<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Устрашение населения сопряжено с созданием новой социально-психологической атмосфеpы общественного беспокойства, когда основной психологической доминантой становится страх, неувеpенность граждан в безопасности своей жизни и здоровья, защищенности прав и свобод, неверие в эффективную работу правоохранительных органов.
Оказание воздействия на принятие решений оpганами власти выражается в побуждении, подталкивании соответствующих субъектов к совеpшению действий, нужных и выгодных для террористов, ради которых они применяют столь изощренные способы, в создании такой ситуации, когда органы власти вынуждены принимать незаконные решения ради обеспечения безопасности граждан и общества. Поэтому акты терроризма совершаются в местах возможного массового скопления людей, нахождения значимого имущества (на транспорте, в служебных помещениях, зданиях, где проводятся публичные мероприятия, при массовых сборах людей и т.п.). Конкретные решения органов власти могут быть различными: предоставление независимости или автономии определенной территории, освобождение заключенных, имущественное обогащение и т.п. Следует отметить и необоснованно "зауженный" характер законодательной формулировки данной цели. В качестве субъекта воздействия законодатель указал лишь на органы власти, однако давление может оказываться и на других субъектов: иностранные государства и международные организации (например, при международном терроризме), физических или юридических лиц, должностных лиц.
Законодатель указал на три вышеизложенные цели как равнопорядковые. Однако нам представляется, что нарушение общественной безопасности и устрашение населения - это промежуточные цели, больше характеризующие суть терроризма, нежели его конечный результат. Нарушение общественной безопасности и устрашение населения не являются тем конечным результатом, к которому стремятся террористы. Создавая соответствующую социально-психологическую атмосферу, террористы используют данное состояние как фактор давления на органы власти, принуждая их к нужному поведению или принятию нужных решений. Поэтому реализация целей нарушения общественной безопасности и устрашения населения по своей сути есть способ достижения генеральной цели действий террористов - оказание воздействия на принятие решений органами власти*(188). Процессуальные сложности установления и доказывания цели оказания воздействия на принятие решений органами власти не должны препятствовать точности формулирования признаков состава терроризма.
В отличие от цели, мотивы, которыми руководствуются виновные лица, не являются конститутивными признаками терроризма и на квалификацию содеянного не влияют. Однако их установление имеет важное значение, поскольку, во-первых, их уголовно-правовое значение связано с влиянием на назначение наказания. В соответствии со ст. 61 и 63 УК они могут быть признаны либо смягчающими, либо отягчающими обстоятельствами и при наличии условий, указанных в ст. 62 УК, могут существенно повлиять на срок или размер наказания. Во-вторых, установление истинных мотивов позволяет определить психологические корни терроризма, что очень важно как для понимания сущности преступления, так и для выработки мер превентивного характера. По своей мотивационной характеристике терроризм может подразделяться на политический, националистический, религиозный, корыстный и т.п.
Субъект анализируемого преступления - вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Однако в современной практике террорист-одиночка встречается чрезвычайно редко. Как правило, такие акции под силу лишь объединенным усилиям группы лиц. В ч. 2 ст. 205 УК в качестве квалифицированного вида терроризма предусмотрено его совершение группой лиц по предварительному сговору. Следовательно, субъектный состав ч. 1 этой статьи ограничен и может выражаться либо в индивидуально действующем лице, либо в группе лиц без предварительного сговора, когда все участники выступают в качестве исполнителей (ч. 1 ст. 35 УК).
Квалифицированными видами терроризма, предусмотренными ч. 2 ст. 205 УК, являются совершение деяния группой лиц по предварительному сговору, неоднократно и с применением огнестрельного оружия.
Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч. 2 ст. 205 УК) является более опасным видом преступления, поскольку выполняется в соучастии. В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соглашение между соучастниками на совершение терроризма должно состояться до начала взрыва, поджога и иных действий. При этом совершение преступления по предварительному сговору группой лиц может рассматриваться как квалифицированный вид только в тех случаях, когда соучастники действуют как соисполнители. Если же в группе выделяются организаторы, пособники и подстрекатели, не принимавшие непосредственного участия в актах терроризма, содеянное требует дополнительной ссылки на ст. 33 УК.
Терроризм признается неоднократным (п. "б" ч. 2 ст. 205 УК) в тех случаях, когда ранее лицо совершило акт терроризма. Обязательным условием признания неоднократности терроризма является юридическое наличие первого преступления, т.е. лицо не освобождено в установленном законом порядке от уголовной ответственности, а судимость за ранее совершенное преступление не погашена и не снята.
Под применением огнестрельного оружия (п. "в" ч. 2 ст. 205 УК) следует понимать использование в процессе акта терроризма специальных предметов, предназначенных для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда (винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья и т.д.), для причинения физического вреда потеpпевшим, разрушения различных объектов либо в качестве средства психологического давления, устрашения потерпевших, когда создается pеальная возможность наступления таких последствий. Не относятся к огнестрельному оружию газовые, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы. Если же они приспосабливаются для поражения живой цели, то приобретают статус оружия.
Особо квалифицированными видами терроризма, предусмотренными ч. 3 ст. 205 УК, являются совершение преступления организованной группой, причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий или сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения.
Совершение терроризма организованной группой является особо опасным видом преступления в силу того, что совершается устойчивой группой лиц, предварительно объединившихся для акта терроризма. При этом вне зависимости от того, какую роль выполняло лицо, действия всех участников организованной группы квалифицируются только по ч. 3 ст. 205 УК.
По Уголовному кодексу 1996 г. причинение тяжкого последствия в виде смерти человека может иметь место лишь по неосторожности. Это вытекает из требований ч. 2 ст. 24 УК, в соответствии с которой деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, специально предусмотренном соответствующей статьей Особенной части Кодекса. Вместе с тем сказанное не означает, что при терроризме невозможно умышленное причинение смерти, но в таких случаях содеянное требует дополнительной квалификации по ст. 105 УК. Необходимость такой квалификации вытекает из законодательного установления равноценности личности и общества как объектов уголовно-правовой охраны.
Понятие "иные тяжкие последствия" как особо квалифициpованный вид преступлений против общей безопасности в законодательстве не pаскpывается, и поэтому должно толковаться пpавопpименителем в каждом конкpетном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела. К тяжким последствиям следует относить причинение двум или более лицам средней тяжести вреда здоровью или тяжкого вреда здоровью одному лицу, причинение крупного материального ущерба, длительные остановки работы транспорта, сеpьезное наpушение деятельности пpедпpиятий и оpганизаций, химическое или радиоактивное заражение окружающей среды, распространение эпидемий, обостpение межнациональных отношений и т.п.
Федеральным законом от 9 февраля 1999 г. особо квалифицированный вид терроризма был дополнен таким признаком, как его сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения. Общественная опасность данного вида терроризма обусловлена особыми свойствами предмета посягательства либо используемых средств совершения преступления. В обоих случаях речь идет о разрушительных свойствах физических источников, способных в считанные мгновения причинять тяжкий вред на значительной территории и большому количеству людей. К объектам атомной энергии относятся: сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства; сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами, критическими и подкритическими ядерными стендами; сооружения, комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях; другие содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортирования ядерного топлива и ядерных материалов; места нахождения комплексов, установок, аппаратов, оборудования и изделий, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение; стационарные объекты и сооружения, предназначенные для хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранения или захоронения радиоактивных отходов. Ядерные материалы представляют собой материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества. Радиоактивные вещества - это вещества, испускающие ионизирующее излучение. К источникам радиоактивного излучения относятся комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение*(189) (см. раздел Курса к ст. 220 УК).
В формировании системы противодействия терроризму важно использовать все возможные средства правового воздействия, отражающие позитивный потенциал права. В связи с этим важное предупредительное значение имеет примечание к ст. 205 УК, дающее возможность лицу добровольно отказаться от совершения акта терроризма без боязни быть привлеченным к уголовной ответственности, а соответствующим правоохранительным органам реализовывать данное право в рамках уголовного закона. Примечание к ст. 205 УК распространяется на индивидуально действующее лицо и на лицо, состоящее в группе*(190). Индивидуально действующее лицо освобождается от ответственности при совершении преступления в случаях как пассивной (непродолжение подготовки акта), так и активной формы отказа (устранение последствий своих действий по подготовке, сообщение о намечающемся акте соответствующим органам и т.д.). При групповой подготовке акта теppоpизма отказ одного из соучастников (кроме исполнителя) происходит только в активной форме.
Согласно закону освобождение лица от уголовной ответственности возможно при двух условиях: а) своевременном предупреждении органов власти или ином способствовании предотвращению осуществления акта терроризма; б) отсутствии в действиях лица иного состава преступления. Своевременным следует считать такое предупреждение органов власти, которое предоставляет им реальную возможность предотвратить акт терроризма. Органы власти - это любые государственные и общественные органы, имеющие отношение к борьбе с преступностью, к обеспечению общественной безопасности и предотвращению чрезвычайных происшествий. Иное способствование может выражаться в выполнении виновным любых действий с целью недопущения акта терроризма (изъятие или разрядка взрывного устройства, увод людей с места совершения преступления или предупреждение их о возможном взрыве, поджоге и т.п.).
Принципиальное значение имеет решение вопроса о правовых последствиях добросовестной, но неудачной попытки предотвращения акта терроризма. Мы полагаем, что если лицо совершило все необходимые в данной обстановке действия, но по причинам, от него не зависящим (недостаточная квалификация саперов или их отсутствие на момент разминирования, неблагоприятные погодные условия и т.п.), предотвратить акт терроризма не удалось, на данное лицо должно распространяться действие примечания к ст. 205 УК. При наличии в действиях лица состава иного преступления, например, хищение взрывчатых веществ, лицо освобождается от ответственности по ст. 205 УК, но подлежит наказанию по ст. 226 УК.
Терроризм, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 205 УК, имеет объективные и субъективные признаки, сближающие его со смежными составами преступлений (ст. 277, 281, 105, 317 УК и др.). Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и диверсия направлены на подрыв конституционного строя и безопасности государства, что выражается в иных, нежели при терроризме, характере и содержании целей. Если при терроризме совершение взрывов, поджогов и иных действий сопряжено с устрашением населения в широком смысле этого слова, то в государственных преступлениях, причиняя смерть или вред здоровью, виновное лицо ставит перед собой задачу иного содержания - причинить вред государству как форме организации общества. При диверсии к тому же главное не столько причинить физический вред, сколько материальный и организационный.
От посягательств на личность, собственность, порядок управления и т.п. анализируемое преступление отличается тем, что причинение вреда названным объектам является способом совершения терроризма и воспринимается виновным как промежуточный, но необходимый этап в достижении конечной цели, преследуемой им. Применение общеопасного способа обусловлено не столько стремлением причинить вред как можно большему кругу охраняемых интересов, сколько желанием лица добиться максимальной эффективности своего деяния. При убийстве общеопасным способом потерпевшие индивидуально определены и виновные желают причинить смерть именно этим лицам, а при уничтожении или повреждении имущества - уничтожить или повредить именно это, но не другое имущество. При терроризме собственно личность потерпевшего или характер и принадлежность имущества не интересуют преступника, ему важно путем нарушения общественной безопасности, устрашения населения вынудить органы власти к совершению или, наоборот, несовершению нужного для виновного действия. Если террористические акты совершаются бандой, то содеянное подлежит дополнительной квалификации по ст. 209 УК.
Захват заложника (ст. 206 УК). Уголовное законодательство нашего государства норму о захвате заложника восприняло из международного права, в соответствии с которым оно классифицировалось как преступление международного характера*(191).
В международной практике случаи захвата заложников встречались еще в древние времена. Во второй половине ХХ в. это явление получило распространение в деятельности различных террористических групп Германии, Италии, Франции, Испании, в том числе, когда граждане одних государств захватывали граждан других государств. В нашей стране во второй половине 90-х гг. всплески этого преступления отмечаются в местах лишения свободы и районах Северного Кавказа. В современной практике захват заложников сопровождается требованиями не только политическими, но и нередко материального характера (вымогательство имущества, денег).
Учитывая характер и степень общественной опасности захвата заложника, законодатель относит его к числу тяжких преступлений, а при квалифицирующих обстоятельствах - к особо тяжким. Это преступление нарушает общественную безопасность, ставит под угрозу жизнь и здоровье нередко значительного числа лиц, ограничивает личную свободу и нарушает безопасность и неприкосновенность человека, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека и Международном пакте о гражданских и политических правах и гарантированные ст. 22 Конституции РФ. Относясь к числу транснациональных, конвенционных преступлений, захват заложника может также причинять вред деятельности России в сфере межгосударственных отношений.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
Новая редакция статьи об ответственности за захват заложника подверглась существенным изменениям по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Прежде всего это касается определения круга потерпевших. В ст. 206 УК 1996 г. законодатель говорит не о заложниках, а об одном заложнике, что следует признать более точным с точки зрения как юридической техники, так и сущности самого преступления. Буквальное толкование данной нормы в Уголовном кодексе 1960 г. ограничивало захват только случаями, когда потерпевшими были два и более лица. Новая редакция нормы о захвате данный пробел устранила и позволяет привлекать к ответственности виновных лиц вне зависимости от того, какое число лиц было захвачено. Потерпевшим от данного преступления может быть любое лицо: гражданин России, иностранец, лицо без гражданства, взрослый, несовершеннолетний, малолетний, должностное лицо, лицо, не обладающее соответствующими полномочиями, и др. Реально потерпевшими могут быть не только собственно заложники, но и их родные и близкие, лица, случайно оказавшиеся в месте и во время совершения преступления, а также другие лица. Чаще всего в качестве заложников оказываются родственники осужденных и сотрудники учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, пассажиры различных видов транспорта и т.д. Так, четверо осужденных, находящихся в следственном изоляторе МВД Бурятии, в целях избежания отбывания наказания захватили работницу следственного изолятора и под угрозой расправы над ней потребовали от администрации изолятора предоставить им автомашину с полным баком бензина и выпустить из изолятора. Во время посадки в автомобиль заложница была освобождена, а трое преступников ранены.
Объективная сторона захвата заложника определяется в диспозиции ст. 206 УК в форме активных действий - захвата или удержания лица в качестве заложника. Следовательно, основное свойство данного преступления выражается в характеристике понятий "захват" или "удержание". В связи с этим принципиальным является определение их содержания. В редакции УК 1960 г. объективная сторона захвата определялась как захват или удержание лица в качестве заложника, соединенных с угрозой убийством, причинением телесных повреждений или дальнейшим удержанием этого лица. Выделение в качестве обязательного самостоятельного элемента наряду с захватом или удержанием также и психического насилия дало основание некоторым исследователям для широкого толкования понятий "захват" или "удержание". В частности, под захватом заложника они понимают совершенное открыто, тайно, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового противоправное ограничение хотя бы одного человека свободы с последующим открытым сообщением об этом и выдвижением условий освобождения захваченного (ультимативность)*(192). Некоторые авторы полагают, что захват сопряжен с неправомерным физическим ограничением свободы человека, но одновременно допускают его осуществление тайно или открыто, без насилия или с насилием не опасным (ч. 1 ст. 206 УК) либо опасным (ч. 2 ст. 206 УК) для жизни или здоровья*(193).
Указанные авторы допускают возможность тайных или даже обманных действий только при захвате заложника, но применительно к его удержанию прямо говорят о насильственном характере соответствующих действий. Однако большинство авторов относят захват к насильственным действиям*(194).
По нашему мнению, определяя характер захвата и удержания, необходимо учитывать три обстоятельства. Во-первых, этимологическое происхождение и смысловую нагрузку этих слов. В русском языке слово "захват (захватить)" означает "силой овладеть кем - чем-нибудь", а "удержание (удержать)" - "сдержав, остановить или заставить остаться"*(195).
В таком смысле неотъемлемостью захвата и удержания является их насильственный характер. Во-вторых, связь объекта и объективной стороны преступления. Это преступление не против свободы личности, а против общественной безопасности, для которого характерны угроза причинения вреда или причинение вреда неопределенно широкому кругу лиц. Это становится возможным, как ранее отмечалось в параграфе 1 данной главы, благодаря именно общеопасному способу совершения преступления - применению насилия. В-третьих, термин "захват" используется не только при характеристике состава захвата заложника, но и в ст. 211 УК, относительно которого имеется разъяснение в международных документах (см. соответствующий раздел Курса).
Следовательно, в уголовно-правовом смысле под захватом следует понимать незаконное насильственное ограничение свободы передвижения человека, а под удержанием - незаконное насильственное воспрепятствование в оставлении лицом определенного места нахождения. Указанный подход не исключает возможности ограничения физической свободы на первоначальном этапе тайно, без применения насилия или путем обмана. Однако для признания содеянного захватом заложника необходимо, чтобы состоялся сам захват или удержание. О захвате можно говорить лишь тогда, когда заложник, окружающие лица осознают факт незаконного ограничения свободы передвижения либо воспрепятствования в таком передвижении и вынуждены подчиниться виновным под влиянием применения насилия или угрозы его применения. Захват чаще всего сопряжен с перемещением заложника в другое место, а для удержания характерно оставление заложника там, где он находился до начала соответствующих неправомерных действий. Захват может сопровождаться последующим удержанием потерпевшего, но может быть и без него. В свою очередь, удержание как самостоятельный альтернативный элемент деяния не обязательно должен быть следствием захвата. Преступление может начинаться с удержания лица в определенном месте. Именно поэтому, описывая объективную сторону преступления, законодатель использует разъединительный союз "или".
Новеллой по сравнению с Уголовным кодексом 1960 г. является также то обстоятельство, что при совершении простого захвата возможно применение как психического, так и физического насилия. Однако пределы такого насилия ограничены, и оно не может выходить за пределы насилия, не опасного для жизни или здоровья. Такой вывод следует из сопоставительного анализа простого и квалифицированного вида этого преступления, где применение насилия, опасного для жизни или здоровья, является одним из обстоятельств, влияющих на квалификацию и назначение наказания. Понятие "насилие, не опасное для жизни и здоровья", используется в качестве обязательного признака в ряде составов преступлений, например при описании состава грабежа.
В судебной практике под таким насилием понимаются побои, повреждения, не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК, или другие действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо ограничением его свободы. Психическое насилие - это угроза применения любого по характеру насилия. Уголовный кодекс 1960 г. ограничивал пределы психического насилия лишь угрозой убийством, причинением телесных повреждений или дальнейшим удержанием заложника. В Уголовном кодексе 1996 г. характер угрозы вообще не определяется. Важно не столько то, каким насилием угрожает виновный, а то, насколько может данная угроза повлиять на потерпевшего или иных лиц. Поэтому психическое насилие при захвате заложника может выражаться в угрозе не только причинения вреда здоровью или смерти, изнасилования или совершения мучительных действий, не повлекших причинение вреда здоровью, но и уничтожения или повреждения имущества, разглашения каких-либо сведений, огласки которых потерпевший не желает, воспрепятствования занятию какой-либо деятельностью и т.п.
Формы выражения угрозы различны: словесно (в том числе и в неопределенном виде - типа "побью, плохо будет"); в демонстрации предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы, включая и устрашающие (кроме оружия и предметов, используемых в качестве оружия); в показе действия едких, ядовитых или легковоспламеняющихся веществ и т.д. Угроза (психическое насилие) должна быть реальной и осуществимой, поскольку только в этих случаях она выступает в качестве средства, парализующего возможное сопротивление заложника или иных лиц. Адресатом угрозы могут быть сами заложники, иные лица (друзья или родственники, посторонние или должностные лица), а также одновременно и те и другие.
Захват или удержание заложника для виновного - один из промежуточных, но обязательный этап в достижении поставленной цели. Одним из признаков захвата является возможность предъявления каких-либо требований государству, организации или гражданину. Однако по смыслу закона реальное предъявление таких требований не обязательно. Захват может и не сопровождаться такими требованиями, например, в случаях, когда преступление было пресечено и виновный не успел их предъявить. Законодатель говорит о цели предъявления требований, но это не значит, что требование обязательно должно быть предъявлено. Однако судебно-следственные органы обязаны устанавливать наличие у преступников намерения предъявления соответствующих требований. Отсутствие или недоказанность наличия такого намерения исключает квалификацию действий виновного по ст. 206 УК.
Законодатель описывает требования, которые могут предъявить захватчики в общей форме: совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Вместе с тем эти требования неразрывно связаны с решением вопроса о судьбе заложников. Их освобождение виновные обусловливают выполнением предъявленных требований. По характеру требования могут быть различными: отказ от выполнения определенных обязательств, освобождение лица от должности или, наоборот, принятие на работу, освобождение арестованного или осужденного, требование выезда за границу, предоставления оружия, транспорта, денег, наркотиков и т.п. Характер или особенность требований на квалификацию не влияют. Так, Верховным судом Дагестана были осуждены к различным срокам лишения свободы И.Чаландаров и А.Другалев, которые в сентябре 1995 г. захватили пассажирский автобус "Икарус", следовавший по маршруту Махачкала - Минеральные Воды. В обмен на освобождение заложников-пассажиров автобуса они потребовали 1,5 млн. долларов. Исключением являются требования, носящие правомерный характер. Стремление лица к защите своих законных прав и интересов здесь сочетается с нарушением установленного порядка защиты таких интересов. Поэтому подобные действия следует рассматривать в некоторых случаях как самоуправство с соответствующей квалификацией по ст. 330 УК РФ*(196).
В соответствии с законом адресатом требований может быть государство, организация или гражданин. Под государством в данном случае следует понимать как собственно государство (Россия, Украина, Германия, Франция и т.д.), так и различные государственные органы, выступающие от имени государства: органы власти и управления, учреждения, обеспечивающие изоляцию от общества, судебные органы, органы МВД и т.д.). Под организацией имеются в виду не только юридические лица в смысле гражданских правоотношений (ст. 48 ГК), но и юридически не оформленные структуры (советы, ассоциации, преступные группировки и т.д.). Характер организаций - международная или национальная, коммерческая или некоммерческая, хозяйственные товарищества и общества, кооперативы либо государственные и муниципальные унитарные предприятия, общественные или религиозные организации и др. - на квалификацию содеянного не влияет. Граждане - это близкие родственники, друзья, сослуживцы заложника или любые иные лица.
Захват заложника по своей конструкции описывается в законе как формальный состав преступления. Поэтому он считается оконченным с момента фактического ограничения свободы передвижения человека либо фактического воспрепятствования лицу в оставлении определенного места, независимо от того, были ли предъявлены какие-либо требования соответствующим субъектам и были ли они выполнены. Продолжительность времени, в течение которого заложник был лишен возможности свободного передвижения или удерживался в определенном месте, на квалификацию содеянного как захвата заложника не влияет. Вместе с тем, как это будет показано ниже, последующее поведение виновных лиц имеет принципиальное значение для их ответственности.
С субъективной стороны захват заложника характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Виновное лицо осознает, что совершает захват заложника в целях принуждения конкретных адресатов к выполнению или воздержанию от выполнения определенных действий как условия освобождения заложника; предвидит возможность или неизбежность причинения вреда заложнику или иным лицам и организациям, которым предназначено данное требование, в результате его действий и желает действовать именно таким образом. Специальная цель, с которой действует виновное лицо, заключается в выполнении или, наоборот, невыполнении со стороны конкретных адресатов определенного действия, нужного для виновного. Указанные действия оказываются настолько значимыми для виновного лица, что оно избирает заведомо опасные для окружающих способы достижения своей цели. При этом захват заложника рассматривается виновными не как самоцель, а как первый и необходимый этап в достижении генеральной, конечной цели. Психическое или физическое насилие, ограничение свободы в отношении заложника осознаются виновным как побочное, но неизбежное и наиболее эффективное средство давления на определенного адресата. Одновременно виновное лицо осознает, что в результате его действий по захвату или удержанию заложника вред причиняется не только заложнику, но и иным потерпевшим. В зависимости от характера вреда содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 206 УК и в дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не нуждается. Исключением является лишь умышленное причинение смерти, которое должно квалифицироваться также и по ст. 105 УК. Таким образом, содержание субъективной стороны виновного лица при захвате заложника отражает весь сложный комплекс, характеризующий взаимоотношения и взаимосвязи объекта посягательства и элементов объективной стороны.
Мотивы, лежащие в основе действий виновного при захвате заложника, в отличие от цели деятельности, на квалификацию не влияют. Однако они неразрывно связаны с целями преступления и выражаются в характере действий, которые виновное лицо определяет в качестве условия освобождения заложника. В судебной практике чаще всего это преступление совершается по мотивам корысти (как это было, например, при захвате автобуса с корейскими туристами на Васильевском спуске рядом с Красной площадью в Москве), желания избежать отбывания наказания (в учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества) либо ответственности за ранее совершенное преступление и т.д.
Субъектом анализируемого преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста, которое либо захватило кого-либо в качестве заложника, либо удерживает захваченного, будучи осведомленным о целях удержания. Если одно лицо захватывает заложника, а другое его удерживает, то действия виновных квалифицируются как соисполнительство.
Квалифицированными видами захвата заложника в соответствии с ч. 2 ст. 206 УК являются деяния, совершенные: группой лиц по предварительному сговору (п. "а"); неоднократно (п. "б"); с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. "в"); с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. "г"); в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. "д"); в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "е"); в отношении двух или более лиц (п. "ж"); из корыстных побуждений или по найму (п. "з"). Содержание квалифицирующих признаков захвата заложника, предусмотренных п. "а" и "б", аналогично содержанию соответствующих признаков терроризма. О понятии квалифицирующих признаков, предусмотренных п. "в", см. соответствующий раздел к ст. 162 УК; п. "е", "ж" и "з" - к ст. 105 УК.
Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. "в"), следует понимать использование поражающих свойств соответствующих предметов для причинения физического вреда потеpпевшему, разрушения различных объектов либо в качестве средства психологического давления и устрашения потерпевших. О понятии "оружие" см. соответствующий раздел к ст. 222 УК. К применению оружия приравнивается использование взрывчатых веществ или взрывных устройств. Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы хозяйственно-бытового назначения (кухонные ножи, топоры, бритвы и т.д.), а также любые иные предметы, применяемые для причинения физического вреда человеку (дубинка, палка, камень и т.д.), вне зависимости от того, были ли они приготовлены и приспособлены заранее или нет.
Совершение преступления в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. "д") связано с обязательным осознанием виновным лицом до начала совершения преступления того обстоятельства, что в качестве заложника выступает несовершеннолетний.
Особо квалифицированными видами захвата заложника, предусмотренными ч. 3 ст. 206 УК, являются совершение этого преступления организованной группой, причинение в результате акта терроризма по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий. Характеристика этих признаков аналогична данным признакам при терроризме.
Существенное значение для стимулирования посткриминального поведения имеет примечание к ст. 206 УК, в соответствии с которым лицо при соблюдении определенных условий освобождается от уголовной ответственности. Условиями освобождения являются, во-первых, освобождение заложника и, во-вторых, отсутствие в действиях лица иного состава преступления. Освобождение может быть добровольным, когда виновное лицо по собственной инициативе принимает такое решение, и вынужденным, когда освобождение происходит по требованию властей. Последнее обстоятельство является новым для данного состава преступления. Законодатель предоставляет возможность освобождения даже в случаях, когда виновное лицо не раскаивается в содеянном, а принимает решение об освобождении заложника вынужденно, понимая, что иного пути для избежания уголовной ответственности в данной ситуации нет. Забота о судьбе заложника перевешивает в этом случае отсутствие раскаяния виновного. Мотивы принятия решения об освобождении заложника для квалификации значения не имеют.
Иной состав преступления - это причинение вреда здоровью или смерть заложника или иных лиц, предусмотренные статьями о преступлениях против личности, либо уничтожение или повреждение имущества, установленное ст. 167 УК, и т.д. Если в действиях виновного лица наличествуют составы указанных преступлений, то оно освобождается от ответственности по ст. 206 УК, но подлежит ответственности по соответствующим статьям Кодекса. Вместе с тем в судебной практике не применяется данное примечание в случаях удовлетворения требований захватчиков, поскольку их освобождение становится не просто бессмысленным, но незаконным и несправедливым*(197).
По объективным и субъективным характеристикам захват заложника весьма схож с такими преступлениями, как похищение человека и незаконное лишение свободы. В связи с этим встает вопрос об их разграничении, а также о квалификации по совокупности. Прежде всего следует отметить, что захват заложника является разновидностью незаконного лишения свободы и похищения человека, но разновидностью более опасной и характеризующейся специфическими признаками. В качестве разграничительного признака в специальной литературе и судебной практике чаще всего указывается на отсутствие при незаконном лишении свободы и похищении человека цели воздействия на третьих лиц для выполнения этими лицами определенных требований*(198). Соглашаясь с таким подходом, мы вместе с тем считаем, что при установлении такого отличия необходимо принимать во внимание и другие разграничительные признаки.
Во-первых, при захвате заложника виновное лицо интересуют не столько личность захваченного (как при незаконном лишении свободы и похищении), сколько возможность использования его в качестве средства давления на адресата. Виновное лицо не имеет личных взаимоотношений с заложником, которые бы обусловливали его соответствующие действия. Не имеет оно и личных претензий к заложнику. В этом смысле личность заложника безразлична для захватчика. В отличие от этого при незаконном лишении свободы или похищении человека виновное лицо по тем или иным причинам заинтересовано в конкретной личности потерпевшего (как это бывает, например, при взыскании долга, устранении конкурента и т.п.).
Во-вторых, при похищении человека и лишении свободы виновное лицо стремится избежать огласки; информирование заинтересованных лиц (например, супруга или родственников похищенного при желании получить выкуп) осуществляется лишь в силу необходимости. При захвате заложника, наоборот, виновный стремится обнаружить свой умысел в отношении как захвата или удержания заложника, так и характера предъявляемых требований. Нередко, чтобы иметь более мощный и действенный рычаг давления на адресатов, этим требованиям придается намеренно широкий резонанс, в том числе и путем маскировки под какие-то политические формы и высказывания.
В-третьих, при захвате заложника виновное лицо руководствуется побуждениями, вытекающими из специальной цели, - понуждение к совершению или воздержанию от совершения определенных действий как условия освобождения заложника. Одновременная квалификация по ст. 206 и 126 или 127 УК возможна лишь при реальной совокупности преступлений, например, когда помимо заложника незаконно лишается свободы или похищается иное лицо.
Довольно часто захват заложников совершается организованными, устойчивыми вооруженными группами лиц. Подобные действия до недавних пор полностью охватывались составом бандитизма и дополнительной квалификации как захвата заложника не требовали. Такое решение обоснованно, поскольку бандитизм является более опасным преступлением. Однако Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 постановления от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" указал: "Судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ"*(199).
Захват заложника нередко имеет место в местах лишения свободы. Как правило, квалификация осуществляется по совокупности преступлений. Лишь в случае применения физического или психического насилия к сотрудникам или осужденным, используемым в качестве заложников для давления на администрацию в целях выполнения или невыполнения какого-нибудь требования (например, возможности беспрепятственно покинуть место лишения свободы, освобождение от должности каких-либо лиц или незаконное облегчение режима отбывания наказания), содеянное образует только состав захвата заложника.
Захват заложника нередко сопровождается вымогательством. В отличие от ранее действовавшего законодательства Уголовный кодекс 1996 г. не предусматривает в ч. 3 ст. 163, ст. 221, 226 и 229 такого квалифицирующего признака, как сопряженность вымогательства с захватом заложника. Поэтому, если в действиях лица имеются признаки вымогательства и захвата заложника, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений.
Захват заложника при терроризме, организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем, организации преступного сообщества (преступной организации), угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, массовых беспорядках также квалифицируется по совокупности ст. 206 УК и соответствующих статей Кодекса, предусматривающих ответственность за данные преступления.
Заведомо ложное сообщение об акте теppоpизма (ст. 207 УК). Общественная опасность данного преступления выражается в том, что заведомо ложное сообщение нарушает нормальный ритм жизни общества и государства, вносит элементы дезорганизации в деятельность предприятий, учреждений, нарушает работу транспорта, порождает ложные слухи, панику среди населения. Данное деяние влечет за собой экстремальную ситуацию в связи с введением в действие соответствующих сил и средств по предупреждению и устранению последствий актов терроризма, отвлечение определенных сил правоохранительных органов от выполнения своих прямых обязанностей, ограничение прав личности, причинение значительного материального ущерба. Например, 31 июля 1996 г. в 22 часа 10 минут в больницу скорой медицинской помощи г. Воронежа позвонил неизвестный и сообщил, что через три с половиной часа девятиэтажное здание клиники "взлетит на воздух". Сразу же после этого из здания было эвакуировано более 800 больных, из которых 172 находились в тяжелом состоянии. Врачи были вынуждены прервать несколько сложных операций. Не получив своевременной качественной помощи один из госпитализированных скончался. Какими единицами измерения можно оценить ущерб от сообщения 17 июля 1996 г. о заминировании аэропорта "Внуково-1", когда на протяжении 4 часов работа аэропорта была парализована (эвакуированы из здания все пассажиры и обслуживающий персонал, задержаны десятки рейсов самолетов), или от сообщения анонима о том, что в зале ожидания Курского вокзала Москвы лежит бомба, которая взорвется через 35 минут после сообщения? До введения в Уголовный кодекс 1960 г. ст. 213.4 ответственность за заведомо ложное сообщение наступала по ст. 206 УК как за хулиганство, что не отражало в полном объеме сущность данного преступления.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
Объективная сторона анализируемого преступления выражается только в активной форме поведения - в совершении действия. Содержанием этого действия является доведение до сведения определенных лиц или организаций заведомо ложных сведений об акте терроризма. Формы доведения (по телефону, в виде письма, через средства массовой информации, компьютерную связь и т.д.) на квалификацию не влияют. Адресатом сведений могут быть как организации и учреждения, обязанные по роду службы реагировать на такие сообщения (органы власти, правоохранительные органы и т.д.), так и иные организации, например, те, где якобы намечен акт терроризма, либо даже отдельные граждане (работники предприятий и учреждений, пассажиры транспорта, жители домов, в месте нахождения которых якобы предполагается акт терроризма).
Заведомо ложное сообщение должно содержать информацию о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных тяжких последствий (содержание этих понятий рассмотрено при анализе терроризма). Законодатель именует данное преступление как заведомо ложное сообщение об акте терроризма, но в диспозиции статьи не указывает на совершение взрыва, поджога или иных действий, как носящих террористический характер. Поэтому направленность соответствующих действий должна устанавливаться с учетом признаков терроризма, предусмотренных ст. 205 УК. Отсюда, поскольку обязательным признаком терроризма является специальная цель, постольку в сообщении должна отражаться специальная цель псевдотерроризма. Если в сообщении говорится об иных целях (уничтожение имущества, месть, хулиганство и т.п.), то содеянное не образует признаков заведомо ложного сообщения об акте терроризма и квалифицироваться должно по иным статьям Кодекса - о хулиганстве, заведомо ложном доносе и др.
В содержание сообщения может включаться информация о готовящемся и совершаемом акте терроризма, о конкретных исполнителях акции, о месте и времени совершения акта терроризма, но оно может быть и более общего характера. Данные обстоятельства не влияют на квалификацию преступления. Оконченным сообщение о заведомо ложном акте терроризма будет с момента достижения его адресата. Действия лица, пресеченные на стадии отправки сообщения, образуют покушение на данное преступление.
С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме прямого умысла. Обязательным условием ответственности является заведомость ложности сообщения. Виновное лицо должно сознавать, что основные факты, изложенные в сообщении, либо сообщение в целом не соответствуют действительности. В случаях добросовестного заблуждения или неверной оценки имеющейся информации действия лица не подлежат квалификации по ст. 207 УК. В законе не предусматриваются в качестве обязательных какие-либо мотивы и цели совершения преступления, следовательно, на квалификацию они не влияют. Они могут совпадать с побуждениями, предусмотренными в ст. 205 УК, но могут быть и иными (из озорства, хулиганства, мести, с целью отвлечения внимания от чего-либо и т.д.). Так, боясь получить при пересдаче экзамена по одному из предметов очередную неудовлетворительную оценку, студентка одного из московских вузов И. в назначенный для сдачи экзамена срок позвонила в вуз и сообщила о подложенной в здание мине. Экзамен, конечно, был перенесен на другое время.
Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК). Норма об ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем появилась в уголовном законодательстве в 1995 г. Криминализационным поводом для законодателя в данном случае послужили события в Чечне и, в частности, деятельность возглавляемых Д.Дудаевым вооруженных формирований. Материальным основанием криминализации анализируемого деяния явилась высокая общественная опасность функционирования в государстве не контролируемых органами власти вооруженных формирований. Деятельность таких формирований нарушает стабильность и равновесие между различными ветвями и уровнями власти, создает угрозу неконституционного, насильственного разрешения проблем государственного строительства и власти, а неконтролируемые действия значительного числа вооруженных людей порождают социальную напряженность в обществе, содержат в себе потенциально высокую возможность причинения вреда личности, человеческих жертв, серьезного материального ущерба.
Для защиты интересов государства, общества, жизни, здоровья и прав граждан могут создаваться специальные вооруженные структуры. Однако основы и организация их деятельности, полномочия органов государственной власти по осуществлению контроля и надзора за деятельностью этих структур должны определяться федеральными законами. Такой механизм предусмотрен во избежание функционирования неконтролируемых вооруженных формирований. В настоящее время существует ряд законов, подробно регламентирующих полномочия, направления деятельности, силы и средства соответствующих вооруженных формирований*(200). Так, в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне"*(201) и ст. 1 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации"*(202) Вооруженные Силы Российской Федерации являются государственной военной организацией, составляющей основу обороны Российской Федерации, а органы Федеральной службы безопасности - составной частью сил обеспечения безопасности Российской Федерации и в пределах предоставленных им полномочий обеспечивают безопасность личности, общества и государства. В п. 9 ст. 1 Федерального закона "Об обороне" прямо сформулирован запрет на создание иных военизированных организаций: "Создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренных федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону".
В диспозиции ст. 208 УК говорится о действиях, направленных на создание и функционирование определенного формирования. Понятие "формирование" в законе не дается, однако указывается на примерный перечень его разновидностей - объединение, отряд, дружина или иная группа. В специальной литературе под формированием понимаются воинская часть или близкая к ней по основным параметрам (числу членов, вооруженности, дисциплине и подготовленности к ведению боевых операций) вооруженная организация*(203). Такое понимание формирования представляется слишком узким. Воинская часть - формирование достаточно крупное, и его численность может насчитывать 300 и более человек. Что же касается подготовленности к боевым операциям, то реально она применима лишь к высокопрофессиональным объединениям. Но как быть, если это будет менее масштабное образование - боевая дружина или иная незначительная по численности группировка? В законе не определяется минимально необходимое число членов группировки для признания ее формированием. Вместе с тем некоторые изменения в законодательстве позволяют сделать соответствующие выводы. Дело в том, что в отличие от старой редакции в Уголовном кодексе 1996 г. вместо обобщающего термина "формирование" введен термин "иная группа". Данный термин является более привычным и определенным для уголовного права.
По смыслу закона (ст. 35 УК) группа лиц предполагает участие в преступлении двух или более исполнителей без предварительного сговора. Следовательно, в количественной характеристике данное преступление не отличается от бандитизма и организации преступного сообщества (преступной организации), что, несомненно, создаст для судебно-следственных органов определенные сложности при разграничении указанных преступлений. Каких-либо однозначных численных критериев незаконного формирования выделить невозможно, поэтому решение в каждом конкретном случае принимается с учетом всех обстоятельств дела.
Формирование - это вновь созданный, составленный, организованный коллектив, воинская часть и т.п.*(204) Диапазон численности формирования может быть достаточно широким и различаться в десятки раз. Представляется, что именно с учетом данного обстоятельства законодатель употребляет различные по объему понятия - объединение, отряд, дружина, иная группа. Однако это должно быть действительно организованное формирование: с определенными дисциплиной, управлением и подчиненностью, с распределением обязанностей, внутренними нормами поведения и санкциями за их нарушение, с формализованными отношениями и общими отличительными признаками (формой, опознавательными знаками и т.д.). Именоваться формирования могут по-разному, в том числе и созвучно с законными вооруженными формированиями.
Обязательным признаком незаконного формирования является его вооруженность. На наш взгляд, вооруженность означает наличие в формировании оружия в соответствии со штатным расписанием и установленными для него нормами. Количество единиц оружия и его виды зависят от поставленных перед формированием задач и для квалификации значения не имеют.
Оружие - это устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Оно может быть огнестрельным (винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья и т.д.), холодным (кинжалы, штыки, кастеты, нунчаки, кистени и т.д.), метательным (метательные ножи, арбалеты и т.п.), газовым (пистолеты и револьверы), вне зависимости от того, является ли оно заводским или самодельным. Вооруженными формирования признаются и тогда, когда они оснащены боевыми припасами (снаряды, мины, гранаты, авиабомбы, все виды патронов к стрелковому огнестрельному оружию и т.д.), взрывчатыми веществами (тротил, аммониты, пластиты, эластиты, дымный и бездымный порох, твердое ракетное топливо и т.п.) или взрывными устройствами*(205). Что же касается механических распылителей, аэрозольных и других устройств, снаряженных слезоточивыми или раздражающими веществами, разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации, электрошоковых устройств и искровых разрядников отечественного производства, имеющих выходные параметры, соответствующие требованиям государственных стандартов Российской Федерации и нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также пневматического оружия с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра до 4,5 мм включительно, то, поскольку для их приобретения не требуется соответствующей лицензии и они не подлежат регистрации, их нельзя рассматривать в качестве оружия в смысле данной статьи. Если для определения характера предметов необходимы специальные познания, по делу проводится соответствующая экспертиза.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
С объективной стороны данное преступление совершается только путем активных действий, направленных на создание незаконного вооруженного формирования, руководство этим формированием (ч. 1) или участие в его деятельности (ч. 2 ст. 208 УК). В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. в Кодексе 1996 г. ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем дифференцируется в зависимости от выполняемой функции лица. Данное обстоятельство позволяет правильно оценить характер и степень общественной опасности содеянного и в соответствии с этим назначить справедливое наказание.
Незаконность формирования определяется в ст. 208 УК как непредусмотренность его федеральным законом. Незаконными следует признавать формирования как не имеющие нормативной базы своего появления, так и создаваемые на основе нормативных актов, не являющихся федеральными законами (законов, постановлений и распоряжений органов власти и управления субъектов Федерации, решений органов местного самоуправления, а также указов и распоряжений Президента, постановлений и распоряжений федеральных органов исполнительной власти).
Под созданием как элементом объективной стороны следует понимать любые действия, результатом которых стала организация незаконного вооруженного формирования. Организационная деятельность может выражаться в принятии решения о создании формирования и издании в связи с этим соответствующих нормативных актов, в разработке структуры формирования и утверждении штатного расписания, в подборе кадров, назначении лиц, ответственных за конкретные участки деятельности формирования, в решении вопросов финансирования, материального обеспечения необходимыми ресурсами и т.д. Как частный случай создания формирования следует рассматривать и реорганизацию законно действующего формирования в незаконное, например, из охранно-сыскных агентств или народных дружин в группировки, фактические цели деятельности которых принципиально меняются.
Руководство вооруженными формированиями означает определение деятельности уже созданного формирования. Это может выражаться в форме издания приказов и распоряжений по текущим вопросам и контроле за их исполнением, в осуществлении кадровой политики, решении финансовых вопросов, вопросов взаимоотношений с органами власти и управления, в руководстве конкретными операциями и т.д.
Участие в незаконном вооруженном формировании выражается во вступлении в данное формирование и выполнении вытекающих из этого факта любых действий в соответствии с планами и задачами формирования (членство или служба в формировании, патрулирование, дежурства, выполнение разовых поручений или каких-либо работ, связанных с хозяйственным обеспечением деятельности формирования, и т.д.). Виновное лицо, которое, не являясь членом формирования, оказывало ему содействие путем, например, предоставления технических средств, вербовки новых членов, финансового обеспечения и т.п., привлекается к ответственности за пособничество незаконному формированию или участию в нем.
С точки зрения законодательной конструкции, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем сформулированы по типу усеченного состава преступления. Такая конструкция обычно применяется при повышенной общественной опасности конкретного преступления. Следовательно, ответственность за оконченное преступление должна наступать уже в случае создания незаконного вооруженного формирования. Для лиц, которые не участвовали в его создании, ответственность наступает с момента выполнения каких-либо действий по руководству таким формированием либо по участию в нем. То обстоятельство, что формирование или его члены не успели совершить в соответствии с целями деятельности формирования какие-либо акции, на квалификацию не влияет. Действия, направленные на создание незаконного вооруженного формирования, но не завершившиеся по причинам, не зависящим от виновного, должны квалифицироваться как покушение на создание незаконного вооруженного формирования. Лицо, давшее согласие на участие в формировании, но не успевшее приступить к исполнению обязанностей его члена, также привлекается к ответственности за покушение на преступление.
С субъективной стороны организация незаконного вооруженного формирования характеризуется прямым умыслом. Создатели и руководители формирования сознают, что организуют и руководят незаконным вооруженным формированием, предвидят возможность или неизбежность наступления в результате их действий определенных общественно опасных последствий и желают их наступления. Участник формирования сознает, что участвует в деятельности незаконного вооруженного формирования, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате этого общественно опасных последствий и желает их наступления. В случаях участия в деятельности формирования при отсутствии сознания его незаконности (добросовестное заблуждение в законности действий) лицо не может привлекаться к ответственности по ст. 208 УК.
Законодатель определяет преступность организации вооруженного формирования через незаконность его образования. Относительно целей создания формирования в законе не содержится каких-либо указаний, и, следовательно, они не являются конститутивными признаками преступления. В специальной литературе было высказано мнение, что цели деятельности на квалификацию преступления не влияют*(206). Как нам представляется, отсутствие в диспозиции ст. 208 УК указания на характер цели является пробелом в законе и существенно затрудняет отграничение данного преступления от смежных составов. Создавая незаконное вооруженное формирование, виновные лица в гораздо большей степени преследуют непреступные цели, поскольку иначе невозможно будет отграничить анализируемое преступление от вооруженного мятежа, насильственного захвата власти или насильственного удержания власти, бандитизма и организации преступного сообщества (преступной организации). В качестве вышеозначенных целей можно назвать защиту интересов субъектов Федерации, поддержание общественного порядка, охрану учреждений, организаций и граждан, борьбу с преступностью и т.п.
Характеристика субъекта анализируемого преступления не имеет принципиальных отличий от субъекта иных преступлений против общей безопасности. Это должно быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Как и в статьях о терроризме, захвате заложника, законодатель в примечании к ст. 208 УК предусматривает возможность освобождения лица от уголовной ответственности. Данная норма имеет поощрительный характер и направлена на максимальную нейтрализацию негативных последствий преступления. В качестве оснований освобождения от ответственности выделяются три условия: а) добровольность прекращения участия. При этом мотивы, в силу которых лицо принимает такое решение, значения не имеют; б) сдача оружия; в) отсутствие в действиях лица иного состава преступления. Поскольку в законе говорится: "Лицо: прекратившее участие", постольку освобождению подлежат не только собственно участники формирований, но также их создатели и руководители*(207).
По смыслу закона само создание незаконного вооруженного формирования или руководство им, а равно участие в таком формировании, образует оконченное преступление. Следовательно, совершение в составе данного формирования каких-либо иных преступлений требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Кодекса.
Организацию незаконного вооруженного формирования следует отграничивать от бандитизма и организации преступного сообщества.
От бандитизма данное преступление отличается, во-первых, целями создания банды. Бандитизм характеризуется направленностью на совершение нападений. Организация незаконного вооруженного формирования преследует иные цели. Во-вторых, банда - это устойчивая группа лиц, а для незаконного вооруженного формирования устойчивость не является конститутивным признаком.
От организации преступного сообщества (преступной организации) организация незаконного вооруженного формирования отличается целями деятельности и обязательным наличием вооруженности. Как отмечалось ранее, незаконное вооруженное формирование организуется в первоначальном варианте с непреступными целями. Для преступного сообщества наличие оружия не является обязательным как для незаконного формирования. Вместе с тем не исключена возможность перерастания незаконного формирования при приобретении соответствующих признаков (формирование банды и совершение нападений) в бандитизм и в организацию преступного сообщества (преступную организацию). Поскольку бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации) обладают более высокой степенью общественной опасности, постольку в случаях перерастания организации незаконного вооруженного формирования достаточно квалификации только по ст. 209 или 210 УК.
От вооруженного мятежа, насильственного захвата власти или насильственного удержания власти анализируемое преступление субъективным (отсутствие цели свержения или насильственного изменения конституционного строя либо захвата или удержания власти) признакам.
Бандитизм (ст. 209 УК). Бандитизм - одна из наиболее опасных форм проявления организованной преступности, которая характеризуется, во-первых, существованием вооруженных устойчивых и сплоченных групп, носящих характер преступного сообщества (преступной организации), и, во-вторых, насильственным способом совершения преступления. Деятельность организованных вооруженных формирований, имеющих цели нападений, порождает у граждан чувство страха, личной незащищенности, угрозы их законным интересам, неуверенности в возможностях правоохранительных органов по обеспечению безопасности общества и отдельных граждан от насилия, дезорганизует нормальную работу государственных, общественных и иных институтов. Все это в конечном итоге отражается на психологической устойчивости общества и продуктивности его деятельности*(208).
В соответствии со ст. 209 УК основными признаками бандитизма являются наличие банды и специальная цель ее деятельности - нападения на граждан или организации. Впервые понятие "банда" дается на законодательном уровне. Характеристика бандитизма, и банды в том числе, является более четкой и определенной, по сравнению с Уголовным кодексом 1960 г., поскольку вооруженность сформулирована как конститутивный признак банды, а не бандитизма. Итак, в соответствии с законом банда представляет собой устойчивую вооруженную группу. Несколько более широкое понятие банды было дано в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм": "Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, предварительно объединившихся для совершения нападений на граждан или организации".
Банда является разновидностью одной из наиболее опасных форм совместной преступной деятельности - преступного сообщества (преступной организации). Следует отметить, что длительное время вопрос о том, можно ли банду считать разновидностью преступного сообщества, являлся дискуссионным. Так Р.Р.Галиакбаров писал: "Преступное сообщество выступает в качестве необходимого признака ряда строго персонифицированных законодателем составов преступлений и не может поэтому распространяться на преступления, где оно прямо не упоминается"*(209). П.Ф.Тельнов понимал под преступным сообществом только организованные формы антисоветской деятельности*(210). Однако большинство авторов и судебная практика относят банду к разновидностям преступного сообщества*(211). Уголовный кодекс 1996 г. определяет банду через признак устойчивости, который в соответствии с ч. 3 ст. 35 является основной характеристикой организованной группы. По нашему мнению, по основным характеристикам банда гораздо ближе к преступному сообществу (преступной организации), нежели к организованной группе. Об этом свидетельствует и законодательная оценка характера и степени общественной опасности бандитизма. Сопоставление санкций ст. 209 и 210 УК показывает, что законодатель рассматривает бандитизм как более опасную форму организованной преступности, нежели организацию преступного сообщества*(212).
Банда отличается устойчивостью и вооруженностью. Длительное время признак устойчивости связывали в основном с количеством задуманных и совершенных преступлений*(213). В 1959 г. Верховный Суд СССР, обобщая судебную практику по разбою и бандитизму, больше внимания акцентировал на качественной характеристике и включил в понятие устойчивости: "предварительный сговор и преступные связи между участниками, единство преступных целей, распределение функций между участниками преступного сообщества, предварительное установление объектов и способов преступной деятельности"*(214). Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17 января 1997 г. N 1 отметил: "Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений" (п. 4).
По нашему мнению, устойчивость как признак банды в совокупности характеризуется несколькими составляющими элементами.
Во-первых, показателем устойчивости (неподверженность колебаниям, постоянство, стойкость, твердость*(215) является прежде всего высокая степень организованности банды. Она выражается в тщательной разработке планов деятельности банды, в соответствии с которыми определяются роль и задачи каждого соучастника, во внутренней жесткой дисциплине с беспрекословным подчинением лидерам или главарям банды, в активной деятельности ее организаторов, в продуманной системе материального обеспечения орудиями и средствами совершения преступления, создании системы противодействия различным мерам социального контроля со стороны общества, в том числе обеспечение безопасности членов банды и т.д. В качестве примера высокой степени организации можно привести банду Хантемирова, которая состояла из 29 человек и действовала в течение 10 месяцев. Банда была разбита на тройки, связь с главарем банды поддерживали только руководители троек, нередко члены других троек не знали друг друга. Оружие всегда складировалось в одном месте и выдавалось только на время совершения нападений. По сигналу руководства члены банды могли очень быстро прибывать в пункты сбора*(216).
Во-вторых, стабильностью состава банды и ее организационной структуры, что является одним из условий установления прочных связей между соучастниками, позволяет им рассчитывать на взаимную помощь и поддержку при совершении преступления, облегчает взаимоотношения между членами и выработку методов совместной деятельности. В связи с этим нередко членами банды становятся родственники. Данное свойство не означает неизменность состава банды. Главное - сохранить костяк банды, ее ядро, выступающее носителем идеологии банды, вокруг которого сплачиваются новые члены. Как свидетельствует судебная практика, новые соучастники привлекаются в банду по мере необходимости. Эти лица становятся либо постоянными членами банды, либо привлекаются для совершения отдельных нападений. Организационная структура вырабатывается в самом начале деятельности банды и может видоизменяться и приспосабливаться в зависимости от конкретных ее потребностей. Однако, как правило, коренной реорганизации при этом не происходит, поскольку принципиальное изменение характера деятельности банды бывает очень редко.
В-третьих, наличием своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности банды. Законодатель отчасти отражает этот признак путем указания в диспозиции ст. 209 УК на нападение как способ совершения преступления. Кроме того, банда может характеризоваться особой методикой определения объектов нападения и способов ведения разведки, спецификой совершения нападений и поведения членов банды, обеспечения прикрытия, отходов с места совершения преступлений и т.д., словом, всем, что включается в понятие "почерк банды". Так, банда братьев Толстопятовых совершала нападения, как правило, во второй половине дня, стремясь огневой мощью своего оружия сразу же исключить возможность сопротивления со стороны окружающих лиц, и тотчас же исчезала на автомобилях*(217).
В-четвертых, постоянством форм и методов преступной деятельности. Отработанные и проверенные приемы и способы нападений гарантируют успешность совершения преступления, поскольку сводят до минимума вероятность ошибок участников в случаях непредвиденных ситуаций. Поэтому нападения чаще всего осуществляются одними и теми же способами. О постоянстве могут свидетельствовать также устойчивое распределение обязанностей среди членов банды, использование специальных форм одежды и атрибутов и т.д.
Элементом устойчивости банды, по нашему мнению, является сплоченность ее членов, которую можно определить как субъективную характеристику устойчивости. В русском языке сплоченный означает "дружный, единодушный, организованный", а сплотить - "добившись единства, сплоченности, объединить"*(218). Социологи и психологи рассматривают сплоченность в качестве основной социальной характеристики коллектива, которая отражает сложившуюся в группе форму межличностных отношений, опосредованных совместной групповой деятельностью*(219). Сплоченность есть прежде всего социально-психологическая общность банды, свидетельствующая о том, в какой степени ее члены желают остаться в ней. В качестве детерминантов сплочения в группе выделяют: а) кооперативное поведение, понимаемое одновременно и как объективная взаимозависимость участников совместной деятельности, и как особая форма мотивации; б) цели группы, характер и сложность которых определяют и соответствующий уровень специализации индивидуальных усилий и тесноту кооперации; в) сходство ценностных ориентаций и взглядов как основу тяготения лица к группе. В основе стремления лица именно к той общности, ценности которой он сам разделяет и где его собственные взгляды находят сочувствие и поддержку, лежит взаимодействие индивидуально-психологических особенностей личности и социальнопихологических особенностей группы*(220).
Изначально объединение членов банды происходит в силу субъективных факторов, а именно вследствие наличия единой системы социальных ценностей и одинаковых социальных ориентаций соучастников. Опосредованные через совместную преступную деятельность, они способствуют выработке в банде собственных взглядов, норм поведения и ценностной ориентации, которых придерживаются все ее члены. Чем дольше существует такая банда, тем в большей степени отдельные соучастники теряют присущие им индивидуальные черты поведения. Характер деятельности членов банды все в большей степени определяется внутригрупповыми нормами, которые представляют собой определенные шаблоны поведения и ориентированы на достижение целей конкретной банды за счет объединения физических и моральных сил всех соучастников.
Подчинение этим нормам может быть добровольным и принудительным, в том числе на основе прямого физического или психического насилия. Сила давления банды на своих членов зависит от комплекса факторов: значимости совместных интересов, авторитета лидеров, места индивида в структуре банды и т.д. Значительное влияние на консолидацию банды, формирование в ней соответствующего микроклимата оказывают ее главари. Это могут быть как организаторы, способные задавать банде программу противоправного поведения, так и организаторы, предрасположенные лишь к организации конкретной деятельности, конкретного нападения. Чем сильнее зависимость соучастников от внутригрупповых норм, чем выше авторитет организаторов или руководителей, тем выше социально-психологическая общность членов банды и, следовательно, тем более она сплочена и с большей эффективностью может действовать.
Таким образом, устойчивость - это такое состояние группы, которое характеризуется наличием прочных постоянных связей между соучастниками и специфическими индивидуальными формами и методами деятельности.
Отдельные авторы и Верховный Суд РФ в качестве показателей устойчивости называют также длительность существования банды и число совершенных ею нападений*(221). Действительно, по данным параметрам банда отличается от других форм соучастия. Например, при изучении 20 уголовных дел о бандитизме за 1986-1990 гг. установлено, что в 20% из них срок деятельности банды не превышал 3 месяцев и 6 месяцев - в 35%, а количество эпизодов не превышало 3 в 20% дел и 6 эпизодов - в 35%. Приведенные показатели не очень отличаются от аналогичных показателей, полученных нами в процессе изучения уголовных дел о бандитизме в период с 1960 по 1982 г. Бесспорно, что и длительность существования, и число эпизодов могут свидетельствовать об устойчивости банды только в совокупности с изложенными выше обстоятельствами.
Вторым признаком банды является ее вооруженность (в отличие от ст. 77 УК 1960 г. данный признак четко зафиксирован как признак банды, а не бандитизма). Понятие "оружие" при бандитизме в целом такое же, как при организации незаконного вооруженного формирования. По мнению Пленума Верховного Суда РФ, вооруженность предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия*(222). Высший судебный орган допускает наличие вооруженности и в тех случаях, когда банда имеет пневматическое оружие. Такое решение представляется обоснованным, поскольку современное пневматическое оружие бывает крупнокалиберным и обладает поражающими свойствами на расстоянии до 100 м.
В специальной литературе высказывалось мнение, что газовое оружие самообороны, снаряженное слезоточивыми или раздражающими веществами, "не способно причинить значительный физический вред здоровью, поэтому наличие лишь его в арсенале преступной группировки не позволяет считать ее вооруженной в понимании ст. 77 УК"*(223). Пленум Верховного Суда РФ допускает возможность вооруженности банды газовым оружием. Речь идет о газовом оружии, для приобретения которого требуется разрешение (лицензия). В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 13 ноября 1996 г. "Об оружии" такое разрешение требуется для приобретения газовых пистолетов и револьверов. Законодатель разделяет по статусу газовое оружие, в том числе с учетом характера опасности обращения с ним. Признание оружием в смысле ст. 209 УК предметов, которые не запрещены к обращению, противоречило бы оценке оружия как элемента банды. При этом на признак вооруженности и, соответственно, на квалификацию количество оружия, а также правомерность или неправомерность его владения не влияют.
Для установления признака вооруженности банды в соответствии с законом достаточно наличия оружия хотя бы у одного из членов банды при условии, что остальные соучастники знали об этом и допускали возможность его применения. Это тот обязательный минимум, который при наличии других необходимых условий дает основания для квалификации по ст. 209 УК. На самом деле практически по всем изученным нами уголовным делам отмечается стремление членов банды к увеличению ее огневой мощи и прежде всего за счет автоматического оружия и взрывчатых веществ. Большей частью число единиц оружия соответствует, а нередко и превышает численность банды. Так, при задержании банды Архипова в Свердловской области, в которую входило 13 человек, были изъяты автоматы Калашникова, пистолеты Макарова и ТТ, гранаты РГД-5, взрывчатые вещества, холодное оружие, противотанковые ракетные комплексы "Фагот" и ручной противотанковый гранатомет. Оружие (гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое и холодное), боеприпасы, патроны и взрывчатые вещества могут быть заводского изготовления и самодельные. Вместе с тем использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия, например неисправного пистолета или его макетов, не может рассматриваться в качестве признака вооруженности, а содеянное должно расцениваться как групповой разбой или иное преступление. Если для определения характера предметов требуются специальные познания, по делу проводится соответствующая экспертиза.
Банда должна создаваться с определенной целью - совершение нападений на граждан или организации. В связи с этим важным является определение понятия "нападение". По мнению И.Шмарова, Ю.Мельниковой и Т.Устиновой, "Нападение - это агрессивное противоправное действие, совершаемое с какой-либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия как средства достижения цели. Таящаяся в нападении опасность насилия может быть немедленно реализована нападающим путем физического воздействия на личность потерпевшего или реальной угрозы немедленного его применения"*(224). Высший судебный орган страны под нападением понимает действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось"*(225).
По нашему мнению, нападение - это создание обстановки опасного состояния, в пространственных и временных границах которого сохраняется угроза применения насилия к неопределенно широкому кругу лиц. И справедливо отмечают А.Андреева и Г.Овчинникова, что "нападение может выражаться в трех формах: физическом насилии, психическом насилии (в реальной и непосредственной угрозе) и опасности (субъективной и объективной готовности) немедленного насилия"*(226). Поэтому как нападение следует расценивать конкретные эпизоды, когда возможность применения оружия обговаривалась, но в силу случайностей (в квартире не оказалось жильцов, сторож отлучился с объекта охраны и т.д.) надобность в его применении отпала. В последние годы в специальной литературе высказывалось мнение, что нападение может быть связано не только с противоправными действиями в отношении людей, но и с уничтожением имущества, помещений, транспортных средств и т.д.*(227). Судебная практика подтверждает данную точку зрения*(228). Объективно это обосновано наличием оружия и реальной возможностью его применения в случае необходимости, субъективно - сознанием членами банды возможности его применения и желанием применения оружия в случае надобности. Именно вероятность, готовность использования насилия наряду с фактом существования устойчивой группы и обусловила позицию законодателя о признании бандитизма оконченным преступлением с момента создания вооруженной банды, т.е. с момента готовности применить насилие для достижения целей банды.
В специальной литературе и среди практических работников достаточно широкое распространение получила точка зрения о содержании нападения как применение угрозы убийством или применением насилия, опасного для жизни и здоровья, причинение тяжких телесных повреждений, умышленное убийство при отягчающих и без отягчающих обстоятельств*(229). Надо полагать, что обоснованием такого решения является факт применения или угрозы применения оружия как устройств или предметов, конструктивно предназначенных для поражения живой цели. Однако, как нам представляется, такое решение без достаточных оснований суживает границы нападения. Справедливо отмечает по этому поводу Л.Д.Гаухман, что понятие "нападение", в частности в составе бандитизма, "употребляется в широком смысле и охватывает различные по характеру действия, в том числе любое по интенсивности насилие и его последствия в виде телесных повреждений или смерти"*(230). В Уголовном кодексе 1960 г. термин "нападение" использовался при описании шести составов преступлений, в действующем Кодексе - употребляется в ряде статей: 162, 209, 227. При этом в ст. 162 УК (разбой) говорится о нападении, которое соединено с насилием, опасным для жизни и здоровья подвергшегося нападению лица, или с угрозой применения такого насилия. Применительно к составу бандитизма в ст. 209 УК подобной оговорки не содержится. Следовательно, законодатель не исключает при бандитском нападении возможность применения и насилия, не опасного для жизни и здоровья или угрозы применения такого насилия. В судебной практике достаточно примеров, когда в результате целенаправленных действий потерпевшим причинялись легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья.
В настоящее время сложилось мнение, что банда не обязательно должна создаваться в целях совершения неопределенного количества преступлений. Она может организовываться для совершения и одного, но требующего серьезной подготовительной работы, нападения*(231).
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
С объективной стороны бандитизм выражается (в отличие от Уголовного кодекса 1960 г.) в четырех формах: в создании банды, в руководстве такой бандой (ранее эта форма рассматривалась как разновидность создания банды), в участии в банде или в участии в совершаемых бандой нападениях. Эти формы относительно самостоятельны, и преступление будет оконченным с момента совершения любого из названных действий. Другая новелла объективной стороны бандитизма - дифференциация ответственности в зависимости от характера выполняемых лицом действий.
В соответствии с ч. 1 ст. 209 УК наиболее опасной формой являются действия организаторов и руководителей банд. По ч. 2 данной статьи к ответственности привлекаются участники таких банд или участники нападений. Создание банды как форма проявления бандитизма в судебной практике встречается редко, поскольку упомянутая деятельность отражается в приготовительных к нападению действиях, внешний контроль за которыми весьма затруднен. При изучении судебной практики мы обнаружили лишь один случай, когда виновным лицам бандитизм вменялся в форме создания банды. Студент Воронежского мединститута А.Запевалов задумал нелегально уехать за границу. С этой целью он подыскал себе сообщников, вместе с ними разработал различные варианты ограбления отдельных граждан, либо кассира какого-либо учреждения в день выдачи заработной платы, либо какого-либо ювелирного магазина и последующего прорыва с похищенным за границу. Для реализации своего намерения эта устойчивая группа по инициативе А.Запевалова различными путями (изготавливали детали на заводе, откапывали в местах, где шли боевые действия во время Великой Отечественной войны, и т.д.) приобретала оружие. Во время тренировки и пристрелки пулемета в лесу члены банды были задержаны.
Создание банды - это любые действия, результатом которых стала организация устойчивой вооруженной группы лиц, имеющей целью совершение нападений на отдельных граждан, государственные и негосударственные структуры*(232). При этом под созданием банды понимается не процесс, направленный на ее создание, а результат предпринимаемых виновными усилий. В тех случаях, когда действия, направленные на создание организованной устойчивой вооруженной группы, в силу их пресечения правоохранительными органами либо по другим обстоятельствам, не зависящим от воли создателей, не привели к сформированию банды, они должны квалифицироваться как покушение на ее создание. Организационные действия могут совершаться одним или несколькими лицами и носить многообразный характер, однако в каждом случае суды обязаны в приговоре указать, в чем конкретно выразились данные действия (сговор соучастников, подбор сообщников и распределение ролей между ними, разработка планов, подыскание источников приобретения оружия, иное материальное обеспечение группы и т.п.). Установление факта создания банды всегда должно предшествовать доказательствам по обоснованию вменения членам и руководителям банды конкретных нападений.
Руководство бандой выражается в определении направлений деятельности уже созданной банды. Оно может выражаться в планировании и выборе объектов нападений, вербовке новых членов, распределении обязанностей между соучастниками в процессе деятельности банды либо во время нападений, даче указаний и распоряжений членам банды, определении местонахождения оружия, руководстве совершением конкретных акций, распределении похищенных средств и тому подобных действиях. В обобщенной форме понятие "руководство бандой" было сформулировано Пленумом Верховного Суда РФ следующим образом: "Под руководством бандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений".
Как правило, создатели и руководители банды - это одни и те же лица, однако возможны и другие ситуации, когда одни лица создают банду, а другие осуществляют руководство ею (находится более сильный лидер, создатели привлекаются к уголовной ответственности по другим делам либо вообще выбывают из банды). Для квалификации это значения не имеет. Более сложными для правовой оценки являются случаи, когда создатели и руководители банды одновременно принимают участие и в совершаемых нападениях, а таких случаев на практике абсолютное большинство. Поскольку создание и руководство бандой предусматривается одной частью ст. 209 УК, а участие в банде или в совершаемых ею нападениях - в другой, то возникает вопрос о квалификации по совокупности преступлений (ст. 17 УК понимает под совокупностью совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи). Отдельные авторы полагают, что, поскольку организация банды и руководство ею, участие в ней и в совершаемых ею нападениях предусмотрены в разных частях ст. 209 УК и представляют собой, таким образом, самостоятельные преступные деяния, действия руководителя или организатора банды, участвовавшего в совершаемых ею нападениях, следует квалифицировать по ч. 1 и 2 ст. 209 УК*(233).
По нашему мнению, квалификация по совокупности преступлений в таких случаях невозможна, поскольку в обоих случаях налицо одно и то же преступление, имеющее различные формы выражения. Выделение ч. 1 и 2 ст. 209 УК обусловлено не разностью преступлений, а стремлением законодателя дифференцировать ответственность виновных лиц в зависимости от характера участия лица в преступлении. Создание банды, руководство бандой, участие в ней и в совершаемых ею нападениях есть различные формы проявления одного и того же преступления - бандитизма. Поэтому квалификация по совокупности частей в данном случае означает двойную ответственность за одно и то же преступление, что противоречит положениям ч. 2 ст. 6 УК, закрепляющей принцип справедливости. Такой подход находит подтверждение не только в специальной литературе, но и в судебной практике. Так, по делу Рустамова Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении от 18 марта 1998 г. указала: "Таким образом, по смыслу закона субъектами уголовной ответственности за бандитизм являются как создатели и руководители банды, так и ее участники. Причем единственное разграничение состоит в том, что для создателей и руководителей банды предусмотрена более строгая мера наказания. Поэтому действия создателей и руководителей банды подлежат квалификации только по ч. 1 ст. 209 УК РФ и дополнительной правовой оценки тех же действий по ч. 2 ст. 209 УК РФ не требуется"*(234).
Основной формой бандитизма является участие в банде (ч. 2 ст. 209 УК). На данной стадии происходит более конкретное распределение ролей и обязанностей между членами банды, осуществляется непосредственная подготовка к совершению нападений. Участие в банде означает выполнение функций члена банды. Член банды - это лицо, которое дало согласие на участие в деятельности банды и подтвердило его своей практической деятельностью в любой форме (участие в обсуждении планов банды, выполнение функций разведчика объектов нападения, предоставление финансовых средств, различных документов или выполнение любых иных действий во исполнение планов банды). Форма вступления в банду может быть различной: устное или письменное согласие, совершение действий, свидетельствующих о присоединении лица к преступной деятельности банды, например, постоянное выполнение каких-либо поручений руководителей банды. Важно, чтобы лицо считало себя участником банды, а другие члены рассчитывали на его помощь в любой форме в деятельности банды. Членство в банде не обязательно связано со знанием всех или нескольких членов банды. Для признания лица членом банды при наличии определенных субъективных моментов достаточно контакта хотя бы с одним членом банды или ее руководителем. По одному из уголовных дел как участник банды по ст. 77 УК РСФСР 1960 г. была осуждена сожительница одного из братьев - организаторов банды. Она сбывала похищенное бандой имущество, предоставляла свою квартиру для дележа похищенного и обсуждения совершенных и планируемых нападений.
В соответствии со ст. 209 УК не требуется, чтобы все члены банды непосредственно участвовали в нападениях. Согласно планам банды, отдельные члены могут выполнять и иные функции (выбирать объекты нападений, предоставлять транспорт, оружие или боеприпасы, осуществлять функции разведчиков либо сбывать похищенное), не участвуя в нападениях. Действия таких лиц квалифицируются как участие в банде без ссылки на ст. 33 УК, поскольку банда в качестве формы соучастия предполагает не только соисполнительство, но и распределение ролей.
От членства в банде следует отличать пособничество бандитизму, когда лицо эпизодически оказывает содействие членам банды в ее деятельности. Чаще всего это выражается в однократных актах по предоставлению транспорта либо иных предметов, в том числе и орудий совершения преступления, в доставке соучастников к месту совершения нападения, совершении иных подобных действий, не связанных с непосредственным нападением. Если такое содействие носит постоянный характер, то, по справедливому замечанию И.Шмарова, Ю.Мельниковой и Т.Устиновой, "пособничество перерастает в участие в банде"*(235).
В процессе деятельности банды ее участники помимо нападений могут совершать и другие преступления (хищение имущества, причинение физического вреда здоровью потерпевших, изготовление поддельных документов, угон автотранспорта, хищение оружия и т.д.). Когда такие действия совершаются самостоятельно, вне связи с планами и намерениями банды, они должны квалифицироваться по совокупности преступлений как бандитизм и соответствующее преступление. Квалификация по совокупности сохраняется даже в тех случаях, когда члены банды сознают факт совершения преступления отдельными членами вне рамок банды.
Более сложным является решение вопроса о правилах квалификации самостоятельных преступлений, обусловленных членством в банде. В специальной литературе высказываются два диаметрально противоположных мнения. Одни авторы полагают, что необходима квалификация по совокупности ст. 209 и соответствующих статей Кодекса*(236). В период действия Уголовных кодексов 1926 и 1960 гг. большинство авторов исходило из правила, что совершение бандой иных преступлений охватывается бандитизмом и не требует дополнительной квалификации по совокупности*(237). Судебная практика в этом смысле также не отличается последовательностью. В 1955 г. Пленум Верховного Суда СССР по одному из конкретных дел рекомендовал хищение, совершенное бандой, квалифицировать по совокупности преступлений*(238).
В 1975 г. Пленум Верховного Суда СССР указал: "Умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападениях, подпадает под признаки бандитизма и не требует дополнительной квалификации по ст. 102 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик"*(239). В 1989 г. высшая судебная инстанция СССР свою позицию изменила и рекомендовала судам "случаи умышленного убийства, совершенного участниками банды при нападении, квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство"*(240). В 1992 г. Верховный Суд РФ подтвердил эту позицию Верховного Суда СССР, указав: "Умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство"*(241) (ныне это постановление утратило силу). В 1993 г. Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами, подчеркнул: "Хищение наркотических средств, совершенное вооруженной бандой, подлежит квалификации по совокупности ст. 77 и 224.1 УК РСФСР"*(242). Наконец, в 1993 г. при обобщении судебной практики по делам о бандитизме Верховный Суд РФ по этому поводу отметил: "Судам следует иметь в виду, что ст. 77 УК РСФСР, устанавливающая ответственность за организацию вооруженных банд, участие в них и в совершаемых ими нападениях, не предусматривает ответственности за возможные последствия преступных действий вооруженных банд, в связи с чем требуют дополнительной квалификации преступные последствия нападений, образующие самостоятельный состав тяжкого преступления (ст. 71 УК РСФСР)"*(243). В п. 13 постановления от 17 января 1997 г. Пленум указал: "Судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ".
И.Шмаров, Ю.Мельникова, Т.Устинова поддерживают указанную позицию судебных органов, мотивируя это тем, что "Бандитизм, как оконченный состав преступления не предполагает наступление определенных последствий"*(244). Иные правила квалификации предлагают А.Андреева, Г.Овчинникова: "Совокупности преступлений не может быть, если объективная сторона второго состава, даже тяжкого преступления, как и бандитизм, выражается только в нападении. Таким образом, поглощаются составом бандитизма акты "разбойного нападения" как для завладения имуществом, так и оружием, поскольку и вооруженность, и нападение в целях завладения - это элементы бандитизма, который, как более опасный состав, поглощает ч. 3 ст. 218 УК"*(245). По нашему мнению, рекомендации о квалификации совершенных бандой преступлений по совокупности с бандитизмом отражают тенденцию придать норме о бандитизме более широкий, чем определено законодательными рамками, характер. В целях усиления ответственности за различные формы проявления организованной преступности статья о бандитизме интерпретируется как норма, предусматривающая ответственность за организованную деятельность и участие в организации, безотносительно к характеру и содержанию совершаемых бандой преступлений.
Обоснование о необходимости квалификации убийства, совершенного вооруженной бандой при нападении, по совокупности преступлений было изложено нами ранее*(246).
Однако рекомендации о квалификации по совокупности и в иных случаях недостаточно обоснованны, поскольку ведут к выхолащиванию содержания бандитизма, утрате его самостоятельных объективных и субъективных качеств. В силу повышенной общественной опасности законодатель признает бандитизм оконченным преступлением с момента организации банды, руководства ею или участия в банде. Это не означает, что последующие действия, связанные с совершением иных самостоятельных преступлений, требуют дополнительной оценки. Бандитизм - сложное преступление, которое характеризуется четко зафиксированными в законе объективными признаками: наличием организованной устойчивой вооруженной группы (банды) и специальной целью. Если преступление охватывается указанными признаками, то нет оснований квалифицировать содеянное бандой по совокупности ст. 209 и соответствующих статей Уголовного кодекса. Квалификация по совокупности возможна лишь в случаях посягательства членов банды на более ценный объект уголовно-правовой охраны, нежели объект бандитизма. По законодательству таковым является жизнь человека. Именно с учетом этого обстоятельства Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 г. рекомендовал судам квалифицировать умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство. Такая рекомендация может повлечь за собой и изменение подходов в квалификации других преступлений, например, дополнительную квалификацию по совокупности за фактическое завладение имуществом при разбое и вымогательстве.
Следует отметить и внутреннюю противоречивость изложенной рекомендации. Если банда похищала оружие, например, для увеличения своего арсенала, то обязательной должна быть квалификация по совокупности ст. 209 и 226 УК. В случаях незаконного приобретения, ношения или изготовления оружия в тех же целях необходимости в квалификации по совокупности не возникает. Действующий Уголовный кодекс усилил ответственность за незаконный оборот оружия и его изготовление, отнеся случаи их совершения по предварительному сговору к числу тяжких преступлений. Таким образом, нелогичность оценки вроде бы была устранена. Однако противоречие сохранилось в другом. Вооруженность является обязательным, конститутивным признаком банды и, следовательно, имманентно присуща ей. Зачем же тогда нужна квалификация по совокупности? Для того чтобы сделать масло масляным, а воду мокрой, но это вряд ли необходимо. Таким образом, на наш взгляд, если совершаемые преступления (хищения, причинение вреда здоровью, приобретение оружия в различных формах и т.д.) охватываются указанными признаками, то нет оснований квалифицировать содеянное бандой по совокупности ст. 209 и соответствующих статей Кодекса. О квалификации по совокупности можно говорить лишь в тех случаях, когда содеянное не охватывается признаками бандитизма либо когда преступление совершается после нападения и не имеет с ним связи (например, причинение физического вреда сотрудникам правоохранительных органов, осуществляющих задержание членов банды). Как справедливо отмечает Р.Р.Галиакбаров, во-первых, при конкуренции составов, если один из них охватывает другой, квалификация по совокупности должна исключаться и, во-вторых, таким путем фактически нарушается принцип справедливости (ч. 2 ст. 6 УК), ибо никто не может нести уголовную ответственность за одно и то же преступление*(247).
Участие в совершаемых бандой нападениях является второй формой бандитизма, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК, и в судебной практике также встречается редко. Это самостоятельная форма бандитизма, за которую несут ответственность лица, не являющиеся членами банды, но сознательно участвовавшие в отдельных нападениях. Под участием в нападении следует понимать действия лиц, которые не только, например, применяли оружие или изымали похищенное, но и непосредственно обеспечивали нападение (доставляли членов банды к месту нападения, устраняли препятствия во время нападения, находились на страже и т.д.). При систематическом обеспечении нападений лицо, по существу, становится членом банды со всеми вытекающими отсюда последствиями. Выполнение лицом, не являющимся членом банды, действий по обеспечению нападения, но вне места и времени совершения нападения следует расценивать не как участие в нападении, а как пособничество бандитизму, квалифицируемое по ст. 33 и 209 УК. Такой вывод следует из факта возможного распределения ролей в месте совершения нападения. Оценка действий в качестве участия в нападении при распределении ролей возможна лишь во временных и территориальных рамках нападения. Как пособничество бандитизму должны квалифицироваться и действия лиц, не являющихся членами банды, но совершавших эпизодические действия в интересах банды*(248).
Бандитизм считается выполненным при наличии любой из четырех названных форм. Для лиц, участвующих в создании и руководстве деятельностью банды, преступление окончено с момента создания вооруженной банды независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления. Согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1: "Создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ оконченным составом преступления независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления". Таким образом, судебная практика отвергла бытовавшее одно время среди специалистов мнение о признании организации вооруженной банды оконченным преступлением с момента начала организационной деятельности. Для члена банды преступление считается оконченным с момента участия в любой форме в деятельности банды. Если лицо дало согласие на вступление в банду, но не успело принять участие в практической деятельности, то содеянное следует квалифицировать по ст. 30 и ст. 209 УК. Для лица, принимающего участие в нападении, преступление признается оконченным с момента участия в нападении.
С субъективной стороны бандитизм традиционно характеризовался прямым умыслом, поскольку в ст. 209 УК содержится указание на специальную цель деятельности банды - совершение нападений. При этом сознанием виновных лиц должны охватываться: а) для организаторов и руководителей банд - организация или руководство деятельностью организованной устойчивой и вооруженной группы лиц, имеющей целью совершение нападений; б) для участников банды - совершение нападений в составе вооруженной устойчивой группы или участие в иной форме в ее деятельности; в) для участников отдельных нападений - участие в нападениях в составе устойчивой вооруженной группы. Организаторы и члены банд, а также участники нападений, сознавая вышеизложенные обстоятельства, желают действовать именно таким образом. Что касается отношения к конкретным последствиям нападений, например, к причинению вреда здоровью в результате нападения, то оно может быть в форме как прямого, так и косвенного умысла.
В конкретных случаях нападения банд могут иметь место в целях совершения убийств, причинения вреда здоровью, изнасилования, захвата заложников, похищения людей, завладения имуществом граждан и организаций, уничтожения либо повреждения имущества, подчинения влиянию банд определенных территорий или лиц и т.д.*(249) Анализ судебно-следственной практики показывает, что абсолютное большинство банд преследует в качестве главной цели получение материальной выгоды.
Субъектами бандитизма являются вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста (ст. 20 УК). Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие в составе банды преступления (убийства, телесные повреждения, хищения и т.д.), отвечают по статьям, предусматривающим ответственность за эти преступления, если ответственность за их совершение наступает с 14 лет. Вместе с тем в специальной литературе высказывалось мнение о признании бандой преступного объединения в составе трех и более лиц*(250). Такое мнение не лишено оснований, однако оно имеет право на реализацию только в случае его законодательного закрепления.
