<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Загрязнение атмосферы (ст. 251 УК). Уголовный кодекс 1960 г. предусматривал ответственность за загрязнение воздуха вредными для здоровья людей отходами промышленного производства (ст. 223)*(585). В Кодексе 1996 г. ответственность за это преступление вынесена в отдельную статью, а сам состав преступления значительно изменен и дополнен.
Степень загрязнения атмосферы оказывает ощутимое воздействие на структуру заболеваемости населения (например, способствует заболеванию рахитом, гриппом, корью, скарлатиной)*(586), состояние флоры и фауны. Загрязнение воздуха над крупными городами приводит к изменению климатических условий. Однако, несмотря на значительное количество таких деяний, возбужденные уголовные дела по ст. 251 УК исчисляются единицами: в 1997 г. - 2 дела, в 1998 г. - 4, в 1999 г. - 7 дел*(587).
Рассматриваемое преступление посягает на экологическую безопасность в части обеспечения охраны чистоты атмосферы*(588). В ст. 251 УК говорится о загрязнении атмосферы, т.е. открытого для доступа, предназначенного для жизнеобеспечения всех (людей, животных, растений) воздуха. Поэтому загрязнение воздуха рабочих зон, производственных помещений является нарушением правил охраны труда либо правил безопасности ведения специальных работ и под действие ст. 251 УК не подпадает.
С объективной стороны рассматриваемое преступление выражается в форме нарушения специальных правил, установленных с целью обеспечения чистоты атмосферы, а следовательно, может быть совершено путем как действия, так и бездействия.
Диспозиция ст. 251 УК - бланкетная и отсылает к законам и подзаконным нормативным актам, другим документам, устанавливающим правила, обеспечивающие чистоту атмосферы.
Таковыми, в частности, являются: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды"; Федеральный закон от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"; Воздушный кодекс РФ 1997 г.*(589); Санитарные правила по охране атмосферного воздуха населенных мест, утвержденные Главным государственным санитарным врачом СССР 16 мая 1989 г.; постановление Правительства РФ от 24 мая 1995 г. N 526 "О первоочередных мерах по выполнению Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой"*(590) и ряд др.
В ст. 251 УК уточняется, какие именно правила нарушаются. Это правила выброса*(591) в атмосферу загрязняющих веществ и правила эксплуатации установок, сооружений или иных объектов.
Нарушение правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ проявляется в том, что вследствие несоблюдения (неисполнения) специальных экологических правил, обеспечивающих чистоту воздуха, в него проникают вредные вещества в количестве, превышающем предельно допустимые нормы. Предельно допустимой считается норма, устанавливающая предельно допустимые размеры неблагоприятного воздействия на окружающую природную среду.
Нарушение правил эксплуатации установок, сооружений и иных объектов заключается в несоблюдении правил эксплуатации или в использовании неисправных установок, в неиспользовании аппаратуры контроля и пр. Для предупреждения загрязнения атмосферного воздуха предусмотрено обязательное создание на предприятиях сооружений для очистки выбросов в атмосферу (газоочистные, пылеулавливающие и др.).
Рассматриваемый состав преступления сконструирован законодателем по типу материальных. Обязательным признаком объективной стороны преступления является наступление последствий: загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха.
Загрязнение или изменение природных свойств воздуха неизбежно отражается на здоровье людей, животных, состоянии растительности, находящихся в зоне загрязнения. Как показали результаты клинико-эпидемиологических исследований, с загрязнением воздуха связано возникновение аллергических заболеваний и заболеваний органов дыхания у детей. Гигиеническая наука предусматривает, что содержание вредных примесей в воздухе не должно не только вызывать патологических реакций в организме человека, но и приводить к напряжению его защитно-приспособительских механизмов. С учетом этого и разрабатываются нормы ПДК.
Таким образом, в ч. 1 ст. 251 УК имеется в виду такое загрязнение воздуха, которое создает угрозу причинения вреда здоровью человека и окружающей природной среде.
Обязательным признаком объективной стороны является причинная связь между рассмотренными нарушениями правил, обеспечивающих чистоту воздуха, и такими последствиями, как загрязнение воздуха сверх предельно допустимой концентрации или изменение природных свойств воздуха, которое оказывает негативное воздействие на живые организмы и окружающую природную среду.
Преступление признается оконченным с момента установления определенного уровня загрязнения воздуха или определенных изменений его природных свойств.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. При умышленном совершении преступления виновный обычно действует с косвенным умыслом, сознательно допуская или безразлично относясь к загрязнению или иным изменениям природных свойств воздуха. Желание наступления таких последствий обычно отсутствует. Само же нарушение правил выброса или эксплуатации установок производится при этом намеренно и может осуществляться с желанием совершения таких действий.
При неосторожной вине субъект предвидит возможность наступления таких последствий, как загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха, но самонадеянно рассчитывает, что этого не произойдет (например, переоценивает возможности самоочищения воздуха или полагает, что данное количество выбросов недостаточно для загрязнения атмосферы сверх предельно допустимых норм концентрации и пр.), либо не предвидит возможности наступления указанных последствий, однако обязан и может их предвидеть (например, не осуществляет предусмотренных правилами сроков контроля за очистными установками, забывая о них). В первом варианте имеет место легкомыслие, во втором - небрежность. Но в обоих случаях нарушение определенных правил может быть осознанным. Исключать из сферы уголовно-правового воздействия случаи неосторожного загрязнения атмосферы, являющейся средой обитания, представляется необоснованным, так как определенные правила виновный либо игнорирует, либо не знает, хотя обязан знать.
Субъект этого преступления - лицо, допустившее нарушение правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ, либо лицо, ответственное за эксплуатацию очистных сооружений или иных сооружений, обеспечивающих соблюдение правил по охране чистоты воздуха*(592). Таким лицом может быть как должностное лицо, так и рядовой работник. Однако в любом случае субъект - специальный, что определяется спецификой преступления.
В ч. 2 и 3 ст. 251 УК названы квалифицирующие данное преступление признаки: причинение вреда здоровью человека (ч. 2) и смерть человека (ч. 3). В отношении смерти человека законодатель оговаривает форму вины - неосторожность. В отношении вреда здоровью подобной оговорки нет, однако в этом случае также налицо неосторожная вина, поскольку умышленное причинение при загрязнении воздуха тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека должно квалифицироваться по совокупности со ст. 111 или 112 УК.
Воздух как компонент окружающей природной среды, необходимый для жизнеобеспечения всего живого, ставится под уголовно-правовую охрану подавляющим большинством стран.
Так, статьи об ответственности за загрязнение атмосферы, аналогичные ст. 251 УК РФ, содержатся в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 272) и Казахстана (ст. 282). Более развернутая формулировка данного состава преступления дается в ст. 227 УК Таджикистана. Но наиболее полно признаки загрязнения атмосферы даны в ч. 1 ст. 274 УК Белоруссии: "Загрязнение атмосферного воздуха посредством производственных выбросов загрязняющих веществ с превышением установленных нормативов предельно допустимых или временно согласованных выбросов либо вследствие ионизирующих излучений, электромагнитного, шумового или иного вредного физического воздействия на атмосферный воздух с превышением нормативов предельно допустимых уровней вредных физических и иных воздействий (загрязнение атмосферы), совершенное в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение".
