характеризует повествование о событиях прошлого. При этом речь идет о передаче фактов, происшедших в определенный момент времени, без какого-либо вмешательства в повествование со стороны говорящего (пишущего). Этому плану сообщения свойственно употребление повествовательных времен - аориста, имперфекта и плюсквамперфекта. Бенвенист определил исторический план как способ высказывания, который исключает какую-бы то ни было "автобиографическую" языковую форму. Историк никогда не скажет я, ты, здесь, сейчас, по сути дела, в его повествовании нет и самого рассказчика. События изложены так, как они происходили по мере появления на исторической арене. Никто ни о чем не говорит, кажется, что события рассказывают о себе сами. Аорист - основное время повествования и является, в то же время, временем события независимо от рассказчика.
Речь в работе Э. Бенвениста понимается в самом широком смысле. Это любое высказывание, в котором участвуют говорящий и слушающий и первый определенным образом воздействует на второго. Понятие "план речи" охватывает все многообразие жанров устного общения - от бытового разговора до торжественной ораторской речи. Различие, которое Бенвенист проводит между историческим повествованием и речью, не совпадает, по его словам, с различием между письменной и устной разновидностями языка, тем более, что речь существует и в письменной и в устной формах, и на практике мы то и дело мгновенно переходим от одной формы к другой.
Исторический и речевой планы могут смешиваться и тогда образуется третий тип, в котором речь переносится в исторический план и передается уже в виде косвенной речи. В "плане речи" употребляются все времена, кроме аориста.
Отметим, что идея выделения двух текстовых подсистем была подхвачена многими исследователями.
Так Е.В. Падучева13 ввела понятие "режим интерпретации", в котором различаются "речевой режим" и "нарративный". Этот подход близок к подходу Э. Бенвениста. Для режима интерпретации важно, где находится точка отсчета события, т.е. как задается настоящий момент. При речевом режиме точка отсчета - это настоящий момент говорящего, и тем самым при интерпретации в речевом режиме все видо-временные формы осмысливаются через их отношение к моменту речи.
Повествовательный текст не является речью говорящего, он удален от него. В нарративном режиме видо-временная форма не соотносится с моментом речи, а имеет другую точку отсчета - текущий момент текстового времени. Но режим - это не совсем то, что план: у Бенвениста весь текст целиком должен относится к одному плану, а режимы интерпретации могут меняться на протяжении текста. И современная французская литература служит тому доказательтством.
Как известно, во французском языке установлены нормы употребления временных форм. С одной стороны, существует норма временного соотношения глагольных форм, которую принято называть согласованием времен14, а, с другой стороны, "времена одного глагола во французском языке в их употреблении не являются элементами одной системы, они распределяются по двум различным взаимодополнительным системам"15, каждая из которых включает только часть глагольных времен.
Выбор темпоральных форм и их комбинации в тексте могут определяться представлением говорящего о соотношении времени события и времени его восприятия, наблюдения. Иными словами, точка отсчета времени подвижна и говорящий может перемещать ее по своей воле как наблюдательный пункт, в разных направлениях по отношению к оси событий.
Такой подход изложен в работе Г.А. Золотовой " Коммуникативная грамматика русского языка" 16. Автор считает, что на то как говорящий представляет события и свои знания о мире в тексте влияют во-первых, языковые и речевые средства, находящихся в его распоряжении, и, во-вторых, пространственно-временная позиция говорящего по отношению к сообщаемому и его речевые интенции. Все это упорядочивается в рамках коммуникативных типов (регистров) речи. Выделяются три основные коммуникативные типы речи: репродуктивный, информативный и генеритивный.
В репродуктивном (изобразительном) регистре говорящий воспроизводит непосредственно то, что он наблюдает: сменяемость действий, состояний. При этом он является - в реальности или в воображении - участником происходящего. Рамка для оформления высказывания подобного типа может выглядеть как "Я вижу как...", "Я слышу, как...", "Я чувствую, как..."
Информативный регистр предлагает сообщения о фактах, событиях, свойствах, отвлеченные от конкретного процесса, они как бы поднимаются над наблюдаемым в данный момент. Это сфера не прямого наблюдения, а знания, полученного либо в результате неоднократного наблюдения, опыта, узуса, либо в результате логических, мыслительных операций. Возможная рамка высказывания информативного регистра могла бы быть следующей "Я знаю, что...", "Известно, что..."
В генеритивном регистре говорящий обобщает информацию, соотносит ее с универсальным опытом. Таким образом он поднимается на высшую ступень абстракции от событийного времени и места. Генеритивные высказывания облекаются в форму умозаключений, афоризмов, сентенций и пословиц.
Помимо трех названных регистров выделяются еще два: волютивный и реактивный. Они не содержат какого-либо сообщения, но в них реализуются речевые намерения, адресованные потенциальному исполнителю. То есть говорящий высказывает свою волю и ждет реакцию на речевую ситуацию.
Итак, если в качестве примера взять какой-либо текст современной русской или французской литературы, то в нем можно проследить изменения употребления временных форм и как следствие этого смену планов (или регистров) речи, которые, в свою очередь, проявляются именно через видо-временные формы. При этом кроме вышеперечисленных факторов необходимо учитывать и такие аспекты, как местонахождение говорящего во время происшедшего события (он может быть наблюдателем / ненаблюдателем), участие в нем (активный участник / пассивный наблюдатель), степень информированности (прямое участие / опосредованное, передача с чужих слов), уровень образованности (потенциальное знание возможного набора форм для описания события), возраст (приверженность традициям / стремление к новому).
Не исключена возможность того, что русскоязычный и франкоязычный говорящий могут выбрать соотносительную форму времени (или видо-временную форму) для описания какого-либо события прошлого, т.к. язык всегда находится в процессе развития.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М., 1988. С. 105.
2 См. Указ.соч.
3 Гольдин В.Е. Имена речевых событий, поступков и жанры русской речи // Жанры речи. Саратов, 1997. С. 25.
4 Николаева Т.М. "Событие" как категория текста и его грамматические характеристики // Структура текста. М., 1980. С. 199.
5 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993.
6 Дурст-Андерсен П.В. Ментальная грамматика и лингвистические супертипы // ВЯ. 1995. № 6.
7 Апресян Ю.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира // Семиотика и информатика. М., 1986. Вып. 28.
8 Указ.соч. С. 31.
9 Указ. соч. С. 36.
10 Там же
11 Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 89.
12 Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974.
13Падучева Е.В. Семантические исследования. М., 1996.
14 Grammaire du francais classique et moderne. 1991.
15 Бенвенист Э. Указ. соч. С. 271.
16 Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998.