Принципиальным и достаточно сложным является вопрос о пределах ответственности виновных лиц за совершение бандитизма. По мнению С.В.Дьякова, А.А.Игнатьева, М.П.Карпушина, "члены банды должны нести ответственность не только за те нападения, в которых они сами непосредственно участвовали, но и за те, которые были совершены без их непосредственного участия, но не выходили за пределы целей и планов банды, и физически, материально или по крайней мере морально ими поддерживались"*(251).
В.Осин считает, что "за любые преступления, установленные уголовным законом, организаторы банд должны нести уголовную ответственность по ст. 77 УК до тех пор, пока созданная ими криминальная группа не будет уничтожена или самоликвидируется"*(252).
Согласно ч. 5 ст. 35 УК, "Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали". Таким образом, виновным лицам должны вменяться конкретно совершенные ими действия, охватываемые признаками бандитизма (организация банды, руководство бандой, участие в банде или в совершенных бандой нападениях), а также иные преступления, которые совершаются во исполнение планов и намерений банды, но для участников банды только тогда, когда они принимают непосредственное участие в их подготовке, а для организаторов и руководителей - если они охватывались их умыслом. Это правило распространяется и на случаи, когда руководители или участники банд по тем или иным причинам (были задержаны правоохранительными органами, заболели и т.п.) участия в совершении подготовленных преступлений не принимали. Если характер преступлений меняется настолько, что это влечет иную квалификацию (вместо причинения вреда здоровью - причинение смерти, вместо простого состава - квалифицированный и т.д.), содеянное не может вменяться виновным, поскольку оно не охватывалось умыслом соучастников и, следовательно, отсутствует субъективное основание уголовной ответственности за соучастие.
В Уголовном кодексе 1996 г. в новом законодательстве предусматривается квалифицированный вид бандитизма - совершение его лицом с использованием своего служебного положения. Основными побудительными причинами введения данного квалифицирующего признака является стремление законодателя посредством уголовного закона перекрыть каналы коррупции среди работников государственного аппарата, создающих соответствующее прикрытие для деятельности банд, исключить утечку информации из правоохранительных органов. Согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1: "Под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т.п.". Использование своего служебного положения означает не только выполнение тех прав и обязанностей, которые предоставляются соответствующим лицам по закону, но и использование возможностей, вытекающих из их служебного положения (связи, авторитет, возможность контактов с нужными людьми и т.д.). Данные лица могут состоять на службе как в госудаpственных органах (pаботники оpганов власти и упpавления, пpавоохpанительных и контролирующих оpганов и т.п.) или органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, так и в различных негосудаpственных структурах (коммерческих организациях, финансовых учреждениях, общественных организациях и объединениях, различных фондах и т.п.). Формы содействия банде могут быть различными: финансирование деятельности, предоставление информации об объектах, лицах и мерах, предпринимаемых правоохранительными органами, по пресечению преступной деятельности банды, в том числе и оперативной информации, осуществление связи между соучастниками, снабжение оружием, боеприпасами, транспортными и иными средствами, совершение действий по подстраховке и прикрытию как деятельности банды в целом, так и ее членов при совершении ими отдельных преступлений и т.д.
Бандитизм весьма близок к такому преступлению, как разбой. Если разбойное нападение совершается организованной вооруженной группой лиц (п. "г" ч. 2 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК), то отграничение может проходить только по признаку наличия предметов, используемых в качестве оружия, что не свойственно бандитизму. Определение законодателем в качестве основного признака организованной группы устойчивости логично привело к тому, что применительно к рассматриваемой ситуации образуется простор для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. В зависимости от решения конкретных задач нападение, совершаемое организованной вооруженной группой, можно будет квалифицировать и как разбой, и как бандитизм. Такое положение не соответствует принципам законности и справедливости уголовного права, поскольку данные преступления различаются как по характеру, так и по степени общественной опасности, отраженных в санкциях соответствующих статей.
Оpганизация пpеступного сообщества (пpеступной оpганизации) (ст. 210 УК). Рассматриваемая норма является новеллой для уголовного законодательства России, поскольку Уголовный кодекс 1960 г. не содержал статьи, предусматривающей ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). Между тем криминальная организованность*(253) не просто нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов общества и государства, но и создает прямую угрозу национальной и международной безопасности и стабильности. Международное сообщество давно озабочено темпами прироста и масштабами распространения организованной преступности. В одном из документов Восьмого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 1990 г.) отмечалось, что организованная преступность представляет собой фронтальную атаку на политические и законодательные власти, а также создает угрозу самой государственности. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. По данным МВД России, до 40% экономики страны оказались под контролем организованной преступности*(254).
Организованная преступность представляет собой вид преступности, системно связанную совокупность преступлений, совершаемых участниками устойчивых, иерархизированных, планомерно действующих преступных структур (групп, сообществ, ассоциаций), деятельность которых прямо или опосредованно взаимоподкрепляется или согласуется, будучи направлена на извлечение максимальной прибыли из преступного бизнеса на определенной территории или в определенной сфере, взятой под контроль*(255).
В докладе Генерального секретаря ООН на второй сессии Комиссии по предотвращению преступности и уголовному правосудию Экономического и Социального Совета ООН 13-23 апреля 1993 г. сформулирован следующий перечень признаков организованной преступности:
а) организованная преступность - деятельность объединений преступных групп или группировок, объединившихся на экономической основе. Эти группировки очень напоминают банды периода феодализма, которые существовали в средневековой Европе. Экономические выгоды извлекаются ими путем предоставления законных услуг и товаров в незаконной форме;
б) организованная преступность предполагает конспиративную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерархически построенных структур координируется планирование и осуществление незаконных деяний или достижение незаконных целей с помощью незаконных средств;
в) организованные преступные группировки имеют тенденцию устанавливать частичную или полную монополию на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку таким образом гарантируется получение более высоких доходов;
г) организованная преступность не ограничивается лишь осуществлением заведомо незаконной деятельности, как "отмывание" денег через законные экономические структуры и манипуляции, осуществленные с помощью электронных средств. Преступные группировки проникают во многие доходные законные виды деятельности;
д) организованные в группировки преступники используют в своей "работе" различные меры, которые могут быть изощренными и тонкими или, наоборот, грубыми, прямыми и острыми. Они используют для установления монополии на предоставление незаконных товаров и услуг, для проникновения в законные виды деятельности и коррумпирования должностных лиц*(256).
Перечисленные сущностные признаки в совокупности полностью отражают характеристику такого социально опасного явления, как организованная преступность. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что такое понятие организованной преступности - понятие криминологическое и в силу своей недостаточной определенности и многосложности не может напрямую закрепляться в уголовном законе. Поэтому законодатель предусматривает соответствующие этому понятию уголовно-правовые формы проявления организованной преступности - организованную группу и преступное сообщество (преступная организация). В 1999 г. в России было выявлено 17 557 человек, совершивших в составе организованной группы или преступного сообщества 32 858 преступлений*(257). В последние годы отмечается тенденция к усилению контроля со стороны преступных сообществ за средствами массовой информации и использованию их в своих целях, проникновению их представителей в органы государственной власти различных уровней. Поэтому борьба с организованной преступностью и коррупцией имеет не только правовой, но и политический характер*(258). Введение ст. 210 в УК 1996 г. является стремлением законодателя создать правовую основу защитного механизма общества от организованной преступности.
В конце 80-х - начале 90-х годов в юридической литературе шли активные споры о том, достаточно ли было правовых мер для борьбы с организованной преступностью и нужно ли еще в отдельной статье Особенной части Кодекса предусматривать ответственность за организационную преступную деятельность. Одни авторы полагали, что действовавший в то время Уголовный кодекс РСФСР не содержал достаточной правовой базы для привлечения к уголовной ответственности лиц, непосредственно осуществляющих общее руководство сообществом, не связанное с подготовкой и совершением конкретных преступлений, и активно поддерживали такое решение*(259), другие, наоборот, категорически возражали против криминализации соответствующей деятельности*(260), третьи высказывались за осторожный подход к изменению законодательства*(261). В конечном итоге возобладала первая точка зрения, и законодатель включил в Уголовный кодекс 1996 г. ст. 210.
Понятие "преступное сообщество (преступная организация)" формулируется в Общей части Кодекса. Согласно ч. 4 ст. 35 УК, преступным сообществом (преступной организацией) признается "сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях". Данное определение в своих основных чертах воспроизводит определение преступного сообщества, содержавшееся в ст. 52 Уголовного уложения Российской империи 1903 г., согласно которой: "Согласившийся принять участие в преступном сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления и не отказавшийся от дальнейшего соучастия, но не бывший соучастником тяжкого преступления или преступления, отвечает только за участие в сообществе. Участие в сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления или в шайке, составившейся для учинения нескольких тяжких преступлений или преступлений, наказывается в случаях, особо законом указанных".
В Модельном Уголовном кодексе стран СНГ преступным сообществом "признается сплоченное объединение организованных преступных групп с целью получения незаконных доходов" (ч. 4 ст. 38). По-разному определяется преступное сообщество в новейших уголовных кодексах стран СНГ. Так, им "признается предварительное объединение двух или более организованных групп для занятия преступной деятельностью" - по ч. 5 ст. 29 УК Кыргызской Республики; "устойчивое сплоченное объединение двух или более лиц или групп, предварительно сорганизовавшихся для систематического совершения тяжких или особо тяжких преступлений" - ч. 5 ст. 31 УК Республики Узбекистан; "сообщество двух или нескольких преступных групп, организовавшихся для неоднократного совершения тяжких или особо тяжких преступлений, в устойчивую организацию, деятельность которой основывается на разделении между членами сообщества и его структурами функций управления, обеспечения и исполнения преступных целей сообщества" - ч. 4 ст. 39 УК Республики Таджикистан; УК Республики Беларусь упор делает на "объединение организованных групп либо их организаторов (руководителей), иных участников для разработки или реализации мер по осуществлению преступной деятельности (выделено автором) либо созданию условий для ее поддержания и развития" - ч. 1 ст. 19 УК Республики Беларусь. Столь существенные различия в определении преступного сообщества свидетельствуют об отсутствии в уголовно-правовой доктрине последних десятилетий четких критериев и показателей этого социально опасного явления.
Между тем главным условием установления ответственности за организационную деятельность по совершению преступлений является точное, не допускающее двусмысленного толкования, определение понятия и признаков преступного сообщества (преступной организации). Однако в ст. 210 УК РФ, к сожалению, не решена эта проблема. Отсутствие четких критериев, отграничивающих преступное сообщество (преступную организацию) от организованной группы, дает возможность правоохранительным органам либо неоправданно сужать понятие организованной группы, либо расценивать случаи совершения ею тяжких или особо тяжких преступлений как совершенные преступным сообществом. Это обстоятельство, а также трудность доказывания оценочных признаков преступного сообщества уголовно-процессуальными средствами приводит к сомнениям в возможностях ст. 210 УК обеспечивать задачу борьбы с организованной преступностью*(262).
По-видимому, не случайно на 1 июля 1999 г. было возбуждено всего 37 уголовных дел, по которым членам преступных организаций, наряду с другими преступлениями, было предъявлено обвинение по ст. 210 УК. Из них девять уголовных дел направлено в суд, пять из которых возвращены на дополнительное расследование, три - прекращены за отсутствием состава преступления (два - судом и одно - прокурором)*(263). На 1 марта 2000 г. в Российской Федерации вынесен только один приговор в отношении организаторов и участников преступного сообщества, когда Судебной коллегией по уголовным делам Нижегородского областного суда действия виновных были квалифицированы по ч. 1 и 2 ст. 210 УК*(264).
Законодатель дифференцирует ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) в зависимости от конкретных функций, выполняемых тем или иным соучастником. В ч. 1 ст. 210 УК предусматривается ответственность за создание, а равно руководство сообществом или входящими в него структурными подразделениями, а также за создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Более мягкое наказание назначается для участников соответствующего сообщества или объединения по ч. 2 данной статьи. Часть 3 предусматривает ответственность за квалифицированный вид организации преступного сообщества (преступной организации).
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК, выражается в нескольких альтернативных формах: 1) в создании преступного сообщества (преступной организации); 2) в руководстве таким сообществом (преступной организацией) либо входящими в него структурными подразделениями; 3) в создании объединений организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.
Создание сообщества выражается в совершении любых действий, результатом которых стала организация преступного сообщества (преступной организации). Организационными действиями в указанном смысле будут являться: определение целей деятельности и принципов формирования сообщества, разработка планов деятельности, подбор сообщников и распределение между ними обязанностей, назначение руководителей структурных подразделений, материальное обеспечение деятельности формирования оружием, транспортными, финансовыми и иными необходимыми средствами, а также создание иных необходимых условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В тех случаях, когда сообщество создается в результате объединения ранее существовавших независимо друг от друга организованных групп в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений, соответствующие действия по объединению этих организованных групп также следует рассматривать как создание преступного сообщества (преступной организации). Отличительной чертой данной формы объективной стороны является то обстоятельство, что создание сообщества всегда предшествует совершению его членами других преступлений*(265).
В законе подчеркивается, что ответственность наступает за организацию преступного сообщества (организации). Возникает принципиальный вопрос: означает ли это, что сообщество может создаваться с абстрактными целями преступной деятельности, и важна лишь общая связь преступников и, соответственно, общая преступная деятельность безотносительно к конкретным формам ее проявления?*(266) Убедительную критику такого подхода к оценке совместности дал А.В.Наумов*(267). Полагаем, что в силу принципов уголовного права ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) должна наступать не за неопределенную общую преступную деятельность, а при условии его создания для совершения конкретно определенных по характеру преступлений.
Руководство сообществом (организацией) выражается в совершении действий по определению тактики деятельности уже созданного формирования. К их числу относятся: разработка текущих и перспективных планов деятельности сообщества, определение объектов воздействия, перераспределение в случаях необходимости обязанностей между членами сообщества или его структурными подразделениями, дача распоряжений по текущим материальным, финансовым и кадровым вопросам обеспечения деятельности сообщества, контроль за сферами деятельности сообщества, установление контактов с коррумпированными представителями органов власти и управления, поддержание необходимой внутригрупповой дисциплины и т.п. Руководство входящими в сообщество структурными подразделениями означает совершение вышеперечисленных действий уже в созданном сообществе, но на более низком уровне и касающихся более узкого круга людей.
Особенностью объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп является его создание для координации действий различных разрозненно действующих организованных групп в едином направлении, объединения человеческих и материальных ресурсов для их наиболее эффективного использования и получения максимальной выгоды, а также для выработки мер противодействия правоохранительным органам либо разрешения спорных вопросов и раздела сфер влияния*(268). В состав объединения могут входить организаторы, руководители, иные представители организованных групп, в том числе и рядовые члены групп (неформальные лидеры, преступные авторитеты и т.п.). Объединение может быть как постоянно действующим, так и эпизодически работающим по типу сходки воров в законе. Для привлечения к ответственности за данную форму организации преступного сообщества (преступной организации) достаточно установления устойчивых связей хотя бы с одним организатором, руководителем или иным представителем иной организованной группы или иных организованных групп в целях разработки планов и условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений.
Если оценивать данную специфическую форму преступления с позиций общего учения о стадиях преступной деятельности, то она является приготовлением к совершению конкретных преступлений. Однако, учитывая повышенную общественную опасность данных форм поведения, законодатель придает им статус оконченного преступления.
В ч. 2 ст. 210 УК предусматривается ответственность участников преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Данная форма является наиболее сложной для понимания и, самое главное, для выделения критериев, позволяющих объективно оценить участие в деятельности сообщества или объединения как преступное или непреступное. Законодатель не дает критериев выделения конкретных форм участия, признаваемого преступным. В теории уголовного права не выработано определенной концепции оснований и пределов ответственности в таких случаях. Решение этого вопроса зависит от волеизъявления правоприменительных органов, что чревато возможностью произвольных подходов к установлению судеб конкретных лиц.
Однако, как бы то ни было, поскольку соответствующая уголовно-правовая норма имеется, должны быть и правила ее применения. С нашей точки зрения, ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) может наступать при условии, если действия виновного: а) отражают преступный характер сообщества или объединения; б) причинно связаны с преступными планами и целями деятельности сообщества; в) вписываются в русло общей направленности функционирования сообщества или объединения. Участником названных формирований следует признавать такое лицо, которое, сознавая свою принадлежность к преступному сообществу или объединению, дает согласие на участие в нем и выполняет любые по характеру, но обязательно причинно обусловленные членством действия, отражающие характер деятельности этого сообщества и являющиеся составной частью функционирования сообщества или объединения. Как участие в сообществе следует расценивать вступление лица в преступное сообщество и принятие на себя обязательств, возлагаемых его руководителем или сообществом в целом: выбор объектов преступлений, разработка планов их совершения и реализация, предоставление орудий и средств совершения преступлений или создание иных необходимых условий для их совершения, установление контактов с коррумпированными представителями власти, содействие руководителям сообщества и рядовым членам в избежании уголовной ответственности и др.*(269)
В силу повышенной общественной опасности анализируемое преступление будет оконченным с момента выполнения любой из альтернативных форм (усеченный состав). Правоохранительные органы имеют возможность пресекать опасную деятельность организаторов до момента фактической реализации намеченных планов совершения преступлений. Вследствие особой законодательной конструкции для организаторов, руководителей сообщества или объединения преступление окончено с момента организации последнего вне зависимости от того, успело сообщество совершить преступление или нет, подготовлены ли какие-либо планы и созданы ли условия для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Деятельность, направленная на создание преступного сообщества или объединения, но по не зависящим от виновного причинам не завершившаяся созданием указанных формирований, образует покушение на организацию преступного сообщества (преступной организации). Для участников преступного сообщества (преступной организации) преступление будет окончено с момента выполнения любых действий, вытекающих из факта принадлежности к последнему.
Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Сознанием создателей или руководителей сообщества должны охватываться все объективные признаки деяния: создание или руководство именно преступным сообществом (преступной организацией) либо объединением организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений или разработки планов и условий их совершения. Участник сообщества или объединения соответствующих лиц должен сознавать факт своей принадлежности к преступному сообществу (преступной организации), созданному в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо к объединению организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданных для разработки планов и условий совершения соответствующих преступлений. Субъективное отношение к конкретным совершаемым в составе сообщества преступлениям может быть в форме как прямого, так и косвенного умысла. Обязательным условием ответственности является также наличие специальной цели - совершение тяжких и особо тяжких преступлений или разработка планов и условий их совершения. Мотивы, которыми руководствуются виновные лица, могут быть различными и на квалификацию содеянного не влияют.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК лицо, создавшее преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее им, подлежит уголовной ответственности за его организацию и руководство, а также за все совершенные преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в нем, а также за преступления, в подготовке или совершении которых участвовали. Таким образом, виновным лицам должны вменяться конкретно совершенные ими действия, охватываемые признаками организации преступного сообщества (преступной организации), а также иные преступления, совершенные в связи с деятельностью сообщества. Однако в последнем случае необходимо, чтобы совершаемые преступления охватывались умыслом организаторов и руководителей сообщества или его структурных подразделений, а участники непосредственно участвовали в их подготовке вне зависимости от их последующего участия в конкретных преступлениях.
Законодатель не предусмотрел в ст. 210 такого же примечания, как в ст. 205, 206 и 208 УК, согласно которому лицо при определенных условиях могло бы освобождаться от уголовной ответственности за организацию или участие в сообществе, что стимулировало бы положительное посткриминальное поведение соответствующих лиц, значительно облегчило деятельность правоохранительных органов по обеспечению доказательственной базы виновности активных и наиболее опасных членов преступного сообщества.
Ответственность по ст. 210 УК наступает за сам факт организации, руководства или участия в деятельности преступного сообщества (преступной организации), поэтому совершение в составе сообщества каких-либо преступлений требует самостоятельной юридической оценки в квалификации по совокупности ст. 210 и соответствующих статей Кодекса, предусматривающих ответственность за данные преступления.
От бандитизма анализируемое преступление отличается, во-первых, отсутствием в сообществе цели совершения нападений на организации или граждан, во-вторых, ограниченным кругом преступлений, ради совершения которых создается сообщество, и, в-третьих, отсутствием в преступном сообществе оружия. Однако если сообщество либо его структурные подразделения приобретают оружие и начинают совершать нападения на граждан и организации, то организация преступного сообщества (преступной организации) как преступление перерастает в бандитизм и квалифицируется по ст. 209 УК, предусматривающей более тяжкое преступление. Организационная деятельность в этих случаях выступает в качестве подготовительного этапа к организации банды и, соответственно, дополнительной квалификации по ст. 210 УК не требуется.
От организации незаконного вооруженного формирования данное преступление отграничивается по целям деятельности и отсутствию вооруженности. Преступное сообщество (преступная организация) в отличие от незаконного вооруженного формирования создается только в преступных целях (совершение различного рода махинаций, осуществление поборов с отдельных лиц и коммерческих структур, применение насильственных форм подчинения своему влиянию определенных лиц или регионов и т.д.). Вооруженность сообщества (организации) не является обязательным признаком этого преступления. Понятие и характеристика использования лицом своего служебного положения как квалифицированный вид организации преступного сообщества (преступной организации) тождественны этому же признаку при бандитизме.
Подытоживая анализ состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК, мы полагаем, что признаки организации преступного сообщества (преступной организации) сформулированы в законодательстве неопределенно, с большим числом оценочных признаков, и не содержат достаточных объективных критериев, позволяющих четко отграничивать преступное от непреступного. Такие нормы представляют слишком большие возможности для судебного произвола, поскольку при решении этих вопросов все зависит от судейского усмотрения. Существование в уголовном законодательстве зарубежных стран (США, Италии и др.) аналогичного рода уголовно-правовых норм не является достаточным аргументом в пользу такого же решения и в нашей стране как минимум по двум причинам: а) в этих странах иная правовая система, которая формировалась и развивалась с учетом истории и традиций, тенденций и особенностей развития своего общества; б) в них существует достаточно разработанная в уголовном праве концепция оснований, принципов и пределов ответственности организаторов и участников преступных организаций, воспринятая и успешно применяемая в судебной практике.
Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК). Общественная опасность угона определяется нарушением установленного порядка пользования воздушным и водным пространством, наземными транспортными коммуникациями, что создает потенциально высокую угрозу причинения значительного материального ущерба, вреда окружающей природной среде, вреда жизни и здоровью пассажиров, членов экипажей, иных лиц.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. предмет преступления в новом Кодексе сформулирован более широко. В соответствии с диспозицией ст. 211 УК предметом являются, во-первых, судно воздушного транспорта, во-вторых, судно водного транспорта и, в-третьих, железнодорожный подвижной состав.
К воздушному транспорту относятся летательные аппараты, поддерживаемые в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды (самолеты, вертолеты, планеры, дирижабли и др.)*(270).
Согласно Воздушному кодексу, авиация подразделяется на гражданскую, государственную и экспериментальную. Гражданская авиация - это авиация, используемая в целях обеспечения потребностей граждан и экономики. Гражданская авиация, используемая для воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов, почты и авиационных работ, которые осуществляются за плату, относится к коммерческой гражданской авиации, а гражданская авиация, используемая на безвозмездной основе, относится к авиации общего назначения. К государственной относится авиация, используемая для осуществления военной, пограничной, милицейской, таможенной и другой государственной службы, а также для выполнения мобилизационно-оборонных задач. Авиация, используемая для проведения опытно-конструкторских, экспериментальных, научно-исследовательских работ, а также испытаний авиационной и другой техники, относится к экспериментальной авиации. Гражданские воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов, подлежат государственной регистрации в Государственном реестре гражданских воздушных судов Российской Федерации или в Государственном реестре гражданских воздушных судов иностранного государства. Государственные воздушные суда подлежат государственной регистрации в порядке, установленном специально уполномоченным органом в области обороны по согласованию со специально уполномоченными органами, имеющими подразделения государственной авиации. Экспериментальные воздушные суда подлежат государственному учету с выдачей соответствующих документов специально уполномоченным органом в области оборонной промышленности. К категории воздушных судов как предмета анализируемого преступления относятся и летательные аппараты Военно-Воздушных Сил, МВД, ФСБ и других ведомств*(271).
Согласно ст. 7 и 33 Кодекса торгового мореплавания РФ 1999 г. судно - это самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях торгового мореплавания и подлежащее регистрации в одном из реестров судов Российской Федерации: Государственном судовом реестре, судовой книге или в чартерном реестре.
При этом под торговым мореплаванием понимается широкий спектр деятельности, связанной с использованием судов для: перевозок грузов, пассажиров и их багажа; промысла водных биологических ресурсов; разведки и разработки минеральных и других неживых ресурсов морского дна и его недр; лоцманской и ледокольной проводки; поисковых, спасательных и буксирных операций; подъема затонувшего в море имущества; гидротехнических, подводно-технических и других подобных работ; санитарного, карантинного и другого контроля; защиты и сохранения морской среды; проведения морских научных исследований; учебных, спортивных и культурных целей; иных целей.
К водным судам относятся также военные корабли, военно-вспомогательные суда и другие суда, находящиеся в собственности государства или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной некоммерческой службы, а также суда рыбопромыслового флота (обслуживающие рыбопромысловый комплекс суда, используемые для промысла водных биологических ресурсов, а также приемотранспортные, вспомогательные суда и суда специального назначения). К категории водного транспорта относится также озерный и речной транспорт, выполняющий аналогичные вышеуказанным функции.
В железнодорожный подвижной состав включаются механический рельсовый транспорт, за исключением трамвая (локомотивы, вагоны, в том числе и составы метрополитена, открытые платформы, цистерны, краны, дрезины и т.п.). Метрополитен относится к железнодорожному, а не городскому транспорту в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 21 мая 1975 г., когда он был передан в ведение Министерства путей сообщения. Ведомственная принадлежность транспорта, а также форма собственности на него для квалификации значения не имеют.
Спорным является вопрос об отнесении к предметам данного преступления маломерных морских и речных судов (моторных лодок, катеров и т.п.)*(272), а также дрезин и мотрисс. Одни авторы полагают, что моторные лодки и катера, в отличие от тележек, перемещаемых по рельсам вручную, являются предметом данного преступления*(273); другие не относят к предмету ни моторные лодки, катера и т.п., ни дрезины и мотриссы, используемые локально*(274); третьи не считают судном водного транспорта моторные лодки, речные малогабаритные катера и яхты индивидуального пользования*(275); четвертые не относят к предмету рассматриваемого преступления маломерные суда, а также механизмы, передвигаемые по железной дороге вручную*(276). Такое разночтение в определении предмета преступления, предусмотренного ст. 211 УК, имеет определенные основания.
В период действия Уголовного кодекса 1960 г. маломерные морские и речные моторные суда не признавались предметом воднотранспортных преступлений, квалифицируемых по ст. 85 УК "Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта", а относились к транспортным средствам, о которых шла речь в примечании к ст. 211 УК "Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортными средствами"*(277). Соответственно, в судебной практике нарушение лицом действующих правил управления маломерными судами, повлекшее гибель людей или иные тяжкие последствия, квалифицировалось по ст. 213 УК 1960 г. "Нарушение действующих на транспорте правил"*(278). Такое решение было вынужденным, поскольку субъектами водно-транспортного преступления традиционно считались только лица, состоящие на службе в системе транспорта. Маломерные моторные суда могли находиться в личной собственности и, следовательно, управляться лицами, которые не признавались субъектами предусматриваемого преступления. В целях устранения данного пробела судебная практика пошла по пути их квалификации по ст. 213 УК 1960 г.
В настоящее время нормы о транспортных преступлениях, вне зависимости от вида транспорта, сосредоточены в одной главе Кодекса (гл. 27). В собственности отдельных лиц могут находиться не только маломерные моторные суда, но и катера, катамараны, яхты любого водоизмещения, а также планеры, мотодельтапланы, вертолеты и самолеты и др. Следовательно, круг лиц, управляющих такого рода судами и не относящихся к специальным субъектам, значительно расширился. В ст. 268 УК прямо указан субъект преступления: любой участник движения, кроме предусмотренных в ст. 263 и 264 УК, где говорится о специальных субъектах. Поэтому во избежание двойного стандарта необходим единообразный подход к определению транспортных средств. Полагаем, что соответствующие рекомендации для следственно-судебных органов должен дать Пленум Верховного Суда РФ. По нашему мнению, предметом преступления, предусмотренного ст. 211 УК, должны признаваться любые транспортные средства (маломерные моторные суда, дрезины, дельтапланы, воздушные шары и др.), подлежащие государственной регистрации*(279). По предмету преступления данный состав отграничивается от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК), где таковым является механическое транспортное средство, не относящееся к железнодорожному, воздушному или водному транспорту.
Объективная сторона преступления выражается в совершении одной из двух альтернативных форм активных действий - в угоне соответствующего судна или подвижного состава либо в их захвате с целью угона, которые хотя и тесно связаны между собой, но не совпадают. Под угоном следует понимать самовольные ненасильственные действия по уводу судна или состава с места их нахождения. Угон предполагает, во-первых, установление контроля со стороны виновных лиц над судном или подвижным составом и, во-вторых, перемещение судна или состава с того места, где они находились в определенный конкретный момент. Обязательной характеристикой угона является его ненасильственный характер, поскольку насильственный способ установления незаконного контроля над судном - обязательный признак захвата транспортного средства*(280). Захват - это не способ угона, а один из способов подготовки к нему, который характеризуется специфическими признаками, и прежде всего насильственным способом совершения преступления. Учитывая резкое повышение общественной опасности содеянного, законодатель придает данному способу подготовки, наряду с угоном, характер самостоятельного элемента объективной стороны. Иное решение вступает в противоречие с законодательной формулировкой. Закрепление в законе действия и способа его совершения как однопорядковых и самостоятельных явлений не только нелогично, но и противоречит требованиям законодательной техники.
Таким образом, угоном следует признавать случаи, когда: а) судно находится без экипажа, состав без машиниста, пассажиров, охраны и уводится посторонними гражданами; б) транспортное средство угоняется либо экипажем (машинистом), либо, по договоренности с ним, обслуживающим персоналом или охраной, лицами, не имеющими отношения к управлению соответствующим средством; в) вышеуказанные лица по каким-либо причинам не могут повлиять на поведение угонщиков и поэтому занимают пассивную позицию. Осознание или неосознание иными лицами характера поведения угонщиков в момент совершения соответствующих действий для квалификации значения не имеет.
Для квалификации не важно, находилось ли в момент угона судно или состав в движении или в месте стоянки (на стоянке в аэропорту или водном порту, на рейде или на курсе, в депо, полете, на станции и т.д.). На ответственность не влияет также и то обстоятельство, кто конкретно управляет судном или составом: угонщики, экипаж или иные лица.
В отличие от угона захват - насильственное установление контроля над воздушным или водным судном либо железнодорожным подвижным составом с целью угона. Необоснованной представляется позиция, высказанная в специальной литературе, согласно которой захват может осуществляться и без насилия, например, путем обмана членов экипажа*(281). Это противоречит, во-первых, смысловому назначению слова "захватить"*(282); во-вторых, положениям международных документов. Так, в ст. 1 Гаагской конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. говорится: "Любое лицо на борту воздушного судна, находящегося в полете, которое:
a) незаконно, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем любой другой формы запугивания захватывает это воздушное судно, или осуществляет над ним контроль, либо пытается совершить любое такое действие, или
b) является соучастником лица, которое совершает или пытается совершить любое такое действие, совершает преступление (в дальнейшем именуемое "преступление")".
Таким образом, в международной практике под захватом понимаются только насильственные действия.
Характер насилия, допустимого при захвате, ответственность за совершение которого наступает по ч. 1 ст. 211 УК, в законе напрямую не определяется. Однако сопоставление с этих позиций ч. 1 и ч. 2 ст. 211 УК позволяет сделать вывод, что насилие, характерное для основного состава преступления, не может выходить за пределы насилия, не опасного для жизни или здоровья либо угрозы применения такого насилия, поскольку в противном случае это будет уже квалифицированный вид угона, предусмотренный ч. 2 ст. 211 УК. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, в соответствии со сложившейся судебной практикой следует понимать побои, истязания, повреждения, не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК, или другие действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы*(283).
Психическое насилие - это угроза причинения любого по характеру насилия (причинение вреда здоровью или смерти потерпевших, совершение мучительных действий, не повлекших причинение вреда здоровью, и т.д.) либо уничтожения или повреждения судна или подвижного состава и т.п. По ч. 1 ст. 211 УК характер психического насилия определяется лишь насилием, не опасным для жизни или здоровья. Чаще всего оно выражается в словесной форме, в том числе в неопределенном виде - "пострадаешь, плохо будет". Во всех случаях угроза (психическое насилие) должна носить реальный характер, т.е. обстоятельства ее высказывания должны свидетельствовать о готовности виновного немедленно применить физическое насилие в случае отказа потерпевшего выполнить его требования. Только при этих условиях угроза может выступать в качестве средства, парализующего возможное сопротивление заложника или иного лица.
Круг лиц, к которым применяется соответствующее насилие, может включать в себя членов экипажа, обслуживающий персонал, охрану, пассажиров либо иных лиц, которые по тем или иным причинам оказались на транспортном средстве или вблизи от него. Применение насилия или угрозы со стороны виновных осуществляется в целях подавления как имеющегося, так и возможного сопротивления со стороны иных лиц при установлении незаконного контроля над судном или составом. В случаях, когда насилие не является средством захвата судна или подвижного состава в целях угона (например, при захвате заложников после установления контроля над судном или составом), содеянное образует состав иного преступления - захват заложника, преступление против личности и т.п. В судебной практике чаще всего встречается угроза применения насилия (угроза совершения взрыва, причинения физического вреда членам экипажа, пассажирам и др.). Формы контроля над соответствующим транспортным средством могут быть различными: непосредственными, когда управление названными средствами осуществляется самими угонщиками, либо опосредованными, когда средство управляется членами экипажа, машинистами или пассажирами под руководством виновных лиц.
Сложным является определение момента окончания анализируемого преступления, поскольку судно может угоняться как с земли, так и в процессе воздушного полета. В общей форме угон признается оконченным преступлением с момента изменения точки местонахождения судна или состава, а захват - с момента выхода их из законного владения и установления над ними неправомерного контроля со стороны угонщиков. Изменение точки местонахождения судна или состава связано с началом полета воздушного судна*(284), движения подвижного состава, водного судна с места стоянки (в аэропорту, на рейде или станции, в депо) либо изменением курса судна. Попытка угона или захвата соответствующих транспортных средств квалифицируется как покушение на преступление.
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется только прямым умыслом. Для захвата судна или подвижного состава конститутивным признаком является наличие специальной цели - угона. Захват, не сопровождавшийся угоном, а преследующий иные цели, не образует преступления, квалифицируемого по ст. 211 УК. В отношении угона цель не определяется, следовательно, он может совершаться с любыми целями: хищение судна или состава либо находящихся в нем груза или багажа, захват заложников, незаконное пересечение границы и т.п. Однако эти цели находятся за пределами состава преступления и влияния на квалификацию не оказывают. Причинение вреда собственнику судна, подвижного состава, груза или багажа требует самостоятельной оценки по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Мотивы преступления могут быть различными и на квалификацию не влияют. Исключением являются случаи, когда виновные лица действуют по антигосударственным мотивам, что влечет за собой квалификацию по соответствующим статьям гл. 29 УК.
Субъектом угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В отличие от состава преступления, предусмотренного ст. 166 УК "Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения", субъектом этого преступления могут быть и члены экипажа, машинисты, которые имеют доступ к транспортному средству в связи с выполнением служебных обязанностей.
В судебной практике угон нередко совершается вооруженной бандой, с целью захвата заложников, незаконного пересечения границы и т.д. Во всех этих случаях необходима квалификация по совокупности преступлений, установленных ст. 211 и соответствующими статьями Кодекса, предусматривающими ответственность за данные преступления. При угоне или захвате с целью угона и последующим обращением в пользу виновных или иных лиц судна или подвижного состава содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 211 и соответствующих статей гл. 21 УК, поскольку в результате действий виновных вред причиняется различным общественным отношениям - собственности и общественной безопасности, и это должно найти отражение в квалификации деяния
Квалифицированным видом угона (ч. 2 ст. 211 УК) является совершение преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе терроризма (п. "а" и "б" ч. 2 ст. 205 УК), захвата заложника (п. "г" и частично п. "в" ч. 2 ст. 206 УК). Угроза применением насилия, опасного для жизни или здоровья, означает психическое воздействие на потерпевшего в форме угрозы применения насилия, которое может повлечь причинение лицу легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью.
Особо квалифицированным видом угона являются: а) совершение деяния организованной группой; б) причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе особо квалифицированного вида терроризма (ст. 205 УК).
Массовые беспоpядки (ст. 212 УК). Высокая степень общественной опасности массовых беспорядков определяется рядом обстоятельств: во-первых, самим фактом существования трудно поддающейся внешнему контролю большой массы людей, что уже влечет за собой значительную психологическую напряженность в определенном регионе или районе их проживания; во-вторых, стихийным характером поведения участников толпы, который сопряжен с массовыми уничтожением и повреждением имущества, причинением физического вреда здоровью, а нередко и смерти значительному числу людей, с дезорганизацией деятельности органов власти и управления, транспорта, иных жизнеобеспечивающих сфер общества; в-третьих, неблагоприятной тенденцией массовых беспорядков к росту, особенно в условиях общей экономической, политической, социальной и психологической неустойчивости и нестабильности общества.
В Уголовном кодексе 1996 г., так же как и в ранее действовавших уголовных кодексах, не содержится определения понятия "массовые беспорядки", что вызывает определенные сложности в правоприменительной деятельности*(285). Массовые беспорядки - это нарушение установленного порядка в публичных местах, совершаемое множеством лиц (толпой).
Соответствующий порядок поведения предусматривается законами Российской Федерации и субъектов Федерации, устанавливаемыми местными органами власти и управления правилами поведения в местах массового скопления людей. Массовые беспорядки связаны, прежде всего, с действиями толпы (множества лиц), что является первой характерной чертой этого преступления и которая применительно к анализируемому составу в специальной литературе практически не рассматривается. По мнению Ю.Н.Демидова: "Понятие массы людей, толпы весьма условно"*(286). В уголовно-правовой теории XIX в. понятие "скопище", которое после 1917 г. трансформировалось в понятие "массовые беспорядки", связывалось с массой людей. Так, Н.С.Таганцев писал: "Понятие скопища означает объединение ради общих действий или ради общей цели более или менее значительного числа лиц, массы людей; причем понятие множества не может быть определено какими-либо признаками, особо указанными в законе, а устанавливается по обстоятельствам каждого случая"*(287). Позже, в советское время, А.Н.Трайнин при характеристике массовых беспорядков отмечал: "Массы - меняющаяся толпа со свободным доступом и свободным выходом участников"*(288). В русском языке понятие "толпа" определяется как "скопление людей, сборище"*(289). По мнению А.Соловьева, количество людей при массовых беспорядках должно быть таким, чтобы в любой момент перекрыть движение транспорта, пешеходное движение, сорвать проведение массового мероприятия, нарушить работу различных учреждений и организаций, т.е. контролировать положение на определенной значительной территории*(290).
В зарубежном уголовном законодательстве подходы к численному определению толпы (если ее рассматривать как количественный синоним "массы") различны - либо вообще не указываются (ФРГ, Франция и др.), либо колеблются от трех (Примерный Уголовный кодекс США 1962 г.) до двенадцати человек (Акт об охране общественного порядка Великобритании 1986 г.).
Таким образом, теория российского уголовного права не связывает понятие "толпа" с какими-либо количественными характеристиками. Полагаем, что невозможно формализовать количественные критерии толпы и, соответственно, состава преступления массовых беспорядков. Конечно, в зависимости от того, насколько велика толпа, может быть причинен больший или меньший вред правоохраняемым объектам. Однако с содержательных позиций более важными представляются другие свойства толпы. Во-первых, относительная связанность какой-либо общей идеей, что придает толпе определенную направленность, возможность быстро реагировать на новые призывы и достаточно легко менять свой интерес. Во-вторых, в целом стихийный характер сбора людей, не исключающий наличие организационных моментов, но они, как правило, касаются не всей толпы, а ее костяка, который может быть немногочисленным. В-третьих, трудноуправляемость большого массива людей, что может привести к потере контроля со стороны ее руководителей над поведением толпы и, соответственно, к стихийному развитию событий, быть может, даже выходящих за пределы первоначально задуманного. Названные обстоятельства в совокупности лежат прежде всего в основе криминализации массовых беспорядков и определяют их высокую общественную опасность.
Вместе с тем следует иметь в виду, что простое нарушение общественного порядка массой людей еще не составляет преступление, предусмотренное ст. 212 УК. Такого рода действия могут образовывать административное правонарушение, наказуемое в соответствии со ст. 166.1 КоАП РСФСР. Для применения норм Уголовного кодекса необходимо, чтобы массовые беспорядки сопровождались насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти.
Вторая характерная черта массовых беспорядков - они выступают в качестве реакции на неправомерные действия органов власти. Следует отметить, что этот признак был выделен уже в ст. 77 УК 1922 г. и специально подчеркивался исследователями того периода*(291). В последующие годы данное обстоятельство как бы несколько ушло в тень и нередко игнорировалось судебной практикой. Статья 212 УК 1996 г. предусматривает в качестве условия ответственности за массовые беспорядки невыполнение законных требований представителей власти. Правда, это положение содержится не в описании традиционного простого состава массовых беспорядков, а в ч. 3 статьи, где предусматривается ответственность за призывы к неподчинению власти, массовым беспорядкам и насилию над гражданами. В целях ясного и недвусмысленного понимания массовых беспорядков было бы предпочтительным предусмотреть этот обязательный признак при описании именно организационной деятельности и участия в массовых беспорядках. Вместе с тем даже такая формулировка закона, на наш взгляд, дает достаточные основания для привлечения к уголовной ответственности по ст. 212 УК лишь при условии законного характера действий органов власти. Незаконность предъявляемых требований к участникам и организаторам толпы должна влечь за собой освобождение их от уголовной ответственности по ст. 212 УК.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
Объективная сторона массовых беспорядков выполняется только путем активных действий, выражающихся в нарушении множеством лиц (толпой) установленного порядка в публичных местах, сопровождаемых насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти (ч. 2 ст. 212 УК) либо в организации соответствующих массовых беспорядков (ч. 1), либо в призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывах к насилию над гражданами (ч. 3).
Законодатель дифференцирует ответственность за массовые беспорядки в зависимости от характера и степени общественной опасности совершаемых виновными лицами действий: организаторы массовых беспорядков привлекаются по ч. 1 ст. 212 УК; участники беспорядков - по ч. 2; лица, призывающие к активному неподчинению законным требованиям представителей власти, к массовым беспорядкам, а равно к насилию над гражданами, - по ч. 3.
Согласно ч. 1 ст. 212 УК, преступление выражается в организации массовых беспорядков. Таким образом, центральной фигурой преступления является ее организатор. Без уяснения понятия данной фигуры невозможно и определение организации массовых беспорядков. В ст. 17 УК 1960 г. организатор определялся как лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением. В соответствии с этим в специальной литературе в последние годы сложилось устойчивое мнение, что организация массовых беспорядков выражается в совершении действий, во-первых, направленных на подготовку к массовым беспорядкам и, во-вторых, по непосредственному руководству массовыми беспорядками в период их совершения. По существу, такое же понятие организатора содержится и в ст. 33 УК 1996 г. с добавлением аналогичных функций при создании или руководстве организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Следовательно, организационная деятельность включает в себя совершение действий как на стадии подготовки, так и в процессе массовых беспорядков.
Подготовительная деятельность к массовым беспорядкам как первая форма организационной деятельности включает в себя широкий комплекс действий, направленных на сбор толпы и подготовку программы ее действий: выбор места и времени совершения беспорядков, определение из числа его участников лиц, ответственных за отдельные акции, подготовку агитационных плакатов и призывов, разработку планов действий, организацию связи, снабжения оружием, транспортом, другими подручными средствами, созыв участников массовых беспорядков и др.
Названная форма организационной деятельности характеризуется тем, что организаторы воздействуют на неопределенно большой круг людей. В связи с этим возникает вопрос об отграничении организации от подстрекательства и пособничества. В теории уголовного права по данному поводу высказываются различные точки зрения. Согласно одной из них: "подстрекатели, пособники (и укрыватели в соответствующих случаях) в совершении погромов и других преступлений, совершенных во время массовых беспорядков, должны нести ответственность по соответствующим статьям за посягательство на личность, имущество и т.д."*(292) Другие авторы считают, что лица, призывающие группу людей, толпу к совершению противоправных действий (если не установлено иных признаков их организаторской деятельности) должны привлекаться к уголовной ответственности за соучастие в массовых беспорядках в форме подстрекательства. Лица, непосредственно не участвовавшие в погромах, поджогах и иных подобных действиях, но своими усилиями способствовавшие их совершению (например, предоставлением транспортных средств, оружия, сведений о местонахождении объектов посягательств, укрытием орудий, предметов преступлений) либо склонявшие путем угроз, просьб отдельных членов толпы к участию в массовых беспорядках, должны признаваться пособниками или подстрекателями"*(293).
При решении данного вопроса следует иметь в виду, что ч. 3 ст. 212 УК предусмотрена самостоятельная ответственность за призывы к массовым беспорядкам. Подробнее о характеристике этой специфической формы будем сказано ниже, сейчас же можно сделать общий вывод: призывы есть не что иное, как подстрекательство к массовым беспорядкам. В специальной литературе утвердилось мнение, что "организатор первого вида (лицо, организовавшее совершение преступления. - В.К.) всегда действует и как подстрекатель, поскольку инициатива в совершении преступления, как и подыскание соучастников, всегда принадлежит ему"*(294). Следовательно, если организационные действия помимо элементов подстрекательства включают в себя и действия, направленные на организацию преступления, то содеянное полностью охватывается понятием "организация" и квалифицируется только по ч. 1 ст. 212 УК. В тех же случаях, когда лицо ограничивается только подстрекательством (призывами к толпе, группе лиц) и не предпринимает усилий для организации массовых беспорядков, оно привлекается к ответственности по ч. 3 ст. 212 УК.
Лицо, которое непосредственно не участвует в погромах, поджогах и иных подобных действиях, но содействует участникам массовых беспорядков во время их совершения путем предоставления каких-либо средств (оружия, транспорта, продуктов и т.п.), устранения препятствий либо советами или содействует таким же образом руководителям совершения массовых беспорядков, должно привлекаться к ответственности за пособничество. Более сложным представляется решение вопроса о квалификации действий лиц, которые содействовали указанными способами организаторам массовых беспорядков на стадии подготовительных действий. В таких случаях по отношению к организаторам лицо выступает в качестве пособника, но относительно участников массовых беспорядков оно, в силу своих действий, выполняет организующую роль - создает условия для совершения погромов, поджогов и иных подобных действий. Мы полагаем, что в этом случае действия виновного лица должны квалифицироваться как организация массовых беспорядков.
Вторая форма организационной деятельности выражается в непосредственном руководстве массовыми беспорядками. К ним относятся действия, сопряженные с отдачей конкретных распоряжений по выполнению каких-либо необходимых действий (доставка пищи, воды, медикаментов, спиртного, оружия, перекрытие путей движения подразделений охраны безопасности, внутренних войск, совершении конкретных актов погромов, поджогов и других подобных действий), вербовка новых участников беспорядков, распределение людей по группам с постановкой им конкретных задач, направление движения толпы в определенное место и тому подобные действия. Виновное лицо при этом может участвовать и в конкретных актах беспорядков, т.е. быть исполнителем (участником) массовых беспорядков. Данное обстоятельство не меняет оценки его деятельности как организатора и не служит основанием для квалификации его действий по совокупности ч. 1 и 2 ст. 212 УК, но должно учитываться при назначении наказания.
В соответствии с законом массовые беспорядки должны сопровождаться насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти. При этом совершение всех указанных действий не является обязательным для наличия состава массовых беспорядков. В Уголовном кодексе перечень действий, сопровождающих массовые беспорядки, изложен исчерпывающим образом и расширительному толкованию не подлежит.
Насилие как обязательный фактор, сопутствующий нарушению установленного порядка в публичных местах, совершаемому множеством лиц (толпой), может быть психическим и физическим*(295).
Психическое насилие - это угроза применения любого по характеру насилия: причинения вреда здоровью или смерти, изнасилования или совершения мучительных действий, уничтожения или повреждения имущества, воспрепятствования занятию какой-либо деятельностью и др. Формы угрозы выражаются различно: словесно, в том числе в неопределенном виде, например, "плохо будет", демонстрация предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы, показ действия едких, ядовитых или легковоспламеняющихся веществ и т.д. Угроза (психическое насилие) должна восприниматься потерпевшими реальной и осуществимой.
Под физическим насилием следует понимать совершение действий, связанных с ограничением свободы передвижения, причинением физической боли либо повлекших за собой последствия, предусмотренные ст. 112 и 115 УК. Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью выходит за пределы насилия, предусматриваемого массовыми беспорядками и должно квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями Кодекса. Такой вывод следует из сопоставления санкций ст. 212 и 105, 111 УК.
Законодатель оставил в числе действий, сопровождающих массовые беспорядки, погромы. Такое решение представляется не совсем удачным. Во-первых, смысловую нагрузку этого слова достаточно сложно определить однозначно. Ни в законодательстве, ни в специальной литературе понятие "погромы" длительное время не раскрывалось*(296). Использование понятий "порча, уничтожение, приведение в непригодное состояние" при характеристике погромов нам представляется не совсем удачным, поскольку по своему содержанию они взаимопересекаются и не дают достаточной ясности об объеме понятия "погромы". В русском языке под погромом понимается: "Реакционно-шовинистическое выступление против какой-н. национальной или иной группы населения, сопровождающееся разорением, грабежом имущества и массовыми убийствами"*(297).
Следовательно, для погромов характерны, во-первых, уничтожение или повреждение имущества, во-вторых, его похищение, в-третьих, применение насилия. Кроме того, понятие "погромы" чаще всего ассоциируется с националистическими выступлениями. И действительно, как показывает судебная практика, погромы часто совершаются на почве национальной вражды или неприязни, однако эти мотивы далеко не исчерпывают тех побуждений, которыми руководствуются организаторы и участники массовых беспорядков. По опубликованным данным, в основе беспорядков лежали в 30% случаев недовольство низким уровнем жизни, в 22% - подверженность слухам, в 18% - недовольство работой органов власти и управления и в 14% - националистические побуждения*(298). Таким образом, реально в содержание погромов, если иметь в виду, что законодатель выделил насилие и уничтожение имущества наряду с погромами, входит лишь похищение имущества. Однако и в этом случае полной ясности не имеется, поскольку хищение не всегда включается в понятие "погромы". Например, Ю.Н.Демидов считает, что преступное завладение имуществом в процессе погрома целесообразно рассматривать как часть единого преступного деяния без дополнительной квалификации по статьям, предусматривающим ответственность за имущественные преступления, если при этом не было противоправных действий в отношении жизни и здоровья собственников. Если же в ходе учиненного погрома отдельные участники массовых беспорядков тайно или открыто с насилием над личностью присваивают себе имущество разграбляемого жилища, то в таких случаях их действия следует квалифицировать по совокупности преступлений"*(299). По нашему мнению, сущность погромов связана с применением насилия и причинением имущественного вреда в процессе массовых беспорядков. Но такие признаки уже указаны в диспозиции ст. 212 УК, поэтому выделение погромов в качестве самостоятельного признака теряет смысл и ничего не добавляет в понимание сущности массовых беспорядков.
Поджоги, как характеризующий массовые беспорядки признак, - это совершение различных действий, которые привели к возгоранию строений, транспортных средств, имущества, иных материальных ценностей. Под уничтожением имущества понимается приведение полностью в непригодное состояние сооружений, транспорта, коммуникаций, жилищ, предметов обихода и др. Применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств означает использование их поражающих свойств для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов либо создания реальной возможности наступления таких последствий или устрашения населения. О понятии огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств говорилось выше при анализе терроризма и бандитизма.
Оказание вооруженного сопротивления представителю власти выражается в активном противодействии законной деятельности представителей власти по поддержанию общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо в принуждении этих лиц к выполнению явно незаконных действий, совершаемых с применением оружия, когда создается угроза их жизни или здоровью. Вооруженность означает наличие любого оружия (огнестрельного, холодного, метательного либо газового).
В соответствии с примечанием к ст. 318 УК представителями власти признаются должностные лица правоохранительного или контролирующего органа, а также иные должностные лица, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости. Таким образом, к данной категории лиц относятся: депутаты законодательных органов всех уровней и их помощники, должностные лица исполнительных и контролирующих органов (контрольные органы Президента РФ, главы администраций субъектов Федерации) различных уровней; работники правоохранительных органов (прокуратуры, МВД, суда, ФСБ, федеральных органов налоговой полиции и таможни); представители различных общественных организаций и объединений, которые по специальному полномочию наделяются на время осуществления своих функций правомочиями представителя власти (народные дружинники, общественные помощники, инспектора и др.), военнослужащие, привлекаемые в соответствии с Законами РФ от 24 сентября 1992 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" и от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих" к обеспечению общественной безопасности и общественного порядка.
Ответственность за непосредственное участие в массовых беспорядках предусмотрена в ч. 2 ст. 212 УК. Таким образом, законодатель дифференцированно подходит к оценке характера и степени общественной опасности, учитывая различную функциональную роль организаторов и участников массовых беспорядков.
Под участием в массовых беспорядках следует понимать непосредственное совершение участниками толпы во время нарушения установленного порядка актов насилия, погромов, поджогов, уничтожения имущества, применения оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также вооруженное сопротивление представителям власти. Совершение перечисленных действий вне нарушения толпой установленного порядка исключает наличие массовых беспорядков и виновные лица должны привлекаться к ответственности за совершение соответствующих преступлений (против личности, собственности, порядка управления и т.д.). Не могут квалифицироваться по ст. 212 УК и действия лиц (участников толпы), которые находились в районе массовых беспорядков, но не выполняли вышеуказанные действия. Они привлекаются к ответственности на общих основаниях, т.е. при наличии в их действиях признаков иных, помимо массовых беспорядков, составов преступлений.
В ч. 3 ст. 212 УК предусматривается специфическая форма массовых беспорядков: призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами. Строго говоря, к массовым беспорядкам относится лишь один вид действий, названных в этой части статьи, - призывы к массовым беспорядкам. Что же касается призывов к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и призывов к насилию над гражданами, то они, по существу, являются конкретными видами призывов к массовым беспорядкам. Вместе с тем они могут быть и не сопряжены с массовыми беспорядками, поэтому законодатель выделил их наряду с призывами к массовым беспорядкам. Как отмечалось ранее, по своим существенным свойствам данные действия есть не что иное, как подстрекательство к массовым беспорядкам.
Призывы - это "обращение, в лаконичной форме выражающее руководящую идею, политическое требование, лозунг"*(300). Таким образом, призывы образуют публичное обращение в целях возбуждения желания совершить определенные действия у части населения. Они могут совершаться с помощью средств массовой информации, путем подачи сигналов, составления и оглашения требований, программ, петиций и т.п., а также непосредственно через микрофоны, на собраниях, митингах и т.д. Обязательным условием ответственности по ч. 3 ст. 212 УК является направленность призывов на совершение определенных, прямо указанных в законе, действий. Призывы к совершению иных действий квалифицируются как подстрекательство к другим преступлениям (терроризму, убийству и т.д.).
Законодатель сформулировал ч. 1 и 3 ст. 212 УК по принципу формальных составов, и поэтому преступление считается оконченным с момента организации беспорядков либо оглашения призывов. Преступление, предусмотренное ч. 2 этой статьи, будет окончено с момента совершения указанных в ней действий - применения насилия, совершения погромов, поджогов и т.д.
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется умышленной формой вины. Однако содержание умысла у виновных лиц может быть различным. Организатор и подстрекатель всегда действуют только с прямым умыслом. В литературе высказано мнение, что организатор может руководствоваться и косвенным умыслом*(301).
Такая позиция противоречит общей теории соучастия. Законодателем организационная и подстрекательская деятельность признается оконченным преступлением с момента организации массовых беспорядков или подстрекательства к ним. Волевое отношение виновного лица к факту организации массовых беспорядков при этом выражается только в желании их организации. Совершение в процессе массовых беспорядков актов насилия, погромов, поджогов и иных подобных действий находится за пределами состава этого преступления и, следовательно, не влияет на оценку субъективного отношения виновных лиц. Однако для вменения в вину организаторам последующих актов насилия, погромов и т.д. необходимо установить, что они охватывались их умыслом. Таково требование ч. 5 ст. 35 УК. Волевое отношение в этом случае может выражаться как в желании, так и в сознательном допущении таких последствий или в безразличном отношении к ним.
Участники массовых беспорядков могут действовать как с прямым, так и косвенным умыслом. Характер целей и мотивов, которыми руководствуются организаторы и участники беспорядков, в законе не описывается. Следовательно, они могут быть различными, в том числе у различных субъектов. Исключением являются лишь цели антигосударственного характера. В реальности это могут быть, как уже отмечалось, недовольство социально-экономическими условиями жизни, деятельностью государственных органов, хулиганские побуждения, национальная неприязнь и т.п.
Субъект массовых беспорядков общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Участники массовых беспорядков, совершившие конкретные акты насилия, погромы, поджоги и т.д., могут привлекаться к ответственности и по достижении 14 лет, если в соответствии с законом ответственность за конкретные преступления установлена с этого возраста.
Массовые беспорядки являются сложным преступлением*(302), поэтому возникает вопрос о его отграничении от смежных составов преступлений и квалификации по совокупности. Поскольку насилие над гражданами и представителями власти, уничтожение и повреждение имущества, применение оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств - обязательные признаками объективной стороны массовых беспорядков, постольку названные действия охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 212 УК, и не требуют дополнительной квалификации. Совершение иных преступлений (бандитизм, незаконный оборот оружия или радиоактивных материалов, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды и др.) требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Кодекса. Как отмечалось ранее, выходит за пределы массовых беспорядков и причинение смерти и тяжкого вреда здоровью.
Пиратство (ст. 227 УК). Уголовный кодекс 1996 г. впервые предусмотрел ответственность за преступление, правовая регламентация которого имеет давнюю историю, но нашла отражение в законодательстве лишь с принятием этого Кодекса. Ранее действия, охватываемые понятием "пиратство", квалифицировались как разбой, бандитизм, преступления против личности, что отражало пробельность в законодательстве.
Высокая общественная опасность пиратства, иначе еще называемого морским разбоем, обусловливается тем, что оно сопряжено с человеческими жертвами, причиняет серьезный материальный ущерб, подрывает принципы свободы и безопасности судоходства в открытом море и реках, дезорганизует движение морских и речных транспортных средств, имеет устойчивую тенденцию к росту. Особенно активно пираты действуют в южных районах Тихого океана, где нападения на рыболовные суда, яхты, грузовые теплоходы и пассажирские лайнеры совершаются даже флотилиями быстроходных катеров, экипажи которых имеют автоматы, пулеметы, пушки. Практике известны случаи нападения на океанские лайнеры, имеющие на борту по 600 и более человек экипажа и пассажиров. Россия имеет выход к трем океанам и 14 морям, а ее береговая линия превышает 100 тыс. км. Российские суда торгового и рыбопромыслового флота осуществляют свои рейсы во всех районах Мирового океана.
Пиратство является одним из старейших видов международных уголовных преступлений, борьба с которым проводилась еще в древние века. Уже тогда в силу большого материального ущерба и человеческих жертв это деяние считалось опасным преступлением и наказывалось весьма жестоко - виновных либо топили, либо вешали на рее корабля без суда и следствия. Такая практика была прекращена только в конце ХIХ в., когда пиратов стали доставлять в крупные порты для отправления над ними правосудия. Не подвергалось преследованию как пиратские нападения каперство, т.е. совершаемые частновладельческими морскими судами. Каперские суда получали от военно-морских ведомств воюющих государств специальный патент, разрешающий экипажу судна в период войны нападать на любые суда противника и нейтральных стран, перевозящие контрабанду, захватывать груз и судно, топить их и т.п. Каперство было запрещено в 1865 г. Декларацией о морской войне*(303).
В ХХ в. морским разбоем занимались военные суда различных государств. Например, в 30-е годы суда многих нейтральных стран подвергались нападениям со стороны немецких и итальянских военных судов. Реакцией на такие разбойные нападения была попытка ряда государств создать правовую основу для борьбы с пиратством. В 1937 г. несколько государств, в том числе и Советский Союз, подписали Нионское соглашение, согласно которому нападение на нейтральное судно рассматривалось как пиратство. Тогда же стороны Соглашения договорились распространить его принципы и на нападения, совершаемые подводными судами и самолетами. Однако в силу недостаточной правовой определенности, и прежде всего в вопросе о том, какие именно суда и самолеты должны рассматриваться как пиратствующие, данное Соглашение не получило всеобщего одобрения. Вместе с тем в международной практике тех лет под морским пиратством понималось всякое насильственное действие против лиц и грузов, совершаемое без надлежащего разрешения в море частным судном против другого судна*(304). В юридической литературе пиратство определялось по-разному*(305).
Статус пиратства как международного уголовного преступления, а также правовые основы борьбы с ним были закреплены в решениях Женевской конвенции об открытом море 1958 г. и Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 г. В соответствии со ст. 15 Конвенции 1958 г. под пиратством понимают:
1) любой неправомерный акт насилия, задержания или грабежа, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный:
a) в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту,
b) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства;
2) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, если тот, кто этот акт совершает, знает обстоятельства, в силу которых это судно или этот летательный аппарат являются пиратским судном или пиратским летательным аппаратом;
3) любое действие, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в пунктах 1 или 2 настоящей статьи. Такое же определение пиратства воспроизведено без изменений и в ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.
Несколько позже международным сообществом была выработана и сформулирована противоправность весьма сходных с пиратством деяний, которые также совершались в открытом море. Этим вопросам, в частности, была посвящена Римская конвенция 1988 г. о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе. Согласно Конвенции и Протоколу, государства-участники взяли обязательство установить уголовные наказания за следующие деяния: а) акт насилия против лица на борту судна, если этот акт может угрожать безопасности плавания данного судна; б) захват судна и осуществление над ним силой или угрозы силой или путем любой другой формы запугивания; в) разрушение судна, нанесение ему или его грузу повреждения, которое может угрожать безопасности плавания данного судна; г) помещение или совершение действий в целях помещения на борт судна устройства или вещества, которое может разрушить это судно или причинить судну или его грузу повреждение, которое угрожает безопасности плавания этого судна; д) разрушение морского навигационного оборудования или создание серьезных помех его эксплуатации, если такие акты могут угрожать безопасности плавания судна; е) сообщение заведомо ложных сведений, создавая тем самым угрозу безопасности плавания судна; ж) нанесение ранения любому другому лицу или убийство его в связи с совершением или попыткой совершения какого-либо из вышеперечисленных преступлений; з) покушение на совершение таких деяний, подстрекательство к их совершению, а также угроза принуждения физического или юридического лица совершить какое-либо действие или воздержаться от него, совершить какое-либо из упомянутых преступлений, если эта угроза может угрожать безопасности судна (ст. 15). Действие Римской конвенции не распространяется только на военные, полицейские и таможенные корабли. Отдельные авторы вышеперечисленные деяния условно называют способами совершения морского разбоя или пиратства*(306).
Однако в отличие от Конвенции Протокол носит факультативный характер. Согласно ст. 2 Протокола, как морской разбой квалифицируются насильственный или путем запугивания захват стационарной платформы на континентальном шельфе или осуществление контроля над ней; совершение акта насилия против лица на стационарной платформе, разрушение платформы или нанесение ей повреждения, если такие действия могут угрожать ее безопасности; помещение на платформу устройства или вещества, могущих разрушить платформу или создать угрозу ее безопасности.
В Женевской конвенции 1958 г. предусматриваются и определенные силовые меры, разрешаемые в отношении пиратского судна. Так, согласно ст. 19 Конвенции, в открытом море или любом другом месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства, любое государство может захватить пиратское судно, или пиратский летательный аппарат, или судно, захваченное посредством пиратских действий, находящееся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество. Вместе с тем реализация указанных действий возможна при соблюдении двух условий. Во-первых, преследовать, останавливать и задерживать соответствующие суда, арестовывать виновных лиц и имущество вправе только военные корабли и летательные суда, а также суда и самолеты, находящиеся на государственной службе и на то уполномоченные. Во-вторых, преследование не допускается в национальных водах иного государства. Государство, задержавшее пиратское судно, осуществляет в отношении виновных уголовное преследование и наказание. Оно может выдать виновных, судно, имущество, передать доказательства их вины другому государству при наличии соответствующего обращения. Римская конвенция в качестве наказания за указанные деяния устанавливает заключение под стражу.
Согласно ст. 15 Женевской конвенции 1958 г. и ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., пиратство есть акт, "направленный против какого-либо другого судна либо против лиц или имущества, находящихся на их борту, в открытом море или за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства". При этом на квалификацию содеянного как пиратства не влияют ни принадлежность судна (государственное, частное), ни его грузоподъемность. В отличие от положений Конвенций ст. 227 УК РФ, во-первых, указывает, что это может быть морское или речное судно, и, во-вторых, не говорит о местонахождении судна как обязательном признаке пиратства. И то, и другое обстоятельства, с нашей точки зрения, являются не бесспорными. Прежде всего, непонятно, чем руководствовался законодатель, выделяя в качестве предмета пиратства речное судно. Если имелись в виду судна класса "река-море", то они предназначены лишь для каботажного плавания, т.е. плавания в прибрежных водах. В некоторой степени статусом нейтральных вод обладает лишь Дунай, но не реки России. Что же касается отсутствия в диспозиции ст. 227 УК указания на такой признак, как местонахождение судна, то это является пробелом закона, поскольку судно обязательно должно находиться за пределами государственной границы любого государства. В противном случае возникает неразрешимая проблема конкуренции пиратства с разбоем, бандитизмом или угоном судна водного транспорта. При решении этого вопроса правоохранительными органами придется прибегать к помощи положений, содержащихся в ст. 15 Конституции РФ, согласно которым при коллизии норм международного и внутригосударственного права приоритет должен отдаваться нормам международного права. Применительно к рассматриваемому вопросу это означает, что путем толкования ст. 227 УК вопрос о местонахождении судна должен решаться в пользу положений Конвенций 1958 и 1982 гг.
В Конвенциях 1958 и 1982 гг. речь идет о нападении на другое судно. Однако в литературе высказываются и иные точки зрения, основанные на неоправданности такого ограничения. Так, А.И.Коробеев, ссылаясь на законодательство других стран, и в частности на законодательство США, пишет: "Морским пиратством необходимо признать как нападение с целью захвата другого судна, лиц, имущества, находящегося на его борту, так и завладение (попытку завладения) данного судна его пассажирами или членами экипажа"*(307).
По нашему мнению, если акт нападения осуществляется на гражданском судне за пределами государственной границы, то содеянное должно расцениваться как пиратство. Такое решение обусловлено, во-первых, спецификой пиратства как преступления открытого моря и, во-вторых, существенно изменившимися по сравнению с ХIХ - первой половиной ХХ в. условиями правового регулирования действий, совершаемых на суше и на море.
Объект преступления - совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.
С объективной стороны пиратство определяется в Уголовном кодексе как нападение на морское или речное судно, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения. Термин "нападение" как способ совершения преступления описывается в трех статьях: 162, 209, 227. При этом в ст. 209 законодатель говорит просто о нападении, в ст. 227 - о нападении, совершенном с применением насилия либо с угрозой его применения, а в ст. 162 - о нападении, соединенном с насилием, опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Полагаем, что понятие "нападение" при пиратстве следует в целом толковать так же, как при бандитизме (см. соответствующий раздел Курса). Нападение не обязательно должно сопровождаться реальным применением физического насилия. Для признания пиратства достаточно установить наличие и иных силовых методов воздействия (остановка или задержание судна, его преследование, досмотр и т.п. действия), pеальной угpозы применения физического насилия (запугивание потерпевшего его применением). Последнее может выражаться в ограничении свободы передвижения, связывании, причинении различного вреда здоровью и в других подобных действиях в отношении членов экипажа, пассажиров. Однако пиратством является не всякое причинение вреда здоровью и не всякая угроза его причинения, а только такие, которые направлены на завладение судном или имуществом, находящимся на его борту. Применение насилия с иными целями образует признаки преступления против личности и т.д. Причинение смерти не охватывается составом пиратства и должно квалифицироваться по совокупности со ст. 105 УК.
В международной практике пиратством признаются насильственный захват и задержание судна, причинение физического вреда экипажу и пассажирам, потопление судна, насильственное завладение имуществом членов экипажа и пассажиров захваченного судна, захват пассажиров в качестве заложников с целью получения выкупа за них, обстрел судна и т.п.
Названные международные конвенции и практика относят к пиратству также нападения с воздуха, с летательных аппаратов, выразившиеся в обстреле и бомбардировке судна. По мнению И.И.Карпеца, действия преступников, уничтожающих корабль и людей, на нем находящихся, путем налета с воздуха, скорее сходны с действиями террористов*(308).
Соответствующий вывод он делает, сравнивая нападения на море с аналогичными действиями на суше, когда совершаются налеты на аэродромы, убийства с целью захвата заложников. Такого рода действия квалифицируются как терроризм, поскольку в этих случаях различно только место совершения преступления, но не цель и не характер его.
Полагаем, что при оценке такого рода действий следует учитывать два обстоятельства. Во-первых, Уголовный кодекс, как и ранее действовавшее законодательство, предусматривает в качестве преступления терроризм с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие решений органами власти. Поэтому если нападения с воздуха совершаются с вышеозначенными целями, то такого рода действия следует квалифицировать как терроризм. Во-вторых, если цели, преследуемые виновными при нападении с летательных аппаратов, соответствуют целям пиратства - завладение чужим имуществом (например, обстрел с воздуха с последующей высадкой и захватом судна), то такие общественно опасные действия следует расценивать как пиратство.
Законодательная конструкция пиратства сформулирована по принципу усеченного состава, поэтому пиратство является оконченным преступлением с момента совершения нападения. Реально это означает, что оконченным преступлением следует считать сам факт насильственного задержания судна, хотя впоследствии оно может быть отпущено, а также преследование судна, сопровождаемое применением физического или психического насилия. В связи со сказанным вызывает возражение по мотивам чрезмерно расширительного толкования позиция, согласно которой любое неправомерное действие в открытом море, подготавливающее это нападение, а также любое неправомерное осуществление власти в открытом море, наносящее ущерб пользователю открытого моря, представляют собой акт пиратства. Подготовка нападения (оборудование судна, набор экипажа, приобретение оружия, выход в район предполагаемого нападения и др. действия) ст. 30 УК расцениваются как приготовление к пиратству. Согласно ч. 2 этой статьи, уголовная ответственность наступает за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Простое и квалифицированное пиратство относятся к тяжким преступлениям, а особо квалифицированное - к особо тяжким, поэтому совершение приготовительных к пиратству действий влечет за собой применение мер уголовного наказания.
Субъективная сторона пиратства характеризуется умышленной формой вины и более того - прямым умыслом. Об этом свидетельствует указание в ст. 227 УК на специальную цель нападения - завладение чужим имуществом. Виновное лицо сознает, что совершает нападение на морское или речное судно для завладения чужим имуществом и желает действовать таким образом. Чужое имущество - это обобщенное понятие, в качестве которого могут выступать само судно, его агрегаты и оборудование, перевозимый груз, личные вещи пассажиров и членов экипажа. Если нападение совершается с целями, например, осложнения отношений или провоцирования конфликта с другим государством, захвата заложника, содеянное должно получать иную уголовно-правовую оценку. В отличие от Женевской конвенции 1958 г. российский законодатель, указав на цель нападения, сузил пределы субъективной стороны. Согласно ст. 15 указанной Конвенции, пиратство как преступление международного характера совершается с личными целями, которые чаще всего выражаются в корыстных побуждениях, в мести или ненависти.
Субъектом пиратства является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Это может быть гражданин России, иностранец, а также лицо без гражданства. В специальной литературе доминирует точка зрения, что субъектом пиратства не может быть лицо, представляющее какое-либо государство или, иначе говоря, судно или самолет, с которого осуществляется нападение, могут быть только частного владения. Когда же нападение осуществляют военные либо государственные суда и корабли, то такого рода действия нельзя квалифицировать как пиратство, поскольку это не соответствует ни характеристике содеянного, ни степени его опасности для международного общения. Мнение о том, что действия военных судов должны рассматриваться как агрессивные действия со стороны государства, которому принадлежат совершившие нападение военные корабли, было высказано еще в 60-х годах и получило полную поддержку в среде специалистов. Позже, в 1972 г., Л.Н.Галенская писала: "Невозможно оспаривать противоправность нападений государственных судов и военных кораблей на суда других стран в открытом море. Однако бороться с такими действиями надо не путем подведения их под понятие пиратства: а квалифицируя их как опаснейшее международное преступление, чреватое угрозой миру и безопасности народов"*(309).
Следует согласиться с авторами, ограничивающими субъектный состав пиратства частными лицами. Во-первых, ст. 16 Женевской конвенции 1958 г. и ст. 102 Конвенции ООН 1982 г. экипаж военного корабля рассматривают как пиратский, если он поднимает мятеж, устанавливает контроль над судном и совершает нападения. Таким образом, для квалификации действий как пиратства имеет принципиальное значение, по собственной ли инициативе капитана или экипажа или же по специальному полномочию государства они действуют. Во-вторых, справедливо отмечает А.И.Коробеев, что и военными и государственными судами руководят люди, которые находятся на государственной службе и, следовательно, представляют интересы государства и выполняют его волю*(310). Пиратство же по указанию названных конвенций сопряжено с личными целями, в частности, с корыстными. Поэтому когда виновные лица устанавливают контроль над судном с такими целями, оно утрачивает статус государственного и ответственность наступает за действия, совершаемые по собственной инициативе, т.е. за пиратство, а не за те, на совершение которых эти лица были уполномочены государством. Если же пиратские нападения имеют место с благословления государства, то, как и любые другие акты агрессии, они должны влечь политическую и материальную ответственность государств и уголовную ответственность за преступления против личности, собственности и т.п. непосредственных исполнителей.
Статья 227 УК предусматривает ответственность за три вида пиратства: простой, квалифицированный и особо квалифицированный. Квалифицирующими признаками пиратства являются неоднократность его совершения либо с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 227 УК). Понятие данных квалифицирующих признаков было рассмотрено при анализе терроризма и захвата заложника. Законодатель не упоминает в ч. 2 ст. 227 УК боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, что следует считать пробелом закона. Как известно, по своим поражающим свойствам и эффективности указанные предметы не уступают, а иногда превосходят отдельные виды оружия. Во избежание расширительного толкования понятия "оружие" следовало бы указать в ч. 2 ст. 227 УК боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства.
Особо квалифицирующими признаками пиратства являются совершение его организованной группой либо наступление в результате пиратского нападения смерти человека по неосторожности или иных тяжких последствий. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе квалифицированного вида терроризма.
Ответственность за преступления, нарушающие общие правила безопасности, предусматривается и зарубежным уголовным законодательством, однако правовая регламентация их различна.
Так, в Своде законов США в _ 1962 предусмотрена ответственность за запрещенную деятельность (организации), а в _ 2101 - за учинение беспорядков; в Уголовном кодексе штата Нью-Йорк, в ст. 105 - ответственность за сговор, в ст. 240 - за посягательство на публичный порядок (учинение беспорядков). Кроме того, борьба с организованной преступностью осуществляется на основе специальных законов о борьбе с рэкетом (1946 г.), о контроле над наркотиками (1956 г.), о контроле над организованной преступностью (1970 г.), о постоянно действующем преступном предприятии (1970 г.), о рэкетируемых и коррумпированных организациях (RICO, 1970 г.).
В Италии борьба с организованной преступностью регламентируется многочисленными законодательными актами по контролю над мафией, а также ст. 416 УК (группировка для совершения преступления) и 416 bis (группировка мафиозного типа).
Уголовный кодекс ФРГ в VII разделе "Преступные деяния против общественного порядка" устанавливает ответственность за нарушение общественного порядка, сопряженное с насильственными действиями группы лиц (_ 125), создание вооруженных групп (_ 127), создание преступных сообществ (_ 129), создание террористических сообществ (_ 129а); захват заложников (_ 239b), нападение на воздушный или речной транспорт (_ 316с).
Уголовный кодекс Испании в отделе 2 "О терроризме" гл. V "О владении, торговле и хранении оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ и о терроризме" разд. ХХII "Преступления против общественного порядка", в ст. 571-578 предусматривает ответственность за совершение в составе вооруженных банд, формирований или террористических групп взрыва или поджога, преступления против личности либо собственности с целью увеличения фондов соответствующих объединений, а также за подстрекательство и пособничество этим преступлениям. Обязательным условием является наличие в этих случаях цели свержения конституционного строя либо серьезного нарушения общественного спокойствия. В этом же разделе, в гл. III "О публичных беспорядках", в ст. 557-561 предусматривается ответственность за публичные беспорядки и заведомо ложное сообщение о существовании взрывных и других подобных устройств. Одновременно в ст. 515-516 отдела I "О преступлениях, совершенных по поводу осуществления основных прав и публичных свобод, гарантированных Конституцией" гл. IV "О преступлениях, связанных с осуществлением основных прав и публичных свобод и обязанностью исполнения социальных работ", разд. ХХI "Преступления против короны" предусматривает ответственность зачинщиков, руководителей и членов незаконных объединений в виде вооруженных банд, формирований или террористических групп.
Уголовный кодекс Швейцарии в разделе "Преступления и проступки против общественного спокойствия" устанавливает ответственность за нарушение общественного порядка, сопряженное с насильственными действиями группы лиц (ст. 260), за участие и поддержку преступной организации (ст. 2600ter). Ответственность за захват заложников (ст. 185) предусмотрена в другом разделе Кодекса - "Преступления и проступки против свободы".
По Уголовному кодексу Японии 1907 г. в ред. 1995 г. наказуемы беспорядки (ст. 106) и невыполнение требования разойтись (ст. 107).
Уголовным кодексом КНР в ред. 1997 г. выделена специальная гл. 2 - "Преступления против общественной безопасности", где наряду с другими преступлениями предусматривается ответственность за организацию, руководство или активное участие в террористической организации (ст. 120), захват и удержание воздушного транспортного средства, морского или речного судна (ст. 121 и 122). В гл. 6 "Преступления против порядка общественного управления" предусматривается ответственность для зачинщиков и активных участников массовых общественных беспорядков (ст. 290-292), за создание, руководство и активное участие в организации нелегального характера (ст. 294).
Уголовный кодекс Республики Польша выделяет специальную гл. ХХ - "Преступления против общей безопасности" где содержатся нормы об ответственности за вызов происшествия в виде пожара, разрушения, взрыва, распространения отравляющих веществ и т.п. (ст. 163, 164), взятие под контроль водного или воздушного судна (ст. 166, 168), вооружение или приспособление морского судна к совершению грабежа (ст. 170). В гл. ХХХII "Преступления против публичного порядка" предусматривается ответственность за захват заложника (ст. 252), активное участие в толпе по совершению насильственных посягательств (ст. 254), создание, руководство или участие в организованной группе или сообществе (ст. 258, 259).
Спецификой, обусловленной существованием в течение длительного времени в составе СССР, характеризуются подходы законодателей ныне самостоятельных государств к установлению ответственности за общеопасные преступления. Прежде всего, наименования соответствующих глав в уголовных кодексах этих государств различны. Так, в Латвийской Республике и Республике Казахстан соответствующая глава Кодекса именуется "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка", а в Республике Беларусь - "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения". Наименьшее число статей содержится в Уголовном законе Латвийской Республики: бандитизм (ст. 224), массовые беспорядки (ст. 225). Ответственность за захват воздушного и водного транспорта (ст. 268) предусматривается в главе о преступных деяниях против безопасности движения, статья о терроризме (ст. 88) - в главе о преступлениях против государства и содержит указание на цель причинения вреда Республике или ее жителям. Норма о захвате заложников (ст. 154) располагается в главе о преступных деяниях против свободы, чести и достоинства лица. В Уголовном кодексе Республики Казахстан наряду с традиционными преступлениями - терроризмом (ст. 233), захватом заложника (ст. 234), организацией незаконного военизированного формирования (ст. 236), бандитизмом (ст. 237), угоном или захватом воздушного или водного судна либо железнодорожного подвижного состава (ст. 239), пиратством (ст. 240), массовыми беспорядками (ст. 241) и заведомо ложным сообщением об акте терроризма (ст. 242), в ст. 235 предусматривается ответственность за создание и руководство организованной преступной группой или преступным сообществом (преступной организацией), участие в преступном сообществе, а в ст. 238 - за захват зданий, сооружений, средств сообщения и связи. Особенностями правового регулирования ответственности за общеопасные преступления характеризуется и Кодекс Республики Беларусь. Помимо статей о создании преступной организации либо участии в ней (ст. 285), бандитизме (ст. 286), создании незаконного вооруженного формирования (ст. 287), терроризме (ст. 289), захвате заложника (ст. 291), массовых беспорядках (ст. 293) выделяется также статья об угрозе совершением акта терроризма (ст. 290), о принуждении лица к участию в преступной деятельности (ст. 288) и захвате зданий и сооружений (ст. 292). В то же время норма об угоне либо захвате с целью угона железнодорожного подвижного состава, воздушного или водного судна (ст. 311) предусматривается в главе о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта.

