стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Е.М. К О Л О М Е Й Ц Е В А

М.Н. М А К Е Е В А



ЛЕКСИЧЕСКИЕ
ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА
С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
НА РУССКИЙ




¦ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ ¦
Министерство образования и науки Российской Федерации

Тамбовский государственный технический университет




Е.М. Коломейцева, М.Н. Макеева



ЛЕКСИЧЕСКИЕ
ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА
С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
НА РУССКИЙ


Учебное пособие




Тамбов
¦ Издательство ТГТУ ¦
2004

ББК Ш13(Ан)-77
К612


Р е ц е н з е н т ы:

Кандидат филологических наук, доцент
ТГУ им. Г.Р. Державина
Г.В. Расторгуева

Доктор филологических наук, профессор ТГТУ
И.М. Попова
Коломейцева Е.М., Макеева М.Н.
К61 Лексические проблемы перевода с английского
2 языка на русский: Учеб. пособие. Тамбов: Изд-во
Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. 92 с.
Пособие преследует цель обобщения и системати-
зации проблем лексико-фразеологического характера
английского языка и способов оформления перево-
дческих решений.
Пособие может быть полезно для самостоятельной
подготовки студентов, ибо оно поможет им коррек-
тировать и совершенствовать свои знания и умения.
Данный материал может быть применен и для ра-
боты в аудитории для разрешения возникающих при
переводе трудностей.

ББК Ш13(Ан)-77



Коломейцева Е.М., Макеева
ISBN 5-8265-0284-3
? М.Н., 2004
? Тамбовский государственный
технический университет
(ТГТУ), 2004


Учебное издание


КОЛОМЕЙЦЕВА Евгения Михайловна
МАКЕЕВА Марина Николаевна


ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА
С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ

Учебное пособие



Редактор Т. М. Ф е д ч е н к о
Инженер по компьютерному макетированию М. Н. Р ы ж к о в а


Подписано к печати 26.04.2004
Формат 60 ? 84 / 16. Бумага офсетная. Печать офсетная
Гарнитура Тimes New Roman. Объем: 5,35 усл. печ. л.; 5,42 уч.-изд. л.
Тираж 150 экз. С. 317

Издательско-полиграфический центр
Тамбовского государственного технического университета
392000, Тамбов, Советская, 106, к. 14
Авторы данного пособия преследовали цель обобщить и систематизировать проблемы
лексико-фразеологического характера английского языка и способы их решения при переводе на рус-
ский язык.
Материал представлен в трех разделах. В первом освещаются вопросы контекста, его разновидно-
сти, компоненты экстралингвистической ситуации, которые необходимы для понимания и перевода тек-
стов. Кроме того, дается анализ способов перевода многозначных слов, эквивалентных и вариантных
соответствий.
Вторая часть посвящена описанию возможных лексических трансформаций, их различных класси-
фикаций и их использованию при переводе.
В третьей части рассматривается специфика перевода отдельных разрядов лексики таких, как реа-
лии, термины, интернациональная и псевдо-интернациональная лексика.
Материалы пособия обобщают современные научные данные по перечисленным проблемам и со-
держат практические рекомендации для использования при переводе.
Пособие может быть полезно для самостоятельной подготовки студентов, ибо оно поможет им кор-
ректировать и совершенствовать свои знания и умения.
Данный материал может быть применен и для работы в аудитории для разрешения возникающих
при переводе трудностей.
РОЛЬ КОНТЕКСТА ПРИ ПЕРЕВОДЕ

При переводе текстов с английского языка на русский возникают многочисленные проблемы с выбо-
ром слов из-за полисемии английского языка. Контекст играет важную роль при выборе нужного значения.
Контекстуальные значения возникают в процессе употребления слов в речи, в зависимости от ок-
ружения, и реализуются под действием узкого, широкого и экстралингвистического контекста.
Под контекстом принято понимать языковое окружение, в котором употребляется та или иная лин-
гвистическая единица. Так, контекстом слова являются совокупность слов, грамматических форм и кон-
струкций, в окружении которых встречается данное слово.
В пределах общего понятия контекста различаются узкий контекст (или микроконтекст) и широкий
контекст (или макроконтекст).
Узкий контекст – это контекст предложения, т.е. лингвистические единицы, составляющие окру-
жение данной единицы в пределах предложения.
Широкий контекст – языковое окружение данной единицы, выходящее за рамки предложения; это
текстовый контекст, т.е. совокупность языковых единиц, окружающих данную единицу в пределах, ле-
жащих вне данного предложения, в смежных с ним предложениях. Точные рамки широкого контекста
указать нельзя – это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произве-
дения в целом.
Узкий контекст можно разделить на:
? синтаксический;
? лексический.
1. Синтаксический контекст – это та синтаксическая конструкция, в которой употребляется данное
слово, словосочетание или придаточное предложение.
2. Лексический контекст – это совокупность конкретных лексических единиц, слов и устойчивых
словосочетаний, в окружении которых встречается данная единица.
Важнейшая функция контекста заключается в разрешении многозначности лингвистических еди-
ниц. Контекст как бы "снимает" у той или иной многозначной единицы все ее значения, кроме одного.
Тем самым контекст придает той или иной единице языка однозначность и делает возможным выбор
одного из нескольких потенциально существующих эквивалентов данной единицы в языке перевода
(ПЯ).
В процессе перевода для разрешения многозначности и определения выбора эквивалента иногда
достаточно учета синтаксического контекста слова.
Например, burn – гореть, жечь.
Выбор определяется синтаксическим контекстом:
в непереходной конструкции (без прямого дополнения) = гореть;
в переходной, при наличии прямого дополнения или в форме страдательного залога = жечь.
The candle burns – свеча горит.

He burned the – он сжег бумаги.

papers

to sink – тонуть (непереходный глагол),

– топить (переходный глагол),

to drive – ехать (непереходный глагол),

– гнать, вести (переходный глагол).




Чаще выбор эквивалента определяется лишь с учетом лексического контекста данной единицы, од-

нозначность которой устанавливается в пределах определенного лексического окружения. Слово "look"

с прилагательным "angry" означает "взгляд", а с прилагательным "European" – "вид": The town has a

European look. – Город имеет европейский вид.

Рассмотрим еще несколько примеров.




Way to the town = дорога в город.

Way of doing it = способ, метод выполнения.




He has a friendly attitude. – Он ко всем относится по-дружески.

There is no sign of any change in the attitudes of the two sides. – В позициях, занимаемых обеими сто-

ронами, не видно никаких перемен.

He stood there in а threatening attitude. – Он стоял в угрожающей позе.