В Уголовном кодексе Узбекистана отсутствует специальная статья об ответственности за загрязнение атмосферы. Охрана атмосферного воздуха рассматривается как часть охраны окружающей природной среды от загрязнения наряду с загрязнением земель и вод (ст. 196).
Довольно детально регламентирована ответственность за загрязнение воздуха в Уголовном кодексе ФРГ. В _ 325 предусмотрена ответственность за изменение состава воздушной среды в результате нарушения административно-правовых обязанностей, что создает угрозу наступления указанных в данной норме последствий. В ч. 2 этого параграфа предусмотрена ответственность за грубые нарушения административно-правовых обязанностей, в результате чего в воздухе оказываются вредные вещества в значительном объеме. И в ч. 1 и в ч. 2 _ 325 законодатель оговаривает, что речь идет об изменении состава воздушной среды вне прилегающей к загрязняющей установке территории.
В ч. 3 _ 325 Кодекса предусмотрена ответственность лиц, действующих по неосторожности, а в ч. 5 говорится об изъятии из сферы действия ч. 1 и 3 этого параграфа автомобильного, рельсового, воздушного и водного транспорта. Кроме того, в _ 325а предусмотрена ответственность за создание шума и сотрясений, за высвобождение неионизирующих лучей.
Ответственность за загрязнение воздуха предусмотрена в одной статье с загрязнением воды и земли в уголовных кодексах Польши (ст. 182), Испании (ст. 325). В Кодексе Польши содержится и ст. 186 об ответственности за несодержание в надлежащем состоянии или неиспользование устройства, предохраняющего от загрязнения воздух, землю, воду.

_ 5. Посягательства на землю и ее недра

В данную группу включены такие составы преступления, как нарушение законодательства о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации (ст. 253)*(593), порча земли (ст. 254) и нарушение правил охраны и использования недр (ст. 255).
Степень опасности преступлений данной группы неоднородна, как неоднородны посягательства на перечисленные объекты (компоненты) окружающей природной среды. Все эти преступления отнесены законодателем к числу преступлений, не представляющих большой общественной опасности, и только порча земли, повлекшая по неосторожности смерть человека, отнесена к преступлениям средней тяжести (ч. 3 ст. 254 УК). Следовательно, эти преступления характеризуются приблизительно одинаковой степенью опасности.
Нарушение законодательства о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации (ст. 253 УК) посягает на суверенное право России на континентальный шельф и исключительную экономическую зону, на находящиеся там живые ресурсы моря и естественные богатства. Статья об ответственности за нарушение законодательства о континентальном шельфе СССР была включена в Уголовный кодекс 1960 г. в 1974 г. (ст. 167). В 1982 и 1992 гг. в нее вносились существенные изменения. Федеральным законом от 13 апреля 1996 г. эта статья была из Кодекса исключена и вместо нее включено шесть новых статей, которыми устанавливалась ответственность за различные незаконные действия на континентальном шельфе России*(594). В Уголовном кодексе 1996 г. законодатель отказался от столь развернутой системы норм и установил ответственность за наиболее опасные посягательства в одной ст. 253, дополнив ее указанием на исключительную экономическую зону. Континентальный шельф - поверхность и недра морского дна подводных районов, примыкающих к побережью или островам Российской Федерации, но находящихся вне зоны территориального моря до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств данного района. Исключительная экономическая зона - водное пространство, находящееся за пределами территориального моря, шириной не свыше 200 морских миль, отсчитываемых, как и территориальные воды, от линии наибольшего отлива материков и островов либо от прямых исходных линий, соединяющих точки, географические координаты которых утверждаются Правительством России с учетом норм международного права*(595).
Относительно непосредственного объекта и предмета этого преступления высказываются различные мнения. Так, объектом рассматриваемого преступления предлагается считать: "отношения по охране безопасности каких-либо видов хозяйственной деятельности в зоне, определяемой континентальным шельфом, его естественных богатств"*(596); "порядок деятельности по освоению континентального шельфа и исключительной экономической зоны, использованию их ресурсов"*(597); "общественные отношения по охране вод, живых ресурсов моря и естественных богатств континентального шельфа и исключительной экономической зоны РФ"*(598); "интересы рационального использования естественных богатств континентального шельфа и исключительной экономической зоны в интересах Российской Федерации"*(599) и т.д.
Такая разноплановость мнений объясняется тем, что в ст. 253 УК предусмотрена ответственность за несколько самостоятельных деяний, посягающих на разные общественные отношения, объединенные в одной статье по месту их совершения - континентальный шельф и исключительная экономическая зона.
В ст. 253 УК содержатся, по нашему мнению, следующие составы преступления:
незаконное возведение сооружений на континентальном шельфе Российской Федерации (ч. 1);
незаконное создание вокруг незаконно возведенных на континентальном шельфе сооружений или в исключительной экономической зоне Российской Федерации зон безопасности (ч. 1);
нарушение правил строительства, эксплуатации, охраны и ликвидации сооружений и средств обеспечения безопасности морского судоходства (ч. 1);
незаконное исследование богатств континентального шельфа или исключительной экономической зоны (ч. 2).
Объектом преступления являются в первых двух случаях - порядок деятельности по освоению континентального шельфа и исключительной экономической зоны России; в третьем - безопасность судоходства; в четвертом - экологический порядок и экологическая безопасность в части охраны естественных богатств континентального шельфа и исключительной экономической зоны.
Объединение всех этих составов преступлений в одной статье обусловлено необходимостью охраны континентального шельфа и исключительной экономической зоны как источников разработки естественных богатств, принадлежащих России.
Предметом рассматриваемого преступления выступают естественные богатства как континентального шельфа, так и исключительной экономической зоны. Под естественными богатствами понимаются минеральные и живые ресурсы (биоресурсы) континентального шельфа и исключительной экономической зоны.
Диспозиция ст. 259 УК является бланкетной и отсылает в первую очередь к Федеральному закону от 30 ноября 1995 г. "О континентальном шельфе Российской Федерации"*(600), Указу Президиума Верховного Совета СССР от 28 февраля 1984 г. "Об экономической зоне СССР"*(601), Закону РСФСР от 21 февраля 1992 г. "О недрах" в ред. Федерального закона от 3 марта 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями*(602), а также к другим законодательным и подзаконным актам.
С объективной стороны преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 253 УК, состоят либо в незаконном возведении сооружений на континентальном шельфе, т.е. в строительстве любых сооружений (буровых установок, искусственных островов, платформ и пр.) без соответствующего разрешения или с отступлением от условий, оговоренных в разрешении, либо в незаконном создании вокруг незаконно возведенных сооружений или в исключительной экономической зоне зон безопасности*(603), т.е. создание их без разрешения или с нарушением условий, изложенных в разрешении, либо создание их вокруг неразрешенных сооружений.
Нарушение правил строительства, эксплуатации, охраны и ликвидации возведенных сооружений и средств обеспечения безопасности морского судоходства заключается в таких действиях (бездействии), когда в процессе осуществления законной деятельности на континентальном шельфе или в исключительной экономической зоне в результате нарушения специальных правил создается угроза безопасности морского судоходства.