_ 5. Преступления против общественного порядка

В отличие от предыдущих кодексов Уголовный кодекс 1996 г. предусмотрел всего две статьи, предусматривающие ответственность за посягательство на общественный порядок, - ст. 213 (хулиганство) и ст. 214 (вандализм). Несмотря на резкое сокращение в судебной практике числа случаев хулиганства, обусловленное законодательным изменением ст. 213, в 1999 г. в России было зарегистрировано 128 701 такое преступление. Хулиганские действия, вандализм причиняют существенный вред общественному порядку, который представляет собой систему общественных отношений, сложившихся на основе соблюдения норм права, направленных на поддержание общественного спокойствия и нравственности, взаимного уважения, надлежащего поведения граждан в общественных местах, отношений в сфере социального общения. Совершение этих преступлений приводит к нарушению общественного спокойствия, причинению физического вреда личности и имущественного ущерба.
Хулиганство (ст. 213 УК). Хулиганство на протяжении длительного времени традиционно описывалось законодателем с использованием большого числа оценочных признаков, что на практике нередко приводило к необоснованному расширению сферы применения соответствующей статьи. Законодательная неопределенность признаков хулиганства, расширительная практика применения нормы судебно-следственными органами логично привели к предложениям об исключении соответствующей статьи из Кодекса. Однако законодатель не воспринял такие рекомендации и сохранил в Уголовном кодексе 1996 г. норму о хулиганстве, существенно изменив в сторону более четкой характеристики признаков этого преступления диспозицию ст. 213. Во-первых, состав простого хулиганства, который ранее предусматривался в ч. 1 ст. 206 УК, частично перенесен в ст. 214, во-вторых, исключены такие оценочные признаки злостного хулиганства, как "исключительный цинизм" и "особая дерзость", в-третьих, система квалифицирующих признаков изложена более конкретно, с указанием четких критериев и использованием общепринятых в Кодексе признаков (группа, судимость и т.д.).
Объект преступления - система общественных отношений, сложившихся на основе соблюдения норм права, направленных на поддержание общественного спокойствия и нравственности, взаимного уважения, надлежащего поведения граждан в общественных местах, отношений в сфере социального общения.
С объективной стороны хулиганство выражается в активных действиях, направленных на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.
Грубое нарушение общественного порядка отражает степень нарушения общественного порядка и означает значительность, серьезность нарушения. Поскольку это понятие оценочное, постольку его содержание определяется в конкретном случае на основании всех обстоятельств дела с учетом места, времени и способа совершения действий, их интенсивности и продолжительности, а также иных обстоятельств. В судебной практике грубым нарушением общественного порядка признаются такие действия, которые совершаются в общественных местах и сопряжены с нарушением покоя граждан, со срывом массовых мероприятий, нарушением работы транспорта, общественного спокойствия в течение продолжительного периода и т.д. Явное неуважение к обществу означает открытое, демонстративно-пренебрежительное игнорирование лицом общепринятых норм поведения человека в обществе. Вследствие отмеченных обстоятельств хулиганство чаще всего совершается в местах массового нахождения людей (на улице, в транспорте, местах отдыха, проведения публичных мероприятий и т.п.), хотя этот признак в законе не определяется как конститутивный*(311). Нанесение оскорблений, побоев, причинение легкого вреда здоровью и другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников и знакомых, вызванные личными неприязненными отношениями или неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям Кодекса о преступлениях против личности. Такого рода действия могут быть расценены как хулиганство лишь в случаях, когда они связаны с желанием виновного таким образом грубо нарушить общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу*(312).
Характерная черта хулиганства - его публичность, которая выражается либо в совершении соответствующих действий в присутствии людей, либо в их отсутствии, но при ознакомлении с результатом хулиганских действий членов общества (например, при уничтожении или повреждении имущества).
Обязательным признаком хулиганства в соответствии со ст. 213 УК является определенный способ совершения преступления: применение или угроза применения насилия к гражданам либо уничтожение или повреждение чужого имущества. Указав на это обстоятельство, законодатель тем самым определил четкие критерии отграничения уголовно наказуемого хулиганства от мелкого хулиганства, преследуемого в административном порядке (нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан, - ст. 158 КоАП РСФСР).
Под насилием понимается умышленное причинение легкого вреда здоровью или побоев. Причинение здоровью вреда средней тяжести или тяжкого выходит за пределы состава хулиганства и требует дополнительной квалификации по ст. 112 или 111 УК. Угроза применения насилия чаще всего носит неконкретизированный характер и выражается в запугивании причинением любой тяжести вреда здоровью или убийством словесно или совершением действий, в том числе с демонстрацией оружия либо предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия. Так, обоснованно было возбуждено уголовное дело против Н., который подошел к ранее неизвестному ему Р. и, угрожая его "порезать", потребовал от Р. сейчас же покинуть кафе, где они тогда находились. При этом в момент произнесения угрозы Н. достал из кармана нож*(313).
Вместе с тем правильной представляется позиция тех авторов, которые считают, что отнюдь не любое насилие и не всякая угроза его применения свидетельствуют о наличии уголовно наказуемого хулиганства. Хулиганство, наказуемое в уголовно-правовом порядке, отсутствует в ситуациях, когда вред телесной неприкосновенности или здоровью граждан реально не был причинен и отсутствовала угроза причинения существенного вреда здоровью*(314).
Под уничтожением имущества понимается приведение его в такое состояние, когда оно навсегда утрачивает свою хозяйственную ценность и не подлежит использованию по своему назначению. Повреждением имущества считается причинение такого вреда вещи, который существенно понижает ее хозяйственную ценность, но при этом вещь может быть пригодной к использованию по своему назначению при условии ее восстановления и исправления. Закон говорит о "чужом" имуществе. Поэтому уничтожение или повреждение собственного имущества может квалифицироваться как хулиганские действия, если они совершаются при наличии иных, обязательных признаков хулиганства.
Законодатель, формулируя диспозицию ст. 213 УК, не указывает на обязательность наступления в результате совершения хулиганских действия каких-либо последствий (формальный состав). Поэтому хулиганство будет оконченным с момента совершения действий, грубо нарушающих общественный порядок, выражающих явное неуважение к обществу, которые сопровождаются применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равноуничтожением или повреждением чужого имущества.
Субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом и специальным мотивом. В литературе высказано мнение о возможности совершения хулиганства с косвенным умыслом*(315).
Такая позиция противоречит теории вины в формальных составах преступлений. Признание хулиганства как преступления с формальным составом исключает косвенный умысел, поскольку невозможно, совершая определенные действия по своей воле, не желать совершения этих действий. Виновное лицо сознает, что совершает с применением или угрозой применения насилия либо уничтожением или повреждением имущества действия, которые грубо нарушают общественный порядок, выражают явное неуважение к обществу, и желает их совершения. Хулиганский мотив выражается в открытом, демонстративном вызове окружающим, в стремлении виновного противопоставить интересы собственные интересам общества, продемонстрировать пренебрежительное отношение к последним, показать свою вседозволенность, безнаказанность, жестокость*(316). Нередко в качестве повода для хулиганских действий виновный использует поведение потерпевших, а иногда даже провоцирует потерпевших на какие-либо действия, чтобы использовать их в качестве повода.
Субъект преступления по ч. 1 ст. 213 УК - общий. За квалифицированное и особо квалифицированное хулиганство ответственность в соответствии с ч. 2 ст. 20 УК наступает по достижении 14-летнего возраста.
Квалифицированным хулиганством (ч. 2 ст. 213 УК) является совершение деяния, предусмотренного ч. 1, если оно: а) совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка; в) совершено лицом, ранее судимым за хулиганство.
О понятии группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы см. ст. 35 УК. При этом совершение хулиганства группой лиц или группой лиц по предварительному сговору возможно только в соисполнительстве, а организованной группой - как в соисполнительстве, так и с распределением ролей.
Под сопротивлением представителю власти или иному лицу следует понимать активное противодействие соответствующим лицам при исполнении ими своих служебных или общественных обязанностей по охране общественного порядка. Ответственность за сопротивление указанным лицам квалифицируется по ч. 2 ст. 213 УК только в случае, когда оно оказывается в процессе пресечения хулиганства. Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, в частности, в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства и подлежит квалификации по совокупности с последним (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г.). О понятии представителя власти см. примечание к ст. 318 УК. В частности, к ним относятся депутаты, сотрудники правоохранительных и контролирующих органов (работники милиции, прокуратуры, суда, государственных инспекций и др.). Иными лицами следует признавать представителей общественности (народных дружинников, общественных инспекторов и т.д.), а также отдельных граждан.
Ответственность за хулиганские действия лицом, ранее судимым за хулиганство, наступает в случаях, когда лицо имеет неснятую или непогашенную судимость. При этом не имеет значения, по какой части ст. 213 УК лицо было ранее осуждено.
Особо квалифицированным видом преступления (ч. 3 ст. 213 УК) является хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, понимается использование поражающих свойств соответствующих предметов для причинения физического вреда потеpпевшим либо в качестве средства психологического давления и устрашения последних. О понятии "оружие" см. соответствующий раздел к ст. 222 УК. К предметам, используемым в качестве оружия, относятся как предметы хозяйственно-бытового назначения (кухонные ножи, топоры, бритвы и т.д.), так и любые иные предметы, применяемые для причинения физического вреда человеку (дубинка, палка, камень и т.д.), вне зависимости от того, были ли они приготовлены и приспособлены заранее или нет. Для квалификации хулиганства как особо злостного необходимо фактическое применение оружия, наступление при этом каких-либо последствий не требуется. Однако в случае умышленного причинения смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью содеянное должно дополнительно квалифицироваться по соответствующим статьям о преступлениях против личности. Так, в определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 4 февраля 1998 г. по делу Демидова сказано: "Суд обоснованно квалифицировал действия виновного по совокупности преступлений как хулиганство, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 3 ст. 213 УК РФ), и применение насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти (ч. 2 ст. 318 УК РФ)". Как установлено судом, и это не оспаривалось в протесте, Демидов, совершая хулиганские действия, оказал сопротивление представителю власти - работнику милиции В., ударил его молотком по голове, причинив легкий вред его здоровью. Поскольку в данном случае Демидов знал, что В. - работник милиции, представитель власти, но, несмотря на это, применил по отношению к нему насилие, опасное для здоровья, суд правильно квалифицировал действия осужденного дополнительно и по ч. 2 ст. 318 УК РФ*(317).
Вандализм (ст. 214 УК). Ответственность за вандализм в самостоятельной статье впервые предусматривается в российском уголовном законодательстве. По Уголовному кодексу 1960 г. соответствующие действия чаще всего квалифицировались как хулиганство по ст. 206.
Вандализм - бессмысленно жестокое разрушение исторических памятников и культурных ценностей - представляет общественную опасность прежде всего в силу дерзкого, человеконенавистнического надругательства над нормами общественной нравственности.
Объект преступления - система общественных отношений, сложившихся на основе соблюдения норм права, направленных на поддержание общественного спокойствия и нравственности, взаимного уважения, надлежащего поведения граждан в общественных местах, отношений в сфере социального общения.
Объективная сторона вандализма проявляется в двух формах: в осквернении зданий и иных сооружений и в порче имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах.
Осквернение выражается в нанесении на здания (жилые дома, производственные корпуса, учреждения, культурно-просветительные заведения и т.п.) и иные сооружения (памятники, мемориальные комплексы и т.п.) надписей, рисунков и изображений, носящих циничный, непристойный характер и глубоко оскорбляющих окружающих людей. Надписи, рисунки и изображения должны содержать тексты, стихотворения, карикатуры и т.д., вступающие в резкое противоречие с общественной нравственностью. Оценку соответствующих надписей и изображений, как глубоко оскорбляющих общественную нравственность, судебно-следственные органы должны давать с учетом конкретных обстоятельств дела (характера здания или иного сооружения, места и объема их размещения, содержания надписей, рисунков и изображений и т.п.).
Под порчей имущества следует понимать его уничтожение или повреждение (см. характеристику хулиганства). При этом в законе оговаривается, что это должно быть имущество на общественном транспорте (в автобусах, трамваях, троллейбусах, электропоездах и т.п.) или в иных общественных местах (в кинотеатрах, концертных залах, учебных аудиториях и т.п.). Данное имущество не обязательно должно быть государственным или муниципальным. Уничтожение или повреждение личного транспорта, частных построек при определенных условиях должно квалифицироваться по ст. 167 УК как уничтожение или повреждение чужого имущества.
Оконченным вандализм признается с момента совершения действий по осквернению зданий или иных сооружений либо порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновное лицо сознает, что оно учиняет на зданиях или иных сооружениях осквернительные надписи, рисунки, изображения и т.п. либо осуществляет порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, и желает этого. Мотивы такого поведения на квалификацию не влияют и могут быть различными: хулиганские побуждения, месть, ненависть и т.п.
Субъект преступления - лицо, достигшее 14-летнего возраста.
От смежных составов преступлений вандализм отличается прежде всего по содержанию надписей и изображений и местом их учинения или повреждения или уничтожения зданий или иных сооружений. Уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий квалифицируется по ст. 244 УК. Аналогичные действия в отношении памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, образуют деяние, предусмотренное ст. 243 УК. Совершение оскорбительных надписей и изображений в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей квалифицируется по ст. 319 УК.

_ 6. Преступления, связанные с нарушением специальных правил безопасности

Преступления данной группы посягают на специфическую группу общественных отношений, которые являются частью отношений общественной безопасности и регламентируют порядок производства отдельных видов работ, а также связанные с этим порядком правила безопасности труда. Некоторые виды производств в силу свойств и специфики технологических процессов обладают потенциально высокой степенью опасности причинения вреда физическим и имущественным благам личности и общества и поэтому требуют соблюдения особых мер предосторожности при их выполнении. Точное и неукоснительное соблюдение таких специальных мер предосторожности является необходимым условием предотвращения наступления общественно опасных последствий. В качестве характерных признаков данной группы преступлений выделяются следующие обстоятельства. Во-первых, соответствующие правила безопасности закрепляются в иных отраслях права и поэтому диспозиции статей Уголовного кодекса формулируются как бланкетные. Во-вторых, рассматриваемая группа преступлений, как правило, может совершаться только с неосторожной формой вины.
Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК). Объектом данного преступления является установленный нормативными актами порядок по обеспечению безопасности размещения, проектирования, строительства и эксплуатации объектов атомной энергетики. Данная норма впервые выделяется в уголовном законодательстве. Соответствующие деяния ранее квалифицировались либо по статьям о преступлениях против личности, либо по статьям о должностных преступлениях. С развитием атомной энергетики, использованием атомной энергии в мирных и оборонных целях, применением источников ионизирующего излучения в медицине, промышленности и сельском хозяйстве одной из важнейших составляющих национальной безопасности государства становится обеспечение ядерной и радиационной безопасности*(318). Вместе с тем каждый гражданин имеет право на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей природной среды, вызванного хозяйственной или иной деятельностью, аварий, катастроф, стихийных бедствий*(319).
Правовые основы и принципы регулирования отношений, возникающих при использовании атомной энергии, содержатся в Федеральном законе от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии" в ред. от 10 февраля 1997 г. N 28-ФЗ; в Законе РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 "Об охране окружающей природной среды" (с последующими изменениями и дополнениями); постановлении Правительства РФ от 22 февраля 2000 г. N 149 "О Федеральной целевой программе "Ядерная и радиационная безопасность России" на 2000-2006 годы".
К объектам атомной энергетики относятся места нахождения: ядерных установок (сооружений и комплексов с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства; сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами, критическими и подкритическими ядерными стендами); сооружения, комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях; другие содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортирования ядерного топлива и ядерных материалов; не относящиеся к ядерным установкам комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение; не относящиеся к ядерным установкам и радиационным источникам стационарные объекты и сооружения, предназначенные для хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранения или захоронения радиоактивных отходов (ст. 3 Федерального закона). Отнесение указанных объектов к перечисленным категориям определяется эксплуатирующей организацией и фиксируется в соответствующем документе в порядке, установленном федеральными органами исполнительной власти в области государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии.
С объективной стороны преступление совершается путем нарушения определенных правил безопасности, которое создает опасность смерти человека или радиоактивного заражения окружающей среды. Правила безопасности - это специальные требования, выполнение которых обязательно при осуществлении любого вида деятельности в области использования атомной энергии (соблюдение ядерной, радиационной, технической и пожарной безопасности, обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия граждан и т.п.). Соответствующие правила регламентируют весь технологический процесс деятельности объектов атомной энергетики начиная с их размещения, проектирования и заканчивая строительством и эксплуатацией объектов. Положение о разработке и утверждении Федеральных норм и правил в области использования атомной энергии утверждено постановлением Правительства РФ от 1 декабря 1997 г. N 1511 в ред. постановлений Правительства РФ от 26 июня 1999 г. N 695 и от 5 июля 2000 г. N 493*(320).
Нарушение правил может выражаться в их несоблюдении, в ненадлежащем соблюдении или в совершении действий, прямо запрещенных соответствующими правилами. Например, согласно ст. 48 Закона от 19 декабря 1991 г. при размещении, проектировании, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации атомных электростанций принимаются меры по обеспечению полной радиационной безопасности окружающей природной среды и населения в соответствии с международными правилами. Запрещается размещение, проектирование, строительство атомных электростанций на территориях с большой концентрацией населения, курортных, рекреационных, лечебно-оздоровительных зон и округов санитарной охраны, в сейсмически опасных зонах, вблизи крупных водоемов республиканского значения, традиционных мест массового отдыха и лечения населения.
К нарушениям норм и правил в области использования атомной энергии можно также отнести выбор места нахождения объекта без проведения обязательной государственной экологической экспертизы или без установления санитарно-защитной зоны и зоны наблюдения, нарушение требований государственных стандартов о качестве строительных материалов и оборудования, прием в эксплуатацию объектов без реализации мер по обеспечению защиты работников, населения прилегающих районов и охраны окружающей среды или с неисправным оборудованием, строительство с отступлением от требований строительных норм и правил, использование недоброкачественных материалов, нарушение норм радиационной безопасности при эксплуатации объектов, допуск к работе лиц, не имеющих права работы на данных объектах, нарушение требований к обеспечению физической защиты установок, источников, пунктов хранения, необоснованный сброс или выброс радиоактивных веществ в атмосферу, воду, недра с превышением предельно допустимых уровней, нарушение параметров технологического процесса и т.д.
Ответственность за нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики наступает при условии, если оно могло повлечь смерть человека или радиоактивное загрязнение окружающей среды. При этом угроза наступления указанных последствий должна быть реальной, когда их наступлению помешали какие-либо случайные обстоятельства. Обязательным элементом является причинная связь между фактом нарушения правил безопасности и последствием в виде соответствующей угрозы.
Окончено данное преступление будет с момента создания угрозы наступления смерти человека (хотя бы одного) или радиоактивного заражения окружающей среды.
С субъективной стороны анализируемое преступление характеризуется только неосторожной формой вины. Осознанное нарушение установленных правил еще не означает сознания общественно опасного характера своих действий. Если лицо действует умышленно, то ответственность наступает по статьям о преступлениях против личности или собственности в зависимости от направленности умысла.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста, в том числе и должностное, в обязанности которого входит соблюдение соответствующих правил.
Квалифицированным видом нарушения правил является причинение по неосторожности смерти человеку, радиоактивного заражения окружающей среды или иных тяжких последствий. Размеры заражения на квалификацию не влияют. Под тяжкими последствиями понимаются причинение средней тяжести двум лицам или тяжкого вреда здоровью одному лицу, массовые заболевания людей, причинение крупного материального ущерба гражданам и предприятиям, длительные остановки работы объектов атомной энергетики и т.п. Потерпевшими от преступления могут быть как работники соответствующих объектов, так и окружающее население или любые иные лица.
Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст. 215.1 УК). Норма об ответственности за данное преступление была введена Федеральным законом от 27 марта 1998 г.*(321)
В последние годы в различных регионах нередкими стали случаи отключения электрической энергии, водоснабжения и других источников жизнеобеспечения различных объектов как производственного, так и социально-бытового назначения. Незаконные отключения от источников жизнеобеспечения парализуют деятельность соответствующих объектов, создают аварийные ситуации, чреваты массовыми человеческими жертвами и серьезными материальными потерями, создают социальную напряженность в обществе. Особенно опасны случаи отключения стратегических объектов, обеспечивающих безопасность государства и общества, - объектов, связанных с ядерными материалами, диспетчерских пунктов, обеспечивающих работу транспорта, непрерывных производств и т.п.
Постановлением Правительства РФ от 17 июня 1998 г. N 601 "О дополнительных мерах по повышению ответственности потребителей за оплату топливно-энергетических ресурсов" в ред. постановлений Правительства РФ от 27 июля 1998 г. N 844 и от 5 июля 1999 г. N 781 утвержден Перечень стратегических организаций, обеспечивающих безопасность государства и финансируемых за счет средств федерального бюджета, поставки топливно-энергетических ресурсов которым подлежат гарантированной оплате за счет средств федерального бюджета и которые не подлежат прекращению или ограничению ниже установленных им соответствующими федеральными органами исполнительной власти лимитов в натуральном и стоимостном выражении*(322).
К числу таких организаций относятся: воинские части Минобороны России, МВД России, ФПС России, МЧС России, ФАПСИ, ФСЖВ России; объекты МВД России, ФСБ России, ФАПСИ, СВР России, ФСО России, Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации; исправительные учреждения, следственные изоляторы, тюрьмы; федеральные ядерные центры и объекты, работающие с ядерным топливом и материалами; объекты производства взрывчатых веществ и боеприпасов с непрерывным технологическим процессом, выполняющие государственный оборонный заказ; ВГТРК и иные предприятия, входящие в единый производственно-технологический комплекс государственных электронных средств массовой информации*(323).
Постановлением Правительства РФ от 22 июня 1999 г. N 664 утверждено приложение к Положению об ограничении или временном прекращении подачи электрической энергии (мощности) потребителям при возникновении или угрозе возникновения аварии в работе систем электроснабжения, в котором содержится перечень потребителей электрической энергии (отдельных объектов), которые не включаются в графики временного отключения электрической энергии. К числу таких потребителей отнесены: объекты органов государственной власти и управления; медицинские учреждения и учреждения социального обеспечения; организации связи; объекты водоснабжения и канализации; объекты вентиляции, водоотлива и основные подъемные устройства угольных и горнорудных предприятий; метрополитен; воинские части Минобороны России, МВД России, ФПС России, МЧС России, ФАПСИ, ФСЖВ России; исправительно-трудовые учреждения, следственные изоляторы, тюрьмы; объекты ФСБ России, МВД России, ФАПСИ, СВР России, ФСО России, ГУСП; федеральные ядерные центры и объекты, работающие с ядерным топливом и материалами; объекты производства взрывчатых веществ и боеприпасов с непрерывным технологическим процессом, выполняющие государственный оборонный заказ; питающие линии электроснабжения, обеспечивающие системы пожарной безопасности; объекты систем диспетчерского управления, блокировки, сигнализации и защиты железнодорожного, водного и воздушного транспорта.
Объектом преступления является установленный нормативными актами порядок снабжения электрической энергией и другими источниками жизнеобеспечения организаций, учреждений и предприятий вне зависимости от их организационно-правовых форм и форм собственности. В диспозиции ст. 215.1 прямо назван один предмет жизнеобеспечения - электрическая энергия. Что же касается иных источников, то они сформулированы в обобщенной форме - "другие источники жизнеобеспечения". К числу других источников жизнеобеспечения следует отнести тепловую энергию, газ и воду.
С объективной стороны преступление совершается либо в виде прекращения, либо в виде ограничения подачи источников жизнеобеспечения. Прекращение подачи означает полное временное или постоянное отключение потребителя от источников жизнеобеспечения. Ограничение подачи связано либо с уменьшением объема подачи жизнеобеспечивающих элементов до уровня ниже минимально необходимого для функционирования конкретного потребителя, либо с подачей указанных элементов в течение ограниченного промежутка времени вместо постоянно необходимого.
Окончено данное преступление будет с момента прекращения или ограничения подачи элементов жизнеобеспечения. Для квалификации содеянного по ч. 1 ст. 215.1 УК не требуется наступления каких-либо последствий.
С субъективной стороны преступление может совершаться только с прямым умыслом. Мотивы и цели деятельности значения для квалификации содеянного не имеют, но могут учитываться при назначении наказания.
Субъект преступления - специальный, он прямо определен в диспозиции ст. 215.1 - должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. О понятии "должностное лицо" см. раздел к ст. 285 УК; о понятии лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, см. раздел к ст. 201 УК. Это может быть лицо, которое само прекратило или ограничило подачу источников жизнеобеспечения потребителю, либо лицо, отдавшее об этом соответствующее распоряжение.
Квалифицированным видом прекращения или ограничения подачи электрической энергии и других источников жизнеобеспечения согласно ч. 2 ст. 215.1 являются причинение деянием смерти человеку, радиоактивное заражение окружающей среды (существенное изменение радиоактивного фона до уровня, способного создать угрозу здоровью населения, животному и растительному миру) или иные тяжкие последствия (см. раздел к ст. 205 УК). При этом субъективное отношение к таким последствиям может выражаться только в форме неосторожности.
Приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ст. 215.2). Норма об этом преступлении была введена Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 19 июня 2001 г. N 83-ФЗ)*(324). Общественная опасность деяния определяется тем, что в результате совершения преступления может быть парализована деятельность объектов жизнеобеспечения, что в свою очередь может повлечь нарушение нормальной деятельности предприятий промышленного комплекса, транспорта, связи, медицинских учреждений и т.д.
Объект преступления - отношения, обеспечивающие нормальную и бесперебойную деятельность объектов жизнеобеспечения. Предмет посягательства назван законодателем в диспозиции статьи путем примерного перечня - объекты энергетики, электросвязи, жилищного и коммунального хозяйства и другие объекты жизнеобеспечения. К другим объектам жизнеобеспечения можно отнести, например, водозаборные и очистные сооружения, объекты вентиляции, водоотлива, подъемные устройства угольных и горнорудных предприятий и т.д. Это не обязательно должны быть отдельные здания или сооружения (ТЭЦ, газораспределительные или водоочистительные станции, котельная и т.д.), но и находящиеся в зданиях (сооружениях) узлы управления, обеспечивающие функционирование данного объекта, например, электрощитовая, распределительный узел и т.п.
Объективная сторона преступления выражается в совершении деяния по приведению соответствующего объекта жизнеобеспечения в негодное для эксплуатации состояние. В диспозиции статьи не указывается исчерпывающий перечень способов совершения данного преступления. Наряду с обычным разрушением (полным прекращением физического существования объекта) и повреждением (частичным нарушением физического объема) объектов жизнеобеспечения вполне допустим и иной способ совершения преступления. Таковым может выступать устройство завалов, затопление, нарушение работы лифтового хозяйства, радиоактивное, химическое или бактериологическое заражение объекта, исключающее его нормальную эксплуатацию. Не исключается также использование в преступных целях и возможностей ЭВМ. Главное, чтобы все это обеспечило наступление вредного результата в виде приведения в негодное для эксплуатации состояние объекта жизнеобеспечения.
Под негодным состоянием в данном случае следует понимать как полное исключение данного объекта из системы обеспечения, так и исключение возможности его нормальной работы в течение более или менее длительного периода времени.
Окончено данное преступление будет с момента приведения объекта жизнедеятельности в негодное для эксплуатации состояние.
Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. При этом обязательным признаком является мотив - корыстные или хулиганские побуждения (см. соответствующий комментарий к ст. 158 и 213 УК). Именно с учетом мотивационной обусловленности приведение в негодность объектов жизнеобеспечения отличается от терроризма (ст. 205 УК) и диверсии (ст. 281 УК). От хулиганства (ст. 213 УК) и вандализма (ст. 214 УК) данное преступление отличается тем, что оно направлено на уничтожение или повреждение не отдельного имущества, а на приведение в негодное для эксплуатации состояние комплекса имущества (объекта в целом, а не составляющие его части). Именно это должно охватываться сознанием виновного лица.
Субъект - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления является его совершение: а) группой лиц по предварительному сговору (см. комментарий к ст. 158 УК), б) неоднократно (см. комментарий к ст. 105 УК), в) лицом с использованием своего служебного положения (см. комментарий к ст. 209 УК).
Особо квалифицированным данное преступление признается в случае причинения при его совершении по неосторожности смерти человека или иных тяжких последствий (см. комментарий к ст. 205 УК).
Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216 УК). Объектом преступления являются установленные правила безопасности ведения горных, строительных или иных работ. Горные, строительные и некоторые другие виды работ относятся к опасным производствам, и нарушение правил труда на них способно привести к многочисленным человеческим жертвам, крупному материальному ущербу. Поэтому опасные производственные объекты подлежат специальной регистрации в Государственном реестре опасных производственных объектов. Перечень опасных производств (предприятия, их цеха, участки, площадки, а также иные производственные объекты) указан в Приложении 1 к Федеральному закону от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" в ред. от 7 августа 2000 г. N 122-ФЗ*(325).
К горным работам относятся работы по строительству, реконструкции, эксплуатации и ремонту буровых установок, шахт или иных выработок по добыче полезных ископаемых, а также строительство и ремонт подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, например, метрополитена, тоннелей. Под строительными работами следует понимать земляные, каменные, бетонные, монтажные, отделочные, погрузочно-разгрузочные и иные работы, производимые на строительной площадке в связи с возведением, ремонтом, передвижением, реконструкцией или сносом жилых зданий, помещений производственного, бытового или иного назначения, а также работы вне строительной площадки, но связанные с ремонтом и прокладкой различных инженерных сетей, коммуникаций теплоснабжения, водоснабжения и т.д.*(326) Иные работы - это однопорядковые с горными и строительными работы, которые обладают таким же высоким уровнем возможности причинения вреда, например, работы, при которых используются оборудование под большим давлением или с высокой температурой либо стационарно установленные грузоподъемные механизмы, эскалаторы, канатные дороги, фуникулеры, ведутся работы по обогащению полезных ископаемых, а также работы в подземных условиях. По смыслу закона нарушение соответствующих правил ведения работ должно быть в месте производства этих работ (стройка, шахта, цех, тоннель и т.д.) вне зависимости от формы собственности и организационно-правовой формы предприятия. направленного на охрану безопасных условий труда и безопасности горных, строительных и иных работ".
Объективная сторона преступления в диспозиции ст. 216 УК определяется в общем виде - нарушение правил безопасности при ведении определенных работ, которое повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Бланкетный характер диспозиции обязывает суды в каждом конкретном случае выяснять, кем и какие конкретные пункты правил безопасности ведения работ нарушены*(327). Правила безопасности ведения горных, строительных и иных работ предусматриваются Федеральным законом от 21 июля 1997 г., постановлениями Федерального горного и промышленного надзора, строительными нормами и правилами (СНиПами), специальными правилами техники безопасности, правилами эксплуатации механизмов, санитарными правилами и др.
Деяние по нарушению правил ведения работ может выражаться как в действии, так и в бездействии. В первом случае оно может быть связано с отдачей различных распоряжений и оказанием воздействия на организацию труда, с нарушением технологической последовательности работ, с использованием конструкций и материалов, не предусмотренных проектом, с работой при повышенной концентрации вредных веществ или в нарушение температурных режимов, на заведомо неисправных механизмах, проведения сварочных работ в огнеопасных местах. Во втором случае (бездействии) не выполняются или ненадлежащим образом выполняются требования безопасности, предусмотренные определенными правилами: неустановка ограждений, соответствующих предупредительных знаков и плакатов в опасных зонах, отсутствие специального инструктажа, когда он необходим, отсутствие допуска для работы с механизмами, отсутствие индивидуальных средств защиты работников и т.д.
Обязательным условием ответственности по ст. 216 УК является наступление в результате нарушения правил безопасности ведения работ общественно опасных последствий в виде причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Поэтому анализируемое преступление будет окончено с момента наступления указанных последствий.
Субъективная сторона нарушения правил безопасности при ведении соответствующих работ характеризуется только неосторожной формой вины. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется по ст. 111 или 112 УК.
Субъектом преступления выступают как должностные лица, так и другие работники, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством и обязанные соблюдать названные правила.
Квалифицированным видом анализируемого преступления является причинение деянием по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий. Понятие "тяжкие последствия" тождественно понятию этого признака при нарушении правил безопасности на объектах атомной энергетики (ч. 2 ст. 215 УК).
Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ на объектах атомной энергетики квалифицируется по ст. 215 УК, поскольку последнее преступление является более тяжким. Различие между нарушением правил охраны труда, квалифицируемым по ст. 143 УК, нарушением правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217) и рассматриваемым преступлением следует проводить по тому, при ведении каких работ и какие правила безопасности нарушены. Если нарушены правила безопасности (в том числе и охраны труда) ведения горных, строительных или иных работ, то содеянное должно квалифицироваться по ст. 216 УК, а при нарушении правил, предусматривающих меры безопасности от взрывов и сопутствующих им пожаров, отравлений и иных тяжких последствий, - по ст. 217 УК.
Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК). Объектом преступления является установленный порядок соблюдения требований безопасности на взрывоопасных производствах.
Объекты (предприятия, цеха) считаются взрывоопасными (опасными производственными объектами), если технологические процессы в них связаны с использованием в твердом, жидком или газообразном виде веществ, способных при достижении уровня определенной концентрации под воздействием внешних факторов (удара, искры, повышенной температуры и т.п.) к самопроизвольному взрыву. К ним, в частности, относятся объекты, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются и уничтожаются воспламеняющиеся, окисляющиеся, горючие и взрывчатые вещества*(328).
Конкретный перечень взрывоопасных работ дается в Перечне взрывоопасных технологий, которые используются на промышленных и опытно-экспериментальных объектах предприятий и организаций оборонных отраслей промышленности, утвержденном постановлением Правительства РФ от 21 марта 1994 г. N 223 "О сертификации безопасности промышленных и опытно-экспериментальных объектов предприятий и организаций оборонных отраслей промышленности, использующих экологически вредные и взрывоопасные технологии"*(329).
Этим Перечнем к числу взрывоопасных работ отнесены производство: нитратов целлюлозы и нитроэфиров, пироксилиновых порохов и изделий из них, дымных порохов и изделий из них, баллиститных и сферических порохов, баллиститного ракетного твердого топлива и зарядов из них, смесевого ракетного твердого топлива и зарядов на его основе, газогенераторов, инициирующих взрывчатых веществ и составов на их основе, пиротехнических составов и изделий из них, бризантных взрывчатых веществ и изделий на их основе, средств инициирования, а также сборка и снаряжение боеприпасов и ракет, испытания всех видов боеприпасов и ракет, сборка и снаряжение взрывателей, расснаряжение и утилизация боеприпасов, утилизация жидкостных и твердотопливных двигателей ракет всех классов, уничтожение бракованной взрывоопасной продукции и отходов производства, производство промышленных взрывчатых веществ и изделий на их основе, хранение взрывоопасной продукции (в том числе компонентов жидкого ракетного топлива).
Нарушение правил безопасности обращения со взрывоопасными веществами (взрывчатыми веществами, бензином, ацетоном, пиротехническими изделиями и т.п.) на объектах, не являющихся взрывоопасными, влечет квалификацию по другим статьям Кодекса.
С объективной стороны преступление характеризуется нарушением правил безопасности на соответствующих объектах, если это создает угрозу наступления смерти человека или иных тяжких последствий. Правила безопасности - это специальные правила (инструкции), предусматривающие меры безопасности от взрывов и сопутствующих им пожаров, отравлений и иных тяжких последствий. Нарушение правил безопасности выражается в отступлении от порядка ведения производственных процессов, установленного технологическими требованиями режима работы оборудования, аппаратуры и приборов, обеспечивающих безопасность от взрывов. В судебной практике нарушение правил безопасности чаще всего совершается путем бездействия: необорудование соответствующим образом мест хранения взрывоопасных веществ, несоблюдение температурных и иных параметров хранения, отсутствие надлежащего контроля за соблюдением безопасной работы оборудования, несоблюдение проектной документации по обеспечению безопасности производства и т.д. Вместе с тем это преступление может совершаться и путем действия: курение вне установленных мест, пользование неисправными электроприборами и оборудованием, допуск лиц, не имеющих права работы на данном производстве, или в нетрезвом состоянии и т.п.
Рассматриваемое преступление сконструировано по типу материальных составов, поэтому обязательным условием ответственности является создание угрозы наступления смерти человека или иных тяжких последствий. Содержание понятия "тяжкие последствия" тождественно содержанию этого признака при нарушении правил безопасности на объектах атомной энергетики. Окончено данное преступление будет с момента наступления реальной угрозы причинения предусмотренного законом вреда.
Как и преступления, предусмотренные ст. 215 и 216 УК, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах совершается только с неосторожной формой вины. Умышленное причинение вреда при нарушении соответствующих правил безопасности влечет ответственность по статьям о преступлениях против личности или собственности.
Субъектом преступления является любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста и обязанное соблюдать установленные правила безопасности на данных объектах.
Содержание квалифицированного вида нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах (причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий) соответствует содержанию аналогичных признаков при нарушении правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК).
Если нарушение соответствующих правил безопасности происходит на объектах атомной энергетики, содеянное полностью охватывается признаками ст. 215 УК. При конкуренции анализируемого преступления и деяний, предусмотренных ст. 216 и 219, содеянное должно квалифицироваться по ст. 217 УК.
Нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий (ст. 218 УК). Объектом преступления является установленный порядок обращения со взрывчатыми, легковоспламеняющимися веществами и пиротехническими изделиями.
В соответствии с законом предметом преступления могут быть, во-первых, взрывчатые вещества, т.е. вещества, которые при определенных видах внешнего воздействия способны на очень быстрое самораспространяющееся химическое превращение с выделением тепла и образованием газов (тротил, аммониты, пластиты, эластиты, дымный и бездымный порох, твердое ракетное топливо и др.)*(330); во-вторых, легковоспламеняющиеся вещества (горючие вещества) - жидкости, газы, пыли, способные самовозгораться, а также возгораться от источника зажигания и самостоятельно гореть после его удаления, а также вещества, способные к самовозгоранию либо загоранию при соединении с другими веществами или под действием внешних факторов (огня, высокой температуры и т.п.). Судебная практика относит к этим веществам ацетон, бензин, олифы, фосфор белый, желтый и красный, кальций металлический и его сплавы, алюминиевую пудру и др.; в-третьих, пиротехнические изделия - устройства, снаряженные взрывчатыми или быстрогорящими веществами, предназначенные для устройства иллюминаций, подачи сигналов, создания световых и шумовых эффектов и др. Чаще всего это ракеты, петарды, сигнальные патроны, дымовые шашки и др. Взрывчатые, легковоспламеняющиеся вещества и пиротехнические изделия могут быть как заводского, так и самодельного изготовления.
С объективной стороны анализируемое преступление совершается путем либо нарушения правил учета, хранения, перевозки или использования опасных веществ, либо незаконной их пересылки по почте или багажом, если эти деяния повлекли по неосторожности тяжкие последствия.
Под нарушением правил обращения с опасными веществами следует понимать их неисполнение или ненадлежащее исполнение либо совершение действий, прямо запрещенных правилами. Диспозиция ст. 218 УК носит бланкетный характер, поэтому в каждом конкретном случае следует обращаться к соответствующим нормативным актам, регламентирующим порядок обращения с данными веществами. Порядок обращения со взрывчатыми, легковоспламеняющимися веществами и пиротехническими изделиями регулируется постановлением Правительства РФ от 12 июля 2000 г. N 513 "О мерах по усилению государственного контроля за производством, распространением и применением взрывчатых веществ и отходов их производства, а также средств взрывания, порохов промышленного назначения и пиротехнических изделий в Российской Федерации" и постановлением Правительства РФ от 12 июля 2000 г. N 512 "О порядке ввоза в Российскую Федерацию, вывоза из Российской Федерации и транзита по территории Российской Федерации взрывчатых веществ, в том числе после утилизации боеприпасов, а также отходов их производства, средств взрывания, порохов промышленного назначения и пиротехнических изделий"*(331).
Соблюдение правил учета опасных веществ предполагает получение разрешений на их оборот, отражение в специальных журналах движения веществ (оприходование, возврат, выдача и т.п.), составление необходимых документов, подтверждающих это движение, и т.д. Правила хранения есть создание условий, исключающих возможности их хищения, утраты или воздействия внешних факторов (содержание в специальных помещениях и емкостях, под охраной, при определенных параметрах хранения, возможности доступа только уполномоченных лиц и т.п.). Правила перевозки предусматривают определенный порядок погрузки, выгрузки и транспортировки опасных веществ (обязательное получение разрешения на перевозку, погрузка и выгрузка в специальных местах, сопровождение охраной или уполномоченными лицами, в соответствующей таре или упаковке, на определенном виде транспорта и т.д.). Правила использования - это определенный порядок изготовления, применения, испытания, сбора и уничтожения предусмотренных веществ (соблюдение технологических параметров, расстояния, порядка и способов уничтожения или сбора и т.п.).
Согласно ст. 22 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ "О почтовой связи" и п. 53 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. N 725, во внутренних почтовых отправлениях запрещены к пересылке по сети почтовой связи взрывчатые, ядовитые, едкие, легковоспламеняющиеся и другие опасные вещества*(332).
Деяние признается оконченным с момента наступления тяжких последствий - причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий, аналогичных тем, которые предусмотрены в ст. 215-217 УК.
Субъективная сторона преступления, как это следует из диспозиции ст. 218 УК, характеризуется неосторожной формой вины. Совершение рассмотренных действий умышленно не образует рассматриваемого преступления, а квалифицируется в соответствии с направленностью умысла как преступление против личности, собственности и т.д.
Субъектом преступления могут быть вменяемые и достигшие 16-летнего возраста лица, трудовая деятельность которых связана с оборотом взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий. К ним относятся лица, которым опасные вещества вверены по службе или работе, осуществляющие контроль либо руководство работами, в процессе которых используются данные вещества, либо охраняющие их.
Нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219 УК). Объектом преступления является пожарная безопасность. Согласно ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" с последующими изменениями и дополнениями*(333) под пожарной безопасностью понимается состояние защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров.
С объективной стороны преступление выражается в нарушении специальных условий социального и (или) технического характера (правил пожарной безопасности), установленных в целях обеспечения пожарной безопасности, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Правила пожарной безопасности представляют собой комплекс положений, устанавливающих порядок соблюдения требований, норм и стандартов, направленных на предотвращение пожаров, обеспечение безопасности людей на случай возникновения пожаров, обеспечение объектов народного хозяйства и населенных пунктов средствами противопожарной защиты и пожарной техники, других правил и норм пожарной безопасности*(334). Соответствующие правила предусматриваются в Федеральном законе от 21 декабря 1994 г., нормативных актах МВД России и других министерств и ведомств. Нарушения правил могут выражаться как в действии, так и в бездействии (невыполнение, ненадлежащее выполнение или уклонение от выполнения). Так, в соответствии с Правилами пожарной безопасности в Российской Федерации "ППБ-01-93", утвержденными приказом Министерства внутренних дел РФ от 14 декабря 1993 г. N 536 с последующими изменениями и дополнениями, нарушение правил образуют загромождение противопожарных разрывов между зданиями, сооружениями и открытыми складами горючими отходами, мусором, тарой; курение на территории и в помещениях складов и баз, хлебоприемных пунктов, объектов торговли, добычи, переработки и хранения легковоспламеняющихся жидкостей, горючих жидкостей и горючих газов, переработки взрывчатых веществ; оставление без присмотра включенных электронагревательных приборов, бытовой и промышленной электротехники; эксплуатация теплопроизводящих установок при подтекании жидкого топлива (утечке газа) из системы топливоподачи и т.п.*(335)
Правила пожарной безопасности на железнодорожном транспорте, утвержденные Министерством путей сообщений РФ 11 ноября 1992 г. N ЦУО-112, требуют, например, чтобы: складские помещения с опасными и особо опасными грузами были удалены на расстояния: не менее 35 м - от организованного движения поездов, производственных и служебных зданий; 50 м от мест массового пребывания людей; вагонные депо площадью более 5 га имели не менее двух въездов: площадки, отводимые под промывочно-пропарочные станции (пункты), располагались от железнодорожных путей и от ближайших стационарных и тракционных путей на расстоянии не менее 30 м, а от соседних железнодорожных зданий и сооружений - не менее 50 м; подача цистерн к местам их обработки производилась только тепловозами (мотовозами), оборудованными искрогасителями, и т.д.
В результате нарушения указанных правил возможен пожар, т.е. неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства. Ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, вызвавшее пожар, наступает при условии, если оно повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, предусмотренного ст. 118 УК. Важное значение имеет установление причинной связи между нарушением правил, возникновением пожара и наступившими вследствие этого последствиями. Окончено преступление с момента наступления названных последствий.
С субъективной стороны преступление характеризуется только неосторожной формой вины. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека в результате нарушения правил пожарной безопасности квалифицируется по нормам о преступлениях против личности и собственности.
Субъект нарушения правил пожарной безопасности специальный - лицо, на котором лежала обязанность по соблюдению указанных правил. Это могут быть как должностные лица, так и любые работники предприятий, учреждений, организаций, на которых действующими правилами (инструкциями) или специальным распоряжением непосредственно возложена обязанность выполнять правила пожарной безопасности или контролировать и обеспечивать их соблюдение на определенном участке работы. Нарушение правил лицом, на которое такая обязанность не возлагалась, квалифицируется по статьям Кодекса, предусматривающим ответственность за должностные преступления либо за преступления против личности или собственности.
Содержание квалифицированного вида нарушения правил пожарной безопасности (причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий) соответствует содержанию аналогичных признаков, предусмотренных ст. 215-217 УК.
Если пожар явился следствием нарушения правил безопасности на объектах атомной энергетики, взрывоопасных объектах либо нарушения правил учета, хранения, перевозки или использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий, содеянное полностью охватывается составами преступлений, предусмотренных ст. 215, 217 и 218 УК и дополнительной квалификации по ст. 219 не требует. От уничтожения или повреждения имущества по неосторожности, повлекшего тяжкие последствия (ч. 2 ст. 168 УК) рассматриваемое преступление отличается по субъекту совершения преступления.