He is known for his anti-Soviet attitudes. – Он известен своими антисоветскими взглядами.

Широкий контекст помогает установить значение слова, когда узкого контекста бывает недостаточ-

но.
e.g. Then I got this book I was reading and sat down in my chair.

Chair – стул, кресло.

В данном предложении, однако не содержится никаких указаний, которыми мог бы руководство-

ваться переводчик при выборе русского эквивалента. Поэтому здесь необходимо обращение к широко-

му контексту. Спустя два предложения, в том же абзаце мы читаем: "The arms were in sad shape, because

everybody was always sitting on them, but they were pretty comfortable chairs".

Указание на "arms" дает нам ключ к переводу.




Потом я взял книгу, которую читал, и сел в кресло.

Как уже говорилось, контекстуальные значения возникают в процессе употребления слов в речи, в за-

висимости от окружения и реализуются под действием узкого, широкого и экстралингвистического контек-

ста.

По степени частотности можно различать узуальные (повторяющиеся) и окказиональные (случай-

ные, индивидуальные) контекстуальные значения.

С течением времени узуальные контекстуальные значения переходят в разряд вариантных соответ-

ствий. Окказиональные значения являются проявлением субъективного употребления слов тем или

иным автором и чаще всего встречаются в художественной литературе.

Именно окказиональное, необычное употребление слова и причины, побуждающие к этому, долж-

ны обязательно учитываться переводчиком. Лишь некоторые словари дают узуальные контекстуальные

значения.

БАРС (Большой англо-русский словарь под ред. Гальперина)




Academic year – учебный год.

Academic failure – неуспеваемость.

Academic – чисто теоретическое доказательство.
argument




Словарь под ред. Мюллера дает только вариантные соответствия – академический, университет-

ский, академичный.

Ни в одном англо-русском словаре еще не зафиксированы типичные для общественно-

политической литературы значения следующих прилагательных:




? бессовестный,
Ruthless
? беззастенчивый,
ни перед чем не останавливающийся.
? скептический,
Cynical
? коварный.
? зверское убийство.
Wanton

murder




The ruthless War Secretary Stanton. – не брезгующий никакими средствами военный министр Стен-

тон.




Cold-blooded plans – коварные планы.

Cynical appreciation – скептическая оценка экономиче-

of economic set-up ской конъюнктуры.

Wanton murder of – зверское убийство негров.

Negroes




Наряду с этим имеют место случаи, когда даже максимально широкий контекст не содержит в себе

никаких указаний относительно того, в каком значении употребляется в данном случае та или иная еди-

ница. В этих случаях для получения требуемой информации необходим выход за пределы языкового
контекста и обращение к экстралингвистической ситуации (Я.И. Рецкер использует термины "экстралин-

гвистический контекст", составными частями которого являются предметная обстановка и речевая ситуа-

ция). Под "ситуацией" понимается, во-первых, ситуация общения, т.е. та обстановка, в которой соверша-

ется коммуникативный акт; во-вторых, предмет сообщения, т.е. обстановка (совокупность фактов), опи-

сываемая в тексте; в-третьих, участники коммуникации, т.е. пишущий, говорящий, слушающий, читаю-

щий.

Далеко не всегда из содержания отдельных частей текста или даже всего переводимого целого мо-
жет быть ясна идейная направленность произведения, идейная позиция автора. В подобных случаях
идейную направленность текста приходится устанавливать при помощи экстралингвистического кон-
текста (по терминологии Я.И. Рецкера), или экстралингвистической ситуации (по терминологии Л.С.
Бархударова).
Ситуация общения, или предметная обстановка – это страна, к которой относится высказывание.
В книге Ф.Л. Аллена "Только вчера" о вытеснении автомобилем других средств транспорта гово-
рится: "The interurban trolley perished, or survived only as a pathetic anachronism" / F.Z. Allen "Only
yesterday"/.
В Англии trolley означало бы троллейбус, но в США троллейбусов не было и нет, и trolley означает
трамвай.
Нельзя раскрыть значение слова abolitionist без знания страны и эпохи, к которым оно относится,
т.е. без учета ситуации и предмета сообщения.
В словаре Мюллера это слово вообще отсутствует, дается abolitionism аболиционизм – движение в
пользу освобождения негров в США.
БАРС не переводит abolitionist, а интерпретирует: сторонник отмены, упразднения (закона и т.п.).
Как же перевести the abolitionist Al. Smith, если имеется в виду кандидат от республиканской партии
на президентских выборах 1928 года? Конечно, в Америке 1920-х годов речь могла идти только об отме-
не "сухого закона".
Сторонник отмены сухого закона.
А вот в английской прессе 1950–60-х годов нередко упоминалось имя Сиднея Сильвермена.
The oldest abolitionist in the House of Commons. – Старейший поборник отмены смертной казни в
Англии, автор соответствующего законопроекта.
Без знания обстановки перевод был бы невозможен.
Еще один пример необходимости знания экстралингвистических фактов.
Только учет особенностей газового освещения, предшествовавшего появлению электричества (а об
этом в тексте ничего не говорится), поможет переводчику раскрыть смысл следующей фразы из книги
Фернеса "The Americans. A Social History of the United States".
Если попытаться представить себе шипящие газовые рожки и дуговые лампы, станет вполне понят-
но, что "the very simplicity and silence of electricity made it inconspicuous" – Простота в обращении и бес-
шумность электричества помогли ему незаметно войти в быт.
При переводе прямой речи с английского специфической трудностью является передача личного
местоимения "you". В свое время переводчики-формалисты считали, что в переводе с английского во-
обще нельзя пользоваться обращением на "ты". Здесь трудно установить твердые правила. Выбор меж-
ду "ты" и "вы" зависит от внеязыковых факторов: важно учитывать и эпоху, так как в прошлые века,
особенно в Англии, было принято более церемонное обращение.
В отличие от русского и французского языка по-английски принято говорить в обществе о присут-
ствующем he или she. Даже в пьесах
О. Уайльда персонажи из великосветского общества говорят о присутствующих уважаемых людях, на-
зывая их "он" или "она". Так, поступает, например, секретарь лорда Иллингворта в пьесе "Женщина, не
стоящая внимания", говоря о своем патроне. Конечно, в русском переводе личное местоимение замене-
но словами "Лорд Иллингворт". Такая замена необходима и закономерна.
Нередко можно видеть, что журналисты в американских газетах называют президента Картера
Джимми. Это совершенно недопустимо в переводе. Может, по-американски, это воспринимается как
любезность, по-русски это амикошонство (чрезмерная фамильярность). Пожалуй в переводе поправка
необходима не только для правильного обращения к тому, о ком говорится в высказывании, но и для
адекватной передачи воздействия информации на читательскую аудиторию.
Особенно часто переводчику приходится учитывать экстралингвистические факторы при передаче
прозвищ и бранных слов. Так, в романе Харпер Ли "Убить пересмешника" девчонку прозвали Scout (по-
английски boy-scout, но "разведчица" совершенно не соответствовало бы ее внешнему облику и харак-
теру, и переводчицы очень удачно окрестили "глазастиком". Там же Boo-Reedley превращен не менее
удачно в "Страшилу Пэдли".
Чрезвычайно распространено и довольно широко по диапазону бранных оттенков bastard перево-
дится то как "гад", то как "обормот".
Весьма существенным обстоятельством, требующим большого такта от переводчика, является его

