стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.


Рекомендовано Советом по правоведению Учебно-методического объединения университетов РФ в качестве учебника для юридических вузов

Коллектив авторов

Зубкова В.И., кандидат юридических наук, доцент - гл. II;
Комиссаров В.С., доктор юридических наук, профессор - гл. III, _ 1-4 гл. IV;
Леонтьев Б.М., доктор юридических наук, профессор - гл. I;
Матвеева А.А., кандидат юридических наук, ассистент - гл. VII;
Ткачевский Ю.М., доктор юридических наук, профессор - _ 5 гл. IV;
Тяжкова И.М., кандидат юридических наук, доцент - гл. V, VI.

Рецензенты:

кафедра уголовного права и криминологии Московского института МВД РФ;
доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета Красноярского государственного университета А.С.Горелик

Учебник выполнен в соответствии с утвержденной уголовно-правовой секцией Учебно-методического объединения университетов РФ по правоведению программой по дисциплине "Уголовное право". В нем содержится научно-практическое исследование Уголовного кодекса России 1996 г. с использованием практики его применения. Вместе с тем в учебнике излагается краткая история отечественного уголовного законодательства XX в. Интернационализация уголовно-правовых отношений и интеграция системы противостояния международной преступности обусловили более обстоятельный сравнительный анализ российского и зарубежного уголовного права

Учебник состоит из пяти томов. Первые два тома посвящены Общей части уголовного права. В первом исследуются уголовный закон и преступление. Во втором - наказание, освобождение от него, иные меры уголовно-правового характера. Третий, четвертый и пятый тома посвящены Особенной части

Предназначается для студентов, слушателей спецотделений и курсов по повышению квалификации работников правоохранительных органов, аспирантов, адъюнктов, преподавателей юридических вузов


Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть

Глава I. Преступления в сфере экономической деятельности
_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений в сфере
экономической деятельности
_ 2. История развития законодательства об ответственности
за преступления в сфере экономической деятельности
_ 3. Преступления, посягающие на установленный порядок осуществления
предпринимательской деятельности
_ 4. Преступления, посягающие на финансовые интересы государства
и других субъектов экономической деятельности
_ 5. Преступления, посягающие на интересы кредиторов
_ 6. Преступления, посягающие на установленный порядок
внешнеэкономической деятельности
_ 7. Преступления, посягающие на установленный порядок обращения
(оборота) валютных ценностей
_ 8. Преступления, посягающие на материальные и иные блага
потребителей
Глава II. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных
организациях
_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против
интересов службы в коммерческих и иных организациях
_ 2. История развития законодательства о преступлениях против
интересов службы в коммерческих и иных организациях
_ 3. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие
функции в коммерческих и иных организациях
_ 4. Преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов
деятельности
Глава III. Преступления против общественной безопасности
и общественного порядка
_ 1. Понятие, общая характеристика и система преступлений против
общественной безопасности и общественного порядка
_ 2. Понятие, общая характеристика и система преступлений против
общественной безопасности
_ 3. Краткий исторический очерк развития законодательства
об ответственности за преступления, посягающие на общественную
безопасность
_ 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности.
Характеристика отдельных видов преступлений против общественной
безопасности
_ 5. Преступления против общественного порядка
_ 6. Преступления, связанные с нарушением специальных правил
безопасности
_ 7. Преступления, нарушающие установленные правила обращения
с общеопасными предметами
Глава IV. Пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной
нpавственности
_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против здоровья
населения и общественной нравственности
_ 2. История развития законодательства об ответственности
за преступления против здоровья населения и общественной
нравственности
_ 3. Пpеступления пpотив здоpовья населения, сопряженные с незаконным
оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих
или ядовитых веществ
_ 4. Иные преступления против здоровья населения
_ 5. Преступления против общественной нравственности
Глава V. Экологические преступления
_ 1. Понятие, общая характеристика и виды экологических преступлений
_ 2. История развития законодательства об ответственности
за экологические преступления
_ 3. Общие экологические преступления
_ 4. Специальные экологические преступления
_ 5. Посягательства на землю и ее недра
_ 6. Преступления, посягающие на животный мир (фауну)
_ 7. Посягательства на растительный мир
Глава VI. Преступления против безопасности движения и эксплуатации
транспорта
_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против
безопасности движения и эксплуатации транспорта
_ 2. История развития законодательства о преступлениях против
безопасности движения и эксплуатации транспорта
_ 3. Преступления, непосредственно связанные с нарушением правил
безопасности движения и эксплуатации транспорта
_ 4. Иные преступления в сфере функционирования транспорта
Глава VII. Преступления в сфере компьютерной информации
_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений в сфере
компьютерной информации
_ 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации

Глава I. Преступления в сфере экономической деятельности

_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений в сфере экономической деятельности

Уголовная ответственность за преступления в сфере экономической деятельности предусмотрена нормами, объединенными в гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности" разд. VIII "Преступления в сфере экономики" Уголовного кодекса РФ 1996 г. В ранее действовавшем законодательстве эти преступления именовались хозяйственными.
В уголовно-правовой литературе справедливо отмечается, что название гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности" не отражает сути общественных отношений, защищаемых данными нормами уголовного закона. В сфере экономической деятельности можно совершить хищение, служебное преступление и др. В названиях подавляющего большинства глав Особенной части Кодекса зафиксирован объект преступной деятельности, а не сфера этой деятельности: "Преступления против:" То же самое следовало отразить в названии гл. 22 УК 1996 г., как, в частности, это сделано в названии соответствующей гл. 29 Модельного Уголовного кодекса для государств-участников Содружества Независимых Государств, принятого 17 февраля 1996 г. Межпарламентской Ассамблеей СНГ, - "Преступления против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности"*(1).
Формирование новых экономических, рыночных отношений, поощрение предпринимательства, возникновение многоукладной экономики предопределили задачу пересмотра законодательства о так называемых хозяйственных преступлениях.
Одни общественные отношения в сфере экономической деятельности были взяты под уголовно-правовую охрану, а другие из-под такой охраны выведены. Так, в Уголовном кодексе 1996 г. введены нормы об уголовной ответственности за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, регистрацию незаконных сделок с землей, незаконную банковскую деятельность, лжепредпринимательство, легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, незаконное получение кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения, нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм, заведомо ложную рекламу, незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии), изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов, неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство.
Вместе с тем по Уголовному кодексу 1996 г. перестали быть преступными получение незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения, незаконный отпуск бензина или других горюче-смазочных материалов, нарушение правил торговли, нарушение государственной дисциплины цен, изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки, занятие запрещенными видами индивидуальной трудовой деятельности и др.
В Уголовном кодексе 1996 г. гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности" освобождена от близких общественно опасных деяний, посягающих на другие объекты. Так, преступления против природных богатств, содержащиеся прежде в гл. VI "Хозяйственные преступления" Особенной части Кодекса РСФСР 1960 г., выделены впервые в самостоятельную гл. 26 "Экологические преступления", которая вошла в разд. IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" Кодекса РФ 1996 г.
В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности. Вместе с тем не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст. 8 и 34 Конституции РФ).
Общественная опасность преступлений в сфере экономической деятельности заключается в том, что в результате таких посягательств причиняется или создается реальная возможность причинения существенного ущерба экономическим интересам государства, а также иным субъектам, связанным с экономической деятельностью.
Любое преступление в сфере экономической деятельности - воспрепятствование законной предпринимательской деятельности или незаконное предпринимательство, монополистические действия и ограничение конкуренции или изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, контрабанда или уклонение от уплаты налогов, обман потребителей и т.д. - в той или иной степени представляет собой посягательство на экономические интересы государства и иных субъектов, связанных с экономической деятельностью. Именно это свойство следует иметь в виду при отграничении рассматриваемых преступлений от преступлений против собственности, которые хотя и нарушают в определенных случаях интересы экономической деятельности, однако имеют иной объект - частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности.
Уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за рассматриваемые преступления, охраняют совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности. Объединяя эти преступления в гл. 22 разд. VIII "Преступления в сфере экономики", законодатель тем самым считает, что родовым объектом преступлений, составы которых описаны в этом разделе, является экономика, понимаемая как совокупность производственных (экономических) отношений по поводу производства, обмена, распределения и потребления материальных благ*(2).
В теории уголовного права выделяется также видовой объект. Видовым объектом принято считать общественные отношения (интересы), на которые посягают преступления, нормы об ответственности за совершение которых помещены в пределах одной главы Кодекса. Применительно к преступлениям, описанным в гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности", видовой объект может быть определен как установленный государством порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Объективная сторона рассматриваемых преступлений представляет собой общественно опасные деяния (действие или бездействие), состоящие в нарушении установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Этот порядок регламентируется федеральными законами, прежде всего Гражданским кодексом РФ, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, нормативными актами министерств и ведомств.
Законодательная конструкция объективных признаков конкретных преступлений в данной сфере деятельности носит различный характер. Так, для констатации оконченного состава некоторых преступлений требуется наступление определенных общественно опасных последствий (например, при незаконном предпринимательстве, лжепредпринимательстве, незаконном получении кредита, заведомо ложной рекламе). В других случаях для оконченного состава преступления не требуется наступления общественно опасных последствий, достаточно самого факта действия или бездействия, образующих объективную сторону конкретного преступления (например, при воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности, регистрации незаконных сделок с землей и др.). Диспозиции ряда норм (например, ст. 174, 178, 181, 191 УК), определяющих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, являются бланкетными. Поэтому для уяснения признаков состава преступления необходимо обращаться к другим нормативным актам (например, к гражданскому законодательству, постановлениям Правительства, инструкциям и т.д.). При применении таких норм важно установить наличие нарушения предписания уголовного закона и иного нормативного акта.
Отдельные диспозиции статей построены так, что общественно опасные правонарушения признаются уголовно наказуемыми лишь при наличии определенных условий. Так, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности наказуемо в уголовном порядке только после вступления в законную силу соответствующего судебного акта (ст. 177); незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, наказуемы при условии установления в отношении перечисленных предметов специального экспортного контроля (ст. 189); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы, преступно, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 190).
Субъективная сторона всех рассматриваемых преступлений выражается в умышленной вине. Неосторожные посягательства на установленный порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности не являются преступными.
Субъектом преступления могут быть должностные и иные (частные) лица, достигшие к моменту совершения преступления 16 лет. Содержание понятия "должностное лицо" раскрывается в п. 1 примечания к ст. 285 УК.
Таким образом, преступления в сфере экономической деятельности - это такие предусмотренные уголовным законом посягательства на экономические интересы, которые заключаются в умышленных нарушениях должностными или иными лицами законодательно установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
В юридической литературе даются и другие определения преступлений в сфере экономической деятельности. Так, по мнению Б.В.Яцеленко, преступлениями в сфере экономической деятельности "являются предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг"*(3). Н.А.Лопашенко такими преступлениями признает "предусмотренные уголовным законом умышленные общественно опасные деяния, совершаемые в любой форме собственности, посягающие на общественные отношения по реализации принципов осуществления экономической деятельности"*(4). Была выдвинута точка зрения, согласно которой преступления в сфере экономической деятельности - это "общественно опасные деяния, посягающие на общественные отношения производства, распределения, обмена и потребления материальных и иных благ"*(5).
Авторы приведенных определений главное внимание уделяют объекту посягательства. Но объект преступления, имеющий решающее значение при формулировании того или иного понятия преступления, не является единственным элементом понятия. Понятие "преступления в сфере экономической деятельности" должно включать не только объект посягательства, но и объективные признаки, с тем чтобы отразить общественную опасность и особенность этих преступлений.
В юридической литературе имеются различные суждения относительно классификации (системы) норм, регламентирующих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности. Так, по сферам совершения строит систему преступлений Б.В.Яцеленко, предлагая следующую их систему: 1) преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 169-175, 178-180, 182-184, 195-197); 2) преступления в денежно-кредитной сфере (ст. 176, 177, 181, 185-187); 3) преступления в сфере финансовой деятельности государства (ст. 188-194, 198, 199); 4) преступления в сфере торговли и обслуживания населения (ст. 200)*(6).
Г.П.Новоселов и Т.Ю.Погосян в основу системы преступлений в сфере экономической деятельности положили субъекта и способ совершения деяния, выделяя соответственно преступления: совершаемые должностными лицами (ст. 169, 170); путем незаконного использования прав на осуществление экономической деятельности (ст. 171-173); с использованием незаконно приобретенного, полученного или удерживаемого имущества (ст. 174-177); с использованием монопольного положения на рынке или принуждения (ст. 178, 179); с использованием обмана или подкупа (ст. 180-184); путем злоупотреблений при выпуске ценных бумаг либо изготовления или сбыта поддельных денег, ценных бумаг, кредитных, расчетных карт или иных платежных документов (ст. 185-187); с использованием прав участника внешнеэкономической деятельности (ст. 188-190); путем незаконного обращения с валютными ценностями (ст. 191-193); путем уклонения от имущественных обязательств (ст. 194-200)*(7).
Более обоснована позиция тех исследователей, которые классифицируют нормы, регламентирующие ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, с учетом особенностей непосредственных объектов. На этой основе было разработано несколько систем рассматриваемых преступлений. Так, Л.Д.Гаухман на основании непосредственного объекта все преступления в данной сфере деятельности классифицирует на преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности в сфере: 1) финансов; 2) предпринимательства; 3) распределения материальных и иных благ; 4) потребления материальных и иных благ; 5) внешнеэкономической деятельности*(8).
Б.В.Волженкин выделяет следующие группы преступлений в сфере экономической деятельности:
1. Преступления должностных лиц, нарушающие установленные Конституцией РФ и федеральными законами гарантии осуществления экономической, в том числе предпринимательской, деятельности, права и свободы ее участников: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности - ст. 169, регистрация незаконных сделок с землей - ст. 170.
2. Преступления, нарушающие общие принципы установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности: незаконное предпринимательство - ст. 171; незаконная банковская деятельность - ст. 172; лжепредпринимательство - ст. 173; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, - ст. 174; приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, - ст. 175.
3. Преступления против интересов кредиторов: незаконное получение кредита - ст. 176; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности - ст. 177; неправомерные действия при банкротстве - ст. 195; преднамеренное банкротство - ст. 196; фиктивное банкротство - ст. 197.
4. Преступления, связанные с проявлением монополизма и недобросовестной конкуренции: монополистические действия и ограничение конкуренции - ст. 178; принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения - ст. 179; незаконное использование товарного знака - ст. 180; заведомо ложная реклама - ст. 182; незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, - ст. 183; подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов - ст. 184.
5. Преступления, нарушающие установленный порядок обращения денег и ценных бумаг: злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) - ст. 185; изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг - ст. 186; изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов - ст. 187.
6. Преступления против установленного порядка внешнеэкономической деятельности (таможенные преступления): контрабанда - ст. 188; незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, - ст. 189; невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран - ст. 190; уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, - ст. 194.
7. Преступления против установленного порядка обращения валютных ценностей (валютные преступления): незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга - ст. 191; нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней - ст. 192; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте - ст. 193.
8. Преступления против установленного порядка уплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (налоговые преступления): уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды - ст. 198; уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций - ст. 199.
9. Преступления против прав и интересов потребителей: обман потребителей - ст. 200; нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм - ст. 181*(9).
Б.В.Волженкин, в целом удачно классифицируя рассматриваемые преступления по группам с учетом непосредственного объекта посягательства, некоторые группы преступных посягательств выделяет в зависимости от субъекта посягательств (первая группа - "должностные лица") или от "проявлений монополизма и недобросовестной конкуренции" (четвертая группа).
С учетом объекта преступного посягательства преступления в сфере экономической деятельности прежде всего могут подразделяться на посягательства против установленного порядка осуществления:
1) предпринимательской деятельности;
2) иной экономической деятельности.
К первой группе относятся преступления, предусмотренные ст. 169 УК (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности); ст. 170 УК (регистрация незаконных сделок с землей); ст. 171 УК (незаконное предпринимательство); ст. 171.1 УК (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции); ст. 172 УК (незаконная банковская деятельность); ст. 173 УК (лжепредпринимательство); ст. 174 УК легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем); ст. 174.1 УК (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления); ст. 175 УК (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем).
Во вторую группу включаются все остальные преступления, предусмотренные в гл. 22 УК РФ, в том числе: незаконное получение кредита (ст. 176 УК); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК); заведомо ложная реклама (ст. 182 УК); изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК); контрабанда (ст. 188 УК); незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК) и др.
В свою очередь, вторую группу преступлений с учетом непосредственного объекта посягательства можно подразделить на преступления, посягающие на:
1) финансовые интересы государства и других субъектов экономической деятельности. К ним относятся: уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды - ст. 198 УК; уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций - ст. 199 УК; уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица - ст. 194 УК; злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) - ст. 185 УК; изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг - ст. 186 УК; изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов - ст. 187 УК;
2) интересы кредиторов: незаконное получение кредита - ст. 176 УК; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности - ст. 177 УК; неправомерные действия при банкротстве - ст. 195 УК; преднамеренное банкротство - ст. 196 УК; фиктивное банкротство - ст. 197 УК;
3) установленный порядок внешнеэкономической деятельности: контрабанда - ст. 188 УК; незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники - ст. 189 УК; невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран - ст. 190 УК;
4) установленный порядок обращения (оборота) валютных ценностей: незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга - ст. 191 УК; нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней - ст. 192 УК; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте - ст. 193 УК;
5) материальные и иные блага потребителей: обман потребителей - ст. 200 УК; монополистические действия и ограничение конкуренции - ст. 178 УК; принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения - ст. 179 УК; незаконное использование товарного знака - ст. 180 УК; нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм - ст. 181 УК; заведомо ложная реклама - ст. 182 УК; незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, - ст. 183 УК; подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов - ст. 184 УК.
Таким образом, система преступлений в сфере экономической деятельности представляет собой определенный системный комплекс уголовно-правовых норм, направленных на охрану законно установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности от преступных посягательств.
Определенный интерес представляет решение вопроса о системе норм, регламентирующих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности в новых уголовных кодексах государств-участников СНГ.
Переход этих государств к рыночной многоукладной экономике, признание равноправия всех форм собственности, развитие не запрещенной законом предпринимательской деятельности, поощрение конкуренции, ограничение государственного вмешательства в экономическую (хозяйственную) деятельность - все это определило сходные подходы государств-участников СНГ к реформированию законодательства, определяющего круг уголовно наказуемых деяний в сфере экономической деятельности.
В законодательстве этих государств отразилось стремление законодателей защитить честного предпринимателя и вместе с тем наиболее полно регламентировать ответственность за недобросовестное предпринимательство, причиняющее вред потребителям, другим хозяйствующим субъектам или обществу в целом.
В Уголовном кодексе Узбекистана 1995 г. преступления в сфере экономической деятельности помещены в двух главах "Преступления против основ экономики" (гл. XII) и "Преступления в сфере хозяйственной деятельности" (гл. XIII). К преступлениям против основ экономики относятся: заключение сделки вопреки интересам Республики Узбекистан (ст. 175); изготовление, сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 176); незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей (ст. 177); сокрытие иностранной валюты (ст. 178); лжепредпринимательство (ст. 179); лжебанкротство (ст. 180); сокрытие банкротства (ст. 181); нарушение таможенного законодательства (ст. 182); нарушение антимонопольного законодательства (ст. 183); уклонение от уплаты налогов или других платежей (ст. 184); нарушение правил сдачи драгоценных металлов или камней (ст. 185).
Преступлениями в сфере хозяйственной деятельности являются: выпуск или реализация недоброкачественной продукции (ст. 186); обман покупателей или заказчиков (ст. 187); незаконная торговля или посредническая деятельность (ст. 188); нарушение правил торговли или оказания услуг (ст. 189); занятие деятельностью без лицензии (ст. 190); незаконное собирание, разглашение или использование информации (ст. 191); дискредитация конкурента (ст. 192).
В Уголовном кодексе Республики Узбекистан содержится значительное число норм, аналогичных нормам, закрепленным в Уголовном кодексе РФ. Вместе с тем в него включены нормы, неизвестные кодексу РФ, например, об ответственности за заключение сделки вопреки интересам Республики Узбекистан (ст. 175); нарушение правил торговли или оказания услуг (ст. 189); дискредитацию конкурента (ст. 192). В системе преступлений в сфере экономической деятельности имеются и некоторые особенности. Так, узбекский законодатель включил ст. 243 УК, регламентирующую ответственность за легализацию доходов, полученных от преступной деятельности, в гл. 27 "Преступления против общественной безопасности".
Уголовный кодекс Республики Казахстан в главе "Преступления в сфере экономической деятельности" содержит довольно много преступлений, известных Уголовному кодексу РФ. Вместе с тем казахский законодатель включил в эту главу дополнительно статьи, устанавливающие ответственность за: злостное нарушение установленного порядка проведения публичных торгов и аукционов (ст. 197); внесение в реестр держателей ценных бумаг заведомо ложных сведений (ст. 203); представление заведомо ложных сведений об операциях с ценными бумагами (ст. 204); подделку и использование марок акцизного сбора (ст. 208); нарушение правил бухгалтерского учета (ст. 218); представление заведомо ложных сведений о банковских операциях (ст. 219); незаконное использование денежных средств банка (ст. 220); получение незаконного вознаграждения (ст. 224).
Уголовный кодекс Кыргызской Республики 1997 г. в главе "Преступления в сфере экономической деятельности", по существу, воспринял все составы преступлений в сфере экономической деятельности, содержащиеся в соответствующей гл. 22 УК РФ. Вместе с тем в названной главе Кодекса Кыргызстана содержится ряд преступлений, неизвестных Кодексу РФ, например: нарушение правил бухгалтерского учета (ст. 187); злостное нарушение порядка проведения публичных торгов или аукционов (ст. 189); нарушение метрологических правил (ст. 196); изготовление, хранение, сбыт и использование поддельных акцизных марок (ст. 199); производство, хранение, импорт и реализация продукции, подлежащей обязательному акцизному обложению без акцизных марок (ст. 200); производство, сбыт спирта и спиртосодержащих напитков без лицензии (ст. 201); производство, хранение, сбыт недоброкачественного спирта и спиртосодержащих напитков (ст. 202); невозвращение из-за границы материальных ценностей (ст. 205); неисполнение законных требований налоговых служб и противодействие им (ст. 214); незаконное предоставление или получение финансовых льгот (ст. 215).
В Уголовном кодексе Республики Кыргызстан специально оговаривается ответственность за уклонение от уплаты налога не только гражданина (ст. 211), но и должностных лиц хозяйствующих субъектов (ст. 213), а также частного предпринимателя (ст. 212).
Уголовный кодекс Республики Таджикистан 1998 г. в основном воспринял систему преступлений в сфере экономической деятельности, изложенную в гл. 22 УК РФ. В соответствии с гл. 27 УК Республики Таджикистан к числу преступлений в сфере экономической деятельности, в частности, относятся: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 258); незаконное предпринимательство (ст. 259); лжепредпринимательство (ст. 260); регистрация незаконных сделок с землей (ст. 261); легализация (отмывание) денежных средств либо иного имущества, полученных противозаконным путем (ст. 263) и др. Из числа преступлений, неизвестных Кодексу РФ, можно выделить злостное нарушение правил бухгалтерского учета (ст. 272) и злостное нарушение порядка проведения публичных торгов или аукционов (ст. 275).
Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 г. в гл. 25 "Преступления против порядка осуществления экономической деятельности" содержит значительное число норм, закрепленных в Кодексе РФ. Вместе с тем в этой главе имеются нормы, неизвестные российскому Кодексу, например: ст. 224 - незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь; ст. 237 - выманивание кредита или дотаций; ст. 251 - срыв публичных торгов; ст. 256 - спекуляция; ст. 260 - нарушение правил торговли.
Модельный Уголовный кодекс стран СНГ в гл. 29 "Преступления против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности" в основном содержит составы преступлений, изложенные в гл. 22 УК РФ. Из числа составов преступлений, отсутствующих в Кодексе РФ, можно выделить злостное нарушение правил бухгалтерского учета и злостное нарушение порядка проведения публичных торгов и аукционов.
Новое оригинальное решение ответственности за контрабанду закреплено в Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ с учетом специфики объекта посягательства. В нем различаются:
1) контрабанда как преступление против общественной безопасности, когда предметом незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации являются наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые и другие опасные вещества, вооружение, военная техника, оружие массового поражения и другие опасные вещества, средства или предметы;
2) экономическая контрабанда как преступление против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, когда предметом незаконного перемещения через таможенную границу являются другие товары и предметы.
Законодатели некоторых государств-участников СНГ, восприняв рекомендации Модельного Уголовного кодекса, выделили в кодексах своих республик два вида контрабанды. Так, в Уголовном кодексе Республики Узбекистан контрабанда подразделяется на два вида: как преступление против общественной безопасности (ст. 246) и экономическая контрабанда, определяемая как нарушение таможенного законодательства (ст. 182), которая относится к "преступлениям против основ экономики".
Уголовный кодекс Республики Казахстан также предусматривает контрабанду двух видов: контрабанда изъятых из обращения предметов, а также предметов, обращение которых ограничено, отнесена к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (ст. 250); контрабанда других товаров и предметов считается экономической контрабандой (ст. 209) и относится к преступлениям в сфере экономической деятельности.

_ 2. История развития законодательства об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности

Российское законодательство на протяжении всей истории своего развития предусматривало ответственность за преступления в сфере экономической деятельности.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г., а также Уголовное уложение 1903 г. содержали достаточно широкий перечень статей с описанием конкретных составов рассматриваемых преступлений, которые включались в различные разделы Особенной части.
Так, разд. 7 Уложения о наказаниях "О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны" включал главу "О нарушении уставов монетных", которая состояла из двух отделений: 1. "О подделке и уменьшении достоинства монеты, противозаконном переливе, привозе и вывозе оной" и 2. "О подделке государственных кредитных бумаг". За подделку "монеты золотой, серебряной, платиновой и медной российского чекана, хотя бы и в настоящем оной достоинстве", виновные подвергались лишению всех прав состояния и ссылке "в каторжную работу" на срок от восьми до десяти лет (ст. 556). При этом если означенное в ст. 556 Уложения преступление было совершено "лицом, которое было употребляемо правительством к приготовлению монеты или к надзору за приготовлением оной", то виновный приговаривался к лишению всех прав состояния и к ссылке на каторжную работу сроком от десяти до двенадцати лет. Такому же наказанию подвергались виновные в подделке монеты российского чекана из похищенных с горных, казенных или частных заводов золота, платины или серебра, хотя бы "сия монета была и настоящего достоинства" (ст. 557). За подделку монеты иностранного чекана, хотя бы и в настоящем ее достоинстве, виновные подвергались лишению всех прав состояния и ссылке на каторжную работу сроком от четырех до шести лет (ст. 558).
Особо предусматривалась ответственность лиц, которые принимали какое-либо участие в подделке монеты или же заведомо делали, доставляли или покупали штемпели, формы и другие орудия "для сей подделки" (ч. 1 ст. 559 Уложения о наказаниях). При этом среди статей об ответственности за подделку монеты содержалась норма поощрительного характера. В соответствии с ч. 2 ст. 559 Уложения те из участников в этом преступлении, "которые откроют правительству о своих соумышленниках и сим дадут средство обнаружить и пресечь преступные их действия, освобождаются от всякого наказания; имена их сохраняются в тайне".
В главе второй отделения первого Уложения о наказаниях содержались также нормы об ответственности лиц, которые, зная достоверно о подделке монеты, но без всякого в том участия, не довели о том до сведения правительства (ст. 560); об ответственности за переплавку российской монеты (ст. 561); за обрезание монеты и всякое другое с умыслом отнятие у нее настоящего веса (ст. 565); за посеребрение или позлащение или натирание ртутью или другим веществом какой-либо монеты, с намерением дать ей вид большей ценности (ст. 566); за выпуск в обращение заведомо поддельной монеты со знанием подделывателей (ч. 1 ст. 567); за передачу случайно полученной фальшивой монеты, по удостоверении в фальшивости ее, другому лицу, под видом настоящей (ч. 2 ст. 567) и т.д.
В главе второй Уложения о наказаниях отделения второго предусматривалась ответственность за подделку государственных кредитных билетов, билетов государственного казначейства, а равно и всяких билетов кредитных установлений, имеющих в общем обращении достоинство денег (ст. 571). При этом дифференцировалась ответственность в зависимости от способа подделки - механическими средствами или посредством рисования. Так, за подделку самой бумаги и рисунков механическими средствами, а равно и за превращение на банковских билетах настоящего достоинства их в высшую сумму, виновные подвергались наказанию, указанному в санкции ст. 556 Уложения за подделку монеты российского чекана - лишение всех прав состояния и ссылка на каторжную работу сроком от восьми до десяти лет (п. 1 ст. 571). Менее сурово преследовалась подделка означенных бумаг на простой бумаге посредством рисования. За такую подделку виновные подвергались лишению всех прав состояния и ссылке на каторжную работу сроком от шести до восьми лет (п. 2 ст. 571).
При определении постепенности наказаний за подделку государственных кредитных бумаг законодатель принимал в соображение большую или меньшую степень искусства в подделке и степень опасности, которой подвергается государственный кредит вследствие выпуска поддельных билетов. На этом основании способ подделки рисунка имел преимущественное значение, потому что от большей или меньшей скорости выполнения и степени совершенства в изображении на каждом отдельном листе рисунка зависит, с одной стороны, возможность заготовления большого количества фальшивых билетов, а с другой - большая вероятность удобного и безнаказанного сбыта их*(10).
В ч. 1 ст. 576 Уложения о наказаниях оговаривалась ответственность лиц за выпуск в обращение заведомо фальшивых государственных кредитных билетов, билетов государственного казначейства и всяких иных билетов кредитных установлений, имеющих в общем обращении достоинство денег. Такие лица подвергались наказанию как сообщники в подделке государственных кредитных бумаг.
Назначая наказание виновному в сбыте, как сообщнику подделки, по правилам ст. 576 Уложения, закон рассматривал, тем не менее, данное деяние как самостоятельное преступление*(11).
Специально оговаривалась ответственность лиц за подделку гербовой бумаги и гербовых марок (ст. 579), а также за выпуск или перевод заведомо поддельных гербовой бумаги или марок (ст. 580).
Множество статей с описанием составов преступлений в сфере экономической деятельности содержалось в гл. 2, 12, 13 и 14 разд. VIII Уложения "О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния". Так, в главе второй "О нарушении постановлений для обеспечения народного продовольствия" содержались нормы об ответственности должностных лиц за неимение в запасных магазинах, или нарочно устроенных для того ямах, или в скирдах хлеба в достаточном, согласно существующим постановлениям, количестве (ст. 901). Специально оговаривалась ответственность лиц, обязанных проверять запасные магазины и книги и наблюдать, чтобы прием, раздача и хранение хлебных запасов были производимы на законном основании, за всякое по сей части упущение и слабый контроль, а тем более за допущение каких-либо злоупотреблений и за участие в оных (ст. 910). В соответствии со ст. 913 Уложения о наказаниях наступала ответственность за стачку, сделку или другое соглашение торгующих к возвышению цен на предметы продовольствия. Лица, обязанные по закону иметь попечение об отвращении недостатка в предметах продовольствия или доносить о замеченном ими недостатке начальству, за неисполнение этого подвергались денежному взысканию (ст. 914).
В гл. XII Уложения о наказаниях содержались составы преступлений, регламентирующие ответственность за нарушение постановлений о кредите. В частности, предусматривалась ответственность за подделку билетов комиссии погашения долгов, государственного банка и контор его и вообще всех государственных установлений (ст. 1149), за подлог при займе из государственных или общественных и частных кредитных установлений (ст. 1151), за открытие частного банка без дозволения правительства или без соблюдения предписанных законом для этого правил (ст. 1152). Специально оговаривалась ответственность чиновников и должностных лиц государственных кредитных установлений, общественных и частных банков за нарушение банковской тайны (ст. 1157). За подделку билетов банков общественных и частных, учрежденных с разрешения и утверждения правительства, виновные подвергались лишению всех прав состояния и ссылке на каторжную работу сроком от шести до восьми лет.
В этой же главе Уложения о наказаниях рассматривались вопросы ответственности за злоупотребления, связанные с банкротством (ст. 1163-1168). Так, согласно ст. 1163 Уложения кто из лиц, производящих торговлю, будет предписанным для этого порядком изобличен в злонамеренном банкротстве, тот подвергался лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на время от четырех до пяти лет.
Н.С.Таганцев, комментируя ст. 1163 Уложения о наказаниях, обращал внимание на то, что "для признания лиц торгового сословия банкротами злостными достаточно изобличения их в неведении установленных торговых книг, а вовсе не требуется скрытия или истребления ими книг или совершения каких-либо иных подлогов или скрытия от кредиторов части своего имущества"*(12).
Специально оговаривалась ответственность лиц, производящих торговлю, за неосторожное банкротство. Согласно ст. 1165 Уложения, кто из лиц, производящих торговлю, был признан банкротом неосторожным, тот лишался прав торговли и, по требованию и усмотрению заимодавцев, заключался в тюрьму на время от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев.
Особо предусматривалась ответственность за злостное банкротство лиц, не производящих торговли. Закон признавал должником (банкротом) злостным, т.е. "таким, о ком доказано, что он, впавши в неоплатные долги, с умыслом, для избежания платежа их, перекрепил свое имение или передал его безденежно в другие руки, или же посредством подставных ложных заимодавцев, или иным способом скрыл действительно свое имение или часть его, во вред неудовлетворенных вполне заимодавцев" (ст. 1166 Уложения о наказаниях).
В Уложении значительное место занимали также нормы, регламентирующие ответственность за нарушения правил о производстве торговли, за нарушения постановлений в торговых обществах, товариществах и компаниях, за нарушения уставов фабричной и заводской промышленности и др. Так, предусматривалась ответственность за употребление торгующим весов или мер, не имеющих установленных клейм, хотя бы эти меры и весы были верны. За эти нарушения виновный подвергался денежному взысканию и, сверх того, изобличенному в этом нарушении более трех раз воспрещалось производить торговлю (ст. 1175). Таким же взысканиям подвергался и тот, кто был изобличен в употреблении хотя клейменных, но неверных весов или мер, если он виновен лишь в недосмотре. Когда же такие весы или меры были им употреблены с умыслом для обмана, то он сверх денежного взыскания подвергался наказанию, определенному за обмер и обвес, и лишался навсегда права на торговлю (ст. 1176).
Особо предусматривалась ответственность за стачку торговцев или промышленников для возвышения цены не только на предметы продовольствия, но и на другие необходимой потребности товары или для непомерного понижения цены, в намерении стеснить действия привозящих или доставляющих эти товары, а через это препятствовать и дальнейшему в большем количестве их привозу. Зачинщики таких противозаконных соглашений подвергались: заключению в тюрьме на время от четырех до восьми месяцев; а прочие, только участвовавшие в них, приговаривались, смотря по степени участия: или к аресту на время от трех недель до трех месяцев, или к денежному взысканию. Когда же от такой стачки происходил действительный недостаток в товарах первой необходимости и это было поводом к нарушению общественного спокойствия, то зачинщики приговаривались: к лишению некоторых особенных прав и преимуществ и к заключению в тюрьме на время от одного года и четырех месяцев до двух лет; а прочие виновные: к заключению в тюрьме на время от четырех до восьми месяцев (ст. 1180).
В Уложении о наказаниях предусматривалась ответственность и за некоторые другие преступления, в частности, за тайную, т.е. до предварительного донесения о том правительству, разработку золота, серебра и платины (ст. 592); за сокрытие при получении дозволительных свидетельств на производство золотого, серебряного или платинового промыслов причин, препятствующих по закону выдаче таких свидетельств (ст. 593); за учреждение без надлежащего разрешения завода, фабрики или мануфактуры (ст. 1346); за подделку чужого клейма или знака, прикладываемых с дозволения правительства к изделиям или произведениям мануфактур, фабрик или заводов (ст. 1354); за употребление на изделиях знака, установленного для ограждения права пользования рисунком или моделью без предварительной заявки рисунка или модели в предписанном для этого порядке (ст. 1356); за самовольное, без разрешения владельца, воспроизведение заявленных законным порядком рисунков или моделей (ст. 1357). Особо оговаривалась ответственность за разглашение коммерческой тайны. Согласно ст. 1355 Уложения о наказаниях: "Кто из людей, принадлежащих к фабрике, заводу или мануфактуре, огласит какое-либо содержимое в тайне и вверенное ему в виде тайны средство, употребляемое при изготовлении или отделке произведений тех фабрик, заводов или мануфактур, когда не было на сие положительного согласия тех, коим сия тайна принадлежит по праву и, следовательно, к ущербу их, тот подвергается за сие: заключению в тюрьме на время от четырех до восьми месяцев".
В Уголовном уложении 1903 г. нормы, регламентирующие ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, в основном сосредоточивались в гл. XVI "О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлею" (ст. 310-363), гл. XX "О подделке монеты, ценных бумаг и знаков" (ст. 427-436), гл. XXXIV "О банкротстве, ростовщичестве и иных случаях наказуемой недобросовестности по имуществу" (ст. 599-619)*(13).
Так, содержались нормы об ответственности за устройство завода, фабрики, аптеки или иного промышленного или торгового заведения без надлежащего разрешения (ст. 310); за открытие подписки на всякого рода ценные бумаги от имени не разрешенного к открытию торгового или промышленного общества или товарищества, за выпуск всякого рода ценных бумаг от имени общественного установления или торгового или промышленного общества или товарищества без надлежащего на выпуск таких бумаг разрешения (ст. 324); за производство страховых операций от имени не имеющего надлежащего разрешения страхового общества (ст. 325); за изготовление или хранение для продажи поддельного пробирного клейма, изменение наложенного пробирным установлением клейма в более высокое (ст. 351).
Особо предусматривалась ответственность промышленников и торговцев за различные злоупотребления, связанные с нарушением интересов потребителей, в частности, за хранение для продажи или употребление в торговле или в своем промысле весов или меры: 1) неверных; 2) воспрещенных к употреблению в торговле вообще или для производимого рода торговли; 3) без установленного клейма (ст. 363).
Устанавливалась суровая и при этом дифференцированная ответственность за подделку монеты, ценных бумаг и знаков в зависимости от способа и предмета подделки. Так, согласно ст. 127 Уголовного уложения 1903 г. виновный в подделке: 1) российской монеты, хотя бы и из металла узаконенной для нее пробы, или государственного кредитного билета; 2) российских государственной процентной бумаги, купона или талона от нее, или билета государственного кредитного установления, или иной ценной государственной бумаги, наказывался каторгою на срок до двенадцати лет. Если подделка российских монеты, билета, бумаги, купона или талона учинена способом, не представляющим опасности значительного размножения подделанного, то виновный наказывался каторгою на срок до восьми лет или заключением в исправительном доме. Если подделаны иностранные монета, или государственный кредитный билет, или государственная процентная бумага, купон: или билет государственного кредитного установления, или иная ценная бумага, то виновный наказывался каторгою на срок до десяти лет. Если же: 1) подделка иностранных монеты, билета, бумаги или талона учинена способом, не представляющим опасности значительного размножения подделанного; 2) подделана иностранная неполноценная монета, то виновный наказывался заключением в исправительном доме.
Важное значение имели положения Уголовного уложения относительно ответственности за злоупотребления, связанные с банкротством. Так, объявленный судом несостоятельным должником виновный: 1) в сокрытии, при объявлении несостоятельности своего имущества умолчанием или ложным о нем показанием, с целью избежать платежа долгов; 2) в выдаче уменьшающего конкурсную массу обязательства по долгу, вполне или в части вымышленному, или в безмездной передаче, переукреплении или сокрытии иным способом своего имущества, после объявления несостоятельности и притом с целью избежать платежа долгов; 3) в выдаче обязательства по долгу, вполне или в части вымышленному, или в безмездной передаче, переукреплении или сокрытии иным способом своего имущества, хотя и до объявления несостоятельности, но в предвидении неизбежности такого объявления в близком времени и притом с целью избежать платежа долгов, наказывался заключением в исправительном доме на срок до трех лет.
В гл. XVI "О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлею" содержались нормы об ответственности за налоговые преступления. Так, наказывалось помещение "в заявлениях, подаваемых в раскладочные по промысловому налогу присутствия, клонящихся к уменьшению сего налога или освобождению от него, заведомо ложных сведений об оборотах и прибылях торговых или промышленных предприятий" (ст. 327). Наряду с этим устанавливалась ответственность за помещение в отчетах и балансах предприятий, обязанных публичной отчетностью или приравненных к сим последним, или в дополнительных сообщениях или разъяснениях по сим отчетам заведомо ложных сведений, клонящихся к уменьшению промыслового налога или освобождению от него, совершенное членами правлений, ответственными агентами иностранных обществ, бухгалтерами и вообще лицами, "подписавшими или скрепившими неверные отчет, баланс или дополнительные к ним сведения или разъяснения" (ст. 328).
После октябрьской революции 1917 г., еще до первой советской кодификации уголовного права, Советское государство принимает законодательные акты, определяющие ответственность за различного рода преступления в сфере экономической деятельности. Уголовному законодательству 1917-1922 гг. были известны, в частности, составы таких преступлений, как спекуляция; нарушение правил о торговле; невывоз хлеба на ссыпные пункты и использование его для самогоноварения; уклонение владельцев предприятий от регистрации предприятий; подделка денежных знаков; контрабанда и др.
В законодательной истории советского периода во всех уголовных кодексах РСФСР выделялись главы под названием "Хозяйственные преступления", которые содержали статьи с описанием составов преступлений в сфере экономической деятельности.
Так, в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. в главе "Преступления хозяйственные" предусматривалась ответственность за: бесхозяйственное ведение лицами, стоящими во главе государственных учреждений или предприятий, порученного им дела, в результате чего не был выполнен производственный план, или ухудшилось качество выпускаемых изделий, или было расточено имущество предприятий (ст. 128); расточение арендатором предоставленного ему по договору государственного достояния в виде средств производства (ст. 129); неисполнение обязательств по договору, заключенному с государственным учреждением или предприятием, если доказан заведомо злонамеренный характер неисполнения договора (ст. 130); выдачу заведующим учреждением или предприятием продуктов и предметов широкого потребления не по назначению (ст. 131); нарушение положений, регулирующих проведение в жизнь государственных монополий (ст. 136); искусственное повышение цен на товары путем сговора или стачки торговцев между собой или путем злостного невыпуска товара на рынок (ст. 137). В данной главе говорилось также об ответственности за спекуляцию с иностранной валютой в обмен на советские денежные знаки, или наоборот (ст. 138); скупку и сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение (ст. 139); нарушение правил о торговле теми или другими продуктами или изделиями, в тех случаях, когда в них установлена ответственность по суду (ст. 141), и т.д.*(14)
Некоторые из составов преступлений экономической направленности в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. были помещены среди преступлений против порядка управления, например, повторный и упорный неплатеж отдельными гражданами в срок или отказ от платежа налогов или иные действия, устанавливающие злостность неплательщиков (ч. 2 ст. 79), подделка денежных знаков и государственных процентных бумаг, марок и других знаков государственной оплаты, если она учинена по предварительному соглашению нескольких лиц и в виде промысла (ст. 85), и др.
Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. отразил дальнейшее развитие советского уголовного законодательства, регулирующего ответственность за хозяйственные преступления. В нем, как и в Кодексе 1922 г., выделялась глава о хозяйственных преступлениях. В первоначальной редакции Кодекса 1926 г. в этой главе содержались нормы об ответственности за бесхозяйственность, расхищение государственного или общественного имущества, расточение арендатором или уполномоченным юридического лица предоставленного ему по договору государственного или общественного имущества, неисполнение обязательств по договору, заключенному с государственным или общественным учреждением или предприятием, нарушение нанимателем - как частными лицами, так и соответствующими лицами государственных или общественных учреждений и предприятий - законов, регулирующих применение труда, нарушение нанимателем заключенных им с профессиональным союзом коллективных договоров, воспрепятствование законной деятельности фабрично-заводских и местных комитетов, профессиональных союзов и их уполномоченных.
Некоторые нормы, регламентирующие ответственность за хозяйственные преступления, были помещены среди преступлений против порядка управления. Так, в главе второй "Преступления против порядка управления" содержались нормы об ответственности за подделку металлической монеты, государственных казначейских билетов, банковских билетов Государственного банка и государственных ценных бумаг; контрабанду; нарушение правил о валютных операциях; неплатеж в установленный срок налогов или сборов по обязательному окладному страхованию, несмотря на наличие к тому возможности; изготовление, хранение и покупка с целью сбыта, а равно самый сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение; нарушение акцизных правил или правил об особом патентном сборе; нарушение правил, регулирующих торговлю; злостное повышение цен на товары путем скупки, сокрытия или невыпуска таковых на рынок.
Позднее глава "Преступления хозяйственные" была дополнена статьями, регламентирующими ответственность за выпуск недоброкачественной, некомплектной и нестандартной промышленной продукции; учреждение и руководство деятельностью лжекооперативов; массовый или систематический выпуск из торговых предприятий недоброкачественной продукции; обман покупателей; выпуск денежных суррогатов. При этом глава вторая "Преступления против порядка управления" была дополнена статьями, регламентирующими ответственность за такие хозяйственные преступления, как нарушение законов о национализации земли и спекуляция.
В Уголовном кодексе 1960 г. имелась специальная глава "Хозяйственные преступления", содержавшая статьи с описанием составов преступлений в сфере экономической деятельности. Наряду с этим, ряд составов хозяйственных преступлений был предусмотрен в главе "Государственные преступления" среди так называемых иных государственных преступлений (контрабанда, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, нарушение правил о валютных операциях).
В первоначальной редакции глава "Хозяйственные преступления" включала в себя 18 статей. В частности, предусматривалась ответственность: за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции; частнопредпринимательскую деятельность; коммерческое посредничество; спекуляцию; незаконное пользование товарными знаками; обман покупателей и заказчиков; выпуск в продажу в торговых предприятиях заведомо недоброкачественных, нестандартных или некомплектных товаров; изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки; занятие запрещенным промыслом и др.
Позднее глава "Хозяйственные преступления" была дополнена статьями, регламентирующими ответственность за приписки в государственной отчетности и представление других умышленно искаженных отчетных данных о выполнении планов (ст. 152.1); за получение незаконного вознаграждения от граждан путем вымогательства за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения (ст. 156.2); за нарушение правил торговли (ст. 156.3); за уклонение от подачи декларации о доходах от занятия кустарно-ремесленным промыслом, другой индивидуально-трудовой деятельностью либо об иных доходах, облагаемых подоходным налогом, и в других случаях, когда подача декларации предусмотрена законодательством, а также за несвоевременную подачу декларации или включение в нее заведомо искаженных данных, если эти действия совершены после наложения административного взыскания за такие же нарушения (ст. 162.1), и др.
За период действия Уголовного кодекса 1960 г. правовая регламентация вопросов уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности подверглась существенным изменениям. Переход страны к рыночной многоукладной экономике, введение частной собственности на землю и средства производства, развитие предпринимательской деятельности, поощрение конкуренции, расширение внешней торговли - все это требовало переосмысления роли уголовного права в регулировании хозяйственной деятельности. С 1991 г. по июль 1994 г. в главу "Хозяйственные преступления" Кодекса были внесены 42 изменения и дополнения. В частности, была отменена уголовная ответственность за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов, частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество, спекуляцию, скупку в государственных или кооперативных магазинах хлеба и других пищевых продуктов для скармливания скоту и птице, нарушение правил торговли спиртными напитками, нарушение правил торговли. В то же время новая экономическая ситуация потребовала введения уголовной ответственности за ряд общественно опасных деяний. Криминализация выразилась в установлении уголовной ответственности за незаконное повышение или поддержание цен, нарушение государственной дисциплины цен, сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения, противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов, незаконное предпринимательство, незаконное предпринимательство в сфере торговли, уклонение от уплаты таможенных платежей, сокрытие средств в иностранной валюте, самовольную добычу янтаря.
В 1991 г. был разработан проект нового Уголовного кодекса РФ. При разработке норм об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности определяющими были положения о необходимости предельного ограничения вмешательства государства в экономику, поскольку нормальная рыночная экономика развивается по своим законам. В первоначальном варианте глава "Хозяйственные преступления" в проекте Кодекса насчитывала 22 статьи. В ней отсутствовали нормы об ответственности за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов, частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество, скупку в магазинах хлеба и других пищевых продуктов для скармливания скоту и птице, нарушение правил торговли спиртными напитками, получение незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения, незаконный отпуск бензина и других горюче-смазочных материалов, изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки.
Вместе с тем в эту главу проекта были включены нормы об ответственности за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, незаконные сделки с валютными ценностями, контрабанду, которые в Кодексе 1960 г. относились к числу иных государственных преступлений. В новом варианте проекта (1992 г.) в главе о хозяйственных преступлениях были дополнительно сформулированы признаки составов таких преступлений, как получение кредита путем обмана, злостное банкротство и др. Контрабанда была поделена на два состава: один, где предметом незаконного перемещения через таможенную границу являлись товары, транспортные средства и иные ценности, в том числе культурные, предлагалось считать хозяйственными преступлениями; контрабанда же наркотических средств, сильнодействующих и иных опасных веществ, оружия массового уничтожения, огнестрельного оружия и т.п. относилась к числу преступлений против общественной безопасности.
Концептуальные идеи проекта Уголовного кодекса 1991-1992 гг. о реформировании законодательства об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности нашли отражение в проектах 1994 г. и в новом Кодексе, принятом в 1996 г.*(15)