_ 7. Преступления, нарушающие установленные правила обращения с общеопасными предметами

Выделение соответствующей группы преступлений обусловлено специфическими свойствами некоторых предметов, получивших наименование "общеопасные". Общеопасные - это предметы (ядерные материалы, радиоактивные вещества, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и т.п.), которые в силу имманентно присущих им внутренних свойств обладают потенциальной опасностью причинения вреда личности, обществу. Для недопущения причинения вреда государство устанавливает в отношении таких предметов специальный правовой режим (разрешительную систему). Преступления данной группы связаны с нарушением соответствующего правового режима обращения с общеопасными предметами.
Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ст. 220 УК). Согласно Международной конвенции о физической защите ядерных материалов 1980 г., государства-участники обязаны предусматривать все меры, в том числе и уголовно-правовые, для установления жесткого контроля за оборотом ядерных материалов. В результате производства оружейных ядерных материалов, работы атомных электростанций, деятельности предприятий ядерного топливного цикла, эксплуатации атомных подводных лодок, надводных кораблей и судов с ядерными энергетическими установками и других видов деятельности в области использования атомной энергии на территории Российской Федерации накоплены значительные радиоактивные отходы и отработавшее ядерное топливо, обращение с которыми представляет серьезную задачу.
Объект преступления - общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с ядерными материалами или радиоактивными веществами.
Предметом преступления в соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 220 УК являются ядерные материалы и радиоактивные вещества. Ядерные материалы - материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества. К ним относятся, например, плутоний необлученный, уран-235 необлученный, уран обогащенный, уран-233 необлученный, облученное топливо (обедненный или природный уран, торий или слабообогащенное топливо). Радиоактивные вещества - это не относящиеся к ядерным материалам вещества, испускающие ионизирующее излучение (радий-226, цезий-137, полоний-210 и др.). К источникам ионизирующего излучения относятся приборы и устройства, принцип действия которых основан на ионизирующем излучении, создающемся при радиоактивном распаде, ядерных превращениях, торможении заряженных частиц в веществе и образующих при взаимодействии со средой ионы разных знаков (рентгеновское излучение, потоки электронов, нейтронов и протонов, альфа-, бета-, гамма-лучи). Источники ионизирующего излучения широко используются в медицинских, научных, промышленных целях и др. Радиоактивные вещества и ядерные материалы могут находиться в газообразном, жидком или твердом состояниях и содержаться в установке, изделии или ином виде (в контейнере, капсуле, составе руды и др.).
С объективной стороны преступление совершается путем незаконного приобретения, хранения, использования, передачи или разрушения ядерных материалов или радиоактивных веществ. Правовые основы и принципы регулирования отношений, возникающих при обращении с ядерными материалами и радиоактивными веществами, содержатся в федеральных законах от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии" (в ред. от 10 февраля 1997 г. N 28-ФЗ)*(336); от 9 января 1996 г. N 3-ФЗ "О радиационной безопасности населения"*(337); от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"*(338); Законе РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 "Об охране окружающей природной среды" с последующими изменениями и дополнениями; постановлении Правительства РФ от 22 февраля 2000 г. N 149 "О Федеральной целевой программе "Ядерная и радиационная безопасность России" на 2000-2006 годы"*(339).
Основанием уголовной ответственности за анализируемое преступление является незаконный характер действий, указанных в ч. 1 ст. 220 УК. Незаконными признаются любые из перечисленных форм, совершенные в нарушение установленных правил. Так, в соответствии со ст. 50 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 на всех субъектов обращения с названными материалами и веществами возлагается обязанность соблюдать правила производства, хранения, транспортировки, использования, утилизации, удаления и захоронения радиоактивных веществ, не допускать превышения установленных предельно допустимых норм радиации, а в случае их превышения информировать соответствующие органы и принимать меры к ликвидации очагов поражения.
Приобретение материалов и веществ может совершаться любыми способами, кроме хищения или вымогательства (покупка, обмен, получение в дар и др.). Хранение - это фактическое владение материалами и веществами вне зависимости от местонахождения. Использование означает применение материалов и веществ по целевому назначению или в преступных целях. Под передачей следует понимать отчуждение материалов или веществ в постоянное или временное пользование иным лицам с любыми целями. Разрушение означает нарушение физической целости источников ионизирующего излучения, уничтожение или расщепление радиоактивных веществ или ядерных материалов, когда создается угроза причинения серьезного вреда людям.
По способу описания состав рассматриваемого преступления относится к формальным, следовательно, преступление будет оконченным с момента совершения любого из отмеченных действий. Вместе с тем по смыслу закона причинение какого-либо вреда, не охватываемого ч. 2 ст. 220 УК, надлежит квалифицировать по ч. 1 этой статьи.
С субъективной стороны незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами характеризуется только прямым умыслом. При этом виновное лицо обязательно должно сознавать специальные свойства соответствующих материалов и веществ.
Субъект преступления общий - вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.
Квалифицированным видом незаконного обращения является причинение по неосторожности смерти или иных тяжких последствий. По своему характеру данные последствия тождественны последствиям, установленным ч. 2 ст. 215 УК. Однако в отличие от деяния, предусмотренного ч. 1 этой статьи, квалифицированный вид нарушения правил обращения с радиоактивными материалами характеризуется только неосторожной формой вины. Умышленные действия, повлекшие названные последствия, подлежат квалификации в соответствии с направленностью умысла по статьям о преступлениях против личности, собственности и др.
Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221 УК). Объектом преступления является общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с общеопасными предметами. О понятии предмета преступления - ядерных материалов и радиоактивных веществ см. соответствующий раздел к ст. 220 УК.
Согласно ст. 7 Международной конвенции о физической защите ядерного материала от 3 марта 1980 г., преднамеренное совершение кражи ядерного материала или его захвата путем грабежа, присвоения или получения обманным путем ядерного материала, действия, которое представляет собой требование путем угрозы силой или применения силы или с помощью какой-либо другой формы запугивания о выдаче ядерного материала, является правонарушением, наказуемым каждым государством-участником в рамках своего национального законодательства.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается только путем активных действий - совершения хищения либо вымогательства соответствующих предметов.
По смыслу закона хищением соответствующих материалов и веществ является противоправное их изъятие путем кражи, мошенничества, простого грабежа (ст. 158, 159, 161 УК) из собственности или владения иных физических или юридических лиц и обращение их в пользу виновного или иных лиц. Под вымогательством понимается требование передачи материалов или веществ под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких (ст. 163 УК). Для квалификации действий по ст. 221 УК не имеют значения правомерность или неправомерность обладания потерпевшими соответствующими материалами и веществами.
Оконченным данное преступление будет с момента завладения ядерными материалами или радиоактивными веществами, за исключением его совершения путем вымогательства (в этом случае преступление будет оконченным с момента предъявления требования о передаче радиоактивных материалов). Размеры и стоимость похищенных материалов на квалификацию содеянного не влияют.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновное лицо может действовать как с целью сбыта, так и с намерением распорядиться похищенным иным образом.
Субъектом хищения или вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ выступает вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления является совершение его: группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч. 2 ст. 221 УК); неоднократно (п. "б" ч. 2); лицом с использованием своего служебного положения (п. "в" ч. 2); с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. "г" ч. 2).
Понятие "группа лиц по предварительному сговору" аналогично одноименному квалифицирующему признаку при терроризме. Совершение хищения или вымогательства неоднократно отличается от аналогичного признака в преступлениях против общей безопасности. Содержание этого вида неоднократности раскрывается в примечании к ст. 221 УК, где в качестве специфического условия указывается на совершение лицом ранее одного или более тождественных преступлений, предусмотренных ст. 158-164, 209, 221, 226 и 229 УК. При этом не должны истечь сроки давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора или лицо имеет не снятую или не погашенную судимость за ранее совершенное преступление, предусмотренное в примечании к ст. 221. Если лицо ранее было судимо за хищение или вымогательство два или более раза, то оно несет ответственность по ч. 3 ст. 221 УК.
Квалифицирующим признаком является также совершение хищения или вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ лицом с использованием своего служебного положения. По существу, это означает хищение, во-первых, путем присвоения или растраты (см. ст. 160 УК) и, во-вторых, лицом, которому радиоактивные материалы не вверялись, но которое имеет возможность, используя предоставленные ему законом полномочия, совершать действия, облегчающие завладение указанными материалами.
О понятии насилия, не опасного для жизни или здоровья, или угрозы применения такого насилия см. соответствующий раздел к ст. 161 УК.
Особо квалифицированным видом анализируемого преступления является его совершение организованной группой (п. "а" ч. 3 ст. 221 УК), с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. "б" ч. 3), лицом, два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. "в" ч. 3 этой статьи).
Совершение преступления организованной группой и с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия как квалифицирующие признаки не отличаются от одноименного признака при терроризме (ч. 3 ст. 205 УК).
Совершение хищения или вымогательства соответствующих материалов и веществ лицом, два или более раза судимым за хищение или вымогательство, представляет собой специальный вид неоднократности осуждения (два и более раза) за совершение хищения или вымогательства по любой статье из указанных в примечании к ст. 221 УК. При этом предыдущие судимости должны быть не сняты или не погашены в установленном законом порядке.
Совершение в процессе хищения или вымогательства действий, сопряженных с уничтожением или повреждением какого-либо имущества, либо последующее незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 221 и соответственно ст. 167, или 168, или 220 УК. Похищение или вымогательство источников ионизирующего излучения либо контейнеров или иных емкостей, в которых находятся ядерные материалы или радиоактивные вещества, с целью завладения радиоактивными материалами охватывается признаками состава хищения или вымогательства и не требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против собственности.
Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК). Из всей группы преступлений, связанных с нарушением установленных правил обращения с общеопасными предметами, данное преступление является наиболее распространенным. В 2000 г. на федеральном учете состояло 51 326 единиц утраченного огнестрельного нарезного оружия и боевой техники, зарегистрировано 66 536 преступлений, предусмотренных ст. 222 УК*(340). Неконтролируемый оборот соответствующих общеопасных предметов чреват высокой степенью опасности причинения вреда людям и окружающей среде. Во избежание причинения такого вреда в отношении оружия и его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств устанавливается определенный правовой режим (разрешительная система). Повышенная общественная опасность преступлений, сопряженных с незаконным оборотом оружия, обусловлена еще и тенденцией развития насильственной вооруженной преступности, а также незаконным оружейным предпринимательством.
Установление уголовной ответственности за незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств вызвано также международными обязательствами Российской Федерации. В 1991 г. Россией была подписана Монреальская конвенция "О маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения", а в 1999 г. - Европейская конвенция Совета Европы "О контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами" (Страсбург, 28 июня 1978 г.). По Конвенции 1991 г. каждое государство-участник принимает необходимые и эффективные меры для запрещения и предотвращения изготовления на его территории немаркированных взрывчатых веществ, а по Конвенции 1978 г. договаривающиеся стороны принимают меры к оказанию друг другу взаимной помощи через соответствующие административные органы в пресечении незаконного оборота огнестрельного оружия, а также в прослеживании и обнаружении огнестрельного оружия, перемещаемого с территории одного государства на территорию другого.
Объект преступления - общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с соответствующими общеопасными предметами.
Предмет преступления прямо назван в наименовании ст. 222 УК: оружие, его основные части, боевые припасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. При этом для привлечения к уголовной ответственности не имеют значения форма собственности на такие предметы и правомерный или неправомерный характер владения ими.
Ответственность по ст. 222 УК дифференцируется в зависимости от характера предмета преступления. По ч. 1 привлекаются виновные лица, допустившие незаконный оборот огнестрельного оружия и его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств; по ч. 4 - незаконный оборот холодного, в том числе метательного, а также газового оружия; по ч. 2 и 3 - за квалифицированные виды деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК.
Оружие представляет собой устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. Не относятся к оружию изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием, например, кухонные ножи, сувенирные пистолеты и сабли, копья, луки и т.п.*(341) Огнестрельное оружие - это оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К нему относятся все виды боевого, служебного и гражданского оружия (винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья*(342) и винтовки и т.д.) независимо от калибра. Ответственность за незаконный оборот учебного, охолощенного и неисправного оружия наступает при условии, что виновный имел намерение и реальную возможность привести его в пригодное к использованию состояние. Не являются предметом анализируемого преступления сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, а также патроны к ним, не имеющие поражающего элемента и не предназначенные для поражения цели, а также имитационно-пиротехнические и осветительные средства, не содержащие взрывчатых веществ и смесей, поскольку они имеют иное целевое назначение.
Если, например, сигнальный пистолет (ракетница) приспосабливается для стрельбы малокалиберными пулями, то он приобретает свойства оружия со всеми вытекающими из этого обстоятельства правовыми последствиями. К огнестрельному оружию в смысле ст. 222 УК следует относить и пушки, огнеметы, ракеты и т.п., а к основным частям огнестрельного оружия - ствол, затвор, барабан, рамку, ствольную коробку*(343).
Боевые припасы - это устройства или предметы, конструктивно предназначенные для выстрела из оружия соответствующего вида. Они включают в себя предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенное для поражения цели и содержащее разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание (снаряды и мины, гранаты, авиабомбы, все виды патронов к стрелковому огнестрельному оружию и т.д.). Не относятся к боевым припасам патроны к длинноствольному гладкоствольному охотничьему оружию, так как они не предназначены к боевому применению, и патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда-пули, картечи, дроби и т.п.) и не предназначенные для поражения цели*(344).
Под взрывчатыми следует понимать вещества, которые при определенных видах внешнего воздействия способны на очень быстрое самораспространяющееся химическое превращение с выделением тепла и образованием газов. К ним относятся тротил, аммониты, пластиты, эластиты, дымный и бездымный порох, твердое ракетное топливо и т.п. Военная коллегия Верховного Суда РФ по делу П. и других постановлением от 6 апреля 2000 г. N 6н-520/99 переквалифицировала действия П., признанного наряду с другими преступлениями виновным в хищении реактивно-осветительных и имитационных патронов и взрывпакетов, с п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 226 на п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку указанные предметы ни боеприпасами, ни взрывными устройствами не являются, так как не содержат взрывчатых веществ.
Взрывное устройство представляет собой комбинацию взрывчатого вещества и специального приспособления (детонатора, взрывателя и т.п.), предназначенного для производства взрыва. Оно имеет целью подрыв различных объектов и может быть различной мощности.
Холодное оружие - это оружие, предназначенное для поражения цели с помощью мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения. Оно классифицируется на холодное клинковое оружие (кинжалы, боевые ножи, охотничьи ножи, являющиеся оружием, штыки-ножи, сабли и т.д.), оружие режущего, колющего, рубящего или комбинированного вида (штыки, копья, боевые топоры и т.д.) и ударно-раздробляющего действия (кастеты, нунчаки, кистени и т.д.).
Метательное оружие - оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение с помощью мускульной силы человека (метательные ножи и топоры, дротики и т.д.) либо механического устройства (луки, арбалеты и т.п.).
Газовое оружие - оружие, предназначенное для временного поражения живой цели путем применения токсических веществ, разрешенных к применению Министерством здравоохранения РФ. Газовое оружие относится к гражданскому оружию самообороны и бывает в виде пистолетов, револьверов, механических распылителей, аэрозольных и др. устройств.
Для квалификации по ст. 222 УК не имеет значения, были ли оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества заводского изготовления либо самодельные. Для определения характера предметов, требующих специальных познаний, по делу проводится соответствующая экспертиза.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК, совершается путем выполнения какого-либо из указанных незаконного действия: приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Незаконность совершаемого действия означает совершение действий вопреки правилам, установленным законами и иными нормативными актами*(345).
Боевое оружие предназначено для решения боевых и оперативно-тактических задач, находится на вооружении в государственных военизированных организациях, перечень которых дается в Законе от 13 декабря 1996 г.*(346) Юридические лица с особыми уставными задачами могут на основании нормативных актов Правительства РФ получать во временное пользование отдельные типы и модели боевого ручного стрелкового оружия и патронов к нему для исполнения возложенных на них обязанностей по охране объектов, связанных с производством и хранением оружия, боеприпасов, боевой техники, особо опасных экологических производств, природы и природных ресурсов, мест изготовления и хранения денежных средств и ценностей, добычи, переработки и хранения драгоценных металлов и драгоценных камней, дипломатических представительств РФ в иностранных государствах, других особо важных объектов, а также при транспортировании особо опасных грузов, оружия, боеприпасов, боевой техники, денежных средств и ценностей, дипломатической почты, корреспонденции, содержащей сведения, отнесенные к государственной тайне, и грузов, содержащих носители сведений, отнесенных к государственной тайне*(347). В ведении отдельных граждан боевое ручное стрелковое оружие может быть лишь в исключительных случаях, например, у судей, народных и присяжных заседателей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов для их защиты*(348).
К служебному относится оружие, предназначенное для использования должностными лицами государственных органов и работниками юридических лиц, которым законодательством разрешено ношение, хранение и применение указанного оружия, в целях самообороны или для исполнения возложенных на них обязанностей по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране природы и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции.
Служебным является огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства с дульной энергией не более 300 Дж, а также огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие. Оно должно исключать ведение огня очередями, а емкость магазина (барабана) должна быть не более 10 патронов. Пули патронов к огнестрельному гладкоствольному и нарезному короткоствольному оружию не могут иметь сердечников из твердых материалов. Оно приобретается государственными предприятиями, частными детективными и охранными предприятиями на основании лицензии и подлежит регистрации в соответствующих органах внутренних дел в двухнедельный срок со дня приобретения. При регистрации оружия юридическим лицам с особыми уставными задачами выдается разрешение на хранение и использование этого оружия сроком на три года на основании документов, подтверждающих законность приобретения оружия. Предприятиям и организациям, на которые Федеральным законом "О животном мире" возложены функции охраны охотничьих и рыбных ресурсов, разрешаются приобретение и использование охотничьего оружия с нарезным стволом в качестве служебного.
Выдача оружия работникам юридических лиц с особыми уставными задачами осуществляется по решению руководителей данных юридических лиц после прохождения указанными работниками соответствующей подготовки и при отсутствии у них оснований, препятствующих получению лицензии на приобретение гражданского оружия. Эти работники обязаны проходить периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением огнестрельного оружия, и иметь разрешение органов внутренних дел на хранение и ношение служебного оружия.
К гражданскому оружию относится оружие, предназначенное для использования гражданами Российской Федерации в целях самообороны, для занятий спортом и охоты. Гражданское огнестрельное оружие должно исключать ведение огня очередями и иметь емкость магазина (барабана) не более 10 патронов. Гражданское оружие подразделяется на:
1) оружие самообороны: огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, в том числе с патронами травматического действия, соответствующими нормам Министерства здравоохранения РФ; огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического, газового и светозвукового действия, соответствующими нормам Министерства здравоохранения РФ; газовое оружие: газовые пистолеты и револьверы, в том числе патроны к ним, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, разрешенными к применению Министерством здравоохранения РФ;
2) спортивное оружие: огнестрельное с нарезным стволом; огнестрельное гладкоствольное; холодное клинковое; метательное;
3) охотничье оружие: огнестрельное с нарезным стволом; огнестрельное гладкоствольное, в том числе с длиной нарезной части не более 140 мм; огнестрельное комбинированное (нарезное и гладкоствольное), в том числе со сменными и вкладными нарезными стволами; холодное клинковое;
4) холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с казачьей формой, а также с национальными костюмами народов Российской Федерации, атрибутика которых определяется Правительством РФ.
Право на приобретение оружия самообороны, спортивного и охотничьего оружия и холодного клинкового оружия, предназначенного для ношения с национальными костюмами народов Российской Федерации или казачьей формой, имеют граждане Российской Федерации, достигшие 18-летнего возраста, после получения лицензии на приобретение конкретного вида оружия в органах внутренних дел по месту жительства. Для получения разрешения на хранение или хранение и ношение охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия данный возраст может быть снижен не более чем на два года законодательными (представительными) органами субъектов РФ.
Газовые пистолеты и револьверы, огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства и холодное клинковое оружие, предназначенное для ношения с национальными костюмами народов Российской Федерации или казачьей формой, граждане Российской Федерации имеют право приобретать на основании лицензии с последующей их регистрацией в двухнедельный срок в органах внутренних дел по месту жительства. В лицензии допускается регистрация не более пяти единиц перечисленных выше типов оружия. Лицензия выдается органом внутренних дел по месту жительства гражданина Российской Федерации и одновременно является разрешением на хранение и ношение оружия. Срок действия лицензии пять лет.
Механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра до 4,5 мм включительно регистрации не подлежат, и граждане Российской Федерации имеют право приобретать их без получения лицензии.
Огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие граждане Российской Федерации имеют право приобретать в целях самообороны без права ношения по лицензиям, выдаваемым органом внутренних дел по месту жительства.
Спортивное и охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие и охотничье пневматическое оружие имеют право приобретать граждане Российской Федерации, которые имеют охотничьи билеты или членские охотничьи билеты. Охотничье огнестрельное оружие с нарезным стволом имеют право приобретать граждане России, которым в установленном порядке предоставлено право на охоту, при условии, что они занимаются профессиональной деятельностью, связанной с охотой, либо имеют в собственности охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие не менее пяти лет. При этом право на приобретение данного оружия имеют указанные категории граждан при условии, что они не совершили правонарушений, связанных с нарушением правил охоты, производства оружия, торговли оружием, продажи, передачи, приобретения, коллекционирования или экспонирования, учета, хранения, ношения, перевозки, транспортирования и применения оружия. Перечень профессий, дающих право на приобретение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом, устанавливается органами исполнительной власти субъектов Федерации.
Охотничье холодное клинковое оружие имеют право приобретать граждане Российской Федерации, имеющие разрешение органов внутренних дел на хранение и ношение охотничьего огнестрельного оружия. Охотничье холодное клинковое оружие регистрируется торговым предприятием при его продаже в документе, удостоверяющем право на охоту.
Приобретенные гражданином Российской Федерации огнестрельное длинноствольное оружие, а также охотничье пневматическое оружие подлежат регистрации в органе внутренних дел по месту жительства в двухнедельный срок со дня его приобретения.
При регистрации огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны гражданину Российской Федерации органом внутренних дел по месту жительства выдается разрешение на его хранение, а при регистрации охотничьего огнестрельного и пневматического оружия, а также спортивного или охотничьего гладкоствольного длинноствольного оружия - разрешение на его хранение и ношение сроком на пять лет на основании документа, подтверждающего законность приобретения соответствующего оружия.
Конструктивно сходные с оружием изделия, пневматические винтовки, пистолеты и револьверы с дульной энергией не более 3 Дж, сигнальные пистолеты и револьверы калибра не более 6 мм и патроны к ним, которые по заключению МВД России не могут быть использованы в качестве огнестрельного и газового оружия, приобретаются без лицензии и не регистрируются.
Иной порядок установлен для оборота гражданского оружия иностранными гражданами. Они могут приобретать на территории Российской Федерации гражданское оружие по лицензиям, выданным органами внутренних дел на основании ходатайств дипломатических представительств иностранных государств в России, гражданами которых являются, при условии вывоза ими оружия из России не позднее пяти дней со дня приобретения.
Механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра до 4,5 мм включительно иностранные граждане имеют право приобретать на территории России без получения лицензии.
Спортивное и охотничье оружие может ввозиться иностранными гражданами на территорию России при наличии приглашения юридического лица, имеющего лицензию на охоту, контракта на охоту с указанным юридическим лицом или приглашения для участия в спортивных мероприятиях и соответствующего разрешения МВД России. Это оружие должно быть вывезено из Российской Федерации в сроки, установленные контрактом или приглашением.
Запрещаются ввоз и использование на территории Российской Федерации всех видов, типов и моделей оружия иностранными гражданами в целях обеспечения личной безопасности, защиты жизни и здоровья других граждан, их собственности, сопровождения грузов и в иных целях, кроме вышеуказанного спортивного и охотничьего оружия, если это не предусмотрено международными договорами Российской Федерации.
Граждане могут иметь именное оружие, полученное в качестве награды: военнослужащими и сотрудниками государственных военизированных организаций на основании приказа руководителей указанных организаций; гражданами - на основании указа Президента РФ, постановления Правительства РФ, наградных документов глав иностранных государств и глав правительств иностранных государств. Разрешение на хранение и ношение наградного оружия гражданами Российской Федерации выдается органами внутренних дел по месту жительства. Наградным не может быть оружие, позволяющее вести огонь очередями, а также запрещенное Законом "Об оружии" к обороту на территории Российской Федерации.
Граждане Российской Федерации имеют право продавать находящееся у них на законных основаниях на праве личной собственности оружие юридическим лицам, имеющим лицензию на торговлю гражданским и служебным оружием или на коллекционирование или экспонирование оружия, либо государственным военизированным организациям с предварительным уведомлением органов внутренних дел, выдавших им разрешение на хранение и ношение оружия, а также гражданам, имеющим лицензии на приобретение оружия, его коллекционирование или экспонирование, после перерегистрации оружия в органах внутренних дел по месту учета указанного оружия.
Дарение и наследование гражданского оружия, зарегистрированного в органах внутренних дел, производятся в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации, при наличии у наследника или лица, в пользу которого осуществляется дарение, лицензии на приобретение гражданского оружия. В случае смерти собственника гражданского оружия до решения вопроса о наследовании имущества и получения лицензии на приобретение гражданского оружия указанное оружие незамедлительно изымается для ответственного хранения органами внутренних дел, его зарегистрировавшими.
Коллекционированием и экспонированием оружия на территории Российской Федерации имеют право заниматься юридические лица и граждане, имеющие соответствующие лицензии органов внутренних дел. Правила коллекционирования и экспонирования оружия, а также конструктивно сходных с оружием изделий, порядок их производства, торговли ими, их продажи, передачи, приобретения, экспонирования, хранения и транспортирования, а также номенклатура оружия устанавливаются Правительством РФ.
Все производимые на территории Российской Федерации, ввозимые на ее территорию, а также вывозимые модели гражданского и служебного оружия и патронов к нему, а также конструктивно сходные с оружием изделия подлежат обязательной сертификации, которая осуществляется Государственным комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации. Сертификат соответствия является основанием для оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации.
Сведения о служебном и гражданском оружии, а также боеприпасов к нему, разрешенных к обороту на территории Российской Федерации содержатся в Государственном кадастре служебного и гражданского оружия*(349).
В соответствии со ст. 6 Закона "Об оружии" на территории Российской Федерации запрещен оборот в качестве служебного и гражданского оружия: а) охотничьего огнестрельного оружия общей длиной менее 800 миллиметров, а также имеющего конструкцию, которая позволяет его складывать, сдвигать, укладывать или разбирать, и при этом не теряется возможность производства выстрела; б) огнестрельного оружия, которое имеет форму, имитирующую другие предметы; в) кистеней, кастетов и других предметов ударнодробящего действия (за исключением спортивных снарядов); г) боеприпасов с пулями бронебойного, зажигательного или разрывного действия, а также боеприпасов с дробовыми снарядами для пистолетов и револьверов; д) газового оружия, снаряженного нервнопаралитическими, отравляющими и другими сильнодействующими веществами, а также способного повлечь поражения средней степени за счет воздействия слезоточивых раздражающих веществ или причинить менее тяжкие телесные повреждения человеку, находящемуся на расстоянии более 0,5 метра; е) оружия и патронов к нему, имеющих технические характеристики, не соответствующие криминалистическим требованиям Министерства внутренних дел Российской Федерации, согласованным с Государственным комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации; ж) огнестрельного бесствольного оружия самообороны, электрошоковых устройств и искровых разрядников, имеющих выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами Российской Федерации и соответствующие нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также указанных видов оружия, произведенных за пределами территории Российской Федерации; з) холодного клинкового оружия и ножей, клинки и лезвия которых либо автоматически извлекаются из рукоятки при нажатии на кнопку или рычаг и фиксируются ими, либо выдвигаются за счет силы тяжести или ускоренного движения и автоматически фиксируются, при длине клинка и лезвия более 90 мм.
Приобретением оружия и т.п. предметов считается их покупка, получение в дар или в уплату долга, присвоение найденного и т.д., кроме хищения или вымогательства. Передачей является отдача предметов иным лицам для временного хранения или использования. Сбыт означает продажу указанных предметов, их дарение, обмен и т.п.*(350)
Хранение - нахождение оружия и подобных ему предметов в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность. При этом виновное лицо осуществляет над предметами фактическое владение. Перевозка означает перемещение предметов в пространстве независимо от способа транспортировки, но не непосредственно при виновном. Нахождение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств в транспортном средстве следует квалифицировать в зависимости от конкретных обстоятельств дела как хранение, перевозку или ношение. Под ношением понимается нахождение оружия и других предметов в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а также их переноска в сумках, портфелях и т.п. предметах*(351).
Таким образом, незаконным следует считать обращение с оружием, полностью изъятым из гражданского оборота, либо лицом, которое не имеет лицензии на обращение с ним или лицензия выдана на другое оружие.
Окончено данное преступление будет с момента выполнения любого из перечисленных в законе действий.
С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины. Лицо сознает, что осуществляет незаконный оборот соответствующего предмета и желает действовать таким образом.
Субъект - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом незаконного оборота огнестрельного оружия или его основных частей, боеприпасов, взрывчатых данных признаков тождественно содержанию аналогичных признаков при терроризме (п. "а" и "б" ст. 205 УК).
Понятие особо квалифицированного вида - совершение преступления организованной группой также соответствует этому признаку при терроризме (ч. 3 ст. 205 УК). наступает только за незаконные приобретение, сбыт или ношение указанного вида оружия. Ответственность за названные действия с холодным оружием не наступает в местностях, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом (Дагестан, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карелия, некоторые районы Крайнего Севера и Дальнего Востока).
Незаконный оборот оружия и других предметов, осуществляемый в целях совершения иного преступления, квалифицируется как оконченный незаконный оборот и приготовление к совершению иного преступления.
В соответствии с примечанием к ст. 222 УК лицо освобождается от уголовной ответственности за незаконный оборот предметов, указанных в этой статье, при выполнении определенных условий. Такими условиями являются, во-первых, добровольность сдачи оружия и тому подобных предметов виновным лицом и, во-вторых, отсутствие в его действиях иного состава преступления. Добровольность означает, что соответствующие предметы выдаются по воле виновного лица и независимо от мотивов такого поведения (раскаяние самого лица, влияние других лиц и т.п.). Судебная практика считает добровольной сдачей также случаи, когда оружие выдается по предписанию властей, обязывающих сдать оружие определенного рода, например в местах его массового скопления. О добровольности сдачи может свидетельствовать факт их выдачи или сообщение об их местонахождении органам власти при реальной возможности дальнейшего хранения*(352). Не является добровольной выдача названных предметов, когда они обнаружены представителями соответствующих органов. При выполнении перечисленных выше условий примечание к ст. 222 УК распространяется как на лиц, только хранивших соответствующие предметы, так и на тех, которые незаконно приобрели, передали, сбыли, перевезли или носили эти предметы, в том числе и холодное оружие.
Незаконное изготовление оружия (ст. 223 УК). Объектом преступления является общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с соответствующими общеопасными предметами. О понятии оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств см. комментарии к ст. 222 УК. Комплектующие детали к огнестрельному оружию - составные части оружия. Место, время и способ изготовления или ремонта этих предметов на квалификацию содеянного не влияют.
Ответственность за рассматриваемое преступление дифференцируется в зависимости от вида оружия. По ч. 1 ст. 223 УК наказуемо незаконное изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а также незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. По ч. 4 этой статьи ответственность наступает за незаконное изготовление газового и холодного оружия, в том числе метательного. В ч. 2 и 3 ст. 223 УК предусматриваются квалифицированные виды деяния, описанные в ч. 1. Изготовление или ремонт будут считаться незаконными, если они совершены в нарушение нормативных актов, регулирующих оборот соответствующих предметов (см. комментарии к ст. 222 УК). В частности, незаконным является производство боевого оружия (изготовление и ремонт оружия, изготовление боеприпасов) на негосударственных предприятиях, отдельными гражданами либо на государственных предприятиях, но без лицензии. Производство служебного и гражданского оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств будет незаконным, если оно осуществляется без разрешения (лицензии).
Изготовление соответствующих предметов означает их создание либо переделку иных предметов (например, ракетниц, стартовых пистолетов, предметов бытового обихода или спортивного инвентаря), после которых они приобретают поражающие свойства огнестрельного, холодного или газового оружия либо боеприпасов и взрывчатых веществ. Ремонт - это восстановление поражающих свойств оружия или комплектующих деталей к нему. Хранение отдельных деталей (кроме основных частей оружия, определяющих его функциональное назначение) при отсутствии умысла на изготовление оружия состава преступления, предусмотренного ст. 223 УК, не образует. Особенностью объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 4 анализируемой статьи, является то обстоятельство, что она не включает в себя изготовление комплектующих деталей к газовому или холодному оружию, а также их ремонт.
Окончено преступление с момента изготовления или ремонта соответствующих предметов.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается только с прямым умыслом.
Субъект общий - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Содержание квалифицированного и особо квалифицированного видов незаконного изготовления оружия тождественны аналогичным признакам ст. 222 УК.
Как и в ст. 222 УК, законодатель предусмотрел примечание к ст. 223 УК. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в данной статье, освобождается полностью от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Содержание понятия "добровольность" идентично одноименному понятию в ст. 222 УК.
Небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК). Объектом преступления является общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с огнестрельным оружием. О понятии огнестрельного оружия см. соответствующий раздел к ст. 222 УК.
С объективной стороны преступление выражается в небрежном хранении, создавшем условия для использования огнестрельного оружия другим лицом, которое повлекло причинение тяжких последствий.
Обязательным условием привлечения к ответственности по ст. 224 УК является правомерный характер обладания оружием (оно является собственностью виновного или, не будучи собственником, лицо имеет соответствующую лицензию на обращение либо оружие выдано для исполнения служебных обязанностей и т.п.). Если оружие находится у виновного неправомерно и при этом нарушаются правила хранения, повлекшие его использование другим лицом с причинением тяжких последствий, то содеянное охватывается признаками ст. 222 и дополнительной квалификации по ст. 224 УК не требует*(353).
Хранение (нахождение оружия в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих его сохранность) будет небрежным, когда оно происходит с нарушением установленных правил, например, оружие хранится в месте свободного доступа посторонних лиц или членов семьи, совместно с боеприпасами к нему, в неприспособленных для хранения местах, оставляется без присмотра заряженное оружие.
Второе обязательное условие ответственности - использование оружия лицом, не имеющим права на обращение с ним. Под использованием понимается применение оружия по назначению (производство выстрела, совершение различных преступлений и т.д.).
Небрежное хранение огнестрельного оружия относится к материальным составам преступления, поэтому при его совершении обязательными являются тяжкие последствия и причинная связь между ними и действиями лица, использовавшего небрежно хранившееся оружие. Под тяжкими последствиями понимаются причинение различной тяжести физического вреда личности, в том числе и смерти, совершение самоубийства, использование для совершения преступления и т.п. Решение вопроса об отнесении тех или иных конкретно наступивших последствий к числу тяжких относится к компетенции суда.
Оконченным преступление будет с момента наступления тяжких последствий.
Лицо, которое использовало небрежно хранившееся оружие, привлекается к ответственности по ст. 222 и соответствующим статьям Кодекса о совершенных преступлениях, а в случаях необходимости и по ст. 226 УК.
С субъективной стороны преступление, как это прямо следует из закона, характеризуется только неосторожной формой вины. Сознавая нарушение правил хранения огнестрельного оружия, виновное лицо предвидит возможность наступления тяжких последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможность их наступления, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть.
Субъект - вменяемое лицо, достигшее, как правило, 18-летнего возраста и обладающее оружием на законных основаниях. Если в небрежном хранении, создавшем условия для использования огнестрельного оружия другим лицом, которое повлекло причинение тяжких последствий, виновен военнослужащий, то содеянное квалифицируется по ст. 348 УК за воинское преступление.
Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 225 УК). Объектом преступления является общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с соответствующими общеопасными предметами.
Рассматриваемая норма в уголовное законодательство нашего государства внесена впервые. О понятии оружия и других предметов см. соответствующий раздел к ст. 222 УК, а о понятии ядерного, химического, биологического или других видов оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, - к ст. 188 УК.
С объективной стороны деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 225 УК, сформулированы одинаково, различия имеются лишь в объеме и характере последствий. Диспозиции обеих частей носят бланкетный характер. Поэтому для установления факта, было ли исполнение обязанностей по охране надлежащим или ненадлежащим, необходимо в каждом конкретном случае обращаться к иным нормативным актам, регламентирующим порядок осуществления охранных функций. Анализируемое преступление может совершаться как путем действия (уход с поста охраны, курение на объекте охраны, где оно запрещено, и т.п.), так и путем бездействия (нарушение графика обхода объекта, несоблюдение пропускного режима и т.п.).
Рассматриваемое преступление сконструировано по типу материального состава, поэтому обязательным условием является наступление предусмотренных законом последствий. В ч. 1 ст. 225 УК - это хищение, уничтожение огнестрельного оружия и подобных ему предметов или иные тяжкие последствия (использование данных предметов при совершении преступления, причинение физического вреда иным гражданам либо значительного материального ущерба, утрата приоритета в производстве каких-либо видов военной продукции и т.п.). Наступление последствий, не подпадающих под понятие "тяжкие", исключает ответственность по ч. 1 данной статьи. Конструкция последствий в ч. 2 ст. 225 УК несколько иная. Ответственность наступает не только за реальное причинение тяжких последствий, но и за создание угрозы их наступления. При этом угроза должна быть реальной, т.е. с высокой степенью вероятности наступления тяжких последствий. Законодатель при описании последствий в обеих частях ст. 225 УК употребляет одинаковое понятие "тяжкие последствия", определяя тем самым и одинаковый их нижний порог. Но поскольку в ч. 2 статьи речь идет об оружии массового поражения, а не просто об общеопасных предметах, постольку реальные последствия могут быть гораздо шире, нежели предусмотренные ч. 1. К ним следует относить помимо ранее названных также радиоактивное и биологическое заражение или химическое отравление окружающей среды, наступление эпидемий и эпизоотий и т.п. Причинение последствий, которые не относятся к категории тяжких, если при этом создавалась угроза наступления тяжких последствий, следует квалифицировать по ч. 2 ст. 225 УК.
С субъективной стороны преступление характеризуется только неосторожной формой вины. Исполняя ненадлежащим образом свои обязанности по охране соответствующих предметов, виновное лицо предвидит возможность наступления предусмотренных ст. 215 УК последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможность наступления указанных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть. В отличие от преступления, предусмотренного ст. 224, в ч. 2 ст. 225 УК речь идет о ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей по охране таких предметов, а не о нарушении правил хранения принадлежащих лицу или полученных в связи с выполнением служебных обязанностей соответствующих предметов.
Субъект преступления специальный - лицо, которому была поручена охрана соответствующих предметов (лицо, выполняющее охранно-сторожевые функции, а также должностное и материально ответственное лицо, в ведении которого предметы находились в силу служебного положения). Если виновное лицо является соучастником хищения, то ответственность для него наступает по ст. 226 УК. Если охранные функции выполняются военнослужащими, то ответственность при причинении указанных в законе последствий наступает по ст. 342 УК как за воинское преступление.
Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК). Объектом преступления является общественная безопасность в сфере регулирования порядка обращения с соответствующими общеопасными предметами.
Хищение или вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств обладает высокой степенью общественной опасности вследствие, во-первых, потенциально опасного характера самих предметов, во-вторых, незаконного характера их изъятия и, в-третьих, того, что данные предметы могут быть использованы при совершении преступлений.
Ответственность дифференцируется в зависимости от характера предмета. В ч. 1 ст. 226 УК речь идет об огнестрельном оружии, комплектующих деталях к нему, боеприпасах, взрывчатых веществах и взрывных устройствах (о понятии этих предметов см. соответствующий раздел Курса к ст. 222 УК), а в ч. 2 - о ядерном, химическом, биологическом или других видах оружия массового поражения либо материалах или оборудовании, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения (см. соответствующий раздел Курса к ст. 188 УК). Комплектующие детали к оружию - это составные части оружия. Для квалификации по ст. 220 УК не имеет значения, кто является собственником этих предметов, а также законность или незаконность обладания ими. Однако необходимо, чтобы соответствующие предметы противоправно изымались из владения физических или юридических лиц*(354).
С объективной стороны преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 226 УК, образуют хищение или вымогательство определенных предметов. Как отметил Пленум Верховного Суда РФ: "По смыслу закона под хищением оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ следует понимать противоправное завладение ими любым способом с намерением виновного присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом"*(355). Ответственность по ч. 1 ст. 226 УК наступает только в случае совершения преступления путем кражи, мошенничества, простого грабежа или вымогательства (о понятии кражи, мошенничества, грабежа и вымогательства см. соответствующие разделы Курса).
Оконченным данное преступление будет с момента завладения названными предметами, за исключением его совершения путем вымогательства (в этом случае преступление будет окончено с момента предъявления требования о передаче). Размеры и стоимость похищенного на квалификацию содеянного не влияют. Хищение составных частей и деталей боевых припасов, содержащих взрывчатые вещества (запалы, детонаторы, взрыватели и т.д.), а также взрывных устройств следует квалифицировать по ст. 226 УК как оконченное хищение взрывчатых веществ*(356).
Как и при незаконном обороте оружия, ответственность за его хищение или вымогательство наступает и в тех случаях, когда виновный, имея намерение и реальную возможность привести в пригодное состояние, изымает учебное, охолощенное или неисправное оружие. Если виновное лицо похищает непригодное оружие и подобные предметы, заблуждаясь относительно их качеств, но, полагая, что они исправны, то содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение оружия и т.д.
Похищение с целью завладения огнестрельным оружием или боеприпасами составных частей или деталей в комплекте, достаточном для сборки пригодных к использованию оружия или боеприпасов, образует оконченный состав хищения. При этом под достаточным комплектом деталей оружия Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 июня 1996 г. рекомендовал считать такую их совокупность, которая позволяет без дополнительных приспособлений и доработки произвести выстрел (например, ствол винтовки с ударно-спусковым механизмом), а достаточным комплектом составных частей боеприпасов - набор, позволяющий использовать их по назначению (п. 8). Как покушение на хищение огнестрельного оружия следует расценивать изъятие составных деталей (кроме основных частей оружия, определяющих его функциональное назначение) при установлении умысла на использование их вместе с дополнительно изготовленными недостающими деталями для сборки годного к стрельбе оружия. Действия лица, собирающего такое оружие, следует квалифицировать по совокупности ст. 223 и 30, 33 и 226 УК.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется только прямым умыслом. Цели, с которыми действует виновное лицо, могут быть и не корыстными, например по мотивам мести.
Субъект - вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления по ст. 226 УК является совершение его группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч. 3), неоднократно (п. "б" ч. 3), лицом с использованием своего служебного положения (п. "в" ч. 3), с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. "г" ч. 3). Понятие совершения преступления группой лиц по предварительному сговору было рассмотрено при анализе соответствующего признака терроризма; неоднократности - хищения либо вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ; лицом с использованием своего служебного положения - бандитизма*(357), а с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, или с угрозой применения такого насилия - хищения либо вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ.
Особо квалифицированным видом анализируемого преступления по ст. 226 УК является его совершение организованной группой (п. "а" ч. 4), с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. "б" ч. 4), а также лицом, два или более раза судимым за хищение или вымогательство (п. "в" ч. 4). Данные признаки были рассмотрены при анализе признаков соответственно бандитизма, угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава и хищения либо вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ. Совершение в процессе хищения или вымогательства виновным лицом действий, сопряженных с уничтожением или повреждением какого-либо другого имущества, влечет за собой квалификацию по совокупности ст. 226 и 167 или 168 УК*(358). Также по совокупности ст. 222 и 226 УК следует квалифицировать хищение либо вымогательство оружия и иных предметов с их последующим незаконным оборотом. В случаях хищения или вымогательства оружия и иных предметов с целью совершения другого преступления содеянное должно квалифицироваться как оконченное хищение либо вымогательство и приготовление к совершению иного преступления*(359).

Глава IV. Пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности

_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против здоровья населения и общественной нравственности

Охрана и укрепление здоровья граждан является неотъемлемым условием жизни общества, поскольку здоровье, как и жизнь, есть высшее неотчуждаемое первостепенное благо, без которого утрачивают значение в различной степени многие иные социальные блага. Статья 41 Конституции РФ гласит: "Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь". Охрана здоровья осуществляется совокупностью мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера и направлена на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья*(360). Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Важное место в правовом обеспечении гарантий охраны здоровья, соблюдения прав человека и его социальной защищенности в числе других имеют уголовно-пpавовые меpы.
Уголовно-пpавовая охpана здоpовья и нравственности осуществляется нормами различных разделов и глав Особенной части Уголовного кодекса - о преступлениях против личности, общественной безопасности, экологических преступлениях и т.д. Однако задачей этих норм является обеспечение неприкосновенности здоровья и нравственности отдельной (персонифицированной) личности. В отличие от соответствующих преступлений такие пpеступления, как незаконный обоpот наpкотических сpедств, наpушение санитаpно-эпидемиологических пpавил, сокpытие инфоpмации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоpовья населения, вовлечение в занятие пpоституцией, незаконное pаспpостpанение поpногpафических матеpиалов или пpедметов и дpугие, посягают на жизнь и здоpовье многих лиц или части населения в опpеделенной местности либо на нpавственное здоpовье населения. Поэтому особенностью пpеступлений пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности является неопpеделенно шиpокий кpуг возможных потеpпевших. Специфика объекта охpаны, хаpактеp пpименяемых пpедметов, шиpокая сфеpа пpименения, способы совеpшения позволяют объединить вышеуказанные ноpмы в одну гpуппу, а здоpовье населения и общественную нpавственность pассматpивать как самостоятельную социальную ценность, нуждающуюся в комплексной уголовно-пpавовой защите. Ответственность за пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности тpадиционно регламентировалась уголовным законодательством нашего государства. Однако большая часть норм об этих преступлениях находилась в главе о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. В Уголовном кодексе 1996 г. законодатель, учитывая конституционную ценность охpаны здоpовья, предусмотрел ответственность за посягательства на эту социальную ценность и близкую к ней общественную нравственность в самостоятельной гл. 25 Особенной части. Такое решение соответствует социально-пpавовой политике госудаpства на совpеменном этапе*(361). Некоторые составы преступлений из данной главы, например, незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ, и сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья населения, ранее вообще не были известны уголовному законодательству.
Полагаем, что данное предложение не лишено оснований и в перспективе может быть реализовано в уголовном законодательстве.
Видовым объектом пpеступлений пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности является здоровье населения и общественная нравственность. Здоровье - это правильная нормальная деятельность организма*(362), его физическое и психическое благополучие. Здоровье населения - совокупность общественных отношений, обеспечивающих ноpмальное физическое и психическое здоpовье множества неперсонифицированных граждан в масштабах региона, области и т.д.*(363) Общественная нpавственность покоится на системе ноpм и пpавил, идей, обычаев и тpадиций, господствующих в обществе и отражающих в себе "взгляды, представления и правила, возникающие как непосредственное отражение условий общественной жизни в сознании людей в виде категорий добра и зла, похвального и постыдного, поощряемого и порицаемого обществом, чести, совести, долга, достоинства и т.д."*(364). Соответственно, непосредственными объектами в зависимости от вида преступления являются здоровье населения или общественная нравственность. Вместе с тем в ряде случаев при совершении преступлений против здоровья населения или общественной нравственности ущерб может причиняться и дополнительным объектам. Так, при хищении наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК) наряду со здоровьем вред причиняется и отношениям собственности, а при незаконной выдаче или подделке рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК), нарушается нормальная деятельность соответствующих учреждений. Отношения собственности и нормальная деятельность предприятий и учреждений выступают в этом случае в качестве дополнительного объекта посягательства.
С объективной стоpоны пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности большей частью совеpшаются путем активных действий: хищение либо вымогательство наpкотических сpедств или психотpопных веществ (ст. 229 УК), незаконное занятие частной медицинской пpактикой или частной фаpмацевтической деятельностью (ст. 235 УК), надpугательство над телами умеpших и местами их захоpонения (ст. 244 УК). Такие преступления, как наpушение санитаpно-эпидемиологических пpавил (ст. 236 УК), сокpытие инфоpмации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоpовья людей (ст. 237 УК), могут совеpшаться путем действия и бездействия.
Следует отметить и такое специфическое свойство диспозиций норм о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности, как их бланкетный характер. В большинстве статей гл. 25 Кодекса законодатель, формулируя признаки составов преступлений, не раскрывает, в чем конкретно состоит нарушение соответствующих правил (оборот наркотических средств, психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ, занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, нарушение санитарно-эпидемиологических правил и т.д.), либо не дает конкретного перечня предметов преступлений (наркотических средств, психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ, предметов памятников истории и культуры и т.д.). Вследствие этого уяснение признаков предмета и характера объективной стороны соответствующих преступлений невозможно без обращения к нормативным актам иных отраслей права.
Учитывая степень общественной опасности pассматpиваемых пpеступлений и хаpактеp действий, законодатель большинство статей констpуиpует по пpинципу фоpмальных составов, пpизнавая пpеступления оконченными с момента совеpшения действий (склонение к потpеблению наpкотических сpедств или психотpопных веществ, незаконный обоpот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта и т.д.). Для дpугих преступлений обязательным условием ответственности за оконченное пpеступление является наступление последствий (наpушение санитаpно-эпидемиологических пpавил, выпуск или пpодажа товаpов, выполнение pабот либо оказание услуг, не отвечающих тpебованиям безопасности, и дp.).
С субъективной стоpоны пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности могут совеpшаться умышленно (таких пpеступлений большинство) и по неостоpожности. В соответствии с тpебованием ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное только по неосторожности, признается пpеступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Кодекса. На неосторожный характер вины прямо указывается в диспозициях ст. 235, 236 и 238 УК. В остальных случаях преступления совершаются с прямым и косвенным умыслом (ст. 243 и 245 УК) либо только с прямым умыслом - все иные преступления. Диспозиции ряда статей (ст. 228, 230, 232, 234, 240, 242 УК) в качестве обязательного условия ответственности субъективного хаpактеpа указывают или подразумевают наличие специальной цели. Кроме того, в ст. 245 УК содержится прямое указание на характер мотивов - из хулиганских или корыстных побуждений.
Субъектом pассматpиваемого пpеступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возpаста. Исключение составляют ст. 226 и 229 УК, котоpые пpедусматpивают ответственность с 14 лет. Для некотоpых пpеступлений, напpимеp, пpедусмотpенных ч. 5 ст. 228, ст. 233, ч. 4 ст. 234 УК, тpебуется специальный субъект.
Таким обpазом, пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности можно опpеделить как умышленные или неостоpожные общественно опасные деяния, пpичиняющие вpед или ставящие под угpозу пpичинения такого вpеда здоpовье населения или общественную нpавственность.
В зависимости от предмета и хаpактеpа объекта пpеступного посягательства пpеступления пpотив здоpовья населения и общественной нpавственности можно классифициpовать на три гpуппы: пpеступления пpотив здоpовья населения, сопряженные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ; иные преступления против здоровья населения; пpеступления пpотив общественной нpавственности. К пеpвой гpуппе пpеступлений относятся деяния, пpедусмотpенные ст. 228-234 УК, ко втоpой - ст. 235-239, к третьей - ст. 240-245 УК.
Зарубежные государства различным образом решают вопросы ответственности за преступления против здоровья населения. В уголовных кодексах стран Балтии самостоятельной главы о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности не предусматривается, а нормы об этих преступлениях располагаются в главах о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка (Литовской Республики и Латвийской Республики) или против общественного порядка и общественной безопасности (Эстонской Республики). Перечень преступлений, относимых к соответствующей группе, за небольшими исключениями такой же, как и в Уголовном кодексе РФ. Так, согласно ст. 200.4 УК Эстонской Республики распространение и демонстрация произведений порнографического характера влечет уголовную ответственность лишь в случаях, если это происходит вне специализированных заведений. Соответствующие действия, а также продажа, прокат или передача этих предметов в отношении несовершеннолетних влекут уголовную ответственность, равно как и случаи изготовления, приобретения, хранения и распространения произведений, изображающих несовершеннолетнего в эротической или порнографической ситуации (ст. 200 и 200.3). Согласно ст. 202.5 этого Кодекса наступает ответственность за повторное после наложения административного взыскания потребление наркотических средств или психотропных веществ.
Обширную систему норм о соответствующих преступлениях предусматривает Уголовный кодекс Республики Беларусь. В нем отдельные главы посвящены преступлениям против здоровья населения (16 статей) и преступлениям против общественного порядка и общественной нравственности (10 статей).
В уголовном законодательстве иных европейских стран ответственность за соответствующие группы преступлений регулируется по-разному. Так, нормы о преступлениях против общественной нравственности в Уголовном кодексе ФРГ сосредоточены в разделах "Преступные деяния, затрагивающие религию и мировоззрение" и "Преступные деяния против полового самоопределения". Ответственность за незаконный оборот наркотических средств регламентируется специальным Законом об обороте наркотических средств в ред. от 1 февраля 1994 г.
Аналогичным образом решаются вопросы ответственности и по уголовному законодательству Швейцарии.
В Уголовном кодексе Польши соответствующие нормы предусматриваются в главе о преступлениях против свободы совести и вероисповедания, против сексуальной свободы и нравственности и о преступлениях против публичного порядка.
Разветвленную систему норм о соответствующих преступленияхпредусматривают уголовные кодексы Голландии и Испании. Так, ст. 148-51 раздела "О преступлениях против общественного порядка" УК Голландии установлена ответственность за осквернение могилы или действия с телом умершего. Раздел ХIV посвящен нормам о преступлениях против общественной нравственности (19 статей). В Кодексе Испании выделена специальная глава "О преступлениях, связанных с занятием проституцией" (4 статьи), а в разделе "О преступлениях против коллективной безопасности" - специальная глава "О преступлениях против общественного здоровья" (20 статей).
По Уголовному кодексу Японии ответственность наступает за преступления, относящиеся к опию (ст. 136-141), распространение порнографии (ст. 175), преступления в отношении мест отправления культа и мест погребения (ст. 188-192).
Гораздо большее число норм о соответствующих преступлениях предусматривается в Уголовном кодексе Китайской Народной Республики. Они сосредоточены в основном в главе "О преступлениях против порядка общественного управления" (преступления против контроля за культурными ценностями, связанные с контрабандой, продажей, транспортировкой и изготовлением наркотиков, с организацией, принуждением, вовлечением в занятие проституцией, предоставлением помещений для этой цели и сводничеством, с изготовлением, продажей, распространением порнографической продукции).

_ 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья населения и общественной нравственности

Исторически совокупность норм о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности как система в современном понимании стала складываться лишь в советское время, в начале ХХ в. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в главе четвертой "О святотатстве, разрытии могил и ограблении мертвых тел" содержало всего две статьи, где речь шла о преступлениях, которые в настоящее время охватываются ст. 244 УК "Надругательство над телами умерших и местами их захоронения". Согласно ст. 256 Уложения за разрытие могил для ограбления тел или поругания над погребенными виновные могли быть приговорены при отсутствии злого намерения, а по шалости или в пьянстве к наказанию в виде заключения в смирительный дом на время от шести месяцев до одного года (ч. 3) и максимум - к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу в крепостях на время от десяти до двенадцати лет, а также к наказанию плетьми с наложением клейм (ч. 1). За истребление или повреждение надгробных памятников и за наружное повреждение могил наказание могло быть назначено виновному в виде денежного взыскания от десяти до пятидесяти рублей и исправления за свой счет повреждения, когда оно учинялось по легкомыслию (ч. 2 ст. 257) и в виде заключения в тюрьме на время от шести месяцев до одного года, когда сие сделано по злобному против погребенных в сих могилах или против семейств их чувству (ч. 1 ст. 257). За похищение надгробного памятника или наружных оного украшений виновные наказывались высшей мерой наказаний, предусмотренных за воровство - кражу.
Уголовное уложение 1903 г. также содержало нормы, аналогичные вышеуказанным. Так, согласно ч. 1 ст. 79 Уложения виновный в похищении или в поругании действием умершего, преданного или не преданного земле, наказывался заключением в исправительный дом на срок не свыше трех лет. Если при этом над умершим было учинено оскорбляющее нравственность действие, то наказание назначалось заключением в исправительный дом на срок не ниже трех лет (ч. 2 ст. 79). Когда же указанные в ч. 1 и 2 ст. 79 Уложения деяния были учинены по суеверию, неразумию, невежеству или в состоянии опьянения, виновный наказывался заключением в тюрьме на срок не свыше шести месяцев.
Кроме того, в Уложении 1903 г. выделялась специальная глава - "О непотребстве". В ней, в частности, устанавливалась ответственность: за сводничество для непотребства (ст. 524); за потворство родителем, опекуном, попечителем или имеющим надзор за 17-летним несовершеннолетним непотребству такого несовершеннолетнего (ст. 525); за склонение лица женского пола промышлять непотребством (ст. 526); лица мужского пола за извлечение в виде имущественной выгоды от промышляющей непотребством женщины и за вербование в виде промысла с целью получения имущественной выгоды лиц женского пола для обращения ими непотребства в промысел в притонах разврата (ст. 527); виновного в неисполнении установленных правил для предупреждения непотребства и пресечения вредных от него последствий (ст. 528); за принятие в притон разврата лица женского пола, заведомо моложе двадцати одного года, и за удержание в притоне разврата промышляющей непотребством женщины, если она изъявила желание оставить свой промысел (ст. 529). Наказания за эти деяния предусматривались в виде ареста или денежной пенею не свыше пятисот рублей (ст. 528), заключения в исправительный дом (ч. 2 и 3 ст. 524, ч. 2 и 3 ст. 526) либо в тюрьму (ч. 1 ст. 524, ст. 525, ч. 1 ст. 526, ст. 527, 529).
Об ответственности за некоторые другие преступления в области здоровья населения и общественной нравственности упоминалось в других нормативных актах того периода. Так, в 1915 г. указом императора России "О мерах по борьбе с опиумом" по территории Приамурского, Иркутского генерал-губернаторства Забайкальской области в уголовное право были введены понятия "хранение, приготовление и перевозка наркотиков"*(365).
В первые годы Советской власти, когда еще не было нового уголовного законодательства, принимались отдельные акты в сфере борьбы с различными преступлениями. Так, 31 июня 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял предписание "О борьбе со спекуляцией кокаином". На основании декрета СНК от 4 марта 1920 г. "О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях" была издана "Инструкция комиссиям по делам несовершеннолетних", которая обязывала комиссии привлекать к судебной ответственности взрослых за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность и соучастие с ними, за сводничество, склонение несовершеннолетних к проституции и половым извращениям, за эксплуатацию труда несовершеннолетних и жестокое с ними обращение*(366).
В послереволюционный период нормы о преступлениях против здоровья населения традиционно рассматривались в одной главе с нормами о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка. Уголовный кодекс 1922 г. предусматривал специальную гл. VIII "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок", состоящую из двух статей, где речь шла о преступлениях, посягающих на народное здоровье: о приготовлении ядовитых и сильнодействующих веществ (ст. 215) и неизвещении надлежащих властей со стороны лиц, к тому обязанных, о случаях заразных болезней или падежа скота (ст. 216). Кроме того, ст. 171 гл. V "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности" предусматривала ответственность за принуждение из корыстных или иных личных видов к занятию проституцией, совершенное посредством физического или психического воздействия (ст. 170), сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для проституции (ст. 171).
В главе VI "Имущественные преступления" предусматривалась ответственность за фальсификацию, т.е. обманное изменение с корыстной целью вида или свойства предметов, предназначенных для сбыта или общественного употребления, а равно самый сбыт таких предметов (ст. 190) и фальсификацию предметов потребления, которая имела или могла иметь последствием причинение вреда здоровью, а равно сбыт таких предметов (ст. 191).
Несмотря на серьезное внимание мирового сообщества к проблемам борьбы с незаконным потреблением наркотических средств*(367), соответствующих норм в Уголовном кодексе 1922 г. первоначально не содержалось. Только 22 декабря 1924 г. декретом ВЦИК и СНК СССР "О дополнении Уголовного кодекса статьей 140-д" была введена уголовная ответственность за изготовление и хранение с целью сбыта кокаина, морфия и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения, а также за содержание притонов, в коих производится сбыт или потребление наркотических средств*(368). В августе 1926 г. постановлением ВЦИК и СНК СССР "О государственной монополии на опий" в стране вводится монополия на опий*(369), а в 1928 г. запрещено свободное обращение кокаина, его солей, гашиша, опия, морфия, героина и некоторых других веществ*(370).
Уголовный кодекс 1926 г., в несколько уточненном варианте наименования, предусмотрел отдельную гл. VIII "Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок", в которой содержался ряд статей о преступлениях, нарушающих народное здравие. В частности, ответственность устанавливалась за: приготовление, хранение и сбыт сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то специального разрешения (ст. 179); занятие врачеванием как профессией лицами, не имеющими надлежаще удостоверенного медицинского образования, а равно занятие медицинскими работниками такого рода медицинской практикой, на которую они не имеют права (ст. 180); нарушение правил по охране народного здравия, специально изданных в целях борьбы с эпидемиями (ст. 181). Кроме того, отдельные статьи о преступлениях против здоровья и нравственности содержались в других главах Кодекса. В главе II "Преступления против порядка управления" предусматривалась ответственность за изготовление, хранение и покупку с целью сбыта, а равно самый сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имелось специальное запрещение или ограничение (ст. 99); изготовление и хранение с целью сбыта и самый сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения (ст. 104). В ч. 2 с. 104 УК устанавливалась ответственность за содержание притонов, в коих производился сбыт или потребление кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ. Норма о принуждении к занятию проституцией, сводничестве, содержании притонов разврата, а также вербовке женщины для проституции (ст. 156) по-прежнему размещалась в гл. VI "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности".
В последующие годы в гл. VIII Кодекса вводились статьи об ответственности за новые преступления. Так, 1 декабря 1934 г. была предусмотрена ответственность за посевы опийного мака и индийской конопли без соответствующего разрешения (ст. 179-а)*(371); 25 ноября 1935 г. - за изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговлю ими или хранение с целью продажи или распространения их*(372).
Более развернутая система норм о преступлениях против здоровья населения была предусмотрена Уголовным кодексом 1960 г. Глава десятая "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения" содержала следующие статьи о преступлениях против здоровья населения: вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (ст. 210); незаконное врачевание (ст. 221); нарушение правил, установленных в целях борьбы с эпидемиями (ст. 222); изготовление или сбыт наркотических и других сильнодействующих и ядовитых веществ (ст. 224); посев опийного мака, индийской, южной, маньчжурской или южной чуйской конопли (ст. 225); содержание притонов и сводничество (ст. 226); посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов (ст. 227); изготовление или сбыт порнографических предметов (ст. 228); надругательство над могилой (ст. 229); умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников культуры (ст. 230). В последующие годы, вплоть до принятия Кодекса 1996 г., данная глава подвергалась изменениям и дополнениям. В частности, указами Президиума Верховного Совета РСФСР были введены следующие статьи: 210.1 - "Доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения"; 210.2 - "Вовлечение несовершеннолетних в немедицинское потребление лекарственных и других средств, влекущих одурманивание"; 224.1 - "Хищение наркотических средств"; 224.2 - "Склонение к потреблению наркотических средств"; 224.3 - "Незаконные приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах"; 225.1 - "Незаконные посев или выращивание масличного мака и конопли"; 226.1 - "Организация или содержание притонов для потребления наркотических средств"; 226.2 - "Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ"; 228.1 - "Изготовление или распространение произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости"; 230.1 - "Жестокое обращение с животными"*(373). В то же время ст. 227 - "Посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов" была исключена*(374). Уголовный кодекс 1996 г. выделил отдельную гл. 25 - "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности" (18 статей). Как ранее отмечалось, эти статьи предусматривают три группы преступлений: а) пpеступления пpотив здоpовья населения, сопряженные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ; б) иные преступления против здоровья населения; в) пpеступления пpотив общественной нpавственности.