Т.И. Зелиб



ПЕДАГОГИКА СОТРУДНИЧЕСТВА И ПРЕПОДАВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

Конспект лекций



Цель спецкурса - познакомить студентов с жизнью и педагогической деятельностью известного французского педагога и мыслителя Селестена Френе (1896 - 1966 г.г.), серьезно повлиявшего на развитие европейской педагогической мысли второй половины ХХ века, познакомить с принципами его "гуманной педагогики", проанализировать возможности реализации данных принципов в современных педагогических технологиях обучения, в частности, иностранному языку.
Слово педагогика имеет следующие значения: педагогическая наука и система деятельности, которая проектируется в учебных материалах, методиках, рекомендациях и т.д.
Объектом педагогической науки является образование, т.е. целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах человека, общества и государства. В качестве предмета в педагогике выступает система отношений, возникающих в педагогической деятельности (взаимосвязь обучающей деятельности учителя и учения, т.е. деятельности ученика). Наука педагогика состоит из 2-х компонентов: теории обучения (дидактики) и теории воспитания. Процессы обучения и воспитания неразрывно связаны с психическим развитием ребенка как личности.

1. ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА

Психологи и педагоги обозначают три стадии развития личности:
- от рождения до 2 - 3 лет, когда происходит развитие природных психических функций,
- от 2 - 3 лет до 12 - 14 лет - стадия развития простейших культурных психических функций,
- от 12 - 14 лет до старости.
В педагогике XX века существуют различные точки зрения на природу и развитие личности, например:
- естественнонаучная (З. Фрейд, Э. Торндайк),
- социологическая (Т. Спенсер),
- опытническая (А.Н. Толстой, А.С. Макаренко, А.А. Фортунатов),
- синтетическо-антропологическая (Д. Дьюи, О. Декроли, М. Монтессори, С. Френе, Л.С. Выготский).
Безусловно, что становление личности ребенка происходит в процессе социализации, т.е. влияния социальной среды на внутренний духовный мир личности.
Что же такое ребенок? Какие структуры определяют его субъективные позиции? Какие качества следует у него развивать? В зависимости от того, как на протяжении всей истории существования общества и государства отвечали на эти вопросы философы и педагоги, зависела концепция образовательной системы. Обозначим лишь некоторые вехи.
В эпоху Древней Греции в ребенке видели существо незавершенное, даже опасное. Известно изречение Платона о том, что из всех животных трудней всего поддается управлению ребенок, что это самый лукавый, хитрый, коварный зверь, которого надо держать в узде.
В эпоху Возрождения считали, что ребенок это "tabula rasa", куда записывается социальный опыт человека. Э. Роттердамский утверждал, что "люди не рождаются людьми, они становятся ими благодаря воспитанию". Учителю отводится благородная миссия "дирижера", который ведет ребенка к цели.
Я.А. Коменский (1592 - 1670 г.г.) также рассматривал ребенка как существо неразумное. Он считал, что процесс воспитания должен быть природосообразным, т.е. опираться на возрастные особенности и закономерности развития ребенка. Ребенок - это пустой сосуд, который надо заполнить.
Нужно вспомнить и другую традицию, восходящую к М. Монтеню (1533 - 1592 г.г.) - стороннику развивающего обучения. Основные принципы его философии можно обозначить следующим образом: ребенок - центр педагогики, к нему надо относиться внимательно, развивать его творческое начало, не загружать память механически заученными правилами. Известно крылатое выражение Монтеня: "L'autorite de ceux qui savent nuit a ceux qui apprennent" ("Авторитет знающих вредит обучающимся").