Подобные деяния, даже посягающие на безопасность морского судоходства в районе континентального шельфа и исключительной экономической зоны, непосредственно связаны с экологическими проблемами, так как весьма негативно отражаются на состоянии естественных богатств и на живых ресурсах этих районов.
Законодатель не ограничивает данный состав наступлением конкретных последствий, признавая его оконченным с момента совершения одного из перечисленных в ч. 1 ст. 253 УК нарушений.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление чаще совершается с прямым умыслом, когда виновный сознает опасность нарушений и желает их совершить. Представляется, что некоторые нарушения могут иметь место по небрежности, например, при нарушении правил, которые виновный в силу возлагаемых на него функций был обязан знать. В доктрине уголовного права большинство ученых полагают, что рассматриваемое деяние совершается только умышленно.
Субъектом преступления могут быть иностранец, лицо без гражданства и гражданин России, обязанные при совершении работ, перечисленных в ч. 1 ст. 253 УК, соблюдать или обеспечивать соблюдение определенных правил.
В ч. 2 ст. 253 УК предусмотрена ответственность за самостоятельное экологическое преступление - исследование, разведку, разработку естественных богатств континентального шельфа или исключительной экономической зоны Российской Федерации, проводимые без соответствующего разрешения.
Исследования - это изучение различных природных процессов, происходящих в районах континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Разведка также предполагает обследование со специальной целью каких-то объектов, например участка дна континентального шельфа. Разработка - подготовка к добыче или промысел естественных богатств континентального шельфа. Естественными богатствами являются минеральные и другие неживые ресурсы морского дна и его недра (минералы, нефть, газ и пр.), живые организмы, которые способны передвигаться только находясь в контакте с морским дном и его недрами (например, крабы, ракообразные, моллюски, устрицы, мидии, трепанги). Перечень этих видов организмов устанавливается специально уполномоченным федеральным органом.
Природные ресурсы исключительной экономической зоны - это находящиеся в водном пространстве зоны природные ресурсы, являющиеся исключительно федеральной собственностью. Право распоряжения природными ресурсами исключительной экономической зоны включено в компетенцию Правительства РФ и специально уполномоченных на то органов государственного управления.
Исследование, разведка и разработка естественных богатств континентального шельфа и исключительной экономической зоны, осуществляемые с соблюдением всех установленных правил, являются деятельностью законной. Уголовная ответственность предусмотрена за такие действия в случаях отсутствия соответствующего разрешения на их проведение.
Разрешения (лицензии) на проведение исследований, разведки и разработки естественных богатств континентального шельфа и исключительной экономической зоны выдаются специально уполномоченными на то федеральными органами.
Число нарушений при производстве работ на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне в последние годы растет, что в определенной мере обусловлено увеличением объемов рыболовства, добычи минеральных ресурсов и живых организмов.
Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 253 УК, считается оконченным с момента начала исследований, разведки или разработки без необходимого разрешения даже в случаях, когда эти действия не завершены.
Субъективная сторона и субъект преступления те же, что и в ч. 1 ст. 253 УК.
В случаях, когда в районах континентального шельфа или исключительной экономической зоны при осуществлении деятельности, предусмотренной ч. 1 и 2 ст. 253 УК, имеет место загрязнение вод, ответственность наступает по совокупности ст. 253 и 252 УК (загрязнение морской среды).
Охрана естественных богатств континентального шельфа и исключительной экономической зоны как в нашей стране, так и за рубежом осуществляется прежде всего на основе международных норм, договоров, соглашений*(604). Так, в соответствии с Конвенцией об охране Балтийского моря в Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. были включены ст. 167.1 (нарушение законодательства о континентальном шельфе) и ст. 223.1 (загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря, либо другими отходами и материалами).
Защита естественных богатств указанных районов осуществляется в различных странах по-разному. Так, статья, аналогичная ст. 253 УК РФ, содержится в Уголовном кодексе Казахстана (ст. 284). В большинстве других стран, имеющих континентальный шельф и исключительную экономическую зону, охрана этих районов реализуется в рамках охраны окружающей природной среды в целом (например, в Испании, Германии).
Порча земли (ст. 254 УК). В Уголовном кодексе 1960 г. состава преступления, аналогичного предусмотренному ст. 254 УК 1996 г., не было*(605).
Однако в период разработки проектов Кодекса 1996 г. стала очевидной необходимость введения ответственности за порчу земли. В условиях научно-технического прогресса накопление в земле гербицидов, химических и иных веществ привело к ее деградации. Эрозия и недостаточная рекультивация*(606) почвы стали препятствовать рациональному использованию земельных ресурсов. Так, каждый третий сектор пашни и пастбищ является эродированным от деграционных процессов. Мелиоративные работы практически не проводятся.
Земля является естественным природным объектом, составляющим неотъемлемую часть окружающей природной среды. В юридическом значении земля - поверхность, охватывающая плодородный слой почвы.
Опасность порчи земли определяется теми последствиями, которые имеют место в подобных случаях, - причиняется вред здоровью человека, гибнет флора и фауна, из хозяйственного оборота выбывают пашни и пастбища, что неизбежно отражается на благосостоянии населения.
Рассматриваемое преступление посягает на экологическую безопасность земель, притом предметом является земля (земная поверхность на глубине почвенного слоя) независимо от форм собственности и характера владения (например, сельскохозяйственного назначения, лесного фонда, населенного пункта, индивидуального владельца).
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 254 УК, осуществляется путем нарушения правил обращения с удобрениями, стимуляторами роста растений, ядохимикатами и иными опасными химическими или биологическими веществами при их хранении, использовании и транспортировке.
Удобрения - органические и минеральные вещества, содержащие элементы питания растений, применяемые в целях повышения урожая и его качества.
Стимуляторы роста растений - это природные или синтетические вещества, стимулирующие рост растений путем ускорения деления клеток или их растяжения в длину.
Как удобрения, так и стимуляторы роста растений широко применяются при возделывании различных культур и дают положительный эффект. Однако нарушение правил их применения отрицательно отражается на состоянии почвы.
Ядохимикаты - это пестициды, т.е. химические препараты для борьбы с сорняками (гербициды), вредителями (например, инсектициды, дооциды), болезнями (бактерициды и др.) сельскохозяйственных растений, деревьев и кустарников, зерна и т.п.
Иными опасными химическими или биологическими веществами, способными испортить землю, являются любые вещества, применение которых строго лимитировано и которые подлежат обязательной регистрации.
Систематическое и в завышенных дозах применение ядохимикатов и иных опасных химических и биологических веществ приводит к значительному загрязнению окружающей среды, в первую очередь к порче земли.
Учитывая повышенную опасность для окружающей среды перечисленных веществ, их хранение, использование и транспортировка строго регламентированы. Хранение таких веществ разрешается только в специальных хранилищах, в определенных упаковках и таре. Перевозка допускается в специально оборудованных транспортных средствах*(607).
Нарушение правил обращения с указанными в ст. 254 УК веществами влечет ответственность лишь в случае наступления определенных последствий. В качестве таких последствий закон называет: во-первых, отравление, загрязнение или иную порчу земли, во-вторых, причинение вреда здоровью человека или окружающей среде.