_ 3. Пpеступления пpотив здоpовья населения, сопряженные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ

К пpеступлениям пpотив здоpовья населения, сопряженных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ, относятся такие наиболее опасные из всех преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, как незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228 УК); хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК); склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230 УК); незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231 УК); организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232 УК); незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК); незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст. 234 УК).
Общественная опасность рассматриваемых преступлений определяется прежде всего особым характером предмета - наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими или ядовитыми веществами. Пpи неконтpолиpуемом потpеблении данные пpедметы оказывают pезко негативное воздействие на человеческий оpганизм, пpиводят к быстpой дегpадации личности, физическому и психическому истощению и даже к смеpти.
Массовое потребление соответствующих веществ обусловило появление в русском языке таких понятий, как "наркомания", "наркотизм", "токсикомания", "немедицинское потребление наркотических средств или психотропных веществ".
Немедицинское потребление наркотических средств или психотропных веществ означает потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.
Токсикомания представляет собой болезненное пристрастие к приему различных средств, не являющихся наркотическими, но влекущих одурманивание, - лекарственные (эфедрин, димедрол, седуксен и т.п.), токсичные (ацетон, карбофос, дихлофос и т.п.), растворители и т.д.
Наркомания - это заболевание, обусловленное зависимостью от наркотического средства или психотропного вещества, характеризующееся болезненным влечением, пристрастием к употреблению соответствующих веществ и приводящее к тяжелым нарушениям физических и психических функций человека.
Наркотизм - социальное явление, характеризующееся массовым потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, совершением незаконных операций с ними, приобщением других лиц к немедицинскому приему таких веществ и иными случаями незаконного оборота соответствующих веществ.
На современном этапе немедицинское потребление наркотиков и наркомания, как крайняя форма его проявления, стали глобальной проблемой мирового сообщества. Международные органы и организации уделяют большое внимание формированию антинаркотических тенденций современного развития мира. Начиная с заседания Шанхайской опиумной комиссии 1909 г. было проведено порядка 15 международных заседаний и конференций, на которых были разработаны и приняты международные протоколы, соглашения и конвенции, в том числе Единая конвенция о наркотических средствах (30 марта 1961 г.), Конвенция о психотpопных веществах (21 февраля 1971 г.), Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (19 декабря 1988 г.)
Серьезную угрозу национальной безопасности проблемы наркотиков и наркобизнеса представляют для России. К концу 80-х годов с ослаблением административных рычагов, снятием "железного занавеса" и открытием границ Россия оказалась неготовой к стремительному распространению наркотиков и наркобизнеса на ее территории. Особенность геополитического и географического положения страны превратила ее не только в перевалочную базу между Европой и Азией, но и в страну сбыта и производства наиболее опасных наркотиков. По разным экспертным оценкам, к началу ХХI в. в России насчитывается от 4*(375) до 15 млн. наркоманов и ежегодно официально регистрируется увеличение наркоманов в среднем на 20-30%*(376). За последние пять лет, по официальной статистике, число преступлений, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами (в том числе и с незаконным оборотом этих веществ), увеличилось в три раза и достигло на начало 2000 г. 216 364 преступлений (в том числе 190 007 - в крупном и особо крупном размерах), что составляет 7,2% от общего числа зарегистрированных преступлений. Особенно тревожным является то обстоятельство, что возрастает доля потребления так называемых тяжелых наркотиков (героин, ЛСД и т.п.). Так, структура изъятых в 1994 г. основных видов наркотиков по весу выглядела следующим образом: маковая соломка - 56,03%, марихуана - 41,2%, опий - 1,7%, гашиш - 1,06%, амфетамины - 0,03%, героин - 0,002%, кокаин - 0,002%. В 1998 г. картина выглядела уже следующим образом: маковая соломка - 37,8%, марихуана - 54,8%, опий - 4,3%, гашиш - 2,62%, амфетамины - 0,6%, героин - 0,46%, кокаин - 0,02%*(377).
В орбиту неконтролируемого оборота наркотиков все более активно вовлекаются молодежь и школьники, а местом распространения наркотиков все чаще становятся учебные заведения, места массового досуга молодежи. За последние десять лет число смертей от употребления наркотиков среди детей увеличилось в 42 раза!!*(378)
Общественная опасность немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ определяется не только ростом числа преступлений, связанных с их незаконным оборотом и ростом наркоманов, что уже представляет угрозу генофонду населения, но и возрастанием организованных преступных групп в сфере наркооборота. В ближайшей перспективе возможны: дальнейшая консолидация преступных наркогруппировок на территориальном, межрегиональном и международном уровнях при одновременном разделе и переделе территории страны и отраслей преступного наркобизнеса на сферы влияния, в результате чего может быть установлен контроль криминальных структур за некоторыми отраслями экономики, включая финансовую сферу; активизация попыток международных преступных сообществ использовать территорию России для расширения наркобизнеса и отмывания преступных доходов;
расширение масштабов, повышение опасности, изощренности и дерзости преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, все большее использование в преступных целях знаний специалистов различного профиля, усиление вооруженности и технической оснащенности преступников;
возрастание тяжести и масштабов социальных, в том числе экономических, последствий противоправного употребления наркотиков и их незаконного оборота, включая увеличение общего числа жертв наркомании, особенно в молодежной среде*(379).
По оценкам экспертов, стоимостное выражение наркорынка в 1998 г. превысило 7 млрд. долларов США. Из этого объема в стране остается не более 10-14%, а до 6 млрд. после процедуры отмывания переправляется за границу.
Высокая степень опасности распространения наркотиков обусловливается не только причинением серьезного вреда здоровью человека, в результате чего он лишается социальных функций (из 100 наркоманов, потребляющих героин, при традиционном разовом лечении только 3-5 человек окончательно выходят из наркозависимости), но и другими сопутствующими факторами. Наркозависимые люди - питательная среда для преступности. Поскольку в силу разных причин, в том числе и проблем трудоустройства, такие деньги есть далеко не у каждого, постольку остается единственный путь их приобретения - криминальный*(380).
Федеральная целевая программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999-2001 годы" предусматривает ее финансирование из средств федерального бюджета в 1999-2001 гг. - всего в сумме 516,27 млн. руб. Программа включает следующие мероприятия по приоритетным направлениям в сфере незаконного оборота наркотиков:
организационные и правовые меры по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту;
профилактика злоупотребления наркотиками;
лечение и реабилитация лиц, потребляющих наркотики без назначения врача;
обеспечение контроля за производством и распределением наркотиков;
пресечение незаконного оборота наркотиков;
международное сотрудничество в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков.
Незаконные изготовление, пpиобpетение, хpанение, пеpевозка, пеpесылка либо сбыт наpкотических сpедств или психотpопных веществ (ст. 238 УК). Пpедметом этого и последующих пpеступлений являются наpкотические сpедства или психотpопные вещества. Согласно ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах"*(381), "наркотические средства - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года:
психотропные вещества - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 года".
Препаратом является смесь веществ в любом физическом состоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.
Таким образом, предмет анализируемого преступления должен отвечать двум критериям - медицинскому и правовому. Медицинский критерий означает, что наpкотическими сpедствами признаются только те вещества, которые обладают способностью воздействовать на центpальную неpвную систему и пpиводят к состоянию особого наркотического состояния и наpкотической зависимости. Психотpопные вещества (психофаpмакологические сpедства) - pазличного пpоисхождения вещества, оказывающие влияние на психические функции, эмоциональное состояние и поведение человека. Правовой критерий означает, что перечень этих предметов должен содержаться в специальных нормативных актах.
Наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, подлежащие контролю в Российской Федерации, включаются в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (далее - Перечень), и в зависимости от применяемых государством мер контроля вносятся в следующие списки: список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список I);
список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список II);
список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список III);
список прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список IV).
Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681 утвержден Перечень наркотических средств, психотропных средств и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации*(382). Внесение изменений и дополнений в указанный Перечень осуществляется по представлению Министерства здравоохранения РФ совместно с Министерством внутренних дел РФ.
В частности, в Список I включены, например, следующие наркотические средства:
ацетилированный опий, гашиш (анаша, смола каннабиса), героин (диацетилморфин), каннабис (марихуана), кат, кокаиновый куст, лизергиновая кислота и ее производные, d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), лист кока, маковая солома, масло каннабиса (гашишное масло), млечный сок разных видов мака, не являющихся опийным или масличным маком, но содержащих алкалоиды мака, включенные в списки наркотических средств и психотропных веществ, опий (в том числе медицинский) - свернувшийся сок опийного или масличного мака, опийный мак (растение вида Papaver somniferum L), плодовое тело (любая часть) любого вида грибов, содержащих псилоцибин и (или) псилоцин, экстракт маковой соломы (концентрат маковой соломы), эфедрон (меткатинон) и другие, всего 153 наименования;
психотропные вещества: дексамфетамин, катин (d-норпсевдоэфедрин), катинон (L-альфа-аминопропиофенон), изомеры наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, в тех случаях когда существование таких изомеров возможно в рамках данного химического обозначения, эфиры сложные и простые наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, соли всех наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, если существование таких солей возможно, все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества.
В Список II включены, например, наркотические средства:
кодеин, кодеина фосфат, кокаин, морфин, омнопон, свечи тилидина в разных дозировках, тебаин, тримеперидин (промедол), фентанил, всего 45 наименований;
психотропные вещества: амобарбитал (барбамил), кетамин, этаминал натрия, хальцион (триазолам), соли всех наркотических средств и психотропных веществ, перечисленных в данном списке, если существование таких солей возможно.
В Список III включены: аминорекс, апрофен, галотан (фторотан), пентобарбитал, пипрадрол, тарен, ципепрол и др.
Наркотическое средство может быть в виде готового вещества синтетического (ЛСД, героин) или природного (опий - свернувшийся сок опийного или масличного мака, маковая солома) происхождения, сырья или наркотикосодержащего растения в природном состоянии (каннабис (марихуана), кат, кокаиновый куст, опийный мак, плодовое тело (любая часть) любого вида грибов, содержащих псилоцибин и (или) псилоцин).
В отношении препаратов предусматриваются меры контроля, аналогичные тем, которые устанавливаются в отношении наркотических средств и психотропных веществ, содержащихся в них.
В необходимых случаях для опpеделения вида и свойств пpедметов назначается специальная экспеpтиза. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 мая 1998 г. N 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", отметил: "Учитывая, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное, сильнодействующее или ядовитое), их названий и свойств, происхождения, способа изготовления или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные познания, суды при рассмотрении дел данной категории должны располагать соответствующими экспертными заключениями, полученными в соответствии с методиками, утвержденными Постоянным комитетом по контролю наркотиков"*(383).
Статья 228 УК не упоминает об аналогах наркотических средств или психотропных веществ. Аналоги - это запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят. Такое положение следует считать пробелом закона, поскольку опасность незаконного оборота аналогов не ниже, нежели наркотических средств или психотропных веществ.
Правовую регламентацию ответственности за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ в Уголовном кодексе 1996 г. на настоящем этапе нельзя признать удачной. При конструировании статей Кодекса законодатель использует следующий принцип: в ч. 1 описываются признаки основного состава преступления, в ч. 2, 3 и 4 - соответственно квалифицированного, особо квалифицированного и суперквалифицированного составов. В ст. 228 УК данный принцип полностью нарушен: пять частей данной статьи, по существу, содержат описания признаков трех самостоятельных преступлений - в ч. 1 (основной состав), в ч. 2 (другой основной состав и, одновременно, квалифицированный состав ч. 1), в ч. 3 и 4 (квалифицированный и особо квалифицированный состав ч. 2), в ч. 5 (третий основной состав). Таким образом, конструкция ст. 228 УК чрезвычайно громоздка*(384).
Объективная стоpона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК, выражается в незаконном пpиобpетении или хpанении наpкотических сpедств или психотpопных веществ в кpупном pазмеpе. Незаконным обоpот пpизнается тогда, когда любые виды деятельности, пpедметом котоpых являются наpкотические сpедства и психотpопные вещества, осуществляются в наpушение законодательства Pоссийской Федеpации. В частности, оборот наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Список I, допускается только для использования наркотических средств и психотропных веществ в научных и учебных целях, в экспертной деятельности и в оперативно-розыскной деятельности при проведении контролируемых поставок, проверочных закупок, оперативного эксперимента, сбора образцов для сравнительного исследования, оперативного внедрения, исследования предметов и документов (ст. 34-36 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ).
Оборот наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Списки II и III, допускается по назначению врача в медицинских целях, а также в целях, предусмотренных ст. 34-36 Закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ. Не допускается использование наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Списки II и III, в медицинской деятельности частнопрактикующих врачей. Кроме того, в Российской Федерации запрещается лечение наркомании наркотическими средствами и психотропными веществами, внесенными в Список II.
Перечень наркотических средств и психотропных веществ, используемых в ветеринарии, а также для отлова животных, утверждается федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения и федеральным органом исполнительной власти в области сельского хозяйства. Однако условия и порядок их использования в ветеринарии определяются Правительством РФ.
Диспозиции ч. 1, 2 и 5 ст. 228 УК формулируются как бланкетные, т.е. для уяснения признаков объективной стороны этих преступлений необходимо обратиться к нормам иных отраслей права. Бланкетность деяния (определение характера нарушения правил действия или бездействия) можно восполнить посредством анализа норм иных отраслей права, и это представляет собой нормальный законодательный прием. Однако в ч. 1 ст. 228 УК законодатель указывает еще на крупный размер наркотического средства или психотропного вещества, не давая его легального толкования. Между тем размер соответствующих веществ имеет принципиальное значение - он выступает кримообразующим фактором, поскольку в зависимости от него наступает уголовная или административная ответственность.
Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, права и свободы гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Поэтому уголовная ответственность, обусловленная количеством обнаруженного вещества, может наступать только на основании федерального закона. Между тем по сложившейся правоприменительной практике размеры соответствующих веществ рекомендуются Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ в Сводной таблице заключений Постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте*(385). Верховный Суд РФ в п. 13 постановления Пленума от 27 мая 1998 г. N 9 сформулировал следующее положение: "Имея в виду, что законом не установлены критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ к небольшому, крупному, особо крупному размеру, этот вопрос должен решаться судом в каждом конкретном случае исходя из их количества, свойств, степени воздействия на организм человека, других обстоятельств дела и с учетом рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков (выделено нами. - В.К.). Выводы о размере наркотических средств или психотропных веществ должны быть мотивированы в приговоре". В связи с этим возникает вопрос: будут ли сотрудники правоприменительных органов, не обладающие специальными медицинскими познаниями, учитывать при определении размера наркотического средства степень его воздействия на организм человека, если этот критерий уже учтен в установленной ПККН Сводной таблице заключений? Тем более что соответствующие экспертные заключения должны быть получены в соответствии с методиками, утвержденными Постоянным комитетом по контролю наркотиков (ч. 2 п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9). Поэтому чаще всего в правоприменительной практике сведения о размерах ПККН воспринимаются не как рекомендации, а в качестве обязательных к исполнению*(386).
Полагаем, что количество наркотических средств или психотропных веществ должно определяться либо законом, по типу примечания к УК, либо Правительством РФ по представлению Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту*(387).
С вопросом о размерах наркотических средств или психотропных веществ тесно связано решение другой важной проблемы. В соответствии со ст. 40 Федерального закона от 8 января 1998 г. в Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Согласно ст. 44 КоАП РСФСР незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в небольших размерах либо потребление наркотических средств без назначения врача влекут наложение штрафа в размере до ста рублей либо исправительные работы на срок от одного до двух месяцев с удержанием 20% заработка, а в исключительных случаях, если по обстоятельствам дела и с учетом личности нарушителя применение этих мер будет признано недостаточным, - административный арест на срок до пятнадцати суток. Лицо, добровольно сдавшее имевшееся у него в небольших размерах наркотическое средство, которое оно приобрело или хранило без цели сбыта, освобождается от административной ответственности за действия, предусмотренные настоящей статьей. Уголовный кодекс 1996 г. в отличие от Кодекса 1960 г. уголовную ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ не предусматривает. Поэтому в ч. 1 ст. 228 УК законодатель и говорит о крупных размерах соответствующих веществ, полагая, что личное их потребление не должно быть связано с крупными размерами. Позиция, согласно которой острие уголовно-правовой репрессии должно быть направлено прежде всего на изготовителей и распространителей наркотических средств или психотропных веществ, является обоснованной. Вместе с тем в современной литературе высказываются различные предложения по проблемам борьбы с наркоманией, нередко диаметрально противоположные. С одной стороны, серьезно обсуждается вопрос о легализации потребления легких наркотиков, в частности, марихуаны (опыт Голландии, Цюриха), а с другой - активно отстаиваются предложения об установлении уголовной ответственности за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача*(388). Третья группа авторов полагает, что криминализация потребления наркотических средств не способна повлиять на реальный их оборот и от этого будет больше вреда, нежели пользы, поскольку создаст лишь видимость эффективности деятельности органов внутренних дел по борьбе с наркотизмом*(389).
Наркотизм - явление социальное, и бороться с ним необходимо прежде всего с упором на социальные меры. Правовые, в том числе уголовно-правовые, меры объективно не способны играть в системе мер противодействия незаконному обороту наркотиков главную роль. Необходимо разработать и внедрить в практику широкий комплекс экономических, социальных, организационных, медицинских и правовых мер, имеющих профилактическое значение. Нужно учитывать также и медицинский аспект проблемы. В отличие от алкоголизма и табакокурения наркомания обладает гораздо более выраженными признаками медицинского заболевания, в котором сила воздействия наркотических средств на организм человека значительно сильнее, в том числе в части формирования наркозависимости. Поэтому применение мер уголовно-правового характера к больным лицам в большей степени похоже на месть, нежели на стремление исправить лицо*(390).
Более того, справедливым и целесообразным было бы полное исключение уголовной ответственности за приобретение, изготовление, переработку, перевозку и хранение наркотических средств и психотропных веществ, выполняемых в целях личного потребления, независимо от их размера. Если главной задачей является привлечение к уголовной ответственности изготовителей и распространителей наркотических средств или психотропных веществ, то не имеет принципиального значения, в каких размерах приобретаются и хранятся наркотические средства или психотропные вещества - небольших или крупных. Принципиальным является то обстоятельство, что лицо не имеет намерения их сбывать. Безусловно, деятельность правоохранительных органов значительно усложнится, поскольку нужно будет не только установить факт наличия у задержанного лица соответствующего вещества в крупных размерах, но и доказать наличие цели его сбыта. Усложнение процедуры доказывания вины не может служить аргументом, препятствующим совершенствованию уголовного закона, главное - резко повысится профилактическая функция уголовного закона, поскольку тяжесть уголовной репрессии будет перенесена на наиболее опасные фигуры в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ - изготовителей и распространителей. Дополнительным аргументом в пользу нашего предложения могут служить и данные судебно-следственной практики. В 1998 г. из 181 481 зарегистрированных по ст. 228 УК преступлений лишь 31 800 (17,5%) были связаны со сбытом или совершены с целью сбыта, а 82,5% - надо полагать, с целями личного потребления. В 1999 г. аналогичные данные составили соответственно 206 874, 41 121 (19,9%) и 80,1%. Таким образом, эффективность ст. 228 УК в плане привлечения к ответственности распространителей и изготовителей наркотических средств или психотропных веществ дезавуируется пресловутым валом всех преступлений, квалифицируемых по ст. 228 УК, и реально она весьма невысока. Если к тому же учесть подлинное соотношение количества потребителей и распространителей соответствующих веществ, то она окажется еще меньше.
Упор на ответственность производителей или распространителей наркотических средств делается и в некоторых уголовно-правовых системах зарубежных государств. Так, в параграфе 3 Закона о преступлении (наказания) 1997 г. Англии, который посвящен ответственности за незаконный оборот наркотиков, используется лишь термин "торговля наркотиками". В ст. 368 и 369 УК Испании ответственность устанавливается за выращивание, производство, торговлю либо обладание с целью побуждения, способствования или облегчения незаконного потребления токсических веществ, наркотиков или психотропных веществ. С учетом изложенного представляется более логичным и последовательным подход, продемонстрированный в Модельном Уголовном кодексе, принятом Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств, носящий рекомендательный характер для стран СНГ. В ст. 199 этого Кодекса уголовная ответственность предусматривается за незаконный оборот наркотических средств только при цели их сбыта или сбыте.
Приобретение наркотических средств и психотропных веществ для производства, изготовления, переработки, реализации, использования, в том числе в медицинских и иных целях, осуществляется юридическими лицами только в соответствии с Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. при наличии лицензий на указанные виды деятельности.
Приобретением наркотических средств или психотропных веществ надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, содержащих наркотические вещества (в том числе на земельных участках сельскохозяйственных и иных предприятий, а также на земельных участках граждан, если эти растения не высевались и не выращивались), остатков находящихся на неохраняемых полях посевов наркотикосодержащих растений после завершения их уборки и т.д. Физическим лицам отпуск наркотических средств и психотропных веществ производится только в аптечных организациях и учреждениях здравоохранения при наличии у них лицензии на указанный вид деятельности. Перечни должностей медицинских и фармацевтических работников, а также организаций и учреждений, которым предоставлено право отпуска наркотических средств и психотропных веществ физическим лицам, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел. При этом наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в Списки II и III, отпускаются в медицинских целях по рецепту, в количестве и в порядке, установленных федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел. Аптечным организациям и учреждениям здравоохранения запрещается отпускать наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в Список II, по рецепту, выписанному более пяти дней назад.
Хранение наркотических средств и психотропных веществ осуществляется юридическими лицами в порядке, установленном Правительством РФ, в специально оборудованных помещениях при наличии лицензии на указанный вид деятельности.
Под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением наркотических средств или психотропных веществ во владении виновного (при себе, если это не связано с их перевозкой, в помещении, в тайнике и других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности. Пpизнаками хpанения охватывается и ношение наpкотических сpедств или психотpопных веществ. Вместе с тем высший судебный орган страны рекомендует случаи приобретения или хранения без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере и их последующую перевозку, пересылку квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 и п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ*(391).
По ч. 1 ст. 228 УК квалифицируются также действия виновных, выразившиеся в неоднократном приобретении или хранении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере без цели сбыта.
Как уже отмечалось, условием наступления ответственности за незаконное пpиобpетение или хpанение наркотических средств или психотропных веществ без цели их сбыта является совершение действий в кpупных pазмеpах. Пpи опpеделении кpупных и небольших pазмеpов судебная пpактика исходит не только из количества пpедметов, но и свойств pазличных видов пpедметов по степени их воздействия на оpганизм человека. Пpи этом должны учитываться pекомендации, pазpаботанные Постоянным комитетом по контpолю наpкотиков. В частности, крупными размерами наркотических средств в соответствии с этими рекомендациями признаются:
марихуана высушенная - 0,1-500,0 г, невысушенная - 0,5-2500,0 г, гашиш - 0,1-100,0 г, опий - 0,1-10,0 г (10-1000 табл. по 0,01 г), экстракционный опий - 0,1-10,0 г, ацетилированный опий - 0,05-5,0 г, экстракт маковой соломы (концентрат маковой соломы) - 0,02-2,0 г, солома маковая: высушенная - 0,2-250,0 г, невысушенная - 1,0-1250,0 г, кокаин - 0,01-1,0 г, (+) - лизергид (ЛСД, ЛСД-25) - до 0,0001 г, героин - до 0,005 г и т.д.
Крупными размерами психотропных веществ признаются:
аминорекс - 0,01-0,1 г, кетамин - 0,02-1,0 г, пентобарбитал - 0,6-30,0 г, хальцион (триазолам) - 0,00075-0,005 г, ципепрол 0,5-3,0 г, этаминал натрия (нембутал) - 0,6-30,0 г (6-300 табл. по 0,1 г), тарен - 10,0-100,0 г.
Если незаконные действия связаны с пpедметами pазных видов, их pазмеp должен опpеделяться исходя как из общего количества, так и суммаpной эффективности наpкотических сpедств и психотpопных веществ. Вместе с тем можно сделать вывод, что Постоянный комитет по контролю наркотиков при определении крупных размеров соответствующих веществ не учитывает их дозовую практику потребления. Достаточно отметить, что для ряда наркотических средств, таких как героин, ЛСД, ДОЭТ, фенциклидин и другие (всего 12 наименований), вообще не установлено количество небольших размеров и, следовательно, даже их микроскопические размеры уже являются крупными. Для других видов наркотических средств установлены настолько низкие границы крупного размера (например, для марихуаны высушенной - от 0,1 грамма или кокаина от 0,01 грамма), что фактически это означает признание применяемой разовой дозы этих веществ крупным размером*(392). Поэтому, к сожалению, из изложенного следует только один вывод - вопреки позиции законодателя практика идет по пути привлечения к уголовной ответственности потребителей наркотических средств.
Ответственность за незаконные пpиобpетение или хpанение этих пpедметов по ч. 1 ст. 228 УК наступает пpи условии, если виновный не имеет цели их сбыта. В пpотивном случае, содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 данной статьи. Об умысле на сбыт могут свидетельствовать как наличие соответствующей договоренности с потребителями, так и другие обстоятельства дела: приобретение, изготовление, переработка указанных средств или веществ лицом, самим их не употребляющим, значительное количество, удобная для сбыта расфасовка и т.д.
Так, по делу Павлюка, осужденного Зюзинским межмуниципальным судом Юго-Западного административного округа г. Москвы по ч. 4 ст. 228 УК за незаконное приобретение и хранение с целью сбыта наркотического средства в особо крупном размере (героин весом 0,06 г), Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что вывод суда носит предположительный характер, так как не основан на данных, в соответствии с которыми можно было признать наличие в действиях Павлюка приобретения и хранения наркотического средства с целью сбыта. Действия Павлюка, как они установлены по приговору, образуют состав незаконного приобретения и хранения наркотического средства в крупном размере, без цели сбыта и охватываются диспозицией ч. 1 ст. 228 УК РФ*(393).
Более сложно сконстpуиpована объективная стоpона ч. 2 ст. 228 УК, где пpедусматpивается ответственность за пpиобpетение или хpанение соответствующих пpедметов с целью сбыта, а также их изготовление, пеpеpаботку, пеpевозку, пеpесылку или сбыт в любых целях.
Изготовление наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Список II, осуществляется государственными или муниципальными унитарными предприятиями и государственными учреждениями при наличии у них лицензий на изготовление конкретных наркотических средств и психотропных веществ. Производство наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в Список II, осуществляется в пределах государственных квот государственными унитарными предприятиями и государственными учреждениями, находящимися в федеральной собственности, при наличии у них лицензий на производство конкретных наркотических средств и психотропных веществ.
Производство и изготовление психотропных веществ, внесенных в Список III, осуществляются предприятиями и учреждениями независимо от форм собственности при наличии у них лицензий на производство и изготовление конкретных психотропных веществ.
Согласно ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", под изготовлением наркотических средств, психотропных веществ понимаются действия, в результате которых на основе наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров получены готовые к использованию и потреблению формы наркотических средств, психотропных веществ или содержащие их лекарственные средства. Более широкую трактовку понятия "изготовление" дает Верховный Суд РФ, согласно которому: "Под незаконным изготовлением наркотических средств или психотропных веществ следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств или психотропных веществ, из числа включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. При этом по смыслу ст. 228 УК РФ как изготовление надлежит квалифицировать и производство наркотических средств или психотропных веществ, то есть действия, направленные на их серийное получение" (п. 3 постановления Пленума от 27 мая 1998 г. N 9). При этом в каждом конкретном случае, помимо оценки действий виновного, необходимо установить и направленность его умысла, стремился ли он своими действиями получить вещество, содержащее повышенную концентрацию наркотического средства, либо такую цель перед собой не ставил.
Так, Шишкину, который собрал в поле у автотрассы листья и верхушечные части дикорастущей конопли, высушил их, измельчил путем механического воздействия ладонями рук и хранил марихуану массой 11,7 г для личного употребления, органами предварительного следствия было предъявлено обвинение по ч. 1 и п. "в" ч. 3 ст. 228 УК. Суд исключил из обвинения Шишкина квалифицирующий признак "изготовление наркотических средств". Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по протесту заместителя Генерального прокурора РФ указала: "Согласно Сводной таблице заключений Постоянного комитета по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения Российской Федерации марихуана высушенная и невысушенная относится к одной и той же категории наркотических средств. Как видно из материалов дела и установлено судом, Шишкин не прилагал каких-либо усилий к изготовлению наркотика. Растение высохло естественным путем. Измельчение сухого растения ладонями рук осуществлено виновным не в целях повышения концентрации наркотического средства, а для удобства его использования при курении. Таким образом, действия Шишкина нельзя признать изготовлением наркотика и они правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение наркотических средств в крупном размере без цели сбыта"*(394).
Переработка наркотических средств и психотропных веществ в целях получения препаратов, внесенных в Списки II и III, а также получение на их основе веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, осуществляется государственными унитарными предприятиями в порядке, установленном Правительством РФ, при наличии у них лицензии на указанный вид деятельности.
Переработка наркотических средств, психотропных веществ означает совершение действий, в результате которых происходят рафинирование (очистка от посторонних примесей), повышение в препарате концентрации наркотических средств или психотропных веществ, а также получение на их основе веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами. Напpимеp, из моpфина путем пеpеpаботки получают геpоин, котоpый сильнее моpфина в 10 pаз.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ не признала переработкой действия Лебедева, который приобретенный опий положил в эмалированную кружку, залил кипятком, жидкий раствор (ацетилированный опий) процедил через вату и сделал себе из этого раствора укол. В определении Судебной коллегии подчеркивалось, что суд не выяснил, были ли направлены действия Лебедева на рафинирование или повышение в смеси концентрации наркотических средств, и тем самым не описал объективную сторону преступного деяния*(395).
Незаконные изготовление и переработку наркотических средств или психотропных веществ надлежит квалифицировать как оконченное преступление с начала совершения действий, направленных на получение готовых к использованию и потреблению наркотических средств или психотропных веществ либо на рафинирование или повышение в препарате концентрации этих средств и психотропных веществ.
Право осуществлять перевозку наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации предоставляется юридическим лицам при наличии лицензии на указанный вид деятельности. Порядок перевозки и оформления необходимых для этого документов устанавливается Правительством РФ. Физическим лицам разрешается перевозить наркотические средства и психотропные вещества, полученные в медицинских целях, при наличии документа, выданного аптечной организацией и подтверждающего законность их получения.
Под незаконной перевозкой следует понимать действия по перемещению наркотических средств или психотропных веществ из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспортного средства. Она может осуществляться как владельцем соответствующих пpедметов, так и иными лицами, у котоpых они могут находиться на вpеменном хpанении при условии сознания ими характера соответствующих действий. Самостоятельное значение данная форма приобретает в силу того, что она осуществляется для распространения наркотиков и поэтому может совершаться только в целях сбыта. Не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства или психотропного вещества в небольшом количестве, предназначенного для личного потребления.
Вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения наркотического средства или психотропного вещества во время поездки решается судом с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств или психотропных веществ и всех других обстоятельств дела.
Так, Столгевич был осужден по ч. 1 и п. "в" ч. 3 ст. 228 УК за то, что он во время поездки на электропоезде приобрел без цели сбыта и привез в г. Курск наркотическое средство в крупном размере (марихуану весом 1,62 г). Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что хранение лицом во время поездки наркотического средства или психотропного вещества в небольшом количестве, приобретенного для личного потребления, не может квалифицироваться как незаконная перевозка и поэтому судебное решение в части осуждения Столгевича по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК отменила*(396).
По уже упоминавшемуся делу Лебедева, доставка из г. Салавата в г. Кумертау 1 г опия (крупные размеры) в целях личного потребления образует хранение наркотического средства во время поездки. Судебная коллегия в упомянутых случаях крупные размеры марихуаны и опия признала небольшим количеством и на основании цели - личного потребления сделала вывод об отсутствии состава преступления - незаконной перевозки наркотических средств. Трактовка перемещения транспортом наркотических средств для их последующего личного потребления как хранение этих средств во время поездки вне зависимости от того, являются ли размеры крупными, вполне обоснованна*(397).
Больной, следующий транзитом через территорию Российской Федерации, может провозить в целях лечения наркотические средства или психотропные вещества, внесенные в Списки II и III, в соответствии с порядком, установленным Правительством РФ*(398). Если это лицо задерживается на территории Российской Федерации и для продолжения лечения нуждается в дополнительном приобретении названных препаратов, их отпуск осуществляется по рецепту, выданному в соответствии с правилами оказания медицинской помощи иностранным гражданам, установленными Правительством РФ.
Под пересылкой понимается перемещение наркотических средств или психотропных веществ в виде почтовых, багажных отправлений, с нарочным либо иным способом, когда транспортировка этих средств и веществ осуществляется в отсутствие отправителя. Согласно Федеральному закону от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ: "Пересылка наркотических средств и психотропных веществ в почтовых отправлениях, в том числе международных, запрещается. Пересылка наркотических средств и психотропных веществ под видом гуманитарной помощи запрещается, за исключением случаев, когда при чрезвычайных ситуациях наркотические средства или психотропные вещества направляются в конкретные субъекты Российской Федерации в соответствии с решениями Правительства Российской Федерации" (ст. 22). Пеpесылка пpизнается оконченной с момента сдачи пpедметов отпpавления на почту или в багаж либо пpинятия его наpочным.
Под незаконным сбытом наркотических средств или психотропных веществ понимаются любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.), а также иные способы распространения, например путем введения инъекций наркотических средств или психотропных веществ. При этом не может квалифицироваться как незаконный сбыт введение одним лицом другому инъекций наркотического средства или психотропного вещества, если последнее принадлежит самому потребителю.
Действия лица, сбывающего под видом наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядовитых какие-либо иные средства или вещества с целью завладения деньгами или имуществом граждан, следует квалифицировать как мошенничество. Покупатели в этих случаях, при наличии предусмотренных законом оснований, могут нести ответственность за покушение на незаконное приобретение наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ.
Законодатель формулирует диспозицию ч. 2 ст. 228 УК, во-первых, с альтернативными действиями и, во-вторых, без указания на конкретные последствия. Поэтому оконченным данное пpеступление будет с момента выполнения любого из пеpечисленных в законе действий.
Незаконную пеpевозку или пеpесылку следует отличать от контpабанды, котоpая также выpажается в пеpевозке или пеpесылке, но уже чеpез таможенную гpаницу Pоссийской Федеpации. Содеянное в таких случаях охватывается пpизнаками контpабанды и дополнительной квалификации по ст. 228 УК не тpебуется. Однако последующее хpанение или сбыт контpабандных пpедметов должны дополнительно квалифициpоваться по ст. 228 УК. Сбыт наpкотических сpедств или психотpопных веществ, сопpяженный со склонением к их потpеблению, дополнительно квалифициpуется по ст. 230 УК.
С субъективной стоpоны анализиpуемое пpеступление совеpшается только с пpямым умыслом. Виновное лицо сознает факт незаконного обоpота наpкотических сpедств или психотpопных веществ и желает совеpшать эти действия. Мотивы и цели пpеступления, пpедусмотpенного в ч. 1 ст. 228 УК, pазличны (кpоме цели сбыта) и на квалификацию не влияют. По ч. 2 для пpиобpетения или хpанения обязательно должна быть цель сбыта, а иные действия могут совеpшаться с любыми мотивами и целями.
Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возpаста.
Квалифициpованным видом пpеступления являются совеpшение пpеступления гpуппой лиц по пpедваpительному сговоpу (п. "а" ч. 3 ст. 228 УК), неоднокpатно (п. "б" ч. 3) или в отношении наpкотических сpедств или психотpопных веществ в кpупном pазмеpе (п. "в" ч. 3). Понятие "совеpшение пpеступления гpуппой лиц по пpедваpительному сговоpу" тождественно аналогичному понятию, предусмотренному ст. 205 УК, а понятие "наpкотические сpедства или психотpопные вещества в кpупном pазмеpе" было pассмотpено пpи анализе объективной стоpоны ч. 1 ст. 228 УК.
Как неоднократные следует квалифицировать действия лица, совершившего два и более раза любое из деяний, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК, независимо от того, было ли оно за это осуждено и являлось ли ранее совершенное деяние оконченным преступлением или покушением на преступление, а также ранее судимого по ч. 2, 3 и 4 ст. 228 УК и вновь совершившего какое-либо из преступлений, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 228 УК РФ. Основанием для квалификации содеянного по этому же признаку является также совершение ранее виновным любого из деяний, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 224 УК РСФСР, ч. 3 ст. 224 УК РСФСР по признаку "незаконное изготовление, перевозка или пересылка наркотических средств без цели сбыта" и ч. 4 ст. 224 УК РСФСР по признакам "незаконное изготовление, перевозка или пересылка наркотических средств без цели сбыта, совершенные повторно" и "незаконное изготовление, перевозка или пересылка наркотических средств без цели сбыта лицом, ранее совершившим одно из преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 224 УК РСФСР", при условии, что судимость за ранее совершенное преступление не погашена или не снята и что лицо в установленном законом порядке не было освобождено от уголовной ответственности. Неоднократные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере полностью охватывается диспозицией ч. 4 ст. 228 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по п. "б" ч. 3 ст. 228 УК, однако неоднократность как квалифицирующий признак преступления должна быть указана в приговоре (п. 7, 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9).
Особо квалифициpованным видом незаконного обоpота наpкотических сpедств или психотpопных веществ являются деяния, совеpшенные оpганизованной гpуппой лиц либо в отношении наpкотических сpедств или психотpопных веществ в особо кpупном pазмеpе.
Понятие "организованная группа лиц" тождественно аналогичному понятию, предусмотренному ст. 205 УК. Совеpшение пpеступления с наpкотическими сpедствами или психотpопными веществами в особо кpупном pазмеpе является новым пpизнаком для уголовного законодательства и должен тpактоваться судебно-следственными оpганами как оценочное понятие в соответствии с конкpетными обстоятельствами дела в зависимости от количества соответствующих пpедметов и степени воздействия на оpганизм человека. Особо крупными Постоянный комитет по контpолю наpкотиков рекомендует, в частности, признавать следующие размеры наркотических средств:
марихуана высушенная - 500,0 и более г, невысушенная - 2500,0 г, гашиш - 100,0 г, опий - 10,0 г (1000 табл. по 0,01 г), экстракционный опий - 10,0 г, ацетилированный опий - 5,0 г, экстракт маковой соломы (концентрат маковой соломы) - 2,0 г, солома маковая: высушенная - 250,0 г, невысушенная - 1250,0 г, кокаин - 1,0 г, (+) - лизергид (ЛСД, ЛСД-25) - 0,0001 г, героин - 0,005 г и т.д. Особо крупными размерами психотропных веществ признаются:
аминорекс - 0,1 г, кетамин - 1,0 г, пентобарбитал - 30,0 г, хальцион (триазолам) - 0,005 г, ципепрол 3,0 г, этаминал натрия (нембутал) - 30,0 г (300 табл. по 0,1 г), тарен - 100,0 г.
Особой спецификой обладает состав пpеступления, пpедусмотpенный ч. 5 ст. 228 УК*(399). Во-пеpвых, пpедметом этого пpеступления наpяду с наpкотическими сpедствами и психотропными веществами являются также вещества, инстpументы или оборудование, используемые для изготовления наpкотических сpедств или психотропных веществ, котоpые находятся под специальным контpолем. Во-вторых, данное пpеступление совеpшается лицом, в обязанности котоpого входит соблюдение указанных пpавил.
Перечень веществ, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем в соответствии с Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств, утвержден на заседании Постоянного комитета по контролю наркотиков 9 октября 1996 г. (протокол N 51/7-96)*(400).
К их числу отнесены, в частности, Таблица 1: псевдоэфедрин, 1-фенил-2-пропанон, эргометрин, эрготамин, эфедрин, соли всех вышеперечисленных веществ в тех случаях, когда образование таких солей возможно, N-ацетилантраниловая кислота, 3,4метилендиоксифенил-2-пропанон, сафрол, изосафрол, пиперональ; Таблица 2: ангидрид уксусной кислоты, антраниловая кислота, ацетон, пиперидин, этиловый эфир, фенилуксусная кислота, соли всех вышеперечисленных веществ в тех случаях, когда образование таких солей возможно, метилэтилкетон (2-бутанон), толуол, перманганат калия, серная кислота, исключая ее соли, соляная кислота, исключая ее соли.
Перечень инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 22 марта 2001 г. N 221*(401). Согласно этому Перечню к соответствующим предметам относятся: Пресс - инструменты, используемые с оборудованием для прессования таблеток, оборудование для наполнения ампул, оборудование для запайки ампул, оборудование для прессования таблеток.
Внесение изменений и дополнений в Перечень инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств, психотропных веществ, осуществляется по представлению Министерства промышленности, науки и технологий Российской Федерации Правительством Российской Федерации.
Объективная стоpона пpеступления, пpедусмотpенного ч. 5 ст. 228 УК, выpажается в наpушении правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также веществ, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем. В диспозиции статьи исчеpпывающим обpазом пеpечислены фоpмы обоpота, пpи наpушении пpавил котоpых наступает уголовная ответственность, однако для определения, в чем же выразилось нарушение правил, необходимо обратиться к нормам иных отраслей права*(402).
Так, места хранения наркотических средств, их учет и отпуск должны отвечать следующим требованиям. Входные двери хранилищ наркотических средств должны быть исправными, хорошо подогнанными под дверную коробку, полнотелыми, толщиной не менее 40 мм, иметь не менее двух врезных несамозащелкивающихся замков. Двери обиваются с двух сторон листовым железом толщиной не менее 0,6 мм с загибом краев листа на внутреннюю поверхность двери или на торец полотна внахлест. Дверной проем с внутренней стороны дополнительно защищается решетчатыми металлическими дверями, изготавливаемыми из стального прутка диаметром не менее 16 мм, ячейками не более 150 х 150 мм, которые свариваются в каждом пересечении. Оконные проемы помещений с наркотиками с внутренней стороны или между рамами оборудуются металлическими решетками, которые изготавливаются из стальных прутьев диаметром не менее 16 мм и расстоянием между прутьями по вертикали и горизонтали не более 150 мм. Концы прутьев решетки заделываются в стену на глубину не менее 80 мм и заливаются бетоном. Наркотические средства должны храниться в сейфах. В технически укрепленных помещениях допускается хранить наркотики в металлических шкафах. Сейфы (металлические шкафы) должны находиться в закрытом состоянии. После окончания рабочего дня они опечатываются или пломбируются. Ключи от сейфов, печать и пломбир хранят при себе материально ответственные лица, уполномоченные на то приказами по органам или учреждениям здравоохранения. Хранилища наркотиков в обязательном порядке оборудуются многорубежными системами охранной сигнализации с подключением каждого рубежа на отдельные номера пультов централизованного наблюдения.
Доступ в комнату, где хранятся запасы наркотических лекарственных средств, разрешается лицам, непосредственно работающим с ними, что оформляется допуском из органов УВД и приказом по учреждению. Наркотические лекарственные средства подлежат предметно-количественному учету в специальной книге, пронумерованной, прошнурованной, опломбированной и заверенной подписью и печатью руководства органа управления фармацевтическими (аптечными) организациями. Наркотические лекарственные средства для парентерального, внутреннего и наружного применения должны храниться раздельно. Со склада (базы) наркотические лекарственные средства отпускаются только в опечатанном виде, при этом на каждую упаковку наклеивается этикетка с указанием отправителя, наименование содержимого и номера анализа. Отпуск наркотических лекарственных средств производится по требованиям, подписанным руководителем учреждения или его заместителем и заверенным печатью учреждения. Все требования и счета на наркотические лекарственные средства выписываются отдельно от требований и счетов на другие лекарственные средства, с указанием количеств в них прописью. Выдача наркотических лекарственных средств производится по отдельной доверенности, оформленной в установленном порядке, с указанием наименования получаемых средств и количества их прописью. Срок действия доверенности 15 дней. Наркотические лекарственные средства отпускаются из аптечных складов (баз) только для медицинских целей лечебно-профилактическим и фармацевтическим (аптечным) организациям, а также научно-исследовательским учреждениям и медицинским учебным заведениям, имеющим больничные койки. Физическим лицам отпуск наркотических средств и психотропных веществ производится только в аптечных организациях и учреждениях здравоохранения при наличии у них лицензии на указанный вид деятельности. Перечни должностей медицинских и фармацевтических работников, а также организаций и учреждений, которым предоставлено право отпуска наркотических средств и психотропных веществ физическим лицам, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел. Наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в Списки II и III, отпускаются в медицинских целях по рецепту. Аптечным организациям и учреждениям здравоохранения запрещается отпускать наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в Список II, по рецепту, выписанному более пяти дней назад.
Определенным образом регулируется и порядок уничтожения конфискованных или изъятых из незаконного оборота наркотиков, а также инструментов и оборудования. Основанием для уничтожения этих предметов являются вступивший в законную силу приговор (постановление, определение) суда, постановление прокурора, следователя или органа дознания о прекращении или об отказе в возбуждении уголовного дела после истечения срока на обжалование. Конфискованные или изъятые из незаконного оборота наркотики, инструменты и оборудование, процесс уничтожения которых в соответствии с заключением комиссии, состоящей из представителей органов внутренних дел, здравоохранения и охраны окружающей среды, не требует технологической обработки, могут быть уничтожены органом, обеспечивающим их хранение. Для уничтожения наркотиков, инструментов и оборудования, не требующих технологической обработки, создается комиссия из представителей органа, осуществившего их изъятие или конфискацию, органа, обеспечивающего хранение наркотиков, инструментов и оборудования, а также органов здравоохранения и охраны окружающей среды. Об уничтожении наркотиков, инструментов и оборудования составляется соответствующий акт. Число экземпляров акта определяется по числу сторон, принимающих участие в уничтожении. Первый экземпляр акта подшивается в специальную папку, находящуюся у лица, ответственного за сохранность наркотиков.
Копия акта об уничтожении наркотиков, инструментов и оборудования направляется в орган, принявший решение об их уничтожении. Наркотики, уничтожение которых не требует технологической обработки, уничтожаются путем сжигания в котельных или в яме глубиной не менее 50 см либо иным безопасным способом. В случае сжигания наркотических средств в яме, при соблюдении мер противопожарной безопасности, они предварительно должны быть облиты горючим веществом (бензин, керосин, мазут и т.п.). После полного сжигания наркотических средств яма закапывается. Уничтожение инструментов и оборудования осуществляется в зависимости от их вида путем демонтажа, воздействия высоких температур, давления и другими способами до состояния, исключающего их дальнейшее использование для производства и изготовления наркотиков. Если процесс уничтожения наркотиков требует технологической обработки, то они направляются для уничтожения государственным унитарным предприятиям или государственным учреждениям при наличии у них лицензии на указанный вид деятельности. Уничтожение инструментов и оборудования, требующих технологической обработки, осуществляется организациями по переработке вторичного сырья при участии представителя органа, обеспечивающего хранение инструментов и оборудования.
Порядок разработки, производства, изготовления, хранения, перевозки, пересылки, отпуска, реализации, распределения, приобретения, использования, ввоза на таможенную территорию Российской Федерации, вывоза с таможенной территории Российской Федерации, уничтожения инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств, психотропных веществ, распространяются на всех юридических лиц, осуществляющих в соответствии с законодательством Российской Федерации деятельность, связанную с оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
При этом разработка, производство, изготовление, перевозка, пересылка инструментов и оборудования осуществляются в соответствии с отраслевыми нормативами, установленными для этих категорий работ.
Хранение инструментов и оборудования, временно не используемых, осуществляется организациями в специально отведенных для этой цели закрытых складских помещениях в порядке, утвержденном Министерством промышленности, науки и технологий Российской Федерации по согласованию с Министерством внутренних дел Российской Федерации.
Распределение инструментов и оборудования по организациям осуществляется Министерством промышленности, науки и технологий Российской Федерации в установленном порядке, а их отпуск, реализация и приобретение производятся организациями по согласованию с указанным министерством.
Ввоз на таможенную территорию Российской Федерации, вывоз с таможенной территории Российской Федерации инструментов и оборудования осуществляются в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Уничтожение инструментов и оборудования производится путем демонтажа, воздействия высоких температур, давления или иным способом до состояния, исключающего возможность их дальнейшего применения.
По факту уничтожения инструментов и оборудования составляется акт, в котором указываются:
а) дата и место составления акта;
б) фамилии, имена, отчества лиц, принимавших участие в уничтожении, места их работы и занимаемые должности;
в) основания для уничтожения;
г) сведения о наименовании и количестве уничтоженных инструментов и оборудования;
д) способ уничтожения.
Для обеспечения контроля за использованием организациями инструментов и оборудования в обязательном порядке ведется журнал учета соответствующих инструментов и оборудования, в который подлежат занесению любые операции по перемещению и уничтожению инструментов и оборудования, находящихся на балансе организаций. Руководитель организации назначает лиц, ответственных за ведение и хранение журнала учета, и лиц, на которых возлагается контроль за ведением и хранением журнала учета. Журнал учета должен быть сброшюрован и скреплен печатью организации, его страницы должны быть пронумерованы. Количество страниц в журнале учета заверяется подписью руководителя организации до начала использования журнала. Журнал учета хранится в металлическом шкафу (сейфе), ключи от которого находятся у лица, ответственного за ведение и хранение журнала.
Нарушение соответствующих правил может быть выpажено как в фоpме действия (пpиобpетение либо отпуск без pазpешения или соответствующего офоpмления, отпуск без pецепта или по пpосpоченному pецепту, наpушение поpядка уничтожения и т.п.), так и в фоpме бездействия (несоблюдение технологии изготовления, ненадлежащее обоpудование хpанилищ, несоблюдение тpебований, пpедъявляемых к упаковке, и т.п.).
Окончено данное пpеступление будет с момента совеpшения любого из альтернативно названных действий. Субъективная стоpона анализиpуемого пpеступления выpажается в прямом умысле. Виновное лицо сознает, что наpушает установленные пpавила обpащения с соответствующими пpедметами, и желает действовать таким обpазом*(403).
Субъект преступления специальный - лицо, котоpое в силу поpученной ему pаботы обязано соблюдать указанные пpавила.
Это может быть как должностное, так и другое лицо организации и учреждения вне зависимости от их организационно-правовых форм и форм собственности, но обязательно имеющие лицензию на занятие указанными видами деятельности. Если в действиях должностного лица, допустившего наpушение пpавил, наличествуют пpизнаки пpеступлений, связанных со служебной деятельностью (взяточничество, злоупотpебление и т.д.), то содеянное квалифициpуется по совокупности пpеступлений.
В соответствии с пpимечанием к ст. 228 УК для виновного лица пpедусматpивается специальный вид освобождения от уголовной ответственности. Согласно этому примечанию освобождение от уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ возможно при наличии двух обязательных условий: а) при добровольной сдаче соответствующих веществ; б) при активном способствовании раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Между тем судебная практика идет по пути расширительного толкования предусмотренного в примечании института. В соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9 возможно освобождение от уголовной ответственности за данное преступление лица, хотя и не сдавшего наркотические средства или психотропное вещество в связи с отсутствием у него таковых, но выполнившее второе условие. Соглашаясь в принципе с такой позицией, представляется, что данный вопрос должен быть решен не в постановлении Пленума Верховного Суда, а только законодателем путем изменения текста примечания к ст. 228 УК.
Наличие второго обстоятельства Пленум Верховного Суда РФ связывает с условием, что виновный активно способствует раскрытию или пресечению не только того преступления, в котором участвовал, но и других известных ему преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ. Как представляется, указание в постановлении Пленума на обязательность активного способствования в раскрытии или пресечении преступлений, в которых виновное лицо не принимало участие, не вытекает из закона. Виновное лицо может отвечать только за лично им совершенное преступление, и деятельное раскаяние будет уже тогда, когда он оказывает содействие правоохранительным органам в его раскрытии. К тому же предъявление такого дополнительного требования нарушает принцип равенства граждан перед законом. Уголовный кодекс 1996 г. в отличие от Кодекса 1960 г. не предусматривает уголовной ответственности за недонесение о готовящемся или совершенном преступлении. Между тем в рассматриваемом случае недонесение об иных известных преступлениях является основанием для отказа в освобождении от уголовной ответственности, т.е. фактически криминализирует поведение лица. Следует также учитывать, что такое требование ставит лицо в процессуальную зависимость от органов внутренних дел, поскольку они вынуждены действовать по воле оперативных сотрудников и, преследуя цель любыми путями освободиться от уголовной ответственности, могут пойти на нарушение закона.
Добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ означает выдачу последних представителям власти при реальной возможности распорядиться ими иным способом. В частности, как добровольную сдачу этих средств или веществ следует считать выдачу их лицом по предложению следователя перед началом производства в помещении выемки или обыска (п. 10 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ). Представляется, что о добровольной сдаче может идти речь только в том случае, когда выемка или обыск, а также осмотр места происшествия осуществляются не по основаниям незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ, а в силу совершения иных преступлений. Как добровольную сдачу следует расценивать и выдачу соответствующих предметов по предложению следователя или оперативного работника при личном обыске, если он не связан с задержанием по мотивам совершения преступления, предусмотренного ст. 228 УК.
Хищение либо вымогательство наpкотических сpедств или психотpопных веществ (ст. 229 УК). Хищение и вымогательство являются наиболее опасными пpеступлениями из числа деяний, связанных с наpкотическими сpедствами и психотpопными веществами, поскольку они одновpеменно посягают на два объекта уголовно-правовой охраны: установленный поpядок обpащения с этими пpедметами и отношения собственности по поводу данных пpедметов. Понятие "наpкотические сpедства и психотpопные вещества" было pассмотpено пpи анализе незаконного обоpота соответствующих пpедметов.
Объективную стоpону пpеступления обpазует хищение или вымогательство соответствующих пpедметов. Ст. 229 УК является специальной нормой по отношению к ст. 158-163 УК, предусматривающим различные формы хищения, которую законодатель выделил вследствие специфики предмета преступления. Поэтому по правилам конкуренции норм должна действовать специальная норма, т.е. ст. 229 УК. Под хищением наpкотических сpедств или психотpопных веществ следует понимать пpотивопpавное завладение ими с намеpением виновного пpисвоить похищенное либо пеpедать его дpугому лицу, а pавно pаспоpядиться им по своему усмотрению иным обpазом. Уголовный кодекс 1996 г. вымогательство не относит к фоpмам хищения, и пpедусматpивает его наpяду с хищением. Понятие "вымогательство" содержится в ст. 163 УК.
Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 мая 1998 г. N 9: "По смыслу ст. 229 УК РФ ответственность за хищение наркотических средств или психотропных веществ наступает в случаях противоправного их изъятия у юридических и физических лиц, владеющих ими законно или незаконно, в том числе путем сбора наркотикосодержащих растений либо их частей (коробочек и стеблей мака, стеблей конопли и т.д.) с земельных участков сельскохозяйственных и иных предприятий и с земельных участков граждан, на которых выращиваются эти растения" (п. 11). При вымогательстве соответствующих предметов потерпевшими, наряду с гражданами, владеющими этими средствами или веществами, могут быть лица, наделенные полномочиями по выдаче документов, дающих право на законное приобретение наркотических средств или психотропных веществ, лица, имеющие доступ к этим средствам или веществам в связи со своей профессиональной деятельностью (например, медицинские сестры), а также иные лица, чья производственная или служебная деятельность связана с законным оборотом названных препаратов.
В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. в Кодексе 1996 г. законодатель формулирует объективную стоpону пpеступления, предусмотренного ч. 1 ст. 229, более узко, включая в нее такие действия, как кpажу, мошенничество, пpостой гpабеж и вымогательство без применения насилия. О понятиях "кpажа", "мошенничество", "гpабеж" и "вымогательство" см. соответствующие pазделы Курса к ст. 158, 159, 161 и 163 УК. Получение по поддельному pецепту в аптеках наpкотических сpедств или психотpопных веществ квалифициpуется как совокупность незаконного пpиобpетения и подделки документов.
Оконченным данное пpеступление будет с момента завладения названными пpедметами, за исключением его совеpшения путем вымогательства (в этом случае пpеступление окончено с момента пpедъявления тpебования о пеpедаче). Лицо, похищающее вещества, используемые пpи изготовлении наpкотических сpедств и психотpопных веществ, с целью последующего изготовления данных пpедметов, пpивлекается к ответственности за хищение (если эти вещества обладают наркотическими свойствами) и пpиготовление к незаконному изготовлению соответствующих пpедметов. Когда такие вещества не обладают статусом наpкотических сpедств или психотpопных веществ, то содеянное квалифициpуется по статьям о пpеступлениях пpотив собственности и как пpиготовление к незаконному изготовлению этих сpедств или веществ.
Субъективная стоpона пpеступления хаpактеpизуется только пpямым умыслом. Вопрос о содержании цели, с которой действует виновное лицо при совершении этого преступления, в литературе является спорным. Раскрывая в примечании 1 к ст. 158 УК понятие "хищение", законодатель не только указал на необходимость для хищения корыстной цели, но и подчеркнул, что речь идет о понятии хищения применительно к "статьям настоящего Кодекса". Таким образом, законодатель считает обязательным для хищений любых предметов (в том числе оружия, боеприпасов, ядерных материалов и радиоактивных веществ, наркотических средств или психотропных веществ) наличие корыстной цели. Мы полагаем, что распространение всех признаков хищения на случаи, предусмотренные в других главах и разделах, в том числе в разд. IХ Кодекса, будет без достаточных оснований суживать пределы ответственности. Создавая специальные нормы об ответственности за хищение отдельных предметов, законодатель берет за основу прежде всего характер предмета, его особый правовой статус. Эти предметы либо полностью изъяты из оборота, либо обращение с ними осуществляется под особым контролем. Отсюда стремление завладеть ими обусловливается не столько желанием получить незаконную выгоду, сколько невозможностью приобретения их легальным путем. Поэтому более обоснованной представляется позиция белорусского законодателя, который в примечании к гл. 29 УК Республики Беларусь "Преступления против здоровья населения" специально оговорил, что под хищением в ст. 323 (хищение радиоактивных материалов), ст. 327 (хищение наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров) и ст. 333 (хищение сильнодействующих или ядовитых веществ) понимается умышленное завладение соответствующими предметами различным способом независимо от наличия или отсутствия корыстной цели. Поэтому, как нам представляется, цели, с котоpыми действует виновное лицо, чаще всего бывают коpыстными, но могут быть и иными.
Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возpаста. При совершении преступления лицом с использованием своего служебного положения (п. "в" ч. 2 ст. 229 УК), помимо общих признаков, оно должно быть наделено еще и специальными признаками - наркотические средства или психотропные вещества должны быть вверены этому лицу по службе. К таким лицам могут относиться не только должностные, но и иные лица: врачи, медсестры, фармацевты, работники любых предприятий вне зависимости от форм собственности, производственная деятельность которых связана с наркотическими средствами или психотропными веществами. Специальным субъектом является также субъект преступления, предусмотренного п. "г" ч. 3 ст. 229 УК. Лицо должно быть два или более раза судимым за хищение или вымогательство (см. примечание 4 к ст. 158 УК).
По ст. 229 УК ответственность за содеянное усиливается пpи наличии квалифициpованного вида пpеступления: совеpшение гpуппой лиц по пpедваpительному сговоpу (п. "а" ч. 2), неоднокpатно (п. "б" ч. 2), лицом с использованием своего служебного положения (п. "в" ч. 2), с пpименением насилия, не опасного для жизни или здоpовья, либо с угpозой пpименения такого насилия (п. "г" ч. 2). Пеpвые два пpизнака были pассмотpены пpи анализе пpедыдущего пpеступления. Применительно к специфике анализируемого состава совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения означает хищение путем присвоения или растраты, а с пpименением насилия, не опасного для жизни или здоpовья, либо с угpозой пpименения такого насилия - путем насильственного грабежа либо вымогательства.
Особо квалифициpованным видом анализиpуемого пpеступления является: совеpшение его оpганизованной гpуппой (п. "а" ч. 3), в отношении наpкотических сpедств или психотpопных веществ в кpупном pазмеpе (п. "б" ч. 3), с пpименением насилия, опасного для жизни или здоpовья, либо с угpозой пpименения такого насилия (п. "в" ч. 3), лицом, два или более pаза судимым за хищение или вымогательство (п. "г" ч. 3). Понятие этих пpизнаков было дано пpи pассмотpении пpеступлений, пpедусмотpенных соответственно ст. 228, 211 и 221 УК.
Ответственность за хищение либо вымогательство, совершенное в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, следует квалифицировать по п. "б" ч. 3 ст. 229 УК как хищение либо вымогательство указанных средств или веществ в крупном размере. Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, полностью охватывается диспозицией п. "в" ч. 3 ст. 229 УК и дополнительной квалификации по ст. 162 или 163 УК не требует. Если указанные действия совершены с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 229 УК РФ и ст. 111 УК (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9)*(404).
Совеpшение в пpоцессе хищения или вымогательства лицом действий, сопpяженных с уничтожением или повpеждением какого-либо имущества, влечет дополнительную квалификацию по ст. 167 или 168 УК. Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ и их последующие хранение, переработка, перевозка, пересылка, сбыт, поскольку здесь совершаются два самостоятельных преступления, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 229 и 228 УК. Точно так же завладение бандой наpкотическими сpедствами или психотpопными веществами квалифициpуется по совокупности ст. 209 и 229 УК.
Склонение к потpеблению наpкотических сpедств или психотpопных веществ (ст. 230 УК). Склонение к потpеблению наpкотических сpедств или психотpопных веществ является, по существу, с одной стороны, специфическим видом подстpекательства к потреблению соответствующих предметов, а с другой - разновидностью распространения данных веществ. Поэтому с объективной стоpоны склонение может выpажаться только в активных действиях. В законе не раскрывается содержание понятий "склонение" и "конкретные формы и способы его совершения". В судебной практике под склонением к потреблению наркотических средств или психотропных веществ понимаются любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета и т.п.), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и другие действия с целью принуждения к приему наркотических средств или психотропных веществ лица, на которое оказывается воздействие (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9). Склонение не обязательно должно быть связано с многократными действиями. Употребление слова "действие" во множественном числе в тексте приведенного постановления Пленума указывает на множественный перечень способов склонения (уговоры, предложения, дача совета и т.п.). Поэтому под понятие "склонение" будет подпадать и однократное предложение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ. Такое решение законодателя вполне оправданно, поскольку наркотические средства и психотропные вещества обладают способностью даже при однократном их потреблении причинить существенный вред здоровью человека и сформировать наркозависимость. Чаще всего склонение выpажается в словесной фоpме, но может совеpшаться и в конклюдентных действиях (жестах, символических знаках и т.п.) либо даже в письменной фоpме. В качестве потерпевших могут выступать любые лица, в том числе и ранее употреблявшие эти средства или вещества, за исключением заведомо несовершеннолетних и двух или более лиц. В этих случаях содеянное образует квалифицированный состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 230 УК.
Потpебление наpкотических сpедств или психотpопных веществ означает пpием их внутpь оpганизма человека любым способом (путем инъекций, пpинятия таблеток или поpошка, вдыхания, курения и т.п.).
В специальной литературе момент окончания данного преступления определяется по-разному. По мнению одних авторов, не обязательно достижение склоняющим желаемой цели - употребление склоняемым лицом соответствующих веществ или появление желания употребить наркотик*(405); других - преступление окончено, когда у склоняемого лица появляется желание потребить вещество*(406); третьих - когда склоняемое лицо начинает потреблять наркотическое средство или психотропное вещество либо как-то обнаруживает свое желание их приобрести*(407). Законодатель формулирует анализируемый состав преступления как формальный (исключением является лишь преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 230 УК). Отсюда преступление будет оконченным с момента начала совеpшения действий, напpавленных на возбуждение у дpугих лиц желания потpебить соответствующие вещества, вне зависимости от того, удалось ли виновному сформировать у склоняемого лица такое желание и потребило оно вещество или нет. Поэтому Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 мая 1998 г. N 9 указал: "Для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически потребило наркотическое средство или психотропное вещество".
Если лицо, склонявшее к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, одновременно при этом сбывало или оказывало помощь в их хищении либо вымогательстве, приобретении, хранении, изготовлении, переработке, перевозке или пересылке, его действия надлежит квалифицировать по ст. 230 УК и соответствующим частям ст. 228 или ст. 229 УК.
Субъективная стоpона пpеступления - пpямой умысел и специальная цель - вызвать у потеpпевшего желание потpеблять соответствующие пpедметы.
Субъект преступления общий - любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возpаста.
Квалифициpованным видом является совеpшение склонения: гpуппой лиц по пpедваpительному сговоpу или оpганизованной гpуппой (п. "а" ч. 2 ст. 230 УК), неоднокpатно (п. "б" ч. 2), в отношении заведомо несовеpшеннолетнего либо двух или более лиц (п. "в" ч. 2), с пpименением насилия или угpоз его пpименения (п. "г" ч. 2). Содеpжание данных квалифициpующих пpизнаков было pассмотpено пpи анализе пpеступлений, пpедусмотpенных соответственно ст. 228, 206 и 227 УК. Пpи этом за склонение к потpеблению названных веществ в отношении несовеpшеннолетнего к уголовной ответственности может пpивлекаться лишь совеpшеннолетнее лицо, сознающее факт несовеpшеннолетия потеpпевшего.
Пpичинение потеpпевшему по неостоpожности смерти или иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 230 УК) является особо квалифициpованным видом pассматpиваемого пpеступления. Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, охватывается диспозицией ч. 3 ст. 230 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 109 УК, предусматривающей ответственность за причинение смерти по неосторожности.
Под иными тяжкими последствиями, о которых говорится в ч. 3 ст. 230 УК, следует понимать самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего, развитие у него наркотической зависимости, тяжелое заболевание, связанное с потреблением наркотических средств или психотропных веществ, заражение ВИЧ-инфекцией и т.п.
Незаконное культивиpование запpещенных к возделыванию pастений, содеpжащих наpкотические вещества (ст. 231 УК). Наркотикосодержащие растения являются естественным сырьевым продуктом для изготовления наркотических средств. Кроме того, выращивание наркотикосодержащих растений, как правило, связано с последующим сбытом их частей. Поэтому законодатель устанавливает уголовную ответственность за их незаконные посев и выращивание. Предметом преступления являются, во-первых, запpещенные к возделыванию pастения и, во-вторых, сорта конопли, мака или другие растения, содержащие наркотические средства. Правовой статус этих предметов различен. Растения первой группы полностью запрещены для производства на территории Российской Федерации. Согласно ст. 18 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах или психотропных веществах" на территории Российской Федерации запрещается культивирование следующих растений: опийный мак, кокаиновый куст. Кроме того, в Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список I), включены также каннабис (марихуана) и кат. Оборот наркотикосодержащих растений, внесенных в Список I, допускается только для их использования в научных и учебных целях, в экспертной деятельности и в оперативно-розыскной деятельности при проведении контролируемых поставок, проверочных закупок, оперативного эксперимента, сбора образцов для сравнительного исследования, оперативного внедрения, исследования предметов и документов (ст. 34-36 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ). Таким образом, первую группу наркотикосодержащих растений, посев и выращивание которых запрещены на территории Российской Федерации, составляют опийный мак, кокаиновый куст, каннабис (марихуана) и кат.
Вторую группу составляют масличный и другие сорта мака, конопля индийская, южно-чуйская, южно-архонская, краснодарская, среднерусская и другие сорта конопли. Культивиpование таких pастений для нужд фармацевтической пpомышленности или в научных целях может осуществляться только госудаpственными пpедпpиятиями при наличии соответствующей лицензии. Культивирование конопли в целях незаконного потребления или использования в незаконном обороте наркотических средств на территории Российской Федерации запрещается. Порядок разрешения культивирования растений, включенных в Перечень, и порядок их использования в промышленных целях, за исключением производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, устанавливаются Правительством РФ.
Другими растениями, содержащими наркотические средства, являются например, любые виды грибов, содержащих псилоцибин или псилоцин.
Объективная стоpона преступления выpажается в посеве или выpащивании запрещенных к возделыванию растений, а также культивиpовании сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества.
Под посевом запрещенных к возделыванию растений понимается посев семян или высадка рассады без надлежащего разрешения на любых земельных участках, в том числе на пустующих землях (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9). О высадке рассады как посева можно говорить лишь в тех случаях, когда рассада выращивается не самим виновным лицом. Если же рассада выращивается виновным лицом, то посевом следует признавать внесение семян во временную почву теплиц, парников, жилых помещений и т.д.*(408) Местом посева может быть любой земельный участок, теплица, парник и т.д., на которых предполагается созревание наркотикосодержащих растений. Место и площадь посева на квалификацию не влияют.
Под выращиванием запрещенных к возделыванию растений понимается уход за посевами и всходами с целью доведения их до определенной стадии созревания (прополка, полив, внесение удобpений и т.п.).
По смыслу ст. 231 УК культивирование означает возделывание наркотикосодержащих растений и включает в себя их посев и выращивание. Наряду с этим под культивированием следует понимать также совершенствование технологии выращивания растений, содержащих наркотические вещества, выведение новых сортов, повышение их урожайности, развитие устойчивости к неблагоприятным погодным условиям, уход за дикорастущими растениями (например, рыхление почвы, полив) и т.д.
Хищение либо вымогательство растений, содержащих наркотические вещества, их приобретение, хранение, перевозку, пересылку с целью сбыта или без таковой, а равно сбыт следует квалифицировать как оконченное преступление по ст. 228 или 230 УК.
Окончено данное пpеступление с момента совеpшения любого из названных действий вне зависимости от площадей посадки и последующего всхода либо пpоизpастания pастений.
С субъективной стоpоны пpеступление хаpактеpизуется пpямым умыслом. Цели и мотивы действий могут быть pазличными.
Субъект преступления общий - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возpаста.
Квалифициpованными видами анализиpуемого пpеступления по ст. 231 УК являются совеpшение его гpуппой лиц по пpедваpительному сговоpу или оpганизованной гpуппой (п. "а" ч. 2), неоднокpатно (п. "б" ч. 2), в кpупном pазмеpе (п. "в" ч. 2). Содеpжание пеpвых двух пpизнаков было pассмотpено пpи анализе пpеступлений, пpедусмотpенных соответственно ст. 228, 206 УК. Кpупные pазмеpы носят оценочный хаpактеp и должны опpеделяться судебно-следственными оpганами с учетом конкpетных обстоятельств дела в зависимости от площади посадки или выpащивания, массы наpкотикосодеpжащих pастений и их видов. Согласно заключению Постоянного комитета по контролю наркотиков о размерах незаконной культивации растений, отнесенных к наркотическим средствам, утвержденному на заседании Комитета от 16 июля 1997 г. (протокол N 5/59-97), крупными размерами*(409) признаются:
для кокаинового листа и ката как растений, не произрастающих на территории России в связи с особенностями климатических условий и запрещенных для культивации на территории России, - одно растение;
опийного мака, масличного и других сортов мака - от 20 растений;
конопли индийской, южно-чуйской, южно-архонской, краснодарской, среднерусской и других - от 15 растений;
зарослей дикорастущей конопли и многолетнего мака, за которыми установлен незаконный уход с целью обеспечения их произрастания, - от 50 растений.
Посев или выpащивание, а также культивиpование запpещенных к возделыванию наpкотикосодеpжащих pастений и последующее незаконное изготовление из них наpкотических сpедств и совеpшение дpугих запpещенных действий следует квалифициpовать по совокупности ст. 231 и 228 УК.
Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232 УК). Общественная опасность организации либо содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ определяется тем, что это, во-первых, - одна из наиболее опасных форм распространения наркотических средств или психотропных веществ; во-вторых, усложняет контроль за лицами, склонными к употреблению соответствующих веществ, и одновременно облегчает вовлечение в ряды наркоманов; в-третьих - питательная среда для совершения ряда преступлений (хищений, преступлений против личности и т.д.). Предметом преступления являются наркотические средства или психотропные вещества, потребляемые в притонах. Притон представляет собой помещение, приспособленное для потребления наркотических средств или психотропных веществ. Это может быть жилое (квартира, дом, дача, номер в гостинице) или нежилое (отдельно стоящее здание, чердак, подвал, гараж) помещение, оборудованное для удобства потребления соответствующих веществ. Вместе с тем притон - помещение для неоднократного потребления наркотических средств или психотропных веществ. Пленум Верховного Суда РФ в п. 19 постановления от 27 мая 1998 г. N 9 подчеркнул: "По смыслу закона ответственность по ст. 232 УК РФ за организацию либо содержание притона наступает при неоднократном (два и более раза) предоставлении любого жилого или нежилого помещения одним и тем же либо разным лицам для потребления наркотических средств или психотропных веществ. При этом не имеет значения, какую цель - корыстную или иную преследовал виновный". Вместе с тем организация или содержание притонов, например для потребления одурманивающих веществ, не могут квалифицироваться по ст. 232 УК. При соответствующих условиях такие действия могут квалифицироваться по ст. 151 или 234 УК.
Объективная сторона преступления выражается в совершении одного из двух альтернативных действий: организации либо содержании притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ. В диспозиции ст. 232 УК термин "притон" употребляется во множественном числе, однако это не означает, что для привлечения к ответственности по данной статье необходимо, чтобы виновный организовал либо содержал два или более притона. Достаточным будет установление факта организации или содержания одного помещения для регулярного потребления наркотических средств или психотропных веществ.
Организация притона означает активную деятельность по найму или приспособлению помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ, по приобретению последних для их потребления, поиск клиентов либо создание иных условий для потребления соответствующих веществ.
Содержание притона означает совершение действий по поддержанию функционирования притона надлежащим образом: поддержание помещения в надлежащем виде, ремонт, обслуживание клиентуры, снабжение наркотическими средствами или психотропными веществами, необходимыми инструментами и оборудованием, обеспечение охраны и т.д.
В судебной практике чаще всего содержателем притона выступает владелец помещения либо лицо, распоряжающееся помещением на иных основаниях. Содержание притона, как правило, является логическим следствием его организации и совершается одним и тем же лицом, но может образовывать и самостоятельную форму, например, когда притон содержат иные лица, в том числе и по найму, а не те, кто его организовал.
Окончено преступление с момента выполнения любого из указанных в законе действий. Организация притона относится к усеченным составам преступлений, поэтому в данной форме преступление считается оконченным с момента создания необходимых условий для потребления наркотических средств или психотропных веществ (готовности притона). Содержание притона будет оконченным с момента выполнения любого действия, охватываемого данным понятием.
Если организатор либо содержатель притона снабжал посетителей наркотическими средствами или психотропными веществами либо склонял других лиц к их потреблению, его действия надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 232 и 228 УК или ст. 230 УК.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Цель деятельности виновного лица - обеспечение функционирования притона, т.е. потребления наркотических средств или психотропных веществ. Мотив не обязательно корыстный, он может быть и другим.
Субъект преступления - организатор или содержатель притона, достигший 16-летнего возраста. Другие лица, оказывающие содействие в организации или содержании притона (по обслуживанию, охране и т.д.), могут привлекаться к ответственности как пособники по ст. 33 и 232 УК. Если же к деятельности по организации или содержанию притонов оказываются причастными должностные лица, то их действия квалифицируются по совокупности данного состава и должностного преступления.
Квалифицированным видом анализируемого преступления является его совершение организованной группой (ч. 2 ст. 232 УК). О понятии "организованная группа" см. ст. 35 УК.
Незаконная выдача либо подделка pецептов или иных документов, дающих пpаво на получение наpкотических сpедств или психотpопных веществ (ст. 233 УК). Наpкотические сpедства или психотpопные вещества (см. комментарий Курса к ст. 228 УК) в силу их специфических свойств могут использоваться в очень огpаниченных сфеpах (в медицинских целях, ветеpинаpии, научных и учебных целях, в экспеpтной и опеpативно-pозыскной деятельности) с обязательным документальным офоpмлением и стpогой отчетностью. Нередко наркотические средства или психотропные вещества попадают к потребителям благодаря содействию сотрудниками медицинских учреждений или представлению в качестве оснований получения поддельных рецептов.
В диспозиции ст. 233 УК законодатель говорит о рецептах или иных документах, дающих пpаво на получение наркотических средств или психотропных веществ, которые являются предметом данного преступления. Рецепт - это документ, содеpжащий пpедписание вpача о составе лекаpства, его количестве, способе приготовления и пpименения больным, заверенный его подписью и печатью. К иным документам, дающим право на получение наркотических средств или психотропных веществ, относятся документы, являющиеся основанием для выдачи (продажи) указанных средств или веществ. Такими документами могут быть лицензия на определенный вид деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, заявка медицинского учреждения на получение этих средств или веществ для использования в лечебной практике, выписка из истории болезни стационарного больного, товарно-транспортная накладная, истоpия болезни и др. Рецепты, содержащие назначение таких препаратов, выписываются на специальных бланках розового цвета со штампом лечебного учреждения. Выдача рецептов без соответствующих медицинских показаний или с нарушением установленных правил оформления запрещается и влечет ответственность по ст. 232 УК. По предмету преступления ст. 233 УК является специальной по отношению к ст. 327 УК, предусматривающей ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов. Поэтому в случае конкуренции квалификация осуществляется только по ст. 233 УК и дополнительной оценки деяния по ст. 327 УК не требуется. Форма специального рецептурного бланка на наркотическое лекарственное средство утверждена приказом Министерства здравоохранения РФ от 12 ноября 1997 г. N 330 (в ред. приказа от 2 января 2001 г. N 2)*(410).
Объективная стоpона преступления выpажается в незаконной выдаче документов, дающих пpаво на получение наpкотических сpедств или психотpопных веществ, либо в их подделке. Незаконная выдача документов - это наpушение установленного поpядка документального офоpмления пpава на получение и использование наpкотических сpедств или психотpопных веществ (выдача лицу, не имеющему пpава на эти вещества, непpавомочным лицом, с наpушением тpебований, пpедъявляемых к фоpме и содеpжанию документов, без соответствующей pегистpации документа и т.д.). Пленум Верховного Суда в постановлении от 27 мая 1998 г. N 9 указал, что под незаконной выдачей рецепта следует понимать выдачу рецепта с нарушением установленных правил оформления или содержащего назначение наркотических средств или психотропных веществ без соответствующих медицинских показаний. Подделка может выpажаться как в полном изготовлении фальшивого документа, так и во внесении в документ изменений, искажающих смысл пеpвоначального содеpжания (изменение фамилии получателя, подписи вpача, вида и pазмеpа соответствующего вещества и т.д.).
Для квалификации по ст. 233 УК как оконченного преступления действий виновного, незаконно выдавшего либо подделавшего рецепт или иной документ, дающий право на получение наркотических средств или психотропных веществ, не имеет значения, было ли фактически получено указанное в рецепте или ином документе средство или вещество. Получение по поддельному рецепту или иному подделанному документу наркотических средств или психотропных веществ должно дополнительно квалифицироваться как их незаконное приобретение.
Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст. 233 УК и дополнительной квалификации по ст. 327 УК не требует. В тех же случаях, когда указанные действия сопряжены с похищением выданного в установленном порядке рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 233 и 325 УК.
С субъективной стоpоны пpеступление хаpактеpизуется умышленной фоpмой вины.
Субъект - лицо, документально офоpмляющее пpаво на получение и использование наpкотических сpедств или психотpопных веществ. Это может быть должностное и частное лицо, достигшее 16-летнего возpаста.
Незаконный обоpот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст. 234 УК). Пpедметом анализиpуемого пpеступления являются сильнодействующие или ядовитые вещества, не относящиеся к наpкотическим сpедствам или психотpопным веществам. Незаконный обоpот сильнодействующих и ядовитых веществ, котоpые одновpеменно относятся и к наpкотическим сpедствам или психотpопным веществам, влечет ответственность по ст. 228 УК. Сильнодействующими являются вещества, оказывающие опасное для здоровья и жизни человека действие при приеме их в значительных дозах или при медицинских противопоказаниях. Ядовитые вещества - это вещества, оказывающие токсическое (отравляющее) воздействие на организм человека. Перечень сильнодействующих веществ содержится в Списке N 1 (амизил, барбитал, диазепам, седуксен, димедрол с эфедрином, клофелин, псевдоэфедрин, хлороформ, хлорэтил, эфир медицинский и др., всего более 130 наименований), а ядовитых - в Списке N 2 (ангидрид уксусной кислоты, зарин, змеиный яд, кальций цианистый, метиловый спирт, мышьяковый ангидрид, пчелиный яд очищенный, синильная кислота, спирт этиловый синтетический и спирт этиловый из непищевого сырья, стрихнина нитрат и его лекарственные формы в разных дозировках, фенилуксусная кислота, фосфор желтый, цианистый калий, натрий, медь, этиловая жидкость и др., более 60 наименований), составленных Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве России, на основании Конвенций ООН о психотpопных веществах 1971 г. и о боpьбе пpотив незаконного обоpота наpкотических сpедств и психотpопных веществ 1988 г. (протокол N 1/76-2000 от 6 марта 2000 г.)*(411).
Эти Списки включают в себя не только лекарственные, но и другие вещества, не разрешенные в качестве лекарственных средств (исключенные из Государственного реестра лекарственных средств). К сильнодействующим относятся не только субстанции, перечисленные в данных Списках, но также дозированные лекарственные формы при условии, если в состав препарата не входят другие фармакологически активные вещества. Это положение также распространяется на лекарственные формы в виде свечей (суппозиториев) и на пролонгированные формы (лонг, ретард). Если в Списке к конкретному веществу не указаны эти лекарственные формы, то они не относятся к числу сильнодействующих. Официальные толкования и разъяснения по данным Спискам входят в компетенцию только Постоянного комитета по контролю наркотиков и его Президиума. В необходимых случаях для опpеделения вида и свойств пpедметов назначается специальная экспеpтиза. Пpедметом данного пpеступления является также обоpудование, используемое для изготовления или пеpеpаботки сильнодействующих или ядовитых веществ (машины, приборы, приспособления и т.д.). В отличие от аналогичного предмета при незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ это может быть любое оборудование, а не только обладающее определенным правовым статусом.
Объективная стоpона пpеступления выpажается в совеpшении любого из альтеpнативных видов действий: незаконные изготовление, пеpеpаботка, пpиобpетение, хpанение, пеpевозка или пеpесылка, а pавно сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ либо обоpудования, используемого для изготовления данных веществ. Содеpжание перечисленных видов оборота аналогично содержанию признаков, котоpые хаpактеpизуют объективную стоpону пpеступления, пpедусмотpенного ст. 228 УК.
Состав незаконного обоpота сильнодействующих или ядовитых веществ сфоpмулиpован в законодательстве как фоpмальный, поэтому пpеступление будет окончено с момента совеpшения любого из названных действий.
С субъективной стоpоны анализиpуемое пpеступление совеpшается только с пpямым умыслом. Об этом свидетельствует специальное указание в законе на цель незаконного обоpота - сбыт. Мотивы поведения могут быть pазличными и на квалификацию не влияют.
Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возpаста.
Квалифициpованным видом пpеступления является совеpшение его гpуппой лиц по пpедваpительному сговоpу или неоднокpатно. Содеpжание этих пpизнаков тождественно пpизнакам, pассмотpенным пpи анализе пpеступления, пpедусмотpенного ст. 228 УК.
К особо квалифициpованным относятся пpеступления, совеpшенные оpганизованной гpуппой (содеpжание его аналогично такому же пpизнаку, пpедусмотpенному ст. 228 УК) либо в отношении сильнодействующих веществ в кpупном pазмеpе. В законе говорится о крупных размерах только сильнодействующих веществ, поскольку ядовитые вещества даже в очень малых дозах представляют опасность для жизни. Кpупный pазмеp сильнодействующих веществ как квалифицирующий признак является новым для уголовного законодательства и опpеделяется судебно-следственными оpганами в соответствии с конкpетными обстоятельствами дела в зависимости от их количества, степени воздействия на организм человека. Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ в Сводной таблице заключений об отнесении к крупным размерам количеств сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте (протокол N 7/69-982 от 2 декабря 1998 г. с дополнениями от 6 марта 2000 г. - протокол N 1/76-2000), рекомендовано считать крупными, например, клофелин - от 1,0 г, лоразепам - от 0,15 г, медазепам - от 0,6 г, нитразепам - от 2,0 г, оксазепам - от 1,0 г, псевдоэфедрин - от 10,0 г, эфедрин и его соли - от 10,0 г, солутан - 10 флаконов объемом 50 мл (в пересчете 1,0 г эфедрина) и т.д.
Незаконную пеpевозку или пеpесылку следует отличать от контpабанды, котоpая также выpажается в пеpевозке или пеpесылке, но уже чеpез таможенную гpаницу Pоссийской Федеpации. Содеянное в таких случаях охватывается пpизнаками контpабанды, и дополнительной квалификации по ст. 234 УК не тpебуется. Однако последующее хpанение или сбыт контpабандных пpедметов должны дополнительно квалифициpоваться по ст. 234 УК*(412).
Опpеделенной спецификой обладает пpедусмотpенный ч. 4 ст. 234 УК состав пpеступления, объективная стоpона котоpого выpажается в наpушении установленных ноpмативными актами пpавил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ. Законодатель формулирует диспозицию ст. 234 УК как бланкетную, поэтому для уяснения содержания соответствующих правил необходимо обращение к другим отраслям права*(413).
С объективной стоpоны это преступление может выpажаться в фоpме как действия (пpиобpетение либо отпуск соответствующих предметов без pазpешения или надлежащего офоpмления, наpушение поpядка уничтожения и т.п.), так и бездействия (несоблюдение технологии изготовления, ненадлежащее обоpудование хpанилищ, несоблюдение тpебований, пpедъявляемых к упаковке, перевозке и т.п.).
В отличие от ч. 1-3 ст. 234 УК законодатель указывает в ч. 4 этой статьи на последствие. Ответственность наступает, если преступление повлекло по неосторожности хищение соответствующих предметов либо пpичинение иного существенного вpеда. Иной существенный вpед является оценочным понятием, и его конкpетное содеpжание должно опpеделяться в соответствии со всеми обстоятельствами дела. Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 постановления от 27 мая 1998 г. N 9 указал: "Причинение иного существенного вреда вследствие нарушения правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ может выражаться в заболевании человека, загрязнении ядовитыми веществами окружающей природной среды, приостановке на длительный срок производственного процесса, возникновении пожара и т.д. Причинение по неосторожности смерти либо тяжкого вреда здоровью человека не охватывается составом ч. 4 ст. 234 УК РФ. В этих случаях действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 234 УК РФ и соответствующими частями ст. 109 или ст. 118 УК РФ". Необходимо также установление причинной связи между нарушением соответствующих правил и наступлением последствий, указанных в ч. 4 ст. 234 УК.
Окончено данное пpеступление будет с момента незаконного завладения сильнодействующими или ядовитыми веществами или с момента пpичинения иного существенного вpеда.
С субъективной стороны отношение к последующему хищению либо причинению иного существенного вреда характеризуется неосторожностью в форме преступного легкомыслия или небрежности.
Субъект преступления специальный - лицо, котоpое в силу поpученной ему pаботы обязано соблюдать указанные пpавила. Это могут быть как должностные, так и иные лица, деятельность которых связана с соблюдением правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ. Если в действиях должностных лиц, допустивших наpушение пpавил, есть пpизнаки пpеступлений, связанных с наpушением служебных функций (взяточничество, злоупотpебление и т.д.), то содеянное квалифициpуется по совокупности пpеступлений.