Итак, на протяжении веков в философии господствует дуалистическое антропологическое представление: взрослый / ребенок; цивилизованный / дикий; человек / животное; полный / пустой; полноценный / неполноценный ? учитель / ученик.
Можно считать, что в начале ХХ-го века Френе впервые ставит ребенка на один уровень с взрослым, уже этим делая разрыв между своими и традиционными представлениями о ребенке. "Природа ребенка и природа взрослого - одна и та же" - пишет он в "Педагогических инвариантах" (инвариант №1). Формулируя этот инвариант и ставя его во главу всех остальных, Френе заявляет об одном из вечных законов, открытых им благодаря "многолетнему опыту общения с простыми людьми, детьми и животными".
Оперируя современными терминами можно сказать, что в педагогике выделяют три основные дидактические системы обучения:
- традиционная, где основная роль отводится учителю (Песталоцци, Коменский, Гербарт). Здесь доминируют объектно-субъектные отношения. Основным принципом этой системы является принцип воспитывающего обучения,
- педоцентрическая, где основная роль отводится учению, т.е. деятельности ребенка. Основной принцип - развивающее обучение на основе субъект-субъектных отношений (как система оформилась в начале XX века),
- современная дидактическая система. Она характеризуется неоднородностью, стремлением объединить в себе все лучшее, что может дать современному педагогу как традиционная, так и педоцентрическая системы. Объективная необходимость, обусловленная преобразованиями в социально-экономической жизни нашей страны и качественными изменениями ценностей общества, требует воспитывать личность инициативную, самостоятельную, творчески мыслящую. Все это находит отражение в становлении развивающей личностно-ориентированной образовательной парадигмы. Именно этими переменами объясняется тот интерес, который проявляют современные педагоги к наследию С. Френе.


2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
ЕДИНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА В ЕВРОПЕ
I-ОЙ ПОЛОВИНЫ XX В.

Безусловно, С. Френе не был одинок в своих инновациях. В Европе начала XX века уже существовало единое образовательное пространство, но педагогическая мысль каждой страны всегда отражает особенности ее идеологического климата, историко-культурных традиций, уникальные черты системы просвещения.

2.1. Социологизаторский и биологизаторский подходы
к проблеме воспитания

Если говорить об основных теоретических парадигмах воспитания, то следует задаться вопросом, в какой мере развитие сознания зависит от обучения и социальных условий, а в какой - от естественного возрастного воспитания.
В истории педагогики эта проблема представлена двумя крайними точками зрения
Одна (биологизаторская) исходит из жесткой предопределенности развития ребенка на основе наследственных факторов, что психическое развитие не зависит от обучения. Можно привести образное выражение Сократа, что учитель - повиальная бабка, он ничего не может дать, а только помогает разродиться. Положительный момент этой концепции - поворот к личности ребенка.
Другая точка зрения (социологизаторская, бихевиористская), наоборот, все результаты развития приписывает влиянию среды: ребенок - это "чистая доска", его психическое развитие зависит от обучения.
Следует заметить, что современная наука рассматривает развитие и обучение как взаимосвязанные процессы, результаты зависят как от наследственности, так и от факторов среды.