_ 3. Преступления, посягающие на установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК). Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности посягает на важную сферу общественных отношений, связанных со свободным осуществлением этой деятельности, право на которое предоставлено гражданам Конституцией РФ: "Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности" (ст. 34).
Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что в результате незаконного вмешательства государственных должностных лиц в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации нарушаются их права при осуществлении законной экономической деятельности.
Объектом преступления является гарантированное Конституцией РФ право каждого гражданина или юридического лица на занятие законной предпринимательской деятельностью.
С объективной стороны это преступление выражается в воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности. Диспозиция ст. 169 УК бланкетная, поэтому для ее уяснения необходимо обращение к различным нормативным актам.
Содержание терминов "индивидуальный предприниматель", "коммерческая организация" раскрывается в Гражданском кодексе РФ. Так, в ст. 23 ГК говорится, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а ст. 50 ГК, в частности, устанавливает, что юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации). Юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.
Под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве, в установленном законом порядке (п. 1 ст. 2 ГК).
В ст. 169 УК названы разновидности преступных деяний должностных лиц, объединяемых одним понятием - воспрепятствование законной предпринимательской деятельности: а) неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; б) уклонение от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; в) неправомерный отказ индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи; г) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности; д) ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; е) иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.
Для определения того, что следует считать воспрепятствованием в осуществлении законной предпринимательской деятельности в форме 1) неправомерного отказа в ее регистрации и 2) уклонения от регистрации либо 3) неправомерного отказа в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности или 4) уклонения от его выдачи, необходимо прежде всего установить порядок регистрации и выдачи специальных разрешений, а также основания и порядок правомерного отказа в регистрации либо выдаче специального разрешения.
Положения, определяющие процедуру регистрации, выдачи разрешений, включая и отказ в удовлетворении соответствующих просьб, содержатся в Гражданском кодексе РФ, Указе Президента РФ от 8 июля 1994 г. N 1482 "Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации"*(16), Федеральном законе от 25 сентября 1998 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности"*(17), Федеральном законе от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц"*(18) (вводится в действие с 1 июля 2002 г., за исключением п. 2 ст. 27), а также в нормативных актах правительства РФ и ведомств.
Порядок регистрации субъектов предпринимательской деятельности регламентируется Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. N 1482*(19).
Согласно упомянутому Федеральному закону от 8 августа 2001 г. государственная регистрация юридического лица осуществляется федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации".
Документы представляются в регистрирующий орган уполномоченным лицом непосредственно или направляются почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения. Иные способы представления документов в регистрирующий орган могут быть определены Правительством Российской Федерации.
При этом в качестве уполномоченного лица (заявителя) могут выступать следующие физические лица:
руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица;
учредитель (учредители) юридического лица при его создании;
руководитель юридического лица, выступающего учредителем регистрируемого юридического лица;
иное лицо, действующее на основании доверенности или иного полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления.
Заявитель удостоверяет своей подписью заявление, представляемое в регистрирующий орган, и указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).
Подпись заявителя на указанном заявлении должна быть нотариально удостоверена.
Датой представления документов при осуществлении государственной регистрации является день их получения регистрирующим органом.
Заявителю выдается расписка в получении документов с указанием перечня и даты их получения регистрирующим органом. Расписка должна быть выдана в день получения документов регистрирующим органом.
При поступлении в регистрирующий орган документов, направленных по почте, расписка высылается в течение рабочего дня, следующего за днем получения документов регистрирующим органом, по указанному заявителем почтовому адресу с уведомлением о вручении.
Регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме документов, установленных настоящим Федеральным законом.
Нотариальное удостоверение документов, представляемых при государственной регистрации, необходимо только в случаях, предусмотренных федеральными законами (ст. 9).
Перечень документов, представляемых в регистрирующий орган, различается в зависимости от того, идет ли речь о регистрации создаваемого юридического лица или создаваемого путем реорганизации юридического лица.
При государственной регистрации создаваемого юридического лица в регистрирующий орган представляются:
а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной Правительством Российской Федерации. В заявлении подтверждается, что представленные учредительные документы соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах, иных представленных для государственной регистрации документах, заявлении о государственной регистрации, достоверны, что при создании юридического лица соблюден установленный для юридических лиц данной организационно-правовой формы порядок их учреждения, в том числе оплаты уставного капитала (уставного фонда, складочного капитала, паевых взносов) на момент государственной регистрации, и в установленных законом случаях согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления вопросы создания юридического лица;
б) решение о создании юридического лица в виде протокола, договора или иного документа в соответствии с законодательством Российской Федерации;
в) учредительные документы юридического лица (подлинники или нотариально удостоверенные копии);
г) выписка из реестра иностранных юридических лиц соответствующей страны происхождения или иное равное по юридической силе доказательство юридического статуса иностранного юридического лица - учредителя;
д) документ об уплате государственной пошлины (ст. 12).
При государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации (преобразования, слияния, разделения, выделения), в регистрирующий орган представляются следующие документы:
а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации каждого вновь возникающего юридического лица, создаваемого путем реорганизации, по форме, утвержденной Правительством Российской Федерации. В заявлении подтверждается, что учредительные документы созданных путем реорганизации юридических лиц соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах и заявлении о государственной регистрации, достоверны, что передаточный акт или разделительный баланс содержит положения о правопреемстве по всем обязательствам вновь возникшего юридического лица в отношении всех его кредиторов, что все кредиторы реорганизуемого лица уведомлены в письменной форме о реорганизации и в установленных законом случаях вопросы реорганизации юридического лица согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления;
б) учредительные документы каждого вновь возникающего юридического лица, создаваемого путем реорганизации (подлинники или нотариально удостоверенные копии);
в) решение о реорганизации юридического лица;
г) договор о слиянии или присоединении в случаях, предусмотренных федеральными законами;
д) передаточный акт или разделительный баланс;
е) документ об уплате государственной пошлины (ст. 14).
Для государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя должны быть представлены: 1) заявление, составленное по установленной форме; 2) документ об уплате регистрационного сбора.
Государственная регистрация юридического лица осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такого исполнительного органа - по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.
Особый порядок установлен для государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации. В этом случае государственная регистрация юридических лиц осуществляется регистрирующими органами по месту нахождения реорганизуемых юридических лиц. В случае, если место нахождения юридических лиц, создаваемых путем реорганизации, отличается от места нахождения реорганизуемого юридического лица, порядок взаимодействия регистрирующих органов определяется Правительством Российской Федерации.
Решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в государственный реестр.
Моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в государственный реестр. Регистрирующий орган не позднее одного рабочего дня с момента государственной регистрации выдает (направляет) заявителю документ, подтверждающий факт внесения записи в государственный реестр. Форма и содержание документа устанавливаются Правительством Российской Федерации (ст. 11).
Государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется соответствующей администрацией районного, городского (кроме городов районного подчинения), районного в городе, сельского, поселкового органа местного самоуправления по месту постоянного жительства этого лица в день представления документов либо в трехдневный срок с момента получения документов по почте. В тот же срок заявителю выдается (высылается по почте) бессрочное свидетельство о регистрации в качестве предпринимателя. Требование иных документов или совершение иных действий при регистрации не допускаются.
Отказ в регистрации предпринимателя допускается только в случаях несоответствия состава представленных документов и состава содержащихся в них сведений требованиям Положения от 8 июля 1994 г. N 1482. Поэтому, например, отказ в регистрации по мотивам нецелесообразности создания такой организации неправомерен (ч. 1 ст. 51 ГК).
Уклонение от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации представляет собой невыполнение должностным лицом регистрирующего органа обязанности зарегистрировать в установленный законом срок гражданина или юридическое лицо соответственно в качестве предпринимателя или коммерческой организации.
Уклонение от регистрации в отличие от отказа в таковой может выражаться в любых действиях (бездействии), направленных на несоблюдение требований нормативных актов о выдаче регистрационного свидетельства.
Фактически здесь речь, как правило, идет об умышленном затягивании сроков регистрации.
Неправомерный отказ в выдаче разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности - это нежелание (отказ) должностного лица органа, производящего лицензирование, выдать такое разрешение (лицензию), если лицом, претендующим на его получение, соблюдены соответствующие требования нормативно-правовых актов, регламентирующих предпринимательскую деятельность.
В соответствии с Федеральным законом от 25 сентября 1998 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности" к лицензируемым относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, обороне страны и безопасности государства и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием (ст. 4).
Одним из обязательных требований и условий при осуществлении лицензируемых видов деятельности является соблюдение законодательства Российской Федерации, экологических, санитарно-эпидемиологических, противопожарных норм и правил, а также положений о лицензировании конкретных видов деятельности.
Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" устанавливает (ст. 1), что лицензионную деятельность осуществляют лицензирующие органы - федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, осуществляющие лицензирование в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В соответствии со ст. 17 Федерального закона лицензированию подлежат: телевизионное вещание; радиовещание; аудиторская деятельность; деятельность по техническому обслуживанию шифровальных средств; предоставление услуг в области шифрования информации; деятельность по производству специальных защитных знаков, предназначенных для маркировки товаров; проектирование горных производств и объектов; проектирование подъемных сооружений; производство химического оборудования; монтаж бурового оборудования; ремонт аппаратуры и систем контроля противоаварийной защиты и сигнализации и ряд других видов деятельности.
Для получения лицензии соискатель представляет в соответствующий лицензирующий орган заявление о выдаче лицензии; копии учредительных документов и копию свидетельства о государственной регистрации лицензиата в качестве юридического лица; копию свидетельства о государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя; справку о постановке лицензиата на учет в налоговом органе; документ, подтверждающий внесение соискателем лицензии платы за рассмотрение лицензирующим органом заявления соискателя лицензии (п. 1 ст. 10 Федерального закона). Требование представления иных документов, не предусмотренных Федеральным законом, иными законами и положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, не допускается.
Лицензирующий орган принимает решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии в срок, не превышающий 30 дней со дня получения заявления со всеми необходимыми документами.
Основанием для отказа в выдаче лицензии являются: 1) наличие в документах, представленных соискателем лицензии, недостоверной или искаженной информации; 2) несоответствие соискателя лицензии лицензионным требованиям и условиям (п. 4 ст. 10 Федерального закона).
Отказ в выдаче лицензии по другим основаниям не допускается. Уклонение от выдачи такой лицензии по характеру деяния не отличается от уклонения от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.
Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности - это совершение должностным лицом государственного или муниципального органа разнообразных, не основанных на законе, действий, которые создают дискриминирующие условия деятельности для того или иного предпринимателя или организации. Оно может выражаться, например, в необоснованном предоставлении коммерческим организациям льгот, ставящих их в преимущественное положение по отношению к другим предпринимателям, в запрещении на заключение с определенными предпринимателями или организациями договоров на реализацию товаров, в незаконном возложении обязанности сбывать продукцию определенным организациям и т.п.
Ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность предпринимателя или коммерческой организации может проявляться, например, в требовании совершить невыгодную сделку или принять на работу какое-либо лицо, в запрещении торговать в определенных местах или в определенное время, в незаконном приостановлении предпринимательской деятельности вследствие расторжения договора об аренде помещения и т.п.*(20)
Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности признается оконченным преступлением с момента совершения хотя бы одного из указанных в ч. 1 ст. 169 УК действий (бездействия), независимо от того, повлекли ли они последствия, на достижение которых были направлены.
С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный сознает, что препятствует законной предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, и желает этого.
Мотивы преступления могут быть различными (корысть, месть, зависть и др.) и на квалификацию не влияют. Нередко отказ или уклонение от регистрации или от выдачи лицензии, иные действия по ограничению прав и законных интересов предпринимателей являются способом вымогательства у них взяток. В этом случае должностное лицо виновно не только в воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности, но и в получении (покушении) взятки, сопряженном с ее вымогательством (п. "в" ч. 4 ст. 290 УК)*(21).
Субъектом преступления выступает только должностное лицо, использующее свое служебное положение для воспрепятствования законной предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.
Содержание понятия должностного лица раскрывается в п. 1 примечания к ст. 285 УК: должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.
Субъектами воспрепятствования законной предпринимательской деятельности в указанных в диспозиции ч. 1 ст. 169 УК формах выступают разные должностные лица. Так, субъектом воспрепятствования законной предпринимательской деятельности путем неправомерного отказа в регистрации или уклонения от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, отказа в выдаче или уклонения от выдачи специального разрешения (лицензии) на право осуществления определенной деятельности могут быть лишь те должностные лица, чьи особые полномочия связаны с принятием решения о регистрации или выдаче лицензий.
Что же касается иных, предусмотренных в диспозиции ч. 1 ст. 169 УК, форм воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, то здесь круг субъектов несравненно шире: в их число входят практически все должностные лица, определенные в примечании к ст. 285 УК, однако лишь с тем условием, что их служебное положение позволяет им реально вмешиваться в законную предпринимательскую деятельность граждан и организаций. Если же должностное лицо такими полномочиями не обладает, то его действия данного состава преступления не образуют.
Статья 169 УК предусматривает два вида данного преступления: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированным видом преступления считается воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, совершенное в нарушение вступившего в законную силу судебного акта или причинившее крупный ущерб.
Вступившим в законную силу судебным актом является решение народного или арбитражного суда, которым признаются неправомерными действия (бездействие) должностного лица органов государственной власти или органов местного самоуправления, выразившиеся в отказе от регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации либо совершении им иных деяний из перечисленных в диспозиции ч. 1 ст. 169 УК.
При воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности в нарушение вступившего в законную силу судебного акта имеет место повторное совершение этого преступления, субъектом которого может быть и другое должностное лицо. Однако необходимо, чтобы должностное лицо, повторно воспрепятствовавшее индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации занятию законной предпринимательской деятельностью, знало о наличии соответствующего судебного акта, вступившего в законную силу.
Понятие "крупный ущерб" применительно к ч. 2 ст. 169 УК в законе не раскрыто. Поэтому при решении вопроса о том, является ли причиненный ущерб крупным при совершении данного преступления, необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела, размера как реального (прямого) материального ущерба, так и упущенной выгоды. Реальный (прямой) ущерб включает в себя, например, затраты на приобретение оборудования, покупку или аренду производственного помещения, порчу или утрату планировавшегося к отправке товара. Упущенная выгода подсчитывается в сумме дохода, исчисленного с учетом реальной конъюнктуры, но не полученного в результате воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, например, срыва планировавшейся сделки. При определении размера ущерба могут учитываться также потери, понесенные потребителями товаров или услуг, контрагентами предпринимателя (юридическими или физическими лицами), удовлетворение потребностей которых стало невозможным из-за воспрепятствования законной предпринимательской деятельности*(22).
Регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК). Общественная опасность данного преступления заключается в нарушении экономических интересов государства и граждан в сфере землепользования. Согласно Конституции РФ (ст. 9) земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, и могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.
Регулирование земельных отношений осуществляется на основе Гражданского кодекса РФ; Земельного кодекса РФ; Закона РФ от 11 октября 1991 г. "О плате за землю" с последующими изменениями и дополнениями*(23); Федерального закона от 21 июля 1997 г. "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"*(24); Указа Президента РФ от 14 февраля 1996 г. N 198 "О праве собственности граждан и юридических лиц на земельные участки под объектами недвижимости в сельской местности"*(25); Указа Президента РФ от 7 марта 1996 г. N 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю"*(26) и других нормативных актов.
Объектом преступления являются установленный законом порядок регистрации сделок с землей, а также финансовые интересы государства, если при совершении таких сделок имеет место занижение размера платежей за землю.
Согласно ст. 130 ГК сделки с землей подлежат государственной регистрации. В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" регистрацию и оформление документов о правах на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость должны осуществлять "учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".
С объективной стороны деяние состоит в регистрации незаконных сделок с землей. Статья 170 УК называет три самостоятельные формы совершения данного преступления: 1) регистрацию заведомо незаконных сделок с землей (например, регистрация сделки купли-продажи земли, целевое назначение которой необоснованно изменено); 2) искажение учетных данных Государственного земельного кадастра (например, занижение или завышение сведений о наличии сельскохозяйственных угодий); 3) умышленное занижение размеров платежей за землю (например, взимание земельного налога за участки в границах сельских населенных пунктов, предоставленные гражданам для садоводства, по ставкам ниже средних ставок налога за земли сельскохозяйственного назначения административного района).
Преступление признается оконченным с момента регистрации незаконных сделок с землей или совершения иных деяний, указанных в диспозиции ст. 170 УК, независимо от наступления от этих деяний каких-либо последствий.
С субъективной стороны данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный сознает, что регистрирует незаконную сделку с землей, или искажает учетные данные Государственного земельного кадастра, или занижает размер платежей за землю, и желает этого.
Обязательным признаком субъективной стороны преступления является мотив, определенный в ст. 170 УК как корыстная или иная личная заинтересованность.
Корыстная заинтересованность выражается в стремлении субъекта получить в результате совершения указанных в ст. 170 УК деяний имущественную выгоду. Если же должностное лицо за полученное им незаконное вознаграждение регистрирует незаконную сделку с землей, или искажает учетные данные Государственного земельного кадастра, или занижает размер платежа за землю, то оно подлежит уголовной ответственности по правилам о совокупности преступлений - по ст. 170 УК и за получение взятки по ст. 290 УК.
Иная личная заинтересованность выражается в желании субъекта извлечь из данного деяния выгоду неимущественного характера, например, создать себе условия для продвижения по службе, получить взаимную услугу и т.д.
Субъектом преступления может быть только должностное лицо. Содержание понятия "должностное лицо" раскрывается в п. 1 примечания к ст. 285 УК. Обязательным признаком привлечения должностного лица к ответственности является совершение преступления с использованием своего служебного положения.
С учетом форм деяний, обрисованных в диспозиции ст. 170 УК, круг должностных лиц, ответственных за рассматриваемое преступление, различен. Им может быть должностное лицо: 1) учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; 2) осуществляющее ведение Государственного земельного кадастра; 3) предприятия, учреждения или организации, в функции которого входит представление в налоговые органы документов, подтверждающих уплату налога на землю; 4) Государственной налоговой службы, полномочное начислять земельный налог.
По юридической природе регистрация заведомо незаконных сделок с землей и умышленное занижение размеров платежей за землю как альтернативные формы деяний, указанных в диспозиции ст. 170 УК, фактически представляют своеобразное злоупотребление должностным лицом своим служебным положением. Это не означает, что названные формы деяния (ст. 170 УК) являются специальными видами состава злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК). По законодательной конструкции эти составы преступлений различны: регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК) во всех проявлениях относится к числу формальных составов, а злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) - это материальный состав преступления. Поэтому нельзя считать, что при квалификации соответствующих преступлений ст. 170 УК конкурирует в данном вопросе со ст. 285 УК как специальная и общая нормы; правила о конкуренции таких норм здесь не применимы. Регистрация заведомо незаконных сделок с землей и умышленное занижение размеров платежей за землю, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, но при отсутствии последствий, указанных в ст. 285 УК, влечет ответственность только по ст. 170 УК как регистрация заведомо незаконных сделок с землей либо умышленное занижение размеров платежей за землю. В тех же случаях, когда подобные деяния повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а также тяжкие последствия, содеянное следует соответственно квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 285 УК. Дополнительная квалификация по ст. 170 УК не требуется.
Несколько иначе решается этот вопрос при квалификации данного преступления, совершенного в форме искажения учетных данных Государственного земельного кадастра. Названная форма деяния (ст. 170 УК) охватывается составом служебного подлога (ст. 292 УК) и конкретизируется в качестве специальной нормы. Статья 170 УК в этом вопросе конкурирует со ст. 292 УК как специальная и общая нормы. По правилам квалификации при конкуренции общей и специальной норм ответственность должна наступать по специальной норме, т.е. по ст. 170 УК.
Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК). Общественная опасность незаконного предпринимательства обусловливается тем, что в результате этого деяния нарушается установленный государством порядок осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающий нормальное развитие экономики и финансовые интересы государства, не получающего государственную пошлину, положенную к уплате при регистрации, регистрационный сбор, плату за рассмотрение заявления и выдачу лицензии и налоги, подлежащие взысканию с индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Кроме того, незаконное предпринимательство может быть связано с криминальной сферой, поскольку предметом незаконного бизнеса могут быть производство или ремонт оружия, производство наркотических средств, ядов, сильнодействующих веществ*(27).
Предпринимательская деятельность регламентируется Гражданским кодексом РФ и иными нормативными актами. О ее понятии, порядке регистрации и лицензировании см. комментарий к ст. 169 УК.
Объектом преступления является установленный законом порядок, обеспечивающий нормальное осуществление предпринимательской деятельности.
Предпринимательская деятельность граждан и юридических лиц подлежит обязательной государственной регистрации. Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 23 ГК). Право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходима лицензия, возникает с момента получения такой лицензии или указанного в ней срока и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (п. 3 ст. 49 ГК).
Лицензирование отдельных видов предпринимательской деятельности осуществляется в целях обеспечения защиты интересов потребителей, повышения качества обслуживания населения, соблюдения градостроительных, экологических и санитарных норм.
Объективная сторона незаконного предпринимательства состоит в осуществлении этой деятельности: 1) без регистрации, или 2) без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или 3) с нарушением условий лицензирования.
Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда таковое обязательно, характеризуется бездействием, т.е. выражается в несовершении действий по регистрации предпринимательской деятельности или по получению специального разрешения (лицензии) на ее осуществление.
Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, например, имеет место, когда лицо: 1) занимается предпринимательской деятельностью или создает коммерческую организацию без обращения за регистрацией в органы местной администрации; 2) подало документы на государственную регистрацию предпринимательской деятельности и занимается ею, не дожидаясь принятия решения; 3) получило отказ в государственной регистрации, но продолжает осуществлять предпринимательскую деятельность, и т.п.
Осуществление предпринимательской деятельности без обязательного разрешения (лицензии), в частности, состоит: 1) в занятии лицензионным видом предпринимательской деятельности лицом, прошедшим государственную регистрацию в качестве предпринимателя, или лицами, зарегистрировавшими коммерческую организацию без обращения в лицензионные органы и получения лицензии; 2) в занятии предпринимательской деятельностью лицензионных видов после получения решения об отказе в выдаче лицензии; 3) в ведении такой деятельности в случае приостановления действия лицензии или ее аннулирования, и т.п.*(28)
Нарушение условий лицензирования имеет место в случаях, когда предприниматель продолжает заниматься определенной деятельностью по истечении срока действия лицензии или, например, передает свою лицензию другому лицу. Для наличия данного состава преступления необходимо, чтобы незаконное предпринимательство причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо было сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. Только при условии наступления хотя бы одного из этих последствий незаконное предпринимательство считается оконченным преступлением.
Статья 171 УК не указывает, в чем может выражаться ущерб от незаконного предпринимательства и в каких случаях он должен признаваться крупным. Поэтому признание ущерба крупным зависит от обстоятельств дела, например, причинение в крупном размере имущественного ущерба финансовым интересам государства в виде упущенной выгоды - неполучения государственной пошлины за регистрацию предпринимательской деятельности и налога, подлежащего взысканию с предпринимателей. На признание ущерба крупным в конкретном случае могут повлиять такие факторы, как причинение вреда здоровью человека, загрязнение окружающей природной среды и др.
В соответствии со ст. 41 НК и по смыслу ст. 171 УК "доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить", полученная от незаконной предпринимательской деятельности.
Согласно примечанию к ст. 171 УК доходом в крупном размере при незаконном предпринимательстве признается доход, сумма которого превышает двести минимальных размеров оплаты труда.
Необходимым признаком состава данного преступления является причинная связь между фактом незаконного предпринимательства и наступившими последствиями.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым или косвенным умыслом. Лицо осознает, что занимается предпринимательской деятельностью без регистрации или без специального разрешения (лицензии), хотя последнее в данном случае обязательно, либо с нарушением условий лицензирования, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечения дохода в крупном размере и желает или сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично. Мотивы преступления не имеют значения для квалификации, хотя, как правило, они являются корыстными.
Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность.
Статья 171 УК предусматривает два вида незаконного предпринимательства: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Под незаконным предпринимательством, совершенным организованной группой, следует понимать такое незаконное предпринимательство, которое совершено устойчивой группой из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
Незаконное предпринимательство совершено организованной группой, если его участники действовали как соисполнители преступления, с распределением ролей. При этом необязательно, чтобы все участники организованной группы выполняли одинаковые действия.
Особо крупный размер дохода определен в примечании к ст. 171 УК в сумме, превышающей пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
Ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность следует считать лицо, которое в прошлом было осуждено за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность, если при этом судимость за данное преступление не погашена или не снята в установленном законом порядке.
В соответствии с п. 1 ст. 23 НК налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги. Исходя из этого можно сделать вывод о том, что применительно к составу рассматриваемого преступления налогообложению подлежат доходы, полученные лицом в связи с осуществлением им любых видов законной предпринимательской деятельности, а поэтому у лица, получившего доход от незаконной предпринимательской деятельности, отсутствует обязанность по уплате с него налогов. Кроме того, из содержания диспозиции ст. 171 УК вытекает, что она предусматривает в качестве последствий данного состава преступления возможность причинения крупного ущерба финансовым интересам государства вследствие неуплаты налогов. По этим причинам все совершенное в вышеуказанных случаях охватывается составом незаконного предпринимательства, и дополнительная квалификация по ст. 198 или 199 УК не требуется.
Незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК). Незаконная банковская деятельность является специальным составом незаконного предпринимательства. Данный состав преступления отличается от общего состава (ст. 171 УК) сферой незаконного предпринимательства.
Особенность преступления, предусмотренного ст. 172 УК, заключается в сфере действия уголовно-правовой нормы. Такой сферой является банковская система Российской Федерации, которая включает в себя Банк России, кредитные организации, а также филиалы и представительства иностранных банков.
Согласно Федеральному закону от 3 февраля 1996 г. "О банках и банковской деятельности" с последующими изменениями и дополнениями*(29) банк - это кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности, в частности, следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.
Кредитная организация - юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции. Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество.
Иностранный банк - банк, признанный таковым по законодательству иностранного государства, на территории которого он зарегистрирован.
В соответствии с Законом РСФСР "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" в ред. Федерального закона от 26 апреля 1995 г. N 65-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями*(30) и Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" в ред. Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями*(31) банковскую деятельность разрешено осуществлять кредитным организациям, включая банки, при условии ее государственной регистрации и специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ.
Осуществление банковских операций без регистрации или без специального разрешения (лицензии) является незаконной банковской деятельностью, которая при наличии указанных в ст. 172 УК признаков влечет уголовную ответственность.
Общественная опасность этого преступления состоит в том, что его совершение нарушает установленный порядок ведения банковской деятельности, подрывает доверие к банковской системе, а также причиняет существенный вред материальным интересам граждан и юридических лиц, пользующихся банковскими услугами*(32).
Объектом преступления является установленный законом порядок, обеспечивающий нормальное существование банковской деятельности.
Объективная сторона незаконной банковской деятельности (банковских операций) состоит в осуществлении этой деятельности: 1) без регистрации, или 2) без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или 3) с нарушением условий лицензирования (например, осуществление банковских операций, не указанных в лицензии).
В соответствии с Федеральным законом "О банках и банковской деятельности" в ред. от 3 февраля 1996 г. банковские операции разрешено осуществлять кредитным организациям, включая банки, на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации.
Виды банковских операций перечислены в ст. 15 Федерального закона. К ним, в частности, относятся: привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет, купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах.
Состав преступления имеет место в том случае, если незаконная банковская деятельность причинила крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо была сопряжена с извлечением дохода в крупном размере.
Содержание понятия "доход" совпадает с рассмотренным выше соответствующим признаком применительно к составу незаконного предпринимательства.
Крупный ущерб устанавливается на основе всех обстоятельств дела с учетом материального положения потерпевшего. В соответствии с примечанием к ст. 171 УК доходом в крупном размере признается доход, сумма которого превышает двести минимальных размеров оплаты труда.
Необходимым признаком состава преступления является причинная связь между фактом незаконной банковской деятельности и наступившими последствиями.
С субъективной стороны незаконная банковская деятельность предполагает наличие вины в форме прямого или косвенного умысла. Виновный сознает, что банковская деятельность осуществляется без регистрации, или без специального разрешения (лицензии) на выполнение определенных банковских операций, или с нарушением условий лицензирования и что это причинит (возможно, причинит) крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо приведет к извлечению дохода в крупном размере, чего он желает либо сознательно допускает. Мотивы преступления различны, как правило, корыстны.
Субъектом преступления являются руководители банков и других кредитных организаций, осуществляющих незаконную банковскую деятельность.
Статья 172 УК предусматривает два вида незаконной банковской деятельности: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Незаконная банковская деятельность считается квалифицированным видом преступления, если оно совершено: 1) организованной группой, или 2) сопряжено с извлечением дохода в особо крупном размере, или 3) лицом, ранее судимым за незаконную банковскую деятельность или незаконное предпринимательство.
Содержание этих признаков полностью совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками незаконного предпринимательства.
Незаконная банковская деятельность, сопряженная с уклонением от уплаты налога с доходов, полученных в результате такой деятельности, охватывается ст. 172 УК, а поэтому дополнительная квалификация по ст. 199 УК не требуется.
Лжепредпринимательство (ст. 173 УК). Лжепредпринимательство - это деятельность коммерческой организации, созданной для сокрытия незаконной (в том числе преступной) деятельности.
Общественная опасность лжепредпринимательства состоит в нарушении установленного порядка осуществления предпринимательской деятельности, создании условий для совершения или сокрытия других преступлений, а также нанесении ущерба финансовым интересам государства, интересам других субъектов экономической деятельности и отдельным гражданам.
В отличие от незаконного предпринимательства (ст. 171 УК) и незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК), когда сама экономическая деятельность осуществляется, но с нарушением установленного порядка (без регистрации коммерческой организации, при отсутствии лицензии), при лжепредпринимательстве коммерческая организация может быть зарегистрирована в установленном порядке, получила лицензию на соответствующий вид деятельности, но фактически этой деятельностью не занимается и не имеет такого намерения*(33).
Объектом лжепредпринимательства является установленный порядок по осуществлению законной, соответствующей учредительным документам, предпринимательской или банковской деятельности.
Объективная сторона преступления заключается: 1) в создании коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, а с целью получения кредитов, освобождения от налогов, извлечения иной имущественной выгоды или прикрытия запрещенной деятельности; 2) в причинении крупного ущерба гражданам, организациям или государству и 3) в причинной связи между лжепредпринимательством и причиненным вредом.
Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность предполагает юридическое образование организации не для того, чтобы осуществлять ту или иную предпринимательскую деятельность по производству товаров, выполнению работ или оказанию услуг, а исключительно с целью незаконного получения кредитов, освобождения от налогов, извлечения иной имущественной выгоды или для прикрытия запрещенной деятельности.
Содержание кредитного договора раскрывается в ст. 819 ГК. Понятие иной имущественной выгоды дается при анализе состава вымогательства (ст. 163 УК).
Уголовная ответственность за лжепредпринимательство наступает при условии причинения крупного ущерба гражданину, организации или государству. Вопрос о том, является ли причиненный преступлением ущерб крупным, решается судом, исходя из конкретных обстоятельств дела, главным образом, с учетом размера невозвращенного банковского кредита, суммы налогов, не уплаченных государству в результате необоснованного получения льгот, преступной деятельности сотрудников ложной коммерческой организации (например, производство наркотических средств) и т.п.
Обязательным признаком объективной стороны данного преступления является наличие причинной связи между созданием ложной (фиктивной) коммерческой организации и последствием в виде причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству.
С субъективной стороны преступление совершается с прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что создает ложную (фиктивную) коммерческую организацию, предвидит возможность или неизбежность причинения в результате деятельности такой организации крупного ущерба гражданину, организации или государству и желает наступления такого последствия или сознательно его допускает.
В ст. 173 УК в качестве обязательного признака субъективной стороны данного преступления предусмотрена цель - путем лжепредпринимательства получить кредит, освободиться от налога либо извлечь какую-либо иную имущественную выгоду (например, использование руководителем ложного (фиктивного) банка привлеченных денежных средств граждан на личные нужды) или прикрыть запрещенную деятельность.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, зарегистрировавшее лжепредпринимательскую коммерческую организацию.
Лжепредпринимательство (ст. 173 УК) следует отграничивать от мошенничества (ст. 159 УК).
Лжепредпринимательство, совершаемое с целью противоправного безвозмездного изъятия и обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц и фактическое завладение таким способом чужим имуществом, является одной из разновидностей мошеннического обмана и поэтому должно быть квалифицировано по ст. 159 УК как мошенничество.
Если же в результате создания лжекоммерческой организации имело место, например, получение кредитов или извлечение иной имущественной выгоды и причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, но при этом не совершались другие действия, образующие состав хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, то такое деяние следует квалифицировать как лжепредпринимательство по ст. 173 УК.
Применение по совокупности норм, предусматривающих ответственность за лжепредпринимательство (ст. 173 УК) и мошенничество (ст. 159 УК), возможно лишь в случае реальной совокупности данных преступлений.
Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК)*(34).
Общественная опасность этого преступления состоит в том, что оно нарушает установленный законом порядок осуществления предпринимательской деятельности, а также обеспечивает функционирование и сокрытие организованной преступности. Деятельность по легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем, носит международный характер, о чем свидетельствуют международно-правовые документы, в частности, Конвенция Совета Европы, принятая 8 ноября 1990 г. в Страсбурге, об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, ратифицированная Государственной Думой РФ 25 апреля 2001 г. Россия взяла на себя обязательство принять законодательные меры, чтобы квалифицировать в качестве преступлений такие умышленные деяния, как: конверсия или передача материальных ценностей, заведомо составляющих доход от преступления, с целью скрыть незаконное происхождение данных материальных ценностей или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать юридических последствий этих деяний; утаивание или искажение природы, происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности материальных ценностей или соотносимых с ними прав, когда нарушителю известно, что эти материальные ценности представляют собой доход, полученный преступным путем; приобретение, владение или использование материальных ценностей, о которых тот, кто их приобретает, или владеет, или пользуется, знает в момент их получения, что они являются доходами, добытыми преступным путем*(35).
Способы легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, различны. В частности, это: занижение в документах (декларациях и т.п.) фактической стоимости приобретенного имущества, причем в ряде случаев этот способ легализации реализуется только при условии сговора с продавцом; приобретение за пределами Российской Федерации предприятия с использованием иностранного гражданина в качестве фиктивного собственника; покупка недвижимости по низкой цене, а последующая продажа - по высокой (полученные таким образом доходы имеют вид законно полученных); приобретение за незаконно полученные денежные средства иностранной валюты, получение незаконным путем документов о ее законности и последующий вывоз за пределы Российской Федерации на законном основании; завышение стоимости работ или услуг, выполняемых лицом, как способ передачи ему взятки и одновременной ее легализации (например, получение рядом высокопоставленных чиновников баснословно высокого гонорара за книгу или лекцию); оформление незаконно полученных денежных средств в качестве прибыли от законной деятельности предприятия, часто специально для этого созданного или приобретенного; продажа похищенного имущества через законно функционирующие торговые точки; смешивание на многочисленных счетах потоков легально и нелегально полученных денежных средств; сдача в банк денежных средств, полученных якобы за демонстрацию кинофильмов или за оказание иных услуг*(36).
Объектом преступления являются интересы экономической деятельности государства, связанные с финансовыми операциями или иными сделками в отношении денег или иного имущества. Посягательство на эти интересы при данном преступлении осуществляется в форме совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем.
Предметом преступления могут быть денежные средства, приобретенные виновным в результате совершения другими лицами преступления, за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198 и 199 УК РФ, ответственность по которым установлена указанными статьями.
Объективная сторона преступления состоит в легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем. Легализация (отмывание) определена в ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г. "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" как "придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации, ответственность по которым установлена указанными статьями".
Согласно ч. 1 ст. 174 УК преступление может осуществляться путем совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем.
Финансовые операции с денежными средствами или иным имуществом - это действия физических и юридических лиц с денежными средствами или иным имуществом независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей (ч. 3 ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г.).
Финансовые операции, например, могут выражаться в размещении приобретенных заведомо преступным путем денежных средств в банках по договору банковского вклада, обмене таких денежных средств на иностранную валюту и т.п. Сделки, посредством которых совершается легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, понимаются так же, как в гражданском праве.
В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными преступным путем, могут выражаться, например, в использовании указанных средств или имущества при совершении гражданско-правовых сделок (купли-продажи, дарения и т.п.).
Уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает при условии совершения финансовых операций и других сделок в крупном размере. Его понятие дано в примечании к ст. 174 УК. Крупным размером признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую две тысячи минимальных размеров оплаты труда.
Преступление считается оконченным с момента совершения в крупном размере финансовой операции или другой сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем.
С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла: виновный осознает, что совершает в крупном размере финансовую операцию или другую сделку с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем, и желает этого. В ст. 174 УК в качестве обязательного признака субъективной стороны данного преступления предусмотрена цель действий виновного - придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем. Мотив этого преступления не влияет на квалификацию деяния, но может быть учтен судом при назначении наказания.
Субъектом преступления являются лица, достигшие 16-летнего возраста, принимавшие участие в совершении в крупном размере финансовой операции или другой сделке с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем, в том числе работники банков, фондовых и иных бирж.
Статья 174 УК предусматривает три вида рассматриваемого преступления: основной (ч. 1), квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный (ч. 3).
Квалифицированным видом преступления считается совершение соответствующих действий: 1) группой лиц по предварительному сговору; 2) неоднократно; 3) лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 174 УК).
Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, признается совершенной группой лиц по предварительному сговору, если в ней участвовали лица (два или более исполнителя), заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Предварительным считается сговор, состоявшийся как задолго до начала преступления, так и непосредственно перед его началом.
Закон (ст. 16 УК) определяет неоднократность как совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК, т.е. ст. 174. Вместе с тем совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями УК, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. наличие этого признака охватывает как те случаи, когда лицо было судимо за ранее совершенное преступление, так и те, когда оно не было судимо и одновременно привлекается за это преступление к уголовной ответственности. Если к моменту совершения рассматриваемого преступления судимость за прежнее преступление снята или погашена в установленном законом порядке или истекли сроки давности уголовного преследования за прежнее преступление, то неоднократности не будет.
Совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения означает, что должностное лицо или служащий, не являющийся должностным лицом государственных органов, органов местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждений, а также лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной негосударственной организации, при совершении финансовой операции или другой сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем, использует предоставленные ему по службе полномочия (см. примечание 1 к ст. 285 УК и примечание 1 к ст. 201 УК).
Особо квалифицированным видом преступления является совершение его организованной группой (ч. 3 ст. 174 УК).
Рассматриваемое преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой из двух или более лиц (соисполнителей), заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Устойчивость является основным признаком, который отграничивает организованную группу от группы лиц, совершивших преступление по предварительному сговору.
В Уголовном кодексе Республики Беларусь применительно к рассматриваемому преступлению содержится важное положение поощрительного характера: лицо, участвовавшее в легализации денежных средств, приобретенных преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за эти действия, если оно добровольно заявило о содеянном и способствовало раскрытию преступления (п. 2 примечания к ст. 235).
Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК). Уголовная ответственность за это преступление введена Федеральным законом от 7 августа 2001 г. Ранее подобные действия могли влечь уголовную ответственность по ст. 174 УК РФ в ее первоначальной редакции. Общественная опасность этого преступления состоит в том, что оно нарушает установленный законом порядок осуществления экономической деятельности, а также обеспечивает функционирование и сокрытие организованной преступности.
Объектом преступления являются интересы экономической деятельности государства, связанные с финансовыми операциями или иными сделками в отношении денег или иного имущества.
Предметом преступления могут быть денежные средства или иное имущество, приобретенные виновным в результате совершения им преступления, за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198 и 199 УК РФ, ответственность по которым установлена указанными статьями. Согласно ч. 1 ст. 174.1 УК легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, может быть осуществлена: 1) посредством совершения с этим имуществом финансовых операций и других сделок; 2) в результате использования указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.
Содержание финансовых операций и других сделок такое же, как и применительно к ст. 174 УК. Под использованием денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо преступным путем, для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности понимается передача (вложение) указанных средств или имущества в создание или функционирование законной коммерческой или какой-либо иной организации.
Уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает при условии, если финансовые операции и другие сделки или использование указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности совершались в крупном размере.
Понятие крупного размера дается в примечании к ст. 174.1 УК. Его содержание совпадает с аналогичным понятием применительно к ст. 174 УК.
Преступление считается оконченным с момента совершения в крупном размере финансовой операции или другой сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, либо с момента использования указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.
С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла: виновный сознает, что совершает в крупном размере финансовую операцию или другую сделку с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными в результате совершения им преступления, либо осознает, что использует указанные средства для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, и желает совершить такие действия.
Целью действий виновного при легализации является стремление придать правомерный вид владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения им преступления (ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г.).
Мотив этого преступления не влияет на квалификацию деяния, но может быть учтен судом при назначении наказания.
Субъектом преступления являются лица, достигшие 16-летнего возраста, принимавшие участие в совершении в крупном размере финансовой операции или другой сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными в результате совершения ими преступления, либо использующие указанные средства для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.
Статья 174.1 УК предусматривает три вида рассматриваемого преступления: основной (ч. 1), квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный (ч. 3).
Квалифицированным видом преступления считается совершение соответствующих действий: 1) группой лиц по предварительному сговору; 2) неоднократно; 3) лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 174.1 УК).
Особо квалифицированным видом преступления является совершение его организованной группой (ч. 3 ст. 174.1 УК).
Содержание квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков полностью совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками ч. 2 и ч. 3 ст. 174 УК.
Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК). Общественная опасность данного преступления состоит в нарушении установленного законом порядка осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающего недопустимость включения в экономический оборот имущества, приобретенного в результате преступлений, и, кроме того, в способствовании совершению различных корыстных преступлений и, в первую очередь, хищений.
Объект преступления - установленный порядок приобретения и сбыта имущества, обеспечивающий экономические интересы государства.
Предметом преступного приобретения или сбыта имущества является имущество, полученное только в результате совершения преступления, например, путем кражи, грабежа, разбоя, получения взятки, незаконной охоты.
Объективная сторона преступления выражается в заранее не обещанном приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем.
Преступление может осуществляться в двух формах: 1) заранее не обещанное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, и 2) сбыт такого имущества.
Приобретение представляет собой любые формы возмездного или безвозмездного получения виновным имущества, заведомо добытого преступным путем (покупка, обмен, дарение, принятие в счет долга).
Под сбытом понимается возмездная или безвозмездная реализация, т.е. передача любым способом имущества, заведомо добытого преступным путем, во владение другого лица, например, продажа, обмен, дарение.
Преступление считается оконченным при приобретении - с момента получения имущества, а при сбыте - с момента его реализации.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Приобретая или сбывая имущество, виновный сознает, что оно добыто преступным путем, и желает приобрести или сбыть его. При этом не требуется точного знания характера преступления. Мотив преступления может быть любой, как правило, корыстный, однако он не является обязательным признаком данного состава.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Статья 175 УК предусматривает три вида данного преступления: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный (ч. 3).
Квалифицированным видом преступления является приобретение или сбыт имущества, совершенные группой лиц по предварительному сговору, или в отношении автомобиля или иного имущества в крупном размере, или совершенные лицом, ранее судимым за хищение, вымогательство, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ч. 2 ст. 175 УК).
Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении данного преступления.
Вопрос о крупном размере в каждом случае решается с учетом количества и стоимости приобретенного или сбываемого имущества.
Для квалификации преступления по признаку наличия судимости необходимо, чтобы виновный ранее был судим за хищение, вымогательство, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, и эта судимость не погашена и не снята в установленном законом порядке.
Особо квалифицированным видом преступления (ч. 3 ст. 175 УК) является его совершение организованной группой или лицом с использованием своего служебного положения.
По своему содержанию данные особо квалифицирующие признаки в основном соответствуют аналогичным признакам ранее рассмотренных других преступлений в сфере экономической деятельности.
Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, следует отличать от соучастия в преступлении, посредством совершения которого добыто имущество. По ст. 175 УК подлежат квалификации приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, если они заранее не были обещаны виновному. В случаях, когда приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, было связано с подстрекательством к хищению, действия виновных подлежат квалификации как соучастие в этом преступлении. Равным образом следует квалифицировать как соучастие в хищении заранее обещанную реализацию такого имущества, а также систематическое приобретение от одного и того же расхитителя похищенного имущества лицом, сознававшим, что это дает возможность расхитителю рассчитывать на содействие в сбыте данного имущества*(37).
Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК), следует отличать от легализации (отмывания) денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174 УК). Критерием здесь является цель совершения сделок с имуществом, приобретенным преступным путем. При квалификации по ст. 174 УК как легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем, необходимо установить направленность действий виновного именно на легализацию (отмывание) преступных доходов путем внедрения их в законный оборот. Если лицо приобретает добытое заведомо преступным путем имущество, после чего использует его, например, в законной предпринимательской деятельности, т.е. легализует (отмывает), то содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 174 и 175 УК.
Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ст. 171.1 УК). Уголовная ответственность за это преступление введена Федеральным законом от 9 июля 1999 г.
Общественная опасность преступления состоит в нарушении порядка осуществления законной экономической деятельности в сфере маркирования товаров и продукции, создании условий для внедрения в торговый оборот поддельной и неучтенной продукции.
Правовой основой для исключения из торгового оборота немаркированных товаров и продукции являются постановление Правительства РФ от 17 мая 1997 г. N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок" с последующими изменениями и дополнениями*(38), постановление Правительства Российской Федерации от 7 марта 2000 г. N 200 "О маркировке отдельных подакцизных товаров, предназначенных для реализации в магазинах беспошлинной торговли"*(39) и иные нормативные акты.
Обязательной маркировке подлежат любой товар и продукция, если это оговорено в соответствующем нормативном акте. Марка имеет комплексную защиту от подделки, серию и номер, позволяющие проводить учетные операции.
Порядок изготовления и реализации специальных марок для маркирования товара и продукции регламентируется Правилами, утверждаемыми постановлением Правительства РФ (см., например, Правила изготовления и реализации региональных специальных марок для маркировки алкогольной продукции, а также осуществления авансовых платежей по акцизам на алкогольную продукцию, утвержденные постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2000 г. N 1023)*(40).
Объектом преступления является установленный законом порядок, обеспечивающий нормальное осуществление экономической деятельности в сфере маркирования товаров и продукции.
Предметом преступления выступают немаркированные товары и продукция, которые подлежат обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделок.
Объективная сторона преступления заключается в производстве, приобретении, хранении, перевозке или сбыте немаркированных товаров и продукции.
Обязательным условием наступления уголовной ответственности является совершение этого деяния в крупном размере, т.е. когда стоимость немаркированных товаров и продукции в двести раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления (см. примечание к ст. 171.1 УК).
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что в крупном размере в целях сбыта производит, или приобретает, или хранит, или перевозит, или сбывает немаркированные товары и продукцию, которые подлежат обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделки, и желает этого.
Для производства (изготовления), приобретения, хранения и перевозки в обязательном порядке должна быть установлена цель сбыта.
Мотив преступления, как правило, корыстный, хотя в ст. 171.1 УК он не указан в качестве обязательного признака субъективной стороны.
Субъектом преступления может быть руководитель организации, независимо от организационно-правовой формы или формы собственности, а также любое лицо, занимающееся, в частности, предпринимательской деятельностью.
Статья 171.1 УК предусматривает два вида данного преступления: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированным видом преступления являются производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции, совершенные организованной группой, или неоднократно, или в особо крупном размере.
По своему содержанию данные квалифицирующие признаки соответствуют аналогичным признакам ранее рассмотренных других преступлений в сфере экономической деятельности.