Отравление - попадание в почву этих веществ в таком количестве, что использование этой территории становится небезопасным. К тому же отравление почвы может вызвать эпидемии и эпизоотии.
Загрязнение - неблагоприятные физические, химические или биологические изменения почвы вследствие попадания в нее веществ, перечисленных в ч. 1 ст. 254 УК, сверх допустимых норм (концентрации).
Иная порча земли в соответствии с буквальным толкованием ст. 254 УК заключается в приведении земли в негодность в результате нарушения правил обращения с указанными веществами на длительный срок.
Законодатель оговаривает, что отравление, загрязнение или иная порча являются результатом хозяйственной или иной деятельности с целью получения определенных результатов (например, выращивание растений, проведение экспериментов).
Нарушение правил обращения с опасными веществами, повлекшее отравление, загрязнение или иную порчу земли, представляет собой административное правонарушение. Если при этом причиняется вред здоровью человека или окружающей среде, то виновные в порче земли могут привлекаться к уголовной ответственности.
Вред здоровью человека заключается в заболевании, отнесенном к тяжкому, средней тяжести или легкому вреду здоровья хотя бы одного человека. Вред окружающей природной среде при порче земли имеет место всегда, так как земля является составным компонентом этой среды и ее загрязнение, отравление и пр. уже означают причинение вреда последней. Однако именно такие последствия законодатель предусмотрел отдельно, выделив их в ст. 254 УК. Поэтому под вредом окружающей среде следует понимать причинение вреда водам, воздуху, недрам, животному либо растительному миру, полезным насекомым и пр.
Причинная связь между деянием и последствием при порче земли несколько специфична: она устанавливается в два этапа. Во-первых, наступившие последствия (вред здоровью и окружающей среде) должны находиться в причинной связи с загрязнением, отравлением или иной порчей земли, а, во-вторых, порча земли должна быть результатом нарушения правил обращения с указанными в ст. 254 УК веществами.
Оконченным данное преступление признается с момента наступления таких последствий, как заболевание хотя бы одного человека, или констатации факта причинения вреда хотя бы одному объекту (компоненту) природы. В последнем случае необходимо проведение экологической экспертизы.
Относительно субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 254 УК, в доктрине уголовного права существуют разные мнения. Как полагают одни (большинство), данное преступление характеризуется неосторожной виной; другие - умышленной в отношении действия и неосторожной в отношении последствий*(608); третьи - двумя формами вины*(609); четвертые - с косвенным умыслом*(610).
Представляется, что единственная форма вины, которая исключается при порче земли, - это прямой умысел, желание причинить вред здоровью свидетельствует о совершении преступления против личности, а не экологического. В остальном же нарушение правил обращения с указанными в ст. 254 УК веществами может быть совершено как умышленно (косвенный умысел), так и по неосторожности (легкомыслие и небрежность). При косвенном умысле виновный сознает опасность нарушения соответствующих специальных правил, предвидит загрязнение, отравление или иную порчу земли и безразлично относится к наступлению таких последствий. При легкомыслии он также предвидит возможность таких последствий нарушения им правил, однако самонадеянно рассчитывает, что здоровье кого-либо или окружающая среда не пострадают. Нарушение правил в этих случаях обычно совершается осознанно. При небрежности виновный не предвидит наступления указанных в ст. 254 УК последствий нарушения им определенных правил, однако должен и может их предвидеть.
Субъектом преступления является лицо, достигшее 16 лет и по роду своей работы связанное с использованием перечисленных в ст. 254 УК веществ и препаратов (например, работники агрохимслужбы). Им может быть лицо, осуществляющее хранение (например, работник склада), транспортировку (например, перевозчик) этих веществ и материалов, а также лицо, обязанное соблюдать специальные правила обращения с ними, в том числе и частное лицо (например, фермер).
В ч. 2 и 3 ст. 254 УК предусмотрена ответственность за квалифицированные виды рассматриваемого деяния. Квалифицирующими признаками законодатель называет совершение таких действий в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (ч. 2) и смерть человека (ч. 3).
Понятие указанных зон дается при анализе ст. 247 УК.
В отношении смерти человека законодатель уточняет субъективную сторону деяния, говоря о неосторожной вине в отношении этого последствия. Следовательно, порча земли, повлекшая смерть человека, является неосторожным преступлением.
Рассматриваемое преступление подпадает под признаки трех общих экологических преступлений (ст. 246-248 УК), предусматривающих ответственность за загрязнение окружающей среды, в том числе и земли. По отношению к этим нормам ст. 254 УК является специальной, выделенной по признаку причинения вреда одному конкретному объекту (компоненту) окружающей природной среды - земле. Следовательно, в силу правила о конкуренции общей и специальной нормы применению подлежит ст. 254 УК. Однако обращает на себя внимание несоответствие наказуемости в этих общих и специальных нормах, на что обращалось внимание еще при обсуждении проекта Уголовного кодекса 1995 г.*(611) Санкция ст. 254 УК даже с учетом наступивших последствий значительно мягче санкции ст. 247 УК, не предусматривающей, кстати, наступления каких-либо последствий, в том числе и порчи земли.
В литературе отмечалось, что ст. 254 УК не охватывает такую порчу земли, как засорение отходами или отбросами, устройство без разрешения свалок и полигонов отходов, порча земли сточными водами и механическим путем*(612). Хотелось бы отметить, что часть таких действий подпадает под признаки ст. 246 и 247 УК. Однако, выделяя специальную норму, законодатель, как правило, стремится повысить эффективность уголовно-правовой охраны определенного объекта. С этой точки зрения ст. 254 УК нуждается в уточнении объективных признаков порчи земли и установлении более строгого наказания за данное деяние.
В зарубежных странах существует более строгое наказание за порчу земли. Так, весьма удачной представляется конструкция соответствующей статьи в Уголовном кодексе Белоруссии: "Уничтожение плодородного слоя почвы, либо невыполнение правил рекультивации земель, либо загрязнение их химическими или радиоактивными веществами, отходами производства и потребления, сточными водами, бактериально-паразитическими вредными организмами, либо иное незаконное повреждение земель (порча земель)..." (ст. 269). Здесь учтены отмеченные недостатки ст. 254 УК. К тому же наряду с другими видами наказания предусмотрено лишение свободы на срок до двух лет.
В уголовных кодексах Казахстана (ст. 265), Таджикистана (ст. 229) и Кыргызстана (ч. 1 ст. 273) статьи о порче земли сформулированы аналогично ст. 254 УК РФ. Однако в ч. 2 ст. 273 УК Кыргызстана особо предусмотрена ответственность за порчу или уничтожение плодородного слоя почвы вследствие невыполнения правил рекультивации земель, если это повлекло выведение их из сельскохозяйственного оборота в зоне чрезвычайной экологической ситуации или экологического бедствия.
Отдельная норма о загрязнении почв содержится и в Уголовном кодексе ФРГ. Так, в _ 324а: "(1) Кто, нарушая административно-правовые обязанности, вносит в почву вещества, допускает их проникновение или выпускает такие вещества в почву:
1. способом, который может причинить вред здоровью другого человека, животным, растениям или другим предметам, имеющим значительную стоимость, или
2. в значительном объеме и тем самым загрязняет или иным образом невыгодно изменяет их, наказывается лишением свободы на срок до 5 лет или денежным штрафом".