2.2. Движение "нового воспитания" в Европе

Это очень неоднородное педагогическое течение, сложившееся в конце XIX-го века под влиянием идей абстрактного гуманизма. В его рамках наличествует ряд концепций столь различных по идейно-теоретическим установкам, что их объединение под единым названием нередко кажется условным. Но всех сторонников "нового воспитания" объединяет психобиологический подход к проблеме развития и обучения ребенка, они недооценивают значение возрастных социальных факторов. Представители "нового воспитания" резко критикуют "педагогический традиционализм". Например, С. Френе считал главным "упразднение кафедры", т.е. специального возвышения для учителя, что дало бы возможность педагогу пересмотреть свои привычки и отношение к детям, быть "на равных" с учениками.
В 1919 году в Вальдорф-Астории (Штутгард, Германия) была создана Вальдорфская школа. Ее основоположником был Р. Штейнер (1861 - 1925 г.г.). Задача Вальдорфской школы - воспитать духовно свободную личность, пробудить скрытые в человеке задатки. В связи с этим, работа строилась на индивидуальном подходе к детям. Р. Штейнер развивает эстетические идеи Шиллера и Гете, которые законы творчества рассматривают как вытекающие из законов природы.
В Бельгии одним из виднейших представителей "новой школы" был Овид Декроли (1871 - 1932 г.г.).
В Италии Мария Монтессори (1870 - 1952 г.г.) большое внимание уделяла развитию ребенка дошкольного возраста, познающего мир напрямую, т.е. на ощупь (в этом суть натурального метода обучения, который применял и С. Френе). Роль учителя - лишь помогать детям приобретать опыт, познавая мир.
В Швейцарии зарекомендовал себя как выдающийся представитель "нового воспитания" А. Ферьер.
В Англии в начале XX века также возникают "новые школы", где педагоги вырабатывали у учащихся умение самостоятельно искать и приобретать новые знания, применять их на практике (А. Нейлл).
Не отставала от прогрессивных европейских тенденций и Россия. Наиболее яркими представителями русского "нового воспитания" были П. Блонский, К.Д. Ушинский, Л.Н. Толстой.
Педагогическая мысль во Франции всегда играла важную роль в мировом историческом процессе вообще и в развитии педагогической мысли в частности (например, М. Монтень, Ж.-Ж. Руссо). В I-ой половине XX века во Франции представители "нового воспитания" делятся на несколько групп, между которыми порой ведется резкая полемика. Видным представителем старшего поколения был Роже Кузине (1881 - 1973 г.г.), создатель метода свободной групповой работы.
Роже Галь (1906 - 1966 г.г.) внес значительный вклад в теоретическое обоснование активных методов обучения. Но наибольший общественно-политический резонанс получила педагогическая концепция Селестена Френе.


3. С. ФРЕНЕ -
ОСНОВОПОЛОЖНИК ДВИЖЕНИЯ "СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА"