_ 4. Преступления, посягающие на финансовые интересы государства и других субъектов экономической деятельности

Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК). Налоги и иные обязательные платежи являются важнейшим источником формирования доходной части бюджетов различных уровней. От своевременности и полноты сбора налогов и других обязательных платежей зависит наполняемость доходной части государственного бюджета, а также бюджетов субъектов федерации. Уклонение от уплаты налогов и других обязательных платежей подрывает устойчивость бюджетной политики, провоцирует социальную напряженность и политическую нестабильность в обществе.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 4 июля 1997 г. "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов"*(41) подчеркнул, что общественная опасность этого деяния заключается в умышленном невыполнении конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ), что влечет непоступление денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации.
Однако общественная опасность данного деяния определяется не только суммой не поступивших в бюджетную систему государства денежных средств, но и характером причиняемого им ущерба. В постановлении Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. указывается, что налог - необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в ст. 57 Конституции РФ, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества. Оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности. Неуплата налога в срок должна быть компенсирована погашением задолженности по налоговому обязательству полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога*(42).
Объектом преступления являются финансовые интересы государства.
Предметом преступления, предусмотренного ст. 198 УК, выступают два вида платежей государству: налоги и страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, уплачиваемые в соответствии с законом физическими лицами.
В данном контексте под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований (п. 1 ст. 8 НК).
Исходя из содержания диспозиции ст. 198 УК следует признать, что уголовная ответственность физического лица возможна за уклонение от уплаты только подоходного налога.
Страховые взносы в государственные внебюджетные фонды - это "плата за страхование, которую страхователь обязан внести страховщику в соответствии с договором страхования или законом"*(43).
Государственные внебюджетные фонды предназначены для социальной защиты граждан, финансирования и выплаты пенсий, пособий, медицинского страхования и т.п. К ним, в частности, относятся: Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Фонд обязательного медицинского страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ.
Объективная сторона преступления состоит прежде всего: 1) в уклонении физического лица от уплаты налога путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача ее обязательна, либо 2) во включении в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах. Наряду с перечисленными объективными признаками данного состава преступления признаются и иные способы уклонения от уплаты налога, а также страхового взноса в государственные внебюджетные фонды.
Согласно ст. 23 НК налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги, вести учет своих доходов (расходов), представлять в налоговый орган по месту учета налоговые декларации.
Налоговая декларация представляет собой письменное заявление налогоплательщика о полученных доходах и произведенных расходах, источниках доходов, налоговых льготах и исчисленной сумме налога и другие данные, связанные с исчислением и уплатой налога (см. п. 1 ст. 80 НК).
Непредставление декларации о доходах имеет место тогда, когда физическое лицо по истечении установленных налоговым законодательством сроков на подачу декларации не представило ее в соответствующие территориальные налоговые органы по месту жительства.
Одна из форм уклонения физических лиц от уплаты налога заключается во включении в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах.
Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов" под включением в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах следует понимать умышленное указание в декларации любых не соответствующих действительности сведений о размерах доходов и расходов.
Доходы - это совокупный (общий) доход, полученный гражданином в календарном году как в денежной форме (в валюте Российской Федерации или иностранной валюте), так и в натуральной, в том числе в виде материальной выгоды.
Расходы - понесенные гражданином затраты, влекущие в предусмотренных налоговым законодательством случаях уменьшение налогооблагаемой базы.
В ст. 198 УК говорится также об ином способе уклонения физического лица от уплаты налога.
В судебной практике под иным способом уклонения физического лица от уплаты налога понимаются любые действия виновного, направленные на уклонение его от уплаты налога в установленный срок, в частности, путем снятия денежных средств с банковского счета, с которого они должны быть переведены в качестве платежа налога, перевода этих средств на другой счет и т.д.*(44)
Самостоятельным преступлением, предусмотренным ст. 198 УК, является уклонение физического лица от уплаты страхового взноса в государственные внебюджетные фонды. Это может выразиться как в полной неуплате страхового взноса, так и в уменьшении его размера.
Работающие граждане являются плательщиками лишь страхового взноса в Пенсионный фонд РФ с выплат, начисленных им в виде оплаты труда. Он начисляется, удерживается и перечисляется работодателем (налоговым агентом) по месту оплаты труда. Индивидуальные предприниматели, в том числе иностранные граждане, частные детективы (охранники), нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты и аудиторы должны уплачивать страховой взнос в Пенсионный фонд РФ с дохода, полученного от их деятельности. Если указанные лица используют в своей деятельности труд наемных работников, то они обязаны уплачивать этот взнос с учетом выплат, начисленных последним в виде оплаты труда по всем основаниям, включая выполнение работ по договорам подряда и поручения.
Кроме того, эта категория плательщиков обязана вносить страховые взносы в Фонд социального страхования РФ и в фонды обязательного медицинского страхования.
Формы уклонения от уплаты страховых взносов заключаются в искажении информации об их истинных размерах. Например, преступлением будет считаться неполная уплата физическим лицом - работодателем страхового взноса в результате предоставления уполномоченному соответствующего фонда ежеквартальной расчетной ведомости (отчета), в которой суммы выплат, произведенных работникам, занижены по сравнению с фактическими.
Преступление, предусмотренное ст. 198 УК, считается оконченным с момента фактической неуплаты налога за соответствующий налогооблагаемый период в срок, установленный налоговым законодательством (см. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г.).
Согласно п. 2 ст. 119 НК непредставление налогоплательщиком налоговой декларации в течение более 180 дней по истечении установленного законодательством срока признается налоговым правонарушением. Очевидно, такой же срок (180 дней) берется при решении вопроса о моменте окончания рассматриваемого преступления в форме уклонения физического лица от уплаты налога путем непредставления декларации о доходах, если имеет место уклонение от уплаты налога в крупном размере. Если же преступление совершено путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, то окончание преступления приходится именно на момент неуплаты налога в крупном размере.
Следует согласиться с Б.В.Волженкиным в том, что "в ст. 198 УК ответственность установлена не за непредставление декларации о доходах или за искажение вносимых в декларацию сведений, а за уклонение от уплаты налога этими и иными способами. Состав преступления сконструирован как материальный, и обязательным условием ответственности является неуплата налога в крупном или особо крупном размере"*(45).
Уголовная ответственность за уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса наступает при условии, что оно совершено в крупном размере. Согласно примечанию к ст. 198 УК уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченного налога или страхового взноса превышает двести минимальных размеров оплаты труда.
Преступление совершается только с прямым умыслом. Виновный осознает, что уклоняется от уплаты налога в крупном размере путем непредставления декларации о доходах или путем включения в нее заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, или осознает, что уклоняется от уплаты страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, и желает этого.
Субъектом преступления является физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства), достигшее 16-летнего возраста, обязанное в соответствии с законодательством уплачивать налог и (или) страховой взнос в государственные внебюджетные фонды.
В соответствии с п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. действия должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления, умышленно содействовавших уклонению от уплаты налогов гражданином, надлежит квалифицировать как соучастие в совершении преступления, т.е. по ст. 33 УК и соответствующей части ст. 198 УК, а если при этом они действовали из корыстной или иной личной заинтересованности, - то и по соответствующим статьям Уголовного кодекса, устанавливающим ответственность за преступления против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285, 290, 292 УК РФ).
Статья 198 УК предусматривает два вида преступлений: основной (ч. 1) и квалифицированный (ч. 2).
Часть 2 ст. 198 УК содержит два квалифицирующих признака: 1) совершение деяния в особо крупном размере и 2) совершение деяния лицом, ранее судимым за преступления, предусмотренные данной статьей или ст. 194 или 199 УК.
Согласно примечанию к ст. 198 УК данное преступление признается совершенным в особо крупном размере, если сумма неуплаченного налога и (или) страхового взноса в государственные внебюджетные фонды превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда. Ранее судимым за уклонение от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды следует считать лицо, которое до совершения этого преступления было осуждено за преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 194, 198 или 199 УК, и данная судимость не снята и не погашена в порядке, установленном уголовным законом. Кроме того, исходя из содержания п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г., ранее судимым за уклонение от уплаты налога следует считать также лицо, которое в прошлом было осуждено "по ч. 1 ст. 162.2 УК РСФСР, если приговором по этому делу установлено сокрытие полученных доходов, подоходный налог с которых превышает двести минимальных размеров оплаты труда, либо по ч. 2 ст. 162.2 УК РСФСР по признаку "сокрытие полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения в особо крупных размерах", при условии, что прошлая судимость не снята или не погашена в установленном законом порядке".
Примечанием 2 к ст. 198 УК предусмотрено, что "лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также ст. 194 или 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб".
Освобождение от уголовной ответственности физического лица за уклонение от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды возможно лишь при наличии совокупности всех трех приведенных условий.
Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации (ст. 199 УК). Объектом рассматриваемого преступления являются финансовые интересы государства.
Объективная сторона преступления заключается в уклонении от уплаты: 1) налогов с организации путем включения в документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах, либо 2) налогов с организации иным способом, либо 3) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации.
К организациям, о которых говорится в ст. 199 УК, относятся указанные в налоговом законодательстве плательщики налогов, за исключением физических лиц (см. п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г.).
Согласно п. 2 ст. 11 НК организации - это юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, их филиалы и представительства, созданные на территории Российской Федерации.
Организации-налогоплательщики обязаны уплачивать: налог на добавленную стоимость; акцизы на отдельные виды товаров (услуг) и отдельные виды минерального сырья; налог на прибыль (доход) организации; налог на доходы от капитала; налог на пользование недрами и некоторые другие налоги (ст. 13 НК).
К числу основных обязанностей налогоплательщика-организации относятся: ведение в установленном порядке учета своих доходов (расходов) и объектов налогообложения; представление в налоговый орган по месту учета в установленном порядке декларации по тем налогам, которые они обязаны уплачивать; представление налоговым органам и их должностным лицам документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов; обеспечение сохранности в течение трех лет данных бухгалтерского учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, а также документов, подтверждающих полученные доходы и произведенные расходы и уплаченные налоги, и др. (ст. 23 НК).
Налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных, документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением (ст. 54 НК).
Кроме налогов, организации обязаны уплачивать страховые взносы в государственные внебюджетные фонды: Пенсионный фонд, Фонд социального страхования, Фонд обязательного медицинского страхования, Государственный фонд занятости населения.
В ст. 199 УК указан лишь один наиболее распространенный способ уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций - это включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах. Вместе с тем в этой статье говорится о совершении данного преступления "иным способом". Отсюда уклонение от уплаты налогов или соответствующих страховых взносов с организаций является преступлением, независимо от способа его совершения.
Обычно такое деяние выражается в: непредставлении бухгалтерской отчетности (декларации) в налоговые органы; неотражении в бухгалтерских документах каких-либо объектов налогообложения; фиктивной реорганизации (ликвидации) организации; осуществлении сделок без документального оформления; неоприходовании денежной выручки в кассу; подмене объекта налогообложения; занижении объема (стоимости) реализованной продукции (работ, услуг); завышении стоимости приобретенного сырья, топлива, услуг, относимых на издержки производства и обращения; отнесении на издержки производства расходов в размерах, превышающих действительные; отнесении на издержки производства расходов, не имеющих места в действительности, и др.
Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации наступает при условии, что данное деяние совершено в крупном размере.
Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных налогов и (или) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда (примечание к ст. 199 УК).
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. разъяснено, что по смыслу закона (ст. 199 УК) "уклонение от уплаты налогов с организаций может быть признано совершенным в крупном размере как в случаях, когда сумма неуплаченного налога превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда по какому-либо одному из видов налогов, так и в случаях, когда эта сумма является результатом неуплаты нескольких различных налогов".
Оконченным преступление является с момента фактической неуплаты организацией-плательщиком налога за соответствующий налогооблагаемый период в срок, установленный налоговым законодательством, и (или) неуплаты страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном размере.
Если в документы бухгалтерского учета включены заведомо искаженные данные по налогам (страховым взносам) и такая отчетная документация представлена в соответствующие органы, то имеет место покушение на совершение данного преступления.
С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Виновный осознает факт уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации в крупном размере путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом и желает таким способом уклониться от уплаты налогов и (или) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды в названном размере.
Мотивы и цели не являются обязательными признаками данного состава преступления и на квалификацию содеянного не влияют.
Субъектом преступления может быть лицо, на которое в соответствии с его полномочиями возложена обязанность обеспечить уплату налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации.
К таким лицам относятся руководитель и главный (старший) бухгалтер, а также лица, фактически, законно выполняющие их обязанности, организаций-плательщиков любой организационно-правовой формы и формы собственности. Другие лица, в частности, служащие организаций-плательщиков налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, включившие в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные по уплате налогов или страховых взносов, могут нести ответственность лишь как соучастники данного преступления.
Лица, организовавшие совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК, или руководившие этим преступлением либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера организации-плательщика или содействовавшие совершению преступления советами, указаниями и т.п., несут ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники по ст. 33 и 199 УК (см. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г.).
Статья 199 УК предусматривает два вида уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации: основной (ч. 1) и квалифицированный (ч. 2).
Преступление признается квалифицированным, если оно совершается: а) группой лиц по предварительному сговору; б) лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных ст. 199, а также ст. 194 или 198 УК; в) неоднократно; г) в особо крупном размере.
Понятие группы лиц по предварительному сговору раскрывается в п. 2 ст. 35 УК. В такую группу должны входить только соисполнители - руководитель организации и главный (старший) бухгалтер либо иные лица, законно выполняющие их обязанности, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления.
Содержание уклонения от уплаты налогов или страховых взносов с организации лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных ст. 199, 194 или 198 УК, рассмотрено применительно к аналогичному квалифицирующему признаку, предусмотренному ч. 2 ст. 198 УК.
Неоднократность уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации заключается в совершении этого же преступления два раза и более, если ранее виновный не был осужден за эти деяния (ст. 16 УК).
Уклонение от уплаты таких налогов или страховых взносов не признается совершенным неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности.
Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации признается совершенным в особо крупном размере, если сумма неуплаченных налогов и (или) страховых взносов превышает пять тысяч минимальных размеров оплаты труда (примечание к ст. 199 УК).
Основания для освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших данное преступление, аналогичны тем, что и при уклонении физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (см. примечание 2 к ст. 198 УК).
Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК). Таможенные платежи являются одним из видов платежей, составляющих налоговую систему Российской Федерации.
Согласно ст. 110 ТК при перемещении через таможенную границу товаров или иных предметов и в других случаях, установленных Таможенным кодексом, уплачиваются следующие таможенные платежи: 1) таможенная пошлина; 2) налог на добавленную стоимость; 3) акцизы; 4) сборы за выдачу лицензий таможенными органами Российской Федерации и возобновление действий лицензии; 5) сборы за выдачу квалификационного аттестата специалиста по таможенному оформлению и возобновление действия аттестата; 6) таможенные сборы за таможенное оформление; 7) таможенные сборы за хранение товаров; 8) таможенные сборы за таможенное сопровождение товаров; 9) плата за информирование и консультирование; 10) плата за принятие предварительного решения; 11) плата за участие в таможенных аукционах.
Таможенные органы осуществляют в порядке, установленном таможенным законодательством, привлечение к ответственности лиц за нарушение законодательства о налогах и сборах в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации (п. 3 ст. 34 НК).
Общественная опасность этого деяния заключается в том, что вследствие уклонения от уплаты таможенных платежей и непоступления их в бюджет причиняется вред финансовым интересам государства.
Объектом уклонения от уплаты таможенных платежей являются финансовые интересы государства.
Объективная сторона преступления состоит в уклонении плательщика (декларанта либо иного лица) от уплаты таможенных платежей в соответствии с Таможенным кодексом.
Таможенные платежи уплачиваются до принятия или одновременно с принятием таможенной декларации. В исключительных случаях плательщику может быть предоставлена отсрочка или рассрочка уплаты таможенных платежей, которая не может превышать двух месяцев со дня принятия таможенной декларации. Лицам, предпринимавшим попытку уклониться от уплаты таможенных платежей, отсрочка или рассрочка уплаты таких платежей не предоставляется (ст. 119, 121 ТК).
Преступление считается оконченным с момента уклонения виновного от своевременной уплаты таможенных платежей в крупном размере.
Согласно примечанию к ст. 194 УК уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если стоимость неуплаченных таможенных платежей превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда.
С субъективной стороны преступление предполагает лишь прямой умысел. Виновное лицо сознает, что своевременно не уплачивает причитающиеся с него таможенные платежи в крупном размере, и желает этого.
Субъектом уклонения от уплаты таможенных платежей может быть достигшее 16-летнего возраста лицо, обязанное в случаях, установленных Таможенным кодексом, своевременно их уплачивать.
Таможенные платежи уплачиваются непосредственно декларантом либо иным лицом в соответствии с Таможенным кодексом РФ (ст. 118).
Декларант - лицо, перемещающее товары, а также таможенный брокер (посредник), декларирующие, представляющие и предъявляющие товары и транспортные средства от собственного имени (п. 10 ст. 18 ТК). К иным лицам, в частности, относятся: владелец таможенного склада (ст. 50); владелец магазина беспошлинной торговли (ст. 56); лицо, которое ввезло товары в свободную таможенную зону или поместило их на свободный склад (ст. 85).
Квалифицированными видами уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, являются совершение этого деяния: а) группой лиц по предварительному сговору; б) лицом, ранее судимым за совершение этого преступления либо за преступления, предусмотренные ст. 198 или 199 УК; в) неоднократно; г) в особо крупном размере.
В группу лиц, совершающих данное преступление по предварительному сговору, должны входить только соисполнители-декларанты либо иные лица, обязанные в соответствии с Таможенным кодексом уплачивать таможенные платежи и непосредственно участвующие в совершении преступления. Непосредственное участие в совершении преступления означает выполнение отдельными членами группы хотя бы части объективной стороны состава данного преступления. Однако для оконченного состава преступления необходимо, чтобы уклонение от уплаты таможенных платежей было выполнено совместными усилиями всех лиц, входящих в группу.
Содержание уклонения от уплаты таможенных платежей лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных ст. 194, 198 или 199 УК, не отличается от аналогичного признака, рассмотренного применительно к квалифицированному составу преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК.
Содержание неоднократности охарактеризовано применительно к квалифицированному составу преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК.
Особо крупный размер преступления определен в примечании к ст. 194 УК, где указано, что уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в особо крупном размере, если сумма неуплаченных таможенных платежей превышает три тысячи минимальных размеров оплаты труда.
Основания для освобождения от уголовной ответственности за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, аналогичны тем, что и при совершении преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК.
Злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185 УК). Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. "О рынке ценных бумаг"*(46) регулируются отношения, возникающие при эмиссии и обращении эмиссионных ценных бумаг, независимо от типа эмитента, а также особенности создания и деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг (ст. 1).
Общественная опасность деяния обусловливается тем, что в результате недостоверной информации при выпуске ценных бумаг (эмиссии) нарушаются интересы инвесторов-владельцев ценных бумаг.
Эмиссионная ценная бумага - любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению установленных федеральным законом формы и порядка; размещается выпусками, имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги. Эмиссионными ценными бумагами в том числе являются акции и облигации.
Акция - эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации.
Облигация - эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее держателя на получение от эмитента облигации в предусмотренный ею срок ее номинальной стоимости и зафиксированного в ней процента от этой стоимости или иного имущественного эквивалента.
Выпуск ценных бумаг - совокупность ценных бумаг одного эмитента, обеспечивающих одинаковый объем прав владельцам и имеющих одинаковые условия эмиссии (первичного размещения). Все бумаги одного выпуска должны иметь один государственный регистрационный номер. Эмитент - юридическое лицо или органы исполнительной власти либо органы местного самоуправления, несущие от своего имени обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных ими. Эмиссия ценных бумаг - последовательность действий эмитента по размещению эмиссионных ценных бумаг.
Эмитент имеет право начинать размещение выпускаемых им эмиссионных ценных бумаг только после регистрации выпуска. При этом эмитент обязан представить в регистрирующий орган проспект эмиссии, который должен содержать данные о финансово-хозяйственной деятельности эмитента, бухгалтерский баланс по состоянию на конец последнего квартала перед принятием решения о выпуске эмиссионных ценных бумаг, о порядке выплаты доходов по эмиссионным ценным бумагам, методике определения размера доходов и т.д.
Объектом преступления являются интересы инвесторов-владельцев ценных бумаг.
С объективной стороны злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии) заключается в совершении хотя бы одного из следующих действий: 1) внесение в проспект эмиссии ценных бумаг недостоверной информации; 2) утверждение проспекта эмиссии, содержащего недостоверную информацию; 3) утверждение недостоверных результатов эмиссии.
Недостоверная информация может касаться различных сведений, содержащихся в проспекте эмиссии. Так, согласно Федеральному закону "О рынке ценных бумаг" недостоверная информация может выражаться, например, во внесении в проспект эмиссии ложных данных о финансовом положении эмитента, о его уставном капитале, о порядке выплаты доходов по эмиссионным ценным бумагам, методике определения размера доходов и т.п.
Утверждение проспекта эмиссии с недостоверной информацией или недостоверных результатов эмиссии представляет собой подписание должностными лицами (руководителем и главным бухгалтером) эмитента решения о выпуске в обращение эмиссионных ценных бумаг и (или) отчета об итогах их выпуска.
Обязательным условием наступления уголовной ответственности за злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) является причинение крупного ущерба владельцу ценной бумаги, т.е. лицу, которое приобрело ценные бумаги, произвело их оплату и в момент приобретения не знало и не могло знать о злоупотреблениях эмитента.
Причинение крупного ущерба является оценочным понятием. Он определяется в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств дела, в частности, материального положения потерпевшего гражданина, финансового положения юридического лица.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что вносит в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверную информацию, или утверждает проспект эмиссии, содержащий заведомо недостоверную информацию, или утверждает заведомо недостоверные результаты эмиссии, предвидит возможность или неизбежность причинения в результате таких действий крупного ущерба владельцу ценной бумаги и желает его наступления либо не желает, но сознательно допускает это последствие или относится к нему безразлично.
Мотив деяния не влияет на квалификацию.
Субъектом злоупотребления при выпуске ценных бумаг могут быть должностные лица органов управления эмитента, принявшие решение о включении в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации или утвердившие такой проспект.
В случае злоупотребления, выразившегося в утверждении заведомо недостоверных результатов эмиссии, субъектом преступления могут быть должностные лица органа государственной регистрации ценных бумаг, в обязанности которых входит утверждение результатов эмиссии.
Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК). Общественная опасность рассматриваемого преступления обусловливается тем, что изготовлением и сбытом поддельных денег и ценных бумаг может быть нарушено нормальное денежное обращение.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17 апреля 2001 г. "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг"*(47) подчеркнул, что это преступление приобретает повышенную общественную опасность в условиях становления рыночной экономики, подрывая устойчивость отечественной валюты и затрудняя регулирование денежного обращения.
Объектом данного преступления является кредитно-денежная система Российской Федерации.
Объективную сторону состава преступления составляют две альтернативные формы: 1) изготовление в целях сбыта и 2) сбыт поддельных денег или ценных бумаг.
В уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств выделяются три самостоятельные формы данного преступления. Так, согласно ст. 386 УК Испании 1995 г. наказывается тюремным заключением на срок от восьми до двенадцати лет и штрафом в размере десятикратной стоимости поддельных денег тот, кто: 1) изготовит фальшивые деньги; 2) ввезет их в страну; 3) осуществит сбыт фальшивых денег или распространит их в сговоре с фальшивомонетчиками или контрабандистами.
Более широкий круг возможных форм данного преступления назван в Уголовном кодексе Республики Польша 1997 г. Согласно _ 1 ст. 310 подлежит наказанию лишением свободы на срок не менее 5 лет либо наказанию лишением свободы на срок 25 лет прежде всего тот, кто подделывает либо переделывает польский либо иностранный денежный знак. Вместе с тем подлежит наказанию лишением свободы на срок от 1 года до 10 лет и тот, кто поддельные деньги "выпускает в обращение либо с этой целью их принимает, хранит, перевозит, переносит, пересылает либо помогает в их сбыте или сокрытии".
В Уголовном кодексе Германии в ред. 1998 г. содержится раздел "Подделка денежных знаков и знаков оплаты", в котором предусмотрена ответственность за различные виды подделки денежных знаков и знаков оплаты. В числе таких норм, например, _ 146 - подделка денежных знаков; _ 147 - сбыт поддельных денежных знаков; _ 148 - подделка знаков оплаты; _ 149 - подготовка подделки денег или знаков оплаты.
При совершении этого преступления предметом изготовления или сбыта могут быть: банковские билеты Центрального банка РФ; металлическая монета; государственные ценные бумаги или другие ценные бумаги в валюте Российской Федерации; иностранная валюта или ценные бумаги в иностранной валюте.
Законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации, является рубль (ст. 140 ГК).
Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых возможны только при его предъявлении (ст. 142 ГК).
К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг (ст. 143 ГК).
По ст. 186 УК могут быть квалифицированы только изготовление или сбыт таких поддельных денежных знаков, которые находятся в денежном обращении у нас в стране или за рубежом, а также изымаемые из денежного оборота, но подлежащие обмену.
Изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных денежных знаков и ценных бумаг, изъятых из обращения (монеты старой чеканки, деньги, отмененные денежными реформами, и т.п.) и имеющих лишь коллекционную ценность, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК, и должны при наличии к тому оснований квалифицироваться как мошенничество.
Под изготовлением поддельных денег и ценных бумаг следует понимать как частичную подделку денежных купюр или ценных бумаг (переделка номинала подлинного денежного знака, подделка номера, серии облигации и других реквизитов денег и ценных бумаг), так и изготовление полностью поддельных денег и ценных бумаг.
Для состава рассматриваемого преступления способ подделки не имеет значения, однако необходимо установить, являются ли денежные купюры, монеты или ценные бумаги поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками и ценными бумагами.
Для квалификации действий лица по ст. 186 УК должно быть установлено, что данным лицом были изготовлены или сбывались такие фальшивые денежные знаки или ценные бумаги, обнаружение подделки которых в обычных условиях реализации денег или ценных бумаг было затруднительным или вовсе исключалось.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17 апреля 2001 г. разъяснил, что в тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество.
Изготовление фальшивых денежных знаков или ценных бумаг является оконченным преступлением, если с целью последующего сбыта изготовлен хотя бы один денежный знак или ценная бумага, независимо от того, удалось ли осуществить сбыт подделки.
Сбыт поддельных денег или ценных бумаг состоит в использовании их в качестве средства платежа при оплате товаров и услуг, размене, дарении, даче взаймы, продаже и т.п. Приобретение заведомо поддельных денег или ценных бумаг в целях их последующего сбыта в качестве подлинных следует квалифицировать по ст. 30 и 186 УК как приготовление к сбыту поддельных денег или ценных бумаг.
Сбыт считается оконченным преступлением с момента принятия кем-либо хотя бы одного поддельного денежного знака или поддельной ценной бумаги.
Изготовление и сбыт поддельных денег или ценных бумаг, когда эти действия совершаются разными лицами, образуют для каждого самостоятельное преступление, квалифицируемое по ст. 186 УК.
С субъективной стороны изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных денег, ценных бумаг или иностранной валюты могут совершаться только с прямым умыслом. Отсутствие при изготовлении цели сбыта исключает уголовную ответственность.
При изготовлении поддельных денег или поддельных ценных бумаг виновный сознает, что он изготавливает поддельные деньги или ценные бумаги и желает изготовить таковые, имея при этом цель последующего пуска их в обращение. При сбыте поддельных денег или ценных бумаг лицо сознает, что пускает в обращение поддельные денежные знаки или поддельные ценные бумаги, и желает пустить их в обращение.
Сбыт поддельных денег или ценных бумаг предполагает незаконное (путем обмана) приобретение лицом частного, государственного, муниципального или иного чужого имущества, а поэтому все совершенное охватывается составом рассматриваемого преступления и дополнительной квалификации по ст. 159 УК как мошенничество не требует (см. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 апреля 2001 г.)*(48).
Субъектом преступления могут быть как лица, изготовившие с целью сбыта поддельные деньги или ценные бумаги, так и лица, сбывавшие их и знавшие об их поддельности.
Уголовной ответственности за сбыт поддельных денег или ценных бумаг подлежат не только лица, занимающиеся их изготовлением или сбытом, но и лица, в силу стечения обстоятельств ставшие обладателями поддельных денег или ценных бумаг, сознающие это и использующие их как подлинные.
Статья 186 УК предусматривает три вида преступлений: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный (ч. 3).
Квалифицированным видом преступления считается совершение соответствующих действий в крупном размере либо лицом, ранее судимым за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ч. 2).
В ст. 186 УК не раскрывается понятие "крупный размер" для данного преступления. Он определяется в каждом конкретном случае с учетом количества изготовленных или сбытых поддельных денег или ценных бумаг и их номиналов.
В уголовных кодексах некоторых государств-участников СНГ содержится легальное разъяснение понятия крупного размера по отношению к рассматриваемому преступлению. Так, в Уголовном кодексе Республики Узбекистан 1995 г. крупным размером признается размер в пределах от тридцати до ста минимальных размеров заработной платы (разд. 8 УК "Правовое значение терминов").
Ранее судимым за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг признается лицо, судимость которого не погашена или не снята в установленном законом порядке.
Особо квалифицированным видом преступления является совершение его организованной группой (ч. 3 ст. 186 УК).
Под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких рассматриваемых преступлений. Совершение преступления такой группой может состоять в распределении ролей между ее участниками. Однако независимо от непосредственной роли в процессе совместного совершения данного преступления все участники организованной группы привлекаются к ответственности как исполнители (соисполнители) преступления по ч. 3 ст. 186 УК.
Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК). Согласно п. 1 ст. 845 ГК по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
При этом договором может быть предусмотрено удостоверение прав по распоряжению денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом (п. 3 ст. 847 ГК).
Общественная опасность деяния состоит в причинении ущерба финансовым интересам хозяйствующих субъектов при осуществлении безналичных денежных взаиморасчетов.
Объектом преступления является установленный законодательством порядок, обеспечивающий нормальное обращение кредитных и иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами.
В качестве предмета преступления выступают кредитные и расчетные карты, а также иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами.
К кредитным, расчетным картам и иным платежным документам относятся документы, не являющиеся ценными бумагами, но которые обладают свойствами платежного документа, удостоверяющего, устанавливающего или предоставляющего имущественные права либо удостоверяющего или устанавливающего такие же обязанности.
Так, кредитная карта является документом персонального доступа и распоряжения денежными средствами, находящимися на банковском счете владельца, и кредитного лимита сверх данной суммы, предоставленной банком в соответствии с договором. Это - карта стандартных размеров, изготовленная из специального материала, имеющая обязательные реквизиты (наименование, данные о владельце, фотографию, подпись владельца, идентификационный номер, срок действия и др.). Известны как международные ("Мастер Кард", "Виза", "Америкен-экспресс" и др.), так и пластиковые кредитные карты эмитентов и банков-владельцев регионального применения. В отличие от кредитных, расчетные карты предоставляют доступ и распоряжение денежными средствами в пределах суммы размещенных на счете средств, так называемая дебетная карта. Среди них могут быть карты специального назначения - дисконтные (предоставляющие определенные денежные льготы или скидки), туристические, проездные, телефонные (обеспечивающие расчеты в пределах ранее оплаченного лимита).
К иным платежным документам, не являющимся ценными бумагами, относятся должным образом оформленные документы, требования или поручения владельца счета на перечисление денежных средств по соответствующим платежам (работы, услуги, товары и др.)*(49).
Объективная сторона данного преступления заключается в изготовлении или сбыте поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами.
Изготовление выражается в полной или частичной подделке кредитных, расчетных карт или иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Способы изготовления могут быть различными. Например, внесение в реквизиты подлинной, похищенной у законного владельца или случайно найденной карты (номер, данные о владельце, его подпись, цифровой код) новой информации. Это делается путем срезания имеющихся цифр и букв, впечатанных в плоскость карты, и приклеивания других либо путем термической обработки, когда для того, чтобы убрать старые данные, выглаживают пластмассу, а затем на ней вдавливается новый текст*(50).
Так, в сентябре 2000 г. был задержан старший менеджер одной из коммерческих фирм, который с помощью картозаписывающего прибора ("картридера") преобразовывал магнитные полосы своих подлинных кредитных карт "Мастер" и "Виза", внося в них реквизиты карт иностранных граждан с крупными банковскими счетами, и расплачивался по ним*(51).
Изготовление поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов подпадает под признаки ст. 187 УК при условии, что эти действия совершаются с целью сбыта изготовленных таким путем названных документов.
Сбыт состоит в использовании таких документов в качестве средства платежа, например при оплате товаров или услуг.
Преступление признается оконченным с момента изготовления в целях сбыта или сбыта хотя бы одной кредитной либо расчетной карты или иного платежного документа.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление предполагает вину лишь в форме прямого умысла. При изготовлении поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов виновный сознает, что он изготавливает поддельные платежные документы, и желает изготовить таковые, имея при этом цель последующего их сбыта.
При сбыте поддельных кредитных либо расчетных карт или иных платежных документов виновный сознает, что сбывает такие предметы, и желает их сбыть.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое изготовляло с целью сбыта или сбывало поддельные кредитные либо расчетные карты или иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами.
Статья 187 УК предусматривает два вида преступлений: основной (ч. 1) и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированный вид преступления имеет место в случаях, когда данное деяние совершено: а) неоднократно или б) организованной группой. Содержание этих признаков совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений в сфере экономической деятельности.
Получение по поддельным платежным документам, не являющимся ценными бумагами, денежных средств должно дополнительно квалифицироваться как хищение чужого имущества путем мошенничества.