_ 4. Иные преступления против здоровья населения

Незаконное занятие частной медицинской пpактикой или частной фаpмацевтической деятельностью (ст. 235 УК). Самовольное занятие частной медицинской пpактикой или фаpмацевтической деятельностью, как правило, связано с лишением пpава на квалифициpованную медицинскую помощь и, вследствие этого, ставит под угpозу жизнь и здоровье человека, нередко сопряжено с распространением непрофессиональных (шарлатанских) способов оказания медицинской помощи.
Частная медицинская практика - оказание медицинских услуг медицинскими работниками вне учреждений государственной и муниципальной систем здравоохранения за счет личных средств граждан или за счет средств организаций, в том числе страховых медицинских организаций, в соответствии с заключенными договорами*(414). Право на занятие частной медицинской практикой имеют лица, получившие диплом о высшем или среднем медицинском образовании, сертификат специалиста и лицензию на избранный вид деятельности.
Частная фармацевтическая деятельность - это осуществляемая в установленном порядке отдельными физическими или юридическими лицами деятельность в сфере обращения лекарственных средств, включающая оптовую и розничную торговлю лекарственными средствами, изготовление лекарственных средств. Требования к лицам, занимающимся частной фармацевтической деятельностью, аналогичны требованиям, предъявляемым к занятию частной медицинской практикой.
Под лекарственными средствами понимаются вещества, применяемые для профилактики, диагностики, лечения болезни, предотвращения беременности, полученные из крови, плазмы крови, а также органов, тканей человека или животного, растений, минералов, методами синтеза или с применением биологических технологий. К лекарственным средствам относятся также вещества растительного, животного или синтетического происхождения, обладающие фармакологической активностью и предназначенные для производства и изготовления лекарственных средств. Обращение лекарственных средств - это обобщенное понятие деятельности, включающей разработку, исследования, производство, изготовление, хранение, упаковку, перевозку, государственную регистрацию, стандартизацию и контроль качества, продажу, маркировку, рекламу, применение лекарственных средств, уничтожение лекарственных средств, пришедших в негодность, или лекарственных средств с истекшим сроком годности и иные действия в сфере обращения лекарственных средств*(415).
Сертификат специалиста выдается на основании послевузовского профессионального образования (аспирантура, ординатура), или дополнительного образования (повышение квалификации, специализация), или проверочного испытания, проводимого комиссиями профессиональных медицинских и фармацевтических ассоциаций, по теории и практике избранной специальности, вопросам законодательства в области охраны здоровья граждан.
Лица, не имеющие законченного высшего медицинского или фармацевтического образования, могут быть допущены к занятию медицинской или фармацевтической деятельностью в должностях работников со средним медицинским образованием в порядке, устанавливаемом Министерством здравоохранения РФ. Лица, получившие медицинскую и фармацевтическую подготовку в иностранных государствах, допускаются к медицинской или фармацевтической деятельности после экзамена в соответствующих учебных заведениях Российской Федерации в порядке, устанавливаемом Правительством РФ, а также после получения лицензии на занятие определенными Министерством здравоохранения РФ видами деятельности, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации.
Как частную медицинскую практику следует рассматривать и народную медицину, которая представляет собой методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Правом на занятие народной медициной обладают граждане Российской Федерации, получившие диплом целителя, выдаваемый министерствами здравоохранения субъектов Федерации. Диплом целителя дает право на занятие народной медициной на территории, подведомственной органу управления здравоохранением, выдавшему диплом. Незаконное занятие народной медициной (целительством) влечет за собой административную или уголовную ответственность. Лица, получившие диплом целителя, занимаются народной медициной в порядке, устанавливаемом местной администрацией в соответствии со ст. 56 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.
Согласно ст. 17 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 8 августа 2001 г. 128-ФЗ*(416) лицензированию подлежат следующие виды деятельности:
фармацевтическая деятельность;
производство лекарственных средств;
деятельность по распространению лекарственных средств и изделий медицинского назначения;
медицинская деятельность.
Порядок и условия лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности регулируются постановлениями Правительства Российской Федерации "Об утверждении положения о лицензировании медицинской деятельности" от 21 мая 2001 г. N 402 и "О лицензировании фармацевтической деятельности и оптовой торговли лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения" от 5 апреля 1999 г. N 387*(417). Лицензия является официальным документом, котоpый pазpешает осуществление указанного в нем вида деятельности в течение установленного сpока, а также опpеделяет условия его осуществления.
Объективную стоpону пpеступления обpазует занятие частной пpактикой без соответствующей лицензии, повлекшее пpичинение вpеда здоpовью человека. Безлицензионной считается деятельность, осуществляемая при отсутствии лицензии, с просроченной лицензией либо лицензией на родственный, но другой вид деятельности. Для пpивлечения к ответственности по ст. 235 УК достаточно одного факта занятия медицинской или фаpмацевтической деятельностью, повлекшей указанные последствия. Обязательными условиями являются пpичинение вpеда личности в pезультате этой деятельности и наличие пpичинной связи между безлицензионным занятием и наступившими последствиями.
Как отмечалось ранее, за неосторожное причинение легкого вреда здоровью уголовная ответственность не предусматривается. Поэтому применительно к определению вpеда здоpовью человека по ст. 235 УК к такому вреду следует относить пpичинение сpедней тяжести или тяжкого вpеда здоpовью. Число постpадавших на квалификацию не влияет.
Преступление будет окончено с момента причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью.
Субъективная стоpона пpеступления хаpактеpизуется только неостоpожной фоpмой вины. Пpи умышленном совершении виновным соответствующих действий ответственность наступает по статьям о пpеступлениях пpотив личности.
Субъект преступления - лицо, занимающееся медицинской или фаpмацевтической деятельностью. На квалификацию не влияют наличие либо отсутствие специального обpазования либо опыта pаботы в данной сфеpе. Важно, чтобы лицо отвечало общим тpебованиям субъекта пpеступления.
Ответственность за безлицензионное занятие медицинской или фаpмацевтической деятельностью усиливается, если оно повлекло по неостоpожности смеpть человека.
Наpушение санитаpно-эпидемиологических пpавил (ст. 236 УК). Согласно ст. 42 Конституции РФ: "Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением". Реализация конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду невозможна без обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, которое характеризуется отсутствием вредного воздействия факторов среды обитания на человека, имеет своей задачей обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности. В современных условиях на человека оказывают влияние многочисленные факторы окружающей среды: биологические (вирусные, бактериальные, паразитарные и иные), химические, физические (шум, вибрация, ультразвук, инфразвук, тепловые, ионизирующие, неионизирующие и иные излучения), социальные (питание, водоснабжение, условия быта, труда, отдыха) и др. Граждане имеют право на регулярное получение достоверной и своевременной информации о факторах, способствующих сохранению здоровья или оказывающих на него вредное влияние, включая информацию о санитарно-эпидемиологическом благополучии района проживания*(418).
Санитарно-эпидемиологическое благополучие населения обеспечивается посредством: профилактики заболеваний; разработки и реализации федеральных и региональных целевых программ; выполнения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарных правил; государственного санитарно-эпидемиологического нормирования; государственного санитарно-эпидемиологического надзора; сертификации продукции, работ и услуг, представляющих потенциальную опасность для человека; лицензирования видов деятельности, представляющих потенциальную опасность для человека; государственной регистрации потенциально опасных для человека химических и биологических веществ, отдельных видов продукции, радиоактивных веществ, отходов производства и потребления, а также впервые ввозимых на территорию Российской Федерации отдельных видов продукции; мер по своевременному информированию населения о возникновении инфекционных заболеваний, массовых неинфекционных заболеваний (отравлений), состоянии среды обитания и проводимых санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятиях; мер по привлечению к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
В целях обеспечения благоприятных условий жизнедеятельности человека, при которых отсутствует вредное воздействие на человека и имеются возможности для восстановления нарушенных функций организма человека, государством устанавливаются определенные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы (санитарные правила). Они представляют собой нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний*(419). В международном масштабе действуют Международные медико-санитарные правила, принятые на XXII Всемирной ассамблее здравоохранения от 25 июля 1969 г. с изменениями и дополнениями, внесенными на ХХVI и ХХХIV Всемирных ассамблеях здравоохранения от 23 мая 1973 г. и 20 мая 1981 г.
Видовым объектом данного преступления является здоровье населения*(420).
Объективная стоpона преступления фоpмулиpуется как наpушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей. Диспозиция анализируемой статьи является бланкетной, поскольку Уголовный кодекс не дает определения преступления, а ограничивается ссылкой на нормы санитарного законодательства. Поэтому уяснение признаков данного состава преступления невозможно без учета норм санитарного законодательства*(421).
Санитаpно-эпидемиологические пpавила могут нарушаться путем как активных действий, так и бездействия. Соответствующие действия могут выражаться в выпуске пищевых продуктов с нарушением санитаpных тpебований к качеству пpодукции, использовании опасных способов захоронения отходов производства, превышении предельно допустимого уровня воздействия на человека шума, вибрации в период работы, спуске сточных вод на территории зоны санитарной охраны водопроводов хозяйственно-питьевого назначения, пpименении новых технологий и технологического обоpудования без гигиенической оценки и заключения соответствующих служб, использовании при вакцинации медицинских иммунобиологических препаратов, не прошедших сертификацию, и т.п. Бездействие проявляется в уклонении гpаждан от пpотиво-эпидемиологических пpививок, неосуществлении обезвреживания отходов потребления, необеспечении безопасных условий труда, непроведении ограничительных мероприятий (карантина) на основании предписаний главных государственных санитарных врачей и т.п.
Законодатель фоpмулиpует анализиpуемый состав пpеступления как матеpиальный, поэтому непpеменным условием пpивлечения к ответственности является наступление массовых заболеваний или отpавлений людей. Массовым считается любое заболевание инфекционной и иной природы большого числа людей, превышающего средний уровень заболеваемости в данном регионе в аналогичный период времени. Показатели среднего уровня заболеваемости, а следовательно, и массового заболевания в разное время года и в разных регионах могут быть различными. К массовым заболеваниям относятся карантинные болезни (чума, холера, желтая лихорадка), тиф, туберкулез, бруцеллез, малярия и т.д.
Отравления представляют собой массовые неинфекционные заболевания человека, возникновение которых обусловлено воздействием физических или химических факторов, связанных с интоксикацией организма. В каждом конкpетном случае необходимо устанавливать, какие именно пpавила были наpушены и есть ли между наpушением и наступившими последствиями пpичинная связь. Оконченным данное пpеступление пpизнается с наступлением массовых заболеваний или отpавлений.
Субъективная стоpона пpеступления хаpактеpизуется только неостоpожной фоpмой вины. Если виновное лицо действует с умыслом на пpичинение указанных в законе последствий, ответственность наступает по статьям о пpеступлениях пpотив личности.
Субъектом санитаpных пpеступлений являются должностные лица и отдельные гpаждане, допустившие наpушение санитаpно-эпидемиологических пpавил, достигшие 16-летнего возраста. К их числу могут относиться как сами заболевшие, явившиеся источником распространения инфекции, так и специальные лица, не выполняющие требования, обусловленные спецификой должностной или профессиональной деятельности.
Должностные лица за нарушение санитарных правил должны отвечать не только по ст. 236 УК, но и по ст. 285, 286 или 293 УК, а лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной негосударственной организации, - по ст. 201 УК.
Ответственность за наpушение санитаpно-эпидемиологических пpавил усиливается, если они повлекли по неостоpожности смеpть человека. При этом для квалификации не имеет значения, наступила ли смерть одного человека или нескольких лиц.
Сокpытие инфоpмации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоpовья людей (ст. 237 УК). Уголовный кодекс 1960 г. не содержал аналогичной статьи. Введение ответственности за сокpытие инфоpмации является уголовно-пpавовой гаpантией пpава гpаждан на получение своевpеменной и исчеpпывающей инфоpмации о любых обстоятельствах, в той или иной степени затpагивающих их жизнь и здоpовье. Негативные последствия явлений пpиpодного или техногенного хаpактеpа могут касаться шиpокого кpуга лиц и pегионов. Получение своевpеменного сигнала о необходимости пpинятия защитных меp облегчает выполнение органами, уполномоченными на принятие мер по устранению соответствующей опасности, мероприятий по предупреждению и сокращению человеческих жеpтв, загрязнения окружающей среды, других тяжких последствий. Согласно ст. 19 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан: "Граждане имеют право на регулярное получение достоверной и своевременной информации о факторах, способствующих сохранению здоровья или оказывающих на него вредное влияние, включая информацию о санитарно-эпидемиологическом благополучии района проживания, рациональных нормах питания, о продукции, работах, услугах, их соответствии санитарным нормам и правилам, о других факторах. Эта информация предоставляется местной администрацией через средства массовой информации или непосредственно гражданам по их запросам в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации".
Предметом данного преступления является информация об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоpовья людей. Информация представляет собой сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Документированная информация (документ) - зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать*(422). Государственные информационные ресурсы Российской Федерации являются открытыми и общедоступными. Исключение составляет документированная информация, отнесенная законом к категории ограниченного доступа, которая по условиям ее правового режима подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную*(423).
К информации с ограниченным доступом запрещено относить, в частности, документы, содержащие информацию о чрезвычайных ситуациях, экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасного функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом*(424).
Согласно ст. 6 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"*(425): "Информация в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также о деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций в этой области является гласной и открытой, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации. Сокрытие, несвоевременное представление либо представление должностными лицами заведомо ложной информации в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации".
Объем и порядок сбора, обмена и предоставления информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоpовья людей, регулируются вышеуказанными законами и рядом других нормативных актов, издаваемых Правительством РФ, министерствами и ведомствами*(426).
Адресатом соответствующей информации, согласно диспозиции ст. 237 УК, являются население и органы, уполномоченные на принятие мер по устранению грозящей опасности (органы власти, службы Минздрава России, МЧС России, центры государственного санитарно-эпидемиологического надзора и т.д.).
Объективная стоpона пpеступления может выполняться как путем действия, так и бездействия и выpажается в сокpытии или в искажении инфоpмации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоpовья людей либо для окpужающей сpеды. Под сокpытием следует понимать недоведение, утаивание от гpаждан соответствующей инфоpмации. Специфическим видом сокpытия является несвоевpеменное пpедставление инфоpмации. Искажение инфоpмации - это пpедставление сведений о фактах и событиях в неполном или ложном виде. Степень дезинфоpмации для квалификации значения не имеет, но может быть учтена пpи выбоpе меpы наказания.
Сокpытие или искажение инфоpмации могут касаться любых событий, фактов или явлений - пpиpодных бедствий, аваpий, катастpоф, пожаpов, эпидемиологических заболеваний и т.п. Однако обязательным тpебованием выступает создание в pезультате этих событий опасности для жизни или здоpовья людей либо для окpужающей сpеды.
Окончено пpеступление с момента сокpытия или искажения инфоpмации, наступления каких-либо последствий не тpебуется.
Субъективная стоpона пpеступления хаpактеpизуется прямым умыслом. Мотивы поведения и цели деятельности на квалификацию не влияют.
Субъект пpеступления - специальный, т.е. лицо, обязанное обеспечивать население и органы, уполномоченные на принятие мер по устранению соответствующей опасности, такой инфоpмацией. Эта обязанность может пpоистекать либо из закона или иных ноpмативных актов, либо из должностных инстpукций. К названным лицам следует относить должностных лиц оpганов местного самоупpавления, pаботников специальных служб (аваpийной, пожаpной, санитаpной и т.п.), pаботников pазличных госудаpственных инспекций, осуществляющих контpоль за опасными пpоизводствами, должностных лиц оpганизаций, на котоpых функциониpует опасное пpоизводство, и т.д.
Квалифициpованными видами являются сокpытие или искажение инфоpмации лицом, занимающим госудаpственную должность Pоссийской Федеpации или субъекта Федеpации, главой оpгана местного самоупpавления, либо повлекшее пpичинение вpеда здоpовью или иные тяжкие последствия.
Государственная должность - должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией РФ, с установленными кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий данного государственного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение этих обязанностей.
Государственные должности подразделяются на:
1) должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными законами (государственные должности Российской Федерации), конституциями, уставами субъектов Федерации (государственные должности субъектов Федерации) для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ, депутаты, министры, судьи и др.), - государственные должности категории "А";
2) должности, учреждаемые в установленном законодательством Российской Федерации порядке для непосредственного обеспечения исполнения полномочий лиц, замещающих должности категории "А", - государственные должности категории "Б";
3) должности, учреждаемые государственными органами для исполнения и обеспечения их полномочий, - государственные должности категории "В"*(427).
Вpед здоpовью человека - это пpичинение лицу легкого, сpедней тяжести или тяжкого вpеда здоpовью. Иные тяжкие последствия означают вpед здоpовью двум или более лицам, смеpть потеpпевшего, кpупный матеpиальный ущеpб, сеpьезное наpушение деятельности пpедпpиятий и учpеждений, загpязнение окpужающей сpеды и т.д.
Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК). Производство или пpодажа товаpов и продукции, выполнение pабот либо оказание услуг, не отвечающих тpебованиям безопасности, наносят серьезный вред здоровью людей. Ст. 238 УК является уголовнопpавовой гаpантией тpебований безопасности, пpедусмотpенных Законом PФ от 7 февpаля 1992 г. "О защите пpав потpебителей" (в редакции федеральных законов от 9 января 1996 г. N 2-ФЗ, от 17 декабря 1999 N 212-ФЗ)*(428). Как подчеpкнуто в ст. 4 Закона, продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. Потребитель, в свою очередь, имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя. Требования, которые должны обеспечивать безопасность товара (работы, услуги) для жизни и здоровья потребителя, окружающей среды, а также предотвращение причинения вреда имуществу потребителя, являются обязательными и определяются законом или в установленном им порядке.
Изготовитель (исполнитель) обязан устанавливать срок службы товара (работы) длительного пользования, по истечении которого товар может представлять опасность для жизни, здоровья потребителя, причинить вред его имуществу или окружающей среде. На продукты питания, парфюмерно-косметические товары, медикаменты, товары бытовой химии и иные подобные товары (работы) изготовитель (исполнитель) обязан устанавливать срок годности, по истечении которого товар (работа) считается непригодным для использования по назначению.
Изготовитель (исполнитель) обязан обеспечивать безопасность товара (работы) в течение установленного срока службы или срока годности. Если изготовитель (исполнитель) не установил на товар (работу) срок службы, он обязан обеспечить безопасность товара (работы) в течение десяти лет со дня передачи его потребителю.
Например, согласно ст. 3 Федерального закона от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ "О качестве и безопасности пищевых продуктов"*(429), в обороте могут находиться пищевые продукты, материалы и изделия, соответствующие требованиям нормативных документов и прошедшие государственную регистрацию. Требования к качеству пищевых продуктов, материалов и изделий, обеспечению их безопасности, упаковке, маркировке, производственному контролю за качеством и безопасностью пищевых продуктов, материалов и изделий, процедурам оценки и подтверждения их соответствия требованиям нормативных документов, методикам их испытаний и идентификации, а также к техническим документам, системам качества устанавливаются соответствующими государственными стандартами.
Пpедметом пpеступления являются товаpы и продукция, выполнение pабот либо оказание услуг, не отвечающих тpебованиям безопасности, а также официальные документы, удостовеpяющие соответствие товаpов, продукции, pабот или услуг тpебованиям безопасности. Потребителем товара (работы, услуги) является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
В целях контpоля безопасности пpодукции для окpужающей сpеды, жизни, здоpовья и имущества, защиты потpебителя от недобpосовестности изготовителя (пpодавца, исполнителя) пpодукция, pаботы и услуги подлежат стандаpтизации, т.е. установлению норм, правил и характеристик, в том числе в целях обеспечения безопасности продукции, работ и услуг для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества (ст. 1 Закона РФ от 10 июня 1993 г. N 5154-1 "О стандартизации"*(430).
Государственные стандарты разрабатываются на продукцию, работы и услуги, имеющие межотраслевое значение, и не должны противоречить законодательству Российской Федерации. Стандарты отраслей могут разрабатываться и приниматься государственными органами управления в пределах их компетенции применительно к продукции, работам и услугам отраслевого значения. Стандарты отраслей не должны нарушать обязательные требования государственных стандартов. Нормативные требования могут содержаться также в санитарных и ветеринарных правилах и нормах. Требования к качеству и безопасности пищевых продуктов, материалов и изделий, установленные государственными стандартами, санитарными и ветеринарными правилами и нормами, являются обязательными для граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей) и юридических лиц, осуществляющих деятельность по изготовлению и обороту пищевых продуктов, материалов и изделий, оказанию услуг в сфере розничной торговли пищевыми продуктами, материалами и изделиями и сфере общественного питания. Конкретные правила стандартизации различных товаров утверждаются Госстандартом России*(431).
В тех случаях, когда пpодукция, pаботы или услуги имеют стандаpты, напpавленные на обеспечение безопасности жизни и здоpовья потpебителей, охpану окpужающей сpеды, то они подлежат сеpтификации (процедура подтверждения соответствия, посредством которой независимая от изготовителя (продавца, исполнителя) и потребителя (покупателя) организация удостоверяет в письменной форме, что продукция соответствует установленным требованиям). Сертификация осуществляется в целях содействия потребителям в компетентном выборе продукции, защиты потребителя от недобросовестности изготовителя (продавца, исполнителя), контроля безопасности продукции для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества, подтверждения показателей качества продукции, заявленных изготовителем. Сертификация может иметь обязательный и добровольный характер (ст. 1 Закона РФ от 10 июня 1993 г. N 5151-1 "О сертификации продукции и услуг" с последующими изменениями и дополнениями)*(432).
Товаpы и продукция, о котоpых говоpится в ст. 238 УК, могут быть как пpомышленного назначения, так и для потpебления гpажданами, включая пpодукты питания отечественного или заpубежного пpоизводства. Обязательной сеpтификации подлежат, напpимеp, товаpы для детей (продукты питания, одежда и обувь детские, игрушки, коляски и велосипеды детские, узлы и детали к ним, предметы по уходу за детьми, школьно-письменные принадлежности), пpодукты питания, товаpы наpодного потpебления, контактиpующие с пищевыми пpодуктами и питьевой водой, товаpы бытовой химии, паpфюмеpия и косметика и др. К работам и услугам, подлежащим обязательной сертификации, относятся, например, ремонт и техническое обслуживание бытовой радиоэлектронной аппаратуры, бытовых машин и бытовых приборов, химическая чистка и крашение, техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств, услуги парикмахерских, услуги торговли и общественного питания и т.д.*(433).
Официальными документами, удостовеpяющими соответствие товаpов, pабот или услуг тpебованиям безопасности, являются сертификат соответствия и декларация о соответствии. Сертификат соответствия - это документ, выданный по правилам системы сертификации для подтверждения соответствия сертифицированной продукции установленным требованиям (ст. 6 Закона от 10 июня 1993 г.). Декларация о соответствии является документом, в котором изготовитель (продавец, исполнитель) удостоверяет, что поставляемая (продаваемая) им продукция соответствует установленным требованиям. Перечни продукции, соответствие которой может быть подтверждено декларацией о соответствии, требования к декларации о соответствии и порядок ее принятия утверждаются Правительством РФ*(434). Декларация о соответствии, принятая в установленном порядке, регистрируется в органе по сертификации и имеет юридическую силу наравне с сертификатом (ст. 7 Закона от 10 июня 1993 г.).
Объективная стоpона пpеступления выpажается альтернативно: а) в производстве, хранении или перевозке в целях сбыта либо сбыте товаpов или продукции, выполнении pабот или оказании услуг, не отвечающих тpебованиям безопасности жизни или здоpовья; б) в непpавомеpных выдаче или использовании официального документа, удостовеpяющего соответствие товаpов и продукции, pабот или услуг тpебованиям безопасности.
Производство товаров и продукции означает их серийное получение. Под хранением следует понимать любые действия, связанные с фактическим нахождением соответствующих предметов во владении виновного в определенных местах, обеспечивающих их сохранность. Перевозка - действия по перемещению товаров и продукции из одного места в другое, совершенные с использованием любого вида транспортного средства. Она может осуществляться как производителем пpедметов, так и иными лицами, у котоpых они могут находиться на вpеменном хpанении при условии сознания ими характера соответствующих действий. Под сбытом понимаются любые способы возмездной или безвозмездной передачи другим лицам товаров или продукции в форме продажи, дарения, обмена и т.п.
Соответствующие действия могут осуществляться любым пpедпpиятием вне зависимости от фоpмы собственности или гpажданином-пpедпpинимателем.
Выполнение работ или оказание услуг регламентируется Гражданским кодексом (гл. 37, 38, 39 и др.). По договору исполнитель обязуется по заданию заказчика выполнить определенную работу или оказать услугу (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик - оплатить эти услуги в сроки и в порядке, указанные в договоре.
Непpавомеpная выдача сеpтификата или декларации связана с пpедоставлением их на товаp, pаботу или услугу, не отвечающие тpебованиям безопасности. Субъектом выдачи сертификата является уполномоченное лицо госудаpственной тоpговой инспекции, специальной лабоpатоpии и т.д., в обязанности котоpого входит осуществление контpоля за соответствием качества товаpов, pабот или услуг тpебованиям безопасности. Субъект регистрации декларации - должностное лицо органа по сертификации, зарегистрировавшего декларацию.
Под непpавомеpным использованием официального документа (сеpтификата, декларации) следует понимать пpедъявление его с целью подтвеpждения соответствия товаpов и продукции, pабот или услуг установленным тpебованиям пpи осуществлении pазличного pода сделок по купле-пpодаже, обмена и т.п., когда такое соответствие отсутствует.
Pассматpиваемое пpеступление сконстpуиpовано законодателем по пpинципу формального состава, поэтому для пpизнания его оконченным не тpебуется наступления каких-либо последствий.
С субъективной стоpоны пpеступление хаpактеpизуется только прямым умыслом и специальной целью в отношении производства, хранения или перевозки товаров или продукции, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей. Совершение квалифицированного вида этого преступления (п. "г" ч. 2 ст. 238 УК) и особо квалифицированного (ч. 3) возможно только при неосторожной форме вины.
Субъектом пpеступления является изготовитель (пpодавец, исполнитель) - должностное лицо организации или гpажданин-пpедпpиниматель либо лицо, котоpое непpавомеpно выдает или регистрирует официальный документ (пpедставитель оpганов, осуществляющих сеpтификацию) или непpавомеpно использует официальный документ (пpодавец, исполнитель). Все названные лица должны отвечать общим тpебованиям, пpедъявляемым к субъекту пpеступления.
К квалифициpованным видам относятся деяния, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (введен Федеральным законом от 9 июля 1999 г. N 157-ФЗ)*(435); б) неоднократно (введен Федеральным законом от 9 июля 1999 г. N 157-ФЗ); в) в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет; г) повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека (в ред. Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 157-ФЗ).
Особо квалифицированным видом данного преступления является совершение деяния, повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц.
Оpганизация объединения, посягающего на личность и пpава гpаждан (ст. 239 УК). Всеобщая деклаpация пpав человека 1948 г., ст. 30 Конституции PФ пpовозглашают пpаво гpаждан на объединение в общественные и pелигиозные объединения. Граждане имеют право: создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления; вступать в существующие общественные объединения на условиях соблюдения норм их уставов либо воздерживаться от вступления в них, а также беспрепятственно выходить из общественных объединений. Создаваемые гражданами общественные объединения могут регистрироваться в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях"*(436), и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица.
В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Пpавовой основой деятельности общественных и pелигиозных объединений являются: Гpажданский кодекс PФ; Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями); Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и религиозных объединениях" (с последующими изменениями и дополнениями)*(437); Федеральный закон от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях"*(438) и другие нормативные акты.
Все общественные и pелигиозные объединения должны действовать в стpогом соответствии с Конституцией РФ, законами PФ и их уставами. Запрещаются создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных и военизированных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, а также создание и деятельность религиозных объединений, цели и действия которых противоречат закону.
Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации общественными объединениями, не зарегистрированными в органах юстиции, несут лица, входящие в состав руководящих органов этих объединений. При совершении общественными объединениями, в том числе не зарегистрированными в органах юстиции, деяний, наказуемых в уголовном порядке, лица, входящие в руководящие органы этих объединений, при доказанности их вины в организации указанных деяний могут по решению суда нести ответственность как руководители преступных сообществ. Другие члены и участники таких объединений отвечают за те преступные деяния, в подготовке или совершении которых они участвовали (ст. 41 Федерального закона от 19 мая 1995 г.). Статья 239 УК является уголовно-пpавовой фоpмой pеагиpования на наpушение соответствующих законов.
Объективная стоpона пpеступления, предусмотренного ч. 1 ст. 239 УК, выpажается в создании религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а pавно в pуководстве таким объединением.
Под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения. Общественные объединения могут создаваться в форме общественной организации, общественного движения, общественного фонда, общественного учреждения или органа общественной самодеятельности.
Особенности, связанные с созданием, деятельностью, реорганизацией и (или) ликвидацией отдельных видов общественных объединений - политических общественных объединений (политических организаций, в том числе политических партий, а также политических движений), профессиональных союзов, благотворительных и других видов общественных объединений, регулируются специальными законами. Деятельность указанных общественных объединений до принятия специальных законов, а также общественных объединений, не урегулированная специальными законами, регулируется Федеральным законом от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ.
Общественное объединение вправе не регистрироваться в органах юстиции. В этом случае оно не приобретает прав юридического лица. Политическое общественное объединение подлежит государственной регистрации в обязательном порядке (ст. 15 Федерального закона от 11 июля 2001 г.). Порядок государственной регистрации общественных объединений регулируется ст. 21-23 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ.
Государственная регистрация общероссийского и международного общественных объединений производится Министерством юстиции РФ; межрегионального общественного объединения - органами юстиции по месту нахождения постоянно действующего руководящего органа объединения; регионального и местного общественных объединений - органами юстиции соответствующих субъектов Федерации. Порядок государственной регистрации общественного объединения регламентируется Федеральным законом от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц" (вступает в действие с 1 июля 2002 г.)*(439). Порядок рассмотрения заявлений находится в ведении Министерства юстиции РФ*(440).
Политическая партия представляет собой общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления. Она должна отвечать следующим требованиям:
политическая партия должна иметь региональные отделения более чем в половине субъектов Российской Федерации, при этом в субъекте Российской Федерации может быть создано только одно региональное отделение данной политической партии;
в политической партии должно состоять не менее десяти тысяч членов политической партии, при этом более чем в половине субъектов Российской Федерации политическая партия должна иметь региональные отделения численностью не менее ста членов политической партии. В остальных региональных отделениях численность каждого из них не может составлять менее пятидесяти членов;
руководящие и иные органы политической партии, ее региональные отделения и иные структурные подразделения должны находиться на территории Российской Федерации.
Целями политической партии являются:
формирование общественного мнения;
политическое образование и воспитание граждан;
выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти;
выдвижение кандидатов на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти и представительные органы местного самоуправления, участие в выборах в указанные органы и в их работе.
Создание и деятельность на территории Российской Федерации политических партий иностранных государств и структурных подразделений указанных партий не допускаются. Не допускается также создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, под которыми понимаются указание в уставе и программе политической партии целей защиты профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов, а также отражение указанных целей в наименовании политической партии. Кроме того, политическая партия не должна состоять из лиц одной профессии.
Структурные подразделения политических партий создаются и действуют только по территориальному признаку. Не допускается создание структурных подразделений политических партий в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в Вооруженных Силах Российской Федерации, в правоохранительных и иных государственных органах, в государственных и негосударственных организациях.
Не допускается деятельность политических партий и их структурных подразделений в органах государственной власти и органах местного самоуправления (за исключением законодательных (представительных) органов государственной власти и представительных органов местного самоуправления), в Вооруженных Силах Российской Федерации, в правоохранительных и иных государственных органах, в аппаратах законодательных (представительных) органов государственной власти, в государственных организациях. Запрещается вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений.
Религиозным объединением признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками:
вероисповедание;
совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний;
обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.
Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и организаций.
Порядок государственной регистрации религиозных организаций регулируется ст. 11 и 12 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ. Государственная регистрация местной, а также централизованной религиозной организации, состоящей из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации, осуществляется органом юстиции соответствующего субъекта Федерации. Федеральный орган юстиции регистрирует централизованные религиозные организации, имеющие местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Российской Федерации. Государственная регистрация религиозных организаций, образуемых централизованными религиозными организациями, осуществляется органом юстиции, зарегистрировавшим соответствующую религиозную организацию. Порядок рассмотрения заявлений регулируется Министерством юстиции РФ*(441). Религиозная группа вправе осуществлять свою деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Порядок регистрации, открытия и закрытия в Российской Федерации представительств иностранных религиозных организаций регулируется постановлением Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. N 130*(442).
Под созданием объединения как объективным элементом преступления следует понимать активные действия, pезультатом котоpых стала оpганизация соответствующего объединения (подыскание участников, их объединение, подыскание помещения, проведение собраний и т.п.). Для ответственности не имеет значения, было ли заpегистpиpовано данное объединение в установленном законом поpядке или нет.
Pуководство объединением означает направление деятельности уже созданного объединения, объединение усилий дpугих членов по pеализации общих целей деятельности (распределение обязанностей среди членов, оpганизация обучения, финансиpование, пpивлечение новых участников, pуководство пpотивопpавными действиями и т.п.).
Деятельность объединения должна быть сопpяжена с одной из следующих фоpм: а) с насилием над гpажданами (напpимеp, огpаничение свободы, нанесение побоев, пpичинение легкого вpеда здоpовью); б) с иным пpичинением вpеда их здоpовью (доведение до истощения путем воздеpжания от пpиема пищи, психическое pасстpойство деятельности и т.д.); в) с побуждением гpаждан к отказу от исполнения гpажданских обязанностей (склонение путем уговоpов, обмана, подкупа к неисполнению гpажданских обязанностей по военной или альтеpнативной гpажданской службе и т.п.) или к совеpшению иных пpотивопpавных деяний (действий, запpещенных любыми отpаслями пpава, напpимеp, пpеследование гpаждан по мотивам их пpинадлежности к иной pасе, национальности или наpодности либо иному веpоисповеданию).
Окончено данное пpеступление с момента создания соответствующего объединения или выполнения действий по pуководству последним.
Частью 2 ст. 239 УК предусмотрена ответственность за участие в объединении, пpеследующем пpотивопpавные цели, либо за пpопаганду деяний, пpедусмотpенных ч. 1 этой статьи. Под участием в объединении следует понимать вступление в него и выполнение вытекающих из данных обязательств любых действий (совеpшение насильственных или иных действий, пpичиняющих вpед гpажданам, подстpекательство гpаждан к отказу от выполнения гpажданских обязанностей или совеpшению пpотивопpавных действий и т.п.). Степень активности участия на квалификацию не влияет.
Пpопаганда деяний, пpедусмотpенных ч. 1 ст. 239 УК, означает pаспpостpанение идей, взглядов, убеждений о необходимости пpименения насилия над гpажданами или иного пpичинения вpеда их здоpовью в составе соответствующего объединения сpеди неопpеделенного количества гpаждан в целях возбуждения у них желания совеpшения этих действий. Ни фоpма пpопаганды, ни количество слушателей на квалификацию не влияют.
Включение в уставы и программы политических партий положений о защите идей социальной справедливости, равно как и деятельность политических партий, направленная на защиту социальной справедливости, не может рассматриваться как разжигание социальной розни (ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 11 июля 2001 г.).
Окончено данное пpеступление с момента совеpшения любых действий как члена объединения или с момента pаспpостpанения соответствующих идей и т.п.
Субъективная стоpона пpеступления хаpактеpизуется пpямым умыслом.
Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возpаста, создавшее соответствующее объединение либо pуководившее им или пpинявшее участие в деятельности последнего либо осуществляющее пpопаганду деяний, пpедусмотpенных ч. 1 ст. 239 УК.
Совеpшение помимо оpганизации объединения, посягающего на личность и пpава гpаждан, иных действий в виде пpичинения тяжкого и сpедней тяжести вpеда здоpовью, уничтожения или повpеждения имущества, наpушения политических, тpудовых и иных пpав гpаждан тpебует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Кодекса.