3.1. Жизненный путь Селестена Френе

Октябрь 1896: Селестен Френе родился в Гаре, на юге Франции, в крестьянской семье.
Октябрь 1912: Френе поступает в Нормальную школу в Ницце, готовившую учителей начальных школ.
Август 1914: Начало первой мировой войны.
Апрель 1915: Френе мобилизован на фронт.
Октябрь 1917: Френе тяжело ранен под Верденом.
Январь 1920: Френе назначают учителем в небольшую школу в деревне Бар-Сюр-Лу, где он пытается реализовать обучение под лозунгом "Война не должна повториться".
Август 1923: Френе участвует в конгрессе по новому обучению в Монтре. Увлекается идеями "нового воспитания", основной тезис которого - "Вся система обучения и воспитания должна вращаться вокруг одного центра, и этот центр - ребенок!"
Октябрь 1924: Френе организует в классе печатную мастерскую. Школьная типография и свободные тексты, по мысли Френе, являются ярким символом новой школы.
Июль 1925: Френе участвует в путешествии по России, а затем пишет брошюру "Месяц с русскими детьми".
1926: Френе основывает журнал "L'Imprimerie a l' ecole".
Август 1927: Возникает объединение учителей начальных школ, разделявших идеи Френе, - "Кооператив сторонников светской школы".
Октябрь 1928: Френе назначают в Сен-Поль-де-Ванс.
Февраль 1932: Рождение коллекции "Рабочая библиотека" (детские тексты для самостоятельной работы).
Декабрь 1932: Начало кампании против Френе. В его защиту выступили А. Барбюс, Р. Роллан.
Апрель 1933: Волнения в школе в Сен-Поль-де-Вансе. Френе уходит с работы.
Октябрь 1935: Френе открывает собственную школу в Вансе. "Нам нужна не школа дрессировки, воспитывающая послушного ученика, а новая педагогика, выращивающая свободную личность", - писал Френе в то время.
1937: Френе принимает в свою школу маленьких испанских беженцев. Появляется идея совместного обучения детей разных наций. Совместное обучение - хорошее условие воспитания взаимопонимания. Это то, что поможет детям преодолеть агрессию к непонятному.
Весна 1940: Френе заключен в концентрационный лагерь.
Октябрь 1941: Френе освобожден правительством Дарлана.
Август 1944: Френе открывает школьный центр для детей-беженцев.
Октябрь 1945: Повторное открытие школы в Вансе.
1947: Движение Френе преобразуется в "Институт со трудничества Современная школа" (ICEM).
1950-е годы: Френе основывает педагогические журналы "L'Educateur", "Techniques de vie", "Art enfantin".
1957: Френе основывает "Международную федерацию сторонников новой школы".
Октябрь 1966: Селестен Френе умер в Вансе.


3.2. Формирование и обоснование принципов
"педагогики успеха" С. Френе

Свои педагогические принципы С. Френе обосновал в работах "Новая французская школа", "Естественный метод обучения языку", "Педагогические инварианты". В этих книгах автор исходит из наиболее общих и прежде всего из следующих педоцентрических идей "нового воспитания":
- основная цель воспитания - это максимальное развитие личности ребенка в разумно организованном обществе, которое будет ему служить, и которому он сам будет служить,
- обучение ориентируется на индивидуальный жизненный опыт ребенка (experience vecue),
- процесс обучения осуществляется через "экспериментальное нащупывание" (tatonnement experimental). Этот естественный и универсальный процесс лежит в основе интерактивной модели обучения, включающей в себя, однако, и другие подходы,
- применение натурального метода обучения чтению, письму, математике, который рекомендунтся также при обучении рисованию, другим видам художественного творчества и для физического воспитания. Последнему С. Френе придавал большое значение.
Педагогические научные исследования, опыт педагогов-практиков показывают, что традиционный вербальный, т.е., объяснительно-иллюстративный метод становится не эффективным в обучении. Акт учения - это индивидуальный процесс, который осуществляется через общение, самовыражение, пробы и ошибки. Именно здесь проявляется так называемое "нащупывание", именно поэтому С. Френе подчеркивал, что ребенок имеет право на ошибку и за это его нельзя наказывать плохой отметкой.
Экспериментирование и коллективные формы работы создают благоприятные условия для сотрудничества (cooperation) и демократии в классе, где ученики и учителя выступают как сотоварищи, соучастники единого процесса. Педагогика С. Френе ориентирована на жизненные ситуации, цель которых - решение определенных проблем, связанных с жизнью ребенка, класса, общества, т.е. со средой обитания. В такой ситуации дети мотивированы, т.к. сами заинтересованы в приобретении новых знаний, умений, навыков, которые им не навязываются. Дети добывают их и приобретают сами, работая с учителем в классе и вне класса в качестве равноправных партнеров. Так постепенно происходит освоение ребенком окружающей среды, накопление личного опыта, с помощью которого происходит последовательное узнавание самого себя.