обращение с грубыми, подчас нецензурными словами и выражениями, бытующими в современной анг-

лийской, американской и другой беллетристике и даже в периодической печати. В нашей литературе и

прессе элементы "заборного" лексикона не допускаются, и эта здоровая тенденция несомненно уходит

корнями в традиции русской классической литературы, которой всегда была чужда грубость языка.

Итак, как уже было сказано, одной из основных проблем перевода является выбор слова. Задача пе-

реводчика состоит в том, чтобы найти нужное слово, которое было бы адекватно английскому слову,

т.е. имело бы то же значение, ту же стилистическую окраску и вызвало бы у читателя те же ассоциации.

В поисках нужного слова переводчик обычно обращается к синонимическому ряду в русском язы-

ке. Наличие синонимии дает переводчику возможность достичь адекватности при переводе.

She was very brave about it.

Слово brave переводится в словаре В.К. Мюллера как храбрый, смелый, превосходный, прекрасный.

Первые два значения этого слова явно не подходят в данном случае. Переводчик должен сам продлить

синонимический ряд возможными синонимами – отважный, мужественный. Последний синоним вернее

всего передает значение brave в данном случае.

Она очень мужественно перенесла это.
При выборе слова из синонимического ряда следует учитывать не только оттенки значения, но так-

же и степень интенсивности значения.

News that another ten Scottish pits are to be closed down brought last night a vehement demand for na-

tional action. /D.W., 1959 /.

Известие о том, что предстоит закрытие еще десяти шахт в Шотландии, вызвало вчера вечером ре-

шительное требование объединенных действий.

Словарь В.К. Мюллера дает следующие значения прилагательного vehement: сильный, неистовый.

Однако эти прилагательные не сочетаются со словом "требование", поэтому для перевода необходимо

подыскать прилагательное, которое не уступало бы прилагательному vehement по интенсивности значе-

ний и в тоже время не нарушало бы привычной сочетаемости в русском языке.

Наличие в языке лексической синонимии ставит перед переводчиком особые задачи. Абсолютных

синонимов в русском языке очень мало. Кроме того, синонимы не всегда взаимозаменяемы. Они могут

быть пригодными в одном контексте и оказаться непригодными в другом.

Синонимы различаются:
оттенками значения;
?
степенью интенсивности выражения понятия;
?
эмоциональной окрашенностью;
?
принадлежностью к различным пластам словаря, т.е. своей стилистической окраской;
?
своей сочетаемостью с другими словами.
?
В силу особенностей своего исторического развития английский язык богат синонимами. Это сино-
нимическое богатство английского языка широко используется во всех стилях письменной речи.
Синонимы употребляются для:
усиления высказывания;
?
уточнения понятия;
?
избежания повторения и т.п.
?
Синонимы употребляются столь широко, что в английском языке образовались традиционные си-
нонимические парные сочетания. Такие парные сочетания встречаются во всех стилях речи.
Например, описывая Босини, каким он представляется молодому Джолиону, Голсуорси использует
два синонима, отличающихся оттенками значения и степенью интенсивности.
"The man was unusual, not eccentric, but unusual."
Прилагательное unusual имеет значение "необычный", "странный". В данном контексте его следо-
вало бы передать русским словом "необычный", но из соображения благозвучности (неудачно близкое
созвучие слов – необычный, эксцентричный) приходится прибегать к описательному синониму – "не
такой, как все".
Этот человек был не такой, как все, в нем не было ничего эксцентричного, но именно не такой, как
все.
Другой пример: the conscious, deliberate, calculated policy.
Эта цепочка синонимов носит явно эмфатический характер. Переводчик должен сохранить в пере-
воде нарастание интенсивности значения, которое очевидно ощущается в английском предложении:
Это сознательная, преднамеренная, заранее рассчитанная политика.
Ошибочно было бы думать, что в каждом отдельном случае синоним выполняет только одну функ-
цию. Часто синонимы употребляются одновременно для уточнения и усиления понятия. Характеризуя
забывчивость миссис Никклби, Диккенс в юмористических целях использует три синонима.
Миссис Никклби рассказывала
… "of a miraculous escape from some prison, but what one she couldn’t remember, effected by an officer
whose name she had forgotten, confined for some crime which she didn’t clearly recollect".
… о чудесном побеге из тюрьмы, но из какой именно она не могла припомнить, о побеге офицера, но
фамилию она позабыла, который был заключен за преступление, но за какое именно – ускользнуло из ее
памяти.


Традиционные синонимические пары часто не сохраняются в переводе, иногда из-за отсутствия со-
ответствующего синонима в русском языке, иногда же потому, что такая пара может быть воспринята в
русском языке только как плеоназм.
Н а п р и м е р: The purposes of western nations in pouring arms into the Middle East have been open
and unconcealed.
Западные державы никогда не скрывали своих целей, поставляя оружие на Ближний Восток.
Наречие "никогда" частично передает эмфазу, создаваемую в английском языке синонимической
парой, которая не может быть сохранена в переводе.
При переводе слова из синонимического ряда необходимо учитывать не только референциальное,
но и прагматическое значение слова, определяющего его употребление.
Рассмотрим два ряда слов по значениям.


Референциальное Прагматическое
1. Враг I – человек, враж- нейтральное
2. Противник дебно относящийся
к чему либо или к
кому либо
II – участник спор-
тивного состязания
III
3. Неприятель I значение Термин военного
II дела
III – войска проти-
воположной сторо-
ны
4. Недруг I значение Поэтизм, возвы-

шенный регистр




Enemy I и II значение Нейтр. воен. тер-
мин

Adversary I, II и III значение книжное

Opponent I значение книжное

III значение

Foe I и II значение поэтическое

Итак, хотя в принципе любое из приведенных русских слов может быть переведено любым из анг-

лийских и наоборот, для правильного выбора соответствий необходимо учитывать и реферециальное и

прагматическое значение.