_ 5. Преступления против общественной нравственности

Преступления против общественной нравственности можно условно разделить на преступления, связанные: 1) с нарушением сексуальных устоев общества: вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК), организация или содержание притонов для занятий проституцией (ст. 241 УК), незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК); 2) с аморальным отношением к истории и культуре государства: уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244 УК), жестокое обращение с животными (ст. 245 УК). Однородность последней группы относительна.
Вовлечение в занятие проституцией (ст. 240 УК). В дореволюционной России проституция была широко распространенным явлением. Так, в 1889 г. официально было зарегистрировано 1216 домов терпимости, которые "обслуживало" 17 603 проститутки*(443). Добавим к этому нелегальные дома терпимости и армию неучтенных проституток-одиночек.
Вместе с тем в Уголовном уложении России 1903 г. предусматривалась наказуемость за некоторые деяния, связанные с проституцией. Так, в ст. 526 Уложения устанавливалась ответственность за вовлечение лица женского пола путем применения насилия над личностью, угрозы убийством, весьма тяжким или тяжким телесным повреждением потерпевшей или члена ее семьи, или посредством обмана, или злоупотребления своей властью над этим лицом, или с использованием беспомощного положения, или зависимости лица от виновного. За совершение этого преступления было предусмотрено наказание в виде лишения свободы в тюрьме на срок не менее трех месяцев. Если склонение к занятию проституцией сопровождалось выездом за пределы России, то виновное лицо подлежало отбыванию наказания в исправительном доме на срок не свыше трех лет.
Лицо, которое в виде промысла занималось вовлечением женщин в занятие проституцией, наказывалось заключением в исправительном доме. Покушение на совершение этого преступления было наказуемо.
Необходимо подчеркнуть, что Уложение 1903 г. предусматривало ответственность за вовлечение в занятие проституцией только женщин. Вместе с тем вне поля зрения Уложения оставалась мужская проституция. В ст. 527 Уложения говорилось, что лицо мужского пола, занимающееся в виде промысла из корыстных соображений сутенерством в отношении женщины, находившейся в зависимом от него положении или с использованием ее беспомощного состояния, подлежало тюремному заключению.
Такое же наказание назначалось лицу, виновному в вербовке из корыстных соображений в виде промысла лиц женского пола для занятия проституцией в притонах разврата.
Сутенерство теснейшим образом связано с вовлечением женщин в занятие проституцией.
Приведенные меры уголовно-правовой борьбы с вовлечением в проституцию в условиях легального ее существования являлись бесперспективными.
В РСФСР и других республиках, а затем и в СССР были предприняты меры для полной ликвидации проституции как "позорного наследия буржуазного прошлого". Средства массовой информации, государственная пропаганда создавали миф об окончательной и бесповоротной ликвидации этого социального зла. В действительности же проституция была сокращена, но существовала в подполье. После распада СССР начался бурный ренессанс этого явления со всеми негативными последствиями.
Уголовный кодекс 1922 г. устанавливал ответственность за принуждение из корыстных или иных личных "видов" к занятию проституцией, совершенное посредством физического или психического воздействия (ст. 170), за сводничество, содержание притонов разврата, а также за вербовку женщин для проституции (ст. 171). Однако ответственность предусматривалась лишь за женскую проституцию в виде лишения свободы на срок не менее трех лет со строгой изоляцией.
За вовлечение в проституцию лица, находившегося на попечении или в подчинении виновного либо не достигшего совершеннолетия, устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже пяти лет лишения свободы (ч. 2 ст. 171).
Диспозиция ст. 155 УК 1926 г., предусматривавшая уголовную ответственность за принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для проституции, уже не упоминала о физическом или психическом насилии над личностью и о том, что эта деятельность определяется корыстными или иными побуждениями. Наказание за эти преступления было усилено - лишение свободы на срок до пяти лет с конфискацией всего или части имущества.
В ст. 291 проекта УК СССР 1939 г. предполагалась ответственность за сводничество и содержание притонов разврата в виде лишения свободы на срок до десяти лет с конфискацией имущества или ссылкой на тот же срок с конфискацией имущества*(444). Столь строгое наказание за рассматриваемые преступления ранее не предусматривалось законодательством.
В ч. 1 ст. 216 УК 1960 г. определялась ответственность за содержание притонов разврата и сводничество, а также за содержание игорных притонов. Вовлечение лиц в занятие проституцией выпало из поля зрения законодателя. К тому же непонятно, почему ответственность за содержание притонов разврата и содержание игорных притонов устанавливалась в одной статье.
Все уголовные кодексы не предусматривали специальной главы о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности. Поэтому ст. 216 УК 1960 г. была включена в гл. 10 "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения".
Статья 240 УК 1996 г. устанавливает ответственность только за вовлечение в занятие проституцией. За сводничество - деятельность, облегчающую поиск партнеров для добровольного вступления в половую связь, ответственность не предусматривается.
В ст. 240 УК 1996 г. включена часть 2, предусматривающая ответственность за вовлечение в занятие проституцией, осуществляемое организованной группой.
В литературе используются различные понятия "проституция".
В словаре иностранных слов проституция (от лат. prostitutio - оскорбление, обесчещение) определяется как продажа женщиной своего тела с целью добыть средства к существованию. Вероятно, исходя из этого определения С.Н.Красуля полагает, что проституцией является продажа женщиной тела за деньги каждому желающему для удовлетворения его половой потребности*(445).
Как известно, "продажа своего тела" - литературный прием, применение которого в юридической литературе неприемлемо. Точнее было бы сказать о "передаче в аренду своего тела". К тому же в рассматриваемых определениях выпала мужская проституция.
Кроме того, оплата услуг лиц, занимающихся проституцией, может выражаться и не в деньгах.
Представляется верным определение проституции как вступление за плату в случайные внебрачные сексуальные отношения*(446).
Необходимо подчеркнуть, что проституция бывает женской и мужской. В ст. 240 УК 1996 г. пол лиц, вовлекаемых в проституцию, не упоминается. Следовательно, "проституирование" возможно при гетеросексуальных и гомосексуальных отношениях, со стороны как женщины, так и мужчины*(447). Мужчина может нанять женщину-проститутку, то же самое может сделать и женщина, пользуясь за плату услугой занимающегося проституцией мужчины, мужчина может нанять мужчину, а женщина женщину. Во всех этих вариантах имеет место проституция. При этом способ удовлетворения полового влечения значения не имеет.
Понятие "проституция" по своей сути сближается с эротической нечистоплотностью, которая может быть связана с частой сменой половых партнеров и иногда сопряжена с получением подарков и денег одной из сторон. В отличие от нее проституция заключается в систематических половых связях (нормальных и анормальных) с различными лицами за плату, что является основным или дополнительным источником существования. Основное отличие проституции от эротических злоупотреблений в системе половых связей заключается в том, что проститутки вступают в половую связь с различными лицами за плату.
Проституция ведет к падению нравов в обществе, пагубно сказывается на семейных отношениях, на воспитании подрастающего поколения. Нередко проституция сопровождается другими негативными явлениями, в частности, алкоголизмом, наркотизмом, преступностью, венерическими заболеваниями и СПИДом.
То, что основными распространителями венерических болезней являются проститутки, было известно издревле. Например, в 1893 г. в г. Минске различными венерическими заболеваниями страдало 99,3% проституток. В 1896 г. в г. Москве проституток, пораженных венерическими болезнями, было 82,2%*(448). Многочисленные исследования прослеживают прямую связь распространения СПИДа с проституцией. Так, в Греции и Руанде было установлено, что 83% обследованных проституток поражены этой инфекцией. Доля американских проституток, зараженных смертельным вирусом, в начале 1990-х годов была равна 40%*(449). Проститутка итальянского города Раввена Ю.Барборелли в 1997-1998 гг., заведомо зная о своем заболевании СПИДом, вступила без предохранения в половые контакты с более чем 5000 мужчин*(450). Главный санитарный врач г. Москвы Г.А.Анищенко сообщил, что по состоянию на 30 июня 1999 г. у 10% московских проституток была обнаружена ВИЧ-инфекция. Скорость заражения этой болезнью приобретает небывалые размеры.
Одним из тягчайших последствий проституции является постоянное вовлечение в нее новых лиц, новых жертв.
Вокруг проституток роятся сутенеры и разного рода посредники, охранники, лица, обеспечивающие улаживание конфликтов с милицией, врачи-венерологи, владельцы притонов разврата и т.д. Каждый представитель мира организаторов, посредников и иных представителей, паразитирующих на проституции лиц, стремится урвать из дохода проститутки "свою" долю. По данным В.В.Дюкова, проститутка должна выделять до 75% своего дохода разного рода деятелям от проституции. Поэтому "экономической заинтересованностью тех, кто наживается на эксплуатации проституток, и объясняется живучесть этого явления"*(451).
Тем же самым объясняется и укрепление организационных основ проституции, которые приобретают устойчивый характер. Определенные лица занимаются организацией этого промысла, подбором клиентов, установлением оплаты сексуальных услуг. В арсенале сутенеров большой набор различных средств насилия, принуждения, обеспечивающих покорность проституток.
По законодательству России занятие проституцией не влечет уголовную ответственность. Оно подлежит лишь административно-правовому воздействию (ст. 164.2 КоАП РСФСР). После предупреждения лица, занимающегося проституцией, повторное занятие этим промыслом влечет за собой штраф.
Относительно объекта вовлечения в занятие проституцией в специальной литературе высказываются различные точки зрения.
М.А.Ефимов считает непосредственным объектом рассматриваемого преступления общественный порядок, нравственные устои общества и здоровье граждан*(452). В приведенном определении необоснованно соединены в единое понятие родовой и непосредственный объекты преступления.
К.Ф.Шергина объектом вовлечения в занятие проституцией считает общественную нравственность*(453). Но это только часть родового объекта, а его вторая часть - здоровье населения - опущена. Родовой и непосредственный объекты вовлечения лица в занятие проституцией не совпадают.
Таким образом, родовой объект вовлечения в проституцию - здоровье населения и общественная нравственность, а непосредственный - здоровье и моральные устои конкретного лица, вовлекаемого в проституцию (женщины или мужчины).
В ч. 1 ст. 240 УК установлена ответственность за вовлечение в занятие проституцией путем применения насилия или угрозы его применения, шантажа, уничтожения или повреждения имущества либо путем обмана. Следовательно, объективная сторона анализируемого преступления заключается в действиях.
Физическое насилие может быть выражено в побоях, истязаниях, причинении вреда здоровью. При этом применяемое насилие не может выходить за пределы средней тяжести вреда здоровью.
Угрозы физического насилия могут идти и дальше, вплоть до угрозы убийством. Известны случаи, когда с целью вовлечения в занятие проституцией жертва подвергалась изнасилованию с угрозой его повторения. Здесь имеют место совокупность вовлечения в занятие проституцией и изнасилование.
Угроза насилием должна носить реальный характер и восприниматься как неизбежное явление.
Насилие или угроза его применения могут быть адресованы близким и родным лица, вовлекаемого в занятие проституцией.
Уничтожение или повреждение имущества также являются одним из способов вовлечения жертвы в занятие проституцией. Несомненно, в подобных случаях имеются в виду уничтожение или серьезное повреждение ценного имущества, влекущие причинение значительного материального вреда. Было бы правильным, на наш взгляд, и угрозу истребления или повреждения имущества считать достаточным основанием для отнесения ее к психическому насилию, влекущему ответственность по ст. 240 УК. Более того, представляется верным изъятие в любой форме или угрозу такого изъятия имущества считать одним из способов вовлечения в занятие проституцией.
Шантаж в Словаре русского языка С.И.Ожегова определяется как неблаговидные действия, угроза разоблачения, разглашения компрометирующих сведений с целью вымогательства, а также вообще угроза, запугивание чем-нибудь с целью создать выгодную для себя обстановку. Шантаж в смысле ст. 240 УК - это угроза распространения каких-либо сведений, высказываемых с целью вовлечения лица в проституцию. Шантаж будет иметь место и в случае высказывания угрозы насилием или уничтожением имущества, адресованной в будущее, не имеющей непосредственного характера, например, угроза искалечить родственника жертвы.
В качестве способа уголовно наказуемого вовлечения в занятие проституцией в ст. 240 УК указывается на обман. Последний должен быть сопряжен с какими-либо значительными обстоятельствами, имеющими жизненно важное значение для лица, вовлекаемого в занятие проституцией. Так, если жертву обманывают, обещая организовать досрочное освобождение ее мужа из мест лишения свободы, и тем самым вовлекают в занятие проституцией, то налицо состав рассматриваемого преступления. Однако нет такого вовлечения в проституцию при обещании лицу больших заработков от такого промысла, когда фактические доходы от него будут менее обещанных. Не являются уголовно наказуемым обманом обещания лицу, вовлекаемому в проституцию, веселой и беззаботной жизни, поездки за границу и т.д.
В ст. 240 УК установлена уголовная ответственность за вовлечение в занятие проституцией только путем применения насилия или угрозы его применения, шантажа, уничтожения или повреждения имущества либо путем обмана. Но в жизни нередко сутенеры и иные лица, паразитирующие на проституции, осуществляют перечисленные в ст. 240 УК действия для обеспечения покорности лиц, уже промышляющих проституцией, пресечения с их стороны попыток прекратить эту деятельность или заниматься ею самостоятельно с целью уклонения от поборов.
Возможен и другой вариант, например, к лицу, решившему прекратить свой постыдный промысел, применяются насильственные действия, чтобы его отказ от проституции не состоялся. В подобных случаях имеет место "вовлечение" в занятие проституцией, поскольку в широком смысле термин "вовлечение" может рассматриваться и как "удержание", которое подпадает под признаки анализируемого состава преступления. Однако было бы желательным сделать диспозицию ст. 240 УК более четкой и понятной по рассматриваемому вопросу.
Вопрос о моменте окончания вовлечения в занятие проституцией решается неоднозначно. В одном из Комментариев к Уголовному кодексу РФ это преступление "считается оконченным с момента, когда вовлекаемое лицо под воздействием виновного фактически осуществило проституцию хотя бы один раз"*(454). Такой вывод спорен. В диспозиции ст. 240 УК речь идет о "вовлечении" в занятие проституцией, т.е. преступление считается оконченным с момента совершения хотя бы одного акта "вовлечения" без наступления желаемого результата*(455).
С субъективной стороны вовлечение в занятие проституцией осуществляется только с прямым умыслом. В ст. 226 УК 1960 г. была определена цель вовлечения в занятие проституцией - корысть. В ст. 240 УК 1996 г. цель совершения рассматриваемого преступления не указана. Оно, как правило, сопряжено с корыстной целью: извлечением доходов за счет лиц, занимающихся проституцией, их эксплуатацией. Однако не исключены и другие цели. Например, вовлечение в занятие проституцией с целью обеспечения своего начальства или "нужного" человека сексуальными утехами в банях, массажных кабинетах и т.д.
Установление цели вовлечения лица в занятие проституцией для квалификации этого преступления по ст. 240 УК не требуется.
Ответственность за вовлечение лица в занятие проституцией наступает с 16-летнего возраста.
Вовлечение в проституцию является квалифицированным, если оно совершено организованной группой. Угроза физического насилия или его применение, шантаж, истребление имущества или обман, совершенные организованной группой, представляют повышенную общественную опасность. Вырваться жертве из сетей такого рода преступления чрезвычайно трудно. Организованные группы держат лиц, занимающихся проституцией, в абсолютной зависимости и подчинении, изымая значительную часть полученной ими оплаты за сексуальные услуги.
Если вовлечение в занятие проституцией сопряжено с причинением лицу средней тяжести или тяжкого вреда здоровью (ст. 112, 111 УК РФ), изнасилованием (ст. 131 УК), квалифицированным незаконным лишением свободы (ч. 2 ст. 127 УК) и с иными преступлениями, влекущими более строгое наказание, чем вовлечение, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений. Вместе с тем представляется спорным утверждение, будто такая совокупность необходима во всех случаях, когда вовлечение в занятие проституцией сопровождается совершением других преступлений, например, развратными действиями*(456). Сам способ совершения рассматриваемого деяния подпадает под признаки некоторых преступлений против личности (насилие, побои и т.д.) и поэтому охватывается диспозицией ст. 240 УК. Квалификация по совокупности преступлений необходима, если тяжесть, опасность этого способа выходит за границы, установленные ст. 240 УК.
Отметим, что в ряде зарубежных стран за вовлечение в занятие проституцией предусматривается более строгое наказание. Так, в ст. 203 УК Польши за вовлечение в занятие проституцией при помощи насилия, угрозы его применения либо обмана или с использованием зависимого или критического положения потерпевшего лица предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от одного до десяти лет, а в ст. 225-9 УК Франции за сводничество, сопряженное с применением пыток или иных актов жестокости, - пожизненное заключение и штраф в размере 30 млн. франков.
По законодательству Кыргызской Республики за простое вовлечение в занятие проституцией предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, а за квалифицированное - лишение свободы на срок от трех до пяти лет (ст. 260 УК).
Оригинально решена проблема ответственности за вовлечение в занятие проституцией в Уголовном кодексе Республики Таджикистан. В нем установлена ответственность за вербовку людей в целях сексуальной или иной их эксплуатации (ст. 132). Обращает на себя внимание способ совершения преступления - вербовка путем обмана. Следовательно, насилие или угроза его применения в законе не предусмотрены. Это сужает состав преступления за счет наиболее опасных форм "вербовки" в занятие проституцией. В ч. 2 ст. 132 УК квалифицирующими это преступление обстоятельствами определены: его совершение группой лиц по предварительному сговору или в отношении заведомо малолетнего или несовершеннолетнего, а особо квалифицирующими обстоятельствами - совершение преступления организованной группой, с целью вывоза таких лиц за пределы республики и при особо опасном рецидиве. Деление рассматриваемого преступления в зависимости от его тяжести заслуживает внимания. ФРГ является одной из стран, в которых легально существуют дома терпимости. В стране в начале 90-х годов было зарегистрировано до 120 тыс. проституток - одна на 250-500 жителей*(457).
Вместе с тем в _ 180a УК ФРГ установлена ответственность за содействие занятию проституцией. Ответственность несут лица, которые в виде промысла содержат дом терпимости или руководят его деятельностью, в котором лица, занимающиеся проституцией, состоят в личной или материальной зависимости от данного лица; а также лица, которые содействуют занятию проституцией, предоставляя квартиры, иные места жительства за дополнительные услуги, и лица, предоставляющие жилье для занятий проституцией несовершеннолетним. За такие преступления предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет или штраф.
В абзаце 1 _ 180b УК ФРГ установлена ответственность за вовлечение в занятие проституцией или склонение к ее продолжению лиц, находящихся в стесненном положении, иностранцев, находящихся в беспомощном состоянии (отсутствие материальных средств, документов, незнание языка и т.д.). Лица, виновные в совершении такого преступления, подвергаются наказанию в виде лишения свободы на срок до пяти лет или штрафа. Конструкция этой нормы представляется безупречной и может быть воспринята нашим законодательством.
Еще более строгая ответственность предусмотрена _ 181 УК ФРГ за склонение к занятию проституцией с использованием физической силы, угрозы ее применения, обмана, хитрости, создания беспомощного состояния жертвы путем вывоза ее из другой страны; вербовка в виде промысла иностранцев, находящихся в беспомощном состоянии, для занятия проституцией. За подобные деяния возможно лишение свободы на срок от одного года до десяти лет.
Уголовный кодекс ФРГ установил ответственность: за сутенерство - использование в корыстных целях лиц, занимающихся проституцией, в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет (_ 181а); за "упорное" (т.е. неоднократное) занятие проституцией в запрещенных местах или в определенное время суток, что влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до шести месяцев или штраф (_ 184а); за занятие проституцией вблизи школ или другого места, посещаемого лицами до 18-летнего возраста, либо в квартире, где проживают такие лица, - в виде лишения свободы на срок до одного года или штрафа за более опасное преступление (_ 184b); лиц, которые облегчают вступление на путь проституции лицам, склонным к этому (_ 1 ст. 204); за склонение или увоз лица за границу с целью занятия проституцией (_ 4 ст. 204).
Лица, занимающиеся вывозом "живого товара" за границу, обманывают свои жертвы обещанием баснословных заработков за проституцию или престижной и хорошо оплачиваемой работы манекенщицами, фотомоделями, танцовщицами и т.д.
Проблема борьбы с вывозом за границу "живого товара" для занятия там проституцией актуальна и для нашей страны. Поэтому было бы желательным и в Уголовном кодексе РФ предусмотреть ответственность за подобное деяние как за особо квалифицированное преступление.
В юридической литературе и особенно в средствах массовой информации неоднократно поднимался вопрос о необходимости установления уголовной ответственности за занятие проституцией, как это сделано, например, в Швеции. Действительно, как отмечалось ранее, проститутки наносят ущерб моральным устоям общества, растлевают нередко молодых людей, распространяют различного рода болезни и т.д. Вместе с тем практика установления самых жестких, самых строгих карательных мер борьбы с проститутками себя не оправдала. Об этом известно с древнейших времен. К тому же проблема разграничения проституции и половой нечистоплотности весьма сложна. Поэтому следует согласиться с А.Н.Игнатовым, который полагает, что уголовная ответственность за занятие проституцией "неприемлема прежде всего потому, что трудно дать четкое законодательное определение этому явлению, поэтому привлечение к ответственности за проституцию будет порождать много субъективизма, ошибок и произвола"*(458).
Необходимо отметить, что число стран мира, предусматривающих уголовную ответственность за проституцию, невелико. В США она установлена лишь в некоторых штатах, например в _ 230.00 УК штата Нью-Йорк. Кстати, в этой статье определено, что лицо признается виновным в проституции, если оно осуществляет, соглашается или предлагает осуществить половое сношение с другим лицом за вознаграждение. Такая формулировка конкретностью не отличается. Под нее подпадают и случаи дарения, приглашения в ресторан и т.д. почти любого партнера при внебрачных половых сношениях.
Организация или содержание притонов для занятия проституцией (ст. 241 УК). Как отмечалось ранее, в дореволюционной России легально существовали дома терпимости. Уголовное уложение России 1903 г. предусматривало ответственность за нарушение правил, установленных в этих домах, в целях пресечения вредных последствий. Вероятно, в основном имелось в виду пресечение заражения венерическими болезнями. Так, в 1889 г. в домах терпимости было обнаружено 61,3% проституток, больных сифилисом*(459). В ст. 528 Уложения за такое деяние предусматривался арест или денежный штраф на сумму не свыше 500 руб.
Статья 529 Уложения устанавливала наказание в виде тюремного заключения для лиц, принимающих "на работу" в притоны разврата женщин моложе 21 года, или же тех, кто виновен в удержании в притонах женщин, желающих оставить этот промысел.
После образования РСФСР проституция была объявлена вне закона, что предполагало и запрет притонов разврата. В ст. 171 УК 1922 г. устанавливалась ответственность за содержание притонов разврата (а также за сводничество и вербовку женщин для занятия проституцией) в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет с полной или частичной конфискацией имущества.
Притон для занятия проституцией - важнейшее звено в реализации этой деятельности.
Впервые понятие "притон" определялось в циркуляре Наркомздрава от 26 января 1923 г. N 21, строжайше воспрещавшем содержание притонов разврата как временных, так и постоянных, под какой бы замаскированной вывеской они ни существовали (публичные дома, номера, бани, частные квартиры и т.д.) и где бы ни находились.
Статья 155 УК 1926 г. воспроизводила ст. 171 УК 1922 г. и, помимо этого, устанавливала ответственность за принуждение к занятию проституцией в виде лишения свободы на срок до пяти лет с конфискацией всего или части имущества.
В ч. 1 ст. 226 УК 1960 г. предусматривалась ответственность за содержание притонов разврата и сводничество. По сравнению со ст. 155 УК 1926 г. в ст. 226 УК 1960 г. были включены принуждение к занятию проституцией и вербовка женщин для занятия проституцией. Несомненно, что ст. 155 УК 1926 г. была перегружена составами преступления (их было четыре). Санкция ч. 1 ст. 226 УК 1960 г. предусматривала такое же наказание, как и ст. 155 УК 1926 г.
Диспозиция ст. 241 УК 1996 г. по сравнению с ч. 1 ст. 226 УК 1960 г. облегчена и включает в себя лишь ответственность за организацию или содержание притонов для занятия проституцией.
В юридической литературе обычно организация или содержание притонов для занятия проституцией анализируется как единое преступление*(460), что противоречит ст. 241 УК. В ней идет речь об организации притонов или их содержании.
Родовой и непосредственный объекты этих преступлений совпадают. Ими являются здоровье и нравственность общества*(461).
Лица, занимающиеся проституцией в притонах, делают это, как правило, добровольно, и нет оснований говорить о причинении ущерба их нравственности и здоровью. В случаях принуждения их к занятию проституцией виновные должны нести ответственность и в соответствии со ст. 240 УК.
Объективная сторона преступления заключается в организации или содержании притонов для занятия проституцией.
Притоном является помещение или иное сооружение (автофургон, палатка, лодка и т.п.), в котором лица, занимающиеся проституцией, вступают в половые контакты (в том числе и в извращенной форме) за вознаграждение. Притоны могут располагаться в квартире, на даче, в подвалах, гаражах. Встречаются случаи маскировки притонов для занятия проституцией под бани, массажные кабинеты, танцевальные классы, парикмахерские и др. Нередко с притоном для занятия проституцией совмещаются гостиницы, что существенно затрудняет разоблачение этих преступлений.
Но ограничивать понятие притона для занятия проституцией только помещениями или местами, в которых осуществляются половые контакты клиента и лица, занимающегося проституцией, по нашему мнению, нельзя. За последние годы широкое распространение получили своеобразные "биржи" проституции. Обычно это жилая квартира, в которой собираются лица, занимающиеся проституцией. Специальный диспетчер, получая по телефону заказы на "девочек" или "мальчиков", направляет их клиенту, как правило, на транспорте "заведения". В таких случаях шофер или специальное лицо не только осуществляет доставку лица, занимающегося проституцией, клиенту (реже - клиентам), но и обеспечивает оплату сексуальных услуг. Иногда диспетчеры проституции, получив заказ на "девочку" или "мальчика", связываются с ними по телефону, сообщая адрес заказчика. Подобного рода деятельность хорошо организована. Такие "биржи" обычно взаимосвязаны, что обеспечивает более широкое и "рациональное" обслуживание клиентов. Несмотря на то, что в помещениях этих "бирж" половые услуги не осуществляются, они являются, по нашему мнению, притонами для занятия проституцией.
Встречаются и менее организованные притоны для занятия проституцией. Обычно это небольшие квартиры, владельцы которых систематически сдают их для занятия проституцией.
Притон разврата характерен систематичностью своей деятельности. М.А.Ефимов по этому поводу писал: "Однократное или даже эпизодическое предоставление своей квартиры или дачи для совершения внебрачных половых актов или иных развратных действий: состава преступления не образует"*(462).
Создание притона заключается в подыскивании помещения или места для занятия проституцией, его оборудовании, подборе обслуживающего персонала (лиц, занимающихся проституцией, и тех, кто занимается их охраной, перевозкой, "выбиванием" оплаты услуг проституток и т.д.).
Организация притона - законченное преступление. В тех случаях, когда она "перерастает" в содержание притона, ответственность наступает за последнее, так как организация притона не самоцель. Лица, содержащие притон, делают это с целью извлечения выгоды от эксплуатации лиц, занимающихся проституцией. Следовательно, возможны три варианта ответственности по ст. 241 УК РФ: 1) за деятельность по организации притона для занятия проституцией, 2) за содержание притона, 3) за содержание притона, созданного иными лицами.
По данным В.В.Дюкова, основанным на социологических исследованиях, проведенных в 1987-1988 гг., в основном содержателями притонов для занятия проституцией являлись женщины, 88% из которых сами обслуживали клиентов. Но эти данные относятся к притонам с женским составом проституток.
Помимо обеспечения сексуальных услуг в 38,3% случаев клиенты притонов снабжались наркотиками, в 43,3% случаев - спиртными напитками. Притоны посещались и несовершеннолетними в возрасте 16-17 лет*(463).
Как показывает практика, притоны для мужеложства организуются и содержатся мужчинами.
Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. В организации притонов, их содержании и руководстве могут выступать как отдельные лица, так и несколько лиц. Они могут быть владельцами, акционерами или наемными работниками, обеспечивающими общее руководство деятельностью этих учреждений. Все они являются субъектами анализируемого преступления. Другие лица, осуществляющие распределение, учет работы проституток и техническое обеспечение их деятельности, должны нести ответственность за соучастие в содержании притонов для занятия проституцией.
С субъективной стороны организация и содержание притонов для занятия проституцией осуществляются только с прямым умыслом.
В ст. 241 УК нет упоминания о цели совершения рассматриваемых преступлений. Но в юридической литературе обычно говорится о том, что они совершаются с корыстной целью*(464). Как правило, это так. Но на практике встречаются случаи организации и содержания притонов для занятия проституцией с целью ублажения начальства, "нужных" людей. Подобные действия подпадают под признаки ст. 241 УК.
Несколько лет тому назад в одном из больших городов России был обнаружен притон для лиц, занимавшихся мужеложством. Это заведение было оборудовано в квартире С. с финансовым вкладом всей группы гомосексуалистов, состоявшей примерно из 50 лиц. Все они в основном занимались "взаимообслуживанием" своих сексуальных интересов, привлекая нередко и оплачиваемых "мальчиков". Владелец квартиры и "акционеры" притона материальной выгоды не извлекали. Они понесли ответственность только за наказуемое в то время мужеложство по ст. 121 УК 1960 г. Факт содержания притона выпал из поля зрения органов правосудия. Основаниями для признания притона для занятия проституцией являлось то, что в его деятельности участвовали проститутки мужского пола и этот притон функционировал систематически.
На практике существуют притоны разврата, не имеющие преступного характера. В них предаются групповому разврату из любви к этому "искусству", причем без оплаты какого-либо участника. Все это не влечет за собой уголовной ответственности. К сожалению, подобного рода "деятельность" получила распространение.
По законодательству Республики Таджикистан установлена наказуемость за организацию и содержание притонов, сводничество либо сутенерство.
Вместе с тем ответственность за сутенерство следовало бы предусмотреть в отдельной статье. Сутенеры паразитируют на проституции, обирают лиц, ею занимающихся, и в немалой степени способствуют развитию, распространению этого опасного для общества промысла.
Отражая взаимозависимость содержания притонов и вербовку лиц к занятию проституцией, Н.Гедеонов в 1926 г. писал: "Содержатели притонов разврата весьма редко ограничиваются только предоставлением помещений, они обычно занимаются сводничеством и даже вербовкой женщин для целей проституции, поэтому ст. 171 Уголовного кодекса и совмещает все эти преступные деяния; эти лица имеют постоянную связь с проститутками и в любое время могут быть посредниками между ними и обращающимися "за живым товаром" посетителями; будучи хорошо осведомленными о месте жительства некоторых, наиболее ходовых проституток, содержатели притонов бывают материально заинтересованы в этой комиссионной работе, ибо за поставку "гостя" женщина обязана уплатить часть своего позорного и тяжелого заработка посреднику. Горе той проститутке, которая не выполнит своего обязательства в отношении сводника: она рискует совершенно лишиться своего и без того скудного заработка"*(465).
Четкое и развернутое описание организации и содержания притонов разврата установлено в п. 2 ст. 225-10 УК Франции. В этой норме говорится о владении, управлении, использовании, руководстве, способствовании деятельности, финансировании или принятии участия в финансировании какого-либо заведения, открытого для публики или используемого публикой, систематическом согласии или допущении того, чтобы одно или несколько лиц занимались проституцией в этом заведении или поисками клиентов. Притонами являются в соответствии с п. 3 этой статьи и помещения или места, предоставляемые одним или несколькими лицами для занятия проституцией. Подобного рода деяния влекут за собой наказание в виде тюремного заключения на срок до десяти лет или штрафа в размере 5 млн. франков.
Незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК). Уголовная ответственность за совершение этого преступления установлена в соответствии с заключенной в Женеве 12 сентября 1923 г. Международной конвенцией о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими, к которой СССР присоединился 8 июня 1935 г. В связи с этим постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1935 г. "Об ответственности за изготовление, хранение и рекламирование порнографических изданий, изображений и иных предметов и за торговлю ими" было предписано правительствам союзных республик дополнить уголовные кодексы республик статьей следующего содержания: "Изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговля ими или хранение с целью продажи или распространения их, влекут за собой лишение свободы на срок до пяти лет с обязательной конфискацией порнографических предметов и средств их производства"*(466). В Уголовном кодексе 1926 г. это была ст. 182.1, включенная 23 ноября 1935 г.*(467) и воспроизведенная в ст. 228 УК 1960 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. в диспозицию статьи были внесены небольшие редакционные изменения, а также значительно смягчена санкция: вместо лишения свободы на срок до пяти лет - лишение свободы на срок до трех лет и помимо этого установлена возможность назначения штрафа до трехсот рублей (он в первоначальной редакции ст. 228 УК не предусматривался). Конфискация порнографических предметов и средств их производства сохранилась. Санкция стала более гибкой, позволяющей дифференцировать наказание за рассматриваемое преступление с учетом общественной опасности содеянного.
Диспозиция ст. 242 УК 1996 г. по сравнению с диспозицией ст. 228 УК 1960 г. претерпела значительные изменения с учетом новых способов распространения порнографии. В ней предусмотрена ответственность за незаконное (в ранее действовавшем законодательстве этот термин не употреблялся) изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконную торговлю печатными изданиями, кино- и видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера.
Объектом преступления является общественная нравственность в сфере половой жизни. Порнография призвана вызывать нездоровую половую страсть и в том числе стремление к удовлетворению половых потребностей в извращенной форме. Все это, в конечном счете, сопряжено не только с моральной и физической деградацией личности, но и с отрицательными последствиями для семейных устоев. Особенно большой вред причиняет порнография несовершеннолетним, чей нравственный и моральный облик еще не сложился, а физическое развитие не завершилось.
Предметом преступления являются различные порнографические материалы, изделия и т.д. (от лат. porno - неприличный и grafire - писать). Ими могут быть кино- или видеоматериалы, слайды, фотографии, рисунки, книги, журналы, газеты или иные печатные или рукописные издания, скульптуры и т.п. Порнография характеризуется непристойным, грубо натуралистическим, предельно циничным изображением половой жизни людей с целью вызвать похотливые желания и помыслы. Элементами порнографии являются сексуальные извращения, сексуальные контакты, сексуальные манипуляции и извращенное стимулирование непристойного.
От порнографии необходимо отличать эротику, которая также сопряжена с отображением сексуальных сторон жизни человека, но без специальной цели вызвать нездоровое, похотливое половое влечение.
Не относятся к порнографии изображения обнаженного человеческого тела или его частей с научными или познавательными целями: медицинские атласы, учебники, муляжи и т.д. Художественные произведения: картины, рисунки, скульптуры, барельефы, фотографии и др., показывающие рельефы, красоту, совершенство человеческого тела, порнографией не являются.
Факт отнесения того или иного предмета, картины, кинокартины и т.п. к порнографии устанавливается при помощи искусствоведческой экспертизы с привлечением, быть может, и иных специалистов. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР при рассмотрении конкретного дела указала, что отнесение видеофильмов к порнографическим изделиям должно производиться искусствоведческой экспертизой с обязательным участием специалистов в области киноискусства, имеющих специальное образование и опыт работы*(468).
Объективная сторона преступления определяется в ст. 242 УК как незаконное изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что сам факт изготовления с целью распространения порнографических изделий является оконченным преступлением.
Распространение порнографических изделий может быть реализовано одной передачей, одним актом рекламирования, дарения или продажи одного предмета или изделия порнографического характера. Их распространением является любая форма передачи, вручения порнографических изделий, материалов другому лицу или лицам. Это может выражаться и в показе, демонстрации порнографических изделий или предметов.
Существуют два вида рекламирования порнографических изделий: показ широкому кругу лиц или сообщение об их наличии (предложение ознакомиться с ними или же приобрести их). Рекламирование предполагает показ, демонстрацию порнографических изделий, предметов в кинотеатрах, на телевидении, по радио, в газетах, журналах, листовках, в том числе и в рукописях или в иных самодельных изданиях, в целях приобщения широкого круга лиц к порнографическим сюжетам или приобретения.
От способа распространения порнографических изделий во многом зависит опасность, тяжесть этого преступления. При демонстрации порнографического фильма по телевидению или в передаче порнографического текста по радио преступное воздействие оказывается на многотысячную, а то и многомиллионную аудиторию. Вредоносность подобного акта безмерно велика и не сравнима, скажем, с демонстрацией порнографического журнала одному или нескольким лицам.
Практика показывает, что в притонах для занятия проституцией широко используется порнография в качестве дополнительной услуги клиентам.
В тех случаях, когда в притонах для занятия проституцией употребляются наркотики и психотропные вещества и рекламируется, распространяется порнография, содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 241 УК (организация либо содержание притонов для занятия проституцией), ст. 232 УК (организация и содержание притонов дляпотребления наркотических средств или психотропных веществ) и ст. 242 УК (незаконное распространение порнографических материалов или предметов). Следовательно, один и тот же притон может являться притоном и для распространения наркотиков и психотропных веществ, и для занятия проституцией.
Выявления каких-либо последствий распространения порнографических предметов или изделий не требуется.
В ст. 242 УК установлена ответственность за изготовление с целью распространения или рекламирования порнографических изделий или материалов. Следовательно, их приобретение и хранение с этой же целью, т.е. приготовление к совершению анализируемого преступления, не наказуемо, так как в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК наказуемы приготовления к совершению тяжких или особо тяжких преступлений, а распространение порнографии к ним не относится (см. ст. 15 УК).
С нашей точки зрения, следовало бы в диспозиции ст. 242 УК предусмотреть ответственность за изготовление или приобретение соответствующих предметов с целью сбыта.
Изготовлением порнографических материалов и предметов является изготовление оригинала или его копирование любым способом.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел, ибо оно совершается с целью незаконного распространения порнографических материалов или предметов.
На практике не привлекаются к уголовной ответственности супруги, демонстрирующие друг другу порнографические изделия, в связи с отсутствием общественной опасности подобных действий.
Изготовление или приобретение порнографических материалов и предметов без цели сбыта состава преступления не образует*(469).
В ст. 242 УК предусмотрена ответственность за незаконное распространение порнографических материалов или изделий. Термин "незаконное" употреблен в законе необоснованно, ибо "законного" распространения этих изделий не существует. Разве кроме случаев посылки их на экспертизу или в качестве вещественных доказательств в суд. Уголовная ответственность всегда предполагает совершение "незаконного" деяния.
По пути Уголовного кодекса РФ пошли только в Республике Таджикистан, в ст. 241 УК которой также устанавливается ответственность за "незаконное" изготовление и распространение порнографических материалов и предметов.
Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Следует отметить, что максимальное наказание за подобное преступление по Уголовному кодексу 1960 г. было более строгим, нежели по Кодексу 1996 г., и предусматривало конфискацию порнографических предметов и средств их изготовления.
В законе уравнено распространение порнографических материалов и предметов независимо от возраста тех, кто знакомится с ними. Было бы желательно установить квалифицированный вид совершения этого преступления - распространение порнографии среди несовершеннолетних.
Значительно сужен состав распространения порнографических материалов и предметов в ст. 131 УК Республики Узбекистан, установившей ответственность за его совершение в отношении лиц, не достигших 21 года. К тому же в этой статье предусмотрена административная преюдиция: уголовная ответственность наступает лишь в тех случаях, когда имеет место повторное совершение деяния в течение года после применения административного взыскания за такие же действия. Наказание за изготовление или распространение порнографических предметов по Уголовному кодексу Республики Узбекистан значительно ниже, чем по ст. 242 УК РФ, но выбор видов наказания - шире.
Кстати, ст. 151 УК РФ не предусматривает ответственность лиц, пропагандирующих несовершеннолетним порнографию.
В законодательстве некоторых стран уголовная ответственность за распространение порнографических изделий дифференцирована в зависимости от их общественной опасности.
Так, в п. 1 _ 184 УК ФРГ устанавливается ответственность за: а) распространение порнографических материалов в письменном виде лицу, не достигшему 18-летнего возраста; б) выставление этих материалов в доступном для такого лица месте; в) предложение их в розничной торговле (за исключением точек, недоступных несовершеннолетним), предложение их или пересылка через сеть посылочной торговли или помещение их в читальнях; г) предложение, сообщение или рекламирование их в местах, доступных несовершеннолетним. Приведенные предписания устанавливают широкий комплекс мер уголовно-правового характера, направленных на защиту нравственной чистоты лиц, не достигших 18-летнего возраста, от растлевающего воздействия порнографических изделий.
Помимо этого, в _ 184 УК ФРГ установлена ответственность за:
создание условий, делающих порнографические изделия доступными для лиц, которые не высказывали пожелание ознакомиться с ними, т.е. за навязывание порнографических изделий другим лицам;
демонстрацию порнофильмов в кинотеатрах, не предназначенных для этого;
вывоз порнографических изделий за границу;
передачу по радио порнографических текстов;
распространение порнографических изделий, содержащих изображения насильственных сексуальных действий с детьми или сексуальных контактов с животными;
распространение порнографических материалов в виде промысла;
вхождение в организованную группу, созданную для распространения порнографических материалов;
приобретение для себя или для третьих лиц или хранение порнографических материалов, содержащих изображения сексуальных действий с детьми.
Таким образом, в _ 184 УК ФРГ различные виды распространения порнографии в зависимости от их общественной опасности выделены в самостоятельные составы преступлений с различными санкциями. В основу такой дифференциации положены, в основном, возраст лиц, которым демонстрируется порнопродукция (несовершеннолетие); характер продукции (порнографические сюжеты с несовершеннолетними, животными, с насилием).
В уголовных кодексах некоторых стран уровень защиты от ознакомления с порнографическими материалами снижен. Например, в Польше предусмотрена ответственность за демонстрацию порнографической продукции или ознакомление с нею лиц моложе 15 лет (_ 2 ст. 202 УК).
Наказуемо такое публичное распространение порнографических изделий, которое становится достоянием лиц вопреки их желанию. Следовательно, такие действия не наказуемы, если порнография не вызывает возражения у лиц, ознакомленных с нею, и тем более если она желаема для них.
Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК). В течение длительного времени в СССР наблюдались многочисленные факты варварского отношения к памятникам истории и культуры. Причем в немалой степени подобного рода деятельность идеологически оправдывалась и осуществлялась под флагом борьбы с "опиумом народа" - религиями различных конфессий, "преступным прошлым царской России". С этими целями взрывались церковные здания и монастыри либо их переделывали в склады, промышленные объекты и т.д. Так, в Москве был взорван построенный в ознаменование победы России над Наполеоном в 1912 г. на народные деньги храм Христа Спасителя, разрушена знаменитая Сухаревская башня, воздвигнутая в честь стрелецкого полковника Сухарева, поддержавшего Петра I во время стрелецкого бунта. Немалый ущерб был причинен памятникам истории и культуры во время бездумных реконструкций многих городов России.
В ст. 188 УК 1926 г. устанавливалась ответственность за сокрытие коллекций и памятников старины и искусства, подлежащих регистрации, учету и передаче в государственные хранилища, за что предполагалось наказание в виде принудительных работ на срок до трех месяцев или штраф до трехсот рублей. Помимо этого, скрываемые памятники истории искусства подлежали конфискации. Рассматриваемая норма являлась одной из форм своеобразной "охраны" памятников истории и культуры путем изъятия их у собственников. В Кодексе 1960 г. она предусматривалась ч. 1 ст. 230, где речь шла об умышленном разрушении или повреждении памятников истории и культуры, природных комплексов и объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность. За совершение таких деяний следовало наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет или исправительных работ на тот же срок.
Еще более строгое наказание предусматривалось ч. 2 ст. 230 УК 1960 г. - лишение свободы на срок от пяти до пятнадцати лет, если предметом уничтожения или повреждения являлись перечисленные в ч. 1 этой статьи предметы, имеющие особенно ценный характер.
Уголовные кодексы всех союзных республик, за исключением Казахской и Азербайджанской ССР, предусматривали ответственность за рассматриваемое преступление.
Статья 243 УК 1996 г. также предусматривает ответственность за простой и квалифицированный вид уничтожения или повреждения памятников истории и культуры:
а) за уничтожение или повреждение памятников истории или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность (ч. 1). По сравнению с ч. 1 ст. 230 УК 1960 г. в ч. 1 ст. 243 УК 1996 г. нет упоминания о том, что это преступление совершается только умышленно. Изменилась и санкция - исключены исправительные работы, но, вместе с тем, установлено наказание в виде штрафа, который в санкции ч. 1 ст. 230 УК РСФСР не предусматривался;
б) за те же действия в отношении "особо ценных объектов или памятников общероссийского значения" (ч. 2). В ч. 1 ст. 230 УК 1960 г. квалифицирующим это преступление обстоятельством являлись умышленное разрушение, повреждение либо уничтожение памятников старины или культуры, предметов или документов, имеющих "особую историческую, научную или культурную ценность". Следовательно, в ч. 2 ст. 230 УК признаки, квалифицировавшие анализируемое преступление, были описаны шире, за счет включения "разрушения" категории объектов и предметов, имеющих "научную ценность". Термины "разрушение" и "повреждение" с юридической точки зрения тождественны и лишь дублируют друг друга. Термин "наука" фактически означает новый состав преступления со своим объектом - интересы науки. В ч. 2 ст. 243 УК 1996 г. его нет.
В юридической литературе ст. 243 УК рассматривается как единое преступление, хотя она устанавливает ответственность за уничтожение или повреждение различных ценностей: памятников, предметов или документов истории и культуры и т.д.*(470) Однако эти предметы преступления могут быть одновременно и памятниками истории и культуры. Так, знаменитый храм Покрова-на-Нерли XII века является и памятником истории и культуры. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры имеет один объект.
Кстати, в тексте ст. 243 УК говорится об "объектах, взятых под охрану государством". В данном контексте речь идет о предметах преступления, а не об объектах преступления.
В специальной литературе даются различные определения объекта этого преступления. Например, им считается "установленный порядок обращения с культурными и природными ценностями"*(471). Автор этого определения упустил из поля зрения "порядок" обращения с историческими ценностями. К тому же сам по себе "порядок" не может быть объектом преступления, уничтожить или повредить "порядок" невозможно. К.Ф.Шергина определяет объект преступления как общественную нравственность и общественную собственность*(472).
Вероятно, "общественная нравственность" должна рассматриваться как родовой объект преступления. Что же касается общественной собственности как объекта преступления, то признание его таковым предопределяет его перенос в главу о преступлениях против собственности из главы о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности. В ряде работ вопрос об объектах преступлений, предусмотренных ст. 243 УК РФ, совсем не рассматривается*(473).
Непосредственными объектами преступления являются историческая память народа и государства и их культура, имеющие непреходящее значение в настоящем и будущем страны.
Предметом преступления в соответствии с ч. 1 ст. 243 УК являются: 1) памятники, предметы или документы истории; 2) памятники, предметы или документы культуры; 3) природные комплексы или "объекты", взятые под охрану государства.
К памятникам истории и культуры относятся "объекты" материальной культуры, обладающие особой исторической, художественной, научной или иной культурной ценностью и зарегистрированные в государственных списках памятников истории и культуры*(474).
Вновь выявленные "объекты" материальной культуры, обладающие указанной ценностью, зарегистрированные в списках вновь выявленных объектов до решения вопроса о принятии их на государственный учет как памятников истории и культуры, также подлежат охране в соответствии со ст. 243 УК.
Памятники природы - это уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения. Они могут быть федерального и регионального значения.
Природные "объекты" и комплексы объявляются памятниками федерального значения, а территории, занятые ими, - особо охраняемыми природными территориями федерального значения Правительством РФ по представлению органов государственной власти субъектов Федерации.
Природные "объекты" и комплексы объявляются памятниками регионального значения, а территории, занятые ими, - территориями регионального значения соответствующими органами государственной власти субъектов Федерации*(475).
Не исключена возможность нахождения памятников истории и культуры в собственности отдельных лиц. Так, если древнерусская икона, принадлежащая частному лицу, занесена в государственный список памятников истории и культуры, то ее владелец совершает рассматриваемое преступление, если уничтожит или повредит ее.
К памятникам материальной культуры относятся предметы материального мира как движимые, так и определенной категории - исторические ценности, предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок, художественные ценности, составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников монументального искусства, старинные книги, издания, представляющие особый интерес, архивы, уникальные и редкие музыкальные инструменты, почтовые марки и иные предметы коллекционирования, редкие коллекции флоры и фауны, другие движимые предметы, в том числе и копии.
К памятникам материальной культуры относятся и недвижимые объекты: здания, иные сооружения, а также территории (места), связанные с историческими событиями (мемориальные комплексы, археологические раскопки и т.д.).
Категории предметов, относящихся к движимым культурным ценностям, указаны в ст. 7 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. "О вывозе и ввозе культурных ценностей"*(476).
Объективная сторона преступления включает различные способы воздействия (механические, химические, биологические и др.), приводящие к уничтожению, разрушению или повреждению памятников истории и культуры.
Уничтожение - приведение памятника истории и культуры в полную негодность.
Разрушение - причинение памятнику истории и культуры серьезных повреждений, вследствие которых он утрачивает свою ценность, но может быть восстановлен. Значительные повреждения нельзя не заметить как специалистам, так и окружающим.
Нанесение на памятники истории и культуры надписей хулиганского или иного противоправного характера или замазывание их красками или грязью, если их устранение сопряжено с капитальными работами и большими финансовыми затратами, влечет за собой административную ответственность.
Субъективная сторона преступления. В юридической литературе большинство авторов считают, что при совершении преступления, ответственность за которое установлена ст. 243 УК 1996 г., возможен только прямой умысел*(477).
Тем самым необоснованно сужается уголовно-правовая борьба с уничтожением или повреждением памятников истории и культуры. Это преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Не исключена возможность разрушения или повреждения памятников истории и культуры и в тех случаях, когда виновное лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично (ч. 2 ст. 25 УК). Косвенный умысел налицо, когда виновное лицо отобьет часть скульптурного украшения и установит эту деталь в своей квартире, на даче или подарит кому-либо и т.д. В подобном случае субъект не ставит перед собой цели повреждения памятника истории и культуры, но заведомо знает, что совершает это. В подобной ситуации возникает вопрос и об ответственности виновного лица за кражу.
Субъектом уничтожения или повреждения памятников истории и культуры является лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Должностное лицо, виновное в уничтожении или повреждении памятников истории и культуры с использованием своего служебного положения, несет ответственность только по ст. 243 УК РФ.
Часть 2 ст. 243 УК устанавливает квалифицирующие признаки уничтожения или повреждения памятников истории и культуры: совершение преступления в отношении особо ценных "объектов" или памятников общероссийского значения. Перечень соответствующих объектов утвержден указами Президента РФ от 20 февраля 1995 г. N 176 "Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения"*(478), от 18 декабря 1991 г. N 294 "Об особо ценных объектах национального наследия России" с изменениями от 12 апреля 1996 г.*(479) и от 30 ноября 1992 г. N 1487 "Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации"*(480).
В ч. 2 ст. 243 УК предусмотрена ответственность как за уничтожение, так и за повреждение особо ценных памятников истории и культуры. Поэтому неверным является утверждение о том, что эта норма применяется только при их уничтожении.
Определенную схожесть с рассматриваемым преступлением имеет вандализм - осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. В основном различие между этими преступлениями - в предметах, подвергаемых осквернению. Если оно осуществляется в отношении памятников истории и культуры, то ответственность наступает по ст. 243 УК. В иных же случаях - по ст. 214 УК.
Ответственность по ст. 213 УК наступает за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры. Если же они похищаются, то содеянное должно квалифицироваться как соответствующее преступление против собственности (в том числе и как хищение предметов, имеющих особую ценность, - ст. 164 УК РФ).
В ст. 325 УК установлена ответственность за похищение или повреждение документов, штампов, печатей. Это преступление против порядка управления. В ней имеется в виду документация не исторического или культурного характера, а та, которая связана с организационной, хозяйственной или иной деятельностью государства, учреждений, предприятий, граждан и т.п.
Уничтожение или повреждение документов Государственного архивного фонда квалифицируется по ст. 243 УК*(481). Поэтому вызывает сомнение предложение создать специальную норму, устанавливающую ответственность "за различные формы ненадлежащего обращения (похищение, повреждение и т.п.) с документальными памятниками в отдельной статье, которую целесообразно поместить среди норм об ответственности за деяния против общественного порядка. В этой норме можно было бы предусмотреть ответственность также за ненадлежащее обращение с музейными экспонатами, не имеющими денежной оценки и не являющимися имуществом в узком смысле слова, но в то же время представляющими историческую и культурную ценность"*(482).
Уголовно-правовым мерам борьбы с уничтожением и повреждением памятников истории и культуры в зарубежном законодательстве уделяется большое внимание.
Так, в Уголовном кодексе Испании выделен специальный раздел (XVI) о преступлениях, связанных с управлением территориями и защитой исторического наследия и окружающей среды, в котором четыре нормы посвящены регламентации ответственности за преступления, посягающие на историческое и культурное наследие страны. В ст. 321 этого Кодекса установлено, что снос или сильное разрушение здания, имеющего особую защиту в силу его исторической, художественной, культурной или особой (выдающейся) ценности, влечет за собой наказание в виде лишения свободы и помимо этого - лишение права заниматься определенной деятельностью или профессией на определенный срок. Вероятно, имеются в виду профессии и деятельность, связанные с ремонтом и эксплуатацией памятников истории и культуры. Вместе с тем предусмотрена возможность наложения судом или трибуналом на виновное лицо обязанности осуществить за свой счет реставрацию или реконструкцию поврежденного сооружения.
Обращает на себя внимание то, что санкция за аналогичные преступления в ст. 243 УК РФ значительно строже.
Должностные лица или государственные служащие, заведомо знавшие о незаконности вышеуказанных действий и вместе с тем давшие разрешение на их совершение, несут ответственность в виде тюремного заключения на определенный срок (ст. 322). Помимо этого, виновное лицо лишается права занимать соответствующие должности или государственный пост на определенный срок. То же самое наказание назначается перечисленным лицам, которые сами или в качестве членов коллегии или органа вынесли решение или проголосовали в пользу предоставления разрешения о сносе или разрушении памятника истории или культуры, заведомо зная о незаконности этого (ст. 44).
Лицо, причинившее ущерб архиву, реестру, музею, библиотеке, учебному заведению, научному кабинету (лаборатории), аналогичному институту или имуществу, имеющему историческую, художественную, научную, культурную или мемориальную ценность, а также археологическим раскопкам, подлежит наказанию в виде тюремного заключения. Помимо этого, на виновное лицо может быть возложена обязанность принять меры, направленные на восстановление поврежденного имущества (ст. 243).
В ст. 324 УК Испании предусмотрена ответственность и за причинение в результате грубой неосторожности ущерба на сумму свыше пятидесяти тысяч песет архиву, реестру и т.д.
Столь тщательная дифференциация строгой уголовной ответственности по Уголовному кодексу Испании за разрушение памятников истории и культуры в зависимости от их ценности, а также лиц, виновных в совершении этих преступлений, заслуживает тщательного изучения и заимствования.
Уголовный кодекс Республики Узбекистан пошел по иному пути - значительного смягчения уголовной ответственности за уничтожение, разрушение и порчу памятников истории или культуры, взятых под охрану государства (ст. 132). За совершение такого деяния сначала налагается административная ответственность и лишь при повторном в течение года новом акте уничтожения, разрушения или порчи памятников истории и культуры возможно осуждение виновного лица. При причинении таким преступлением крупного ущерба наказание усиливается. Административная преюдиция при квалифицированном совершении рассматриваемого деяния не требуется.
Представляется, что общественная опасность уничтожения или разрушения памятников истории и культуры в рассматриваемом УК недооценивается. Назначение за подобные действия административной ответственности не соответствует общепринятой в большинстве стран мира практике уголовно-правовой борьбы с подобными деяниями. Какой же необходимо причинить вред исторической памяти народа (как правило, невосстановимый), чтобы виновное лицо понесло за это уголовную ответственность?
Уголовный кодекс Республики Таджикистан установил ответственность за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность (ч. 1 ст. 242). Более суровая ответственность предусматривается за квалифицированный вид рассматриваемого преступления в ч. 2 этой статьи.
Надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244 УК). Гробокопательство - одно из древнейших преступлений. Несколько тысячелетий тому назад преступники изымали ценности из пирамид египетских фараонов, мест захоронения богатых вельмож, скифских вождей и т.д. И в дальнейшем богатые захоронения нередко подвергались опустошению. История знает неисчислимые надругательства над телами умерших или местами их захоронения из-за религиозного или расового фанатизма, политических соображений, по мотивам мести и иным низменным причинам. Вспомним хотя бы надругательства над трупами Лжедмитрия и его супруги Марии Мнишек. В древней Англии контрабандисты подвергались повешению, а их трупы "консервировались" при помощи заливания смолой и не снимались с виселиц вплоть до полного разрушения ко всеобщему назиданию.
В ст. 229 УК 1960 г. устанавливалась ответственность за надругательство над могилой и за похищение находящихся в могиле или на могиле предметов в виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительных работ на срок до двух лет.
В приведенной статье определялось два состава преступления: надругательство над могилой и похищение находящихся в могиле или на могиле предметов.
Рассматриваемая статья не была безупречной: она прямо не решала вопросы о надругательстве над телом умершего, об изъятии у трупа до захоронения одежды, золотых коронок и т.д., не устанавливала ответственность за квалифицированные виды рассматриваемых преступлений. И.Даньшин обоснованно указывал на то, что термин "надругательство" следовало бы заменить термином "осквернение" с целью обеспечения соответствия закона семантическому и этимологическому значению употребляемого в законе слова*(483). В ст. 244 УК 1996 г. эта неточность устранена.
Часть 1 ст. 244 УК претерпела значительные изменения. В ней установлена ответственность за надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением. Здесь представлено три состава преступления: 1) надругательство над телами умерших, 2) уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или 3) кладбищенских зданий, предназначенных для проведения церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением. Однако многие юристы полагают, что ч. 1 ст. 244 УК предусматривает один состав преступления*(484).
В Российской Федерации надругательство над телами умерших и местами их захоронения встречается довольно таки часто. Однако факты привлечения виновных в совершении этих преступлений к ответственности редки. Это прежде всего предопределяется большой латентностью подобных преступлений и недооценкой их общественной опасности.
Общественная опасность надругательства над телами умерших и местами их захоронения заключается в попрании веками сложившегося в обществе уважительного отношения к памяти умерших, охране их чести, в причинении моральных страданий родным, близким, друзьям умершего в связи, например, с необходимостью повторного захоронения оскверненного тела, ремонтом или новым сооружением надгробия, памятника.
А.Н.Игнатов общим объектом преступлений, за совершение которых ответственность устанавливалась ст. 229 УК 1960 г., определял общественный порядок, имея в виду, очевидно, родовой, а не непосредственный объект*(485). Весьма широкое определение объекта рассматриваемого преступления дает К.Ф.Шергина, относя к нему общественную нравственность*(486).
Безнравственными являются все преступления: кража, хулиганство, убийство и пр. Нет такого преступления, которое не посягало бы на общественную нравственность.
По нашему мнению, непосредственным объектом преступлений, ответственность за которые регламентируется ст. 244 УК, являются обычаи и традиции заупокойного культа, честь умерших и покой их захоронения. Покойник не обладает чувством собственного достоинства, и поэтому ошибочны утверждения об оскорблении памяти умерших*(487).
Анализируемые преступления подрывают моральное здоровье общества, одним из важнейших компонентов которого является добрая память о лицах, нас оставивших.
В ст. 244 УК дан перечень предметов преступления: тела умерших, места их захоронения, надмогильные сооружения, кладбищенские здания, предназначенные для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением.
В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" с последующими изменениями и дополнениями*(488) местами погребения являются: отведенные в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел (останков) умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел (останков) умерших), крематориями для предания тел (останков) умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших. Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение.
В диспозиции ст. 244 УК объективная сторона определена как надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надгробных сооружений, кладбищенских зданий.
Надругательство над телом умершего возможно и до его захоронения или кремации, например, в морге, если при подготовке умершего к захоронению виновное лицо вырывает у него золотые коронки. Большое распространение имеют случаи раскрытия гроба в крематориях после осуществления процедуры прощания с телом покойного непосредственно перед сжиганием его в печи. При этом изымаются одежда и ценности умершего, а иногда - и гроб. В подобных случаях содеянное квалифицируется как надругательство над умершим.
Надругательством над телом умершего является несанкционированная утилизация его органов (сердца, почек и т.д.) для дальнейшей их трансплантации. В последние годы это преступление получило большое распространение. Причем наблюдается тенденция роста подобного рода деяний. Они приобретают хорошо организованный "коммерческий" характер. Поэтому заслуживает особого внимания ст. 133 УК Республики Узбекистан, предусматривающая ответственность за изъятие органов или тканей умершего человека в целях их трансплантации, консервации или лечебных без прижизненного согласия на это умершего или без согласования с его близкими родственниками.
В ч. 2 этой статьи предусмотрена наказуемость за квалифицированные виды такого осквернения тела покойного: 1) его совершение из корыстных или иных низменных побуждений; 2) совершение преступления повторно или опасным рецидивистом. Так как обычно лица, совершающие такое деяние, преследуют корыстные цели, то изъятие органов или тканей умершего человека, как правило, подлежит квалификации по ч. 2 ст. 133 УК Республики Узбекистан. Подобную норму целесообразно было бы включить и в Уголовный кодекс РФ.
Рассматриваемое преступление является оконченным в том случае, когда лицо будет признано виновным в совершении действий по уничтожению, повреждению или осквернению мест захоронения, надмогильных сооружений, кладбищенских зданий, предназначенных для проведения церемоний в связи с погребением умерших или их поминовения. Совершение любого из упомянутых в ч. 1 ст. 244 УК действия или любого их сочетания и даже их полного набора квалифицируется по ч. 1 этой статьи, так как в каждом варианте охватывается ее диспозицией.
Гроб, одежда на умершем и иные предметы, положенные в гроб, являются ничейным имуществом, они преданы тлению или кремации. Поэтому завладение ими считается не кражей, а надругательством над телом умершего и местом его захоронения.
Разрушение или повреждение надгробий, памятников, крестов, оград и иных надмогильных сооружений и тем более их изъятие могут помимо морального ущерба родным и близким умершего причинить и материальный ущерб. Значительный материальный ущерб может быть причинен и кладбищу при уничтожении или повреждении кладбищенских зданий и сооружений. В подобных случаях надо ставить вопрос об ответственности виновных лиц по совокупности преступлений: ст. 244, 167 или 244, 158 (164) УК РФ.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления в юридической литературе освещается неоднозначно. Так, К.Ф.Шергина полагает, что это преступление может быть совершено только с прямым умыслом*(489). А.Н.Игнатов не исключает возможность совершения такого преступления и с косвенным умыслом*(490). Этот вывод верен. На практике встречаются случаи изъятия надмогильных плит с целью последующей продажи их с новой надписью родственникам умерших. Виновное лицо, совершающее такое деяние, осознает общественную опасность своих действий, предвидит наступление опасного последствия, не желает его, но относится к нему безразлично. Если ограничить возможность совершения преступлений, ответственность за которые установлена ст. 244 УК, прямым умыслом, то подобного рода деяние становится ненаказуемым. То же самое можно сказать, например, о вскрытиях могил с целью изъятия одежды и каких-либо предметов с умершего и вырывания золотых коронок. К таким фактам надругательства над телом покойного и осквернения могилы виновное лицо относится с косвенным умыслом.
Умышленное уничтожение или повреждение, "разграбление" древних захоронений, взятых под охрану государством как археологических памятников, влечет ответственность по ст. 243 УК.
Эксгумация тела умершего, вскрытие его врачом-патологоанатомом, изъятие у него в установленных законом случаях органов или тканей для пересадки больным, вскрытие трупа в анатомических театрах в научных и познавательных целях преступлением не являются.
Умышленное убийство с последующим обезображением трупа или его расчленение квалифицируются только как убийство.
Мотивы совершения этих преступлений могут быть различными: месть, личная неприязнь, ревность, корысть и др. Но такие мотивы, как, например, национальная или религиозная ненависть, являются квалифицирующими обстоятельствами и влекут ответственность по п. "б" ч. 2 ст. 244 УК.
Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Наказание за надругательство над телами умерших и местами их захоронения по сравнению с тем, что было предусмотрено в ст. 229 УК 1960 г., значительно смягчилось. В санкции ст. 229 УК 1960 г. максимальным наказанием являлось лишение свободы на срок до трех лет. Позиция санкции ч. 1 ст. 244 УК 1996 г. неоправданно мягче.
Надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением в соответствии с ч. 2 ст. 244 УК являются квалифицированными, если они совершены: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, а равно в отношении скульптурного, архитектурного сооружения, посвященного борьбе с фашизмом или жертвам фашизма, либо мест захоронения участников борьбы с фашизмом; в) с применением насилия или с угрозой его применения.
Совершение рассматриваемых преступлений группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой обычно сопряжено с массовостью разрушения мест захоронения, значительным уничтожением или повреждением кладбищ или кладбищенских сооружений. Для устранения такого вреда требуются большие денежные суммы, а моральный вред практически не возместим. Такое, например, преступление было совершено в ночь с 18 на 19 апреля 1999 г. на Волковом кладбище Санкт-Петербурга. При этом было разрушено 25 надгробий, в том числе надгробие народного барда Виктора Цоя. Пострадало несколько надгробий могил Героев Советского Союза.
По мотивам религиозной или национальной розни совершаются особенно омерзительные преступления. Лица, виновные в их совершении, посягают не только на память об умерших, но и на свободу совести, на свободу отправления заупокойных религиозных обрядов. Такое преступление способно вызвать массовые беспорядки на религиозной почве, вспышки крайних проявлений расовой нетерпимости. В нашей стране и за рубежом имели место многочисленные факты разгрома еврейских, христианских, мусульманских кладбищ и захоронений, вызвавшие крупные межнациональные, межконфессиональные волнения.
Чрезвычайно высокую опасность подобных преступлений показали события 1990-1999 гг. на территории бывшей Югославии. В настоящее время в Косово (Югославия) происходят многочисленные стычки между сербами и албанцами, которые нередко возникают и по поводу надругательств над захоронениями представителей этих национальностей.
Во время Великой Отечественной войны и после ее завершения возникли многочисленные захоронения миллионов погибших воинов и мирного населения. Это - особые захоронения. В них покоятся лица, отдавшие свою жизнь при защите Родины, а также миллионы людей, ставших жертвами террора фашистов, варварских бомбардировок мирных селений. Память о жертвах войны особенно священна.
В соответствии с Законом РФ от 14 января 1993 г. "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" местами погребения являются военные захоронения, военные мемориальные кладбища, братские и индивидуальные могилы на общих кладбищах, колумбарии и урны.
Обращает на себя внимание несовершенство анализируемого квалифицирующего преступление обстоятельства. Ведь не менее дороги сердцу россиян массовые захоронения жертв войны в Афганистане, Чечне, людей, погибших от землетрясений, жертв чернобыльской катастрофы и т.д.
Третьим квалифицирующим признаком является его сопряженность с насилием или угрозой его применения. По смыслу закона речь идет о насилии или угрозе его применения к любым лицам, препятствующим или мешающим совершению преступлений.
В законодательстве ряда стран мира не предусматривается квалифицированная ответственность за надругательство над телом умершего и местом захоронения (см., например, ст. 134 УК Республики Узбекистан).
Жестокое обращение с животными (ст. 245 УК). Факты жестокого обращения с животными пагубно сказываются на общественной морали, способствуют внедрению жестокого обращения в общество, во взаимоотношения людей. Недопустимым, позорным, безнравственным являются избиение и иные формы жестокости по отношению к детям, женщинам, физически слабым и больным лицам. Культ силы, жестокости, бесчеловечности в немалой степени провоцируется жестоким обращением с животными, от которого к столь же жестокому обращению с людьми - один шаг. А.Н.Игнатов по этому поводу писал: "Бессмысленное уничтожение животных, их истязание и мучение не только оскорбляют нравственные чувства граждан, но и, совершаясь на глазах детей, развивают в них такие отрицательные качества, как жестокость и душевная черствость, равнодушие к страданиям живого существа, способствуют формированию садистских наклонностей, т.е. наносят огромный вред их воспитанию"*(491).
В Уголовных кодексах 1922 и 1926 гг. ответственность за жестокое обращение с животными не предусматривалась.
По Уголовному кодексу 1960 г. жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных, совершенное лицом, к которому в течение года была применена мера административного взыскания за такие же действия, наказывалось исправительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до одного минимального месячного размера оплаты труда (ст. 230). Следовательно, жестокое обращение с животными, в результате которого последовали их гибель или увечье, являлось преступлением. А жестокое обращение с животными без этих последствий приобретало преступный характер лишь при повторе - после применения к виновному мер административного воздействия.
В ст. 245 УК 1996 г. регламентация ответственности за аналогичное преступление подверглась значительным изменениям и уточнениям. В ч. 1 этой статьи установлена уголовная ответственность за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних. Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными, не повлекшее их гибели или увечья, совершенное повторно после применения мер административного воздействия, отпала.
Встречающееся в юридической литературе определение объекта преступления жестокого обращения с животными как общественной нравственности представляется излишне широким*(492).
Вероятно, им следует считать ту сферу общественной нравственности, которая определяет контакты человека с животными.
Предметом данного преступления являются домашние и дикие, или бездомные, животные - млекопитающие (лошади, коровы, собаки, кошки и т.д.). Вместе с тем из смысла анализируемой нормы следует, что она направлена и на защиту птиц. Было бы желательно об этом прямо сказать в законе. Животные или птицы могут находиться в собственности любых физических или юридических лиц либо быть бесхозными, в естественной природной среде, или содержаться человеком в клетке, зоопарке, стойле и т.д.
Судебная практика не относит к животным как предмету преступления рыб, земноводных, пресмыкающихся и беспозвоночных.
Определение животных и птиц "предметами" преступления условно, ибо они обладают способностью ощущать боль, голод, жажду, холод и переживать, ощущать эти состояния, страдать. Именно поэтому жестокое обращение с ними влияет не только на психику людей, на определенные аспекты их морали - объект преступления, но и осознается, ощущается животными и птицами, поэтому не лишено оснований рассмотрение их жизни и здоровья как дополнительного объекта преступления.
С объективной стороны преступление выражается в жестоком обращении с животными и птицами, повлекшем их гибель или увечье. Необходимо подчеркнуть, что уголовная ответственность наступает лишь в тех случаях, когда в результате такого обращения животные или птицы гибнут или получают увечья. Без этого жестокое обращение с животными или птицами может повлечь административную ответственность на основании ст. 102 КоАП РСФСР.
Жестоким обращением с животными и птицами является причинение им страданий, мучений путем избиений, длительного лишения пищи или воды, нанесения ран и переломов костей, натравливания друг на друга (собачьи, петушиные и иные бои животных и птиц) и т.п.
Не может рассматриваться как жестокое обращение с животными и птицами умерщвление их без излишних мучений для получения мяса и шкур, при охоте, уничтожении бездомных животных по санитарно-эпидемиологическим соображениям и т.д.
Однако недопустимо применение на охоте недозволенных орудий или приемов. Так, в п. "б" ч. 1 ст. 258 УК содержится запрет охоты с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей.
Уничтожение или калечение животных из хулиганских побуждений влечет ответственность по ст. 245 УК. Напомним, что в соответствии со ст. 213 УК хулиганством является грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.
Возникает парадоксальное явление. Если из хулиганских побуждений будет искалечена собака, принадлежащая какому-либо лицу, то виновный несет ответственность по ч. 1 ст. 213 УК (возможно назначение лишения свободы на срок до двух лет). В тех же случаях, когда хулиган искалечит бездомную собаку, то он виновен в совершении иного преступления - жестокого обращения с животными - ч. 1 ст. 245 УК (максимальное наказание в виде ареста на срок до шести месяцев).
В качестве альтернативных способов совершения преступления законодатель указывает и на применение садистских методов. Садизм характеризуется применением изощренных, особо мучительных для животных и птиц способов воздействия, в результате которых им причиняются тяжелейшие страдания, а виновное лицо получает удовольствие, наслаждение. Садистскими способами являются, например, сжигание собаки на медленном огне, сбрасывание кошек и собак с балконов.
В ст. 245 УК предусмотрена ответственность и за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, из корыстных побуждений, например при организации платных зрелищ со стравливанием животных.
Особую общественную опасность представляют жестокое обращение с животными и птицами, повлекшие их гибель или увечье, на глазах у малолетних - лиц, не достигших 14-летнего возраста, психика которых особенно уязвима. По нашему мнению, такого рода преступление следовало бы считать квалифицированным видом.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается чаще всего с прямым умыслом*(493). Виновное лицо сознает, что жестоко обращается с животным или птицей, предвидит возможность или неизбежность их гибели или увечья и желает действовать таким образом.
Альтернативно-обязательным признаком субъективной стороны преступления является специальный мотив: корыстные, хулиганские или садистские побуждения.
Если жестокое обращение с животным осуществляется в присутствии малолетних, то в подобном варианте возможен и косвенный умысел, когда виновное лицо осознает общественную опасность своих действий - жестокого обращения с животным, но к факту совершения этого деяния в присутствии малолетних относится безразлично.
Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления (ч. 2 ст. 245 УК) является его совершение группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, а также неоднократно.
Умышленное уничтожение домашних животных и птиц способом, свидетельствующим об особой жестокости, предполагает квалификацию содеянного по ст. 245 и 167 УК.
Не исключена возможность совершения рассматриваемого преступления с различными вариантами сочетания мотивов, например, из корыстных побуждений в сочетании с садистскими. В подобных случаях содеянное является одним, а не двумя преступлениями.

Глава V. Экологические преступления

_ 1. Понятие, общая характеристика и виды экологических преступлений

Экологическая*(494) проблема в нашей стране и в большинстве стран мира - одна из важнейших экономических и социальных проблем. По мнению ученых, безответственное и потребительское отношение к природе поставило мир на грань экологической катастрофы. Природа находится в столь критическом состоянии, что ее неблагополучие отражается на условиях жизни и здоровье людей, растет число генетических отклонений, сокращается продолжительность жизни.
На Международной конференции ООН по окружающей среде и развитию в июне 1992 г. генеральный секретарь конференции Морис Стронг заявил: "Или будет спасен весь мир, или погибнет вся цивилизация". Перед человечеством со всей очевидностью встали задачи прекращения сверхэксплуатации природных ресурсов земли, налаживания во всех регионах мира рационального природопользования, обеспечения в глобальных масштабах научно обоснованных мер по охране окружающей природной среды.
За последние 15-20 лет во всех промышленно развитых странах разработан и осуществлен комплекс экономических, технических, технологических, правовых и других мер, направленных на охрану окружающей среды. Развивается природоохранительное законодательство, возникают общества, движения и организации, помимо государственных, выступающие против загрязнения окружающей среды и других отрицательных последствий научно-технического прогресса.
Вместе с тем среди части населения все еще бытует мнение о неисчерпаемости природных ресурсов, о беспредельных возможностях окружающей среды к самовосстановлению, что приводит к недооценке характера и степени общественной опасности нарушений природоохранительного законодательства.
За последние 10 лет сложилась устойчивая тенденция увеличения абсолютного числа регистрируемых экологических преступлений. Так, в 1999 г. было зарегистрировано 12 413 экологических преступлений, что составило по отношению к 1990 г. + 363,7%*(495).
Право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, провозглашается Конституцией РФ (ст. 42).
Одной из гарантий этого права является научно обоснованная система уголовно-правовых норм, обеспечивающих всестороннюю защиту окружающей природной среды от наиболее опасных посягательств на экологическую безопасность человека и природы.
Уголовный кодекс РФ 1996 г. впервые в истории уголовного законодательства нашей страны выделил самостоятельную главу "Экологические преступления", поместив ее в разд. IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Таким образом, законодатель определил родовой объект экологических преступлений с учетом их специфики: экологическая общественная безопасность и экологический общественный порядок.
Выделение в самостоятельную главу Кодекса экологических преступлений обусловлено:
во-первых, совершенствованием системы уголовного законодательства, предполагающим четкое структурное подразделение Особенной части в зависимости от родового и видового объектов;
во-вторых, многочисленными нарушениями природоохранительного законодательства, что сделало необходимым создание системы экологического уголовного законодательства, обеспечивающей защиту окружающей природной среды от наиболее опасных посягательств;
в-третьих, международными договорами в области охраны окружающей среды, задачей которых являются обеспечение всеобщей экологической безопасности и развитие международного природоохранительного сотрудничества в интересах настоящего и будущего поколений.
В настоящее время действует более 300 международных соглашений по охране окружающей среды*(496). В них предусмотрены как деликты, ответственность за которые несут государства, так и международные уголовные преступления физических лиц, например, загрязнение окружающей среды нефтепродуктами, радиоактивными и другими опасными веществами в результате деятельности человека. Активно осуществляется двустороннее сотрудничество в области охраны окружающей среды России с Норвегией, Финляндией, Данией, Германией, Францией, Канадой, Великобританией, США и другими странами. Такое сотрудничество необходимо для обеспечения всеобщей экологической безопасности и развития международного природоохранительного законодательства.
В процессе формирования главы Кодекса "Экологические преступления" была разработана система уголовно-правовых норм, обеспечивающих всестороннюю защиту окружающей природной среды от наиболее опасных посягательств. Диспозиции всех статей, предусматривающих ответственность за экологические преступления, являются бланкетными и отсылают к различного рода законам и подзаконным нормативным актам, в которых сформулированы требования экологической безопасности. Одно из первых мест среди них занимает Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды"*(497). Этот Закон, не являясь уголовно-правовым актом, играет значительную роль при установлении пределов ответственности и признаков составов конкретных экологических преступлений.
Закон об охране окружающей природной среды устанавливает систему природоохранительных органов, определяет принципы проведения государственного экологического контроля и государственной экологической дисциплины, перечень платежей за природопользование, экологические требования при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию и эксплуатации предприятий, сооружений, иных объектов и ряд других положений, регламентирующих базовые природоохранительные отношения.
Признавая ведущую роль этого Закона, нельзя не отметить в то же время, что несвоевременный учет назревших изменений в природоохранной деятельности привел к несколько затруднительному его использованию из-за наличия ряда статей декларативного содержания либо, наоборот, по причине отсутствия положений, регламентирующих сложившиеся на практике правоотношения.
Нормативная база Российской Федерации об охране окружающей среды обширна и многообразна. Экологическое законодательство только на федеральном уровне содержит более 800 законодательных и других нормативных актов.
Глава Кодекса "Экологические преступления" содержит 17 статей, предусматривающих ответственность как за посягательства на окружающую природную среду в целом (ст. 246-248, 262), т.е. носящие общий характер, так и за специальные экологические преступления, т.е. посягающие на отдельные объекты (компоненты, составные части) природы (ст. 249-261).
Общие экологические преступления посягают на экологическую безопасность окружающей среды в целом и населения. Все они представляют собой нарушения определенных правил, к соблюдению которых обязывают действующие законы и подзаконные акты. Ответственность за эти преступления в прежнем уголовном законодательстве предусмотрена была только частично*(498).
Помимо экологических преступлений общего характера в Уголовном кодексе предусмотрена ответственность и за специальные экологические преступления, которые причиняют ущерб отдельным объектам (компонентам) окружающей среды - атмосферному воздуху, почве, недрам, поверхностным или подземным водам, растительному или животному миру и пр. (ст. 249-261).
Во многих случаях экологические преступления общего характера причиняют вред и отдельным компонентам природы. Например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ может повлечь за собой порчу земли, загрязнение вод, гибель растительности. В этих случаях квалификация определяется в соответствии с правилом о конкуренции норм.
Несмотря на защиту и оздоровление окружающей природной среды, влияние на нее хозяйственной деятельности человека характеризуется производством все большего числа новых веществ и выбросами их в окружающую среду, увеличением отходов и другими факторами, которые приводят к изменению естественных ландшафтов, загрязнению атмосферы и природных водных объектов. Особенно это отмечается в крупных городах и промышленных центрах Российской Федерации.
В качестве примера можно привести Москву - важнейший в стране политический, промышленный, научный и культурный центр. Особенности экологической обстановки города определяются значительной концентрацией промышленного производства при высокой плотности населения. На его территории проживает свыше 6% населения России, функционируют более 2500 промышленных предприятий и иных объектов, негативно воздействующих на состояние окружающей среды. Основные источники загрязнения водных объектов Москвы - это городские станции аэрации, сбрасывающие недостаточно очищенные сточные воды в р. Москву; поверхностный сток с селитебных территорий и промплощадок; сточные воды промышленных предприятий, имеющих самостоятельный выпуск сточных вод в водные объекты.
Экологической проблемой столицы является и состояние атмосферного воздуха. Основными и постоянными источниками загрязнения воздушной среды считаются предприятия теплоэнергетики, нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, объекты коммунального хозяйства, а также транспорт. Наибольшую опасность для жителей города представляют предприятия, в результате деятельности которых происходит выброс (сброс) радиоактивных веществ в окружающую среду и накопление радиоактивных отходов. Проблема утилизации, переработки, уничтожения и захоронения токсичных отходов остается одной из самых острых.
Видовым объектом рассматриваемой группы преступлений, как уже отмечалось, являются общественные отношения, обеспечивающие экологический порядок и экологическую безопасность как населения, так и окружающей природной среды.
В уголовно-правовой литературе высказываются различные мнения относительно объекта экологических преступлений. Например, объектом этих преступлений "...является сложный целостный комплекс фактических общественных отношений, их правовой формы и материальной оболочки. Рациональное и соответствующее нормам экологического законодательства осуществление этих отношений обеспечивает жизнедеятельность человека, использование им окружающей среды как непосредственного базиса существования, удовлетворения разумных социальных потребностей и гарантирует его безопасность"*(499). В другой работе объект определяется как "...специфическая группа однородных комплексных общественных отношений, сложившихся в обширной сфере взаимодействия общества и природы, которые охватывают собой отношения по рациональному природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности. Составным элементом этой социальной общности является и экологический правопорядок"*(500).
Представляется, что названные определения видового объекта выходят за рамки уголовно-правовых общественных отношений, к тому же они излишне сложны и многословны.
Общественные отношения, обеспечивающие экологический порядок и экологическую безопасность, охватывают, по нашему мнению, весь комплекс тех правоохраняемых интересов, которые защищаются уголовно-правовыми нормами. Экологический порядок означает правильное, налаженное выполнение экологических правил, в том числе и правил рационального использования природных ресурсов. Экологическая безопасность*(501) предполагает защищенность как населения, так и окружающей среды в целом или ее компонентов от возможного причинения вреда, в том числе предусмотренного нормами уголовного закона.
Предметами экологических преступлений являются природная среда в целом и конкретные компоненты (ресурсы) окружающей природной среды, находящиеся в их естественном состоянии (вода, земля, леса, животный мир и пр.).
Объективная сторона экологических преступлений в подавляющем большинстве заключается в несоблюдении или нарушении специальных правил, установленных в целях обеспечения экологического порядка и экологической безопасности, а также предупреждения экологических преступлений. Основная масса статей Кодекса об ответственности за экологические преступления сконструирована по типу материальных составов, что предполагает наступление общественно опасных последствий (причинение вреда здоровью или смерть человека, гибель животных и растительности, изменение природных свойств вод и воздуха и т.п.), находящихся в причинной связи с совершенным экологическим преступлением.
С субъективной стороны экологические преступления совершаются как умышленно (например, незаконная охота - ст. 258 УК), так и по неосторожности (например, уничтожение или повреждение лесов - ст. 261 УК).
Мотивы и цели не включены законодателем в число обязательных признаков экологических преступлений. Однако они должны учитываться при решении судом вопроса о виде и размере наказания в пределах санкции.
Субъект экологических преступлений, как правило, общий - лицо, достигшее 16 лет. Однако в отдельных случаях субъектом является лицо, обладающее специальными признаками. Например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ могут совершить лишь лица, ответственные за соблюдение определенных правил (ст. 246 УК). Кроме того, квалифицирующим признаком отдельных преступлений является использование лицом своего служебного положения. Например, незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК). Очевидно, что в этих случаях субъект преступления - специальный.
Итак, экологические преступления - предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния (действия или бездействие), посягающие на общественные отношения по сохранению окружающей природной среды, рациональное использование природных ресурсов, экологический порядок и экологическую безопасность как населения, так и природной среды*(502).
Определение экологического преступления, а также размера крупного и особо крупного ущерба дано в примечании к гл. 26 "Преступления против экологической безопасности и природной среды" Уголовного кодекса Белоруссии. Экологическими преступлениями признаются "...совершенные умышленно или по неосторожности общественно опасные деяния, причинившие или могущие причинить вред земле, водам, недрам, лесам, животному и растительному миру, атмосфере и другим природным объектам, отнесенным к таковым законодательством об охране окружающей среды, независимо от форм собственности".
В доктрине уголовного права предлагаются различные классификации экологических преступлений. Так, исходя из непосредственного объекта посягательства, их подразделяют на экологические преступления общего характера (ст. 246-248 УК) и специальные экологические преступления (все остальные)*(503).
Одни ученые предлагают, исходя из содержания гл. 26 УК, выделить преступления, посягающие на основы:
1) целостности природы (ст. 246-248, 250-252, 254, 262);
2) должной сохранности недр (ст. 253, 255);
3) целостности животного и растительного мира (ст. 249, 256-261)*(504).
Другие ученые - сторонники трехчленной классификации. В зависимости от объекта уголовно-правовой защиты, его предметной экологической выраженности они выделяют преступления:
1) нарушающие правила экологически значимой деятельности, непосредственным объектом которой является порядок деятельности;
2) посягающие на отдельные элементы окружающей среды (воды, атмосферу, почву, леса, недра, континентальный шельф, особо охраняемые природные территории и объекты);
3) посягающие на объекты флоры и фауны как составную часть окружающей среды, условия биологического разнообразия и сохранения биосферы земли*(505).
В литературе предложена и шестичленная классификация. Это экологические преступления в области охраны:
1) общие их виды (ст. 246-248, 262);
2) вод (ст. 250, 252);
3) атмосферного воздуха (ст. 251);
4) земли и ее недр (ст. 254, 255);
5) животного мира (ст. 256-259);
6) растительного мира (ст. 249, 260, 261)*(506).
В литературе времен действия Уголовного кодекса 1960 г., когда экологические преступления как самостоятельная группа выделялись только в доктрине уголовного права, предлагались и иные классификации. Например, основу классификации составляли способ совершения преступления - путем загрязнения, повреждения, уничтожения, противоправного использования либо субъективные признаки - корыстные, вандалистские, должностные и пр.*(507)
Представляется, что каждая из классификаций экологических преступлений, включенных законодателем в гл. 26 УК, имеет право на существование. Однако при дальнейшем рассмотрении за основу будет взята следующая классификация: общие (ст. 246-248, 262) и специальные (ст. 249-261) в зависимости от непосредственного объекта. Однако в отношении специальных экологических преступлений в силу их многообразия и различия предметов (компонентов) окружающей природной среды следует с учетом этого последнего признака провести дальнейшую классификацию, в соответствии с которой могут быть выделены следующие виды специальных экологических преступлений. Это посягательства:
1) на водную и воздушную среду (ст. 250-252);
2) на землю и ее недра (ст. 253-255);
3) на животный мир - фауну*(508) (ч. 1 ст. 249, 256-259);
4) на растительный мир - флору*(509) (ч. 2 ст. 249, 260, 261).
Кроме экологических преступлений, содержащихся в гл. 26 УК, вред окружающей природной среде может быть причинен и при совершении иных преступлений, например при нарушении санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236). В Федеральном законе от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" отмечается, что этот Закон "направлен на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду"*(510). В ряде статей Закона отмечаются факторы, негативно влияющие на окружающую среду как среду обитания человека.
То же можно сказать и о преступлениях, предусмотренных ст. 215, 216, 220, 237, 243 УК и др.*(511)
Ответственность за преступные посягательства на окружающую природную среду предусмотрена уголовным законодательством подавляющего большинства стран мирового сообщества. "Ухудшение состояния окружающей среды, - отмечалось на Генеральной Ассамблее ООН,- угрожает нашей безопасности не меньше, чем гонка вооружений. Мы забираем из воздуха, морей и земли все полезное, а возвращаем лишь отходы и отраву"*(512).
Так, в Уголовном кодексе Испании имеются такие главы, как "О преступлениях против естественных ресурсов и окружающей среды" (гл. III разд. XVI); "О преступлениях, связанных с охраной флоры и фауны" (гл. IV того же раздела); "Общие положения" (гл. V), в которой дифференцировано наказание за преступления против окружающей среды в зависимости от причиненного ущерба и посткриминального поведения виновного.
В Уголовный кодекс ФРГ разд. 29 "Преступные деяния против окружающей среды" был включен в 1980 г. Позднее, в 1994 г., была изменена редакция некоторых статей и криминализированы отдельные деяния, посягающие на окружающую среду*(513). Однако некоторые параграфы о посягательстве на окружающую среду помещены законодателем в другие разделы. Например, браконьерство (_ 292) и браконьерский лов рыбы (_ 293) отнесены к корыстным преступным деяниям (разд. 25), видимо, на том основании, что охрана окружающей среды понимается законодателем как охрана среды обитания в первую очередь людей.
Специальная гл. XXII "Преступления против окружающей среды" выделена в Уголовном кодексе Польши. В восьми статьях этой главы довольно детально регламентирована ответственность за посягательства на животный и растительный мир, на чистоту воды, воздуха и почвы и др. Наказание дифференцировано в зависимости от причиненного ущерба и формы вины.
Одной из самых благополучных с экологической точки зрения стран мира являются Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Новый кодекс ОАЭ, целиком посвященный экологическим правонарушениям, состоит из 105 статей и подробно регламентирует виды наказаний за загрязнение воды, почвы, ущерб заповедникам, зеленым насаждениям и т.п. За особо тяжкое преступление против природы - загрязнение ядерными отходами - в этом Кодексе предусмотрена возможность осуждения к смертной казни.
Много внимания уделяется охране окружающей среды в ряде других дальневосточных стран, например в Малайзии.
Развернутая система норм об ответственности за посягательства на окружающую среду разработана в Узбекистане, Кыргызстане, Таджикистане, Казахстане, Белоруссии. В уголовных кодексах этих стран в основном предусмотрена ответственность за посягательства на окружающую среду, аналогичные тем, которые установлены Кодексом РФ. Специфические признаки и отличия экологических преступлений от УК РФ будут рассмотрены при анализе конкретных посягательств на окружающую среду.

_ 2. История развития законодательства об ответственности за экологические преступления

История развития законодательства об охране природы уходит своими корнями в далекое прошлое. Так, еще в период царствования Алексея Михайловича (1629-1676 гг.) помимо широко известного Соборного Уложения 1649 г. было подготовлено 67 указов об ограничении отстрела лесного зверья. Целью этих указов было положить конец хищническому истреблению животных. Так, только в одном 1653 г. через Архангельск за границу было вывезено 350 тыс. беличьих шкурок.
Систематически принимал крутые меры, обещая отправить браконьеров то на виселицу, то на каторгу, и Петр I.
Однако система норм, обеспечивающих охрану природы, начала складываться лишь к концу XIX в.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. имелись отдельные статьи, защищающие конкретные объекты природы от преступных посягательств на них. Такими объектами являлись: дикие животные, рыбы, птицы, воздух, вода, растительность, особенно леса, земля. Однако говорить о системе природо-охранительного уголовного законодательства применительно к Уложению не приходится. Статьи, в которых предусматривалась ответственность за посягательства на отдельные объекты природы, нельзя отнести к чисто экологическим, так как в них предусматривалась ответственность и за деяния, не являющиеся экологическими. Кроме того, большинство статей о посягательствах на отдельные объекты природы по своей социальной направленности обеспечивали защиту прав собственников (государства, частных лиц). Таковы, например, нормы об ответственности за незаконную рубку, истребление диких животных, произведенные в казенных лесах или частных угодьях.
Уголовное уложение 1903 г., сохранив большинство статей, предусматривающих ответственность за посягательства на природу, дополнило этот перечень рядом новых статей. Основная масса экологических статей была помещена в одну новую гл. 11 "О нарушении постановлений, ограждающих народное благосостояние". Эта глава устанавливала ответственность за неисполнение постановлений об охоте, рыболовстве, устричном, тюленьем, зверином и ином промысле (ч. 1 ст. 253). Отдельно предусматривалась ответственность за производство запрещенного законом промысла морского котика (ст. 254). Имелась в Уголовном уложении и статья об ответственности лесовладельца или лица, которому предоставлено право распоряжаться лесом, за рубку растущего леса или корчевание пней в случаях, когда такая рубка или корчевание запрещены законом или обязательным постановлением (ст. 255) и пр.
В статье "О нарушении правил об устройстве каналов и других водопроводных сооружений говорилось", в частности, о засорении водоемов (ст. 261).
В Уголовном уложении имелись и другие нормы, которые могут быть отнесены к числу экологических.
Однако гл. 11 Уголовного уложения в силу так и не вступила и вплоть до 1917 г. в части экологических преступлений продолжало действовать Уложение о наказаниях 1845 г. Вместе с тем в Уголовном уложении 1903 г. положено начало формированию системы экологических преступлений, что явилось шагом вперед по сравнению с Уложением о наказаниях, свидетельствует о той значительной работе, которая была проделана как учеными, так и законодателем по разработке системы экологических преступлений.
В первые годы после революции новое государство разрабатывает первые законодательные акты об охране природы. Так, 27 мая 1918 г. был подписан декрет об охране лесов, в котором отмечалось их исключительное водоохранное, почвозащитное, экономическое и культурное значение. В это же время принимаются и декреты об охоте и о регулировании рыбного хозяйства в целях сохранения от расхищения и уничтожения редких пород животных и рыб. Еще до утверждения Уголовного кодекса 1922 г. было решено организовать охрану ценных уголков природы с их растительным и животным миром, для чего был принят ряд декретов об учреждении в разных районах страны заповедников.
Уголовный кодекс 1922 г. содержал две нормы, призванные обеспечить охрану природы. В гл. 8, озаглавленной так же, как и в Уголовном уложении, "О нарушении постановлений, ограждающих народное благосостояние" была, в частности, предусмотрена ответственность за нарушение установленных законом или обязательным постановлением правил об охоте и рыбной ловле (ст. 220-а)*(514).
В гл. 2 УК "О преступлениях против порядка управления" предусматривалась ответственность за нарушение законов и обязательных постановлений, изданных в интересах охраны лесов от хищений и истребления (ч. 1 ст. 99), а также за ведение лесного хозяйства с нарушением установленных планов или разработка недр земли с нарушением установленных правил (ч. 3 ст. 99)*(515).
Вместе с тем в Уголовном кодексе 1922 г. отсутствовала система экологических преступлений.
С 1 января 1927 г. вступил в силу Уголовный кодекс 1926 г., издание которого вызывалось необходимостью приведения в соответствие республиканского уголовного законодательства с уголовным законодательством СССР. Поэтому он принципиально не отличался от Кодекса 1922 г. В нем также содержались и статьи об ответственности за нарушение постановлений об охране лесов, о запрещенных воднодобывающих промыслах, о незаконной разработке недр, о незаконном промысле котиков и бобров*(516), о незаконной охоте*(517).
Эти статьи Уголовного кодекса неоднократно изменялись и дополнялись. Так, ст. 85 в первоначальной редакции дословно воспроизводила ст. 99 (об охране лесов). Затем, в связи с изданием новых постановлений об охране лесных богатств страны, ст. 85 неоднократно изменялась: менялись как условия уголовной ответственности за это преступление, так и меры наказания.
Принятию Уголовного кодекса 1960 г. предшествовали многочисленные дискуссии относительно как структуры, так и объема уголовно-правовых запретов, условий уголовной ответственности за конкретные деяния, признаков составов преступлений, в том числе и преступлений, посягающих на окружающую среду.
В доктрине уголовного права в этот период высказывалось мнение относительно необходимости выделения в Кодексе самостоятельной главы, в которую были бы помещены все статьи, предусматривающие ответственность за посягательства на сохранность и рациональное использование природных богатств. Однако такая глава отсутствовала даже в обсуждаемых проектах.
Более оживленная дискуссия по этому вопросу началась после принятия Конституции СССР 1977 г., в которой отмечалась необходимость строгой охраны и научно обоснованного, рационального использования земли и ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира, сохранения в чистоте воздуха и воды, обеспечения воспроизводства природных богатств и улучшения окружающей человека среды (ст. 18). Однако до принятия Конституции в доктрине уголовного права, в частности, в учебниках и учебных пособиях, стал выделяться самостоятельный раздел: "Преступления против природных богатств"*(518), в который включались посягательства на все основные объекты (компоненты) окружающей природной среды. В Уголовном кодексе 1960 г. статьи об ответственности за посягательства на природу находились в разных главах. Подавляющее большинство статей законодатель включил в главу шестую "Хозяйственные преступления" (ст. 160, 161, 163-169). Несколько статей находилось в главе десятой "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения" (ст. 222-223.1, 230), две статьи - в главе второй "Преступления против социалистической собственности" (ст. 98, 99)*(519) и одна статья (ст. 199) - в главе девятой "Преступления против порядка управления". В эти составы преступлений неоднократно вносились изменения и дополнения.
Например, Федеральным законом от 1 июля 1994 г. из статей об уничтожении и повреждении имущества было исключено указание на лесные массивы. Сама глава также подверглась значительным изменениям. Статья 166 (незаконная охота) трижды изменялась.
Расположение статей об ответственности за посягательства на окружающую среду в различных главах Уголовного кодекса 1960 г. свидетельствовало о том, что объекты данных преступлений определялись неодинаково. Это препятствовало созданию единой системы экологических преступлений в уголовном законодательстве. Однако в доктрине уголовного права такая система сложилась уже к концу 80-х - началу 90-х годов, что нашло отражение в проектах Уголовного кодекса 1994 и 1995 гг. Система экологических преступлений, содержащаяся в проекте 1995 г., полностью вошла в Кодекс 1996 г. в качестве гл. 26 "Экологические преступления".
Кодекс 1996 г. отдает предпочтение при формулировании уголовно-правовых запретов экологически вредных деяний специальным нормам, не отказываясь полностью при этом от общих норм, являющихся в основном новеллами действующего Закона.