3.3. "Техники" С. Френе

Реализация вышеперечисленных принципов обучения стала возможной благодаря использованию "новых материальных средств обучения и воспитания":
- свободный текст (texte libre),
- школьная типография (imprimerie d?ecole),
- картотека (fichiers informatiques),
- документальная библиотека (ВD),
- школьная газета (journal scolaire),
- межшкольная переписка,
- новая организация школьной жизни и классного пространства.
По мнению С. Френе, введение новых приемов и средств обучения изменяет подход к учебному материалу, саму систему преподавания и отношения в классе. Дети могут получать знания различными способами, а не только в той форме, которую им навязывает учитель. Таким образом, каждый ребенок приобретает знания и развивается в своем собственном темпе, что зависит от природных способностей детей, особенностей их характера и др.
Одним из первых нововведений в школе С. Френе был "свободный текст". Организация работы вокруг "свободного текста" связана с усвоением письменного языка. Традиционно усвоение письменного языка организуется вокруг обучения чтению. У С. Френе обучение чтению организовано вокруг творческой письменной деятельности. Эти тексты представляют собой небольшие сочинения, в которых дети рассказывают то, что их волнует, описывают свои впечатления. Лучший текст отбирается, обсуждается всем классом, корректируется, он становится "текстом дня", а затем печатается, причем все это делается самими детьми. Именно поэтому, С. Френе начал свои эксперименты с приобретения печатного станка, который долгое время являлся непременной принадлежностью его каждого класса. Работа с печатным станком развивает внимательность, зрительную память, повышает грамотность, и, что очень важно для С. Френе, прививает навыки ручного труда. "Свободные тексты" подшиваются в брошюру и, в дальнейшем, играют роль учебных пособий. Классы, работающие по системе С. Френе, могут обмениваться лучшими "свободными текстами". Френе предпочитал дать ребенку свободу самовыражения, но не делать очевидное обучающее упражнение. "Свободные тексты" - это не только учебные пособия по овладению родным (или иностранным) языком, а важные социально-психологические тесты, с помощью которых можно лучше понять взаимоотношение ребенка и окружающей его среды. Так происходит процесс социализации ребенка.
С. Френе понимал, что обучение нельзя строить только на "свободных текстах" и рассказах учителя. Нужен был материал, с помощью которого ученик мог бы пополнять свои знания. Для этого он стал создавать свои картотеки. Картотеки содержали основной учебный материал, конкретные задания, тексты для грамматических упражнений, задачи, вопросы по истории и географии. Так постепенно были созданы картотеки по комплексам тем, по предметам. Каждый ученик с помощью учителя определяет себе набор карточек для занятий. Именно С. Френе создал прообраз программированного обучения - это были обучающие ленты, закладывающиеся в специальную машинку. Учебные информационные карточки и карточки для самоконтроля дают возможность ребенку изучать программный материал в индивидуальном темпе и ритме, что находит воплощение в еще одном принципе педагогики Френе: обучение - процесс природосообразный, ребенок должен продвигаться в своем индивидуальном темпе с учетом его возрастных особенностей и способностей. Безусловно, для учителя работать с учебником проще. Учитель, работая с картотекой, исходя из условий класса, по-другому организует его функциональное пространство. Происходит формирование групп, выполняющих единую задачу, где роли каждого ученика четко разграничены, группы взаимодействуют между собой, постоянно ведется поиск оптимального соответствия между индивидуальной и коллективной деятельностью (что на современном этапе ярко проявляется в обучении "методом проектов"). Важным звеном при такой организации является социализация работы - коллектив одновременно побуждает детей, помогает им, он требует и оценивает. В конечном итоге приоритетом учебно-воспитательного процесса становится установление определенных отношений между детьми и формирование ценностных ориентаций в их сознании.
Однако современные педагоги отмечают некоторые негативные стороны педагогики С. Френе. Например: использование только текстов и карточек нарушает принцип систематизации знаний, что затрудняет понимание внутренней логики; ведет к чрезмерной индивидуализации учебного процесса, что тяжело и для ученика, но еще труднее для учителя. Можно также подчеркнуть тот факт, что в учебных пособиях Френе проявляется тенденция к сокращению теоретического материала, основной упор делается на развитие практических навыков и умений. Это связано с тем, что Френе считал одним из пороков традиционной школы ее интеллектуализм, что школа мало внимания уделяет подготовке детей к практической жизни. По его мнению, специальное изучение грамматики можно свести к минимуму, а все грамматические знания учащиеся будут получать из "свободных текстов". Френе писал: "Светлая голова и умелые руки лучше, чем ум, перегруженный ненужными знаниями" или "Сделаться кузнецом можно только работая в кузнице". Кроме того, Френе явно преувеличивал значение субъективного опыта ребенка. Во всем этом проявляется внутреннее противоречие дидактической концепции С. Френе.


3.4. Особенности организации "класса С. Френе"

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>