Контекстуальное значение слов в процессе перевода раскрывается по определенным логико-

семантическим законам. Логическая основа переводческого процесса ясна уже из того, что в двух со-

поставляемых языках тождественность значения слов или высказывания зависит от тождественности

передаваемого ими понятия. Анализируя контекст, в котором употребляется данное слово, мы устанав-

ливаем различные смысловые связи и отношения между термином, значение которого требуется опре-

делить, и другими словами, значение которых нам хорошо известно.




ЛЕКСИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ




Приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в

контексте и находим ему русское соответствие, принято называть лексическими трансформациями.

Сущность трансформации заключается в замене переводимой лексической единицы словом или

словосочетанием, которое реализует сему данной единицы исходного языка (ИЯ).

Рецкер Я.И. выделяет семь разновидностей лексических трансформаций, хотя не всегда можно чет-

ко классифицировать каждый пример перевода из-за переплетения категорий.

Дифференциация значений.
1.
Конкретизация значений.
2.
Генерализация значений.
3.
Смысловое развитие.
4.
Антонимический перевод.
5.
Целостное преобразование.
6.
Компенсация потерь в процессе перевода.
7.
Нередко приемы трансформаций совмещаются, например, первые два. Все лексические трансфор-

мации основываются на формально-логических отношениях между понятиями.

Приемы логических трансформаций базируются на таких формально-логических категориях:

подчинения;
?
контрадикторности;
?
перекрещивания;
?
внеположенности.
?
Бархударов Л.С. рассматривает следующие случаи лексических замен:

конкретизация;
?
генерализация;
?
замена следствия причиной и наоборот;
?
антонимический перевод;
?
компенсация.
?
Хотя на первый взгляд классификации лексических трансформаций Я.И. Рецкера и Л.С. Бархударо-

ва отличаются, суть одна и та же, ибо, как уже указывалось, многие приемы совмещаются.

Прием дифференциации и конкретизации

Распространенность приемов дифференциации и конкретизации при переводе с английского языка

на русский язык объясняется обилием в английском языке слов с широкой семантикой, которым нет

прямого соответствия в русском языке.

Горский Д.П. в "Логике" пишет: "…отношение подчинения между понятиями имеет место … когда

объем одного понятия составляет лишь часть объема другого понятия." Эта формально-логическая катего-

рия является основой трех взаимосвязанных приемов лексических трансформаций: дифференциации, кон-

кретизации в переводе посредством сужения и генерализации значений посредством расширения понятий.

Речь идет о том, что одному слову в русском языке, выражающему более широкое, недифференци-

рованое понятие, т.е. обозначающему более широкий класс денотатов, в другом языке, в английском язы-

ке, могут соответствовать два или несколько слов, каждое из которых выражает более узкое, дифферен-

цированное, сравнительно с русским языком, понятие т.е. относится к более ограниченному классу дено-

татов.
Рука – Arm, hand

Нога – Leg, foot

Часы – watch,

clock

Одеяло – blanket,

quilt

Заря – dawn,

evening

glow, sunset

Столовая – dining-room место общественного пи-

тания

mess-room армейская

canteen на заводе, учреждении

refectory при университетах, шко-

лах

Каша – porridge рассыпчатая

gruel жидкая

Удобный – comfortable одежда, обувь, мебель

convenient время, место

Воздерживать- abstain от еды, питья

ся –

refrain от действий, поступков




И, наоборот, семантически недифференцированными оказываются английские слова.
Stove – печка

плитка

Bud – почка

бутон

Cold – насморк

простуда

Cherry – вишня

черешня

Strawberry – земляника

клубника

Story – рассказ

повесть

Poem – стихотворение

поэма

Blue – голубой

синий

Stale – несвежий

черствый

спертый

Crisp – рассыпчатое (о пе-

ченье)

хрустящий (о снеге)
свежий (об овощах)

To marry – жениться,

выходить за муж

To wash – мыть,

стирать

To draw the раздвинуть,

curtain –

задернуть




Из сказанного не следует делать вывод, что тот или иной язык не в состоянии обозначить то или

иное понятие и в этом отношении менее развит, чем тот, в котором есть особый знак для данного поня-

тия. Любой язык в состоянии обозначить принципиально любое понятие – речь идет лишь о разных

способах такого обозначения.

Из того, что русское слово "рука" по значению менее дифференцированно, чем английское arm и
hand, не следует заключать, что средствами русского языка невозможно обозначить разницу между ки-
стью руки и остальной ее частью, равно как и из того факта, что английское cherry является семантиче-
ски недифференцированным по сравнению с русским "вишня" и "черешня", нельзя сделать вывод, что
англичане не видят разницы между этими ягодами. Речь идет о другом, а именно о том, что один язык
дает возможность не выражать разницы между определенными понятиями, в то время как другой вы-
нуждает пользующихся им обязательно выразить эту разницу.
Так, в русском языке в случае необходимости особо уточнить указания на ту или иную часть чело-
веческой руки прибегают к помощи специальных слов, таких, как плечо, предплечье, кисть; но наличие
в русском языке недифференцированного семантически слова "рука" дает возможность не уточнять в
каждом отдельном случае разницы между arm и hand, в то время как английский язык как бы вынужда-
ет говорящего всякий раз уточнять эту разницу. Точно также средствами английского языка, в тех слу-
чаях, где это необходимо, можно уточнить разницу между вишней – sour cherry и черешней – sweet
cherry, между синим цветом – dark blue и голубым – light blue.
Для перевода данное явление, как и многозначность, представляет трудность в том отношении, что
при передаче слов, семантически недифференцированного в ИЯ; необходимо произвести выбор между
возможными соответствиями в ПЯ. Так, при передаче на английский язык русского "рука", каждый раз
необходимо делать выбор между hand и arm, при передаче русского "часы" – между clock и watch.
В большинстве случаев возможность сделать правильный выбор обеспечивается показаниями кон-
текста – узкого или широкого.


Он держал в руке книгу. He was holding a book in the hand.
Она держала ребенка на руках. She was holding her baby in the arms.
Однако следует иметь в виду, что может встретиться контекст, не содержащий требуемого уточне-
ния и поэтому не дающий возможности произвести однозначный выбор эквивалента.


Он был ранен в руку. He was wounded in the arm.
He was wounded in the hand.