Это преступление отнесено к числу умышленных. Отдельно в ч. 3 _ 324а предусмотрена ответственность за неосторожное совершение такого преступления.
Во многих странах ответственность за порчу земли предусматривается в одной статье с посягательствами на другие объекты (компоненты) окружающей природной среды (воду, воздух, животный или растительный мир). Например, в ст. 325 УК Испании, ст. 182 УК Польши.
Нарушение правил охраны и использования недр (ст. 255 УК). Ответственность за нарушение правил разработки недр была предусмотрена в ст. 167 УК 1960 г. В ней говорилось о нарушениях таких правил отдельными гражданами. Это преступление не являлось экологическим, так как оно посягало на право собственности государства*(613). Поэтому можно считать, что ст. 255 УК 1996 г. в прежнем уголовном законодательстве аналогов не имела.
Опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что при совершении действий, перечисленных в ст. 255 УК, существенный вред может быть причинен самым различным объектам (компонентам) окружающей среды: почве, водам, полезным ископаемым, флоре, фауне и т.д. К тому же нарушения правил охраны и использования недр при производстве определенных работ являются весьма распространенным деянием.
Рассматриваемое преступление посягает на экологическую безопасность. При этом вряд ли можно ограничивать объект данного преступления отношениями "...в сфере рационального использования и охраны недр"*(614). Более правильным представляется, что это преступление "посягает на отношения, возникающие в связи с геологическим изучением, использованием и охраной недр на территории РФ, ее континентального шельфа, а также в связи с использованием отходов горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств"*(615).
Недра - часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя и дна водоемов, простирающаяся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения. Государственный фонд недр составляют используемые участки и неиспользуемые части недр в пределах государственных границ России.
Отношения, возникающие в процессе освоения, использования и охраны недр, регулируются Законом Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. "О недрах" в ред. Федерального закона от 3 марта 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями*(616).
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем нарушения специальных правил, разработанных в целях охраны и использования недр при: проектировании; размещении; строительстве; вводе в эксплуатацию; эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых*(617).
Кроме того, рассматриваемое преступление может выражаться в самовольной застройке площадей залегания полезных ископаемых.
Таким образом, в ст. 255 УК предусмотрена ответственность за два разных преступления, объединенных в одной статье упоминанием о полезных ископаемых. При этом, если нарушение правил охраны и использования недр совершается путем как действий, так и бездействия, то самовольная застройка всегда осуществляется только путем действий.
Горнодобывающие предприятия - комплекс отраслей по добыче и первичной обработке - обогащению полезных ископаемых (например, рудодобывающие, горно-химические предприятия).
Подземными сооружениями, не связанными с добычей полезных ископаемых, являются горные выработки в толще горных пород, имеющие различное назначение, например, транспортное, военные объекты.
Правила охраны и использования недр, о нарушении которых говорится в ст. 255 УК, многообразны. Они установлены не только федеральными законами, но и подзаконными актами, постановлениями Правительства РФ, ведомственными инструкциями, распоряжениями, приказами. Эти нарушения могут заключаться в невыполнении или выполнении установленных правил не в полном объеме, в неправильном выполнении специальных правил и т.д.
Самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых заключается в возведении на участке различного рода сооружений без соответствующего на то разрешения компетентных органов. Самовольной является и такая застройка, которая произведена на земельном участке, предоставленном в пользование субъекту на законном основании (устанавливающем право владельца на пользование участком), если ему известно о залегании полезных ископаемых.
Нарушение правил охраны и использования недр, а равно самовольная застройка, влекут за собой уголовную ответственность в случаях причинения значительного ущерба. Причиняемый ущерб может заключаться в нарушении естественных свойств недр, выведении из эксплуатации месторождений полезных ископаемых, порче земли и подземных вод, причинении вреда другим объектам (компонентам) окружающей природной среды, расходах на восстановление прежнего состояния объекта и т.п. Значимость ущерба оценивается с учетом всех обстоятельств дела органами следствия и суда.
Обязательный признак объективной стороны рассматриваемого деяния - причинная связь между нарушением правил охраны или использования недр либо самовольной застройкой и наступившим значительным ущербом.
Оконченным преступление признается с момента причинения значительного ущерба, явившегося результатом нарушения указанных ранее правил либо самовольной застройки.
Наиболее распространенные действия, влекущие ответственность по ст. 255 УК, это: самовольные разработки месторождений полезных ископаемых, разработка недр по незаконно полученной лицензии, разработка недр за пределами территории, предоставленной пользователю, разработка таких полезных ископаемых, которые не указаны в лицензии, и т.п. Так, в следственные органы ежегодно передаются материалы о привлечении к ответственности за рассматриваемое преступление примерно на 800-900 человек. Однако обвинительные приговоры выносятся единицам.
С субъективной стороны нарушение правил охраны и использования недр может быть совершено умышленно и по неосторожности, самовольная же застройка только умышленно. При умышленной вине правила нарушаются обычно с косвенным умыслом. Прямой умысел имеет место в случаях, когда виновный нарушает правила, возможно, и не желая причинения значительного ущерба, но сознавая его неизбежность. Неосторожная вина бывает в виде как легкомыслия, так и небрежности.
Самовольная застройка характеризуется умышленной виной, поскольку при предоставлении участка пользователю разъясняются его права, порядок и условия пользования участком, обязанности. Осуществляя самовольную застройку, виновный сознает, что нарушает указанные в лицензии условия, обеспечившие предупреждение значительного ущерба, и либо относится к этому безразлично (что бывает чаще), либо сознает неизбежность такого ущерба, не отказываясь при этом от самовольной застройки.
В доктрине уголовного права высказывались и иные мнения относительно субъективной стороны рассматриваемого деяния. Они сводились к следующему. Данное преступление характеризуется: 1) только умыслом; 2) только косвенным умыслом; 3) умыслом в отношении к действию и неосторожностью в отношении к последствию; 4) двумя формами вины*(618).
Субъектом преступления могут быть должностные и иные лица, нарушившие соответствующие специальные правила при реализации своих профессиональных или рабочих функций или осуществившие самовольную застройку.
Преступление, предусмотренное ст. 255 УК, имеет сходные объективные и субъективные признаки с таким деянием, как нарушение правил охраны природы при производстве работ (ст. 246 УК). Однако ст. 255 можно считать по отношению к ст. 246 специальной нормой, так как она устанавливает посягательство на один конкретный объект (компонент) окружающей природной среды - недра и соответствующие правила нарушаются в строго определенной сфере - на горнодобывающих предприятиях, подземных сооружениях и площадях залегания полезных ископаемых. Следовательно, ст. 255 по отношению к ст. 246 является специальной нормой и подлежит преимущественному применению.
Данное преступление отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести. Если при нарушении правил охраны и использования недр совершается и другое экологическое или иное преступление, виновные должны привлекаться к ответственности по совокупности статей. Например, при загрязнении подземных вод - по ст. 250 и 255 УК, при загрязнении почвы - по ст. 254 и 255 УК и т.д. По совокупности наступает ответственность и в случаях, когда незаконное использование (например, разработка) недр сопряжено с совершением иных преступлений. Например, если при добыче драгоценных металлов и камней с нарушением правил использования недр добытые металлы и камни не сдаются на аффонаж*(619) или на обязательную продажу государству, ответственность должна наступать по совокупности ст. 255 и 192 УК.