_ 5. Преступления, посягающие на интересы кредиторов

Незаконное получение кредита (ст. 176 УК). Одним из важнейших условий успешной экономической деятельности является возможность своевременного получения кредита хозяйствующими субъектами. Общие положения, в соответствии с которыми заключается кредитный договор, содержатся в гл. 42 Гражданского кодекса. Так, в частности, ст. 819 ГК устанавливает, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. При этом кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок (см. ст. 821 ГК РФ).
Банки, иные кредитно-финансовые учреждения, а также физические лица, которые выступают в качестве кредитора, осуществляют кредитные отношения с заемщиком на основе принципов срочности, возвратности, платности, обеспеченности и целенаправленности.
Кредит, как правило, носит целевой характер, т.е. его можно использовать только на цели, обусловленные договором. Заемщик обязан предоставить кредитору возможность контроля за обеспеченностью кредита.
Срочность кредита означает, что полученную денежную сумму следует вернуть кредитору в установленный договором срок.
Возмездность кредита заключается в обязанности заемщика не только вернуть полученную денежную сумму, но и выплатить определенный процент за время пользования средствами.
Общественная опасность незаконного получения кредита состоит в нарушении установленного порядка осуществления экономической деятельности в сфере кредитования. Кроме того, это преступление причиняет имущественный ущерб кредиторам.
Объект преступления - интересы кредиторов.
Предметом преступления являются кредит или льготные условия кредитования, т.е. более выгодные, по сравнению с общими, условия получения кредита или его возврата.
С объективной стороны преступление заключается в незаконном получении кредита.
Рассматриваемое преступление может выразиться в форме незаконного получения: 1) кредита либо льготных условий кредитования (ч. 1); 2) государственного целевого кредита, а равно его использования не по прямому назначению (ч. 2).
Незаконное получение кредита выражается в том, что индивидуальный предприниматель или руководитель организации получает денежные средства (кредит) либо добивается льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, гарантирующих возвращение кредита в срок.
Уголовно наказуемым является лишь один способ незаконного получения кредита - предоставление кредитору ложных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии заемщика.
Заведомо ложные сведения - это неверные данные, о которых заемщик достоверно знает, что они искажают или скрывают истинное положение вещей. Заведомая ложность сведений состоит в том, что в них осознанно не внесены верные или отражены неполные данные, искажающие смысл и содержание представленной информации, в результате чего сделаны неверные оценки. Эти сведения содержат данные о хозяйственном положении либо финансовом состоянии.
Хозяйственное положение - совокупность внутренних и внешних данных, характеризующих ведение экономического хозяйства предприятием, его производственную сторону дела. К заведомо ложным сведениям о хозяйственном положении, например, относятся: неверные данные об учредителях, руководителях, акционерах, основных партнерах предприятия, связях, кооперации с другими фирмами; фиктивные гарантийные письма, поручительства; сфальсифицированные договоры, платежные, транспортные и иные документы о хозяйственной операции, на которую испрашивается кредит; поддельные договоры и другие документы, неправильно свидетельствующие о возможности реализации заемщиком своей продукции, и др.
К заведомо ложным сведениям о финансовом состоянии относятся, в частности, сфальсифицированные: бухгалтерские документы о регистрации в налоговой инспекции, в которых финансовое состояние показано в более лучшем положении; справки о полученных кредитах и займах в других банках и др.*(52)
Оконченным преступление в данной форме считается с момента причинения банку или иному кредитору крупного ущерба.
Понятие крупного ущерба в ст. 176 УК не определено, он устанавливается с учетом всех обстоятельств конкретного дела. В частности, этот ущерб может быть связан с несвоевременным возвратом всего или части кредита, неуплатой процентов по кредитному договору, что причиняет кредитору ущерб как реальный (прямые убытки), так и в виде иной упущенной выгоды, в результате получения льгот при кредитовании.
Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Виновный сознает, что получает кредит на обычных или льготных условиях путем обмана кредитора, предоставив ему заведомо ложные сведения о своем хозяйственном либо финансовом состоянии, предвидит возможность или неизбежность причинения в результате этих действий крупного ущерба гражданам, организациям или государству и желает причинения такого ущерба, либо не желает, но сознательно его допускает или относится к наступлению такого последствия безразлично.
Субъектом незаконного получения кредита может быть индивидуальный предприниматель или руководитель организации, независимо от ее организационно-правовой формы или формы собственности.
Рассматриваемое преступление следует отличать от мошенничества.
При незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176 УК) умысел преступника направлен на временное получение кредита с последующим, пусть несвоевременным, возвращением денежных средств, взятых в кредит. Мошенничество же является способом хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, когда умысел преступника уже в момент введения кредитора в заблуждение направлен на противоправное и безвозмездное с корыстной целью изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.
Согласно ч. 2 ст. 176 УК рассматриваемое преступление может выражаться также в незаконном получении государственного целевого кредита, а равно его использовании не по прямому назначению (например, выделенный Центральным банком РФ денежный кредит для ликвидации стихийного бедствия используется для приобретения автотранспорта и строительства гаражей).
Следовательно, ответственность предусмотрена за незаконное получение государственного целевого кредита, если даже его использование не было нецелевым.
Для решения в данном случае вопроса о незаконности кредита следует установить, в чем заключались отступления от определенного порядка его получения.
Заемщик при получении бюджетной ссуды обязан использовать средства только по целевому назначению в соответствии с заключенным договором и не может зачислять их на депозитные счета в качестве кредитных ресурсов, использовать для покупки свободно конвертируемой валюты (за исключением случаев приобретения в установленном порядке необходимых импортных материалов и оборудования по согласованию с Министерством финансов РФ), отвлекать на другие финансовые операции (приобретение валюты в целях получения доходов от ее продажи, осуществление взносов в уставный фонд другого юридического лица, оказание ему финансовой поддержки и др.).
В этой форме незаконное получение кредита считается оконченным преступлением с момента причинения гражданам, организациям или государству крупного ущерба, который устанавливается с учетом всех обстоятельств конкретного дела.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым и косвенным умыслом.
При незаконном получении государственного целевого кредита виновный сознает, что незаконно получает кредит, предвидит возможность или неизбежность причинения в результате этого крупного ущерба гражданам, организациям или государству и желает причинить такой ущерб либо сознательно его допускает.
При использовании государственного целевого кредита не по прямому назначению виновный сознает, что полученный кредит он использует не в соответствии с его назначением, предвидит возможность или неизбежность причинения в результате этого крупного ущерба гражданам, организациям или государству и желает причинить указанный ущерб либо сознательно его допускает.
Мотив и цель не являются обязательными признаками, характеризующими субъективную сторону этого состава преступления, и на его квалификацию не влияют. Вместе с тем, если незаконное получение государственного целевого кредита либо его использование не по прямому назначению осуществляется с целью завладения кредитом, возникшей до его получения, то содеянное следует квалифицировать по ст. 159 УК как мошенничество.
Субъектом преступления может быть лицо, являющееся получателем или распорядителем кредита. Им признается руководитель государственной или другой организации либо гражданин, незаконно получивший государственный целевой кредит или использовавший его не по прямому назначению, т.е. на цели, которые не имелись в виду при его выдаче.
Незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, причинившие крупный ущерб гражданам, организациям или государству, одновременно подпадают под признаки преступлений, ответственность за которые предусмотрена ч. 2 ст. 176 и п. "б" ч. 3 ст. 165 УК. В данном случае имеет место конкуренция общей (ст. 165) и специальной (ч. 2 ст. 176) норм. В соответствии с п. 3 ст. 17 УК при конкуренции общей и специальной норм уголовная ответственность наступает по специальной норме, а поэтому данное деяние надлежит квалифицировать только по ч. 2 ст. 176 УК.
Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК). Общественная опасность данного преступления определяется тем, что лица, злостно уклоняющиеся от погашения кредиторской задолженности, нарушают кредитные обязательства и тем самым причиняют ущерб кредитору.
Рассматриваемое преступление является следствием нарушения ст. 395 ГК, устанавливающей, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают причитающуюся ему сумму процентов, то он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.
Объектом преступления являются интересы кредиторов.
Объективная сторона преступления состоит в злостном уклонении: от погашения кредиторской задолженности; от оплаты ценных бумаг.
Статья 177 УК устанавливает ответственность фактически за два самостоятельных преступления: 1) злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности и 2) злостное уклонение от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта.
Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности заключается в отказе заемщика (руководителя организации или гражданина, не обязательно индивидуального предпринимателя) выполнить условия кредитного договора и возвратить банку или иной кредитной организации полученную денежную сумму.
Под кредиторской задолженностью понимаются денежные средства, временно привлеченные организацией или гражданином и подлежащие возврату соответствующим кредиторам.
Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности признается оконченным преступлением с момента неисполнения обязанности погасить кредиторскую задолженность в крупном размере.
Согласно примечанию к ст. 177 УК кредиторской задолженностью в крупном размере является задолженность гражданина в сумме, превышающей пятьсот минимальных размеров оплаты труда, а организацией - в сумме, превышающей две тысячи пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
Злостное уклонение от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта - это неисполнение судебного решения, касающегося спора относительно обязательств по кредитному договору, если кредит выдавался под залог ценных бумаг. По таким кредитным договорам заемщик обязан оплатить ценные бумаги в сроки, указанные в кредитном договоре.
Злостное уклонение от оплаты ценных бумаг признается оконченным преступлением с момента вступления в законную силу судебного акта (решения), обязывающего заемщика произвести оплату ценных бумаг, независимо от наступления дальнейших последствий и размера неоплаченных ценных бумаг.
Злостность как обязательный признак состава преступления - это осознанный неоднократный отказ заемщика выполнить условия кредитного договора, когда у него имеется возможность погасить задолженность или оплатить ценную бумагу.
С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что злостно уклоняется от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг, осведомлен о наличии судебного акта (решения), вступившего в законную силу, и о своей обязанности исполнить его и желает уклониться от выполнения своих обязательств, вытекающих из кредитного договора.
Мотивы этого преступления не влияют на квалификацию.
Субъектом преступления может быть руководитель организации любой формы собственности, обязанной погасить кредиторскую задолженную или оплатить ценные бумаги, а также гражданин, являющийся должником, при этом не обязательно индивидуальный предприниматель.
Неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК). Нормальное функционирование рыночных отношений предполагает добропорядочность, доверие в гражданском обороте между субъектами предпринимательской и иной экономической деятельности при выполнении ими принятых обязательств.
Общественная опасность неправомерных действий при банкротстве заключается в нарушении несостоятельным должником (банкротом) своих имущественных обязательств по отношению к кредиторам, которым причиняется крупный ущерб.
Общие положения о банкротстве содержатся в Гражданском кодексе РФ, Федеральном законе от 8 января 1998 г. "О несостоятельности (банкротстве)"*(53) и постановлении Правительства РФ от 22 мая 1998 г. N 476 "О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства"*(54).
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" определяет несостоятельность (банкротство) как признанную арбитражным судом или объявленную должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.
Неправомерные действия при банкротстве в общем понимании - это нарушение интересов кредиторов руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве или в предвидении банкротства в целях извлечения материальной выгоды.
Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.
Основанием признания индивидуального предпринимателя банкротом является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества (см. ст. 3 и 164 Федерального закона от 8 января 1998 г.).
Факт несостоятельности (банкротства) юридического лица (организации) удостоверяется арбитражным судом или официальным объявлением должника о своей несостоятельности (банкротстве) при его добровольной ликвидации.
Индивидуальный предприниматель признается несостоятельным (банкротом) по решению суда или же по согласованию с кредиторами добровольно объявляет себя банкротом.
Статья 195 УК предусматривает различные деяния, объединенные общим понятием "неправомерные действия при банкротстве".
Объектом преступления являются имущественные интересы кредиторов.
Предметом преступления являются имущество, имущественные обязательства, сведения об имуществе, его размере, местонахождении, иная информация об имуществе, бухгалтерские и иные учетные документы, отражающие экономическую деятельность индивидуального предпринимателя-должника или организации-должника.
Объективная сторона преступления заключается в неправомерных действиях при банкротстве или в предвидении банкротства и может выражаться в четырех формах: 1) сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе; 2) передача имущества в иное владение; 3) отчуждение или уничтожение имущества; 4) сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность.
Под сокрытием имущества, имущественных обязательств, сведений об имуществе понимают их утаивание различными способами (например, перевоз имущества в другое место, достижение договоренности с хозяйствующими партнерами об отсрочке выполнения ими имущественного обязательства, перевод денежных средств со счетов предприятия на другие счета, умолчание о части имущества и т.д.).
Передача имущества в иное владение - это временная переуступка права пользования им.
Отчуждение имущества включает в себя все формы возмездного от него избавления (продажа, обмен и т.д.).
Уничтожение имущества - это приведение его в полную негодность или в такое состояние, когда восстановление имущества нецелесообразно.
Фальсификация документов представляет собой их подделку, внесение в них изменений, искажающих суть документа.
Поскольку уничтожение и фальсификация документов - формы объективной стороны состава рассматриваемого преступления, постольку уничтожение официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, не требует дополнительной квалификации по ст. 325 УК (похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия) и по ст. 327 УК (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков)*(55).
Обязательным условием наступления уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве является причинение крупного ущерба гражданам или организациям-кредиторам.
Наличие крупного ущерба определяется обстоятельствами дела, главным образом с учетом причинения кредиторам материального ущерба на крупную сумму.
Между неправомерными действиями при банкротстве и наступившими последствиями в виде причинения крупного ущерба гражданам или организациям-кредиторам должна существовать причинная связь.
Преступление признается оконченным с момента причинения крупного ущерба кредитору.
С субъективной стороны неправомерные действия при банкротстве совершаются как с прямым, так и с косвенным умыслом. Виновный сознает, что совершает неправомерные действия при банкротстве или накануне (в предвидении) банкротства, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба кредитору и желает или сознательно допускает наступление такого последствия либо относится к нему безразлично.
В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 195 УК состав рассматриваемого преступления может иметь место также при совершении указанных в ней действий в предвидении банкротства. Федеральный закон от 8 января 1998 г. предусматривает такую ситуацию, однако не указывает на критерии, позволяющие установить границы данной ситуации. Определяющим здесь является субъективный критерий. Так, если в арбитражном суде уже началось рассмотрение дела о признании банкротства и установлена убежденность лица в том, что в итоге слушание завершится признанием его банкротом, то в подобном случае описанные в ч. 1 ст. 195 УК действия можно признать совершенными в предвидении банкротства.
Субъектом преступления может быть руководитель или собственник организации-должника либо индивидуальный предприниматель.
Часть 2 ст. 195 УК предусматривает ответственность за неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации-должника или индивидуальным предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб.
Гражданский кодекс РФ и Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливают строгую очередность удовлетворения имущественных требований кредиторов. В соответствии с п. 1 ст. 64 ГК при ликвидации юридического лица требования его кредиторов удовлетворяются в следующей очередности: в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам; в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица; в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами в соответствии с законом.
Требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. Удовлетворение имущественных требований кредиторов признается неправомерным, если оно осуществлено с нарушением установленной законом (п. 1 ст. 64 ГК) очередности и при этом незаконно отдается предпочтение отдельным кредиторам.
По ч. 2 ст. 195 УК квалифицируются также действия кредитора, добившегося от должника-банкрота удовлетворения своих имущественных требований, знающего об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб.
Признание ущерба крупным зависит от обстоятельств дела, в частности, от объема и стоимости утраченного (неправомерно полученного) имущества, предназначенного для удовлетворения долговых требований кредиторов (очередников).
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 195 УК, характеризуется умышленной виной. Виновный знает о своей несостоятельности (банкротстве), сознает, что неправомерно удовлетворяет имущественные требования отдельных кредиторов, что эти действия совершаются в ущерб другим кредиторам, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба и желает причинить такой ущерб, либо не желает, но сознательно допускает, либо безразлично относится к его причинению.
При совершении преступления в форме принятия имущественного удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником, в ущерб другим кредиторам, виновный-кредитор сознает, что его должник несостоятелен (банкрот), что ему отдается предпочтение перед другими кредиторами в нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, предвидит возможность или неизбежность причинения от этих действий крупного ущерба и желает причинить такой ущерб или сознательно допускает его причинение, либо безразлично относится к его причинению.
Мотивы деяния на квалификацию не влияют.
Субъектом преступления, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 195 УК, могут быть руководитель или собственник организации-должника, индивидуальный предприниматель либо кредитор несостоятельного должника, получивший незаконное имущественное удовлетворение.
Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК). Объектом преступления являются интересы кредиторов.
Посягательство на интересы кредиторов при преднамеренном банкротстве совершается в форме умышленного создания или увеличения неплатежеспособности руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных целях или в интересах иных лиц, в результате чего причиняются крупный ущерб либо иные тяжкие последствия.
Объективная сторона преступления заключается: 1) в создании или увеличении неплатежеспособности коммерческой организации или индивидуального предпринимателя; 2) в причинении гражданам или организациям крупного ущерба либо иных тяжких последствий; 3) в причинной связи между созданием или увеличением неплатежеспособности коммерческой организации или индивидуального предпринимателя и причиненным вредом.
Создание неплатежеспособности - совершение действия или бездействия, приведших коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, являвшихся ранее платежеспособными, к неплатежеспособности.
Увеличение неплатежеспособности - совершение действия или бездействия, приведших коммерческую организацию или индивидуального предпринимателя, ставших неплатежеспособными ранее, к еще большей неплатежеспособности.
Действие и бездействие при создании неплатежеспособности или ее увеличении не отличаются друг от друга. Например, действие может выразиться в заключении невыгодной сделки, осуществлении расходов, не связанных напрямую с экономической деятельностью, а бездействие - в отказе от совершения выгодной сделки.
Уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает при условии причинения крупного ущерба либо иных тяжких последствий.
Признание ущерба крупным и наличие иных тяжких последствий зависит от обстоятельств дела. Крупным ущербом, в частности, могут быть признаны такие последствия заведомо некомпетентного ведения дел, как ликвидация признанной банкротом коммерческой организации; массовое увольнение служащих коммерческой организации и т.п.
Иные тяжкие последствия преднамеренного банкротства не обязательно имеют имущественный характер. Преднамеренное банкротство может, например, привести к краху организаций, которые были контрагентами обанкротившейся организации или предпринимателя, психическому заболеванию или самоубийству кредитора и т.п.*(56)
Обязательным признаком объективной стороны преступления является причинная связь между созданием или увеличением неплатежеспособности и вредными последствиями в виде причинения крупного ущерба или иных тяжких последствий.
Преступление признается оконченным с момента причинения кредитору (кредиторам) крупного ущерба или иных тяжких последствий.
Субъективная сторона преднамеренного банкротства характеризуется прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что умышленно создает или увеличивает неплатежеспособность, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба или иных тяжких последствий и желает их наступления либо не желает, но сознательно допускает или относится к ним безразлично.
Обязательным признаком субъективной стороны преступления является мотив. Для состава данного преступления необходимо, чтобы преднамеренное банкротство было совершено в личных интересах руководителя или собственника коммерческой организации, индивидуального предпринимателя или в интересах иных лиц.
Субъектом преступления, как указано в ст. 196 УК, может быть руководитель или собственник коммерческой организации, а также индивидуальный предприниматель.
Фиктивное банкротство (ст. 197 УК). Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона от 8 января 1998 г. "О несостоятельности (банкротстве)" фиктивным является банкротство при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.
При фиктивном банкротстве коммерческая организация или индивидуальный предприниматель обладают достаточными для удовлетворения кредиторов активами, однако заведомо ложно объявляют о своей несостоятельности с целью введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или неуплаты долгов.
Объявление о несостоятельности (банкротстве) может быть реализовано в заявлении о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве), поданном в арбитражный суд.
Согласно ст. 33 и 34 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в заявлении должника указываются суммы требований кредиторов и причины, по которым он якобы не может выполнить свои обязательства. К заявлению прилагается список кредиторов и должников с расшифровкой их дебиторской и кредиторской задолженности, бухгалтерский баланс либо заменяющие его бухгалтерские документы и другие документы.
Содержащаяся в этих документах ложная информация способна ввести в заблуждение о якобы имеющей место несостоятельности (банкротстве) должника*(57).
Объектом преступления являются интересы кредиторов.
Объективная сторона фиктивного банкротства заключается: 1) в неправильном (ложном) объявлении руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности; 2) в причинении крупного ущерба и 3) в причинной связи между фиктивным банкротством и причиненным вредом.
Вопрос о том, какой ущерб следует считать крупным, решается с учетом всех обстоятельств дела. В частности, крупный ущерб может иметь место в случаях, когда виновному удалось полностью освободиться от уплаты долгов кредитору (кредиторам) либо добиться отсрочки причитающихся кредиторам платежей, в результате чего последние сами становятся неплатежеспособными, и т.п.*(58)
Преступление признается оконченным с момента причинения в результате фиктивного банкротства крупного ущерба кредиторам.
С субъективной стороны фиктивное банкротство совершается с прямым умыслом. Виновный сознает, что он заведомо ложно (без оснований) объявляет о своей несостоятельности (банкротстве), предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба и желает его причинить.
Фиктивное банкротство характеризуется специальной целью преступления: введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов.
Субъектом преступления может быть руководитель или собственник коммерческой организации или индивидуальный предприниматель.
В уголовном законодательстве многих зарубежных стран широко представлены нормы, устанавливающие ответственность за разные виды неправомерных действий при банкротстве. Так, согласно ст. 300 УК Республики Польша 1997 г. подлежит наказанию лишением свободы на срок до трех лет "кто в случае грозящей ему неплатежеспособности или банкротства срывает или уменьшает выполнение своих обязательств перед кредитором путем отчуждения, сокрытия, дарения, уничтожения, повреждения или создания видимости повреждения составных частей своего имущества". По уголовному кодексу Швеции 1962 г. в ред. 1994 г. "Лицо, которое будучи банкротом или в очевидной опасности стать банкротом разрушает или дарит или иным подобным способом распоряжается имуществом значительной стоимости, должно быть приговорено за обман кредиторов к тюремному заключению на срок не более двух лет" (ст. 1 гл. 11 "О преступлениях против кредиторов").
Уголовная ответственность за преступные деяния, связанные с банкротством, предусмотрена и в других зарубежных странах, в частности, Испании (ст. 257-261 УК), Швейцарии (ст. 164 УК); ФРГ (_ 283 УК).

_ 6. Преступления, посягающие на установленный порядок внешнеэкономической деятельности

Контрабанда (ст. 188 УК). Общественная опасность контрабанды определяется тем, что данным деянием причиняется существенный ущерб внешнеэкономической деятельности, имеющей важное значение для развития экономики Российской Федерации. Кроме того, контрабанда может причинить большой ущерб общественной безопасности, нравственности населения, жизни и здоровью человека и иным правоохраняемым интересам при незаконном перемещении через таможенную границу предметов, запрещенных в гражданском обороте, например, наркотических средств, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих или взрывчатых веществ, огнестрельного оружия, боеприпасов и т.п.
В соответствии со ст. 19 ТК все лица на равных основаниях имеют право на ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из нее товаров и транспортных средств, в том числе при осуществлении внешнеэкономической деятельности, в порядке, предусмотренном Таможенным кодексом. Никто не может быть лишен этого права или ограничен в нем, за исключением случаев, предусмотренных Таможенным кодексом и другими законодательными актами Российской Федерации.
Ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации отдельных товаров и транспортных средств могут быть запрещены исходя из соображений государственной безопасности, защиты общественного порядка, нравственности населения, жизни и здоровья человека, защиты животных и растений, охраны окружающей природной среды, защиты художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, защиты права собственности, в том числе на объекты интеллектуальной собственности, защиты интересов российских потребителей ввозимых товаров и исходя из других интересов страны на основании актов законодательства Российской Федерации и международных договоров Российской Федерации (ст. 20 ТК).
Объектом преступления является внешнеэкономическая деятельность.
Объективная сторона контрабанды заключается в перемещении через таможенную границу Российской Федерации товаров либо указанных в ст. 188 УК иных предметов и веществ при наличии хотя бы одного из указанных в данной статье признаков: помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.
Согласно ст. 3 ТК таможенную территорию Российской Федерации составляют сухопутная ее территория, территориальные и внутренние воды и воздушное пространство над ними.
Таможенная территория Российской Федерации включает в себя также находящиеся в морской исключительной экономической ее зоне искусственные острова, установки и сооружения, над которыми Российская Федерация обладает исключительной юрисдикцией в отношении таможенного дела.
На территории Российской Федерации могут находиться свободные таможенные зоны и свободные таможенные склады. Их территории рассматриваются как находящиеся вне таможенной территории Российской Федерации, за исключением случаев, определяемых Таможенным кодексом и иными законодательными актами по таможенному делу.
Пределы таможенной территории Российской Федерации, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов являются таможенной границей Российской Федерации. Таким образом, периметры этих зон и складов также составляют таможенную границу Российской Федерации, незаконное перемещение в крупном размере через которую товаров или иных предметов признается контрабандой.
Понятие "перемещение" содержится в п. 5 ст. 18 ТК. Перемещение через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов - совершение действий по ввозу на таможенную территорию Российской Федерации или вывозу с этой территории товаров или транспортных средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, использование трубопроводного транспорта и линий электропередачи.
Под перемещением товаров через таможенную границу помимо таможенного контроля понимается их перемещение, осуществляемое вне определенных таможенными органами России мест или вне установленного времени производства таможенного оформления. Перемещение товаров с сокрытием от таможенного контроля означает использование тайников либо других способов, затрудняющих обнаружение товаров, или придание одним товарам вида других.
Перемещение товаров, совершенное с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, - это представление таможенному органу Российской Федерации в качестве документов, необходимых для таможенных целей, документов поддельных, недействительных, полученных незаконным путем, содержащих недостоверные сведения, либо документов, относящихся к другим товарам, а также использование поддельного средства идентификации либо подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам.
Перемещение товаров, сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием, означает незаявление по установленной письменной, устной или иной форме достоверных сведений либо заявление недостоверных сведений о товарах, их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей (см. ст. 276-279 ТК).
Контрабанда считается оконченным преступлением с момента фактического незаконного перемещения товаров или иных предметов и веществ через таможенную границу Российской Федерации.
С субъективной стороны контрабанда предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно перемещает товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации, при наличии хотя бы одного из способов, указанных в ст. 188 УК, и желает переместить их через таможенную границу. Например, при контрабанде товаров с сокрытием их от таможенного контроля лицо сознает, что незаконно перемещает через таможенную границу те или иные товары и использует для этого тайник, затрудняющий их обнаружение, или придает одним товарам вид других и желает переместить через таможенную границу товары таким путем.
Для состава контрабанды не имеет значения, чем было обусловлено желание виновного незаконно переместить товары или иные предметы через таможенную границу Российской Федерации.
Субъектом контрабанды могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста.
В ст. 188 УК установлена дифференцированная уголовная ответственность в зависимости от предмета контрабанды.
Незаконное перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов, за исключением предметов, указанных в ч. 2 ст. 188 УК, квалифицируется по ч. 1 этой статьи.
Товары - любое движимое имущество, в том числе валюта, валютные ценности, электрическая, тепловая или иные виды энергии и транспортные средства, за исключением транспортных средств, используемых для международных перевозок пассажиров и товаров, включая контейнеры и другое транспортное оборудование (см. п. 1 и 4 ст. 18 ТК).
Согласно примечанию к ст. 188 УК контрабанда признается совершенной в крупном размере, если стоимость перемещенных товаров превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
Контрабанда признается более опасным преступлением и квалифицируется по ч. 2 ст. 188 УК, если имеет место незаконное перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, радиоактивных или взрывчатых веществ, вооружения, взрывных устройств, огнестрельного оружия или боеприпасов, ядерного, химического, биологического и других видов оружия массового поражения, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, стратегически важных сырьевых товаров и культурных ценностей, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу.
При незаконном перемещении указанных предметов через таможенную границу Российской Федерации размер, т.е. их стоимость, не является обязательным условием для состава контрабанды, квалифицируемой по ч. 2 ст. 188 УК.
Квалифицированная контрабанда регулируется Федеральным законом от 8 января 1998 г. "О наркотических средствах и психотропных веществах"*(59); Положением о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 16 марта 1996 г. N 278*(60); Федеральным законом от 21 ноября 1995 г. "Об использовании атомной энергии"*(61), Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. "Об оружии"*(62), Законом РФ от 15 апреля 1993 г. "О вывозе и ввозе культурных ценностей"*(63).
Понятие "наркотические средства и психотропные вещества" определено ст. 1 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах".
Наркотические средства - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических веществах 1961 г. Это, например, марихуана, гашиш, героин, промедол, морфин.
Психотропные вещества - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, оказывающие влияние на психику человека, например, амобарбитал, аминорекс, кетамин, фторотан.
Сильнодействующие вещества - вещества, вызывающие осложнения и приносящие вред здоровью человека, например, ожоги. К ним относятся: альпразолам, бромазепам, диазепам, клофелин, медазепам, солутан и др.
Ядовитые вещества - вещества, которые вызывают отравление и могут привести к смерти, например, мышьяк, сулема.
Отравляющие вещества - это такие химические реагенты и их соединения, которые воздействуют на центральную нервную систему человека или органы дыхания и даже в незначительных дозах вызывают их поражение, но не относятся к химическому оружию, например, аммиак, иприт, хлор и др.
Радиоактивные вещества - вещества, содержащие элементы, обладающие способностью к самопроизвольному превращению в другие элементы, сопровождающемуся испусканием ионизирующих излучений.
Взрывчатые вещества - химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению - взрыву. К ним относятся тротил, аммониты, пластиты, эластиты, дымный и бездымный порох, твердое ракетное топливо и др.
Вооружение - это любые виды продукции военного назначения, в том числе боевое неогнестрельное оружие, средства связи, навигационные приборы и радиолокационная аппаратура военного назначения и др.
Взрывное устройство представляет собой комбинацию взрывчатого вещества и специального приспособления, предназначенного для производства взрыва (см. п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июля 1996 г.).
Огнестрельное оружие - оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда (ст. 1 Федерального закона "Об оружии").
Боеприпасы - предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание (снаряды, мины, гранаты, авиабомбы, все виды патронов к стрелковому огнестрельному оружию и др.).
Ядерное, химическое, биологическое и другие виды оружия массового поражения - это различные устройства, средства и вещества, а также средства их доставки, применяемые в военных целях для массового уничтожения (поражения) живой силы противника, боевой техники, сооружений, заражения окружающей природной среды, продовольствия, воды и иных материальных объектов.
Под другими видами оружия массового поражения понимается любое другое, способное за счет физических или химических факторов обеспечить массовую гибель людей.
Материалы и оборудование, которые могут быть использованы для создания оружия массового поражения, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, - это различные материалы и оборудование, которые используются в гражданских целях, но могут быть применены для создания соответствующего оружия массового поражения или средств его доставки. Это, например, различные сплавы, композиты, органические вещества, различные механизмы, контрольно-измерительная аппаратура и другие средства, которые могут быть использованы при создании того или иного вида оружия массового поражения (ядерного или химического), а также ракетной техники как специфического средства его доставки. Порядок вывоза указанных материалов и оборудования регламентируется Федеральным законом от 18 июля 1999 г. "Об экспортном контроле"*(64).
Перечень стратегически важных сырьевых товаров, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу, определяется Федеральным законом от 13 ноября 1995 г. "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности"*(65) и другими нормативными документами, в частности, Указом Президента РФ от 14 февраля 1996 г. N 202 "Об утверждении Списка ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий, подпадающих под экспортный контроль"*(66) и постановлением Правительства РФ от 8 мая 1996 г. N 557 "Об утверждении Положения о порядке экспорта и импорта ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий"*(67).
Согласно ст. 6 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. "О вывозе и ввозе культурных ценностей" под культурными ценностями понимаются движимые предметы материального мира, находящиеся на территории Российской Федерации, а именно культурные ценности: созданные отдельными лицами или группами лиц, которые являются гражданами Российской Федерации; имеющие важное значение для Российской Федерации и созданные на ее территории иностранными гражданами и лицами без гражданства, проживающими на территории Российской Федерации; обнаруженные на территории Российской Федерации; приобретенные археологическими, этнологическими и естественнонаучными экспедициями с согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности; приобретенные в результате добровольных обменов; полученные в качестве дара или законно приобретенные с согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности.
Под действие этого закона (ст. 7), в частности, подпадают следующие категории предметов: исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства); предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок; художественные ценности, в том числе: картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов; оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы; оригинальные художественные композиции и монтажи из любых материалов; художественно оформленные предметы культового назначения, в частности, иконы; гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы; произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов; изделия традиционных народных художественных промыслов; составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства; старинные книги, издания, представляющие особый интерес (исторический, художественный, научный и литературный), отдельно или в коллекциях; редкие рукописи и документальные памятники; архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы; уникальные и редкие музыкальные инструменты; почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях; старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования; редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия и палеонтология; другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры*(68).
В ч. 3 ст. 188 УК установлена ответственность за квалифицированный вид контрабанды, когда преступление совершалось: 1) неоднократно, или 2) должностным лицом с использованием своего служебного положения, или 3) с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль.
Признак совершения контрабанды неоднократно совпадает по содержанию с аналогичным признаком других преступлений в сфере экономической деятельности.
Субъектом контрабанды, совершенной с использованием должностным лицом своего служебного положения, являются должностные лица, осуществляющие контрольные функции на таможенной границе Российской Федерации, а также иные должностные лица, злоупотребляющие должностными полномочиями в целях незаконного перемещения товаров или иных предметов.
Контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения, не требует дополнительной квалификации действий виновного по ст. 285 УК.
О совершении контрабанды с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль, можно говорить в тех случаях, когда на лицо, осуществляющее контрольные функции на таможенной границе, оказывается физическое воздействие (например, наносятся побои, причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью) с целью принудить его не препятствовать незаконному перемещению товаров или иных предметов через таможенную границу. Если насилие выразилось в причинении смерти или тяжкого вреда здоровью, то содеянное должно квалифицироваться не только по ч. 3 ст. 188 УК, но и по статьям о преступлениях против жизни или здоровья.
Особо квалифицированным видом контрабанды является совершение этого преступления организованной группой (ч. 4 ст. 188 УК).
Контрабанда признается совершенной организованной группой, если она совершена устойчивой группой из двух или более лиц, заранее объединившихся для совместного незаконного перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу Российской Федерации.
Лица, содействовавшие совершению контрабанды, подлежат уголовной ответственности за соучастие в данном преступлении, если их действия подпадают хотя бы под один из признаков, указанных в ст. 188 УК.
В случаях, когда лицо наряду с контрабандой совершает преступления, например, подделку документов, незаконное приобретение или сбыт оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, незаконное изготовление, приобретение, хранение либо сбыт наркотических средств, действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений.
Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189 УК). Общественная опасность рассматриваемого преступления состоит в нарушении норм международного и национального законодательства о нераспространении оружия массового поражения и норм национального законодательства, регулирующего экспорт вооружения и военной техники. В результате совершения этого преступления могут пострадать мир и безопасность человечества, национальная безопасность, политические, экономические или военные интересы Российской Федерации*(69).
В соответствии со ст. 16 Федерального закона от 13 октября 1995 г. "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности"*(70) в целях защиты национальных интересов Российской Федерации при осуществлении внешнеторговой деятельности в отношении вооружений, военной техники и товаров двойного назначения, а также соблюдения международных обязательств Российской Федерации по нераспространению оружия массового уничтожения и иных наиболее опасных видов оружия и технологий их создания действует система экспортного контроля.
Номенклатура подпадающих под экспортный контроль вооружений, военной техники, отдельных видов сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, которые применяются или могут быть применены при создании оружия массового уничтожения, ракетных средств его доставки и иных наиболее опасных видов оружия, определяется списками и перечнями, устанавливаемыми указами Президента РФ по представлению Правительства РФ.
Российская Федерация проводит единую политику экспортного контроля, определяемую исключительно на основе обеспечения безопасности страны, ее политических, экономических и военных интересов.
Объектом преступления является порядок осуществления внешнеэкономической деятельности в сфере экспорта технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники.
Предметом преступления могут быть технологии, научно-техническая информация и услуги, сырье, материалы и оборудование, которые используются при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники.
Уголовная ответственность по ст. 189 УК наступает лишь в тех случаях, когда в отношении предмета рассматриваемого преступления установлен специальный экспортный контроль, запрещающий или ограничивающий вывоз за границу отдельных видов технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования.
Согласно ст. 2 Федерального закона "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" система экспортного контроля - это совокупность мер по реализации федеральными органами исполнительной власти установленного настоящим Законом, другими федеральными законами и иными правовыми актами порядка вывоза за пределы Российской Федерации вооружений и военной техники, а также отдельных видов сырья, материалов, оборудования, технологий и научно-технической информации, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники, по недопущению вывоза оружия массового уничтожения и иных наиболее опасных видов оружия и технологий их создания, а также мер по выявлению, предупреждению и пресечению нарушений этого порядка.
С объективной стороны преступление заключается в незаконном экспорте, т.е. вывозе за границу в нарушение законодательства технологий и иных предметов данного преступления.
Преступление считается оконченным с момента фактического перемещения через таможенную границу Российской Федерации указанных в ст. 189 УК технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования.
С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла. Лицо сознает, что осуществляет незаконный экспорт технологий, научно-технической информации или услуг, сырья, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, в отношении которых установлен специальный экспортный контроль, и желает совершить такое деяние.
Мотив незаконного экспорта предметов данного преступления не включен в число обязательных признаков субъективной стороны и на квалификацию содеянного по ст. 189 УК не влияет.
Субъектами преступления могут быть представители предприятий и организаций, на которых возложена обязанность по ведению внешнеэкономической деятельности - экспорта.
Рассматриваемое преступление следует отграничивать от контрабанды.
В отличие от контрабанды, предусматривающей ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Российской Федерации товаров и иных предметов, преступление, предусмотренное ст. 189 УК, заключается лишь в незаконном экспорте технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, в отношении которых установлен специальный экспортный контроль*(71). Вместе с тем необходимо учитывать, что в таких случаях возникает конкуренция между ст. 188 УК (общая норма) и ст. 189 УК (специальная норма) в отношении перемещения через таможенную границу материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения. В соответствии с п. 3 ст. 17 УК в этой ситуации должна применяться специальная норма, т.е. ст. 189 УК.
Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК). Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что в результате невозвращения в установленный срок на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, временно вывезенных на законных основаниях за ее пределы, создается реальная угроза их утраты.
Объектом преступления является установленный законодательством порядок своевременного возвращения на территорию Российской Федерации временно вывозимых за ее пределы предметов культурного достояния народов России и зарубежных стран.
Содержание специальных понятий, которые использует законодатель при описании состава рассматриваемого преступления, дано в Законе РФ от 15 апреля 1993 г. "О вывозе и ввозе культурных ценностей"*(72).
Согласно ст. 5 этого закона временный вывоз культурных ценностей - перемещение любыми лицами в любых целях через таможенную границу Российской Федерации культурных ценностей, находящихся на ее территории, с обязательством их обратного ввоза в оговоренный срок.
Предметом преступления выступают предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, подлежащие временному вывозу с территории России.
К таким предметам, в частности, относятся исторические ценности, связанные с историческими событиями в жизни народов, развития общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, культуры, искусства), предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок, картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов, оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы, предметы культового назначения (например, иконы), гравюры, старинные книги, редкие рукописи и документальные памятники, уникальные и редкие музыкальные инструменты, старинные монеты и др.
Предметом данного преступления не могут быть современные сувенирные изделия, предметы культурного назначения серийного и массового производства, а также культурные ценности, не подлежащие вывозу из Российской Федерации.
Не подлежат вывозу из Российской Федерации: движимые предметы, представляющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность и отнесенные в соответствии с законодательством к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации, независимо от времени их создания; движимые предметы, независимо от времени их создания, охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством; культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей Российской Федерации. По решению уполномоченных государственных органов данное правило может быть распространено на культурные ценности, хранящиеся в иных музеях, архивах, библиотеках; культурные ценности, созданные более ста лет назад, если иное не предусмотрено законом.
Вывоз таких культурных ценностей, например, с сокрытием от таможенного контроля, совершенный виновным с целью безвозмездного изъятия и обращения их в свою пользу или пользу других лиц, должен квалифицироваться по совокупности: как контрабанда (ч. 2 ст. 188 УК) и как хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК).
С объективной стороны преступление заключается в невозвращении в установленный срок на территорию Российской Федерации предметов культурного достояния народов России и зарубежных стран. Уголовная ответственность по ст. 190 УК за невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей, вывезенных за ее пределы, может иметь место при условии, что такое возвращение было обязательным в соответствии с законодательством страны.
Оконченным преступление считается с момента истечения срока, на который указанные в ст. 190 УК предметы вывозились за пределы Российской Федерации, и отказа без уважительных причин возвратить их на ее территорию.
С субъективной стороны преступление предполагает вину в форме прямого умысла. Виновный сознает, что не возвращает в установленный срок на территорию Российской Федерации те или иные предметы художественного, исторического или археологического достояния, которые подлежат обязательному возвращению, и желает, чтобы они не возвратились. Мотивы невозвращения таких предметов на территорию Российской Федерации на квалификацию преступления не влияют.
Субъектом преступления могут быть собственник культурных ценностей, а также представители юридического или физического лица-собственника культурных ценностей, которые не выполнили условия договора с уполномоченными органами о своевременном возвращении на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического или археологического достояния народов России или зарубежных стран.
Невозвращение из-за границы в установленный срок предметов художественного, исторического и археологического достояния и их последующее присвоение или растрата представителем юридического или физического лица-владельца этих предметов должно быть квалифицировано по совокупности преступлений: ст. 190 УК и ч. 2 ст. 160 УК.

_ 7. Преступления, посягающие на установленный порядок обращения (оборота) валютных ценностей

Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК). Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 191 УК, заключается в том, что оно нарушает интересы экономической деятельности в сфере оборота (обращения) драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга и нередко сопутствует другим преступлениям, например, хищениям этих ценностей.
Порядок оборота драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга регламентируется Законом РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле", с последующими изменениями и дополнениями*(73); Федеральным законом от 26 марта 1998 г. "О драгоценных металлах и драгоценных камнях"*(74); постановлением Правительства РФ от 30 июня 1994 г. N 756 "Об утверждении Положения о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации"*(75) и другими нормативно-правовыми актами.
Объектом преступления является установленный законодательством порядок оборота драгоценных металлов, природных драгоценных камней и жемчуга.
Предметом преступления являются драгоценные металлы, природные драгоценные камни, а также жемчуг в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий.
Отнесение изделий, содержащих золото и серебро, к ювелирным и другим бытовым изделиям осуществляется в порядке, устанавливаемом Комитетом РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням (см. п. 1 Положения о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации от 30 июня 1994 г.).
Согласно ст. 1 Федерального закона "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" драгоценные металлы - это золото, серебро, платина и металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений и осмий). Драгоценные металлы могут находиться в любом состоянии, виде, в том числе в самородном и аффинированном виде, а также в сырье, сплавах, полуфабрикатах, промышленных продуктах, химических соединениях, ювелирных и иных изделиях, монетах, ломе и отходах производства и потребления.
Драгоценные камни - природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде. К драгоценным камням приравниваются уникальные янтарные образования в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.
Не является предметом регулирования Федерального закона порядок совершения гражданами сделок с ювелирными и иными бытовыми изделиями из драгоценных металлов и драгоценных камней, находящимися в их собственности (частной собственности).
С объективной стороны преступление заключается: 1) в совершении сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом в нарушение правил, установленных законодательством РФ, или 2) в незаконном хранении, перевозке или пересылке драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий из этих металлов или камней и лома таких изделий.
Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК).
Сделки с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями и жемчугом могут осуществлять: Комитет РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням; Банк России; специально уполномоченные коммерческие банки; добывающие организации (пользователи недр); обрабатывающие организации; промышленные потребители; торгово-посреднические организации; инвесторы (физические и юридические лица, вкладывающие свои средства в приобретение драгоценных металлов и природных драгоценных камней через специальные уполномоченные банки); ограночные предприятия, а также другие юридические лица, имеющие право на работу с природными драгоценными камнями и драгоценными металлами.
Под незаконными сделками с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом понимаются сделки, осуществленные путем купли-продажи, обмена, залога и т.п. в нарушение установленного порядка.
Согласно ст. 3 Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле" порядок совершения сделок с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями, а также жемчугом в Российской Федерации устанавливается Правительством РФ.
Под хранением предмета преступления понимаются любые действия виновного, связанные с нахождением у него драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, например, при себе, в его жилище, специально оборудованном тайнике и других местах.
Перевозка - это перемещение драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга с одного места на другое любым видом транспорта.
Пересылка предметов преступления предполагает их перемещение с использованием почтовых или транспортных услуг, которое осуществляется без непосредственного участия отправителя.
Незаконные сделки с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, а равно их незаконное хранение, перевозка и пересылка являются оконченными преступлениями с момента их совершения.
С субъективной стороны преступление в любой его разновидности предполагает вину лишь в форме прямого умысла. Виновный сознает, что совершает незаконную сделку с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом или незаконно хранит, перевозит или пересылает эти валютные ценности, и желает совершения этих действий. Мотив преступления в законе не оговорен и на квалификацию не влияет.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Статья 191 УК предусматривает два вида данного преступления: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Часть 2 ст. 191 УК указывает альтернативно три признака квалифицированного вида рассматриваемого преступления. Это - совершение преступления: а) лицом, ранее судимым за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга; б) в крупном размере; в) организованной группой.
Ранее судимым за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга признается лицо, ранее судимое по ч. 1 или 2 ст. 191 УК, если судимость с него не снята или не погашена в установленном порядке.
Понятие "крупный размер" дано в примечании к ст. 191 УК. Деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, в отношении которых совершен незаконный оборот, превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
Деяние квалифицируется как незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга в крупном размере и в тех случаях, когда указанный размер образовался в результате совершения нескольких незаконных сделок или нескольких случаев незаконного хранения, перевозки или пересылки указанных ценностей.
Под организованной группой понимается устойчивая группа из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких рассматриваемых преступлений.
Члены организованной группы признаются соисполнителями даже в случае, если их действия не выходят за рамки пособничества.
Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК). Согласно ст. 10 Федерального закона от 26 марта 1998 г. "О драгоценных металлах и драгоценных камнях"*(76) государственное регулирование отношений в области геологического изучения и разведки месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычи, производства, использования и обращения, а также заготовки лома и отходов осуществляется в целях проведения государственной политики, направленной на стимулирование их добычи и производства, развития рынка этих ценностей и их рационального использования для социально-экономического развития Российской Федерации и ее субъектов с учетом особых свойств драгоценных металлов и драгоценных камней.
Порядок сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней регулируется названным Федеральным законом от 26 марта 1998 г., постановлением Правительства РФ от 4 января 1992 г. "О добыче и использовании драгоценных металлов и алмазов на территории Российской Федерации и усилении государственного контроля за их производством и потреблением" в ред. от 22 февраля 1993 г.*(77) и некоторыми другими нормативными актами.
Объектом преступления является установленный законодательством порядок сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней.
Предметом преступления являются лишь драгоценные металлы или драгоценные камни, если они добыты из недр, получены из вторичного сырья, подняты и найдены.
Понятие драгоценных металлов и драгоценных камней дано при анализе ст. 191 УК.
В соответствии с Федеральным законом от 26 марта 1998 г. добыча и производство драгоценных металлов, добыча драгоценных камней могут осуществляться исключительно организациями, получившими в установленном порядке специальное разрешение (лицензию).
При этом старательская добыча может применяться при добыче драгоценных металлов и драгоценных камней, за исключением алмазов, всеми организациями, независимо от их организационно-правовых форм, в том числе артелями старателей. Под старательской добычей понимается способ организации работ по добыче драгоценных металлов и драгоценных камней с отрывом работников от мест постоянного проживания на срок более чем четыре месяца.
Добыча драгоценных металлов - извлечение драгоценных металлов из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений с получением концентратов и других полупродуктов, содержащих драгоценные металлы.
Добыча драгоценных камней - извлечение драгоценных камней из коренных, россыпных и техногенных месторождений, а также сортировка, первичная классификация и первичная оценка драгоценных камней.
Производство драгоценных металлов - извлечение драгоценных металлов из добытых комплексных руд, концентратов и других полупродуктов, содержащих драгоценные металлы, а также из лома и отходов, содержащих драгоценные металлы (см. ст. 1 Федерального закона).
С объективной стороны преступление заключается либо в уклонении от обязательной сдачи государству на аффинаж драгоценных металлов или драгоценных камней, либо в уклонении от обязательной продажи этих предметов государству.
Аффинаж драгоценных металлов - процесс очистки извлеченных драгоценных металлов от примесей и сопутствующих компонентов, доведение драгоценных металлов до качества, соответствующего государственным стандартам и техническим условиям, действующим на территории Российской Федерации, или международным стандартам (см. ст. 1 Федерального закона).
Добытые из недр драгоценные металлы и драгоценные камни являются собственностью субъектов добычи, если иное не установлено лицензиями на их добычу, договорами поставок, в том числе договорами поставок продукции для федеральных нужд, заключенными с участием этих субъектов, а также международными договорами Российской Федерации.
Собственником незаконно добытых драгоценных металлов и драгоценных камней является Российская Федерация.
Российской Федерации и ее субъектам принадлежит преимущественное (приоритетное) право на заключение договоров о приобретении в собственность добытых драгоценных металлов и драгоценных камней с субъектами их добычи. Драгоценные металлы и драгоценные камни, не проданные в приоритетном порядке специально уполномоченному федеральному органу исполнительной власти или уполномоченным органам исполнительной власти субъектов Федерации, могут быть реализованы субъектами их добычи любым юридическим и физическим лицам. Порядок оплаты драгоценных металлов и драгоценных камней устанавливается соответствующими договорами с учетом цен мирового рынка (см. ст. 2 Федерального закона).
Произведенные на территории Российской Федерации (добытые из недр, полученные из вторичного сырья, а в равной степени поднятые и найденные) аффинированные драгоценные металлы, драгоценные камни, самородные минералы драгоценных металлов, найденные клады, конфискованные и скупленные у населения ценности поставляются в Комитет драгоценных металлов и драгоценных камней при Министерстве экономики и финансов РФ (см. ст. 4 постановления Правительства РФ "О добыче и использовании драгоценных металлов и алмазов на территории Российской Федерации и усилении государственного контроля за их производством").
Обязательным условием возникновения уголовной ответственности за уклонение от обязательной сдачи на аффинаж или обязательной продажи государству драгоценных металлов или драгоценных камней является совершение этого деяния в крупном размере.
Согласно примечанию к ст. 192 УК нарушение правил сдачи или продажи государству драгоценных металлов или драгоценных камней признается совершенным в крупном размере, если стоимость этих металлов или камней, не сданных или не проданных государству, превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда.
С субъективной стороны преступление предполагает лишь прямой умысел. Лицо сознает, что уклоняется от обязательной сдачи на аффинаж или обязательной продажи государству драгоценных металлов или драгоценных камней, и желает этого.
Мотивы преступления квалифицирующего значения не имеют.
Субъектом преступного нарушения правил сдачи на аффинаж или обязательной продажи государству драгоценных металлов или драгоценных камней может быть любое лицо, достигшее 16 лет, в том числе руководитель организации, добывающей эти металлы или камни, отдельные граждане, в частности, старатели, добывающие драгоценные металлы или драгоценные камни на основании лицензии, лица, нашедшие эти предметы в самородном виде, и т.д.
Если лицо уклонилось от обязательной продажи государству добытого им драгоценного металла или камня и продает его другим лицам, то оно подлежит ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 191 и 192 УК.
Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК). Важным источником приобретения иностранной валюты предприятиями и организациями является экспортная деятельность, разрешенная всем зарегистрированным на территории Российской Федерации предприятиям и объединениям, независимо от форм собственности.
Согласно ст. 5 Закона РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле"*(78) иностранная валюта, полученная предприятиями (организациями) - резидентами, подлежит обязательному зачислению на их счета в уполномоченных банках, если иное не установлено Центральным банком Российской Федерации. Резиденты могут иметь счета в иностранной валюте в банках за пределами Российской Федерации в случаях и на условиях, устанавливаемых Центральным банком РФ. Порядок открытия и ведения уполномоченными банками счетов резидентов в иностранной валюте устанавливает Центральный банк РФ.
Уполномоченными банками считаются банки и иные кредитные учреждения, независимо от формы собственности, получившие лицензию Центрального банка РФ на проведение валютных операций (см. ст. 1 Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле").
Импортеры-резиденты, заключившие или от имени которых заключены сделки, предусматривающие перевод из Российской Федерации иностранной валюты в целях приобретения товаров, обязаны ввезти товары, стоимость которых эквивалентна сумме уплаченных за них денежных средств в иностранной валюте, либо обеспечить возврат этих средств в сумме не менее ранее переведенной в течение 180 календарных дней с даты оплаты товаров, если иное не установлено Центральным банком РФ (см. Указ Президента РФ от 21 ноября 1995 г. N 1163 "О первоочередных мерах по усилению системы валютного контроля в Российской Федерации"*(79)).
Общественная опасность этого преступления заключается в том, что в результате его совершения исключается возможность государства увеличить свой валютный фонд, предназначенный для обеспечения производственных, финансовых, научных, социально-культурных и иных потребностей страны.
Объектом преступления является установленный законодательством порядок возвращения из-за границы средств в иностранной валюте.
Предметом преступления являются средства в иностранной валюте, подлежащие в соответствии с законодательством Российской Федерации обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк Российской Федерации.
Согласно ст. 1 Закона от 9 октября 1992 г. к иностранной валюте относятся: а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным платежным средством в соответствующем иностранном государстве или группе государств, а также изъятые и изымаемые из обращения, но подлежащие обмену денежные знаки; б) средства на счетах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.
Объективная сторона преступления, согласно ст. 193 УК, выражается в невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте, подлежащих в соответствии с законодательством РФ обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк.
Под невозвращением из-за границы средств в иностранной валюте следует понимать незачисление на счета в уполномоченные банки на территории России валютной выручки, полученной за рубежом. Эти средства должны быть переведены в течение 30 дней с даты платежа в любой форме в пользу резидента банком плательщика (нерезидента).
Факт невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте обычно скрывается. Способы сокрытия таких средств различны. Таковыми, в частности, являются: 1) зачисление экспортной выручки за поставленную продукцию на специальные счета (номерные, закрытые) банков в странах с жесткой системой сохранения банковской тайны; 2) зачисление части валютной выручки на закрытые счета в зарубежных банках и использование остальной части для закупки товаров и ввоза их в страну; 3) намеренное занижение цены на экспортируемую продукцию или сырье с последующей доплатой покупателем при получении товара и переводом разницы на счет отправителя в зарубежном банке; 4) перевод валюты за рубеж в качестве предоплаты за якобы ожидаемую поставку по заключенному контракту. При этом известно, что никаких поставок не планируется и переведенные средства будут разделены между участниками сделки, и др.*(80)
Уголовная ответственность за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте наступает в случаях, когда сумма невозвращенных средств была в крупном размере. Согласно примечанию к ст. 193 УК данное деяние признается совершенным в крупном размере, если сумма невозвращенных средств в иностранной валюте превышает десять тысяч минимальных размеров оплаты труда.
Преступление признается оконченным с момента неперечисления в крупном размере из-за границы средств в иностранной валюте, подлежащих обязательному перечислению в установленные сроки на счета в уполномоченный банк Российской Федерации.
С субъективной стороны преступление предполагает лишь прямой умысел. Виновный сознает, что незаконно не возвращает в крупном размере из-за границы средства в иностранной валюте, подлежащие обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк Российской Федерации, и желает этого.
Субъектом преступления могут быть лишь руководители организации (независимо от формы собственности), в обязанности которых входит принятие решения и оформление соответствующих документов о возвращении из-за границы средств в иностранной валюте.
Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте, подлежащих в соответствии с законодательством обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк Российской Федерации, и их последующее хищение квалифицируется по совокупности преступлений: по ст. 193 УК и ч. 2 ст. 160 УК.