Правильный выбор возможен здесь при условии выхода за пределы языкового контекста и знания

самой реальной обстановки. Так, для правильного перевода того места в романе А.С. Пушкина "Евге-

ний Онегин", где речь идет о "женских ножках", необходимо знание вкусов, нравов и моральных уста-

новок этой эпохи. Речь могла идти только о feet, но никак не о legs, что было бы, по тем временам,

крайне неприличным. Нужно также знать, что в черновиках Пушкина на полях против соответствующе-

го места в тексте нарисованы именно feet, а не legs.

Итак, уже говорилось, что распространенность приемов дифференциации и конкретизации при
переводе с английского языка на русский язык объясняется обилием в английском языке слов с ши-
рокой семантикой, которым нет прямого соответствия в русском языке.

Н а п р и м е р: Affection is the best substitute of love.

Ни одно из словарных соответствий (БАРС – привязанность, расположение, любовь) не подойдет,
так как если бы автор имел в виду привязанность, он бы избрал attachment. Довольно расплывчатое зна-
чение слова affection, пожалуй, также неопределенно может быть передано "душевной склонностью,
душевным расположением". Это пример дифференциации, возможный без конкретизации.
Конкретизация невозможна без дифференциации. Конкретизацией называется замена слов или
словосочетания ИЯ с более широким референциальным значением словом или словосочетанием ПЯ с
более узким значением. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной.
При языковой конкретизации замена слова с широким значением словом с более узким значени-
ем обуславливается:
? расхождениями в строе двух языков;
? отсутствием в ПЯ лексической единицы, имеющей столь же широкое значение, что и передавае-
мая единица ИЯ;
? расхождение в стилистической характеристике;
? требованиями грамматического порядка (например, замена именного сказуемого глагольным).
Итак, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение. The Shorter Oxford
Dictionary определяет его как:
1) an entity of any kind;
2) that which is or may be an object of perception, knowledge or thought
и переводится на русский язык как: вещь, предмет, дело, факт, случай, обстоятельство, произведе-
ние, существо.
Конкретизируются при переводе на русский язык глаголы движения come, go. Эти глаголы в отличие
от русских глаголов движения не включают в свою семантику компонента, указывающего на способ пе-
редвижения, поэтому come при переводе конкретизируется как "приходить, прибывать, приезжать, под-
ходить, подбегать, приплывать, прилетать";
go – идти, ходить, ехать, отправляться, сходить, проходить, плыть, летать.
Обычной является конкретизация глаголов речи say и tell, которые могут переводиться как "го-
ворить, сказать, рассказать, (про)молвить, повторить, заметить, отметить, утверждать, сообщать, вы-
сказываться, спросить, возразить, приказать, велеть".
"So what" – I said" "Ну так что же?" – спрашиваю я.

"Hello", – I said when somebody answered the goddamn phone.
"Алло!" – крикнул я, когда кто-то подошел к этому треклятому телефону.

He told me to come right over, if I felt like it.
Велел хоть сейчас приходить, если надо.

"Thanks for telling me" – I said.
"Спасибо, что предупредила!" – говорю.

Прием конкретизации используется также и в передаче других слов с широким значением.

Dinny waited in a corridor which smelt of disinfectant.
Динни ожидала ее в сторонке в коридоре, пропахшем кароболкой.

Английскому disinfectant соответствует русское "дезинфицирующее средство", однако это выра-
жение стилистически приемлемо лишь в официально-научном жанре; отсюда необходимость конкре-
тизации при переводе художественного текста.
Рассмотрим конкретизацию глагола be.

He is in Hollywood.
Он живет в Голливуде (в другом контексте могло бы быть "он работает в Голливуде").
I was in the office for about two hours, I guess.
Я просидел у него в кабинете часа два.
That was her first summer in Maine.
Она только первое лето проводила в Майне.
Then her blouse and stuff were on the seat. Her shoes and socks were on the floor, right underneath the
chair, right next to each other.
Блузка и все прочее лежало на сиденье, а туфли со свернутыми носками внутри, стояли рядышком
под стулом.
Name something you’d like to be.
Назови, кем бы тебе хотелось стать.

Вообще для перехода с английского языка на русский характерна замена слов общего значения типа
the man, the woman, the person, the creature на конкретные имена собственные или существительные типа
"старик, солдат, прохожий, хозяйка, собака, кошка". Это особенно важно при переводе художественной
литературы, в которой неуместно слишком частое употребление слов абстрактного, обобщенного значе-
ния.
Контекстуальная конкретизация обусловливается факторами данного конкретного контекста, чаще
всего стилистическими соображениями, например:
? необходимость завершения фазы;
? стремление избежать повторений;
? стремление достичь большей образности, наглядности.

You could hear him putting away his toilet articles.
Слышно было, как он убирает свои мыльницы и щетки.
Mr. Raymond sat up against the tree-trunk.

Мистер Раймонд сел и прислонился к дубу.
ПРИЕМ ГЕНЕРАЛИЗАЦИИ




Генерализацией называется явление, обратное конкретизации – замена единицы ИЯ, имеющей более

узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением.




He comes over and visits me practically every weekend.

Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю.




Then this girl gets killed, because she’s always speeding.

А потом девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила.




Jane used to drive to market with her mother in this la Salle convertible they had.

Джейн ездила со своей матерью на рынок на их машине.




ПРИЕМ СМЫСЛОВОГО РАЗВИТИЯ




Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контексту-

альным, логически связанным с ним. Этот прием смыслового развития основан на формально-логической

категории перекрещивания.

Горский Д.П. в "Логике" пишет: "…отношения перекрещивания имеют место, когда лишь часть од-

ного понятия входит в объем другого понятия".

Если учесть, что все знаменательные части речи делятся на три категории: предметы, процессы и

признаки, то в ходе перевода наблюдается поразительное разнообразие замен как внутри каждой кате-

гории, так и между различными категориями. Для передачи одного и того же содержания средствами

другого языка часто безразлично, какой формой слова будет выражено это содержание. Предмет может
быть заменен его признаком, процесс предметом, признак предметом или процессом. Под процессом

имеется в виду действие или состояние.

Так, слово или словосочетание ИЯ может заменяться при переводе словом или словосочетанием

ПЯ, которое по логическим связям обозначает причину действия или состояния, обозначенного перево-

димой единицей ИЯ.




I don’t blame them.

Я их понимаю. (Я их не виню, потому что понимаю.)




He always made you say everything twice.

Он всегда переспрашивал. (Все вынуждены были повторять сказанное, потому что он всегда пере-
спрашивал.)


A lot of schools were home for vacation already.

Во многих пансионах и колледжах уже начались каникулы (начались каникулы, поэтому школь-

ники были уже дома).