Ответственность за разработку недр с нарушением установленных правил предусмотрена и в законодательстве некоторых зарубежных стран. Так, статьи, аналогичные ст. 255 УК РФ, имеются в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 275), Таджикистана (ст. 229), Казахстана (ст. 286). В Кодексе Белоруссии ответственность за нарушение правил охраны недр наступает лишь при наличии административной преюдиции*(620) (ч. 1 ст. 271). Квалифицирующим это преступление признаком законодатель называет причинение ущерба в особо крупном размере*(621) (ч. 2 ст. 271). В этой же части Кодекса отмечается, что данное деяние предполагает умышленное или неосторожное отношение к последствиям.
Однако в уголовных кодексах большинства стран уголовно-правовая охрана недр и полезных ископаемых осуществляется в рамках составов преступлений, охватывающих различные объекты (компоненты) окружающей природной среды. Например, в ст. 197 УК Узбекистана предусмотрена ответственность за нарушение условий использования земель, недр или требований по их охране, повлекшее тяжкие последствия. В ст. 325 УК Испании о недрах говорится наряду с землей, атмосферой, морскими и грунтовыми водами.

_ 6. Преступления, посягающие на животный мир (фауну)*(622)

В данную группу преступлений включены: нарушения ветеринарных правил (ч. 1 ст. 249 УК); незаконная добыча водных животных и растений (ст. 256 УК); нарушение правил охраны рыбных запасов (ст. 257 УК); незаконная охота (ст. 258 УК); уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (ст. 259).
Опасность перечисленных преступлений определяется особой значительностью животного мира, являющегося неотъемлемой частью окружающей природной среды, регулятором и стабилизатором биосферы, играющего существенную роль в удовлетворении духовных и материальных потребностей населения России. Опасность усугубляется и нещадным истреблением животных в ряде регионов по корыстным мотивам. По подсчетам экологов-ученых, в нашей стране каждые 3-4 года исчезает один вид млекопитающих. Исчезли, например, черноморский тюлень, тиранский тигр, гепард.
Нарушение ветеринарных правил (ч. 1 ст. 249 УК). Это преступление было предусмотрено Уголовным кодексом 1960 г. (ст. 160) и относилось обычно к подгруппе преступлений в области сельского хозяйства группы хозяйственных преступлений. В Уголовном кодексе 1996 г. этот состав не подвергся сколько-нибудь заметным изменениям*(623).
Опасность данного преступления определяется тем, что нарушение ветеринарных правил может вызвать распространение заразных болезней среди животных (в том чисел и диких) и причинить значительный вред здоровью людей, а равно отдельным отраслям сельскохозяйственного производства.
Посягает рассматриваемое преступление на экологическую безопасность животного мира. При этом объектом уголовно-правовой охраны являются как домашние животные (лошади, коровы, козы, бараны, собаки, куры, утки, гуси и т.д.), так и дикие, т.е. проживающие в природной среде в состоянии естественной свободы (например, лоси, олени, косули).
В литературе высказывалось мнение, что объектом рассматриваемого преступления является воспроизводство домашних животных и при совершении этого преступления замедляется развитие сельского хозяйства, а предметом - только домашние животные*(624). В данном случае имеет место ограничительное толкование ч. 1. ст. 249 УК. Включение данной нормы в число экологических преступлений означает, что законодатель учитывает возможность причинения вреда именно окружающей природной среде. Конечно, Закон РФ от 14 мая 1993 г. "О ветеринарии"*(625) прежде всего предусматривает соблюдение определенных ветеринарных правил в отношении домашних животных, однако ветеринария - это деятельность, направленная не только на лечение домашних животных и предупреждение их болезней, но и на решение ветеринарно-санитарных проблем защиты окружающей среды, а следовательно, и всего животного мира.
С объективной стороны данное преступление совершается путем нарушения ветеринарных правил. Учитывая, что диспозиция статьи является бланкетной, при установлении данного состава преступления необходимо указывать нарушенное ветеринарное правило и нормативный акт, которым оно предусмотрено. Ветеринарные правила закреплены в Законе РФ от 14 мая 1993 г. "О ветеринарии", нормативных актах, принятых в соответствии с этим Законом*(626), а также в правилах, установленных международными договорами и соглашениями*(627).
Нарушение ветеринарных правил может выражаться в различных формах: путем действия (например, выгон в общее стадо вновь приобретенных животных без соблюдения карантинных обследований, сроков) или бездействия (например, непроведение обязательных обследований состояния животных в заповеднике); в непроведении или небрежном проведении ветеринарно-санитарной экспертизы (например, при исследовании пищевой пригодности продуктов животноводства); в отсутствии ветеринарно-санитарного надзора (например, на конкретном предприятии мясомолочной продукции) и др.
Обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 256 УК, являются распространение эпизоотий*(628) или иные тяжкие последствия. Таковыми могут быть: отравления и заболевания людей, массовые заболевания животных (не достигающие уровня эпизоотий), вынужденное уничтожение значительного количества продуктов и сырья животного происхождения, значительный ущерб охотничьему хозяйству, окружающей среде и т.п.
Распространение эпизоотий или иные тяжкие последствия должны находиться в причинной связи с допущенными нарушениями ветеринарных правил.
Преступление признается оконченным с момента регистрации такого уровня заболеваемости животных, который значительно превышает уровень обычной заболеваемости на данной территории, либо с момента установления иного тяжкого последствия. Решение вопроса о том, является ли последствие тяжким, передается на усмотрение правоприменительных органов.
С субъективной стороны нарушение ветеринарных правил характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия или небрежности. На это прямо указывает законодатель: "...повлекшие по неосторожности распространение эпизоотий или..."*(629). Само нарушение ветеринарных правил может осуществляться и осознанно.
Субъектом могут быть как должностные лица сельскохозяйственных предприятий и организаций, обеспечивающие соблюдение ветеринарных правил, так и рядовые работники ферм и иных хозяйств, а равно частные лица, владельцы животных, обязанные соблюдать ветеринарные правила.
В литературе высказывалось мнение, что при причинении вреда здоровью человека содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 118 и ч. 1 ст. 249 УК*(630). Соглашаясь в целом с этим предложением, хотелось бы уточнить: квалификация по совокупности возможна лишь при наступлении смерти потерпевшего (ч. 1 ст. 249 и 109 УК) и при неосторожном причинении тяжкого вреда здоровью, причиненного вследствие ненадлежащего исполнения или неисполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 1 ст. 249 и ч. 2 ст. 118 УК). В остальных случаях неосторожное причинение вреда совокупности не образует.
Если эпизоотии вызываются умышленно, ответственность должна наступать по ст. 167 УК (умышленное уничтожение или повреждение имущества), а при наличии цели подрыва экономической безопасности - по ст. 281 УК (диверсия).