_ 8. Преступления, посягающие на материальные и иные блага потребителей

Обман потребителей (ст. 200 УК). Общественная опасность этого деяния заключается в том, что в результате его совершения нарушается нормальная деятельность торговли и иных услуг населению, подрывается их авторитет, а также причиняется имущественный ущерб потребителям.
Потерпевшим является потребитель. Согласно ст. 1 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" в ред. Федерального закона от 9 января 1996 г.*(81), потребитель - это гражданин, имеющий намерение заказать либо приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли.
Объектом преступления являются нормальная деятельность торговли и других сфер обслуживания по поводу соблюдения правильности расчетов при реализации товаров или оказании иных услуг населению, а также материальные интересы потребителей.
Статья 200 УК предусматривает ответственность за обман потребителей - индивидуальных покупателей и заказчиков в организациях, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги населению. К таким организациям относятся предприятия торговли, общественного питания, бытового обслуживания и коммунального хозяйства. При этом такие предприятия могут находиться в любой форме собственности: частной, государственной, муниципальной, собственности общественных организаций.
Обман потребителей в смысле ст. 200 УК может быть осуществлен и отдельными гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли или оказания услуг потребителям.
Объективная сторона преступления выражается в обмеривании, обвешивании, обсчете, введении в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги) или в ином обмане потребителей.
Обмеривание и обвешивание покупателя заключается в отпуске товара в меньшем количестве, чем он должен был получить в соответствии с оплатой покупки или заказа. Обсчет нередко выражается в неправильной сдаче покупателю за товар или заказчику при оформлении бытовой или коммунальной услуги. При введении в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара продавец дает покупателю заведомо неправильную информацию о качестве продаваемого товара.
Под иным обманом потребителей следует понимать любые действия виновного, направленные на получение от граждан сумм, превышающих стоимость приобретенного товара или оказанной услуги, в частности, продажа товаров низшего сорта по цене высшего, продажа фальсифицированных товаров или товаров с истекшим сроком хранения, завышение сложности и объема фактически выполненных работ, оформление обычного заказа как срочного и т.п.
В диспозиции ст. 200 УК не оговаривается, что обман потребителей имеет своим последствием причинение последним имущественного ущерба. Однако необходимо учитывать, что обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги) или иной обман потребителей - это не только действия, но и последствия.
В составе преступления, предусмотренного в ст. 200 УК, объединены действие и последствие - его обязательные признаки.
Обязательным условием наступления уголовной ответственности по ч. 1 ст. 200 УК является совершение обмана потребителей в значительном размере. Его понятие дано в примечании к ст. 200 УК. Обманом потребителей в значительном размере признается обман, причинивший потребителям ущерб в сумме, превышающей одну десятую часть минимального размера оплаты труда. При определении значительного размера надо исходить из общей суммы имущественного ущерба, нанесенного всем обманутым потребителям.
Оконченным данное преступление становится в тот момент, когда виновный путем обмана причинил потребителю имущественный ущерб в значительном размере. В противном случае при попытке обмерить, обвесить, обсчитать и т.п. имеет место покушение на обман потребителя.
С субъективной стороны обман потребителей представляет собой умышленное преступление, совершаемое с прямым умыслом. Виновный сознает, что путем обмеривания или другими обманными действиями он недодает покупателю определенную часть купленного им товара или же получает с заказчика лишние деньги, предвидит возможность или неизбежность причинения значительного ущерба и желает этого. Неправильный расчет с потребителем по небрежности (невнимательности, недосмотру) не образует состава рассматриваемого преступления, а является административным правонарушением. Если же эти действия совершены должностным лицом и причинили существенный ущерб потребителям, то они могут квалифицироваться по ст. 293 УК как халатность.
Мотивы совершения данного преступления различны. При обмане потребителей наиболее распространенным мотивом являются корысть, личное обогащение. Однако корыстный мотив - не обязательный признак состава этого преступления, и его отсутствие не исключает ответственности лица, совершившего обман потребителя по другим мотивам, например, с целью покрыть недостачу, образовавшуюся без вины данного лица. Мотивы совершенного обмана потребителей должны учитываться судами при определении степени общественной опасности содеянного и назначении наказания виновному. Нередко обман совершается для покрытия недостачи, образовавшейся в результате хищения. В этих случаях действия виновного должны квалифицироваться по совокупности преступлений как хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160 УК), и обман потребителей (ст. 200 УК).
Обман потребителей с последующим завладением денежными средствами, незаконно полученными с покупателей или заказчиков в результате их обсчета, обвешивания, обмеривания и т.п., квалифицируется только по ст. 200 УК как обман потребителей*(82).
Субъектом преступления при обмане потребителей могут быть как работник предприятия торговли, общественного питания, бытового обслуживания и коммунального хозяйства (независимо от формы собственности), так и иное лицо, реализующее товары или выполняющее заказы и оказывающее другие услуги населению в указанных предприятиях.
Субъектами данного преступления могут быть также граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг). Действия лиц, занимающихся незарегистрированной предпринимательской деятельностью в сфере торговли (услуг) и при этом совершивших обман потребителей, надлежит квалифицировать по ст. 159 УК как мошенничество.
Статья 200 УК предусматривает два вида обмана потребителей: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированным видом обмана потребителей является совершение этого деяния: лицом, ранее судимым за обман потребителей; группой лиц по предварительному сговору; организованной группой; в крупном размере.
По ч. 2 ст. 200 УК квалифицируется обман потребителей, совершенный лицом, ранее судимым за такое же преступление, если судимость не погашена или не снята в установленном законом порядке.
Под обманом потребителей, совершенным группой лиц по предварительному сговору, следует понимать такую преступную деятельность, когда двое или более лиц предварительно, т.е. до начала обмана потребителей, договорились о совместном совершении этого преступления.
Организованная группа - это устойчивая группа, состоящая из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
Согласно примечанию к ст. 200 УК обманом потребителей в крупном размере признается обман, причинивший потребителям ущерб в сумме не менее одного минимального размера оплаты труда. Обман потребителей в крупном размере обычно является продолжаемым преступлением, в результате которого имущественный ущерб причиняется нескольким потребителям. При определении размера надо исходить из общей суммы имущественного ущерба, нанесенного всем обманутым, поскольку ущерб, причиненный конкретному потребителю, может быть и небольшим.
Обман потребителей является специфической формой мошенничества, выделенной законодателем в самостоятельный состав преступления, предусмотренный ст. 200 УК. Поэтому если обман потребителей связан с последующим завладением денежными средствами или имуществом, полученными с покупателей или заказчиков в результате их обмеривания, обвешивания, обсчета или иного обмана, то содеянное квалифицируется по ст. 200 УК, а не по ст. 159 УК как мошенничество.
Монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178 УК). В Российской Федерации не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (см. ч. 2 ст. 34 Конституции РФ).
Общественная опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что монополистические действия, совершенные путем установления монопольно высоких или монопольно низких цен, а равно ограничение конкуренции путем раздела рынка, ограничения доступа на рынок, устранения с него других субъектов экономической деятельности, установления или поддержания единых цен, причиняют существенный вред другим субъектам экономической деятельности, а также гражданам-потребителям.
Объектом преступления являются установленный законодательством порядок ценообразования, основанный на свободе экономической деятельности и конкуренции, а также права потребителей.
Объективная сторона преступления, подробно описанная в ст. 178 УК, заключается в следующих действиях: а) в установлении монопольно высоких или монопольно низких цен; б) в ограничении конкуренции путем раздела рынка; в) в ограничении доступа на рынок; г) в устранении с рынка других субъектов экономической деятельности; д) в установлении или поддержании единых цен.
Преступление считается оконченным с момента совершения любого из вышеуказанных действий, фактическое наступление каких-либо последствий не требуется.
Содержание понятий "монополистическая деятельность", "конкуренция", "рынок", "хозяйствующие субъекты" и др. раскрывается в Федеральном законе от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" в ред. от 25 мая 1995 г., с последующими изменениями и дополнениями*(83).
Под монополистической деятельностью понимаются противоречащие антимонопольному законодательству действия (бездействие) хозяйствующих субъектов или федеральных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции.
Монопольно высокая цена - цена товара, устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, с целью компенсации необоснованных затрат, вызванных недоиспользованием производственных мощностей, и получения дополнительной прибыли в результате снижения качества товара.
Монопольно низкая цена - цена приобретаемого товара, устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве покупателя, в целях получения дополнительной прибыли и компенсации необоснованных затрат за счет продавца, или цена товара, сознательно устанавливаемая хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара, результатом установления которой является или может являться ограничение конкуренции посредством вытеснения конкурентов с рынка.
Доминирующее положение - исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров, дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам.
Товарный рынок - сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории Российской Федерации или ее части, определяемой исходя из экономической возможности покупателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами.
Конкуренция - состязательность хозяйствующих субъектов, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.
Объединениям коммерческих организаций (союзам или ассоциациям), хозяйственным обществам и товариществам запрещена координация предпринимательской деятельности коммерческих организаций, которая имеет либо может иметь своим результатом ограничение конкуренции.
Хозяйствующие субъекты - это российские и иностранные коммерческие организации и их объединения - союзы или ассоциации (сюда не входят организации, которые не занимаются предпринимательской деятельностью, а также сельскохозяйственные потребительские кооперативы) и индивидуальные предприниматели.
С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Мотив, которым руководствовался виновный при совершении монополистических действий и ограничении конкуренции, не влияет на квалификацию.
Субъектом преступления могут быть руководители коммерческих и некоммерческих организаций, должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, индивидуальные предприниматели.
Статья 178 УК предусматривает три вида данного преступления: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированный (ч. 3).
Квалифицированным видом преступления считается совершение соответствующих действий, указанных в ч. 1 ст. 178 УК, неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Содержание этих признаков совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
Особо квалифицированным видом преступления является совершение действий, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 178 УК, с применением насилия или с угрозой его применения, а равно с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угрозой его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства.
Насилие, о котором идет речь в ч. 3 ст. 178 УК, обычно выражается в нанесении побоев, причинении легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Причинение смерти либо тяжкого вреда здоровью должно квалифицироваться по совокупности преступлений - по ч. 3 ст. 178 УК и соответствующей статье о преступлениях против жизни (ст. 105 УК) или здоровья (ст. 111 УК).
Угроза применения насилия (психологическое насилие) выражается в угрозе совершить в отношении потерпевшего насильственные действия.
Уничтожение имущества означает приведение его в полную негодность, когда оно навсегда утрачивает свою хозяйственно-экономическую ценность.
Повреждение имущества - приведение его в частичную непригодность, когда оно без исправления не может быть использовано по своему целевому назначению.
Если указанные в ч. 1 и ч. 2 ст. 178 УК действия совершены с применением насилия или с угрозой его применения и это насилие или угроза связаны с требованием к потерпевшему совершить действия имущественного характера, которые направлены на обогащение виновного за счет причинения материального ущерба потерпевшему, то налицо вымогательство (ст. 163 УК).
Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК). Согласно п. 1 ст. 421 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.
При этом сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (п. 1 ст. 179 ГК).
Объектом преступления является установленный законодательством порядок совершения сделок.
Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК).
С объективной стороны рассматриваемое преступление заключается в принуждении потерпевшего к совершению сделки или к отказу от ее совершения.
Принуждение - это активное воздействие на личность потерпевшего с тем, чтобы заставить его, вопреки желанию, совершить соответствующую сделку или отказаться от ее совершения.
Способом принуждения является угроза, т.е. высказывания виновного, выражающие реальное намерение применить к потерпевшему насилие или уничтожить или повредить его имущество либо распространить сведения, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.
Способ выражения и доведения угрозы до потерпевшего квалифицирующего значения не имеет.
В соответствии с диспозицией ст. 179 УК уголовная ответственность за принуждение к совершению сделки наступает в том случае, когда действия виновного не содержат состава вымогательства. Если имеет место принуждение к совершению сделки под угрозой применения или с применением насилия, угрозой уничтожения или повреждения имущества или под угрозой распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, и при этом виновный требует от потерпевшего изменения или прекращения тех или иных его имущественных прав, то такие действия следует квалифицировать как вымогательство (ст. 163 УК).
Так, Б. и М. с целью незаконного обогащения требовали от Ф. обменять принадлежавшую ей на праве собственности благоустроенную квартиру на другую, неблагоустроенную. Чтобы принудить Ф. к обмену, они избивали (в том числе и в ее присутствии) ее сына, угрожали ему убийством, увозили Ф. на другую квартиру и не разрешали выходить. Опасаясь расправы с сыном, Ф. была вынуждена согласиться на обмен своей квартиры на неблагоустроенную, куда затем и переехала.
В данном случае принуждение Ф. к обмену ее квартиры как преследовавшее цель незаконного, за ее счет, обогащения судом обоснованно квалифицировано как вымогательство, и дополнительной квалификации этих действий по ст. 179 УК не требуется*(84).
Преступление признается оконченным с момента угрозы совершения действий, предусмотренных ч. 1 ст. 179 УК, в целях принудить потерпевшего совершить сделку в интересах виновного или отказаться от ее совершения.
С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный сознает, что принуждает потерпевшего совершить сделку или отказаться от ее совершения указанными в ст. 179 УК способами, и желает этого.
Мотивы данного преступления могут быть различными и квалифицирующего значения не имеют.
Субъектом преступления признается лицо, достигшее 16-летнего возраста. Статья 179 УК предусматривает два вида данного преступления: основной (ч. 1), характеризуемый рассмотренными выше признаками, и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированным видом преступления является совершение его неоднократно, или с применением насилия, или организованной группой.
Содержание неоднократности и организованной группы в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных преступлений.
Насилие при совершении этого преступления может выражаться в нанесении побоев, причинении легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Насилие при принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения, сопряженное с убийством, подлежит дополнительной квалификации по ст. 105 УК.
Рассматриваемое преступление необходимо отграничивать от вымогательства (ст. 163 УК). В данном случае (ст. 179 УК), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения не направлено на обогащение за счет причинения материального ущерба потерпевшему. Вместе с тем, если будет установлено, что в результате принуждения потерпевший совершил сделку, приведшую к причинению ему материального ущерба, то действия виновного следует квалифицировать не по ст. 179 УК, а как вымогательство.
Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК). Общественная опасность деяния состоит в причинении ущерба деловой репутации субъектов экономической деятельности (производителей товаров и услуг), подрывается их престиж, если товарный знак или знак обслуживания незаконно используется для сокрытия низкого качества товаров или услуг.
Законом РФ от 23 сентября 1992 г. "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров"*(85) регулируются отношения, возникающие в связи с регистрацией, правовой охраной и использованием товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров.
Товарный знак и знак обслуживания - это обозначения, способные отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц.
Наименование места происхождения товара - название страны, населенного пункта, местности или другого географического объекта, используемое для обозначения товара, особые качества которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями или людскими факторами либо природными условиями и людскими факторами одновременно.
Правовая охрана товарного знака, знака обслуживания и наименования места происхождения товара возникает на основании их государственной регистрации в порядке, установленном законом, или в силу международных договоров Российской Федерации.
Товарный знак и знак обслуживания могут быть зарегистрированы на имя юридического лица, а также физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность.
Владелец товарного знака или знака обслуживания имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться ими, а также запрещать их использование другими лицами.
Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак и знак обслуживания без разрешения его владельца (см. ст. 1, 2, 3, 4, 30, 31, 36 указанного Закона).
Объектом преступления являются интересы потребителей.
С объективной стороны преступление заключается в незаконном использовании чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.
Использованием товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара считается применение его на товарах и (или) их упаковке, использование в рекламе, печатных изданиях, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках.
Незаконное использование товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара влечет за собой уголовную ответственность при условии неоднократности совершения действий, указанных в ч. 1 ст. 180 УК, или причинения ими крупного ущерба. Содержание этих условий совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины. При неоднократном незаконном использовании чужого товарного знака, знака обслуживания или наименования места происхождения товара возможен лишь прямой умысел: лицо сознает, что незаконно использует данные реквизиты во второй и более раз, т.е. неоднократно, и желает этого.
Незаконное использование предметов преступления с причинением крупного ущерба может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Лицо сознает, что незаконно использует чужой товарный знак или иные, указанные в ч. 1 ст. 180 УК, предметы, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба и желает этого, или сознательно допускает причинение крупного ущерба, или относится к нему безразлично.
Мотив не является обязательным признаком состава данного преступления и на квалификацию не влияет. Обычно таким мотивом является стремление виновного обеспечить сбыт своей продукции, которая не пользуется спросом.
Субъектом незаконного использования чужого товарного знака могут быть руководители организаций, принимавших решение о незаконном использовании чужого товарного знака, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью, как зарегистрированной, так и незарегистрированной.
Часть 2 ст. 180 УК выделяет в качестве самостоятельного состава преступления незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб.
Предметом преступления выступает предупредительная маркировка, которая свидетельствует о том, что применяемое на товаре обозначение является товарным знаком или наименованием места происхождения товара, не зарегистрированным в Российской Федерации.
Остальные признаки рассматриваемого преступления аналогичны признакам состава, содержащегося в ч. 1 ст. 180 УК. Федеральным законом от 17 ноября 2001 г. N 144-ФЗ*(86) ст. 180 УК дополнена частью 3, регламентирующей ответственность за квалифицированный вид преступления, когда предусмотренные ч. 1 или ч. 2 настоящей статьи деяния совершаются группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Содержание этих признаков совпадает с рассмотренными соответствующими признаками других преступлений в сфере экономической деятельности.
Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК). Общественная опасность преступления обусловливается тем, что нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм наносит вред не только законным интересам всех участников экономического оборота изделий из драгоценных металлов, но и установленному порядку государственного контроля за оборотом данных изделий*(87).
В целях защиты прав потребителей ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней, прав изготовителей этих изделий от недобросовестной конкуренции, а также в целях защиты интересов государства осуществляется федеральный пробирный надзор, который, в частности, включает в себя: опробование, анализ и клеймение государственным пробирным клеймом всех ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов отечественного производства, а также указанных изделий, ввезенных на территорию Российской Федерации для продажи; периодический государственный контроль за производством, извлечением, переработкой, использованием, хранением и учетом драгоценных металлов и драгоценных камней во всех организациях, осуществляющих указанную деятельность, и др.*(88).
В соответствии с Положением о пробах и клеймении изделий из драгоценных металлов в Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 2 октября 1992 г. N 1152*(89), клеймение изделий из драгоценных металлов государственным пробирным клеймом производится территориальными государственными инспекциями пробирного надзора.
Объектом преступления являются интересы потребителей.
Объективная сторона преступления включает в себя четыре самостоятельные формы: 1) несанкционированное изготовление государственного пробирного клейма; 2) несанкционированный сбыт государственного пробирного клейма; 3) несанкционированное использование государственного пробирного клейма; 4) подделка государственного пробирного клейма. Несанкционированными признаются изготовление, сбыт или использование государственного пробирного клейма, совершенные с нарушением порядка, установленного нормативными актами Российской Федерации.
Подделка государственного пробирного клейма - фальсификация настоящего (подлинного) клейма путем изменения его реквизитов, например с применением номера пробы другого металла.
Преступление признается оконченным с момента совершения любого действия, образующего незаконное изготовление, сбыт, использование государственного пробирного клейма или его подделку.
С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный сознает, что он незаконно изготавливает, сбывает, использует или подделывает государственное пробирное клеймо, и желает совершить эти действия.
Для состава данного преступления требуется наличие корыстной или иной личной заинтересованности.
Корыстная заинтересованность - стремление получить материальную выгоду от совершения данного деяния.
Иная личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, например, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, причинить неприятности своим оппонентам и т.д.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Статья 181 УК предусматривает два вида рассматриваемого преступления: основной (ч. 1) и квалифицированный (ч. 2).
Квалифицированный вид преступления образует совершение его неоднократно или организованной группой. Содержание этих понятий совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
Несанкционированные изготовление, сбыт или использование, а равно подделка государственного пробирного клейма с последующим обманом потерпевшего и хищением чужого имущества следует квалифицировать по совокупности преступлений как нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК) и мошенничество (ст. 159 УК)*(90).
Заведомо ложная реклама (ст. 182 УК). Федеральным законом от 18 июля 1995 г. "О рекламе"*(91) регулируются отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распространения рекламы на рынках товаров, работ и услуг Российской Федерации, включая рынки банковских, страховых и иных услуг, связанных с использованием денежных средств граждан и юридических лиц, а также рынки ценных бумаг.
Под рекламой понимают распространяемую в любой форме, с помощью любых средств информацию о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях (рекламная информация), предназначенную для неопределенного круга лиц и призванную формировать или поддерживать интерес к этим физическому, юридическому лицу, товарам, идеям и начинаниям и способствовать реализации товаров, идей и начинаний. При этом заведомо ложная реклама не допускается.
Общественная опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что использование в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов) способствует недобросовестной конкуренции и может причинить существенный вред интересам потребителей - отдельных граждан, а также другим субъектам экономической деятельности.
Объектом преступления являются интересы потребителей.
С объективной стороны данное преступление характеризуется: 1) использованием в рекламе заведомо ложной информации относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов); 2) причинением значительного ущерба потребителям рекламы и 3) наличием причинной связи между использованием в рекламе ложной информации и причинением ущерба.
Под использованием в рекламе заведомо ложной информации следует понимать доведение до сведения заинтересованных лиц через средства массовой информации или иным путем заведомо ложной информации, например, о качестве товара, стоимости услуг и т.п.
Заведомо ложной является реклама, с помощью которой рекламодатель (рекламопроизводитель, рекламораспространитель) умышленно вводит в заблуждение потребителя рекламы (ст. 9 Федерального закона от 18 июля 1995 г.).
Рекламодатель - юридическое или физическое лицо, являющееся источником рекламной информации для производства, размещения, последующего распространения рекламы.
Рекламопроизводитель - юридическое или физическое лицо, осуществляющее полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме.
Рекламораспространитель - юридическое или физическое лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств радиовещания, телевизионного вещания, а также каналов связи, эфирного времени, и иными способами.
Потребители рекламы - юридические или физические лица, до сведения которых доводится или может быть доведена реклама, следствием чего является или может являться соответствующее воздействие рекламы на них.
Обязательным условием наступления уголовной ответственности за заведомо ложную рекламу является причинение значительного ущерба потребителям рекламы. Признание ущерба значительным зависит от обстоятельств конкретного уголовного дела. О значительном ущербе может свидетельствовать, например, причинение тяжкого вреда здоровью в результате приобретения рекламированной продукции.
Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной. Лицо сознает, что использует в рекламе заведомо ложную информацию относительно товаров, работ или услуг, а также их изготовителей (исполнителей, продавцов), предвидит возможность или неизбежность причинения значительного ущерба потребителям рекламы и желает этого или не желает причинения такого ущерба, но сознательно его допускает либо относится к нему безразлично.
Обязательным признаком субъективной стороны заведомо ложной рекламы является мотив, определенный в ст. 182 УК как корыстная заинтересованность. Содержание корыстного мотива при заведомо ложной рекламе в основном соответствует содержанию корыстного мотива ранее рассмотренных преступлений.
Субъектами преступления могут быть рекламодатели, рекламопроизводители, рекламораспространители - руководители организаций и индивидуальные предприниматели, являющиеся источником заведомо ложной рекламной информации.
Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК)*(92). Разглашение информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, вопреки воле ее владельца образует одну из форм недобросовестной конкуренции, влечет причинение серьезного ущерба экономической деятельности коммерческих и некоммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, нарушает права и законные интересы граждан.
Согласно ст. 139 ГК информация составляет коммерческую тайну в случае, когда она имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки.
В общепринятом понимании конфиденциальность предполагает доверительный, не подлежащий огласке, секретный для лиц, не являющихся их законными обладателями, характер сведений. Их правовая конкретизация дается в ст. 4 Указа Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера"*(93). Это - сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и т.д.).
В ряде случаев подобное нарушение может влечь ответственность по ст. 138 УК (тайна переписки и др.) или запрещение в силу профессиональных особенностей деятельности, например, нотариусов*(94), адвокатов*(95).
Налоговую тайну составляют полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике, за исключением, например, сведений, разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия; о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения и др. Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (см. ст. 102 НК).
Банковская тайна представляет собой специфический вид коммерческой тайны.
Банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентом или его представителем. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом.
В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков (ст. 857 ГК).
Объектом незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, является установленный законом порядок, обеспечивающий сохранение в тайне сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.
Объективная сторона незаконного получения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, заключается в собирании таких сведений путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом (ч. 1 ст. 183 УК).
Под собиранием понимается получение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, совершенное путем похищения документов, подкупа или угроз или иным незаконным способом.
Похищение документов, содержащих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, охватывает все формы незаконного изъятия и завладения виновным указанными документами. Оно может быть произведено тайно, открыто, с применением обмана или насилия в отношении лиц, владеющих такой тайной.
Подкуп предполагает получение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем вручения лицу, владеющему этими сведениями, денег, ценных бумаг, иного имущества либо путем оказания ему услуг имущественного характера.
Угроза как способ собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, выражается в угрозе совершения в отношении лиц, владеющих такой тайной, каких-либо действий насильственного характера (например, угроза убийством, причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью).
К иным незаконным способам собирания сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, относится, например, использование подслушивающих устройств.
Преступление считается оконченным с момента, когда виновный совершил какое-либо действие по собиранию сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, независимо от наступления последствий, например, путем кражи завладел документом, в котором содержатся сведения, составляющие эту тайну. С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Виновный сознает, что собираемые им сведения путем, например, похищения соответствующих документов, составляют коммерческую, налоговую или банковскую тайну, и желает это деяние совершить.
Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, не владеющее коммерческой, налоговой или банковской тайной.
В ч. 2 ст. 183 УК в качестве самостоятельного состава преступления выделяется незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.
Объективная сторона преступления заключается в незаконном разглашении или использовании сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца.
Разглашение означает предание огласке сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, которые без согласия их владельца стали известны посторонним лицам. Это могут быть любые лица, по характеру выполняемой работы имеющие доступ к таким сведениям. Форма разглашения сведений не имеет значения для квалификации. Обычно эти сведения предаются огласке посторонним лицам в устной форме. Но возможны и другие формы, например, показ постороннему лицу какого-либо документа, в котором содержатся такие сведения.
Использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, предполагает употребление их для занятия любой экономической деятельностью.
Часть 3 ст. 183 УК в качестве квалифицированного вида регламентирует ответственность за рассматриваемое преступление, причинившее крупный ущерб или совершенное из корыстной заинтересованности.
Критерии определения крупного ущерба в законе не указаны. Вопрос о том, какой ущерб следует считать крупным, решается с учетом всех обстоятельств дела. Следует, в частности, учитывать материальные убытки, причиненные владельцу тайны в результате снижения объема изготовленной продукции, уменьшения числа клиентов коммерческого банка и т.п.
Для состава рассматриваемого преступления необходимо наличие причинной связи между незаконным разглашением или использованием сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну и причинением крупного ущерба.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется наличием прямого или косвенного умысла.
Виновный сознает, что незаконно разглашает или использует коммерческую, налоговую или банковскую тайну, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба ее владельцу и желает наступления этих последствий либо не желает, но сознательно допускает или относится к этому безразлично.
Обязательным признаком незаконного разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, является мотив, определенный в ч. 3 ст. 183 УК как корыстная заинтересованность. Корыстная заинтересованность выражается в стремлении виновного получить какую-либо выгоду имущественного характера в результате разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.
Субъектом преступления является достигшее 16-летнего возраста лицо, которому в результате профессиональной деятельности стали известны сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну.
Особо квалифицированным видом незаконного разглашения или использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, является причинение этим деянием тяжких последствий (ч. 4 ст. 183 УК).
Вопрос о наличии или отсутствии тяжких последствий должен решаться в каждом конкретном случае в зависимости от фактических обстоятельств дела. К тяжким последствиям, в частности, может быть отнесено совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, прежде всего, корыстной направленности, поводом к которому явилось разглашение сведений о налоговых платежах или банковских счетах потерпевшего.
Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК). Общественная опасность этого деяния состоит в нарушении добросовестной конкуренции в сфере профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также прав потребителей (зрителей) соответствующих платных спортивных и иных развлекательных услуг.
Профессиональный спорт - вид физической культуры, участники которого занимаются им как трудовой деятельностью, являющейся основным источником дохода. Коммерческие зрелищные конкурсы также устраиваются для извлечения доходов от соревнований, показов моделей одежды, красавиц и т.д.
Статья 184 УК, устанавливающая ответственность за подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, состоит из четырех частей.
В первых двух частях этой статьи предусмотрена ответственность за подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований, а также организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов в целях оказания влияния на результаты этих соревнований или конкурсов (основной и квалифицированный виды этого преступления).
Часть 3 ст. 184 УК содержит самостоятельный состав преступления - незаконное получение спортсменами денег, ценных бумаг или иного имущества, переданных им в целях оказания влияния на результаты спортивных соревнований, а равно незаконное пользование спортсменами услугами имущественного характера, предоставленными им в тех же целях.
Самостоятельный состав преступления содержится в ч. 4 ст. 184 УК - незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества, незаконное пользование услугами имущественного характера спортивными судьями и другими лицами, указанными в ч. 3 этой статьи, в целях оказания влияния на результаты спортивных соревнований или зрелищных конкурсов.
Объектом преступления являются нормальная деятельность организаций, связанных с проведением спортивных соревнований и коммерческих конкурсов, а также интересы участников и зрителей этих соревнований и конкурсов.
Объективная сторона преступления, ответственность за которое установлена в ч. 1 ст. 184 УК, заключается в подкупе спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Подкуп предполагает вручение спортсменам, спортивным судьям, тренерам, руководителям команд и другим участникам или организаторам профессиональных спортивных соревнований, а также организаторам или членам жюри зрелищных коммерческих конкурсов денег, иных материальных ценностей либо предоставление услуг имущественного характера.
Преступление считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части вознаграждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что подкупает участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований, организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов, и желает этого.
Кроме того, обязательным субъективным признаком данного преступления является цель оказания влияния на результаты профессиональных спортивных соревнований или зрелищных коммерческих конкурсов.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированный вид данного преступления предусмотрен ч. 2 ст. 184 УК, которая устанавливает ответственность за подкуп указанных в ч. 1 ст. 184 УК лиц, совершенный неоднократно или организованной группой.
Содержание этих признаков совпадает с рассмотренными выше соответствующими признаками других преступлений.
Объективная сторона преступления, ответственность за которое установлена в ч. 3 ст. 184 УК, состоит в незаконном получении спортсменами денег, ценных бумаг или иного имущества, а также в незаконном пользовании спортсменами услугами имущественного характера.
Преступление считается оконченным с момента получения спортсменом незаконного вознаграждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что незаконно получает от кого-либо материальные ценности или услуги имущественного характера за оказание влияния на результат спортивного соревнования, и желает получить их.
Субъектом преступления может быть только спортсмен, который является участником конкретного спортивного соревнования.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 184 УК, состоит в незаконном получении денег, ценных бумаг или иного имущества, а также в незаконном пользовании услугами имущественного характера спортивными судьями, тренерами, руководителями команд и другими участниками или организаторами профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторами или членами жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Преступление считается оконченным с момента получения субъектом незаконного вознаграждения, вне зависимости от того, повлияло ли оно на результат спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса.
Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле. Виновный сознает, что незаконно получает от кого-либо деньги, ценные бумаги или иное имущество, и желает получить их. При этом виновный сознает, что незаконное материальное вознаграждение предоставлено в целях оказания им влияния на результаты спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса.
Субъектом преступления может быть только лицо, прямо указанное в ч. 4 ст. 184 УК, принимающее материальные ценности или услуги имущественного характера с целью повлиять на результаты профессионального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса: спортивный судья, тренер, руководитель команды и другие участники, например, врач футбольной команды или организаторы профессиональных спортивных соревнований, организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов.

Глава II. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях

_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях

Преступления против интересов службы в коммерческих организациях, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или местными учреждениями, выделены в Уголовном кодексе РФ 1996 г. в самостоятельную группу преступлений. Эта группа преступлений является наглядным следствием осуществляемых политических, социальных и экономических реформ и преобразований. Происходящие в стране экономические и политические реформы вызвали к жизни многочисленные коммерческие и иные (некоммерческие) организации, аппарат которых не участвует в государственном управлении народным хозяйством. В то же время многие служащие аппарата этих организаций наделены управленческими полномочиями в своих структурах и, злоупотребляя данными полномочиями, подчас способны причинить серьезный вред правам и законным интересам граждан, интересам организаций, в которых они работают, или интересам других организаций, а также общественным и государственным интересам, что придает таким деяниям характер общественной опасности. Это обстоятельство обусловило криминализацию деяний, посягающих на наиболее важные интересы деятельности коммерческих и иных (некоммерческих) организаций, и появление в Уголовном кодексе главы о рассматриваемых преступлениях.
Глава 23 УК "О преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных некоммерческих организациях" помещена законодателем в разд. VIII, предусматривающем ответственность за преступления в сфере экономики. В связи с этим сферу экономических общественных отношений можно было бы определить в качестве родового объекта данных преступлений. Однако такой вывод является условным, поскольку само название гл. 23 УК прямо указывает на определенную несогласованность с названием как всего разд. VIII УК "Преступления в сфере экономики", так и входящих в него глав (гл. 21 "Преступления против собственности", гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности"). Родовой объект преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях не является частью типового объекта преступлений в сфере экономики, поскольку общественные отношения рассматриваемых преступлений не являются родом экономических отношений, т.е. отношений, обеспечивающих владение, пользование и распоряжение имуществом*(96). Кроме того, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях от других преступлений, предусмотренных в разд. VIII УК, отличаются, по крайней мере, двумя моментами. Они совершаются, во-первых, в связи с управленческой деятельностью указанных организаций и, во-вторых, специальным субъектом, т.е. лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо их представителем*(97). Таким образом, помещение гл. 23 в разд. VIII УК, несомненно, носит условный характер. Более правильным решением с точки зрения построения Особенной части Кодекса было бы поместить рассматриваемую группу преступлений в самостоятельный раздел с одноименным названием. В противном случае к числу преступлений в сфере экономики следовало бы отнести и преступления против интересов государственной службы, для которых названные экономические отношения также могут являться факультативным объектом*(98).
В литературе по данному вопросу существуют и иные позиции. Так, Б.В.Волженкиным высказано сомнение в целесообразности наличия самостоятельной главы "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях". В частности, он указывает, что "вообще самостоятельное существование данной главы ввиду отсутствия особого правоохраняемого объекта сомнительно, а находящиеся в ней четыре состава преступлений вполне могли найти место в других главах Кодекса"*(99).
Свою позицию автор обосновывает отсутствием "особой" ценности охраняемого объекта. Однако представляется, что интересы службы в данном случае заключаются в правильном и четком функционировании аппаратов управления коммерческих организаций, в надлежащем исполнении управленческими работниками своих функций в соответствии с задачами и на благо организаций, но не в ущерб законным интересам граждан, других организаций, общества и государства в целом.
Весьма противоречивое мнение относительно объекта рассматриваемых преступлений высказано С.В.Изосимовым. Он полагает, что у группы преступлений, объединенных в гл. 23 УК, нет единого объекта. Поэтому не должно быть в Уголовном кодексе самостоятельной главы, предусматривающей ответственность за данные преступления. Последние могут как посягать на права и законные интересы граждан и организаций, так и причинять вред другим охраняемым законом интересам общества и государства*(100). С таким мнением трудно согласиться. Основой классификации объектов преступных посягательств является совокупность однородных отличительных признаков и качеств правоохраняемых интересов, взятых под охрану уголовно-правовыми нормами. Законодатель определяет однородные общественные отношения и интересы, нуждающиеся в уголовно-правовой защите, а затем по этим интересам группирует уголовно-правовые нормы и объединяет их в главы и разделы.
Объединяющим признаком рассматриваемой группы преступлений с другими преступлениями, предусмотренными разд. VIII УК, служит то, что они совершаются в связи с экономической и другой предпринимательской деятельностью коммерческих и иных организаций. Анализ составов преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, показывает, что установленная в них ответственность может быть возложена только на лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. осуществляющих в ней постоянно или временно организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности. При выполнении этими лицами деятельности иного рода, причинившей вред организациям, гражданам, государству, ответственность наступает не по признакам составов преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Стало быть, законодатель делает акцент на вред, причиняемый нормальной деятельности коммерческих и иных организаций, а не экономическим отношениям.
Под преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях следует понимать такие общественно опасные деяния, которые посягают на нормальную деятельность коммерческих и иных организаций и причиняют либо создают угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.
Объектом анализируемых преступлений является нормальная деятельность коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. Для некоторых преступлений против интересов службы в коммерческих и некоммерческих организациях характерен дополнительный непосредственный объект - права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства (ст. 201 и 202 УК); здоровье человека (ст. 203 УК).
Особенностью рассматриваемых преступлений является их совершение в сфере управленческой деятельности коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.
Согласно ч. 1 ст. 50 ГК под коммерческими понимаются организации различных форм собственности, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных обществ и товариществ (полное товарищество, товарищество на вере, акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью); производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу ст. 113 ГК коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (ст. 114 и 115 ГК)*(101).
Некоммерческими являются организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками*(102). Они могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов.
Некоммерческие организации создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, оказания юридической помощи, а также в целях, направленных на достижение общественных благ. Некоммерческие организации могут осуществлять и предпринимательскую деятельность, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы и соответствуют им. Любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления, установленные законом для каждой из них.
Коммерческие и некоммерческие организации могут объединяться в ассоциации и союзы.
Объективная сторона преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях заключается в общественно опасном деянии (действии или бездействии), совершенном вопреки интересам службы и благодаря занимаемому служебному положению. Такие преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), могут быть совершены как путем действия, так и путем бездействия. Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК), а также коммерческий подкуп (ст. 204 УК) совершаются только путем действия.
По законодательной конструкции объективной стороны рассматриваемые преступления имеют как материальные, так и формальные составы. Например, преступления, предусмотренные ст. 201, 202, 203 УК, имеют материальные составы, а коммерческий подкуп (ст. 204 УК) - формальный состав. Коммерческий подкуп признается оконченным преступлением с момента совершения указанных в ст. 204 УК действий, независимо от наступивших последствий.
Совершение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях сопряжено с причинением вреда не только самим этим организациям, но и правам и законным интересам граждан, охраняемым законом интересам общества и государства. Поэтому, учитывая специфику их вредоносности, закон предусматривает различный порядок осуществления уголовного преследования (примечание к ст. 201 УК).
В соответствии с примечанием п. 2 к ст. 201 УК, если деяние, предусмотренное статьями гл. 23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то, согласно примечанию п. 3 к ст. 201 УК, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Например, директор коммерческого банка за вознаграждение выдал какой-либо организации крупный кредит без надлежащего обеспечения. Получатель кредита своевременно деньги не вернул, чем причинил банку ущерб. В действиях директора имеются признаки злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК) и незаконного получения коммерческого подкупа (ч. 3 ст. 204 УК). Вопрос о его ответственности должен решаться на основании п. 2 или 3 примечания к ст. 201 УК. Если вред причинен только банку, то привлечение к уголовной ответственности возможно лишь по заявлению банка или с его согласия. Но если из-за невозврата кредита банк не смог выполнить обязательства перед государством, рассчитаться с клиентами (организациями или гражданами), выплатить заработную плату сотрудникам и т.д. и тем самым причинил вред интересам не только своим, но и чужим, то мнение банка значения не имеет, уголовная ответственность наступает на общих основаниях*(103). Следует оговорить, что нормы, установленные законодателем в примечании к ст. 201 УК, носят не уголовно-правовой, а уголовно-процессуальный характер. Основания такого законодательного решения достаточно понятны. Как отмечается в литературе по этому вопросу, государство не должно вмешиваться во внутренние дела такой организации. Она сама должна решить, как поступить с руководителем, причинившим вред ее интересам: простить, принять собственные меры воздействия или же настаивать на привлечении к уголовной ответственности. Однако коммерческие организации взаимодействуют со многими иными организациями и гражданами (партнерами, клиентами и т.д.) и своими неправильными действиями могут причинить вред не только собственнику, но и чужим интересам. Государство не может относиться безразлично к подобным фактам и должно защищать интересы других организаций и граждан, в том числе путем установления уголовной ответственности за причиненный им вред*(104).
Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной формой вины. Обязательным признаком таких преступлений, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), является специальная цель - извлечение выгод для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам.
Субъектом преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, по общему правилу, могут быть лица, наделенные специальными признаками, - лица, выполняющие управленческие функции в этих организациях (ст. 201, 204 УК), частные нотариусы и аудиторы (ст. 202 УК), руководители или служащие частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК).
К преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях относятся следующие составы:
а) злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК);
б) злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК);
в) превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК);
г) коммерческий подкуп (ст. 204 УК).
Все указанные общественно опасные деяния можно объединить в две подгруппы: первая подгруппа - это преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях (ст. 201, 204 УК); вторая - это преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности (ст. 202, 203 УК).

_ 2. История развития законодательства о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. 201-204 УК), в отличие от многих преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, не получили столь детального и интенсивного развития в законодательстве России ХХ в. Законодательные акты того или иного периода упоминали о схожих по каким-либо признакам составах преступлений, но далеко не в таком содержании и аспекте, в каком эти преступления представлены в гл. 23 УК РФ 1996 г.
Поэтому название настоящего параграфа носит весьма условный характер, ибо исторически рассматриваемые преступления не присутствовали стабильно и постоянно в законодательстве России. Такому положению есть несколько обоснований.
Во-первых, законодательное творчество и техника в начале ХХ в. в России были не столь совершенны, что в какой-то мере отражало политический, экономический и социальный уклад страны, уровень жизни и развития общества того времени. Кроме того, Уголовное уложение 1903 г., будучи объемным и очень казуальным, многие схожие с рассматриваемыми преступлениями деяния не предусматривало в качестве преступлений, т.е. они не были криминализированы.
Во-вторых, социалистическая революция 1917 г. кардинально изменила государственный строй России, ее экономику и социальную сферу. Развитие общества пошло по иному пути. В то же время государство, начиная с 1921 г. и примерно до середины 1930 г., осуществляло в стране новую экономическую политику (нэп), как период перехода от капитализма к социализму. Нэп допускал развитие капиталистических элементов при сохранении регулирования народного хозяйства в руках государства (например, свободная торговля, арендаторство, предпринимательство, скупщики, комиссионеры и др.). При этом государство строго контролировало и регламентировало деятельность нэпманов, усиливало их налоговое обложение и устанавливало ответственность за иные нарушения их служебной деятельности. Безусловно, столь кардинально разное развитие русской государственности не могло не отразиться на законодательстве и на правовой системе в целом.
Уголовное уложение 1903 г. (гл. 37) устанавливало ответственность за совершение преступных деяний по службе государственной и общественной (ст. 636-687). Все составы преступлений, входящие в указанную главу, в большей мере имеют отношение к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30 УК РФ 1996 г.), к преступлениям против правосудия (гл. 31 УК), о чем подробно сказано в соответствующих разделах Курса.
Однако, исходя из анализа ст. 639, 640, 641 Уложения 1903 г., следует, что была установлена уголовная ответственность служащего за ненадлежащее выполнение или невыполнение возложенных на него законом, или поручением, или свойством службы обязанностей предупреждать или пресекать вред, угрожающий "порядку управления или казенному, общественному или частному интересу", если "виновный не принял, вопреки своей служебной обязанности, мер или не учинил действия, коими такой вред мог быть предупрежден или пресечен, за сие бездействие власти, если оно учинено умышленно или если оно учинено по небрежности и от него последовал важный вред для порядка управления или для казенного, общественного или частного интереса" (ст. 639). Статьи 640 и 641 предусматривали уголовную ответственность служащего за непринятие, вопреки его служебной обязанности, мер по обнародованию, объявлению и приведению в действие закона или иного Высочайшего повеления, обязательного постановления, если от этого последовал важный вред для порядка управления или для казенного, общественного или частного интереса.
Уложение 1903 г. устанавливало ответственность нотариуса или иного служащего, уполномоченного законом на совершение, свидетельствование или утверждение актов, если они утвердили запрещенный законом акт (ст. 672). Предусматривалась ответственность старших нотариусов и нотариусов за нарушение форм и обрядов при совершении и утверждении актов (ч. 1), а если эти действия были осуществлены по корыстному побуждению, наказание усиливалось (ч. 2 ст. 674).
Специфические проблемы, стоящие перед молодым Советским государством в период, когда его будущее полностью зависело от темпов восстановления народного хозяйства, опустившегося до критического уровня, пожалуй, наиболее ярко отразились в той части Уголовного кодекса 1922 г., которая была посвящена хозяйственным преступлениям (гл. 4). Глава включала много норм, вызванных к жизни конкретной исторической обстановкой первого периода нэпа, которые затем вполне естественно утратили свое значение.
Глава 4 УК 1922 г. предусматривала 25 составов преступлений (ст. 126-141 "а" УК). Однако имеющими по каким-либо признакам сходство с рассматриваемой группой преступлений в определенной мере можно назвать лишь два состава: ст. 127 и 129 УК.
Первая статья предусматривала ответственность за бесхозяйственное использование заведующим учреждения рабочей силы, вторая статья - расточение арендатором государственного достояния, предоставленного ему по договору. Если указанные действия рассматривать как злоупотребление служебными полномочиями, то эти составы имеют сходство со ст. 201 УК 1996 г. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. в группе хозяйственных преступлений содержал один состав - ст. 130, которая, как и ст. 129 УК 1922 г., предусматривала ответственность за расточение арендатором или уполномоченным юридического лица предоставленного ему по договору государственного или общественного имущества. Других сходных составов преступлениям, предусмотренным гл. 23 УК 1996 г., УК 1926 г. не содержал.
Переход государства к строго централизованной системе управления народным хозяйством с государственной собственностью потребовал иного регулирования должностных и хозяйственных преступлений. Закон установил ответственность за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество (ст. 153 УК 1960 г.). При этом под частнопредпринимательской деятельностью, влекущей уголовную ответственность, понималась такая деятельность в целях извлечения наживы, которая осуществлялась с использованием либо под прикрытием государственных, кооперативных или иных общественных форм*(105). Уголовная ответственность за коммерческое посредничество могла наступать, когда оно осуществлялось частными лицами в виде промысла или в целях обогащения (ч. 2 ст. 153 УК 1960 г.). В связи с перестройкой в обществе и переходом государства к рыночным отношениям указанная статья была из Уголовного кодекса исключена*(106). В этот период была начата разработка нового уголовного законодательства, закончившаяся принятием в 1996 г. нового Уголовного кодекса Российской Федерации.