Когда прием смыслового развития применяется при переводе глагольных сочетаний, важно наме-

тить четкие закономерности замен и установить взаимосвязи между процессом (действием или состоя-

нием), его причиной или следствием. Тогда сочетания двух элементов из трех возможных: причина,

процесс, следствие, могут иметь шесть следующих вариантов.




Замена процесса его причиной.
1.
Замена процесса его следствием.
2.
I don’t think she’s living here at the moment. Her bed wasn’t slept in.

Я думаю, что она не живет здесь в настоящее время. Ее постель не смята.
Говорящая утром зашла в комнату и увидела, что постель, которую обычно она сама убирала, не

смята. Вместо прямого перевода: "она не спала в своей постели" естественно отмечен результат. Про-

цесс заменен его следствием.

Замена причины процессом.
3.
At last he found his voice. Он обрел дар речи наконец-то.

По-русски нельзя сказать: "он обрел голос" и даже "к нему вернулся голос", что означало бы вре-

менную потерю голоса у певца. Очевидно, причину следует заменить процессом.

Замена причины следствием.
4.
"Have a seat there, boy", old Spenser said. He meant the bed. "Садись вон туда, мальчик", – сказал ста-

рый Спенсер. Он показывал на кровать (показывал, потому что имел в виду).

He was the kind of guy that hates to answer you right away.
Такие, как он, сразу не отвечают (Не отвечают, потому что не любят делать этого).
Замена следствия причиной.
5.
Замена следствия процессом.
6.
Эти типы встречаются реже и представляют меньший интерес.


АНТОНИМИЧЕСКИЙ ПЕРЕВОД


Под этим названием в переводческой литературе известна широко распространенная комплексная
лексико-грамматическая замена, сущность которой заключается в трансформации утвердительной кон-
струкции в отрицательную или, наоборот, отрицательной в утвердительную, сопровождаемая заменой
одного из слов переводимого предложения ИЯ на его антоним в ПЯ (термин "антоним" обычно упот-
ребляют применительно к словам одного и того же языка; здесь мы применяем его для обозначения от-
ношения между словами двух разных языков – ИЯ и ПЯ, имеющими прямо противоположные значе-
ния).
Антонимический перевод полностью основывается на формально-логической категории контрадик-
торности.
"Отношения контрадикторности (или отрицания понятия) имеют место между понятиями, которые
получаются друг из друга путем операции отрицания. При антонимическом переводе категория контра-
дикторности включает не только отрицание, но и противопоставление" (Горский Д.П.).
Stradlater didn’t say anything.
Стрэдлейтор промолчал.
Здесь английская отрицательная конструкция передается русской утвердительной, а глагол "ска-
зать" say заменяется его русским антонимом "промолчать". Такая двойная замена дает в итоге то же са-
мое значение предложения в целом.
I am not kidding
Я вам серьезно говорю.
I meant it, too.
И я не претворялся.
В целом при переводе на русский язык антонимический перевод имеет место при замене отрицатель-
ной конструкции на утвердительную.
She wasn’t looking too happy.
Вид у нее был довольно несчастный.
I don’t hate too many guys.
Я очень мало кого ненавижу.
I don’t believe this is a smoker.
По-моему этот вагон для некурящих.
I couldn’t think of anybody to call up.
Я подумал, что звонить мне некому.
Типично применение антонимического перевода при передаче на русский язык английской конст-
рукции not … until; при этом until заменяется на: "лишь тогда", "только когда" (тогда), "когда".


He did not begin to calm down until he had cut the tops off every camellia bush Mrs. Dubose owned. Он
немного опомнился лишь тогда, когда посбивал верхушки со всех камелий мисс Дюбоз.
They gave me the wrong book and I didn’t notice it till I got back to my room. Я только дома заметил,
что мне дали не эту книгу.


Нужно иметь ввиду, что отрицание в английском языке выражается не только при помощи отрица-
тельной частицы "not", но и другими средствами, например, при помощи предлога "without".


He never met him afterwards without asking.
После этого он всякий раз при встрече спрашивал его.
Интересный случай анатомической замены наблюдается в следующем примере.
The Radley house had no screen doors.
Двери у них были сплошные.
Screen doors – "стеклянные двери" заменяется здесь антонимом "сплошная дверь".


Антонимы существуют и среди таких служебных частей речи, как предлоги и частицы.
Keep the child out of the sun.
Не держите ребенка на солнце.
Keep children out of mischief.
Не позволяйте детям шалить.
Особой разновидностью антонимического перевода является замена прилагательного или наречия в
сравнительной или превосходной степени прилагательным (наречием) в положительной степени или на-
оборот.


She paid Riri’s parents the proper visit of condolence, but she neither ate less heartily nor slept less
soundly.
Она, как водится, посетила родителей Рири, принесла им свои соболезнования. Но кушала по-
прежнему с аппетитом и спала так же крепко, как всегда.


I’m the most terrific liar you ever saw in your life.
Я ужасный лгун – такого вы никогда еще в жизни не видели.
It wasn’t as cold as the day before.
Стало теплее, чем вчера.
ПРИЕМ ЦЕЛОСТНОГО
ПРЕОБРАЗОВАНИЯ И КОМПЕНСАЦИИ

Прием целостного преобразования и компенсации основан на формально-логической категории
внеположенности. В курсе логики говорится, что "отношения внеположенности имеют место, когда
объемы двух понятий полностью исключают друг друга и при этом не
исчерпывают области предметов, о которой ведется рассуждение".
(Горский Д.П.). Объемы же понятий исключают друг друга в тех случаях, когда множества, соответст-
вующие понятиям, не имеют общих элементов.
Отношения внеположенности иллюстрируются там же следующим образом: "Допустим мы рассуж-
даем о рыбах. Понятия "окунь" и "карп" в этом случае являются внеположенными, поскольку нет такой
рыбы, которая одновременно была бы окунем и карпом, и в то же время окуни и карпы не исчерпывают
всех рыб."
Эта формально-логическая категория является основой двух приемов лексической трансформации –
целостного преобразования и компенсации.
Отношения внеположенности лежат в основе процесса смещения, т.е. использования названия
смежного понятия в пределах одного родового понятия для наименования данного понятия. Так, на-
пример, в переводе на французский язык названия фильма "Летят журавли" произведена замена на ос-
нове отношения внеположенности. Поскольку французское слово "журавль" (grue) гораздо чаще упот-
ребляется в значении "проститутка", советский фильм известен во французском прокате под названием
"Когда летят аисты". Эта замена продиктована особенностями французской лексики.
Прием целостного преобразования является определенной разновидностью смыслового развития.
Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи – от отдельного слова, большей частью
сложного, до синтагмы, а порой и целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а цело-
стно, так, что связь между внутренней формой единиц ИЯ и ПЯ уже не прослеживается.
Логико-семантической основой этого приема служит отнесенность исходной и преобразованной
единицы перевода к одному и тому же отрезку действительности. Если не всегда можно проследить до
конца весь ход замещения сем в процессе целостного преобразования, то эквивалентность плана содер-
жания и адекватность текстов выражения каждый раз должны свидетельствовать о закономерности
применения этого приема трансформации.
Традиция языковых контактов использовала ряд целостных преобразований частотных лексических
единиц и закрепила их результаты как словарные соответствия – постоянные и вариантные.
Специфика живой разговорной речи чаще всего требует целостного преобразования при переводе.