За нарушение ветеринарно-санитарных правил предусмотрена и административная ответственность. Разграничение таких правонарушений и деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 249 УК, должно проводиться по признакам объективной стороны - наличию указанных в статье последствий в результате нарушения соответствующих правил.
Статьи, аналогичные ч. 1 ст. 249 УК, имеются в законодательстве некоторых зарубежных стран, например, в уголовных кодексах Таджикистана (ст. 269), Казахстана (ст. 280), Белоруссии (ст. 284). В ст. 200 УК Узбекистана говорится о нарушениях не только ветеринарных, но и зоотехнических правил. В этих кодексах ответственность за нарушение ветеринарных правил предусмотрена в отдельной статье, а не в одной статье с нарушениями правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений, как это сделано в ч. 2 ст. 249 УК РФ, что является, на наш взгляд, более удачным.
В Уголовном кодексе Швейцарии отсутствует глава о посягательствах на окружающую природную среду, однако в разделе "Преступления или проступки против здоровья" имеются следующие нормы: ст. 232 (распространение эпизоотий), ст. 235 (производство корма, вредного для здоровья животных), ст. 236 (введение в обращение корма, вредного для здоровья животных). Во всех трех статьях речь идет только о домашних животных. Наказание зависит от того, умышленно или по неосторожности совершены такие действия, совершены ли они из низменных побуждений (ч. 2 ст. 232) или в виде промысла (ч. 2 ст. 235).
В главе III УК Испании "О преступлениях против общественного здоровья" в ст. 364 предусмотрена ответственность тех лиц, кто: 1) кормит животных, чье мясо предназначено для потребления людьми, неразрешенными веществами, создающими опасность для здоровья людей; 2) направит на бойню животных, зная, что их кормили упомянутыми выше веществами; 3) направит на бойню животных, к которым применялось лечение с помощью упомянутых веществ; 4) направит для общественного потребления мясо с бойни, не соблюдая предусмотренных регламентами отсрочек.
Таким образом, во многих странах умышленное или неосторожное заражение животных, предназначенных для питания, рассматривается как преступление против здоровья, а не окружающей природной среды.
Незаконная добыча водных животных и растений (ст. 256 УК). Ответственность за незаконную добычу рыбы и водных животных предусматривалась и Уголовным кодексом 1960 г. Однако ст. 160 этого Кодекса (незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами) была сформулирована аналогично ст. 85 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, что создавало определенные трудности при разграничении уголовно наказуемых деяний и административных правонарушений. На практике при большом количестве уголовно наказуемого браконьерства*(631) уголовные дела возбуждались крайне редко, предпочтение отдавалось более упрощенной процедуре наложения административного взыскания.
В Уголовном кодексе 1996 г. детально охарактеризованы признаки основного состава преступления, что позволяет четко разграничивать преступление, предусмотренное ст. 256, и соответствующее административное правонарушение. Законодатель дополнил данную статью новыми квалифицирующими признаками.
Опасность данного преступления заключается в угрозе сохранности, рациональному использованию и воспроизводству животного и растительного мира - неотъемлемых компонентов окружающей природной среды. Это преступление является наиболее распространенным среди всех посягательств на окружающую природную среду. В 1997 г. было возбуждено по ст. 256 УК - 3279 уголовных дел, в 1998 г. - 4682, в 1999 г. - 5489*(632).
Высокая степень общественной опасности названного вида правонарушения отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4 "О практике применения законодательства об ответственности за экологические правонарушения", поскольку "объектом этих посягательств являются стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потенциал"*(633).
Данное преступление посягает на экологическую безопасность основного компонента окружающей природной среды - животный и растительный мир. Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. "О животном мире"*(634) определяет животный мир как единый объект окружающей среды, объединяющий все живые организмы - от низших форм до высших, находящихся в состоянии естественной свободы.
Предмет преступления разнообразен. Это: 1) различные виды рыб; 2) морские звери - животные, средой обитания которых является море (с возможным использованием побережья), т.е. моржи, тюлени, морские львы, дельфины и пр.; 3) иные водные животные - пресноводные звери (например, байкальский тюлень) и водные беспозвоночные (раки, крабы, различные моллюски, морские звезды и пр.); 4) водные растения - дикорастущая растительность, средой обитания и жизнедеятельности которой являются пресноводные или морские воды (например, ламинария - род бурых водорослей)*(635).
Предметом рассматриваемого преступления не являются водоплавающие пушные звери - выдра, ондатра, нутрия, речной бобер, выхухоль и др. Незаконная добыча этих животных, а также водоплавающих птиц квалифицируется как незаконная охота*(636).
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 256 УК, совершается путем незаконной добычи перечисленных выше компонентов окружающей среды. Добыча предполагает извлечение из водной среды рыб, водных животных, растений. Без законного на то основания такая добыча является незаконной. Незаконной признается добыча, осуществляемая в недозволенных местах, недозволенными орудиями, способами или приемами.
Добычей без разрешения признается добыча без надлежащего разрешения, с просроченным разрешением, с разрешением, выданным не тем лицам, которые производят добычу, сверх количества, указанного в разрешении и пр.
Запретное для добычи время устанавливается правилами рыболовства и промысла применительно к конкретным водоемам, породам рыб и водным животным.
Добычей в недозволенных местах является такая добыча, которая осуществляется либо в местах, не разрешенных в течение всего года (например, в местах ближе 500 м от плотин и шлюзов), либо в течение определенного времени (например, в период линьки и вынашивания икры раком).
Добычей недозволенными орудиями, средствами и приемами признается такая добыча, которая представляет повышенную опасность для сохранности водных ресурсов (например, использование острог и других колющих орудий лова, одновременный замет неводов с противоположных берегов).
Перечисленные варианты незаконной добычи рыбы, водных животных и растений влекут за собой административную ответственность.
Уголовная ответственность предусмотрена за незаконную добычу в тех случаях, когда согласно ч. 1 ст. 256 УК она: 1) причинила крупный ущерб; 2) велась с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений; 3) велась в местах нереста или миграционных путей к ним; 4) велась на территории заповедника, заказника либо в зоне чрезвычайной экологической ситуации или зоне экологического бедствия.
Диспозиция ст. 256 УК является бланкетной, поэтому вопрос об уголовной ответственности за незаконную добычу водных животных и растений решается с учетом положений законодательных и иных актов, например, Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды"; Федерального закона от 24 апреля 1995 г. "О животном мире"; Положения об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР, утвержденного 15 сентября 1958 г., с последующими изменениями и дополнениями; Типовых правил любительского и спортивного рыболовства, утвержденных 13 апреля 1983 г.*(637) Лицензии на добычу рыб, водных животных и растений выдаются управомоченными на то органами Российской Федерации или соответствующими органами субъектов Федерации. Последние могут устанавливать самостоятельные правила добычи на основании федеральных нормативных актов и типовых правил о любительском и спортивном рыболовстве. Незаконная добыча водных животных и растений является уголовно наказуемым деянием при наличии крупного ущерба. При решении вопроса о том, является ли ущерб крупным, "нужно учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность животных, их отнесение к специальным категориям, например к редким и исчезающим видам, экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания", а также иные обстоятельства содеянного (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4).