_ 3. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях

Злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК). Законодатель определил состав этого преступления как использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал обособленной, в рамках отдельной статьи Особенной части, ответственности за данное деяние. В связи с этим ответственность за злоупотребление полномочиями должностными лицами таких коммерческих организаций, общественных (а такие организации появились с 1992 г., т.е. за четыре года до принятия Уголовного кодекса 1996 г.)*(107) до 1 января 1997 г. должна была наступать по ст. 170 "Злоупотребление властью или служебными полномочиями" УК 1960 г. Однако, как свидетельствует следственная и судебная практика, лица, работающие в коммерческих организациях и наделенные управленческими функциями, не привлекались к ответственности в случае причинения ими вреда обществу, государству, личности, поскольку правоохранительные органы не признавали их должностными лицами*(108). В связи с чем создалась ситуация, когда за одни и те же действия одни лица, работающие в государственных организациях, могли понести наказание, а другие, занятые в коммерческих организациях, даже при причинении ими тяжкого вреда к такой ответственности не привлекались, поскольку не являлись субъектами должностных преступлений. Кроме этого, нарушался Основной Закон страны, в частности, ст. 19 Конституции РФ, провозгласившая равенство всех перед законом независимо от имущественного и должностного положения и иных различий. Уголовный кодекс 1996 г. устранил эту несправедливость и криминализировал общественно опасные посягательства на интересы службы в коммерческих и иных организациях, предусмотрев за такие деяния ответственность по ст. 201 УК.
Непосредственным объектом этого преступления выступает нормальная управленческая деятельность коммерческих, а также иных некоммерческих организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. При совершении злоупотреблений полномочиями причиненный вред может касаться различных областей в деятельности коммерческой или иной организации, в связи с чем от таких деяний могут страдать права и законные интересы граждан или организаций, а также общества и государства. Причинение вреда этим разнообразным по содержанию общественным отношениям позволяет сделать вывод о наличии в данном преступлении дополнительного объекта. В качестве такового могут выступать права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 201 УК, характеризуется тремя обязательными признаками: а) использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным ее интересам; б) причинением общественно опасных последствий в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства; в) причинной связью между злоупотреблением управленческими полномочиями и причиненным вредом.
Использование своих полномочий при совершении рассматриваемого преступления может быть в форме как активных действий, так и бездействия.
Под использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий понимается совершение им деяний по руководству деятельностью этой организации, которые находятся в его служебной компетенции. Полномочия выполняющих управленческие функции служащих коммерческих и иных организаций определяются нормативными актами, уставами (договорами, положениями), учредительскими документами, разрабатываемыми в соответствии с требованиями федеральных законов. Например, в соответствии с Федеральным законом от 8 мая 1996 г. "О производственных кооперативах" председатель кооператива в пределах полномочий, предоставленных ему уставом, действует от имени кооператива без доверенности, представляет кооператив в различных органах власти, органах местного самоуправления, распоряжается имуществом кооператива, заключает договоры, выдает доверенности, открывает счета кооператива в банках и других кредитных организациях, осуществляет прием и увольнение наемных работников, издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения членами кооператива и наемными работниками*(109). Основные полномочия директора (генерального директора, коммерческого директора, исполнительного директора, председателя, управляющего и т.д.) могут определяться в специальном договоре, заключенном им с советом учредителей, правлением или иными органами коммерческой организации. В связи с тем, что полномочия лица, наделенного управленческими функциями, раскрываются в учредительских документах, в литературе справедливо высказано мнение, что диспозицию ст. 201 УК можно отнести к бланкетным*(110).
Для признания факта использования лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой, а также некоммерческой организации, своих полномочий преступлением необходимо установить, что деяние (действие или бездействие) было совершено вопреки законным интересам этой организации. Это означает, что осуществляемые управленческие действия противоречат уставным целям и задачам коммерческой или иной организации. При этом виновный использует права и полномочия, которыми он наделен в связи с осуществлением управленческих функций, во вред законным интересам этой организации. Так, суд обоснованно признал состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, в действиях директора муниципального коммерческого предприятия, использовавшего не оприходованные средства, полученные им за сдачу в аренду магазинов и земель. Работая директором муниципального торгового коммерческого предприятия, расположенного на территории колхозного рынка, и являясь лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на этом предприятии, директор злоупотребляла своими полномочиями в корыстных целях, т.е. для получения незаконных доходов для себя сдавала в аренду помещения магазина, входящего в состав ее предприятия, и прилегающую к нему землю без надлежащего оформления этих договоров; полученные от арендаторов деньги она в кассу не сдавала, а присваивала, причинив тем самым существенный вред интересам предприятия и города*(111).
Использование полномочий вопреки законным интересам коммерческих и иных организаций опасно потому, что причиняется существенный вред охраняемым законом интересам этих организаций, а также правам и интересам личности, общества или государства. В случае когда деянием причиняется вред исключительно интересам коммерческой или иной организации, противоречие данного деяния законным интересам этой организации носит относительный характер, т.е. определяется с учетом мнения самой организации. Такой вывод вытекает из п. 2 примечания к ст. 201 УК, где указывается, что уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если же деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное преследование осуществляется в соответствии с п. 3 примечания к ст. 201 УК на общих основаниях.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления являются общественно опасные последствия в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Признак существенного вреда относится к числу оценочных. Установление значительности вреда определяется в каждом случае отдельно в зависимости от конкретных обстоятельств дела: размера и характера фактически причиненного потерпевшей стороне ущерба (как реального, так и в виде упущенной выгоды); социальной ценности нарушенных прав и законных интересов, оценки данного вреда как существенного. В последние годы имеют место многочисленные случаи выдачи служащими коммерческих банков необеспеченных кредитов, нецелевого использования коммерческими организациями государственных кредитов, "прокручивание" денег, выделенных на выплату заработной платы, в связи с чем наступает длительная задержка заработной платы и иных выплат (пособий и пенсий), и иные подобные действия, влекущие причинение существенного вреда, а порой наступление тяжких последствий. Таким образом, существенный вред, как категория оценочная, зависит от многих факторов, а потому в каждом случае оценивается органами предварительного следствия и суда сугубо индивидуально*(112).
Состав преступления сконструирован по типу материального. Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в законе общественно опасных последствий в виде существенного вреда. Необходимым признаком объективной стороны данного преступления помимо вредных последствий является причинная связь между использованием служебных полномочий вопреки интересам службы и причинением существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.
Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что использует свои управленческие функции в коммерческой или иной организации вопреки законным интересам этой организации, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате такого деяния общественно опасных последствий в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства и желает их наступления.
В литературе высказано и иное мнение, согласно которому злоупотребление полномочиями может совершаться как с прямым, так и косвенным умыслом*(113). Авторы учебника "Уголовное право" под редакцией Л.Д.Гаухмана и С.В.Максимова предложили весьма сложную конструкцию субъективной стороны рассматриваемого преступления - прямой умысел по отношению к деяниям и "альтернативно: а) прямого умысла по отношению к последствию в виде причинения существенного вреда, конкретизированного альтернативной целью нанесения вреда гражданину, организации, обществу или государству либо б) косвенного умысла по отношению к аналогичному последствию, сочетающегося с целью извлечения виновным выгод и преимуществ для себя или других лиц"*(114).
С названными мнениями трудно согласиться, поскольку обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является специальная цель - извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам. Поэтому наличие в законе указания на специальную цель свидетельствует о том, что преступление может совершаться только с прямым умыслом. Мотивы его совершения бывают различными и не имеют значения для квалификации.
Субъект преступления специальный - лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. В соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации признается лицо, постоянно или временно либо по специальному полномочию выполняющее в них организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Законодатель, раскрывая понятие субъекта преступления в ст. 201 УК, в отличие от ст. 285 УК, не употребляет термин "должностные лица", однако характеризует его теми же признаками (кроме представителя власти), через которые раскрывает понятие "должностное лицо" применительно к субъекту, названному в ст. 285 УК.
Под организационно-распорядительными обязанностями понимаются функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (например, планирование производственной и экономической деятельности; подбор и расстановка кадров; организация труда подчиненных; поддержание трудовой дисциплины и т.п.). Лицами, осуществляющими организационно-распорядительные обязанности в этих организациях, в частности, являются генеральный директор акционерного общества, председатель кооператива, директор фирмы и т.п.
Административно-хозяйственные обязанности - это полномочия по управлению или распоряжению имуществом, установление порядка его хранения, переработки, реализации и т.д. Такие функции обычно выполняют руководители организаций, их заместители по хозяйственной работе (например, коммерческие директора), главные (старшие) бухгалтеры организаций (они же, как правило, руководители финансовых подразделений) и их заместители, руководители (их заместители) иных подразделений, осуществляющих функции обеспечения производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг.
Организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности могут быть возложены на лицо в связи с занимаемой должностью в коммерческой или некоммерческой организации (т.е. постоянно) или временно, либо в силу специальных полномочий (по приказу, распоряжению и т.п.). Степень постоянности выполнения управленческих функций определяется законом, уставом (положением) организации, договором, заключенным с данным лицом, а также приказом (распоряжением), в соответствии с которым соответствующему лицу переданы определенные полномочия либо такие полномочия изменены (ограничены по степени постоянности исполнения).
В соответствии с ч. 2 ст. 201 УК злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, образует квалифицированный вид рассматриваемого преступления. Признак "тяжкие последствия", так же как и признак "существенный вред", является оценочным, устанавливаемым судом исходя из фактических обстоятельств дела. Тяжкими в российском уголовном праве и правоприменительной практике традиционно признавались последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью одному или нескольким лицам, необратимого экологического ущерба, значительного материального ущерба организации или гражданину. Однако данные последствия, за исключением последнего, являются нетипичными для рассматриваемого преступления.
Тяжкими последствиями в ч. 2 ст. 201 УК могут выступать такие деяния, как: доведение организации до состояния банкротства, влекущее невозможность уплаты долгов в крупных размерах; причинение существенного имущественного или морального вреда многим гражданам или организациям; создание условий для хищений в крупных размерах; вынужденная потеря рабочих мест*(115); ограничение или прекращение оказания услуг, относящихся к жизнеобеспечивающим (подача электроэнергии, газа, воды, тепла, выполнение транспортных перевозок в труднодоступные места, срыв обеспечения хлебом отдаленных населенных пунктов и т.д.).
Причинение в результате злоупотребления полномочиями тяжких последствий в виде лишения жизни, тяжкого вреда здоровью, уничтожения или повреждения чужого имущества с отягчающими обстоятельствами, влекущих более строгое наказание, чем то, которое предусмотрено ч. 2 ст. 201 УК, требует дополнительной квалификации действий по совокупности с соответствующими статьями Особенной части Кодекса.
В некоторых странах ближнего зарубежья также установлена уголовная ответственность за злоупотребления полномочиями в коммерческих организациях.
Уголовный кодекс Литвы в гл. 15 "Преступления против порядка хозяйствования" предусматривает ответственность за злоупотребление доверием в коммерческой организации хозяйственной или финансовой деятельностью при причинении значительного вреда (ст. 321). Кроме того, Уголовный кодекс предусматривает ответственность за халатность в коммерческой, хозяйственной, финансовой или профессиональной деятельности, если в результате ненадлежащего выполнения или вследствие небрежного отношения к ней был причинен значительный вред (ст. 321.1).
Уголовный кодекс Киргизии в гл. 23 "Преступления против интересов службы на негосударственных предприятиях и в организациях" установил ответственность за злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций (ст. 221). Специфических отличий от ст. 201 УК РФ эта статья не предусматривает, более того, к ст. 221 УК Киргизии есть примечание (аналогичное примечанию к ст. 201 УК РФ), раскрывающее признаки субъекта преступления.
По Уголовному кодексу Республики Таджикистан ответственность за злоупотребление полномочиями служащими коммерческих и других организаций наступает при причинении существенного вреда правам и законным интересам граждан, организаций либо государства (ч. 1 ст. 295) либо тяжких последствий (ч. 2). В примечании к указанной статье раскрываются признаки субъекта преступления. Им признаются лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие распорядительные или иные управленческие функции в коммерческих организациях, независимо от формы собственности, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами власти.
Законодательством развитых стран не предусмотрено обособленной ответственности между должностными лицами государственных предприятий и организаций, а также лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных негосударственных учреждениях и организациях.
Например, Уголовный кодекс Франции в должностные злоупотребления включает три группы преступных деяний: а) злоупотребление властью, посягающее на управление; б) злоупотребление властью, посягающее на права частных лиц; в) нарушение долга порядочности. Должностные злоупотребления по УК Франции могут совершаться публичными должностными лицами, к которым относятся лица: а) обладающие государственной властью (высшие должностные лица Французской Республики); б) состоящие на государственной службе (чиновники четырех иерархических категорий, каждая из которых включает несколько рангов государственных служащих); в) обладающие избирательным мандатом (выборные должностные лица)*(116). В УК Франции отсутствует общее определение публичного должностного лица, такого, например, которое дано в примечании к ст. 201 или 285 УК РФ 1996 г. В то же время перечень должностных лиц, которые могут нести уголовную ответственность за должностные злоупотребления, достаточно широк, и ответственность за эти деяния возлагается на лиц, работающих в сфере государственных отношений.
Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК). Включение этого преступления в Уголовный кодекс продиктовано потребностями рыночной экономики и возросшей ролью нотариальных действий и аудита в экономических и иных предпринимательских отношениях.
Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что нотариус или аудитор, используя предоставленные им законом широкие полномочия и при злоупотреблении ими вопреки задачам своей деятельности, способны причинить существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.
Непосредственным объектом этого преступления является установленный государством порядок в сфере деятельности частных нотариусов и аудиторов. Статья 202 УК охватывает злоупотребления полномочиями частными нотариусами при совершении любых нотариальных действий, а не только действий, связанных с экономической и иной предпринимательской деятельностью субъектов. Поэтому включение данного преступления в раздел Кодекса "Преступления в сфере экономики" носит несколько условный характер, о чем говорилось ранее применительно к преступлению, предусмотренному ст. 201 УК, и еще раз подтверждает правильность позиции об обособленности всех преступлений гл. 23 УК в самостоятельную главу.
Сфера общественных отношений, в которых осуществляются функции аудитора, а особенно частного нотариуса, чрезвычайно широка. Вред от злоупотребления ими своими полномочиями причиняется не только интересам частного нотариата или аудиторской службы, но и правам и интересам граждан, юридических лиц, а также общества и государства. Поэтому есть все основания говорить о двуобъектности этого преступления. Дополнительным объектом выступают права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.
Деятельность частного нотариуса регламентируется Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, принятыми 11 февраля 1993 г.*(117).
В соответствии с этим законом нотариат призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий. Частная нотариальная деятельность является видом нотариальной деятельности и служит тем же задачам. Виды нотариальных действий, составляющих содержание частной нотариальной деятельности в соответствии со ст. 35 Основ, включают:
удостоверение сделок;
выдачу свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов;
наложение и снятие запрещения отчуждения имущества;
свидетельствование подлинности копий документов и выписок из них;
свидетельствование подлинности подписи на документах;
свидетельствование верности перевода документов с одного языка на другой;
удостоверение факта нахождения в живых;
удостоверение факта нахождения гражданина в определенном месте;
удостоверение тождественности гражданина с лицом, изображенным на фотографии;
удостоверение времени предъявления документов;
передача заявления физических и юридических лиц другим физическим и юридическим лицам;
принятие в депозит денежных сумм и ценных бумаг;
совершение исполнительных надписей;
совершение протестов векселей;
предъявление чеков к платежу и удостоверение неоплаты чеков;
принятие на хранение документов;
совершение морских протестов;
обеспечение доказательств.
При отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной конторы в круг полномочий частного нотариуса входит также выдача свидетельств о праве на наследство, принятие мер к охране наследственного имущества, выдача свидетельства о праве собственности в случае смерти одного из супругов. Приведенный перечень не является исчерпывающим. Законодательными актами России могут предусматриваться и другие нотариальные действия.
Как видно из приведенного перечня, нотариус, занимающийся частной практикой, наделен широким объемом прав и полномочий, при осуществлении которых должен строго выполнять возложенные на него обязанности. В случае совершения частным нотариусом действий, противоречащих законодательству, его деятельность может быть прекращена судом по представлению нотариальной палаты или налоговых органов (ст. 17 Основ), а при наличии условий, указанных в ст. 202 УК, он подлежит уголовной ответственности.
Аудиторская деятельность (аудит) представляет собой предпринимательскую деятельность специальных лиц или организаций (аудиторов, аудиторских фирм) по осуществлению независимых вневедомственных проверок бухгалтерской (финансовой) отчетности, платежно-расчетной документации, налоговых деклараций и других финансовых обязательств и требований экономических субъектов, а также оказанию иных аудиторских услуг. Деятельность аудиторов регламентируется Временными правилами аудиторской деятельности в Российской Федерации, утвержденными Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. N 2263 "Об аудиторской деятельности в Российской Федерации"*(118). Основной целью аудиторской деятельности является установление достоверной бухгалтерской (финансовой) отчетности экономических субъектов и соответствия совершаемых ими финансовых и хозяйственных операций нормативным актам.
Объективная сторона преступления состоит в: а) деянии в форме использования частным нотариусом или аудитором своих полномочий, противоречащем задачам их деятельности; б) наличии последствия данного деяния в виде существенного вреда для прав и законных интересов гражданина или организации или охраняемых законом интересов общества и государства; в) наличии причинно-следственной связи между названными деянием и последствием.
Использование частным нотариусом своих полномочий вопреки задачам своей деятельности как признак объективной стороны преступления означает совершение им таких действий, которые прямо запрещены законом (ст. 14 и 15 Основ о нотариате). Нотариусам прямо запрещено разглашать сведения, которые им стали известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе путем оглашения соответствующих документов или выдачи их лицам, не от имени которых или не по поручению которых совершены соответствующие действия; совершать нотариальные действия, противоречащие законодательству РФ или международным договорам (ч. 3 ст. 16 Основ); уклоняться от совершения нотариальных действий без законных к тому оснований (ч. 1 ст. 16 и ст. 48 Основ); не представлять в налоговый орган справки о стоимости имущества, переходящего в собственность гражданина или представлять ее в искаженном виде (ст. 16 Основ); совершать нотариальные действия с нарушением требований о месте и порядке их совершения (ст. 40 и 42-47 Основ).
Использование частным аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности означает совершение им деяний, запрещенных нормативными актами и Временными правилами аудиторской деятельности. Это может быть, например, передача аудитором в процессе аудита сведений третьим лицам для использования их в целях предпринимательской деятельности (п. 8 Временных правил); проведение проверки аудиторами, являющимися собственниками, акционерами, учредителями проверяемого экономического субъекта либо состоящими с указанными лицами в близком родстве; искажение результатов аудиторской проверки (п. 24 Правил); сокрытие от проверяемого экономического субъекта информации о требованиях законодательства о проведении аудиторской проверки, о правах и обязанностях сторон (п. 14 Правил) и др.
Состав преступления является материальным, и его объективная сторона включает в качестве обязательного признака причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Содержание этого признака объективной стороны преступления тождественно одноименному признаку, указанному в ч. 1 ст. 201 УК. Применительно к злоупотреблению полномочиями частным нотариусом следует только дополнить, что существенный вред может выразиться в срыве им сделки, от заключения которой зависит платежеспособность организации; в воспрепятствовании оперативному расследованию преступления путем удостоверения не соответствующих действительности фактов и др. При злоупотреблении полномочиями аудитором существенный вред может выразиться в искажении выводов и данных аудиторской проверки с целью завышения объема налоговых платежей, сокрытия факта уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и др.
Моментом окончания использования частным нотариусом или аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности следует считать момент причинения соответствующим действием существенного вреда. Ненаступление такого вреда по обстоятельствам, не зависящим от виновного, следует рассматривать как покушение на преступление и квалифицировать эти действия по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 202 УК.
Между противоправными деяниями частного нотариуса и частного аудитора и причиненным существенным вредом необходимо установить причинную связь.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью, указанной в диспозиции. Виновный сознает, что использует полномочия частного нотариуса и частного аудитора вопреки определенным в законе задачам своей деятельности, и желает использовать их именно таким образом. При этом он преследует цель извлечь личную выгоду или получить материальные либо иные преимущества для себя или для других лиц либо цель нанесения вреда другим лицам. По содержанию эта цель совпадает с одноименным признаком, предусмотренным ст. 201 УК.
Субъект преступления - специальный. Им может быть частный нотариус, т.е. лицо, сдавшее квалификационный экзамен, имеющее лицензию на право нотариальной деятельности и являющееся членом нотариальной палаты; либо частный аудитор, т.е. лицо, имеющее лицензию на занятие аудиторской деятельностью и включенное в государственный реестр аудиторов, которое занимается аудиторской деятельностью самостоятельно, зарегистрировавшись в качестве предпринимателя, либо в составе аудиторской фирмы на основании трудового соглашения (контракта).
Нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах, относятся к служащим государственного учреждения. Они имеют право совершать юридически значимые действия и в связи с этим являются должностными лицами. Поэтому допускаемые ими злоупотребления влекут ответственность по статьям гл. 30 УК, а не по ст. 202 УК.
В ч. 2 ст. 202 УК предусмотрены три квалифицированных вида данного преступления. Это совершение деяния: 1) в отношении заведомо несовершеннолетнего; 2) в отношении заведомо недееспособного лица; 3) неоднократно.
В первых двух случаях необходимо установить, что виновный, злоупотребляя полномочиями частного нотариуса или частного аудитора, сознавал причинение своими противоправными действиями вреда лицу, являющемуся несовершеннолетним или недееспособным*(119).
Неоднократность означает совершение двух или более преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 202 УК, при условии, что за предыдущее преступление лицо не было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности, либо судимость не снята или не погашена, либо не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности*(120).
Уголовное законодательство стран ближнего зарубежья также устанавливает ответственность за аналогичные преступления. Например, Уголовный кодекс Республики Таджикистан предусматривает ответственность за аналогичное преступление более широкого круга лиц, в частности, ответственность за злоупотребление полномочиями аудиторами, третейскими судьями, нотариусами, адвокатами (ст. 296).
Уголовное законодательство Киргизии, наоборот, сузило число субъектов за злоупотребление полномочиями, установив в ст. 222 УК ответственность лишь частных аудиторов.
Уголовное законодательство Литвы и Узбекистана вообще за такие деяния уголовной ответственности не предусматривает.

_ 4. Преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности

Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК). Деятельность служащих частных охранных или детективных служб осуществляется на основе Закона РФ от 11 марта 1992 г. "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации"*(121).
Статья 1 этого Закона определяет частную детективную и охранную деятельность как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел, в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов. Установление уголовной ответственности за превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб продиктовано, во-первых, необходимостью обеспечить эффективную защиту от преступных посягательств в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; во-вторых, установлением правового контроля за законностью действий частных правоохранительных органов (служб).
Для осуществления своих задач служащие частных охранных и детективных служб наделяются соответствующими полномочиями. Так, согласно Закону, частным детективам разрешается:
сбор сведений по гражданским делам на договорной основе с участниками процесса; изучение рынка, сбор информации для деловых переговоров, выявление некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров;
установление обстоятельств неправомерного использования в предпринимательской деятельности фирменных знаков и наименований, недобросовестной конкуренции, а также разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну;
выяснение биографических и других характеризующих личность данных об отдельных гражданах (с их письменного согласия) при заключении ими трудовых и иных контрактов;
поиск без вести пропавших граждан;
поиск утраченного гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями имущества;
сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса, с обязательным условием, что в течение суток с момента заключения контракта на сбор таких сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело (ст. 3 Закона).
В функции лиц, занимающихся охранной деятельностью, входят следующие полномочия:
защита жизни и здоровья граждан;
охрана имущества собственников, в том числе при его транспортировке;
проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации;
обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий;
консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств.
В ходе осуществления частной детективной деятельности, сопряженной с опасностью для жизни и здоровья, разрешается применять специальные средства, порядок приобретения, учета, хранения и ношения которых устанавливается Правительством РФ (ст. 5 Закона)*(122).
Закон запрещает частным детективам прибегать к действиям, посягающим на права и свободы граждан, а также совершать действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество граждан.
При осуществлении частной охранной деятельности разрешено применение специальных средств (резиновая палка, наручники и др.) и огнестрельного оружия в случаях и порядке, предусмотренных Законом (ст. 16-18) и в пределах прав, предоставленных лицензией. Закон "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" в ст. 16-18 детально регламентирует условия, порядок и пределы применения специальных средств и огнестрельного оружия. В частности, специальные средства могут применяться для: а) отражения нападения, непосредственно угрожающего жизни и здоровью детектива или охранника; б) пресечения преступления против охраняемой собственности, когда правонарушитель оказывает физическое сопротивление. Закон запрещает применение специальных средств в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен частному детективу (охраннику), кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью частного детектива (охранника) или охраняемой собственности. При таких же обстоятельствах Закон запрещает использование огнестрельного оружия, которое, кроме указанных случаев, нельзя применять при значительном скоплении людей, когда от этого оружия могут пострадать посторонние лица.
Орган внутренних дел, выдавший лицензию на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вправе ее аннулировать в случае нарушения или неисполнения требований Закона, касающихся этих видов деятельности. Если служащий частной охранной или детективной службы превышает свои полномочия в более грубой форме, то при наличии в его действиях признаков, указанных в ст. 203 УК, он подлежит уголовной ответственности.
Уголовный кодекс (ст. 203) предусматривает ответственность руководителей или служащих частной охранной или детективной службы за превышение полномочий, предоставленных в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности, если эти действия совершены с применением насилия или угроз его применения. Можно сказать, что частные детективы и охранники имеют право применять насилие при осуществлении сыскной или охранной деятельности в ситуациях и в пределах правомерной необходимой обороны, крайней необходимости, а также при задержании лица, совершившего преступление.
Непосредственным объектом преступления является установленный государством порядок сферы деятельности частных охранных и детективных служб. В качестве дополнительного объекта могут выступать честь, достоинство, здоровье человека.
Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 203 УК, образует превышение полномочий, предоставленных Законом и лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, вопреки задачам этой деятельности, если деяние совершено с применением насилия или с угрозой его применения. Таким образом, действия, образующие объективную сторону преступления, характеризуются тремя признаками: 1) совершаются действия, выходящие за пределы полномочий, предоставленных лицензией руководителю или служащему частной охранной или детективной службы, вопреки задачам этой деятельности; 2) совершаются такие действия, выходящие за пределы полномочий, которые сопряжены с применением физического или психического насилия или с угрозой применения такого насилия; 3) должна быть установлена причинная связь между превышением полномочий соответствующих лиц и насилием или высказанной угрозой насилия.
Следовательно, превышение полномочий, предоставленных в соответствии с лицензией на занятие частной детективной или охранной деятельностью, может выражаться только в совершении действий, сопряженных с насилием или угрозой применения насилия. Поэтому само по себе превышение полномочий без применения насилия или угрозы его применения, например, производство обыска, применение спецсредств с отступлением от законных оснований, состав преступления не образует.
Под насилием понимается ограничение свободы потерпевшего, нанесение ему ударов, побоев (ст. 116 УК), причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 112, 115 УК), истязание (ч. 1 ст. 117 УК), а также угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК). Во всех этих случаях квалификации по совокупности преступлений не требуется. Напротив, если частные детектив и охранник, при превышении своих полномочий вопреки интересам своей службы, совершили убийство, причинили тяжкий вред здоровью или средний вред здоровью при отягчающих обстоятельствах, то они несут ответственность на общих основаниях за все совершенные действия по ст. 203 УК и соответственно по ст. 105, 111, ч. 2 ст. 112 УК.
Преступление признается оконченным в момент совершения действий, выходящих за рамки полномочий, предоставленных лицензией, совершенных вопреки задачам детективной либо охранной деятельности и соединенных с применением насилия или угрозой его применения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что совершаемые им действия превышают его полномочия, противоречат задачам деятельности и сопряжены с применением или с угрозой применения насилия, и желает совершить такие действия. Цели и мотивы преступления в качестве обязательного признака в законе не определены и на квалификацию не оказывают влияния.
Субъект преступления - специальный, т.е. лицо, имеющее соответствующую лицензию и являющееся руководителем частной детективной или охранной службы, а также частный детектив и частный охранник.
В ч. 2 ст. 203 УК установлена повышенная ответственность, если превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб повлекло тяжкие последствия. Отнесение наступивших последствий к числу тяжких является вопросом факта, подлежащим установлению в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела. Таковыми могут быть, например, самоубийство потерпевшего или причинение тяжкого вреда его здоровью, причинение тяжкого или среднего вреда здоровью двум или более лицам, смерть потерпевшего и другие тяжкие последствия. Во всех этих случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений.
Коммерческий подкуп (ст. 204 УК). Установление обособленной уголовной ответственности за коммерческий подкуп в отечественном законодательстве свидетельствует об определенной новизне этой нормы. В то же время анализируемая статья является определенным "аналогом" ст. 290 и 291 УК, предусматривающих ответственность за получение и дачу взятки, поскольку имеет много общих признаков объективной стороны со взяточничеством (получением и дачей взятки).
Коммерческий подкуп представляет собой социально опасное деяние, которое мешает нормальному функционированию рыночных отношений, нарушает равенство перед законом граждан, работающих как в государственных, так и в коммерческих организациях, подрывает нормальную управленческую деятельность коммерческих служб, препятствует соблюдению законов и правовых обязанностей лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих организациях. В связи с этим криминализация такого деяния, как коммерческий подкуп, представляется логичной и социально оправданной. Законодатель оценил коммерческий подкуп как способ общественно опасного неправомерного вмешательства в управленческие процессы, в том числе по управлению собственностью, деятельностью организации, ее подразделений и сотрудников. Специфика общественной опасности коммерческого подкупа выражается в противоправном способе воздействия на управленческие процессы при принятии решений и осуществлении субъектом своих служебных полномочий.
Коммерческий подкуп справедливо относится криминологами к коррупционным преступлениям*(123). В связи с этим наиболее удачным определением коррупции, включающим в себя и коммерческий подкуп, является то, что "Коррупция - это использование субъектом управления своих властных полномочий вопреки интересам службы из личной заинтересованности"*(124).
В специальной литературе выделяется несколько причинных оснований для установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп. К ним относят:
а) содержание конкретных управленческих отношений, которые нуждаются в охране уголовно-правовыми средствами;
б) возможность появления новых общественных отношений в связи с реформированием отношений в сфере управления и регулирующих их законов;
в) социально-правовой статус лица, выполняющего управленческие функции, характер и содержание его полномочий;
г) особое психическое отношение субъекта к деянию и последствиям;
д) ущерб и иные негативные последствия*(125).
Следует указать еще на один аспект общественной опасности анализируемого преступления: коммерческий подкуп деформирует общественное сознание в части представления о справедливом, честном, порядочном и бескорыстном образе руководителя, что является весьма актуальным в период не только провозглашения, но и построения демократического правового общества.
Статья 204 УК предусматривает в качестве разновидностей коммерческого подкупа два самостоятельных состава преступления: а) незаконную передачу вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации (ч. 1 и 2), б) незаконное получение такого вознаграждения (ч. 3 и 4).
Непосредственным объектом коммерческого подкупа (любой его разновидности) является нормальная, регламентируемая законодательством, деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Относительно понятия "непосредственный объект коммерческого подкупа" в литературе высказано немало суждений*(126). Не вдаваясь в детальный их анализ, следует указать на наиболее принципиальные позиции. Так, возражая против того, что установленный порядок управленческой деятельности не может быть объектом преступления, С.А.Гордейчик предлагает непосредственным объектом преступления признать урегулированные нормами права отношения, лежащие в основе хозяйственной деятельности коммерческой или иной организации*(127). П.С.Яни отмечает, что объектом всех преступлений, включенных в гл. 23 УК, в том числе и коммерческого подкупа, является сфера отношений, связанных с реализацией работниками всех юридических лиц, за исключениями, установленными примечанием к ст. 201 УК, имеющихся у них особых возможностей, прямо вытекающих из их служебного положения*(128).
С указанными мнениями вряд ли можно согласиться. Определяя непосредственный объект рассматриваемого преступления, необходимо уяснить признаки состава этого преступления. Из ст. 204 УК вытекает, что управленческая деятельность коммерческой и иной организации:
а) является элементом коммерческого подкупа;
б) осуществляется специально уполномоченными лицами этой организации;
в) направлена на удовлетворение охраняемых законом прав и интересов организации;
г) осуществляется в рамках, установленных законодательством и иными нормативными актами.
С учетом этих признаков непосредственным объектом преступления выступает нормальная деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций.
В литературе отмечалось, что коммерческий подкуп имеет дополнительный объект: это - права и законные интересы граждан либо охраняемые законом интересы общества и государства, а также имущественные и иные правомерные интересы организации*(129). Однако, как нам представляется, эти интересы выступают в виде факультативного, а не дополнительного объекта, поскольку все указанные интересы при коммерческом подкупе, безусловно, страдают, но они конструктивно находятся за составом преступления. Права и законные интересы граждан могут выступать дополнительным объектом коммерческого подкупа в случаях, если он сопряжен с вымогательством, т.е. когда лицо подверглось такому воздействию.
Предметом преступления, как вытекает из диспозиции ст. 204 УК, выступают деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.).
Под деньгами (валютой) закон понимает как российские, так и иностранные денежные знаки, имеющие хождение, т.е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления.
К ценным бумагам относятся любые документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных.
Имущество включает предметы, имеющие материальную ценность. Это могут быть валютные ценности, выраженные в имуществу относится недвижимость (дачи, квартиры, помещения, предприятия), причем как в России, так и за рубежом.
Услуги имущественного характера - это услуги, которые при обычных обстоятельствах подлежат оплате, но применительно к анализируемому преступлению предоставляются бесплатно лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих организациях. Это могут быть ремонт квартир, домов, машин, строительство дач и гаражей, оплата туристической поездки и другие услуги, требующие материальных затрат. Как указано в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами*(130). Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку. Кроме того, суду следует указывать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило предмет коммерческого подкупа от заинтересованного лица. Действия неимущественного характера не могут быть предметом коммерческого подкупа.
Как указывалось выше, под понятием "коммерческий подкуп", ст. 204 УК охватывает два самостоятельных состава преступления: а) незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества; б) незаконное получение этим лицом денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера. При однородности объекта и предмета преступления они различаются по признакам объективной и субъективной сторон, а также по субъекту преступления. Это дает основание для самостоятельного рассмотрения объективных и субъективных признаков этих составов.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК, характеризуется либо незаконной передачей лицу, выполняющему управленческие функции, денег, ценных бумаг или иного имущества, либо незаконным оказанием этому лицу услуг имущественного характера. Оба действия совершаются для того, чтобы лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, используя свое служебное положение, совершило в интересах дающего какие-либо действия в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Такие действия могут быть совершены как до получения незаконного вознаграждения, так и после его получения.
В теории уголовного права при исследовании вопроса об объективной стороне коммерческого подкупа несправедливо подменяют деяние как признак объективной стороны рассматриваемого преступления понятиями и терминами других отраслей права. Так, С.А.Гордейчик предлагает рассматривать незаконное получение вознаграждения при коммерческом подкупе как нарушение требований нормативных актов, регулирующих трудовые правоотношения, в частности, получение дохода управленческим персоналом (ст. 83 "Система оплаты труда" КЗоТ)*(131). А.С.Горелик рассматривает коммерческий подкуп "в качестве сделки, сущность которой заключается в том, что лицо передает лицу, наделенному управленческими функциями, вознаграждение за совершение (несовершение) служебных действий"*(132).
Указанные высказывания вряд ли заслуживают поддержки. Прежде всего коммерческий подкуп является противоправным (в законе указано "незаконная передача") как по форме, так и по содержанию. Он не порождает каких-либо юридически значимых действий и правовых последствий для сторон и поэтому не может называться сделкой в гражданско-правовом смысле (это не договор дарения и купли-продажи). Лица, передающие предметы подкупа, не вправе требовать исполнения желаемых для них действий от другой стороны. Так же нельзя рассматривать незаконную передачу вознаграждения, как факт, порождающий обязанность трудоустроить дающего предмет подкупа. Поэтому нормы гражданского права, так же как и трудового, в данном случае не могут применяться. Кроме того, между нормами уголовного и других отраслей права в данном случае не происходит содержательной связи. Основным признаком объективной стороны этого состава преступления является незаконная*(133) передача вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции. При этом под незаконной передачей понимаются действия, прямо запрещенные законом, нормативно-правовыми актами либо учредительными документами. В законе указывается, что незаконное вознаграждение передается за действия (бездействие) в интересах дающего. Под интересами дающего следует понимать интересы как личные, так и других лиц (его родных, близких, друзей и лиц, в которых он заинтересован).
Незаконная передача вознаграждения совершается для того, чтобы лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, используя свое служебное положение, совершило в интересах вручившего вознаграждение те или иные действия в связи с занимаемым им положением. Это могут быть, например, разглашение коммерческой тайны, каких-либо секретов организаций, сообщение о заключенной или готовящейся сделке, умышленный срыв последней и др.
В литературе обоснованно высказано мнение, что если деньги и иные материальные ценности и услуги передаются непосредственно не лицу, выполняющему управленческие функции, а членам его семьи или другим близким для него людям, то такие действия следует рассматривать как коммерческий подкуп в форме "незаконной передачи" (ч. 1 ст. 204 УК)*(134). К сказанному следует добавить: если эти действия выполняются с ведома лица, выполняющего управленческие функции. Такая позиция отражена в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".
Состав рассматриваемого преступления формальный и считается оконченным с момента принятия лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части незаконного вознаграждения либо части услуг имущественного характера, независимо от того, совершены или нет в пользу лица, дающего вознаграждение, какие-либо действия. В случае непринятия незаконного вознаграждения действия лица, дающего его, следует квалифицировать как покушение на коммерческий подкуп по ст. 30 и соответствующей части ст. 204 УК*(135).
Не может быть квалифицировано как покушение на коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать или получить деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.
Для признания коммерческого подкупа оконченным преступлением не требуется, чтобы служащий, принявший вознаграждение, совершил какое-либо ответное действие с использованием своего служебного положения в пользу дающего, поскольку эти действия не входят в объективную сторону рассматриваемого состава преступления и находятся за его пределами. В том случае если подкупленный служащий совершил в пользу дающего какие-либо действия, содержащие состав самостоятельного преступления, то они требуют дополнительной квалификации.
Деяния лиц, выполняющих роль посредников при коммерческом подкупе, квалифицируются как пособничество в нем (ч. 5 ст. 33 УК).
С субъективной стороны рассматриваемое преступление предполагает вину только в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно передает лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги или иное имущество либо незаконно оказывает ему услугу имущественного характера за совершение в его интересах какого-либо действия, и желает этого.
Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цель побудить лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершить в интересах предоставившего вознаграждение какое-либо действие в связи с занимаемым им служебным положением.
Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированными видами деяния, согласно ч. 2 ст. 204 УК, являются передача предмета коммерческого подкупа: а) неоднократно; б) либо группой лиц по предварительному сговору; в) или организованной группой.
Под неоднократностью следует понимать незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг или иного имущества и т.д. не менее двух раз, при этом, если лицо в установленном законом порядке не было освобождено от уголовной ответственности за предыдущее преступление либо если судимость за это преступление не была снята или погашена в установленном законом порядке. Такое же разъяснение дано и в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе". Неоднократность имеет место в случае незаконной передачи вознаграждения как одному и тому же лицу, выполняющему управленческие функции, за совершение разных действий, желаемых дающему, так и нескольким лицам, наделенным управленческими полномочиями, за совершение различных действий в его пользу.
Коммерческий подкуп признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали (передавали вознаграждение) два или более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления.
Рассматриваемое преступление квалифицируется как совершенное организованной группой, если незаконная передача предмета подкупа осуществлена устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тождественных преступлений. При совершении коммерческого подкупа организованной группой между соучастниками устанавливаются прочные связи, позволяющие им заранее согласовать основные моменты предполагаемого преступления, разработать детальный план подкупа, распределить роли, определить место, время, способ совершения преступления, а также сокрытие его следов*(136).
Часть 3 ст. 204 УК устанавливает ответственность за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.
Объективную сторону преступления образует незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества либо незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действия с использованием служебного положения в интересах дающего. Незаконное получение вознаграждения должно быть обусловлено совершением в интересах дающего какого-либо действия (бездействия), например, предоставление льготного или беспроцентного кредита, зачисление на банковский счет денежных средств, приобретенных преступным путем, и т.д. Не имеет значения, законны или нет данные действия по своей сути. Важно, чтобы совершенные лицом, выполняющим управленческие функции, за вознаграждение действия (бездействие) были связаны с занимаемым им служебным положением и использованием последнего. Использование служебного положения может выражаться двумя способами: либо совершением действия, либо воздержанием от совершения действия, которое, как вытекает из буквального толкования ст. 204 УК, должно входить в управленческие функции виновного, находиться в рамках предоставленных ему полномочий.
В литературе высказано мнение, что деяние, совершаемое лицом, выполняющим управленческие функции, в интересах дающего, может по сути своей быть как преступным, так и непреступным, например, неправомерным (выдан льготный кредит организации, которая не имела на это преимущественного права перед другими организациями; товар продан по более низкой цене, чем сложилась на рынке или была предложена другим покупателям, и т.д.)*(137). Данное предложение заслуживает внимания. Следует лишь дополнить, что если деяние преступно, то действия лица должны, помимо ч. 3 ст. 204 УК, дополнительно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части Кодекса; если же деяние неправомерно, но не преступно, то действия виновного полностью охватываются ч. 3 ст. 204 УК и дополнительной квалификации не требуют.
Для характеристики объективной стороны анализируемого состава преступления важное значение имеют два условия: 1) действия должны быть совершены в интересах передававшего предмет подкупа и обусловлены этим подкупом; 2) деяния, совершенные лицом, получившим предмет подкупа, возможны только в связи с занимаемым им служебным положением.
Данное преступление сконструировано по типу формальных составов и считается оконченным с момента получения хотя бы части имущества, составляющего предмет подкупа, или хотя бы частичного принятия услуги имущественного характера. Совершение в интересах дающего за вознаграждение какого-либо действия (бездействия) не входит в объективную сторону коммерческого подкупа, и если эти действия содержат признаки самостоятельного состава преступления, то они требуют дополнительную квалификацию по соответствующим статьям Особенной части Кодекса.
Если обусловленное незаконное вознаграждение не было получено по обстоятельствам, не зависящим от воли получателя, то содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение незаконного вознаграждения.
Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает, что, используя свое него характерна.
Субъект преступления - специальный. Им является лицо, постоянно или временно выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации и обладающее признаками, предусмотренными в примечании 1 к ст. 201 УК*(138).
Часть 4 ст. 204 УК предусматривает квалифицированные виды анализируемого состава преступления. В число квалифицирующих признаков входят, если эти действия совершены: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) неоднократно; в) сопряжены с вымогательством.
Согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" незаконное получение вознаграждения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, предполагает непосредственное участие в нем двух или более лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, заранее, до начала исполнения преступления, договорившихся о совместном его совершении с использованием своего служебного положения. Преступление признается совершенным организованной группой, если получение незаконного вознаграждения совершено устойчивой группой из двух или более лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких анализируемых преступлений. Исходя из этого, как разъяснил Пленум, в организованную группу могут входить лица, не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступления, предусмотренного ст. 204 УК. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия незаконного вознаграждения хотя бы одним из лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.
Квалифицирующий признак - совершение деяния неоднократно специфики не имеет и не отличается от рассмотренного выше аналогичного признака применительно к ч. 2 ст. 204 УК. Следует только дополнить: если при этом не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущие преступления либо судимость за совершенное ранее такое же преступление не была погашена или снята.
Под вымогательством, как способом получения незаконного вознаграждения, понимаются, во-первых, прямое требование незаконного вознаграждения, например, предоставления имущества или услуг имущественного характера под угрозой нарушения прав и законных интересов лица, к которому обращено требование, либо, во-вторых, умышленное поставление этого лица в такие условия, при которых оно вынуждено уплатить незаконное вознаграждение в целях предотвращения нарушения его прав и законных интересов.
Следовательно, вымогательство незаконного вознаграждения возможно как в открытой (прямое требование), так и завуалированной формах. Однако признак вымогательства имеет место при условии, если виновный угрожает нарушить законные права и интересы потерпевшего.
Как известно, одним из наиболее дискуссионных вопросов является определение критериев вымогательства предмета подкупа. Точное установление их обусловлено тем, что, во-первых, имеет значение квалифицирующего признака и в связи с этим отягчает наказание, во-вторых, является основанием освобождения от уголовной ответственности лица, передавшего предмет подкупа (примечание к ст. 204 УК). Так, А.С.Горелик под вымогательством понимает требование лица, выполняющего управленческие функции, передать ему вознаграждение (предоставить услуги материального характера), сопровождающееся угрозой в случае отказа нарушить законные интересы дающего*(139).
В данном случае из признаков вымогательства необоснованно исключена угроза невыполнения законных требований лица, выполняющего управленческие функции, тем самым сужен признак вымогательства.
Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также неоднократно), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников незаконного вознаграждения при таком подкупе, если эти обстоятельства охватывались их умыслом. Вместе с этим при квалификации действий соучастников коммерческого подкупа не должны приниматься во внимание такие обстоятельства, которые характеризуют личность других участников деяния (например, неоднократность получения или дачи коммерческого подкупа) (см. п. 18 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ).
Согласно примечанию к ст. 204 УК лицо, передавшее предмет подкупа, может быть освобождено от уголовной ответственности при условии, если: а) в отношении него имело место вымогательство; б) это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело. О понятии вымогательства было сказано выше при анализе п. "в" ч. 4 ст. 204 УК. Говоря о втором условии, следует отметить, что сообщение о коммерческом подкупе должно быть сделано органу, имеющему право возбудить уголовное дело, а такой компетенцией, согласно ст. 109 и 112 УПК, наделены прокурор, следователь, орган дознания, судья. Сообщение о совершенном вымогательстве в иные органы, например, в органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, общественные организации, не дает оснований для освобождения от уголовной ответственности.
Сообщение о подкупе (письменное или устное) может быть сделано добровольно, независимо от его мотивов. Добровольное - это сообщение, сделанное не вынужденно, а по собственному желанию лица и при сознании им того обстоятельства, что о данном им вознаграждении органам власти еще не известно. При указанном условии время, прошедшее с момента передачи вознаграждения, решающего значения не имеет. Установление признака добровольности особенно необходимо в тех случаях, когда лицо сообщает об уже известном правоохранительным органам факте коммерческого подкупа в целях уклонения от уголовной ответственности. Сделанное при таких условиях сообщение не может считаться добровольным, оно, скорее всего, вынужденное. На последнее обстоятельство указано в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г.: "не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки или коммерческом подкупе стало известно органам власти".
Освобождение от уголовной ответственности по обоим основаниям, предусмотренным в примечании к ст. 204 УК, не означает отсутствия состава преступления в действиях лица, совершившего коммерческий подкуп, и не дает ему права выступать в роли потерпевшего по уголовному делу и претендовать на возвращение ему ценностей, переданных в виде взятки или предмета подкупа.
Коммерческий подкуп имеет некоторые общие признаки со смежными преступлениями: получением взятки (ст. 290 УК); дачей взятки (ст. 291 УК); подкупом участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК), провокацией взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК).
Основное отличие между коммерческим подкупом и взяточничеством (ст. 290 и 291 УК) проходит по объекту. Объектом должностных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную и правильную работу государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений. Объектом же коммерческого подкупа следует считать нормальную, т.е. соответствующую целям, задачам и принципам, реализацию прав и обязанностей лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой и иной организации. Расположение анализируемых составов преступлений в различных главах Уголовного кодекса также говорит о наличии в этих составах различных объектов.
Отличаются анализируемые составы преступлений и по субъекту. Так, субъектами должностных преступлений признаются должностные лица, под которыми, согласно примечанию к ст. 285 УК, понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации. Субъектами же незаконного получения коммерческого подкупа, согласно п. 1 примечания к ст. 201 УК, могут быть признаны лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации.
Имеются отличия и по объективной стороне преступлений. Так, в ст. 204 УК речь идет о подкупе, т.е. когда предмет подкупа передается до совершения соответствующих действий в интересах дающего. Взятка же может быть передана как до, так и после совершения действий по службе без предварительной договоренности об этом (взятка-подкуп, взятка-вознаграждение).
По этим же признакам различаются между собой коммерческий подкуп (ст. 204 УК) и подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК). Так, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 184 УК, являются охраняемая законом нормальная деятельность организаций, связанная с проведением профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также интересы участников и зрителей этих соревнований и конкурсов*(140). Объект уголовно-правовой охраны коммерческого подкупа указан выше. Имеются различия и в особенностях субъектов этих преступлений. Субъект коммерческого подкупа проанализирован в настоящем параграфе. Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 184 УК, являются лица, принимающие материальные ценности или услуги имущественного характера с целью повлиять на результаты профессионального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса. Это - спортсмены-профессионалы, спортивные судьи, тренеры, руководители команд и другие участники или организаторы профессиональных спортивных соревнований, организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов.
Отличительные признаки коммерческого подкупа (ст. 204 УК) и провокации взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК) заключаются в объекте посягательства, моменте окончания преступлений и специальной цели субъекта.
По такому же пути установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп пошли некоторые страны ближнего и охватывает дачу необоснованного вознаграждения, а ст. 320 УК устанавливает ответственность за принятие необоснованного вознаграждения, разных статьях незаконную дачу вознаграждения и незаконное получение его (ст. 224 и 225 УК).
Уголовный кодекс Республики Таджикистан в ст. 279 предусматривает ответственность за коммерческий подкуп, определив его как незаконную передачу вознаграждения (ч. 1 и 2), так и незаконное получение (ч. 3).
Специальных статей об ответственности за коммерческий подкуп в уголовном законодательстве развитых стран (ФРГ, Франция, Швейцария и т.д.) не содержится. Исключением может служить Уголовный кодекс Нидерландов, который предусматривает ответственность за коррупцию в частном секторе (ст. 328). В этом Кодексе дифференцирована ответственность коррупционеров и публичных служащих (ст. 362, 363), получающих дары и подарки. Ответственность несет и лицо, давшее взятку (ст. 1777).