What do you do? Здравствуйте
Welcome! – добро пожаловать
Never mind – ничего, не беспокойтесь
Don’t mention it – не обращайте внимания
Forget it – не стоит благодарности, не стоит говорить об этом
Here you are – вот, пожалуйста
Here’s to you – ваше здоровье
Well done – браво, молодец
Have done – хватит, довольно
That’ll do – достаточно, хватит, можете идти, вы свободны
Now then – ну-ка, скорей
Well now – ну, что же
Help yourself – кушай же, пожалуйста


Отсутствие общих компонентов между английским словосочетанием и его русским соответствием
дает право считать, что он произведен путем целостного преобразования.
Целостное преобразование служит универсальным средством перевода фразеологических единиц
не только в разговорной речи, беллетристике, но и публицистике.
Пример из лекций Р. Палма Датта по новейшей истории.


Even the most perfunctory account of the plain facts would blow the myths sky-high. Даже беглое рас-
смотрение фактов не оставит камня на камне от созданного историками мифа.


ПРИЕМ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ КОМПЕНСАЦИИ


Федоров А.В. в книге " Основы общей теории перевода " описал сущность компенсации так: "В
практике перевода встречается ряд случаев, когда не воспроизводится совсем или заменяется формаль-
но далеким тот или иной элемент подлинника, пропускается то или иное слово, словосочетание. Но не-
возможность передать отдельный элемент, отдельную особенность оригинала тоже не противоречит
принципу переводимости, поскольку принцип переводимости относится ко всему произведению как к
целому.
Конечно, целое существует не как какое-то абстрактное понятие, – оно состоит из конкретных эле-
ментов, которые, однако, существенны не каждый в отдельности и не в механической своей совокупно-
сти, а в системе, образуемой их сочетанием и составляющей единство с содержанием произведения. От-
сюда – возможность замен и компенсаций в системе целого, открывающей для этого разнообразные пу-
ти. Таким образом, утрата отдельного элемента, не играющего организующей роли, может не ощущать-
ся на фоне единого целого, он как бы растворяется в этом целом или заменяется другими элементами,
иногда и не заданными оригиналом.
Отправным моментом для определения роли отдельного элемента в подлиннике, необходимости
точной его передачи, а так же возможности или закономерности его пропуска или замены является со-
отношение содержания и формы в их единстве".
Итак, компенсация – это замена непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в
соответствии с общим идейно- художественным характером подлинника и там, где это представляется
удобным по условиям русского языка.
Рецкер Я.И. различает два вида компенсации:
? семантическая;
? сплошная.
Семантическая компенсация часто применяется для восполнения пробелов, вызванных так назы-
ваемой "безэквивалентной лексикой", т.е. реалиями.
В пьесе Голсуорси "Побег" неоднократно упоминается реалия Burbury – непромокаемый плащ, вы-
пускавшийся фирмой Бербери.
В переводе эта реалия, очень характерная для Англии 1920-х годов, всюду заменена макинтошем. Ис-
ключительно удачная замена, так как и эта реалия английская.
Переводчик передает ту же самую информацию каким-либо другим средством, причем необяза-
тельно в том же самом месте текста, что и в подлиннике.
Широко пользуется приемом компенсации Р. Райт-Ковалева в своем переводе повести Сэлинджера
"Над пропастью во ржи". Так, на первой же странице мы читаем:


My parents would have about two haemorrhages apiece if I told anything pretty personal about them.
У моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если бы я стал болтать про их
личные дела.
На первый взгляд может сложиться впечатление, что перевод этот не вполне эквивалентный, ибо

английские слова parents и tell имеют нейтральную стилистическую и регистровую характеристику, в то

время как русские "предки" (в значении "родители") и "болтать" относятся к фамильярному и неприну-

жденному регистру.

He made a speech that lasted about ten hours. Он отгрохал речь часов на десять.

Между тем, данный перевод, как и все подобные случаи, следует считать вполне эквивалентным.

Дело в том, что употребление маркированных по стилю и регистру слов "предки, болтать, отгрохать" и

другие является здесь ничем иным, как компенсацией, которая восполняет потерю соответствующей

стилистической и регистровой характеристики в других местах переводимого текста.




If there is one thing I hate ,it’s the movies. Если я что ненавижу, так это кино.




Английское слово "movies" относится к непринужденному регистру, однако в русском языке нет

слов, которые совпадали бы с ними как по референциальному, так и по грамматическому значению. По-

этому переводчица была вынуждена передать его при помощи нейтрального "кино".

Такого рода потеря информации (замена стилистически маркированных слов нейтральными) про-

исходит неоднократно на протяжении всего текста перевода и требует компенсации, к которой перево-

дчица и прибегает с целью эквивалентной передачи стилистической и регистровой характеристики все-

го текста в целом.




You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said "he don’t" and "she don’t" and

stuff like that.
Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорят "хочут" и "хочете", и

все в таком роде.




Как видно из примеров, компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать

чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлин-

ника – диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, иг-

ру слов, а так же при передаче прагматических значений, когда не всегда можно найти прямое соответ-

ствие единице ИЯ в системе ПЯ.

Прием компенсации четко иллюстрирует положение: эквивалентность перевода обеспечивается не

на уровне элементов текста, а всего переводимого текста в целом. Существуют непереводимые частно-

сти, но нет непереводимых текстов.