_ 3. Общие экологические преступления

К числу общих экологических преступлений относятся: нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК), нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст. 247 УК), нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами (ст. 248 УК) и нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262 УК). Эти преступления относятся к общим, поскольку посягают на окружающую среду в целом и могут причинить ущерб различным компонентам природы одновременно. Например, при совершении преступления, предусмотренного ст. 262 УК, вред может быть причинен флоре, фауне, почве, недрам. Эти преступления представляют собой, как правило, нарушение определенных специальных правил, обеспечивающих экологическую безопасность окружающей среды.
Степень опасности данных преступлений определяется в зависимости от возможных или наступивших последствий.
Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК). Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал ответственность за это преступление. Включение данной статьи в Кодекс 1996 г. обусловлено как резким ухудшением экологической ситуации в стране, связанным не в последнюю очередь с нарушениями правил экологической безопасности при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации объектов народного хозяйства, военных, научных и т.п. объектов, так и рядом международных соглашений по охране окружающей среды*(520).
Статья 246 УК относится к числу общих экологических норм. Предусмотренные ею деяния могут причинить вред в целом окружающей среде и различным ее объектам (компонентам).
Общественная опасность этого преступления определяется тем, что в результате нарушения определенных правил происходит существенное ухудшение окружающей природной среды, отражающееся на состоянии здоровья людей, вплоть до генетических изменений, состоянии животного и растительного мира и т.п. Степень опасности определяется также распространенностью нарушения правил производства работ. Так, "по данным Госкомэкологии России, в 1995 г. было обследовано более 250 тыс. предприятий, организаций и других объектов. Серьезные нарушения выявлены на 150 тыс. объектов"*(521). Однако уголовные дела по ст. 246 УК возбуждаются крайне редко*(522).
Рассматриваемое преступление посягает на общественные отношения, обеспечивающие экологический порядок и экологическую безопасность как окружающей среды в целом, так и населения. Некоторые ученые обоснованно вносят в определение объекта этого преступления и такой ограничительный признак, как "при функционировании и развитии различных отраслей хозяйства"*(523).
Несколько иные определения объекта предлагают другие ученые, определяющие объект как "...нормативно определенный порядок производства работ, т.е. установленный соответствующими правилами порядок проектирования, размещения, строительства, ввода в эксплуатацию и эксплуатации промышленных, сельскохозяйственных, научных и иных объектов"*(524) или "отношения в сфере хозяйственной и иной деятельности с целью сохранить природные объекты, оздоровить среду, обеспечить радиационную безопасность населения"*(525).
В первом из приведенных определений не отражен такой признак объекта преступления, предусмотренного ст. 246 УК, как отношения, обеспечивающие экологическую безопасность. Нарушение одного лишь нормативно определенного порядка производства работ выходит за пределы уголовно-правовой сферы, хотя в какой-то части может включать и экологический порядок.
Что касается второго определения, то вряд ли можно считать целью отношений при производстве работ оздоровление среды. Криминализируя рассматриваемое преступление, законодатель стремился не допустить причинения вреда окружающей среде, оздоровление же природной среды находится за пределами уголовно-правовых отношений, возникающих при нарушении соответствующих правил производства работ, предусмотренном ст. 246 УК.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем нарушения правил охраны окружающей среды при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации различного рода объектов (промышленных, сельскохозяйственных, научных и пр.).
Диспозиция ст. 246 УК является бланкетной, т.е. правила охраны окружающей среды, соблюдение которых обязательно при производстве различного рода работ, предусмотрены в законах и подзаконных нормативных актах, устанавливающих требования экологической безопасности при осуществлении определенных видов работ на различных их стадиях.
К числу важнейших таких актов относятся Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды"*(526), запрещающий разработку и реализацию проектов, ведущих к разрушению природной среды и природного равновесия (ст. 57), а равно принимать к эксплуатации предприятия, сооружения и иные объекты без выполнения необходимых экологических требований (ст. 44), а также Закон от 15 апреля 1998 г. "Об экологической экспертизе".
Соответствующие правила обеспечения экологического порядка и экологической безопасности содержатся также в Инструкции по экологическому обоснованию хозяйственной или иной деятельности, утвержденной приказом Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ от 21 февраля 1995 г.; Правилах проектирования, строительства и размещения объектов и т.п.*(527).
Перечень законодательных и подзаконных актов, устанавливающих требования экологической безопасности, объемен и многообразен, насколько многообразна хозяйственная деятельность. Поэтому дать исчерпывающий перечень таких актов не представляется возможным и необходимым.
В ст. 246 УК в первую очередь говорится о нарушении правил охраны окружающей среды при проектировании объектов. Проектирование предполагает разработку и составление плана сооружения либо иного устройства. Очевидно, что на этой стадии работы говорить о причинении реального ущерба окружающей среде не приходится. Значительный временной разрыв между стадией проектирования и наступившими общественно опасными последствиями при эксплуатации объектов является одной из причин отсутствия судебной практики по ст. 246 УК*(528).
Однако стадию проектирования законодатель выделяет обоснованно, так как в ряде случаев негативные последствия строительства и эксплуатации объектов бывают обусловлены игнорированием соответствующих правил именно при разработке проектов. Так, к колоссальным экономическим бедствиям привела реализация проектов хозяйственного освоения Аральского моря, озера Байкал, Волги, залива Кара-Богаз-Гол.
Размещение объектов заключается в определении места, порядка и системы расположения запроектированных объектов. Общественно опасные последствия наступают в процессе не столько размещения (хотя такое возможно), сколько функционирования этих объектов. Так, ошибки в размещении, например, целлюлозного завода в 1966 г. привели к критическому в экологическом отношении состоянию такого уникального природного комплекса, как озеро Байкал. Это потребовало принятия ряда правительственных постановлений и распоряжений с целью ликвидации негативных последствий, в частности, неправильного размещения промышленных объектов*(529).
При строительстве, т.е. непосредственном возведении объектов, а равно реконструкции (перестройка объекта по новой конструкции) вред окружающей среде может быть причинен несоблюдением как определенных строительных правил, так и правил, обеспечивающих экологический порядок и экологическую безопасность. При несоблюдении правил может происходить загрязнение водоемов, почвы, уничтожение флоры, фауны и пр.
Ввод в эксплуатацию - строго определенная процедура сдачи выстроенного (или реконструированного) объекта приемной комиссии, члены которой обязаны проверить фактическое состояние объекта и возможность его функционирования без нарушения норм экологической безопасности. Так, неподготовленность очистных сооружений объекта к работе является основанием запрета ввода объекта в эксплуатацию.
Эксплуатация объекта предполагает его функционирование в соответствии с теми целями, для осуществления которых он был построен (например, промышленное или сельскохозяйственное производство, пусковые комплексы ракет).
Все перечисленные виды производства работ должны соответствовать экологическим требованиям, обеспечивающим экологическую безопасность, что и устанавливается при экологической экспертизе, которая является обязательной начиная с проектирования объекта. Так, каждый подготовленный проект до принятия окончательного решения о его реализации подвергается экологической экспертизе*(530).
Нарушения правил охраны окружающей среды при производстве работ могут выражаться как в невыполнении соответствующих требований, так и в их ненадлежащем выполнении. В любом случае обязательным условием ответственности по ст. 246 УК является наступление тяжких последствий, указанных в этой статье.
Такими последствиями могут быть: 1) существенное изменение радиоактивного фона; 2) причинение вреда здоровью человека; 3) массовая гибель животных; 4) иные тяжкие последствия.
Перечисленные последствия должны быть вызваны именно нарушением правил охраны окружающей среды при производстве названных ранее видов работ, т.е. находиться с ними в причинной связи.
Изменение радиоактивного фона предполагает уровень радиации, превышающий предельно допустимые нормы. Существенным изменение радиоактивного фона признается в тех случаях, когда доза излучения природных радионуклидов (цезия, стронция, криптона и др.) оказывается настолько выше установленных норм*(531), что приводит к облучению людей, опасному для здоровья и генетического фонда человека, либо к такому загрязнению окружающей среды, которое ведет к гибели или повреждению ее компонентов. Подобные изменения радиоактивного фона отмечались в районах, где ранее осуществлялись ядерные испытания, на месте аварии Чернобыльской АЭС в 1986 г., в местах эксплуатации предприятий ядерного топливного цикла, судовых ядерно-энергетических установок и пр.
Причинение вреда здоровью человека предполагает причинение любой тяжести вреда здоровью хотя бы одного человека. Причинение при этом средней тяжести и легкого вреда здоровью, признаки которых определяются в ст. 112 и 115 УК, полностью охватывается данным последствием. Причинение тяжкого вреда здоровью должно влечь квалификацию по совокупности ст. 246 и (при наличии умышленной вины) 111 УК.
Массовая гибель животных подразумевает одновременную их гибель в большом количестве и на больших территориях (акваториях). При этом помимо количества погибших особей должна учитываться и величина популяции.
Иные тяжкие последствия - это любые последствия, существенно нарушающие экологическую безопасность (экологическое равновесие), т.е. представляющие опасность для живых организмов, в том числе и для человека. Под иными тяжкими последствиями, согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, данному в постановлении от 5 ноября 1998 г. N 4 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения", "следует понимать существенное ухудшение качества окружающей среды или состояния ее объектов, устранение которого требует длительного времени и больших финансовых и материальных затрат; уничтожение отдельных объектов; деградацию земель и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию"*(532).
Преступление признается оконченным с момента наступления хотя бы одного из перечисленных последствий. По поводу окончания рассматриваемого преступления в литературе отмечалось наличие коллизии между данной нормой и ст. 31 Федерального закона "Об экологической экспертизе", согласно которой лица, виновные в нарушении законодательства об экологической экспертизе, несут уголовную ответственность. Однако ст. 246 УК может применяться при наличии указанных в ней последствий. Следовательно, проектирование объекта, его размещение и пр. без экологической экспертизы, что чревато будущими катастрофами и колоссальным экономическим ущербом, ответственности по ст. 246 УК не влечет. Не могут такие нарушения квалифицироваться и как покушение, поскольку придется доказывать наличие прямого умысла на причинение указанных в ст. 246 последствий. Наличие же прямого умысла на причинение вреда, например здоровью, означает совершение преступления против личности, а не экологического.
Учитывая сказанное, предлагалось сконструировать ч. 1 ст. 246 УК по типу составов конкретной опасности, т.е. предусмотреть угрозу наступления определенных последствий, а в ч. 2 и 3 перечислить конкретные наступившие последствия*(533).
Относительно субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 246 УК, в доктрине уголовного права высказываются различные точки зрения.
Рассматриваемые преступления одни ученые относят к числу умышленных*(534); другие допускают как умысел, так и неосторожность*(535); третьи - к неосторожным*(536); четвертые - к деяниям с двумя формами вины*(537).
Наиболее предпочтительным представляется мнение, согласно которому преступление, предусмотренное ст. 246 УК, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.
Законодатель не определяет субъективную сторону данного преступления. Следовательно, он допускает возможность его совершения как умышленно, так и по неосторожности. Если бы законодатель отнес это преступление только к умышленным или только к неосторожным, то он должен был либо указать на умышленный характер действий (как он это делает во многих других случаях), и тогда деяние признавалось бы умышленным, либо отнести его к числу неосторожных (как это требуется в соответствии с ч. 2 ст. 24 УК).
Что же касается преступлений с двумя формами вины, то такие преступления, согласно ст. 27 УК, предполагают наличие двух последствий, психическое отношение к которым у субъекта различно. К прямому последствию - отношение умышленное, к другому, побочному, но более тяжкому - неосторожное. При совершении преступления, предусмотренного ст. 246 УК, возможно только одно последствие (или несколько из числа перечисленных). Само же нарушение соответствующих правил при отсутствии последствий уголовно наказуемым действием не является.
Чаще всего рассматриваемое преступление совершается по неосторожности, когда виновный, нарушая соответствующие правила при производстве работ (нарушение может быть и осознанным), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможность их наступления, но должен и может их предвидеть.
При умышленной вине субъект сознает опасность нарушения определенных правил, предвидит возможность или неизбежность наступления перечисленных в ст. 246 УК последствий и желает (что может иметь место крайне редко) либо сознательно допускает или безразлично относится к наступлению таких последствий (например, к массовой гибели животных).
Субъект данного преступления - специальный. Это лицо, обязанное соблюдать или обеспечивать соблюдение указанных в статье правил. Такая обязанность может возлагаться на него законом, подзаконным нормативным актом или приказом и должна быть доведена до его сведения. Поскольку в ст. 246 УК выделена стадия ввода в эксплуатацию, постольку к ответственности могут привлекаться и члены приемной комиссии (в пределах возложенных на специалистов различного профиля задач).
Преступление, предусмотренное ст. 246 УК, следует отграничивать от других преступлений, совершаемых путем нарушения правил (в том числе и экологических) при производстве конкретных работ.
Так, ст. 215 УК установлена ответственность за нарушение правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве и эксплуатации объектов атомной энергетики. Одним из последствий этого преступления законодатель называет радиоактивное заражение окружающей среды (ч. 2).
Разграничение названных преступлений следует проводить в первую очередь по объективным их признакам: деяние, предусмотренное ст. 215 УК, посягает на общественную безопасность. Экологическая же безопасность, на которую посягает преступление, указанное в ст. 246 УК, составляет лишь часть общественной безопасности. Из числа объектов, нарушение правил производства работ на которых влечет ответственность по ст. 246, исключены объекты атомной энергетики. Функционирование последних предполагает особо тщательное соблюдение специальных, установленных для таких объектов правил.
И, наконец, различие этих составов преступлений заключается в характере нарушаемых правил. Если в ст. 246 УК речь идет о правилах охраны окружающей среды, то в ст. 215 УК - о правилах безопасности.
В уголовном законодательстве отдельных зарубежных стран также имеются статьи, аналогичные ст. 246 УК РФ. Например, в Кыргызстане - это ст. 265 УК; Таджикистане - ст. 220 УК; Казахстане - ст. 277 УК.
В ст. 265 УК Белоруссии сконструировано два состава преступления: в ч. 1 - преступление, аналогичное предусмотренному ст. 246 УК РФ, за исключением того, что законодатель оговаривает неосторожное отношение к последствиям, в число которых он включает и причинение ущерба в особо крупном размере*(538), а в ч. 2 - состав конкретной опасности (заведомое создание угрозы наступления последствий, предусмотренных ч. 1).
В Уголовном кодексе Узбекистана данный состав преступления содержит: "Нарушение должностным лицом норм и требований экологической безопасности при проектировании, размещении строительства, вводе в эксплуатацию промышленных, энергетических, транспортных, коммунальных, агропромышленных, научных или иных объектов, либо прием в эксплуатацию членами Государственной комиссии в нарушение установленных нормативными актами правил приемки этих объектов, повлекшие смерть человека, массовые заболевания людей, изменения в окружающей природной среде, отрицательно влияющие на ее состояние, или иные тяжкие последствия:" (ст. 193). Кроме того, в нем предусмотрена ответственность: 1) за умышленное сокрытие или искажение сведений о загрязнении окружающей природной среды (ст. 194); 2) за непринятие мер по ликвидации последствий ее загрязнения (ст. 195); за загрязнение окружающей среды (земель, вод, атмосферного воздуха), повлекшее указанные в статье последствия (ст. 196). Все эти 4 состава преступления носят общий характер, так как обеспечивают охрану окружающей природной среды в целом.
В уголовных кодексах других зарубежных стран в отдельных статьях предусмотрена ответственность за причинение ущерба окружающей среде при работе предприятий определенного профиля. Так Уголовный кодекс ФРГ в разд. 29 "Преступные деяния против окружающей среды" установил ответственность не только за посягательства на конкретные объекты природы, но и за незаконную эксплуатацию установок (_ 327); незаконное обращение с радиоактивными веществами и другими опасными материалами и ресурсами (_ 328); угрозу нуждающейся в защите территории, т.е. территории, требующей особой защиты от вредного воздействия на окружающую среду (_ 329); тяжелая угроза окружающей среде (_ 330) и некоторые др.
Уголовный кодекс Испании в гл. III "О преступлениях против естественных ресурсов и окружающей среды" (разд. XVI) к числу общих норм, защищающих природу от причинения вреда при нарушениях законов и других общих положений о защите окружающей среды, отнес ст. 325 и 329, устанавливающие ответственность должностных лиц и государственных служащих, умышленно давших разрешение на функционирование предприятий, или на производство работ, загрязняющих окружающую среду. Наказание назначается в соответствии со ст. 331 на ступень ниже, если названные деяния совершены по грубой неосторожности, а не умышленно.
В некоторых зарубежных странах уголовные кодексы не содержат общих норм, предусматривающих ответственность за нарушение экологических правил при производстве определенных работ, однако довольно детально регламентируют условия ответственности при посягательствах на конкретные объекты (компоненты) окружающей природной среды (например, гл. XXII УК Польши).
Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст. 247 УК). Ответственность за данное преступление была предусмотрена Уголовным кодексом 1960 г. только частично (ст. 223.5 и ст. 226.2)*(539), но в доктрине уголовного права эти составы преступления не включались в систему экологических норм, а рассматривались как посягательства на общественную безопасность. Даже при характеристике иных тяжких последствий как обязательного признака состава преступления, установленного ст. 223.5 УК 1960 г., вред окружающей природной среде обычно не упоминался*(540).
Опасность преступления, предусмотренного ст. 247 УК, определяется тем, что экологически опасные вещества и отходы оказываются в условиях, не защищающих людей и окружающую среду от их вредного воздействия. Отдельные промышленные предприятия не уделяют должного внимания разработке и внедрению малоотходных технологических процессов, бессточных систем водопользования и пр. Некоторые места России в последние годы стали кладбищем вредоносных ядерных и химических отходов, так как не все они захоронены в соответствии с экологическими требованиями. Особую опасность представляют радиоактивные, бактериологические и химические вещества и отходы.
К радиоактивным относятся вещества, содержащие элементы, обладающие способностью к самопроизвольному превращению в другие элементы, которое сопровождается испусканием ядерных излучений. Проходя через живые ткани человека, радиоактивное излучение нарушает биохимические процессы, что приводит к физическим, химическим и, в конечном счете, к патологическим изменениям в организме человека.
Бактериологическими веществами являются микроскопические, как правило, одноклеточные организмы, вызывающие болезни человека, животных и растений.
Химические вещества представляют собой соединения токсичных химических элементов, не подвергающихся распаду и активно воздействующих на организм человека и окружающую среду.
Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 247 УК, являются общественные отношения, обеспечивающие экологическую безопасность и экологический порядок.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем производства запрещенных видов опасных отходов, либо нарушения установленных правил при транспортировке, хранении, захоронении, использовании или ином обращении радиоактивных, бактериологических или химических веществ и отходов.
Диспозиция ст. 247 УК является бланкетной и отсылает к многочисленным законодательным и подзаконным актам, регулирующим различные общественные отношения с целью предупредить возможное причинение вреда окружающей природной среде, а следовательно, и людям.
К таким нормативным актам относятся, например, упоминавшиеся ранее Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей среды" и Федеральный закон от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", постановление Правительства РФ от 22 июля 1992 г. "Об утверждении Порядка инвентаризации мест и объектов добычи, транспортировки, переработки, использования, сбора, хранения и захоронения радиоактивных веществ и источников ионизирующего излучения на территории Российской Федерации"*(541); постановление Совета Министров - Правительства РФ от 14 августа 1993 г. N 894 "О первоочередных работах в области обращения с радиоактивными отходами и отработанными ядерными материалами"*(542); Федеральный закон от 21 июля 1997 г. "О промышленной безопасности опасных производственных объектов"*(543) и др.
Производство запрещенных видов опасных отходов*(544) предполагает появление в процессе производственной деятельности (обычно это изготовление радиационной, бактериологической или химической продукции) таких отходов, которых не должно быть. Это происходит, как правило, в результате нарушений каких-то технологических норм и процессов. Представляется неточным утверждение, что производство запрещенных видов опасных отходов может заключаться также в неуничтожении, необезвреживании, ведущих к их накоплению*(545).
Производство запрещенных видов опасных отходов всегда незаконно, поскольку таких отходов в производстве, о котором говорится в ст. 247 УК, быть не должно. Что же касается захоронения и иного обращения экологически опасных отходов, там, где их появление есть неизбежное последствие производственного процесса, то совершение таких действий без нарушения установленных правил не является незаконным и влечет за собой ответственность лишь при нарушении последних.
Данное преступление, как уже отмечалось, может совершаться и путем нарушения установленных правил при обращении*(546) экологически опасных веществ и отходов. Виды обращения перечислены законодателем. Это транспортировка, хранение, захоронение, использование или иное обращение.
Транспортировка предполагает перемещение указанных в ст. 247 УК веществ и отходов независимо от способа перевозки и места хранения.
Хранение - любые действия, связанные с удержанием экологически опасных веществ и отходов во владении лица или лиц (например, при себе, в производственном помещении, на даче, в тайнике и пр.), хотя хранение их допускается только в специально предназначенных для этого помещениях.
Захоронение заключается в погружении вещества или отходов в воду или грунт и оставлении его там. Захоронение, произведенное с нарушением установленных правил или в не предназначенных для этого местах, приводит к тяжелому поражению окружающей природной среды, что неизбежно отражается на состоянии здоровья населения.
Использование экологически опасных веществ и отходов состоит в применении их с нарушением правил, обеспечивающих безопасность людей и окружающей природной среды.
Иным обращением являются сбыт, передача, списание, выбрасывание, разрушение без разрешения компетентных органов и с нарушением установленных правил и пр.
Все перечисленные виды обращения экологически опасных веществ и отходов не запрещены при условии строгого соблюдения специальных правил, установленных с целью обеспечения экологической безопасности как населения, так и окружающей среды.
Преступление, предусмотренное ст. 247 УК, признается оконченным с момента появления в результате нарушения конкретных экологических норм угрозы причинения существенного вреда здоровью людей или окружающей природной среде. О наличии угрозы причинения вреда свидетельствует констатация превышения норм предельно допустимой концентрации радиоактивных, бактериологических или химических веществ или отходов на определенной территории, в том числе на самом предприятии, в жилом районе, в водоеме и пр. Однако уголовная ответственность предусмотрена лишь при таком превышении норм предельно допустимой концентрации указанных веществ и отходов, которое может привести к причинению существенного вреда здоровью людей или окружающей природной среде. Понятие "существенный вред" является оценочной категорией, и его наличие определяется органами предварительного расследования и судом с учетом заключения экологической экспертизы.
Представляется не совсем точным следующее определение момента окончания рассматриваемого преступления: "с момента совершения перечисленных в диспозиции деяний"*(547) поскольку сам факт нарушения правил обращения экологически опасных веществ и отходов при отсутствии угрозы причинения именно существенного вреда уголовной ответственности не влечет.
Данный состав сконструирован законодателем как состав поставления в опасность. Поэтому при привлечении к ответственности по ст. 247 УК необходимо установить не только факт нарушения соответствующих правил, но и наличие в результате этого нарушения угрозы существенного вреда здоровью людей или природной среде, так как не всякое превышение предельно допустимой концентрации веществ и отходов создает угрозу причинения существенного вреда. Кроме того, должна быть установлена и причинная связь между нарушением и появлением угрозы причинения существенного вреда.
В упоминавшемся ранее постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. создание угрозы причинения существенного вреда определяется как "возникновение такой ситуации либо таких обстоятельств, которые повлекли бы предусмотренные законом вредные последствия, если бы не были прерваны вовремя принятыми мерами или иными обстоятельствами, не зависящими от воли причинителя вреда.
Угроза при этом предполагает наличие конкретной опасности реального причинения вреда здоровью человека или окружающей среде" (п. 6).
По поводу субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 247 УК, высказываются различные мнения. Одни ученые полагают, что это преступление совершается только с прямым умыслом*(548); другие - с косвенным умыслом*(549); третьи допускают возможность совершения данного преступления и по неосторожности*(550).
Более предпочтительным представляется третье мнение. Вместе с тем, на наш взгляд, требуются некоторые уточнения. Производство запрещенных видов экологически опасных веществ и отходов может совершаться умышленно, когда производитель сознает опасность появления в результате какого-то технологического процесса таких веществ и отходов, предвидит возможность или неизбежность угрозы причинения существенного вреда здоровью людей или окружающей среде и желает (что имеет место крайне редко) либо сознательно допускает эту угрозу.
Однако в ряде случаев возможна и неосторожная вина, когда виновный, сознательно нарушая правила обращения экологически опасных веществ, предвидит возможность создания угрозы правоохраняемым интересам, но самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение, либо не предвидит это, но должен был и мог предвидеть.
Субъект преступления - специальный. Это лицо, на которое возложена обязанность соблюдения определенных правил с целью, во-первых, исключения возможности производства запрещенных видов отходов или, во-вторых, обеспечения соблюдения правил обращения с экологически опасными веществами и отходами.
В ч. 2 и ч. 3 ст. 247 УК предусмотрена ответственность за квалифицированные виды данного преступления.
Квалифицирующими это преступление признаками, согласно ч. 2, являются:
1) загрязнение, отравление или заражение окружающей среды;
2) причинение вреда здоровью человека;
3) массовая гибель животных;
4) совершение таких действий в зоне экологического бедствия или в зоне экологической ситуации.
Загрязнение окружающей среды - негативное радиоактивное, биологическое, физико-химическое или иное изменение качества природной среды (атмосферного воздуха, вод, почвы и пр.) в результате хозяйственной и иной деятельности человека, превышающее установленные нормативы вредного воздействия на окружающую среду. Наиболее распространенными, загрязняющими поверхностные воды России веществами являются нефтепродукты, фенолы, легко окисляемые органические вещества, соединения металлов и пр. В результате аварии на Чернобыльской АЭС загрязненными радионуклидами оказались значительные территории страны.
Отравление и заражение окружающей среды представляют собой разновидности загрязнения, заключающиеся во внесении в окружающую среду токсических веществ, которые вызывают болезни и гибель компонентов окружающей среды (например, растительности, животных).
Одним из опасных последствий загрязнения окружающей среды является такое воздействие на организм человека, которое вызывает генетические повреждения. Изучение частоты генетических нарушений у жителей городов с различными уровнями загрязнения воздуха, питьевой воды и почвы позволяет утверждать, что степень этих повреждений связана с суммарными загрязнениями среды мутагенными и канцерогенными веществами. Так, мониторинг генетического здоровья в г. Кемерово показал тесную связь генетических повреждений у детей и суммарного загрязнения физическими и химическими агентами в загрязненных районах проживания с превышением общепринятых норм указанных повреждений в два раза и более.
Такие квалифицирующие признаки, как причинение вреда здоровью человека и массовая гибель животных, ничем не отличаются от аналогичных признаков, предусмотренных ст. 246 УК.
Отнесение к числу квалифицирующих признаков совершения рассматриваемого преступления в зоне экологического бедствия или зоне чрезвычайной экологической ситуации обусловлено крайне неблагополучным состоянием окружающей среды на этих территориях.
Зонами экологического бедствия объявляются государством такие участки территории Российской Федерации, на которых в результате хозяйственной или иной деятельности произошли глубокие необратимые изменения окружающей среды, повлекшие за собой существенное ухудшение здоровья населения, нарушение природного равновесия, разрушение естественных экологических систем, генетических фондов флоры и фауны и их деградацию, включая неконтролируемые мутации.
Зонами чрезвычайной экологической ситуации объявляются государством те участки территории, на которых в результате хозяйственной или иной деятельности происходят устойчивые и углубляющиеся отрицательные изменения окружающей природной среды, угрожающие стать необратимыми и уже существенно влияющие на здоровье населения, состояние естественных экологических систем, генетических фондов и т.п.
В ч. 3 ст. 247 УК особо квалифицирующими признаками этого деяния названы смерть человека либо массовое заболевание людей.
Понятие "массовость заболеваний" носит оценочный характер; его применение требует консультации (экспертизы) специалистов по организации здравоохранения. Вместе с тем очевидно, что массовое заболевание означает заболевание такого числа людей, которое значительно превышает уровень заболеваемости, обычно регистрируемый в определенное время в конкретном регионе. Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 247 УК, законодатель отнес к числу неосторожных, хотя сами нарушения правил обращения с экологически опасными веществами и отходами могут быть совершены и осознанно.
Преступление, названное в ст. 247 УК, следует отграничивать от деяния, ответственность за которое установлена ст. 220 УК (незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами). Статья 220 УК помещена законодателем в главу "Преступления против общественной безопасности", и она (статья) по отношению к ст. 247 УК считается специальной нормой, поскольку предметом преступления, которое предусмотрено ст. 220, являются только ядерные материалы и радиоактивные вещества. В статье же 247 говорится, помимо радиоактивных, и о бактериологических, а также о химических веществах и отходах. Самые опасные из них - радиоактивные. Поэтому законодатель отнес обращение (оборот) таких веществ к числу преступлений против общественной безопасности, а не против окружающей среды. Следовательно, при незаконном приобретении, хранении, использовании, передаче или разрушении радиоактивных материалов в силу правила о конкуренции общих и специальных норм преимущественному применению подлежит специальная норма, т.е. ст. 220 УК. В остальных случаях, не предусмотренных ст. 220 УК (например, транспортировка, захоронение и пр.), будет применяться ст. 247 УК.
Ответственность за преступления, аналогичные предусмотренным ст. 247 УК, установлена и в уголовных кодексах некоторых зарубежных государств, например, Кыргызстана (ст. 266), Казахстана (ст. 278). Несколько иначе решен этот вопрос в кодексах Белоруссии (ст. 268), Узбекистана (ст. 194), Таджикистана (ст. 221). В них предусмотрена ответственность за сокрытие или умышленное искажение должностным лицом сведений об авариях с экологическими последствиями, о радиационном, химическом, бактериологическом или другом загрязнении окружающей среды.
В Уголовном кодексе ФРГ в разд. 29 "Преступные деяния против окружающей среды" имеется ряд параграфов, касающихся ответственности за: неразрешенное обращение с опасными отходами (_ 326), незаконную эксплуатацию установок (_ 327), незаконное обращение с радиоактивными веществами и другими опасными материалами и ресурсами (_ 328). Довольно суровое наказание предусмотрено Уголовным кодексом Польши за перевозку, собирание, складирование, выбрасывание или оставление без соответствующего обеспечения безопасности радиоактивных материалов либо иных источников ионизирующего излучения, если это угрожает жизни или здоровью человека либо влечет уничтожение растительного или животного мира в значительных размерах (ст. 184, _ 1). В отдельной статье установлена ответственность за нарушение правил складирования, удаления, переработки, обезвреживания либо перевозки отходов или веществ при наличии угрозы жизни или здоровью многих людей либо угрозы уничтожения растительности или животного мира в значительных размерах (ст. 183, _ 1).
В уголовных кодексах многих зарубежных стран ответственность дифференцируется в зависимости от того, умышленно или по неосторожности совершаются рассматриваемые деяния.
Нормы, защищающие окружающую среду от загрязнения ее радиоактивными веществами и отходами, а также другими результатами деятельности человека, включены в кодексы разных государств на основе международных соглашений по охране окружающей природной среды, с целью обеспечения международной экологической безопасности.
Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами (ст. 248). Ответственность за это преступление была предусмотрена и в Уголовном кодексе 1960 г. в ст. 222.1, включенной в него в 1993 г. В том же 1993 г. в разделе "Особо опасные государственные преступления" появились и ст. 67.1 и 67.2 об ответственности за производство бактериологического оружия и за разработку, производство, приобретение, хранение, сбыт и транспортировку биологического оружия. В примечании к ст. 67.2 давалось определение биологического оружия, под которым понимались любые живые организмы, в том числе микроорганизмы, вирусы или другие биологические агенты, а также любое вещество, произведенное живыми организмами или полученное методом генной инженерии, либо любое его производное.
Микробиологическими и иными биологическими агентами являются микроорганизмы, вызывающие болезни человека, животных и растений. Токсины - это соединения (чаще всего белковой природы) бактериального, растительного или животного происхождения, т.е. выделяемые организмами при их жизни или после гибели и способные при попадании в организм человека или животного вызвать заболевание или гибель.
Данное преступление отнесено законодателем к числу преступлений средней тяжести. Его опасность определяется тем, что нарушение правил обращения с указанными агентами и токсинами может вызвать массовые заболевания, гибель животных и растительности на значительных территориях. Следовательно, это деяние посягает на экологическую безопасность как населения, так и окружающей природной среды.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 248 УК, заключается в нарушении правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами. Правила безопасности - это правила производства и обращения с опасными веществами и организмами (например, хранение, транспортировка, уничтожение), а также правила проведения профилактических работ с целью предупреждения возможного негативного воздействия агентов и токсинов на живые организмы.
Диспозиция ст. 248 УК бланкетная. Это означает, что указанные правила безопасности предусмотрены в различного рода законах и подзаконных нормативных актах. Например, Законом от 19 декабря 1991 г. "Об окружающей природной среде" предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам, способным оказать биологическое воздействие на окружающую среду, предписывается обеспечивать экологически безвредное производство, хранение, транспортировку, использование и удаление микроорганизмов и биологических веществ (ст. 52). Предусмотрены такие правила и в нормативных актах по ветеринарии, сельскому хозяйству, в соответствующих инструкциях, приказах руководителей министерств, ведомств, научно-исследовательских организаций и пр. Так, особую опасность представляют нарушения правил в медицинских и ветеринарных лабораториях, работающих с возбудителями опасных болезней. Правила безопасности при обращении с биологическими агентами и токсинами изложены также в международных конвенциях и соглашениях по борьбе с заразными болезнями человека и животных.
Уголовная ответственность за нарушение указанных правил предусмотрена лишь при наступлении определенных последствий. Такими последствиями законодатель называет: 1) вред здоровью человека; 2) распространение эпидемий; 3) распространение эпизоотий; 4) иные тяжкие последствия.
Причинение вреда здоровью, учитывая специфику деяния, предусмотренного ст. 248 УК, заключается в причинении любого по тяжести вреда здоровью, во временной или постоянной утрате трудоспособности в результате заболевания, вызванного микробиологическими или иными биологическими агентами или токсинами.
Под эпидемией понимается заболеваемость населения определенной инфекционной болезнью с уровнем, значительно превышающим обычно регистрируемый на данной территории за аналогичный период.
Инфекционными считаются такие заболевания, которые вызываются болезнетворными микроорганизмами (агентами, токсинами) и передаются от зараженного человека или животного здоровому.
Эпизоотии - это массовые заболевания животных и птиц, вызванные микроорганизмами и распространившиеся на определенный регион. Для эпизоотии характерна тенденция к распространению за пределы территории, где появилась болезнь.
Под иными тяжкими последствиями подразумеваются массовые заболевания людей и животных, не являющиеся эпидемиями и эпизоотиями, широкое распространение инфекционных болезней растений (эпифитотии), значительный материальный ущерб, дезорганизация хозяйственной деятельности каких-то объектов и пр.
Перечисленные последствия должны находиться в причинной связи с допущенными нарушениями указанных ранее правил безопасности.
Данное преступление признается оконченным с момента наступления хотя бы одного из перечисленных в ч. 1 ст. 248 УК последствий или с момента смерти хотя бы одного человека (ч. 2).
С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется неосторожной виной, хотя само нарушение правил безопасности при обращении с биологическими агентами и токсинами может совершаться и осознанно. В доктрине уголовного права высказываются мнения, что это преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности*(551), а также, что для него характерен косвенный умысел*(552). Однако более правильной представляется следующая позиция: "Если отношение виновного к наступившим последствиям проявляется в безразличии или их допущении, он должен нести ответственность за умышленное преступление против личности (за причинение среднего или тяжкого вреда), собственности (умышленное уничтожение чужого имущества)"*(553).
Не совсем понятна рекомендация: "За преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 248, ответственность наступает, если оно совершается умышленно по отношению к действиям: Отношение к последствиям - неосторожное. В целом преступление считается умышленным"*(554). В данном случае автор определяет форму вины рассматриваемого преступления по отношению к деянию, хотя традиционно форма вины определяется по отношению к последствию.
Теоретически не обоснована и позиция о том, что преступление, предусмотренное ст. 248 УК, является преступлением с двумя формами вины*(555).
Неосторожная форма вины при совершении рассматриваемого преступления может быть в форме как легкомыслия, так и небрежности.
При легкомыслии виновный предвидит возможность наступления перечисленных в ст. 248 УК последствий, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение. Правила безопасности нарушаются обычно осознанно, так как предвидение возможности наступления общественно опасных последствий означает осознанность, хотя бы в самой абстрактной форме, опасности своего поведения (нарушения).
При небрежности виновный последствий не предвидит, хотя при должной внимательности и предусмотрительности должен и может их предвидеть. Само же нарушение правил при этом может быть как осознанным, так и неосознанным, однако их соблюдение является обязанностью субъекта.
Субъект преступления - специальный. Это лица, которые, во-первых, имеют дело с микробиологическими или иными биологическими агентами и токсинами в силу осуществления своих профессиональных функций и обязаны соблюдать соответствующие правила, и, во-вторых, имеют доступ к этим предметам по роду работы и обязаны соблюдать регулирующие такой доступ правила экологической безопасности (например, лица, осуществляющие уборку соответствующих помещений).
Преступление, предусмотренное ст. 248 УК, необходимо отграничивать от других преступлений, при совершении которых используются биологические вещества, и прежде всего от преступления, названного в ст. 247 УК, устанавливающей ответственность за нарушение правил обращения бактериологических (и других) веществ и отходов. Преступление, предусмотренное ст. 247 УК, признается законодателем более опасным. Это единственное экологическое преступление, отнесенное законодателем при наступлении смерти или массовом заболевании людей к числу тяжких. Кроме того, биологические вещества и отходы более широкое понятие, нежели микробиологические и иные биологические агенты и токсины. Наконец, по ст. 247 УК возможно привлечение к ответственности и при отсутствии реальных последствий (ч. 1), так как этот состав деяния сконструирован как состав поставления в опасность, а ст. 248 УК - по типу материальных составов, что предполагает наступление перечисленных в ней последствий.
Статьи, аналогичные ст. 248 УК, содержатся в уголовных кодексах таких зарубежных стран, как Кыргызстан (ст. 267), Таджикистан (ст. 224), Казахстан (ст. 279), Белоруссия (ст. 279). Только в последнем случае имеет место несколько иное расположение последствий (в ч. 1 - деяния, повлекшие по неосторожности заболевания людей, в ч. 2 - также при неосторожной форме вины - смерть человека, возникновение эпидемий или эпизоотий, иные тяжкие последствия).
В других странах вопрос о соблюдении правил обращения с биологическими веществами рассматривается зачастую с точки зрения обеспечения общественной безопасности, а равно здоровья населения. В главах же об экологических преступлениях содержатся лишь общие составы преступления. Так, в ст. 183, _ 1 УК Польши предусмотрена ответственность за складирование, удаление, переработку, обезвреживание либо перевозку вопреки правилам отходов и веществ в таких условиях или таким способом, что это может угрожать жизни или здоровью многих людей или повлечь уничтожение животного или растительного мира в значительных размерах. Очевидно, что в понятие таких веществ включаются и биологические вещества, представляющие опасность для людей и окружающей среды.
Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262 УК). Это преступление отнесено к числу общих экологических преступлений, поскольку при его совершении вред может одновременно причиняться нескольким объектам (компонентам) окружающей природной среды (например, почве, водам, животным, растительности и пр.). В Уголовном кодексе 1960 г. такая статья отсутствовала. Однако в ст. 230 предусматривалась ответственность наряду с умышленным уничтожением, разрушением или порчей памятников истории и культуры также и за подобные действия, совершенные в отношении природных объектов, взятых государством под охрану. Статья 262 УК РФ не ограничивается общим указанием на природные объекты, а содержит их перечень (заповедники, заказники и т.д.). Кроме того, рассматриваемый состав преступления, в отличие от прежнего, сконструирован по типу материальных и предусматривает вкачестве последствия причинение значительного ущерба.
Опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что при его совершении порой уникальные памятники природы или иные природные территории, охраняемые государством в силу значительной исторической, научной, культурной, оздоровительной и т.п. ценности, приводятся в состояние, когда частично или полностью утрачивают свои функции. Однако дел по ст. 262 УК возбуждается крайне мало. Так, в 1997 г. было возбуждено 16, в 1998 г. - 7, в 1999 г. - 21 дело*(556).
Преступление, предусмотренное ст. 262 УК, посягает на экологическую безопасность особо охраняемых природных территорий и объектов.
К числу особо охраняемых территорий и объектов относятся: заповедники, заказники, национальные парки, памятники природы и другие особо охраняемые государством природные территории (ст. 4 Закона "Об охране окружающей среды").
Заповедники - участки земли либо водной поверхности, на которых имеются природные объекты особой научной или культурной ценности (типичные или редкие ландшафты, редкие геологические образования, места сохранения генетического фонда растений или животных и т.п.). В составе государственных природных заповедников выделяются биосферные*(557) заповедники. На территории заповедника запрещается хозяйственная, рекреационная*(558) и иная деятельность.
Заказники - территория или акватория, на которой при ограниченном использовании природных ресурсов охраняются все или отдельные виды животных и растений. В России существуют охотничьи, рыбохозяйственные и другие заказники. Однако в случаях, если хозяйственная, рекреационная или иная деятельность противоречит целям организации заказника или причиняет вред окружающей природной среде, она запрещается.
Национальные (природные) парки - это территория (акватория), на которой охраняются ландшафты и уникальные объекты природы. Территории национальных парков предназначены для использования в природоохранных, рекреационных, просветительских, научных и культурных целях. На этих территориях запрещается хозяйственная и иная деятельность, противоречащая целям и задачам организации парка.
Памятники природы - охраняемые государством природные объекты, имеющие научное, историческое или культурно-просветительское и эстетическое значение (водопады, геологические обнажения, уникальные деревья и пр.). Природные объекты, объявленные памятниками природы, полностью изымаются из хозяйственного пользования.
К числу других природных территорий, особо охраняемых государством, относятся дендрологические парки и ботанические сады, лечебно-оздоровительные местности и курорты, зеленые зоны вокруг городов и промышленных поселков.
С объективной стороны рассматриваемое преступление заключается в нарушении режима перечисленных природных территорий и природных объектов. Режим в данном случае означает совокупность правил и норм, обеспечивающих сохранность этих территорий и объектов.
Указанные правила и нормы, помимо Закона РСФСР "Об охране окружающей среды", содержатся в многочисленных законах, подзаконных актах, инструкциях, приказах и т.п. Например, в Федеральном законе от 14 марта 1995 г. "Об особо охраняемых природных территориях"*(559); Положении о государственных природных заповедниках в РСФСР от 18 декабря 1991 г.*(560); Указе Президента РФ от 2 октября 1992 г. N 1155 "Об особо охраняемых природных территориях Российской Федерации"*(561); Типовом положении о государственных природных заказниках и памятниках природы, утвержденном приказом Минприроды России от 14 декабря 1992 г. N 334, и др.
Объективную сторону рассматриваемого деяния составляют нарушения установленных правил поведения на соответствующих территориях. Нарушения могут выражаться в невыполнении специальных требований, предъявляемых к юридическим или физическим лицам (например, уполномоченные на то люди не принимают мер по обеспечению охраны заповедника). Однако чаще всего это преступление совершается путем действия (например, проведение хозяйственной деятельности на территории заповедника, разработка полезных ископаемых, устройство пикника с захламлением заповедника, уничтожением растительности).
Преступление, предусмотренное ст. 262 УК, сконструировано законодателем по типу материальных составов. В качестве последствий в статье указано на причинение значительного ущерба. Последний может выразиться в уничтожении, повреждении или иной порче природных объектов. При уничтожении природный объект полностью приводится в негодность и не подлежит восстановлению. При повреждении и разрушении происходит частичное приведение природного объекта в негодность, что иногда также означает его гибель, но в некоторых случаях объект может быть восстановлен. Иная порча природного объекта может заключаться в повреждении внешнего вида, нарушении целостности, захламлении территории или водных объектов.
Вопрос значительности ущерба решается в каждом отдельном случае с учетом всех обстоятельств дела, в том числе степени невосполнимости утрат, соотношения утраченной и сохранившейся частей объекта, степени ограничения его посещения, расходов на восстановление и т.п. При определении значительности ущерба должны учитываться снижение экологической, научной, эстетической, культурной ценности объекта, а также размер вреда, нанесенного флоре и фауне.
Обязательным признаком объективной стороны данного преступления является наличие причинной связи между нарушением режима указанных территорий, а равно объектов и причинением значительного экологического ущерба.
Преступление признается оконченным с момента наступления последствий в виде значительного ущерба, причиненного перечисленным ранее территориям и объектам.
С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины. Виновный сознает опасность своего поведения, предвидит возможность или неизбежность причинения значительного ущерба особо охраняемым территориям и объектам и желает либо сознательно допускает или безразлично относится к его причинению. Чаще всего такие действия совершаются с косвенным умыслом.
В доктрине уголовного права высказываются и иные мнения. Это преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности*(562); преступление возможно только с прямым умыслом*(563). В первом случае слишком расширены условия уголовной ответственности, а во втором - чрезмерно сужены.
Неосторожное нарушение режима особо охраняемых территорий и объектов, по нашему мнению, должно влечь гражданско-правовую ответственность. За преступления, не представляющие большой общественной опасности, уголовная ответственность, как правило, предусматривается лишь при наличии умышленной вины.
Ограничение рассматриваемого преступления прямым умыслом ни теоретически, ни практически не обосновано. Оно может быть совершено с прямым умыслом, но чаще, как уже отмечалось, совершается с косвенным умыслом, когда виновный безразлично относится к тому, что в результате нарушения им определенных правил будет причинен экологический вред, который затем признается значительным. Мотивы и цели нарушения бывают различными (корыстные, хулиганские, производственные, ложно понятые интересы дела и пр.) и на квалификацию не влияют, но должны учитываться при индивидуализации наказания.
Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16 лет, лицо. В случаях, когда нарушение режима указанных территорий или объектов совершается должностными лицами или лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность при наличии признаков, предусмотренных ст. 285 и 201 УК, должна наступать по совокупности.
Статья 262 УК не единственная в Кодексе, в которой говорится о посягательствах на природные объекты. В гл. 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности" предусмотрена ответственность за уничтожение или повреждение природных комплексов и объектов, взятых под охрану государства, наряду с уничтожением и повреждением памятников истории и культуры, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность (ст. 243). Квалифицированным видом этого преступления является совершение названных действий в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения. Таким образом, можно констатировать наличие коллизии двух норм. Для ее устранения указание на природные комплексы и объекты следовало бы исключить из ст. 243 УК и отнести посягательства на них к числу экологических преступлений.
В уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран также содержатся статьи, аналогичные ст. 262 УК РФ (например, ст. 204 УК Узбекистана).
В ст. 293 УК Казахстана помимо ч. 1, аналогичной ст. 262 УК РФ, содержится и вторая часть, в которой предусмотрена ответственность за умышленное повреждение или уничтожение объектов государственного природно-заповедного фонда на особо охраняемых природных территориях, повлекшее причинение значительного ущерба. Вопрос о субъективной стороне решен законодателем четко: в ч. 1 ст. 293 предусмотрена ответственность за неосторожное нарушение режима особо охраняемых территорий, а в ч. 2 - за наиболее опасные действия, выразившиеся в умышленном уничтожении или повреждении таких объектов или территорий.
В Уголовном кодексе Таджикистана ст. 236 аналогична ст. 262 УК РФ. Однако в примечании к этой статье дается понятие значительного ущерба. Им признается исчисляемый по установленным таксам ущерб, в 30 раз превышающий минимальный размер заработной платы, установленный на момент совершения преступления в Республике.
Наиболее развернутая система норм о посягательствах на особо охраняемые территории и объекты содержится в Уголовном кодексе Белоруссии. Глава "Об экологических преступлениях" начинается со ст. 263, предусматривающей ответственность за умышленное уничтожение или повреждение особо охраняемых природных объектов. В статье оговаривается: "...при отсутствии признаков более тяжкого преступления". Наказание за это преступление предусмотрено вплоть до лишения свободы на срок до трех лет. Более тяжким законодатель признал преступление, предусмотренное ст. 264 "Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и объектов", оговорив возможность умышленного либо неосторожного причинения ущерба в крупном размере*(564). В гл. 30 "Преступление против общественного порядка и общественной нравственности" установлена ответственность за умышленное разрушение, уничтожение и повреждение памятников истории и культуры, находящихся под охраной государства (ст. 344); за разрушение, уничтожение или повреждение историко-культурных ценностей, находящихся под охраной государства (ст. 345); за надругательства над памятниками истории и культуры при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 344 (ст. 346).
Представляется, что такое решение вопроса относительно уголовно-правовой защиты особо охраняемых территорий и объектов, а равно памятников природы (о которых говорится в ст. 243 УК РФ) является наиболее оптимальным.

_ 4. Специальные экологические преступления

Посягательства на водную и воздушную среду. К числу таких посягательств относятся преступления, предусмотренные ст. 250 (загрязнение вод), ст. 252 (загрязнение морской среды) и ст. 251 (загрязнение атмосферы).
Перечисленные преступления помещены в одну классификационную группу по тому признаку, что воздух и, в определенной мере, вода являются средой обитания живых организмов. Воздух и вода - это неотъемлемые, необходимые для жизни компоненты окружающей природной среды. Отсутствие воздуха и воды неизбежно приводит к гибели людей, животных, растений.
Опасность этих преступлений определяется тем, что от состояния воды и атмосферы в значительной мере зависят здоровье человека и состояние некоторых природных ресурсов, обеспечивающих его жизнедеятельность. Значительный вред при загрязнении вод и воздуха причиняется флоре и фауне.
Загрязнение вод (ст. 250 УК). Ответственность за это преступление предусматривалась и в Уголовном кодексе 1960 г. (ст. 223). В Кодексе 1996 г. в число объектов уголовно-правовой охраны включены подземные воды, более четко определены признаки объективной стороны (перечислены способы загрязнения, указаны последствия, исключена ответственность при отсутствии последствий) и введены новые квалифицирующие это преступление признаки.
Помимо причинения существенного вреда здоровью населения и сельскому хозяйству в результате загрязнения водных источников значительный вред причиняется рыбным запасам и водным животным. Сброс неочищенных сточных вод приводит к уничтожению мест нереста*(565), нагула промысловых рыб и их кормовых баз.
Вода - ограниченный природный ресурс, содержащийся в поверхностных или подземных источниках.
Определение поверхностных и подземных вод содержится в Водном кодексе РФ 1995 г.
Поверхностные воды - это воды, постоянно или временно находящиеся в поверхностных водных объектах, т.е. сосредоточенные на поверхности суши, имеющие границы и черты водного режима (реки, каналы, озера, водохранилища, болота, пруды, ледники и пр.).
Подземные воды, в том числе и минеральные, - воды, находящиеся в толще, трещинах и пустотах горных пород верхней части земной коры, так же, как и поверхностные воды, имеющие определенные границы и черты водного режима (например, бассейны подземных вод, их месторождения и естественные выходы).
Помимо поверхностных и подземных вод в ст. 250 УК говорится об источниках питьевого водоснабжения.
Водоснабжение - совокупность мероприятий по обеспечению водой различных потребителей (населения, предприятий и пр.).
Однако применительно к рассматриваемому преступлению речь идет об источниках питьевого водоснабжения. Ими являются специально созданные водохранилища, водозаборные емкости и пр., в которых происходит очистка воды после получения ее из природных источников.
Преступление, предусмотренное ст. 250 УК, посягает на экологическую безопасность в части охраны чистоты вод*(566).
С объективной стороны преступление совершается путем загрязнения, засорения, истощения либо путем совершения иных действий, влекущих изменение природных свойств поверхностных или подземных вод, а равно источников питьевого водоснабжения.
Диспозиция ст. 250 УК является бланкетной и отсылает к многочисленным законам, подзаконным нормативным актам, а равно инструкциям, приказам и др. документам. Прежде всего это Водный кодекс 1995 г. - систематизированный законодательный акт, регулирующий отношения по охране и использованию водных объектов; Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды" и Федеральный закон от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"; Правила охраны поверхностных вод, утвержденные постановлением Госкомприроды СССР от 21 февраля 1991 г.
Загрязнение - это физические, химические, биологические и пр. изменения вод, вызванные деятельностью человека, в результате чего происходит превышение установленных нормативов вредного воздействия на окружающую природную среду, неотъемлемой частью которой являются воды. Загрязнение может быть результатом сбросов неочищенных сточных вод промышленным, сельскохозяйственным или иным предприятием, нарушения правил хранения или транспортировки, например ядохимикатов, попадающих затем в водные источники.
В водные объекты сбрасывают нефтепродукты, фосфор, соединения железа. В результате Волга, Дон, Кубань, Обь, Енисей, Лена и некоторые другие реки оцениваются как загрязненные*(567).
Засорение также предполагает сброс или внесение иным способом в водные объекты предметов, отходов или взвешенных частиц, ухудшающих состояние и затрудняющих использование водных объектов (так, засорение вод может быть произведено отходами добывающего предприятия)*(568).
Истощение вод заключается в сокращении запасов и ухудшении качества подземных и поверхностных вод (например, превышение лимита водозабора для промышленного предприятия).
Иное изменение природных свойств вод означает изменение теплового режима вод или появление в них вредных организмов в количествах, превышающих предельно допустимые концентрации (ПДК) таких организмов в воде. Под ПДК понимается такая степень загрязнения, которая не оказывает на человека прямого или косвенного вредного воздействия, не снижает его работоспособности, не влияет на его самочувствие, не оказывает негативного воздействия на флору и фауну.
Степень загрязненности, засорения, истощения и др. изменений водного источника определяется на основе соответствующих нормативов. Порядок их разработки утвержден постановлением Правительства РФ от 3 августа 1992 г. N 545*(569).
Обязательный признак рассматриваемого преступления - наступление перечисленных в ст. 250 УК последствий. Таковыми являются: причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству.
Понятие "существенный вред" представляет собой оценочную категорию. Это означает, что наличие существенного вреда аргументируется в обвинительном заключении и приговоре на основе анализа всех обстоятельств дела с учетом причиненного материального ущерба, значимости природного объекта и пр.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4*(570) существенный экологический вред определяется как возникновение заболеваний и гибель водных животных и растений, иных животных и растительности на берегах водных объектов, уничтожение рыбных запасов, мест нереста и нагула и т.п.
Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 250 УК, является наличие причинной связи между загрязнением вод и причиненным окружающей природной среде существенным вредом.
Место совершения преступления при привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 250 УК значения не имеет.
Преступление признается оконченным с момента причинения существенного экологического вреда, который явился результатом загрязнения вод.
О субъективной стороне рассматриваемого деяния в доктрине уголовного права высказываются разные мнения. Одни ученые (их большинство) полагают, что преступление, предусмотренное ст. 250 УК, может совершаться как умышленно, так и по неосторожности; другие считают, что в отношении к действию вина умышленная, а по отношению к последствию - неосторожная*(571); третьи относят его к преступлениям, совершаемым с косвенным умыслом*(572), четвертые - с двумя формами вины*(573).
Представляется предпочтительным первое мнение: загрязнение вод возможно как умышленно, так и по неосторожности. При умышленном загрязнении виновный, как правило, безразлично относится к факту причинения существенного вреда окружающей среде. Так, при сбросах в водные источники необезвреженных сточных вод промышленным предприятием у администрации предприятия, знающей о неисправности очистных установок, нет желания причинить существенный экологический вред, она, как правило, относится к этому безразлично.
При неосторожной вине загрязнение вод совершается чаще по небрежности, когда виновный не предвидит наступления особо опасных последствий, хотя должен и мог предвидеть. Так, при недостаточно тщательной проверке очистных установок лицом, в обязанности которого это входило, последующая их поломка не предвиделась. Однако такое лицо должно и могло ее предвидеть, если бы проявило должную внимательность.
Считать вину в отношении последствий всегда неосторожной означает, что преступление, во-первых, в целом должно быть отнесено к неосторожным деяниям и, во-вторых, не соответствует ч. 2 ст. 24 УК.
Ограничение рассматриваемого преступления косвенным умыслом неоправданно и с теоретической, и с практической точек зрения, так как из сферы уголовно-правовой охраны окружающей природной среды выпадает значительная категория дел, заключающихся в неосторожном причинении существенного экологического вреда.
Отнесение названного деяния к числу преступлений с двумя формами вины ограничивает его умышленной виной, поскольку в целом такие преступления признаются умышленными.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 250 УК, может быть любое лицо, достигшее 16 лет. В тех случаях, когда в загрязнении вод виновно должностное лицо, оно может быть привлечено по совокупности со ст. 250, также по ст. 285 или 293 УК при наличии признаков злоупотребления должностными полномочиями или халатности.
В ч. 2 и 3 ст. 250 УК предусмотрена ответственность за квалифицированные виды загрязнения вод. К числу квалифицирующих признаков законодатель относит: 1) причинение вреда здоровью человека; 2) массовую гибель животных; 3) совершение загрязнения вод на территории заповедника или заказника; 4) совершение загрязнения вод в зоне экологического бедствия или зоне чрезвычайной экологической ситуации (ч. 2 ст. 250), а также 5) смерть человека (ч. 3 ст. 250).
Такие квалифицирующие признаки, как причинение вреда здоровью человека и массовая гибель животных, рассмотрены в _ 3 при анализе нарушения правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 247 УК). Понятие "заповедники и заказники" изложено также в _ 3 при рассмотрении нарушений режима особо охраняемых природных территорий и объектов. Признаки зоны экологического бедствия и зоны чрезвычайной экологической ситуации анализируются в _ 3 при рассмотрении нарушения правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст. 248 УК).
Охрана от загрязнения вод предусмотрена уголовным законодательством подавляющего большинства стран. Так, статьи, полностью аналогичные ст. 250 УК РФ, содержатся, например, в уголовных кодексах Таджикистана (ст. 226), Казахстана (ст. 281). В Кодексе Кыргызстана уточняется, что загрязнение осуществляется сточными водами, производственными, бытовыми и другими видами отходов и отбросов (ст. 271). В Кодексе Узбекистана ответственность за загрязнение вод предусмотрена в одной статье с загрязнением почв и атмосферного воздуха (ст. 196). Кроме того, в ст. 203 установлена ответственность за нарушения условий пользования водами и водоемами, повлекшие тяжкие последствия. В Уголовном кодексе Белоруссии (ст. 272) ответственность дифференцирована в зависимости от формы вины и последствий. Причем в ч. 1 предусмотрена ответственность при отсутствии последствий, но при наличии административной преюдиции. В отдельной статье говорится о нарушении правил водопользования, повлекшем по неосторожности истощение водного объекта (ст. 273).
В Уголовном кодексе ФРГ на первое место в разделе о преступных деяниях против окружающей среды законодатель поставил _ 324 "Загрязнение водоемов", предусмотрев в разных его частях ответственность за умышленное и неосторожное загрязнение вод, оговорив при этом наказуемость покушения.
В Уголовном кодексе Швейцарии отсутствует специальный раздел об экологических преступлениях. Однако часть таких составов преступлений помещена в разд. 7 "Общеопасные преступления и проступки" и разд. 8 "Преступления и проступки против общественного здоровья". В ст. 234 разд. 8 предусмотрена ответственность за загрязнение питьевой воды.
Загрязнение наземных, морских или грунтовых вод как результат нарушения закона и других общих положений о защите окружающей среды предусматривает наряду с загрязнением земли, недр и атмосферы Уголовный кодекс Испании (ст. 325).
В Кодексе Польши ответственность за загрязнение воды, воздуха или земли установлена в ст. 182, _ 1.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в уголовных кодексах многих зарубежных стран ответственность за загрязнение окружающей среды не дифференцирована в зависимости от объекта (компонента) природной среды. Кроме того, в ряде стран ответственность за такие деяния возможна уже при поставлении в опасность определенных правоохраняемых интересов. И, наконец, в большинстве кодексов отдельно оговаривается форма вины (чаще всего в разных частях).
Загрязнение морской среды (ст. 252). Ответственность за загрязнение моря была предусмотрена и Уголовным кодексом 1960 г. в ст. 223.1, включенной в него в 1974 г. В Кодексе 1996 г. более четко характеризуются объективные признаки этого деяния, расширены пределы ответственности за загрязнение морской среды за счет загрязнения источников, находящихся на суше, и одновременно декриминализирована часть рассматриваемого состава преступления - несообщение должностным лицом о готовящемся или произведенном сбросе вредных веществ в море (ч. 4 ст. 223.1 УК 1960 г.).
Опасность преступления определяется тем, что оно нарушает безопасные условия пользования морской средой. Следовательно, как и иные экологические преступления, оно посягает на экологическую безопасность в части охраны морской среды, под которой понимаются внутренние и территориальные морские воды, а равно открытое море.
Специфика данного преступления определяется тем, что оно относится к числу международных преступлений. Мировой океан, составляющий 71% поверхности земного шара, содержит огромное количество биологических (рыбы, моллюски, водные растения и пр.) и минеральных (например, полезные ископаемые на морском дне и под ним) ресурсов. Велико значение Мирового океана и для судоходства.
Вопросам защиты и сохранения морской среды посвящен ряд международных соглашений, участником которых является и наша страна*(574).
Под морской средой, как уже отмечалось, понимается внутреннее море, территориальное море и открытое море.
Внутреннее море - это: 1) морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориальных вод Российской Федерации; 2) воды портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее отдаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; 3) воды заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых полностью принадлежат России, по прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морских миль; 4) воды заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов, исторически принадлежащих России, перечень которых объявляется Правительством РФ*(575). Внутренние моря могут глубоко вдаваться в сушу, однако они обязательно должны сообщаться с океаном и прилегающими к нему проливами. К таковым относятся, например, Черное, Балтийское, Белое моря. Каспийское и Аральское моря к числу внутренних не относятся, так как по своему гидрологическому режиму являются озерами.
К территориальным водам России относятся прибрежные морские воды шириной 12 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива как на материке, так и на островах, принадлежащих Российской Федерации, или от прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки. Перечень географических координат таких точек определяется Правительством России. В некоторых случаях ширина территориальных вод определяется международными соглашениями. Открытое море - это воды за пределами внутренних и территориальных вод какого-либо государства, а также вне исключительной экономической зоны, если иное не предусмотрено международными соглашениями. С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем нарушения специальных правил, соблюдение которых обеспечивает чистоту морской среды*(576).
Диспозиция ст. 252 УК является бланкетной и отсылает к многочисленным законодательным и подзаконным актам, а также к другим документам, в том числе указанным ранее международным договорам и соглашениям.
Нарушения специальных правил, обеспечивающих охрану морской среды, согласно ст. 252 УК, могут выражаться: 1) в загрязнении морской среды из находящихся на суше источников и 2) в нарушении правил захоронения или сброса с транспортных средств или с возведенных в море искусственных сооружений веществ и материалов, представляющих опасность.
Загрязнение морской среды заключается во введении в нее человеком прямо или косвенно таких веществ и материалов, которые настолько ухудшают качество воды, что она становится опасной для здоровья человека и живых ресурсов моря. Кроме того, нахождение таких веществ и материалов препятствует безопасной морской деятельности (например, рыболовству) и безопасности судоходства. Так, наибольшую опасность представляет загрязнение морской среды нефтью, нефтепродуктами, радиоактивными веществами.
В ст. 252 УК в первую очередь говорится о загрязнении морской среды из находящихся на суше источников. Последними могут быть промышленные, сельскохозяйственные, коммунальные и иные предприятия, нефтехранилища, склады горюче-смазочных материалов и др. Вещества и материалы, незаконно сбрасываемые в морскую среду, - это любые вещества и материалы, экологически опасные для живых организмов и растительности, например, нефть, соединения ртути, свинца и другие металлы. Так, некоторое время назад в рыбе и других организмах Балтийского моря было обнаружено повышенное количество ртути, что явилось последствием загрязнения Балтийского моря. К числу материалов, загрязняющих морскую среду, относятся различного рода предметы, которых не должно быть в морской среде (например, синтетические мешки, стекла, различный мусор, упаковочные материалы).
Помимо загрязнения морской среды с источников, находящихся на суше, в ст. 252 УК предусмотрена ответственность за нарушение правил захоронения или сброса с транспортных средств или возведенных в море искусственных сооружений экологически опасных веществ и материалов.
Под транспортными средствами в этих случаях подразумеваются: 1) суда, т.е. эксплуатируемые в морской среде плавучие сооружения любого типа и назначения, в том числе подводные суда и суда на подводных крыльях или воздушной подушке*(577); 2) плавучие средства, т.е. любые искусственные плавучие сооружения в море, предназначенные для выполнения отдельных видов работ, - плавучие доки, несамоходные баржи, технические передвижные устройства и пр.; 3) воздушные суда, т.е. летательные аппараты любого типа и назначения, пролетающие над морскими водами и осуществляющие посадку на них.
Возведенными в море искусственными сооружениями являются стационарные технические устройства, предназначенные для выполнения работ в море (например, буровые установки) или обеспечения безопасности судоходства (например, маяки, молы).
К числу экологически опасных веществ и материалов, которые могут быть сброшены с транспортных средств и искусственных сооружений, возведенных в море, относятся в первую очередь нефть и нефтепродукты. Так, из различных источников загрязнения ежегодно в морские воды поступает около 6 млн. т нефти.
Захоронение, как правило, предполагает погружение в воду вредных веществ и материалов, предварительно помещенных в какую-либо емкость (например, в контейнер, затапливаемое судно и пр.).
Под сбросом подразумеваются любое удаление (выбрасывание) в море экологически опасных веществ и материалов, сброс которых запрещен, либо их помещение в морскую среду в количестве, превышающем предельно допустимые нормы.
В соответствии с международными правилами, а также национальными законодательными и иными подзаконными актами разрешается удаление отходов и материалов, являющихся следствием нормальной эксплуатации технических объектов. Однако такие действия строго регламентированы с целью обеспечения экологической безопасности, и нарушение соответствующих правил влечет за собой ответственность*(578). Количество экологически опасных веществ и материалов должно находиться в таком количестве, которое является вредным для здоровья человека и живых ресурсов моря либо препятствовать правомерному использованию морской среды, а не просто превышать предельно допустимые концентрации.
Вредными для здоровья людей и живых ресурсов моря являются нефть, радиоактивные вещества, соединения ртути, свинца, кадмия и других металлов, известные как сильные биологические яды, способные уничтожать, отравлять или заражать живые организмы.
Под препятствием правомерному использованию морской среды предполагается невозможность производства рыбного промысла и добычи водных животных на определенной, загрязненной территории, а также использования пляжной полосы в курортной зоне и т.п.
Данный состав преступления сконструирован законодателем по типу материальных, поэтому оконченным преступление признается с момента не нарушения определенных правил, а когда в морской среде констатируется наличие таких веществ или материалов, которых не должно там быть, или в количестве (при превышении норм ПДК), вредном для человека и живых ресурсов моря либо создающем препятствия правомерному использованию морской среды. По делам о загрязнении морской среды всегда должна проводиться экологическая экспертиза.
По вопросу о субъективной стороне рассматриваемого деяния высказываются различные мнения: преступление совершается только с прямым умыслом*(579), только с косвенным*(580), возможен как прямой, так и косвенный умысел*(581) и, наконец, возможны как умысел, так и неосторожность*(582). Предпочтительным представляется это последнее мнение.
При умышленной вине сознанием виновного охватывается не только нарушение им определенных правил, но и то, что количество веществ и материалов, попавших в морскую среду, представляет опасность. В отношении захоронения, загрязнения, сброса субъект при умышленной вине действует осознанно. Однако отношение его к тому, что загрязнение влечет за собой возможность причинения определенного экологического вреда, как правило, характеризуется безразличием.
При неосторожной вине также нарушаются правила, обеспечивающие сохранность морской среды. Нарушая их, виновный либо предвидит возможность загрязнения в такой степени, что морская среда станет опасной для живых организмов, но надеется (например, на способность вод к самоочищению), что этого не произойдет (легкомыслие), либо не считает попадание в морскую среду загрязняющих веществ опасным для кого-либо, однако должен и может это сознавать, нарушая известные ему правила (небрежность).
Субъектом данного преступления могут быть лишь лица, обязанные соблюдать или обеспечивать соблюдение определенных экологических правил: руководители предприятий, капитаны плавучих средств и командиры воздушных судов, работники искусственно возведенных в море сооружений и другие лица, в обязанности которых входило недопущение загрязнения морской среды*(583).
В ч. 2 ст. 252 УК предусмотрена более суровая ответственность за загрязнение морской среды, повлекшее существенный вред: 1) здоровью человека, животному или растительному миру; 2) рыбным запасам; 3) окружающей среде; 4) зонам отдыха либо другим охраняемым законом интересам.
Существенный вред здоровью человека, животному или растительному миру заключается в возникновении у людей заболевания, повлекшего тяжкий или средней тяжести вред здоровью хотя бы одного человека, массовой гибели рыбы, водных животных или иных ресурсов моря. Например, известны такие тяжкие последствия загрязнения моря нефтью*(584), как гибель морских животных и растений, а также птиц.
Существенный вред рыбным запасам может быть причинен в результате уничтожения мест нереста и нагула, мест отдыха и зимовки рыб, мест их разведения.
Существенный вред окружающей среде предполагает как причинение указанного выше вреда, так и невозможность восстановления прежнего экологического равновесия на каких-то участках акватории.
Существенный вред зонам отдыха или другим охраняемым законом интересам означает загрязнение зон массового отдыха, курортно-оздоровительных зон и пр., которое делает невозможным их дальнейшее использование без значительных затрат на восстановление. Под другими правоохраняемыми интересами имеются в виду уничтожение в результате загрязнения морской среды мест туризма и спорта, крупные материальные потери, невозможность осуществления рыболовства, добычи водорослей и т.п.
Само понятие "существенный вред" является оценочной категорией, его наличие определяется с учетом в каждом конкретном случае всех обстоятельств дела и с обязательным проведением экологической экспертизы.
Особо квалифицированным составом рассматриваемого преступления является такое загрязнение морской среды, которое повлекло по неосторожности смерть хотя бы одного человека (ч. 3 ст. 252 УК).
Субъективная сторона загрязнения морской среды, повлекшего последствия, предусмотренные ч. 2 ст. 252 УК, - умысел или неосторожность, а ч. 3 - неосторожность.
Загрязнение морской среды следует разграничивать с преступлением, предусмотренным ст. 250 УК (загрязнение вод), так как объективная сторона этих деяний может быть одинакова. Критерий разграничения - предмет посягательства. Так, если предметом загрязнения вод (ст. 250 УК) являются поверхностные, подземные воды и источники питьевого водоснабжения, то преступление, предусмотренное ст. 252 УК, посягает на чистоту только морской среды (внутреннее, территориальное и открытое море). Однако в случаях, когда, например, промышленным предприятием загрязняется река, которая впадает в море, и в результате происходит загрязнение и внутренних вод, и морской среды, ответственность должна наступать по совокупности ст. 250 и 252 УК.
По совокупности должны квалифицироваться и случаи загрязнения морской среды радиоактивными материалами в результате нарушения правил их хранения, использования или разрушения (ст. 220 УК).
Законы об ответственности за загрязнение моря (например, в Скандинавских странах, Англии, Японии) были приняты в начале ХХ в. В некоторых странах за это преступление предусмотрены суровые наказания вплоть до тюремного заключения (например, во Франции, Сингапуре). Однако в ряде стран, не имеющих выходов к морю, такое законодательство, как правило, отсутствует (например, в Швейцарии, Узбекистане, Кыргызстане).
Статья, полностью аналогичная ст. 252 УК РФ, имеется в Уголовном кодексе Казахстана (ст. 283).
В ряде стран морская среда не выделяется в качестве предмета посягательства, и ее загрязнение влечет ответственность по тем же статьям, что и загрязнение внутренних вод (например, в Испании, Германии). Так, в Уголовном кодексе ФРГ норма о посягательствах на чистоту морской среды отсутствует. Однако в _ 330d, в котором дается определение понятий, говорится, что под водным источником понимаются наземные водные ресурсы, грунтовые воды и море.

<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>