Глава III. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

_ 1. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности и общественного порядка

Преступления против общественной безопасности и общественного порядка представляют собой предусмотренные Уголовным кодексом умышленные или неосторожные общественно опасные деяния (действия или бездействие), причиняющие существенный вред безопасным условиям жизни общества, здоровью населения и общественной создающие реальную угрозу причинения такого вреда.
Раздел о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка как самостоятельное структурное подразделение в Уголовном кодексе России выделен впервые. Принимая решение об объединении рассматриваемых преступлений в одну группу, законодатель руководствовался необходимостью обеспечения всесторонней охраны таких важных социальных благ, как безопасность общества и порядок в нем. На протяжении всей истории цивилизации безопасность и порядок являлись одними из главных целей и неотъемлемыми слагаемыми деятельности людей, социальных групп, обществ, государств и мирового сообщества. Забота о безопасности и порядке имманентно присуща каждой частице социальной структуры общества - от конкретного индивида до предельно широкого объединения людей.
Первым составляющим элементом родового объекта разд. IX УК РФ является общественная безопасность. Термин "безопасность" достаточно давно утвердился в учебной литературе и доктрине уголовного права (государственная безопасность, общественная безопасность, безопасность личности, экологическая безопасность, безопасность движения и т.д.). В последние годы в законодательстве закреплен и термин "национальная безопасность". Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации. Согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в ред. от 10 января 2000 г. N 24), она представляет собой систему взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности*(141). Таким образом, безопасность личности, общественная безопасность и государственная безопасность являются видовыми составляющими национальной безопасности.
Понятие "общественная безопасность" впервые было использовано в Уголовном кодексе 1922 г. в названии гл. 8 Особенной части "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок". Однако само понятие "безопасность" было раскрыто лишь в Законе РФ от 15 марта 1992 г. "О безопасности". Согласно ст. 1 данного Закона "безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз"*(142). Это определение основывается на лингвистическом представлении о безопасности как "отсутствие опасности, сохранность, надежность"*(143) или "положение, при котором не угрожает опасность кому-чему-нибудь"*(144). Тем самым законодатель подчеркивает, что безопасность выступает в качестве определенного социального явления со всеми присущими ему свойствами, важного социального блага, к сохранению и поддержанию которого государство и общество предпринимают всесторонние меры.
Как правовое явление и объект уголовно-правовой охраны общественная безопасность стала объектом серьезных научных исследований сравнительно недавно. До недавних пор большинство авторов связывали понятие "общественная безопасность" с нарушением либо правил взаимодействия людей с техническими системами, либо правил обращения с общеопасными предметами. Так, Г.А.Туманов и В.И.Фризко пишут: "В юридическом смысле общественная безопасность представляет собой совокупность опосредованных источниками повышенной опасности отношений, регулируемых юридическими, техническими и организационными нормами с целью предотвращения и устранения угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям и окружающей среде"*(145). При таком подходе на первый план выдвигается "технический" характер общественной безопасности, но собственно содержательная сторона ее зачастую остается вне поля зрения и исследователей, и правоприменителей. Однако в специальной литературе высказывались и другие точки зрения. Например, по мнению В.П.Тихого, общественная безопасность как объект преступлений представляет собой определенную систему социалистических общественных отношений, обеспечивающих предотвращение и устранение общей опасности насильственного причинения вреда правоохраняемым интересам в целом, гарантирующих тем самым их устойчивость и надежность*(146). По мнению авторского коллектива одного из последних учебников, понятием "общественная безопасность" обозначается состояние защищенности личности, общества и государства преимущественно от разнообразных внутренних угроз общеопасного характера*(147). Полагаем, что отождествление общественной и национальной безопасности, несмотря на определенную близость и схожесть этих понятий, необоснованно, поскольку первая является лишь составной частью второй, о чем говорилось выше.
Общественная безопасность как социальное явление и как объект уголовно-правовой охраны носит сложный и многоаспектный характер. Она представляет собой определенную совокупность общественных отношений, регулирующих безопасные условия жизни общества. В названном смысле общественная безопасность является не только одной из потребностей общества, но и общим благом, общей ценностью, в сохранении и развитии которой заинтересованы и государство, и общество, и граждане. Обеспечение общественной безопасности - гарантия создания в обществе таких социальных условий, при которых человек, его физические и духовные блага становятся действительно высшей социальной ценностью, а сам он может чувствовать себя социально защищенным. Социальная функция общественной безопасности выражается в том, что, отражаясь в общественной психологии, общественном сознании, она ассоциируется с определенным уровнем уверенности граждан в защищенности общества и конкретного гражданина от общественно опасных посягательств, неприкосновенности основных социальных благ. Чем больше реальные усилия общества и государства по обеспечению системы общественной безопасности, тем более уверенно чувствуют себя граждане в процессе вступления в различные социальные связи.
Общество в значительной степени является саморегулирующейся системой, нормальное функционирование и поступательное развитие которой невозможно без удовлетворения определенных объективных и жизненно необходимых потребностей. Обеспечение и поддержание соответствующего уровня безопасности общества - одна из таких социальных потребностей. Основная нагрузка по формированию системы обеспечения общественной безопасности лежит на государстве. Система обеспечения общественной безопасности представляет собой совокупность мер политического, правового, экономического, организационного, научно-технического и иного характера, имеющую основной задачей поддержание социально приемлемого уровня общественной безопасности.
Структурно система безопасности общества включает в себя:
а) наличие разработанной доктрины безопасности, которая выступает как определенная идеология, способная объединить общество, и одновременно как программа действий;
б) правовую основу, т.е. систему законов и иных правовых норм, позволяющих защищать интересы общества и составляющих его элементов (людей, социальных групп, политических и общественных объединений, общественного сознания и т.д.);
в) систему государственных органов, обеспечивающих безопасность общества;
г) общественную систему безопасности - совокупность неправительственных, общественных, самодеятельных институтов и организаций, которая базируется на активности населения и способности общества противостоять угрозам и опасностям для него;
д) корректную, основанную на демократических принципах, систему средств и методов обеспечения безопасности.
Обязательным условием эффективного функционирования данной системы являются ответственность власти перед обществом, строгое выполнение ею своих обязанностей, ограничение пределов вмешательства государства в дела общества необходимыми рамками. В уголовном праве система обеспечения общественной безопасности носит нормативный характер и включает в себя правовые, технологические и организационные нормы, а также специальные правила безопасности.
Содержание общественной безопасности нельзя сводить только к соблюдению различных правил по производству специальных работ и обращению с общеопасными предметами. Такой подход необоснованно ограничивает пределы общественной безопасности лишь сферой локальной или профессиональной деятельности, а ее содержание - специальной безопасностью. Источником опасности для общества могут выступать не только опасные производства и предметы, но и опасные формы поведения людей, особенно выражающиеся в насильственных формах поведения. Если такой социальный источник направлен на тот же объект, что и "технический" источник, обладает такой же разрушительной силой и способен причинить такие же последствия, то данные факторы нельзя игнорировать при правовой оценке содеянного. В ряде случаев отдельные опасные формы поведения людей необходимо расценивать как угрожающие безопасности общества.
Достаточно сложным является разрешение вопроса об объеме этого понятия, т.е. о том, какие именно отношения охватываются понятием "общественная безопасность". Преступления, посягающие на общественную безопасность, будь то транспортные, экологические или собственно преступления против общественной безопасности, неразрывно связаны с причинением физического, материального, организационного либо иного вреда гражданам, собственности, деятельности социальных институтов, окружающей природной среде. Вместе с тем данное утверждение не означает, что при совершении этих преступлений обязательно должен причиняться весь спектр указанного вреда. В конкретных случаях ущерб может носить или материальный, или физический, или организационный, или комбинированный характер, и причиняться лишь некоторым социальным благам, а не всем.
Характеристика общественной безопасности как "комплексного" объекта означает, что он должен включать в себя всю совокупность общественных отношений, обеспечивающих охрану жизни и здоровья граждан, материальных ценностей, окружающей природной среды. Иной вывод означал бы лишение отношений общественной безопасности их содержательной стороны. К тому же без причинения вреда названным ценностям не может быть нарушения общественной безопасности как социального блага, выступающего в качестве предмета соответствующих отношений. Отсюда следует, что причинение физического, материального или иного вреда при совершении преступлений против общественной безопасности охватывается понятием "нарушение общественной безопасности" и не требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Исключением является лишь умышленное причинение смерти, которое требует самостоятельной оценки.
Без нападения не может быть бандитизма, без насилия - захвата заложника, без причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или причинения крупного ущерба - нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта и т.д. Если соответствующие последствия не наступают или отсутствует угроза их наступления, то такие деяния нельзя рассматривать как преступления против общественной безопасности, а в некоторых случаях и вообще как преступления. Следует принимать во внимание и другое обстоятельство. Поскольку преступления против общественной безопасности причиняют вред или ставят под угрозу причинения вреда неопределенный круг лиц, материальных объектов, деятельность социальных институтов, постольку в целом отношениям общественной безопасности как объекту посягательства ущерб причиняется всегда, вне зависимости от конкретных форм его проявления (материальный, физический, организационный). Поэтому прав А.И.Коробеев, который считает ошибочным представление о существовании дополнительных объектов транспортных преступлений*(148). По нашему мнению, такой же вывод можно сделать и применительно ко всем преступлениям против общественной безопасности.
Как правовое явление, общественная безопасность может иметь различное по объему содержание и рассматриваться в нескольких уровнях. Общественная безопасность как составная часть родового объекта посягательств, предусмотренных разд. IX УК "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" (общественная безопасность в широком смысле слова), характеризуется состоянием защищенности безопасных условий функционирования общества и общественного порядка, здоровья населения и общественной нравственности, экологической безопасности, безопасности движения и компьютерной информации. Общественная безопасность в узком смысле слова, как видовой объект посягательств, предусмотренных гл. 24 УК "Преступления против общественной безопасности", выражается в состоянии защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов.
По своей сути безопасность - явление полифункциональное. Поэтому наряду с обеспечением состояния защищенности (отсутствие опасности) основных благ общества от угроз и источников опасности она характеризуется и другими функциями, отражающими ее активный характер. В этом смысле справедливо отмечаются в литературе такие важнейшие свойства и функции безопасности, как снижать, ослаблять, устранять и предупреждать опасности и угрозы*(149). Говоря о безопасности того или иного элемента, мы имеем в виду не только защищенность данного элемента от источников опасности, но и предупреждение и устранение опасности для него, а также поддержание такого уровня его защищенности, который является достаточным для нормального функционирования соответствующего элемента.
Активная роль общественной безопасности находит свое выражение в функции предотвращения, устранения угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям, окружающей среде и деятельности различных институтов, общества и государства от общественно опасных форм поведения человека, а также в поддержании такого уровня защищенности указанных благ, который является достаточным для выполнения людьми и обществом своих социальных функций.
Таким образом, общественная безопасность представляет собой определенную совокупность общественных отношений, не только регулирующих безопасные условия жизни общества, но и поддерживающих такой уровень защищенности общества, который является достаточным для его нормального функционирования.
Вторым составляющим родового объекта разд. IX УК РФ является общественный порядок. В уголовном законодательстве термин "общественный порядок" впервые был закреплен в Кодексе 1960 г. в гл. 10 "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". В Уголовном кодексе 1926 г. гл. 8 именовалась "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок", а в Кодексе 1922 г. гл. 8 была озаглавлена "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок". В науке уголовного права не сложилось устоявшегося мнения о понятии "общественный порядок". При всей сложности и высокой степени оценочности наиболее оптимальное понятие общественного порядка было сформулировано И.Н.Даньшиным, как система общественных отношений, сложившихся на основе соблюдения норм права, направленных на поддержание общественного спокойствия и нравственности, взаимного уважения, надлежащего поведения граждан в общественных местах, отношений в сфере социального общения*(150).
В разделе IХ Особенной части Уголовного кодекса предусмотрен широкий круг деяний, которые существенно отличаются друг от друга по своим объективным и субъективным признакам. Вместе с тем эти деяния имеют общее свойство - они обладают способностью причинять весьма тяжкий вред здоровью граждан, собственности, нарушать и дезорганизовывать деятельность государственных и общественных институтов. Особенностью данных преступлений является то, что они посягают на интересы общества в целом как единого социального организма, которое наряду с личностью и государством является одной из важнейших социальных ценностей, подлежащих всесторонней и усиленной уголовно-правовой охране. В отличие от ранее действовавшего законодательства в системе Уголовного кодекса РФ данная группа преступлений помещена на третье место после преступлений против личности и преступлений в сфере экономики, что свидетельствует об усилении внимания к проблемам обеспечения безопасности граждан и нормального функционирования общества и государства, повышения значимости этих ценностей в общей системе правоохраняемых объектов на современном этапе.
Высокая степень социальной опасности преступлений против общественной безопасности обусловливается прежде всего внутренними свойствами этих преступлений. Они нарушают функциональную предназначенность общественной безопасности, для которой характерно обеспечение, во-первых, безопасности неопределенно широкого круга правоохраняемых интересов (личности, имущества, деятельности социальных институтов и т.д.); во-вторых, неприкосновенности жизни и здоровья неопределенно широкого круга лиц; в-третьих, охраны, наряду с общественной безопасностью, и других социальных благ. Например, устанавливая ответственность за терроризм, законодатель обеспечивает охрану не только общественной безопасности как самостоятельного социального блага, но и имущества, жизни, здоровья людей. Таким образом, можно сказать, что общественная безопасность обладает свойством "комплексного" объекта уголовно-правовой охраны. Поэтому вышеизложенные свойства преступлений против общественной безопасности позволяют отграничивать их от преступлений против личности (убийств, причинения вреда здоровью и т.п.), собственности (хищений, уничтожения или повреждения имущества), порядка управления и т.д. Если в статьях о преступлениях против личности и собственности защищаются интересы пусть индивидуально не определенной, но все-таки конкретной личности или организации, то нормы о преступлениях против общественной безопасности имеют целью защиту безопасных условий жизнедеятельности общества в целом. Характерной чертой механизма совершения преступлений против общественной безопасности является то обстоятельство, что такие социальные ценности общества, как жизнь, здоровье, права и свободы личности, собственность и т.п., нарушаются опосредованно, путем причинения вреда отношениям, регламентирующим безопасные условия общества. Однако от этого данные преступления не становятся менее опасными, чем, например, преступления против личности или собственности. Поскольку здесь имеет место "комплексное" преступление и вред причиняется интересам не конкретной личности, а общественно значимым интересам - безопасным условиям общества в целом, постольку законодатель устанавливает достаточно суровые санкции за совершение преступлений против безопасности общества.
С объективной стороны преступления против общественной безопасности и общественного порядка большей частью совершаются путем активных действий: терроризм, бандитизм, хулиганство, незаконное изготовление оружия, вовлечение в занятие имеются и такие преступления (в основном это деяния, связанные с нарушением каких-либо правил), которые могут совершаться путем как действия, так и бездействия: нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, нарушение правил охраны окружающей среды при ЭВМ, системы ЭВМ или их сети и т.д.
В ряде случаев рассматриваемые преступления характеризуются общеопасным способом их совершения (например, взрывы при терроризме, нападения при бандитизме, погромы при массовых беспорядках) либо нарушением специальных правил безопасности: нарушение правил пожарной безопасности, безопасности движения транспортных средств, правил обращения с общеопасными предметами (оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, радиоактивными веществами, наркотическими средствами или психотропными веществами и т.п.).
Специфика объекта посягательства определяет и специфику общественно опасных последствий преступлений против общественной безопасности и общественного порядка. В результате посягательств на общественную безопасность вред причиняется широкому (не определенному ни количественно, ни индивидуально) кругу общественных интересов. Он может быть многовариантным: физический вpед личности (при этом в качестве потерпевших может выступать неопределенно большое число членов общества, по тем или иным причинам оказавшееся в месте и во время совершения преступления), имущественный ущеpб, нарушение общественного спокойствия, дезоpганизация ноpмальной деятельности социальных институтов, загрязнение окружающей природной среды и т.д.
По законодательной конструкции значительная часть рассматриваемых преступлений сформулирована как преступления с формальным составом: захват заложника, пиратство, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, нарушение правил международных полетов, создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ и др. В тех случаях, когда деяния совершаются путем нарушения каких-либо правил специальной безопасности либо посягают на окружающую природную среду, в законе, как правило, они формулируются по типу материальных составов, например, нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, нарушение санитарно-эпидемиологических правил, загрязнение атмосферы и т.д.
С субъективной стороны рассматриваемые преступления характеризуются как умышленной, так и неосторожной формой вины. Подавляющее большинство преступлений, предусмотренных главами 24, 25 и 26 УК, совершаются только умышленно, для большинства преступлений, связанных с нарушением правил специальной безопасности и транспортных преступлений, наоборот, свойственна неосторожная форма вины. В ряде составов преступлений против общей безопасности (ст. 205, 206, 209, 210, 211, 227 УК) обязательным признаком является наличие специальной цели, которой руководствуются виновные лица.
Субъекты преступлений - большей частью общие, т.е. вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста. Вместе с тем за некоторые преступления к уголовной ответственности могут привлекаться и лица по достижении 14 лет (ст. 205, 206, 207, ч. 2 и 3 ст. 213, 214, 226, 229, 267 УК - см. ст. 20 УК). При совершении ряда преступлений (ст. 219, 225, ч. 5 ст. 228, 237 и др.) для привлечения к ответственности необходимо, чтобы субъект, помимо общих признаков, обладал и определенными специальными качествами.
Общая характеристика преступлений против общественной безопасности и общественного порядка будет неполной без указания на качественные особенности в законодательном регулировании ответственности за эти преступления по сравнению с Уголовным кодексом 1960 г. К числу данных новелл относятся:
а) более объемная система норм и их более четкая классификация в зависимости от группового объекта уголовно-правовой охраны. В связи с этим в структуре раздела выделяются 5 глав: гл. 24 "Преступления против общественной безопасности"; гл. 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности"; гл. 26 "Экологические преступления"; гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта"; гл. 28 "Преступления в сфере компьютерной информации". Последняя глава является новой для уголовного законодательства нашего государства. Компьютеризация социально-экономических и управленческих отношений и повышение значимости информации требуют обеспечения безопасности граждан и общества от негативных издержек научно-технического прогресса и, в частности, от преступлений в данной сфере. При этом в гл. 24 сосредоточиваются нормы об общих видах преступлений против общественной безопасности, а в гл. 25, 26, 27 и 28 - нормы о посягательствах на специальные виды общественной безопасности;
б) декриминализация ряда преступлений, потерявших в современных условиях прежний уровень общественной опасности (самовольная без надобности остановка поезда, организация азартных игр, умышленная потрава посевов и ряд других, всего более десятка);
в) криминализация ряда деяний (порядка 20), уголовная ответственность за совершение которых ранее либо вообще не предусматривалась, либо наступала по другим общим нормам Кодекса (организация преступного сообщества, вандализм, пиратство, незаконное изготовление оружия, оставление места дорожно-транспортного происшествия, компьютерные преступления и др.). Одновременно в разд. IX Кодекса вследствие уточнения объекта посягательства и для соблюдения системности Особенной части перемещен ряд норм, которые ранее предусматривались в иных главах: о бандитизме, захвате заложников, массовых беспорядках, выпуске или продаже товаров, выполнении работ либо оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, организации объединений, посягающих на личность и права граждан, и др.;
г) более четкое и последовательное изложение признаков основных и квалифицированных видов преступлений, что устраняет двойственное понимание отдельных признаков и лучше отражает природу анализируемых преступлений;
д) значительно широкое использование практики освобождения виновных от уголовной ответственности в случаях добровольности отказа от продолжения совершения преступлений и отсутствия в их действиях иного состава преступления. Такие примечания содержатся уже в 5 статьях Кодекса (о терроризме, захвате заложника, об организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем, о незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконном изготовлении оружия);
е) в целом усилена ответственность за такие наиболее опасные преступления, как терроризм, бандитизм, незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотических средств и др. Вместе с тем, поскольку преступления против общественной безопасности не направлены непосредственно против жизни человека, постольку в соответствии со ст. 20 Конституции РФ из санкции ряда статей (о терроризме, бандитизме, угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава) исключена смертная казнь как мера наказания.
Устанавливая уголовную ответственность за определенные формы общественно опасного поведения, законодатель одновременно, в зависимости от поставленных целей, осуществляет их систематизацию, т.е. на основании различных критериев объединяет преступления в определенные группы. Законодательная систематизация преследует цель - выделение общих специфических признаков и, в случае необходимости, придание им определенного уголовно-правового значения. Классификации могут быть различными, однако Уголовный кодекс 1996 г., как и предыдущие кодексы, основанием для разделения преступлений на группы избирает прежде всего родовой объект посягательства, т.е. группу охраняемых уголовным законом однородных взаимосвязанных между собой общественных отношений. По этому критерию группируются и сосредоточиваются в разд. IХ УК "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Однако в отличие от Уголовных кодексов 1922, 1926 и 1960 гг. система Особенной части Кодекса 1996 г. изложена более сложно и имеет трехзвенную, а не двухзвенную структуру. Эта Особенная часть делится на разделы (первый уровень), разделы, в свою очередь, - на главы (второй уровень), а последние - на статьи, предусматривающие конкретные составы преступлений (третий уровень). Поэтому следует говорить о классификации по родовому (первый уровень), видовому (второй уровень) и непосредственному объекту (третий уровень).
Система как некое образование означает множество закономерно связанных друг с другом элементов (предметов, явлений, взглядов, знаний и т.д.), представляющих собой определенное целостное образование, единство*(151). Система характеризуется определенной последовательностью расположения ее элементов. Таким образом, система преступлений против общественной безопасности и общественного порядка представляет собой предусмотренные в разд. IХ УК преступления, которые посягают на безопасные условия жизни общества в целом и компактно располагаются в зависимости от видового объекта посягательства.
Классификация преступлений, посягающих на один родовой объект, возможна по различным основаниям: по характеру и степени общественной опасности, по характеру субъективной стороны, субъекту, особенностям объективной стороны и т.д. Каждая из этих классификаций имеет определенное значение и осуществляется в зависимости от поставленных исследователем целей. Так, классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности впервые законодательно закреплена в ст. 15 УК 1996 г., что имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку отнесение преступления к той или иной категории влечет соответствующие уголовно-правовые последствия для лица, его совершившего. Такая категоризация имеет значение при определении оснований и пределов уголовной ответственности и наказания, индивидуализации наказания (при опасном и особо опасном рецидиве, приготовлении к преступлению, преступном сообществе (преступной организации), назначении вида исправительного учреждения, назначении в качестве меры наказания смертной казни, назначении наказания по совокупности преступлений, решении вопросов, связанных с отбыванием наказания, освобождением от него и продолжением отбывания наказания, и др.).
Вместе с тем, как нам представляется, выстраивая новую систему Особенной части Уголовного кодекса, законодатель не всегда был последователен в своих решениях. Во-первых, место раздела о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка в системе Особенной части Кодекса не вполне согласуется с логикой оценки социальных ценностей, закрепленных в Конституции РФ, система которой строится в следующей иерархии основных ценностей: личность - общество - государство. В соответствии с таким подходом раздел о преступлениях против общественной безопасности должен быть помещен на второе место в структуре Особенной части Кодекса после раздела о преступлениях против личности. Во-вторых, имеется расхождение между наименованием раздела и его содержанием. Название раздела "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" не в полной мере соответствует характеру и числу норм, содержащихся в нем:
а) в этом разделе предусмотрено всего два преступления против общественного порядка - хулиганство и вандализм, а характеристика их объекта вынесена в наименование раздела, хотя законодатель и не выделяет самостоятельной главы о данных преступлениях;
б) и, наоборот, в разделе предусмотрена гл. 25, которая содержит 18 норм о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности, но родовой объект этих преступлений в наименовании раздела не обозначен.
Как представляется, более последовательно поступили разработчики Модельного Уголовного кодекса государств-участников Содружества Независимых Государств, который был принят на VII пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 17 февраля 1996 г. и носит рекомендательный характер для их законодателей*(152). В Модельном кодексе разд. VIII "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения", во-первых, расположен сразу за разделом о преступлениях против личности и, во-вторых, в своем наименовании отражает родовые объекты преступлений, нормы о которых находятся в нем.
Структура новых уголовных кодексов стран СНГ и место в ней норм о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка неодинаковы. В Кодексе Республики Беларусь выделено три раздела, где в качестве объекта определяется "безопасность": IХ "Преступления против экологической безопасности и природной среды", Х "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения", ХII "Преступления против информационной безопасности". Кодекс Кыргызской Республики 1997 г. воспроизводит структуру Кодекса РФ. Кодекс Республики Казахстан 1997 г. не выделяет разделов, а гл. 9 Особенной части именуется "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". В Кодексе Республики Таджикистан 1998 г. разд. VIII "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" располагается после раздела "Преступления против личности" и включает в себя гл. 21 "Преступления против общественной безопасности", гл. 22 "Преступления против здоровья населения" и гл. 23 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств". В Кодексе Республики Узбекистан 1994 г. раздел шестой "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" располагается после разделов о преступлениях против личности, против мира и безопасности, преступлений в сфере экономики, преступлений в сфере экологии, преступлений против государственной власти и включает в себя гл. ХVII "Преступления против общественной безопасности", гл. ХVIII "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств", гл. ХIХ "Преступления, составляющие незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ" и гл. ХХ "Преступления против общественного порядка". Кодекс Латвийской Республики 1998 г. не выделяет разделы, а гл. ХХ озаглавлена "Преступные деяния против общественной безопасности и общественного порядка".
Исследователи, которые занимались проблемами преступлений против общественной безопасности, применительно к Уголовному кодексу 1960 г. выделяли либо две (преступления, нарушающие правила общей безопасности, и преступления, нарушающие правила специальной безопасности)*(153), либо три группы таких преступлений (при всем терминологическом различии их можно определить таким образом: общие виды преступлений против общественной безопасности, преступления против общественной безопасности, нарушающие специальные правила безопасности, и транспортные преступления)*(154).
С учетом выделения в структуре Уголовного кодекса 1996 г. глав по признакам видового объекта преступления против общественной безопасности и общественного порядка можно подразделить на преступления против:
а) общественной безопасности в узком смысле слова или собственно преступления против общественной безопасности, которые предусматриваются в гл. 24 (ст. 205-212, 215-227);
б) экологической безопасности - экологические преступления, предусмотренные в гл. 26 (ст. 246-262);
в) безопасности движения и эксплуатации транспорта, предусмотренные в гл. 27 (ст. 263-271), и
г) безопасности компьютерной информации - в сфере компьютерной информации, предусмотренные в гл. 28 (ст. 272-274).
В предлагаемой системе открытым остается вопрос о месте преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, которые предусматриваются в гл. 25. Выше отмечалась непоследовательность законодателя, выражающаяся в неполном соответствии наименования разд. IХ и его содержания. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности можно отнести к преступлениям против общественной безопасности в самом широком смысле слова (социальной безопасности), как представляющих угрозу для безопасности общества. Однако с учетом специфики и самостоятельного характера общественных отношений, на которые посягают преступления данной группы, более точным было бы выделение их в самостоятельный раздел Особенной части Кодекса.
Особого внимания заслуживает вопрос об определении места в предлагаемой системе таких преступлений, как хулиганство (ст. 213) и вандализм (ст. 214). Традиционно они относились к преступлениям против общественного порядка, а их родовым объектом признавался общественный порядок. Уголовный кодекс 1996 г., в отличие от предыдущих кодексов, не выделяет такой родовой объект как общественный порядок, следовательно, не может быть определен и круг деяний, посягающих на него. Относить хулиганство и вандализм к преступлениям против общественной безопасности нет оснований, поскольку они не связаны с нарушением отношений общественной безопасности. По нашему мнению, хулиганство и вандализм относятся к преступлениям, посягающим на общественную нравственность, понимаемую как выработанную систему норм и правил поведения людей, которая является господствующей в обществе и основывается на идеях, традициях и взглядах о справедливости, долге, чести, достоинстве*(155). Место этих преступлений в одном ряду с такими деяниями, как уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244), жестокое обращение с животными (ст. 245), с которыми они схожи по ряду признаков. Полагаем, что с учетом именно этой внутренней связи законодатели Белоруссии выделили в Уголовном кодексе специальный разд. ХI "Преступления против общественного порядка и общественной нравственности", где находится норма о хулиганстве.

_ 2. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности

Преступления против общественной безопасности - это умышленные или неосторожные общественно опасные деяния, причиняющие существенный вред или создающие реальную угрозу причинения вреда безопасным условиям жизни общества.
Как и Кодексы 1922, 1926 и 1960 гг., Уголовный кодекс 1996 г. сохранил в Особенной части гл. 24, предусматривающую статьи о преступлениях, которые посягают на общественную безопасность (ст. 205-227 УК). Однако в отличие от ранее действовавших кодексов видовой объект гл. 24 определяется только как общественная безопасность. К тому же система соответствующих норм подверглась существенным изменениям, поскольку современный период характеризуется качественно иным состоянием общества, новым уровнем решаемых задач, другими подходами к обеспечению безопасности интересов общества.
Преступления против общественной безопасности составляют незначительную долю в общей массе регистрируемых преступлений. Так, если в 1999 г. было зарегистрировано 3 001 748 преступлений, то преступлений против общественной безопасности: терроризма (ст. 205 УК) - 20; захвата заложника (ст. 206 УК) - 64; бандитизма (ст. 209 УК) - 523; незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его составных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК) - 66 536; хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК) - 2605; хулиганства (ст. 213 УК) - 128 701.
Высокая степень социальной опасности обусловливается не только количественной характеристикой, но и внутренними свойствами самих преступлений против общественной безопасности (особенностями объекта и деяния, разнообразным характером последствий). Преступления против общественной безопасности разрушают сложившиеся общественно полезные социальные связи, которые складываются между различными субъектами в процессе их деятельности. Они объективно вредны для неопределенно широкого круга общественных отношений (неприкосновенности личности, сохранности имущества, нормальной деятельности государственных и общественных институтов, экологической безопасности и т.д.), а их последствия достаточно тяжелы для общества.
Повышенная общественная опасность рассматриваемой группы преступлений отражается и в факте признания ряда из них преступлениями международного характера. Преступность как социальное явление имеет межнациональный характер и в равной степени причиняет ущерб различным государствам и обществам, независимо от их социально-политического устройства. Борьба с национальной преступностью требует совместных усилий и повседневного сотрудничества государств. Это сотрудничество выражается в различных формах, в том числе в форме разработки и принятия многосторонних договоров, международных соглашений (конвенций). Ратификация последних налагает определенные обязательства на государства-участников соответствующих соглашений. Естественно, что в орбиту совместных интересов попадают прежде всего наиболее опасные преступления. Они подразделяются на две большие группы: международные преступления и преступления международного характера (международные уголовные преступления). Ответственность за первую группу деяний (агрессия, нарушение законов и обычаев войны, геноцид, апартеид и т.д.) для физических лиц наступает при условии, что их деяния связаны с преступной деятельностью государств. Преступления международного характера (терроризм, захват заложников, угон воздушного судна, пиратство и др.) непосредственно не связаны с преступной деятельностью конкретных государств, но они, наряду с причинением ущерба национальным интересам, посягают и на различные аспекты мирного сосуществования и сотрудничества государств. Ответственность за эти преступления наступает либо по специальным уставам (Нюрнбергский и Токийский процессы), либо по национальным уголовным законам.
Анализируемая группа преступлений посягает на общественную безопасность. Как видовой объект уголовно-правовой охраны безопасные условия жизни общества (общественная безопасность) включают в себя совокупность общественных отношений по обеспечению неприкосновенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов. Подробно об общественной безопасности как объекте преступления говорилось в предыдущем параграфе.
По особенностям объективной стороны рассматриваемые преступления совершаются путем как действия (большинство преступлений), так и бездействия. Путем бездействия могут совершаться преступления, для которых характерно нарушение каких-либо правил - нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и т.д. (ст. 216-219, 225 УК). Только путем бездействия совершается небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК). По моменту окончания преступления (способу законодательного описания) выделяются усеченные составы: организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм, организация преступного сообщества (преступной организации), пиратство, вымогательство общеопасных предметов (ст. 208-210, 227, 221 и 226 УК); формальные: захват заложника, заведомо ложное сообщение о терроризме, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, массовые беспорядки и др. (ст. 206, 207, 211, 212, 220, 221, 222, 223, 226 УК) и материальные: терроризм, нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения, небрежное хранение огнестрельного оружия и другие составы (ст. 205, 215-219, 224, 225 УК).
Субъективная сторона преступления против общественной безопасности характеризуется в основном умышленной формой вины, исключением являются лишь деяния, связанные с нарушением правил специальной безопасности и безопасности производства определенных работ (ст. 215-219 УК), а также небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК).
По особенностям субъектов преступления против общественной безопасности можно разделить на две группы: а) преступления, совершаемые только специальным субъектом, - нарушение правил пожарной безопасности, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения и пиратство (п. 1 ст. 215, 219, 225 и 227 УК). Кроме того, бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации) могут совершаться с использованием лицом своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 и 210 УК); б) преступления, которые могут совершаться любыми лицами (все иные преступления против общественной безопасности).
Если говорить о возрастном критерии субъекта, то по достижении 14-летнего возраста ответственность наступает за терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма и хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 205, 206, 207 и 226 УК). За совершение иных преступлений против общественной безопасности ответственность наступает по достижении 16 лет.
В зависимости от характера и степени общественной опасности преступления против общественной безопасности подразделяются на:
преступления небольшой тяжести - призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК); прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст. 215.1 УК); нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ч. 1 ст. 217 УК); незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами (ч. 1 ст. 220 УК); нарушение правил специальной безопасности и безопасности производства определенных работ (ч. 1 ст. 215, 216 и 219, ст. 218 УК); квалифицированный вид незаконного обращения с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ч. 2 ст. 220 УК); незаконное приобретение, сбыт или ношение, а равно незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия (ч. 4 ст. 222 и 223 УК); небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК); ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 1 ст. 225 УК);
преступления средней тяжести - заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК); участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК); приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ч. 1, 2 ст. 215.2 УК); хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ч. 1 ст. 221 УК); незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, или ношение, или изготовление оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия, а также ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения (ч. 1 ст. 222 и 223, ст. 225 УК);
тяжкие преступления - терроризм (ч. 1 ст. 205 УК); захват заложника (ч. 1 ст. 206 УК); организация незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК); участие в преступном сообществе (преступной организации) (ч. 2 ст. 210 УК); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 1 ст. 211 УК); массовые беспорядки (ч. 1 и 2 ст. 212 УК); особо квалифицированный вид приведения в негодность объектов жизнеобеспечения (ч. 3 ст. 215.2 УК); квалифицированные и особо квалифицированные виды хищения или вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ, незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия (ч. 2 и 3 ст. 221-223 УК); простое и квалифицированное хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 2 и 3 ст. 226 УК); пиратство (ч. 1 ст. 227 УК);
особо тяжкие преступления - квалифицированный и особо квалифицированный виды терроризма, захвата заложника (ч. 2 и 3 ст. 205 и 206 УК); бандитизм (ст. 209 УК); организация преступного сообщества (преступной организации) (ч. 1 и 3 ст. 210 УК); квалифицированный и особо квалифицированные виды угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 2 и 3 ст. 211 УК); особо квалифицированный и суперквалифицированный виды хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 3 и 4 ст. 226 УК); квалифицированный и особо квалифицированные виды пиратства (ч. 2 и 3 ст. 227).
Законодатель выделяет такие квалифицирующие признаки преступлений против общественной безопасности, которые значительно повышают их общественную опасность и нередко переводят их в разряд более тяжкой категории. Например, простые составы незаконного оборота оружия, его основных частей, боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч. 1 ст. 222 и 223 УК) относятся к преступлениям средней тяжести, а такого же рода действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно (ч. 2 ст. 222 и 223 УК), - к тяжким преступлениям; состав простого терроризма или захвата заложника является тяжким преступлением, а те же действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно, придают этим преступлениям статус особо тяжких.
В зависимости от непосредственного объекта посягательства преступления, предусмотренные гл. 24 УК, можно разделить на следующие группы преступлений: а) против общей безопасности (ст. 205-212, 227); б) против общественного порядка (ст. 213, 214); в) связанные с нарушением специальных правил безопасности (ст. 215-219); г) связанные с нарушением установленных правил обращения с общеопасными предметами (ст. 220-226).
Преступления против общей безопасности (иногда их еще называют "преступления против общественной безопасности в узком смысле слова") являются наиболее тяжкими из всех видов преступлений против общественной безопасности. Общая безопасность как объект уголовно-правовой охраны представляет собой совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества. На отношениях общей безопасности базируется безопасность общества в целом. Специфика преступлений, посягающих на общую безопасность, заключается в том, что они совершаются в любых сферах жизнедеятельности общества, затрагивают его глубинные интересы в области обеспечения безопасности и нормальных условий существования, сопряжены с причинением тяжкого вреда широкому кругу юридических и физических лиц. В связи с данной характеристикой общей безопасности ее содержание при анализе конкретных преступлений рассматриваться не будет.