ПЕРЕВОД БЕЗЭКВИВАЛЕНТНОЙ ЛЕКСИКИ




Под безэквивалентной лексикой имеются в виду лексические единицы (слова и устойчивые слово-
сочетания) одного из языков, которые не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексиче-
ских единиц другого языка.
Термин "безэквивалентная лексика" употребляется только в смысле отсутствия соответствия той
или иной лексической единицы в словарном составе другого языка. Но неправильно было бы понимать
этот термин в смысле "невозможности перевода" данной лексики.
Любой язык в принципе может выразить любое понятие: отсутствие в словарном составе языка
специального обозначения для кого-либо понятия в виде слова или устойчивого словосочетания не оз-
начает невозможности выразить это понятие средствами данного языка. Хотя в системе языка данный
знак отсутствует, его содержание всегда может быть передано в речи в конкретном тексте при помощи
целого ряда средств.
Безусловно, перевод лексики, не имеющей соответствия в ПЯ, представляет собой определенную
трудность, но трудность эта вполне преодолима.
Из практики перевода известны следующие способы передачи безэквивалентной лексики.
1. Переводческая транслитерация и транскрипция
Транслитерация – это передача средствами ПЯ графического (буквенного) состава слова ИЯ, а
транскрипция – это передача звуковой формы буквами ПЯ. Эти способы применяются при передаче
иноязычных имен собственных, географических наименований и названий разного рода компаний,
фирм, пароходов, гостиниц, газет, журналов.
В русских газетах встречаются следующие транскрипции и транслитерации американских торговых
и промышленных компаний:
"Дженерал моторс"
"Бэнк оф Америка"
"Дженерал электрик компани".
Этот способ широко применяется при передаче реалий; он особенно распространен в общественно-
политической литературе и публицистике как переводной, так и оригинальной, но описывающей жизнь
и события за рубежом. На страницах нашей прессы в последнее время стали встречаться следующие
транскрипции английских слов и словосочетаний, не имеющих эквивалентов в русской лексике:
Drive-in – драйв-ин
Teach-in – тич-ин
Drugstore – драг-стор
Public school – паблик скул
Know-how – ноу хау
Impeachment – импичмент


В английской общественно-политической литературе можно встретить такие транслитерации рус-
ских реалий, как:


Agitprop, sovkhoz, technicum.


В практике перевода в свое время наблюдалась тенденция к широкому применению транслитерации
и транскрипции при передаче иноязычных реалий, которая часто переходила в злоупотребление этим
приемом. Критикуя такого рода злоупотребления переводческой транскрипцией в переводах произве-
дений Диккенса, выходивших в свет в тридцатых годах, известный переводчик и литературовед И.А.
Кашкин иронически писал: "Здоровая тенденция разумного приближения к фонетической точности на-
писания здесь переходит в свою противоположность…".
К общепринятым напиткам: джину, грогу, пуншу, элю навязываются еще: холендс, клерет, порт, тоди,
хок, стаут, нигес, джулит, флип и т.д.
Точно так же к издавна известным кэбам, фаэтонам, кабриолетам, шарабанам пристраиваются: гиги,
шезы, полюдоры, брумы, беруши, хепсомы и прочие.
В настоящее время прием транслитерации и транскрипции при переводе художественной литерату-
ры используется гораздо реже, чем прежде. Это вполне обосновано – передача звукового или буквенно-
го облика иноязычной лексической единицы не раскрывает ее значения, и такого рода слова читателю,
не знающему ИЯ, остаются непонятными без соответствующих пояснений. Поэтому указанным прие-
мом при передаче иноязычных реалий следует пользоваться весьма разумно.
2. Калькирование
Этот прием заключается в передаче безэквивалентной лексики ИЯ при помощи замены ее со-
ставных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их прямыми лексическими
соответствиями в ПЯ.


Grand – большое жюри
jury
Backben – заднескамеечник
cher
Brain – утечка мозгов
drain



Как транскрипция и транслитерация, так и калькирование не всегда раскрывают читателю, не-
знакомому с ИЯ, значение переводимого слова или устойчивого словосочетания. Причины этого в
том, что сложные составные слова и устойчивые словосочетания, при переводе которых калькирова-
ние используется чаще всего, нередко имеют значение, неравное сумме значений их компонентов, а
поскольку при калькировании используются эквиваленты именно этих компонентов, значение всего
лексического образования в целом может остаться нераскрытым. Так, неподготовленному читателю
слово "заднескамеечник" вряд ли скажет что-нибудь без развернутых пояснений.
3. Описательный (разъяснительный) перевод
Этот способ передачи безэквивалентной лексики заключается в раскрытии значения лексической
единицы ИЯ, при помощи развернутых словосочетаний, раскрывающих существенные признаки обо-
значаемого данной лексической единицей явления, т.е. по сути дела, при помощи ее дефиниции (оп-
ределения) на ПЯ.
Вот несколько примеров описательного перевода английской безэквивалентной лексики на рус-
ский язык:


landslide – победа на выборах с большим перевесом голосов
whistle stop speech – агитационное выступление кандидата во время остановки поезда
bull – спекулянт, играющий на повышении биржевых ценностей
bear –спекулянт, играющий на понижении биржевых ценностей
coroner – следователь, производящий дознание в случае насильственной или скоропостижной
смерти
floorer – сильный удар, сшибающий с ног, (в переносном смысле) озадачивающий вопрос, труд-
ная задача.


В художественной литературе в переводе романа "Над пропастью во ржи" – The Catcher in the
Rye. – переводчик выбирает следующий вариант: I used to caddy once in a while. Я ей носил палки для
гольфа.
Приведем несколько случаев описательного перевода при передаче на английский язык русской
безэквивалентной лексики:


щи – cabbage soup
борщ – beetroot and cabbage soup, borschch
пожарище – site of a recent fire, charred ruins
погорелец – a person who has lost all his possessions in a fire
агитпункт – voter education center
дружинники – public order volunteers



Нетрудно заметить, что описательный перевод, хотя он и раскрывает значение исходной безэк-
вивалентной лексики имеет тот серьезный недостаток, что он обычно оказывается весьма громозд-
ким и неэкономным. Поэтому, хотя он является обычным средством передачи значений безэквива-
лентной лексики в двуязычных словарях, при переводе текстов, особенно художественных, его при-
менение не всегда возможно, как применение транскрипции и калькирования. Часто переводчики
прибегают к сочетанию двух приемов – транскрипции или калькирования и описательного перевода,
давая его в сносках и в комментарии. Это дает возможность сочетать краткость и экономность
средств выражения, свойственных транскрипции и калькированию, с раскрытием семантики данной
единицы, достигаемой через описательный перевод: разъяснив однажды значение данной единицы,
переводчик в дальнейшем может использовать транскрипцию или кальку, смысл которой уже будет
понятен читателю.
Так, в статье Ю. Харламова "Рай для банкиров" дается транскрипция английского термина
holding company как "холдинг-компания", вслед за чем в скобках приводится объяснительный пере-

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>