_ 3. Краткий исторический очерк развития законодательства об ответственности за преступления, посягающие на общественную безопасность

Уголовное законодательство Российской империи второй половины XIX - начала ХХ в., в частности, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г. и Уголовное уложение 1903 г., в отличие от уголовно-правовых систем Германии, Голландии и некоторых других стран, не выделяло самостоятельного раздела или главы, где были бы сосредоточены нормы об ответственности за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены в гл. 24 разд. IХ УК 1996 г. (преступления против общественной безопасности).
Однако это не означает, что уголовное законодательство Российской империи не содержало ответственности за преступления, аналогичные тем, которые установлены в гл. 24 УК РФ. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ред. 1885 г. в различных разделах, главах и отделениях предусматривало достаточно большое число норм о деяниях, относимых в настоящее время к числу общеопасных преступлений*(156).
Например, в ст. 269 (ч. 1) главы первой "О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении установленным от оного властям" раздела четвертого "О преступлениях и проступках против порядка управления" предусматривалась ответственность за устройство, подговор к устройству или участие в публичном скопище, сопровождавшемся насилием или угрозой над личностью, похищением, самовольным завладением, истреблением или повреждением чужого имущества, вторжением в чужое обитаемое здание либо иное помещение, огороженное место или усадьбу, а равно руководство совершением указанных действий или подстрекательство к ним (аналог современного понятия "массовые беспорядки"). При этом ответственность за данное деяние зависила от характера и роли участия лица: по ч. 1 ст. 261 ответственность наступала за участие в публичном скопище, по ч. 3 - за организацию скопища, руководство учинением насилия над личностью, вторжением в чужое жилище или покушением на такие действия, а также подстрекательство к их совершению или продолжению. Если же скопище или участники скопища, совершая указанные выше действия, оказывали насильственное противодействие вооруженной силе, призванной для рассеивания скопища, то наказание виновным резко усиливалось (соответственно ч. 2 и 4 ст. 269-1).
В ст. 867-869 (ч. 1) отделения шестого "О нарушении правил, установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих" главы первой "О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие" раздела восьмого "О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния" предусматривалась ответственность за нарушение правил обращения с ядовитыми и сильнодействующими веществами. В ст. 922-931 отделения первого "О составлении злонамеренных шаек и пристанодержательства" главы третьей "О нарушении общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений" раздела восьмого устанавливалась ответственность за организацию и участие в шайке для разбоев, зажигательства, краж и т.д. (некий аналог современного бандитизма). Аналогичная по содержанию норма предусматривалась и в отделении первом главы третьей "О похищении чужого имущества" раздела двенадцатого "О преступлениях и проступках против собственности частных лиц".
В ст. 986-987 (ч. 1) отделения седьмого "О противозаконном выделывании и хранении оружия или пороха и нарушении других, для ограждения личной безопасности постановленных, правил осторожности" главы третьей "О нарушениях общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений" раздела восьмого устанавливалась ответственность за нарушение правил обращения с оружием, порохом, взрывчатыми веществами, снарядами.
Последним в истории Российской империи фундаментальным законодательным актом в сфере уголовного права было Уголовное уложение от 22 марта 1903 г. Оно существенно отличалось от предыдущих законодательных актов не только по технико-юридическому изложению, но и по содержательной стороне. Уложение вводилось в действие постепенно по отдельным главам и даже по отдельным статьям. В нем также предусматривались отдельные нормы об общеопасных преступлениях. Так, в главе пятой "О смуте" в ст. 120-123 устанавливалась ответственность за организацию и участие в публичных скопищах. Законом от 7 июня 1904 г. были введены в действие наряду с некоторыми другими главами и ст. 121, 123 и 126-134 данной главы*(157). Статьи 120 и 122 так и не вступили в действие. В соответствии со ст. 121 к ответственности привлекался виновный в участии в публичном скопище, заведомо собравшемся с целью выразить неуважение верховной власти или порицание установленных законами основными образа правления или порядка наследия престола, или заявить сочувствие бунту или измене, или лицу, учинившему бунтовщическое или изменническое деяние, или учению, стремящемуся к насильственному разрушению существующего в государстве общественного строя, или последователю такого учения. Наказание за это деяние предусматривалось в виде заключения в крепость на срок не свыше трех лет или заключением в тюрьму. Более строго наказывались устроители или лица, подговорившие устроить такое скопище, а также его участники, руководившие скопищем (ч. 2). В этих случаях заключение в крепости или тюрьме было на срок не менее шести месяцев.
По ч. 3 ст. 121 Уложения к ответственности привлекались лица, не оставившие скопища после соответствующего требования, предъявленного в присутствии вооруженной силы, призванной для рассеяния скопища. Наказание предусматривалось в виде ссылки на поселение или заключения в исправительном доме. Особому наказанию по ч. 1 ст. 123 в виде каторги на срок не свыше восьми лет подвергался участник скопища, которое, действуя совместными силами: 1) оказало насильственное противодействие вооруженной силе или произвело насильственное нападение на военный караул или часового; 2) захватило в свою власть, разграбило или разрушило склад оружия, военное судно, укрепленное место, железную дорогу, телеграф, телефон, монетный двор или иные объекты общего или правительственного пользования; 3) насильственно освободило арестантов или повредило места заключения; 4) употребило для учинения насильственных действий взрывчатые вещества или снаряд.
По ч. 2 ст. 123 Уложения наказывались устроители или подговорщики к устройству скопища, а также участник оного, руководивший им при совершении деяний, предусмотренных ч. 1 этой статьи. Виновный наказывался срочной каторгой. Такой же ответственности подвергался и подстрекавший к учинению названных действий или к их продолжению или употребивший при учинении оных взрывчатые вещество, снаряд или оружие.
В ст. 279 главы двенадцатой "О нарушении постановлений, ограждающих общественное спокойствие" предусматривалась ответственность за участие в шайке, составившейся в различных целях, и в том числе для воровства, разбоев, вымогательств или мошенничества, для повреждений чужого имущества, приобретения, принятия на хранение, сокрытия, заклада или сбыта чужого имущества, добытого заведомо посредством преступного деяния, а также за дачу пристанища заведомо участнику такой шайки или доставление средств для учинения преступных деяний. В этих случаях, если виновный не подлежал за преступное деяние, шайкой учиненное, более строгому наказанию, он наказывался заключением в исправительный дом. Такому же наказанию подлежал виновный в том, что давал пристанище заведомо участнику такой шайки или доставлял средства для учинения преступных деяний.
Итак, уголовное законодательство Российской империи об ответственности за "общеопасные преступления" характеризовалось рядом признаков, позволяющих отграничить их от смежных преступлений. Это, во-первых, сложный объект посягательства, который включает в себя различные блага; во-вторых, особо опасный способ совершения преступления; в-третьих, неразрывная связь способа с объектом посягательства - создание опасности для неопределенного множества лиц. Вместе с тем при определении характера ущерба предпочтение отдавалось имущественным отношениям, и поэтому в основу ложился прежде всего вред, причиненный имущественным благам, а в качестве дополнительного учитывался вред, причиняемый личным благам потерпевших.
До 1917 г. уголовное законодательство об ответственности за общеопасные преступления не подвергалось каким-либо изменениям. В последующем развитии законодательства можно выделить семь этапов.
В первые годы советской власти не существовало кодифицированного уголовного законодательства, и ответственность за наиболее тяжкие преступления предусматривалась декретами. Однако подходы законодателя к оценкам деяний и, главное, к описанию конкретных составов были различны. Так, ответственность за бандитизм в современном его понимании предусматривалась Декретом ВЦИК от 20 июня 1919 г. "Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении"*(158). В этом Декрете не только названо такое преступление, как бандитизм, но и впервые дано описание признаков состава: "участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, а также как пособничество такой шайке и укрывательство ее". Ответственность за организацию скопища, участие в нем и подстрекательство к нему не предусматривалась. Однако встречается упоминание о другом деянии - о "погромах". В одном из первых воззваний Военно-революционного комитета Петрограда говорилось: "Воровство, разбои, нападения, погромные попытки будут немедленно караться. Виновные в этих преступлениях будут беспощадно судимы военно-революционным судом"*(159). В Декрете СНК от 4 мая 1918 г. "О Революционных Трибуналах" указывалось, что наряду с контрреволюционными преступлениями трибуналы рассматривают также дела по борьбе с погромами, взяточничеством, подлогами, неправильным использованием советских документов и хулиганством*(160). Конкретные признаки данного преступления в законодательстве того периода не определялись, однако, как это следует из смысла самого термина, речь шла о наиболее опасной форме деятельности скопища - применении насилия к личности, уничтожении и повреждении имущества и т.п. действиях. Установление особого порядка применения репрессий, а также особой подсудности дел об искомых преступлениях свидетельствовали о серьезной угрозе анализируемых деяний для основ общественной безопасности и государства.
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., как первый кодифицированный уголовно-правовой акт Советского государства, предусмотрел специальную гл. 8 "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок". В статьях данной главы Уголовного кодекса предусматривалась ответственность за следующие деяния: приготовление, хранение и сбыт ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то право (ст. 215); неизвещение подлежащих властей со стороны лиц, к тому обязанных, о случаях заразных болезней или падежа скота (ст. 216); неисполнение или нарушение при производстве строительных работ установленных законом или обязательным постановлением строительных, санитарных и противопожарных правил (ст. 217); неисполнение или нарушение правил, установленных законом или обязательным постановлением для охраны порядка и безопасности движения по сухопутным, водным и воздушным путям сообщения (ст. 218); неисполнение законного распоряжения или требования находящегося на посту органа милиции, военного караула, а равно всяких других властей, призванных охранять общественную безопасность и спокойствие (ст. 219); хранение огнестрельного оружия без надлежащего разрешения (ст. 220); нарушение иных правил (ст. 221)*(161).
Некоторые виды преступлений, посягающих на общую безопасность, предусматривались и в других главах Кодекса. В разд. 2 "О преступлениях против порядка управления" гл. 1 "Государственные преступления" устанавливалась ответственность за массовые беспорядки (ст. 75, 77); бандитизм (ст. 76); изготовление, приобретение, хранение или сбыт взрывчатых веществ или снарядов без соответственного разрешения, - если не доказана преступная цель учинения этих деяний (ст. 93); в разд. 5 гл. 5 "Иные посягательства на личность и ее достоинство" - за хулиганство (ст. 176); в гл. 6 "Имущественные преступления" в ст. 84, предусматривавшей ответственность за разбой, ч. 2 (то же преступление, совершенное группой лиц (бандитизм), за умышленное истребление или повреждение какого-либо имущества путем поджога, потопления или каким-либо другим общеопасным способом (ст. 197).
Понятие "массовые беспорядки" впервые было дано в ст. 75 УК 1922 г.: "Участие в массовых беспорядках всякого рода, как-то: погромах, разрушении путей и средств сообщения, освобождении арестованных, поджогах и т.п., если при этом участники беспорядков были вооружены, - карается: 1) в отношении организаторов, руководителей и подстрекателей, а равно тех участников, кои уличены в совершении убийств, поджогов, нанесении телесных повреждений, изнасиловании и вооруженном сопротивлении властям, - высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет с конфискацией имущества; 2) в отношении прочих вооруженных участников - лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет с конфискацией или без конфискации всего или части имущества; 3) в отношении невооруженных участников беспорядков - лишением свободы на срок не ниже одного года; 4) в отношении лиц, не принимавших непосредственного участия в беспорядках и насильственных действиях, но содействовавших участникам беспорядков, оказанием им помощи или сокрытием следов преступления и самих преступников и иными действиями, - лишением свободы на срок не ниже шести месяцев". Таким образом, законодатель, во-первых, дифференцированно подходил к установлению ответственности за участие в массовых беспорядках в зависимости от характера и степени участия лиц и их вооруженности. Во-вторых, устанавливался только нижний предел наказания. В соответствии со ст. 34 УК 1922 г. пределы лишения свободы устанавливались от 6 месяцев до 10 лет.
По ст. 77 УК 1922 г. наказывалось: "Участие в беспорядках, не отягченных преступными деяниями, указанными в ст. 75, но сопряженных с явным неповиновением законным требованиям властей или побуждением их к исполнению явно незаконных требований, хотя бы неповиновение выразилось только в отказе прекратить угрожающее общественной безопасности скопление". Как и по ст. 75, ответственность устанавливалась раздельно в отношении: 1) подстрекателей, руководителей и организаторов, для которых санкция была в виде лишения свободы на срок не ниже двух лет со строгой изоляцией, и 2) прочих участников, которые наказывались лишением свободы на срок не ниже шести месяцев. Таким образом, ст. 77 отличалась от ст. 75 тем, что по ней квалифицировались действия: а) невооруженных людей и б) не сопровождаемые действиями, указанными в ст. 75, - убийствами, поджогами и т.д.
Более точно было сформулировано понятие "бандитизм". Статьей 76 УК 1922 г. устанавливалась высшая мера наказания и конфискация всего имущества, с допущением по смягчающим обстоятельствам понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества за: "Организацию и участие в бандах (вооруженных шайках) и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушения железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались". По ч. 2 этой статьи ответственность в виде того же наказания, что и по ч. 1, но с допущением понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже двух лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества наступала за: "Пособничество бандам и укрывательство банд и отдельных их участников, а равно сокрытие добытого и следов преступления".
Поскольку основные признаки бандитизма в законе не раскрывались, постольку в судебной практике возникали вопросы, связанные с квалификацией деяний как бандитизма. Одни из них разрешались в процессе деятельности самими судебно-следственными органами, другие получали трактовку в уголовно-правовой теории. Так, в специальной литературе шайка определялась как "соглашение между собой нескольких лиц на постоянное совершение преступных действий" либо как более или менее длительное общение и единение участников ради совершения нескольких, быть может, неопределенного множества преступлений. Известная внутренняя структура, известная организованность общения членов составляет один из существенных признаков шайки*(162). При этом количественный состав шайки определялся не менее чем в три человека*(163), а под постоянным совершением понималось выполнение бандой более одного нападения*(164).
Под вооруженностью понималось наличие у членов банды как собственно огнестрельного и холодного оружия, так и предметов хозяйственного назначения*(165). Более того, в литературе высказывались рекомендации, что при наличии организованности ст. 76 УК могла применяться по аналогии даже при отсутствии вооруженности группы, поскольку такой случай не предусмотрен какой-либо статьей Кодекса*(166).
Уголовным кодексом 1922 г. предусматривалась ответственность за организацию двух видов банд. Помимо ст. 76, упоминание о вооруженных бандах содержалось в ст. 58 "Организация восстаний": "Организация в контрреволюционных целях вооруженных восстаний или вторжение на советскую территорию вооруженных отрядов или банд". Однако это преступление относилось к категории опасных государственных преступлений и совершалось с контрреволюционными целями.
Хулиганство, согласно ст. 176, определялось как озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия и каралось принудительными работами или лишением свободы на срок до одного года.
Уголовный кодекс 1926 г. сохранил в целом такие же подходы к классификации Особенной части, как и УК 1922 г. В уточненном наименовании предусматривалась и гл. 8 "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок", в которой первоначально содержалось 14 составов преступлений, в том числе нарушение правил обращения с сильнодействующими ядовитыми веществами (ст. 179), взрывчатыми веществами, снарядами, огнестрельным и холодным оружием, легковоспламеняющимися веществами и предметами и едкими веществами (ст. 182), нарушение правил об установке механических двигателей (ст. 189).
Ряд норм, предусматривающих общеопасные преступления, содержался в гл. 2 "Преступления против порядка управления": массовые беспорядки (ст. 59.2, 59.3), бандитизм (ст. 59.4), хулиганство (ст. 74), неисполнение или нарушение правил производства строительных и горных работ (ст. 108).
Редакции норм о массовых беспорядках и бандитизме, за небольшими уточнениями, практически не изменились по сравнению с Кодексом 1922 г.
С изданием в 1927 г. Положения о преступлениях государственных ответственность за бандитизм (cт. 17) и массовые беспорядки (ст. 16) стала регулироваться этим общесоюзным законом. Впоследствии в Положение и, соответственно, в уголовные кодексы был внесен еще ряд норм: ст. 59 (тайное или открытое похищение огнестрельного оружия, частей к нему и огневых припасов), ст. 59.3б, 59.3в, 59.3г, 75.1, 75.4 (транспортные преступления), ст. 108.1 (нарушение правил безопасности производства).
По-прежнему сохранялось понятие "вооруженные банды" и среди контрреволюционных преступлений: "Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд" (ст. 58.2). Статья 59.2 в редакции Положения 1927 г. состояла из двух частей. В ч. 1 предусматривалась ответственность за: "массовые беспорядки, сопровождающиеся погромами, разрушением железнодорожных путей или иных средств сообщения и связи, убийствами, поджогами и другими подобными действиями". Ответственность, как и по Кодексу 1922 г., дифференцировалась: 1) для организаторов и руководителей массовых беспорядков, а равно всех участников, совершивших указанные выше преступления или оказавших вооруженное сопротивление власти, наказание предусматривалось в виде лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет, с конфискацией всего или части имущества, с повышением при особо отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты - расстрела с конфискацией имущества; 2) в отношении прочих участников - лишение свободы на срок не свыше трех лет. По ч. 2 этой статьи ответственность определялась в виде лишения свободы на срок не свыше одного года за: "массовые беспорядки, не отягченные преступлениями, предусмотренными ч. 1, но сопряженные с явным неповиновением законным требованиям властей или с противодействием исполнению последними возложенных на них обязанностей, или понуждением их к исполнению явно незаконных требований". Таким образом, ответственность за массовые беспорядки устанавливалась уже в одной статье.
Некоторые новые элементы предусматривались и в понятии бандитизма. В соответствии со ст. 59.3 Кодекса в редакции Положения 1927 г. бандитизм определялся несколько иначе: "Бандитизм, то есть организация вооруженных банд или участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщения и связи". Наказывался бандитизм лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет, с повышением при отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты - расстрела, с конфискацией имущества. В уголовно-правовой теории, в отличие от заговора, где речь шла о совершении одного или нескольких определенных преступлений, под шайкой (бандой) понималось объединение, направленное к совершению нескольких конкретно еще не определенных преступлений*(167).
Конструкция ст. 59.3 Кодекса включала только одну часть, и наказание предусматривалось одинаковое как для организаторов и участников банд, так и для пособников бандитизму. Кроме того, из диспозиции статьи было исключено указание на ограбление, а взамен словосочетания "разбойное нападение" оставлено одно понятие - нападение. Такое решение определялось тем, что бандитизм мог совершаться не только с корыстными, но и с иными целями (изнасилование, терроризирование и т.д.). В определении "бандитизм" отсутствовало указание на общественные учреждения как объект нападения. Наконец, особенностью подходов Положения 1927 г. к определению пределов ответственности за массовые беспорядки и за бандитизм было то обстоятельство, что законодатель, в отличие от уголовных кодексов 1922 и 1926 гг., предусматривал возможность изменения санкций при назначении наказания конкретному лицу уже не при смягчающих, а, наоборот, при отягчающих обстоятельствах.
Согласно ст. 74 УК хулиганство определялось как озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу действия. При этом наказание, если оно совершалось в первый раз и до возбуждения уголовного преследования на совершившего указанные действия не было наложено административное взыскание, налагалось в виде лишения свободы на срок до трех месяцев. В ч. 2 этой статьи отмечалось, что если означенные действия заключались в буйстве или бесчинстве, или совершены повторно, или упорно не прекращались, несмотря на предупреждение органов, охраняющих общественный порядок, или же по своему содержанию отличались исключительным цинизмом или дерзостью, то наказание назначалось лишением свободы на срок до двух лет.
До конца 50-х годов законодательные формулировки анализируемых преступлений, за исключением хулиганства, не подвергались каким-либо изменениям, чего нельзя сказать о позициях судебной практики*(168). Редакция ст. 74 УК за этот период изменялась дважды. 10 мая 1935 г. санкция ч. 2 этой статьи была усилена до 5 лет лишения свободы*(169), а 16 августа 1940 г. ч. 1 этой статьи была изложена в новой редакции: "Хулиганские действия на предприятиях, учреждениях и в общественных местах караются тюремным заключением сроком на один год, если эти действия по своему характеру не влекут за собой более тяжкого наказания"*(170).
Следующий этап в развитии законодательства об уголовной ответственности за общеопасные преступления связан с принятием 25 декабря 1958 г. Закона СССР "Об уголовной ответственности за государственные преступления". В разделе "Иные государственные преступления" Закона содержались нормы, которые устанавливали ответственность за такие общеопасные деяния, как бандитизм (ст. 14) и массовые беспорядки (ст. 16). Впоследствии эти нормы текстуально без изменений были восприняты Уголовным кодексом 1960 г.
В ст. 14 Закона (ст. 77 УК 1960 г.) бандитизм определялся как организация вооруженных банд с целью нападения на ими нападениях. Наказание за него предусматривалось в виде лишения свободы на срок от 3 до 15 лет с конфискацией имущества и со нападения вооруженной банды. Кроме того, в Законе отсутствуют указания на остановки поездов и разрушение железнодорожных коснулись и основных признаков бандитизма: понятия банды и ее вооруженности*(171).
В последующие годы (1962, 1982, 1993, 1994) редакция ст. 77 УК изменялась и в конечном итоге бандитизм определялся как: "Организация вооруженных банд с целью нападения на государственные или общественные предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях"*(172). Было исключено указание на ссылку как меру дополнительного наказания.
Массовые беспорядки, согласно ст. 16 Закона (ст. 79 УК 1960 г.), формулировались как организация массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями, а равно непосредственное совершение их участниками указанных выше преступлений или оказание ими вооруженного сопротивления власти. Наказывались массовые беспорядки лишением свободы на срок от 2 до 15 лет. По сравнению с редакцией Положения 1927 г. состав анализируемого преступления был сужен. Во-первых, предусматривался единый состав массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями, и законодатель отказался от дифференцированного подхода к оценке действий различных соучастников, установив единые пределы ответственности. Во-вторых, ответственности прочих участников массовых беспорядков, кроме организаторов и лиц, совершивших погромы, разрушения и т.п., новый уголовный закон не установил.
Представляют интерес тенденции конструирования системы преступлений против общественной безопасности в 40-х и 50-х годах. Так, при подготовке проекта Уголовного кодекса СССР норму о бандитизме, обязательным признаком которого был подрыв советской власти (ст. 79), предполагалось расположить в главе первой "Государственные преступления", в то время как об общеуголовном бандитизме и массовых беспорядках в проекте вообще не упоминалось. В главе одиннадцатой "Преступления против общественной безопасности, народного здравия и общественной нравственности" выделялся разд. 1 "Преступления против общественной безопасности", где располагались следующие нормы: ст. 299 "Хулиганство"; ст. 300 "Вовлечение несовершеннолетних в преступление"; ст. 301 "Изготовление, хранение, покупка и сбыт взрывчатых веществ и огнестрельного оружия"; ст. 302 "Изготовление, хранение, ношение, покупка и сбыт холодного оружия"; ст. 303 "Пересылка недозволенных предметов"; ст. 304 "Нарушение правил производства строительных работ"; ст. 305 "Нарушение правил безопасности горных работ"; ст. 306 "Нарушение производственно-технической дисциплины и правил безопасности во взрывоопасных предприятиях и цехах"; ст. 307 "Нарушение правил пожарной охраны"; ст. 308 "Неосторожное уничтожение или повреждение имущества общеопасным способом"*(173).
В Уголовном кодексе 1960 г., как и в кодексах 1922 и 1926 гг., была выделена специальная гл. 10, в которой наряду с другими деяниями предусматривалась ответственность за отдельные виды преступлений против общественной безопасности. При этом общественная безопасность по-прежнему выступала в качестве составной части объединенного объекта под наименованием "отношения общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения", а не самостоятельного родового объекта охраны. Однако в отличие от предыдущих кодексов в наименовании главы Кодекса 1960 г. общественная безопасность была поставлена уже на первое место. Это свидетельствовало об усилении внимания к проблемам охраны общественной безопасности как наиболее важным из перечисленных в наименовании главы социальных ценностей.
К числу общеопасных преступлений, ответственность за которые устанавливалась в гл. 10 УК 1960 г., относились три группы деяний:
1) преступления, нарушающие общие правила безопасности: ст. 217 "Нарушение правил хранения, использования, учета, перевозки взрывчатых веществ или пиротехнических изделий"; ст. 217.1 "Незаконный провоз воздушным транспортом взрывчатых или легковоспламеняющихся веществ" (введена 10 октября 1973 г.); ст. 218 "Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ"; ст. 218.1 "Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ" (введена 1 июня 1967 г.); ст. 219 "Небрежное хранение огнестрельного оружия"; ст. 219.1 "Незаконное обучение каратэ" (введена 10 ноября 1981 г., исключена 5 декабря 1991 г.), ст. 220 "Незаконная пересылка легковоспламеняющихся или едких веществ";
2) преступления, нарушающие специальные производственные правила безопасности: ст. 214 "Нарушение правил безопасности горных работ"; ст. 215 "Нарушение правил при производстве строительных работ"; ст. 216 "Нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах";
3) транспортные преступления: ст. 211 "Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортными средствами)"; ст. 211.1 "Управление транспортным средством в состоянии опьянения" (введена 19 июня 1968 г., исключена 24 декабря 1992 г.); ст. 211.2 "Выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств" (введена 19 июня 1968 г.); ст. 211.3 "Допуск к управлению транспортными средствами водителей, находящихся в состоянии опьянения" (введена 19 июня 1968 г.); ст. 212 (отменена 19 июня 1968 г.); ст. 212.1 "Угон транспортных средств" (введена 3 июля 1965 г., исключена 1 июля 1994 г.); ст. 213 "Нарушение действующих на транспорте правил"; ст. 213.1 "Самовольная без надобности остановка поезда" (введена 3 июля 1965 г.); ст. 213.2 "Угон воздушного судна" (введена 17 апреля 1973 г.). Кроме того, в данной главе предусматривался и ряд деяний, посягающих на общественный порядок: хулиганство (ст. 206); угроза убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества (ст. 207); приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 208); систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством (ст. 209 - исключена 5 декабря 1991 г.); злостное уклонение от выполнения решения о трудоустройстве и прекращении паразитического существования (ст. 209.1 - введена 25 февраля 1970 г., исключена 7 августа 1975 г.); вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (ст. 210); доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения (ст. 210.1 - введена 30 ноября 1972 г.), вовлечение несовершеннолетних в немедицинское потребление лекарственных и других средств, влекущих одурманивание (ст. 210.2).
Кроме того, в разд. II "Иные государственные преступления" главы первой "Государственные преступления" предусматривалась ответственность за бандитизм (ст. 77); массовые беспорядки (ст. 79); нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 85); повреждение путей сообщения и транспортных средств (ст. 86), повреждение трубопроводов (ст. 86.1 - введена 29 апреля 1993 г.).
Новый импульс уголовно-правовое регулирование охраны общественной безопасности получило в начале 80-х годов, когда процесс внутригосударственного законотворчества был напрямую связан с активизацией процесса развития международного уголовного права. В это время наиболее опасным преступлением, затрагивающим совместные интересы различных государств, становится терроризм, и поэтому к нему прежде всего обращается международное сообщество.
Первые попытки сформулировать понятие "терроризм" предпринимались на международных конференциях по унификации уголовного законодательства - III (Брюссель, 1930 г.) и IV (Париж, 1931 г.). Однако выработано оно было только в 1934 г. на V Мадридской конференции, где терроризм характеризовался как: "Применение какого-либо средства, способного терроризировать население, в целях уничтожения всякой социальной организации"*(174). Женевская конвенция о предупреждении и наказании терроризма, подписанная 20 государствами 16 ноября 1937 г., определяла терроризм как: "Преступные действия, направленные против государства, цель или характер которых состоят в том, чтобы вызвать ужас у определенных лиц или среди населения" (ст. 1).
В послевоенные годы борьба с терроризмом осуществлялась не только в рамках регионального сотрудничества, но и с участием ООН. За 50 послевоенных лет было принято более 10 конвенций, прямо или косвенно затрагивающих различные аспекты борьбы с терроризмом, в том числе Европейская конвенция по борьбе с терроризмом 1977 г.*(175). Одними из последних международно-правовых актов являются Международная конвенция ООН от 15 декабря 1997 г. "О борьбе с бомбовым терроризмом" и Договор о сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом, заключенный 4 июня 1999 г. в Минске.
Следует отметить, что первоначально в соответствующих Конвенциях речь шла о международном терроризме, т.е. о преступлении, выходящем за пределы национальной юрисдикции и затрагивающем интересы нескольких государств. Однако в последующем предпринимаются попытки трактовки терроризма и как общеуголовного, внутреннего преступления. Так, в Европейской конвенции по борьбе с терроризмом 1977 г. в ст. 1 наряду с перечислением таких отдельных форм международного терроризма, как правонарушения, относящиеся к применению Конвенции по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов, подписанной в Гааге 16 декабря 1970 г., правонарушения, относящиеся к применению Конвенции по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанной в Монреале 23 сентября 1971 г., тяжелые правонарушения, заключающиеся в покушении на жизнь, телесную целостность или свободу людей, имеющих право международной защиты, и правонарушения, содержащие захват заложников или незаконное лишение свободы, в п. "д" упоминается о правонарушениях, содержащих использование бомб, гранат, ракет, автоматического огнестрельного оружия, бандеролей или посылок с опасными вложениями, соразмерно с тем, насколько подобное использование представляет опасность для людей, а также о попытках совершения одного из вышеуказанных правонарушений или участии в качестве сообщника лица, которое пытается совершить подобное правонарушение (п. "е"). Кроме того, как терроризм могут рассматриваться и действия, не указанные в ст. 1 Конвенции, но выражающиеся в актах насилия, направленных против жизни, телесной целостности или свободы людей, и тяжелые акты против имущества, когда они создают коллективную опасность для людей (ст. 2).
Поскольку СССР в свое время присоединился к соответствующим международным документам, постольку с некоторым запозданием в Уголовный кодекс 1990 г. Федеральным законом от 1 июня 1994 г. были введены ст. 213.3 и 213.4, которые установили ответственность за терроризм и заведомо ложное сообщение об акте терроризма. В соответствии со ст. 213.3 терроризм определялся как: "Совершение в целях нарушения общественной безопасности либо воздействия на принятие решений органами власти взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий (терроризм)". Квалифицированным видом были: "Те же действия, если они причинили значительный имущественный ущерб, либо привели к наступлению иных тяжких последствий, либо совершены организованной группой". Особо квалифицированным видом признавались: "Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие смерть человека". Наказание за терроризм также устанавливалось различное: по ч. 1 - в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет, по ч. 2 - от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой, а по ч. 3 - от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества. Согласно примечанию к этой статье: "Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным образом способствовало предотвращению акта терроризма".
Захват заложников и угон воздушного судна первоначально рассматривались как конкретные формы проявления терроризма, однако по мере распространенности этих преступлений и международного опыта борьбы с ними международное сообщество посредством принятия различных соглашений стало предоставлять им статус самостоятельных преступлений. 17 декабря 1979 г. Генеральная Ассамблея ООН Резолюцией 34/146 приняла Конвенцию о борьбе с захватом заложников. Согласно ст. 1 этой Конвенции: "Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждения или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое как заложник) для того, чтобы заставить третью сторону, а именно, государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц, совершить либо воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложников, совершает преступление, именуемое захватом заложников по смыслу настоящей Конвенции".
Советский Союз присоединился к названной Конвенции в 1987 г. и сразу же после этого Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1987 г. Уголовный кодекс был дополнен ст. 126.1, установившей ответственность за захват заложников. Однако первоначальная редакция ст. 126.1 имела примечание, в соответствии с которым действие этой статьи "не распространяется на случаи совершения такого преступления на территории СССР, когда лицо, захватившее или удерживающее заложника, находится на территории СССР и это лицо, а также заложник являются гражданами СССР". Наличие подобной оговорки, во-первых, нарушало принцип равной уголовно-правовой защиты иностранцев и граждан СССР, поскольку при захвате заложника-иностранца ответственность наступала по ст. 126.1 УК, а захват заложника-гражданина СССР рассматривался как незаконное лишение свободы. Между тем, санкции за совершение этих преступлений существенно разнились. По ст. 126.1 максимум наказания составлял 15 лет лишения свободы, а по ст. 126.3 - 3 года лишения свободы. Во-вторых, данная оговорка практически парализовала применение ст. 126.1 УК, поскольку обычно при захвате заложников на территории СССР в качестве и заложников, и виновных лиц выступали граждане СССР. И только Законом РФ от 18 февраля 1993 г. примечание к ст. 126.1 было исключено из Кодекса. С этого времени данная норма стала применяться в полном объеме.
Борьба с угоном воздушных судов регламентировалась уже указанными Конвенциями по борьбе с терроризмом, а также специальными соглашениями. Первым таким соглашением была Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершенных на борту воздушного судна, 1963 г. Однако в Конвенции деяния рассматривались в общей форме и не давался их перечень, поэтому она не получила широкого одобрения. Затем последовала Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г., которая в 1971 г. была дополнена новым международным соглашением - Монреальской конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 г.
Советский Союз был в числе государств, подписавших эти Конвенции. В соответствии с международными обязательствами Президиум Верховного Совета СССР 3 января 1973 г. издал Указ "Об уголовной ответственности за угон воздушного судна", на основании которого Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 апреля 1973 г. в Уголовный кодекс 1960 г. была введена ст. 213.2, установившая ответственность за угон воздушного судна. Согласно этой статье угон воздушного судна, находящегося на земле или в полете, наказывался лишением свободы на срок от трех до десяти лет. Угон воздушного судна, находящегося на земле или в полете, или захват такого судна с целью угона, совершенные с применением насилия или угроз либо повлекшие аварию воздушного судна или иные тяжкие последствия, наказывался лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой. Особо квалифицированный вид - действия, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они повлекли гибель людей или причинение тяжких телесных повреждений, - наказывался лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества.
23 октября 1990 г. Верховный Совет СССР принял Закон "Об уголовной ответственности за блокирование транспортных коммуникаций и иные незаконные действия, посягающие на нормальную и безопасную работу транспорта". Вопреки установленной до этого практике данный Закон не был ратифицирован Верховным Советом РСФСР и, соответственно, не был включен в Уголовный кодекс. Однако в соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" на территории Российской Федерации до принятия соответствующих законодательных актов РФ нормы бывшего Союза ССР применялись в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и указанному Соглашению. Закон СССР в части угона воздушного судна противоречил ст. 213.2 УК, поэтому он не мог применяться к случаям угона воздушного судна. В остальном данный Закон мог применяться на территории Российской Федерации.
В соответствии с ч. 3 Закона СССР от 23 октября 1990 г. ответственность наступала за угон или захват железнодорожного подвижного состава, воздушного, морского или речного судна, а равно захват вокзала, аэродрома, порта или иного транспортного предприятия, учреждения, организации, а грузов без цели их хищения. Квалифицированными видами этого преступления были совершение названных действий по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия или угроз его применения, либо повлекшие аварию транспортного средства или иные тяжкие последствия. Особо квалифицированными видами являлись наступление в результате соответствующих действий гибели одного или более лиц или причинение тяжких телесных повреждений. Однако на практике данный Закон не применялся.
Последним из преступлений, посягающих на общую безопасность, получившим законодательное закрепление, был состав организации незаконных вооруженных формирований. Норма об этом преступлении (ст. 77.2) была введена Федеральным законом от 28 апреля 1995 г. Согласно данной статье организация вооруженных объединений, отрядов, дружин и других вооруженных формирований, не предусмотренных федеральными законами, а равно участие в таких формированиях наказывались лишением свободы на срок до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой. Умышленные действия, совершенные в составе незаконных вооруженных формирований, если они сопряжены с массовым насилием над людьми или причинением иных тяжких последствий, наказывались лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой. Особо квалифицированный вид - умышленные действия, совершенные в составе незаконных вооруженных формирований, если они повлекли гибель людей, наказывались лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества. В примечании к ст. 77.2 указывалось, что лицо, добровольно вышедшее из незаконного вооруженного формирования и сдавшее оружие органам власти, освобождалось от уголовной ответственности. В этом случае лицо подлежало ответственности лишь за деяния, содержащие состав иного преступления.

_ 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности

Теppоpизм (ст. 205 УК). Как отмечается в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в ред. Указа от 10 января 2000 г. N 24): "Во многих странах, в том числе в Российской Федерации, резко обострилась проблема терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире, что обусловливает необходимость объединения усилий всего международного сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации"*(176).
Высокая степень общественной опасности терроризма обусловливается тем, что он выполняет социально-деструктивную функцию, связан с культом насилия, порождает в обществе атмосферу страха и беспокойства. Терроризм имеет тенденцию к росту в переходные периоды и этапы жизни общества, когда в нем создается определенная напряженная эмоциональная атмосфера, а неустойчивость характеризует базовые отношения и социальные связи. Такое состояние является благодатной почвой для взращивания насилия и агрессивности в обществе, которые нередко становятся самодовлеющими ценностями. Все это приводит к тому, что та или иная экономическая, этническая, социальная, религиозная или другая группа пытается навязать свою волю обществу, используя в качестве инструмента реализации своих устремлений насилие. В современных условиях опасность терроризма возрастает не только вследствие его более значительной распространенности, но и потому, что человечество получило доступ к оружию массового поражения: ядерному, химическому, биологическому, лазерному и др., обладающему огромной разрушительной силой. Поэтому международное сообщество принимает меры по выработке эффективных мер противодействия названной социальной болезни ХХ в., в том числе в виде заключения международных документов. В этом смысле терроризм относится к числу конвенционных преступлений. Советский Союз и впоследствии Россия как его правопреемница также являются участниками международных соглашений, поэтому в Уголовном кодексе РФ и предусматривается соответствующая норма.
Анализ терроризма как сложного и многомерного явления возможен с правовых позиций и в социальном аспекте. В социальном смысле терроризм выражает различные оттенки конфликтных ситуаций, которые проявляются в социальной жизни (политические, религиозные, националистические, общеуголовные и т.д.). В связи с таким мотивационным многообразием формы терроризма достаточно разнообразны как в содержательной характеристике, так и в объеме распространения. Однако, с точки зрения уголовно-правовой характеристики, терроризм должен иметь определенный характер и четкие границы. Это обусловлено формализованностью права и необходимостью установления достаточных оснований для привлечения к уголовной ответственности. Как известно, в уголовном праве таким основанием выступает совокупность признаков состава преступления, которая однозначно и недвусмысленно должна характеризовать конкретное общественно опасное явление как преступление. Однако юридическому оформлению понятия "терроризм" в современных условиях препятствуют как минимум два обстоятельства: во-первых, крайняя политизированность оценок терроризма и, во-вторых, стремление придать такому определению всеобъемлющий характер. Оба эти обстоятельства отчетливо прослеживаются начиная с резолюции IV Конференции по унификации уголовного законодательства (Париж, 1931 г.)*(177).
Рассматривая вопрос о правовых элементах понятия "терроризм", следует иметь в виду, что, с точки зрения его регламентации, в уголовном законе любой терроризм носит уголовно-правовой характер*(178). Вместе с тем при криминализации того или иного общественно опасного деяния законодатель исходит из необходимости обеспечения охраны от преступных посягательств определенной группы общественных отношений, а не абстрактных интересов. Признаки конкретного преступления формулируются в нормах Уголовного кодекса прежде всего с учетом характера и круга охраняемых отношений. Поэтому в зависимости от особенностей конкретного деяния (его направленности, способа совершения, характера возможного вреда и т.д.) объективно неизбежны различия в законодательном наборе признаков тех или иных даже однородных преступлений. Так, в Уголовном кодексе РФ можно выделить три группы преступлений, объективные или субъективные элементы которых в достаточно сильной степени выражают элементы терроризма: а) ст. 205 и 207; б) ст. 277 и 281; в) п. "б" и "е" ч. 2 ст. 105, ст. 295 и 317.
Каждая из этих групп характеризуется специфическими признаками. Функциональное назначение криминализации третьей группы преступлений связано с охраной жизни либо конкретных лиц (ст. 295 и 317), либо безымянной, но индивидуально определенной личности (п. "б" ч. 2 ст. 105). Вторая группа преступлений характеризуется особой направленностью деяний и спецификой субъективной стороны. Эти деяния направлены на подрыв конституционного строя и безопасности государства как важнейших, основополагающих элементов организации общества. Причинение конкретного вреда потерпевшим при таком виде террористического акта является способом подрыва конституционного строя и безопасности государства, а не самоцелью. Следовательно, обеспечивая охрану конституционного строя, законодатель одновременно обеспечивает и охрану жизни лиц, которые могут быть потерпевшими от такого рода преступлений. К тому же в диверсии при описании законодателем способа преступления упор сделан не столько на причинении вреда людям, сколько на уничтожении и повреждении имущественных объектов.
Наконец, первая группа преступлений характеризуется направленностью на причинение физического вреда неопределенно широкому кругу лиц, и общеопасный способ связан прежде всего с причинением вреда личности, а уже во вторую очередь - с уничтожением или повреждением материальных объектов. К тому же причинение вреда материальным объектам по своей сути является не чем иным, как формой психологического давления на людей, способом их устрашения. Адресуется это не отдельной, конкретной личности, а обществу в целом. Таким образом, именно данная группа преступлений представляет угрозу для безопасности общества: приводит к многочисленным человеческим жертвам, крупному материальному ущербу, дестабилизирует обстановку в государстве, формирует негативную морально-психологическую атмосферу, порождает панические настроения, чувство страха граждан за свою жизнь. Поэтому, согласно Декларации ООН от 9 декабря 1994 г. "О мерах по ликвидации международного терроризма": "Преступные акты, направленные или рассчитанные на создание обстановки террора среди широкой общественности, группы лиц или конкретных лиц в политических целях, ни при каких обстоятельствах не могут быть оправданы, какими бы ни были соображения политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или любого другого характера, которые могут приводиться в их оправдание".
Правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в России определяются не только ратифицированными международными документами, но также и Законом о борьбе с терроризмом. Согласно ст. 3 Федерального закона от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом"*(179) под терроризмом понимается: "Насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений". К преступлениям террористического характера в данной статье отнесены преступления, предусмотренные ст. 205-208, 277 и 360 УК РФ. Как видно, данное определение строится по методу перечисления конкретных деяний, в которых терроризм может выражаться, что вряд ли следует признать удачным. Более того, по мысли законодателя преступлениями террористического характера могут быть признаны и другие преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, если они совершены в террористических целях. Ответственность за совершение таких преступлений наступает в соответствии с Уголовным кодексом РФ. Таким образом, практически любое преступление (убийство, уничтожение имущества, разбой и т.д.) может быть сочтено террористическим, что не только безгранично расширяет пределы данного понятия, но и делает невозможным построение какой-либо системы противодействия терроризму.
Закрепление в уголовном законе различных форм проявления терроризма обусловлено стремлением законодателя обеспечить охрану основных конституционных объектов - личности, общества, государства. Поскольку безопасность общества, как подчеркивалось ранее, является самостоятельной социальной ценностью, постольку внесение в разд. IХ УК "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" ст. 205 и 207 логично и обосновано*(180).
Основной сущностной характеристикой терроризма является устрашение террором, насилием, запугивание чем-нибудь, поддержание состояния постоянного страха*(181). Заслуживает внимания высказанная в литературе точка зрения, согласно которой к признакам терроризма относятся также порождение общей опасности, возникающей в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми, публичный характер исполнения и цель - прямое или косвенное воздействие на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов*(182). Таким образом, под терроризмом в широком смысле слова следует понимать применение насилия со стороны отдельных лиц или групп людей по устрашению населения либо отдельных специальных лиц, созданию социально-психологической атмосферы страха в целях оказания воздействия на принятие решений, выгодных для террористов. Терроризм в узком смысле слова в каждом конкретном случае определяется в вышеуказанных статьях Уголовного кодекса.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
С объективной стороны терроризм, предусмотренный ст. 205 УК, совершается только в виде действий, выраженных в двух альтернативных формах: а) в совершении взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, и б) в угрозе совершения указанных действий.
Способы совершения данного преступления в законе исчерпывающе не определяются. Законодатель указывает на такие наиболее типичные способы, как взрыв и поджог, а далее дает обобщенную характеристику - совершение иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Таким образом, законодатель, с одной стороны, подчеркивает основное характерное свойство этих действий - их общеопасный характер, а с другой - указывает на обязательное свойство взрыва, поджога или иных подобных действий - их реальную способность повлечь указанные в законе последствия. Реальность опасности наступления этих последствий устанавливается с учетом конкретных обстоятельств преступления, и оценка ее зависит от времени, места, способа совершения общеопасных действий и ряда других факторов.
Взрыв - сопровождающееся сильным звуком воспламенение чего-нибудь вследствие мгновенного химического разложения вещества и образования сильно нагретых газов*(183). Поджог - намеренное, с преступным умыслом вызывание пожара где-нибудь*(184), имеет в своей первооснове пожар, т.е. неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства*(185). Иные действия - это различные по характеру действия, способные повлечь за собой такие же последствия, как и при взрыве или поджоге: использование радиоактивных, ядовитых и сильнодействующих веществ, производство массовых отравлений, распространение эпидемий и эпизоотий, устройство аварий и катастроф, вывод из строя жизнеобеспечивающих объектов, нарушение технологических либо производственных процессов, блокирование транспортных коммуникаций и т.п.*(186) Анализ судебной практики показывает, что подавляющее большинство актов терроризма совершается путем взрывов.
Угроза совершения указанных действий является новой формой терроризма. Необходимость включения этой формы деяния в Уголовный кодекс 1996 г. обусловлена необходимостью, во-первых, криминализации случаев совершения "предупреждающих" взрывов, поджогов и иных подобных действий, в результате которых не создается опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, но которые, по мысли виновных лиц, предназначены продемонстрировать реальность их намерений; во-вторых, усиления ответственности за терроризм путем переноса момента окончания преступления с фактически совершенных действий на более ранний - высказывание соответствующей угрозы.
Под угрозой совершения указанных в ч. 1 ст. 205 УК действий следует понимать психическое воздействие на людей в форме высказывания намерения учинить взрыв, поджог или иные подобные действия в определенных целях. Однако угроза в соответствии с принятым в уголовном праве подходом включает в себя не только высказанное намерение учинить акт терроризма, но и совершение действий, свидетельствующих о серьезности и реальности такого намерения, например, приобретение взрывчатых, биологически опасных, радиоактивных веществ или оружия, совершение "предупреждающих" взрывов и поджогов, выполнение подготовительных действий к отключению жизнеобеспечивающих объектов либо к нарушению технологических процессов, блокированию транспортных коммуникаций и т.п. Именно реальность намерения, объективизировавшаяся в конкретных действиях, отличает угрозу от высказывания в форме обнаружения умысла и придает ей уголовно-правовой характер*(187).
В качестве возможных последствий ч. 1 ст. 205 УК указывает на угрозу наступления гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или иных общественно опасных последствий. В соответствии с точным смыслом Закона опасность гибели людей означает причинение смерти на менее чем двум лицам, хотя, по нашему мнению, более правильным было бы указание на возможность гибели человека. Поэтому реальная возможность наступления смерти одного лица должна рассматриваться как один из видов угрозы наступления иных общественно опасных последствий. Имущественный ущерб признается значительным с учетом конкретных обстоятельств дела.
Иные общественно опасные последствия - это сопоставимые, pавнопоpядковые со значительным имущественным ущеpбом и гибелью людей последствия (пpичинение лицу смерти, тяжкого или сpедней тяжести вpеда здоpовью, сеpьезное наpушение деятельности пpедпpиятий и учpеждений, оpганов власти и упpавления, транспорта, заражение местности, распространение эпидемий и т.д.). Поскольку пpи теppоpизме способ совеpшения пpеступления носит общеопасный хаpактеp, постольку pеальное пpичинение легкого вpеда здоpовью, незначительного имущественного ущеpба и иных подобных последствий, не охватываемых понятием "иные общественно опасные последствия", следует рассматривать как элемент "создания опасности гибели людей, пpичинения значительного имущественного ущеpба либо наступления иных общественно опасных последствий".
Теppоpизм считается оконченным пpеступлением с момента совершения взрыва, поджога или иных подобных действий либо с момента создания угрозы совершения указанных действий. Фактическое причинение физического вреда, имущественного ущерба и т.д. выходит за пределы основного состава терроризма и либо образует признаки квалифицированных видов терроризма (ч. 3), либо квалифицируется по совокупности ст. 205 и соответствующих статей Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за эти деяния (например, ст. 105). Угроза наступления последствий есть объективные изменения в окружающем мире, и поэтому они являются не чем иным, как последствиями совершенных действий. Можно сказать, что по законодательной конструкции терроризм относится к числу формально-материальных составов преступлений.
Субъективная сторона терроризма характеризуется только умышленной формой вины в виде прямого умысла. Виновное лицо сознает, что, совершая указанные в законе действия, создает опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, и желает действовать таким образом. О целенаправленном характере совершаемых действий свидетельствует и указание в законе на специальные цели: нарушение общественной безопасности, устрашение населения либо оказание воздействия на принятие решений органами власти.
Нарушение общественной безопасности, как желаемый для виновных результат их действий, выражается в разрушении в конкретном населенном пункте, районе, регионе и обществе в целом сложившегося микроклимата, с которым граждане связывают свое спокойное существование, в изменении баланса психологического равновесия и устойчивости в пользу насильственных методов разрешения социальных конфликтов, дестабилизации положения.

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>