В литературе предлагалось считать крупным ущерб на сумму в 200 и более раз превышающую размер минимальной оплаты труда*(638), либо по денежному выражению таксовую стоимость двух осетров, двухсот штук воблы, 800 устриц, одного моржа или дельфина*(639).
По законодательству Казахстана значительным считается ущерб, в 100 и более раз, а крупным - в 300 и более раз превышающий минимальную заработную плату (примечание к ст. 288 УК).
В Уголовном кодексе Белоруссии крупный размер применительно к данному преступлению установлен в 40 и более раз превышающий минимальную заработную плату (примечание к ст. 281).
На практике суды исходят в основном из стоимостного и количественного критериев, не учитывая, как правило, экологический вред, что искажает истинные размеры ущерба, причиненного окружающей природной среде*(640).
Опасными, влекущими уголовную ответственность, признаются такие способы добычи, при которых происходит массовое истребление водных животных и растений. Это использование самоходного транспортного средства (например, катеров, моторных лодок и других плавательных средств, приводимых в движение при помощи мотора), применение взрывчатых и химических веществ, электротока и иных способов, причиняющих вред большому количеству рыбы, водных животных и растений (например, отравление водоема газами, применение мелкоячеистых сетей). Такие способы опасны тем, что они не только приводят к добыче сверх разрешенного количества рыбы, животных, растений, но и ведут к их уничтожению и искалечиванию, лишению возможности дальнейшего воспроизводства, нарушению баланса в окружающей природной среде. В местах нереста*(641), на миграционных путях*(642) к ним запрещается добыча рыбы независимо от ценности ее пород. Между тем в таких местах совершается до 40% незаконного лова рыбы.
Уголовную ответственность влечет любая незаконная добыча рыбы, водных животных и растений в заповедниках, заказниках, зонах экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации*(643).
Рассматриваемое преступление признается оконченным "с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты водные животные и растения, рыба или иные животные.
Преступления, связанные с причинением крупного ущерба, образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба" (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.).
При незаконной добыче место совершения преступления является обязательным признаком рассматриваемого деяния.
Местом совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 256 УК, являются внутренние и территориальные воды, акватория шельфа и исключительной экономической зоны. Добыча рыбы и морских животных в открытом море регулируется иными нормами с учетом международных договоров и соглашений.
В тех случаях, когда незаконная добыча морских млекопитающих осуществляется в открытом море или запретных зонах, ответственность наступает по ч. 2 ст. 256 УК.
К числу морских млекопитающих относятся котики (семейство ушастых тюленей), морские бобры (семейство куньих), моржи (отряд ластоногих), белуха (семейство дельфиновых), морской заяц - лахтак (семейство тюленей) и др. Добыча морских млекопитающих разрешается только по лицензиям, выдаваемым управомоченными на то органами и только в отведенных местах. Добыча некоторых морских млекопитающих вообще запрещена, например калана (семейство куньих), который занесен в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресусов (МСОП).
Местом незаконной добычи морских млекопитающих являются открытое море, запретные зоны.
Открытое море - это море за пределами 12-мильной морской полосы от побережья в районах забойного промысла России и в районах действия Временной конвенции о сохранении котиков северной части Тихого океана 1957 г.
Запрещенные зоны - прибрежные зоны (заповедники, заказники), являющиеся местом постоянного или временного обитания морских млекопитающих, в том числе и лежбища - участки суши, поля льда, где они отдыхают и размножаются (например, на Курильских островах). Это также участки акватории, куда запрещен доступ без специального разрешения по основаниям безопасности государства. К запретной относится и трехмильная прибрежная полоса специальных заповедников, отведенных для разведения этих животных.
Добыча морских млекопитающих регулируется Правилами охоты и промысла морских млекопитающих, утвержденных приказом Министерства рыбного хозяйства СССР от 11 июля 1975 г. по согласованию с Советом Министров РСФСР*(644).
Это преступление признается оконченным с момента незаконного преследования, лова или убоя морского млекопитающего.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 256 УК, может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный осознает опасность своих действий, их незаконность и желает их совершить. Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Однако чаще всего (более 50%) они бывают корыстными*(645).
Субъектом может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В тех случаях, когда незаконную добычу осуществляют должностные лица или лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, то при наличии признаков, предусмотренных ст. 285 и 201 УК, их ответственность должна наступать по совокупности этих статей и ч. 1 или 2 ст. 256 УК.
В ч. 3 ст. 256 УК предусмотрена ответственность при наличии квалифицированных признаков рассмотренных преступлений. Квалифицирующими признаками являются: 1) использование лицом, совершившим преступление, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 названной статьи, своего служебного положения; 2) совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. ст. 35 УК)*(646).
Использование при незаконной добыче своего служебного положения означает, что виновный воспользовался предоставленными ему полномочиями, правами для совершения или облегчения незаконной добычи указанных в ч. 1 и 2 ст. 256 УК животных (растений, рыб). В упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда РФ подчеркивалось, что при квалификации действий виновного в незаконной добыче с использованием своего служебного положения по ч. 3 ст. 256 УК совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 285 или 201, не будет, и он должен привлекаться к ответственности только за экологическое преступление (п. 10).
В некоторых случаях возникает вопрос о разграничении рассматриваемого преступления и хищения рыбы или водных животных. По ст. 256 УК квалифицируется незаконная добыча только таких рыбы и водных животных, которые находятся в природной среде в естественном состоянии. Рыба и водные животные, выращенные рыбозаводами, рыбсовхозами и иными хозяйствующими субъектами в специально выстроенных или приспособленных водоемах, а равно находящиеся в сетях или иных ловчих устройствах, являются предметом хищения (например, кражи), так как в этих случаях предмет посягательства уже обособлен от природной среды вложенным трудом и в силу этого приобрел качество товара.
Добыча рыбы и водных животных в водах исключительной экономической зоны не квалифицируется по ст. 256 УК, поскольку подпадает под признаки ст. 253 УК.
Ответственность за незаконную добычу рыбы и водных животных предусмотрена законодательством подавляющего большинства стран.
Так, статьи, аналогичные ст. 256 УК РФ с небольшими терминологическими различиями, имеются в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 276), Таджикистана (ст. 230), Казахстана (ст. 287). Более детально регламентирована ответственность за рассматриваемое преступление в Уголовном кодексе Белоруссии. Так, в ч. 1 ст. 281 предусмотрена ответственность за незаконную добычу рыбы и водных животных при наличии административной преюдиции, в ч. 2 названы такие квалифицирующие признаки, как причинение крупного ущерба и добыча рыб и водных животных, заведомо занесенных в Красную книгу Республики Беларусь, в ч. 3 - использование служебного положения и ущерб в особо крупном размере. В примечании к статье крупный ущерб определяется как ущерб на сумму, в 40 и более раз превышающую минимальную заработную плату, а особо крупный - в 100 и более раз ее превышающий. Крупный и особо крупный ущерб определены в этом примечании значительно ниже, нежели в примечании ко всей главе "Экологические преступления".
В уголовных кодексах большинства зарубежных стран ответственность за причинение вреда объектам (компонентам) живой природы, находящихся в водной среде обитания, предусмотрена в статьях о посягательствах на живую природу в целом с перечислением конкретных объектов (например, в кодексах Узбекистана, Польши, Испании)*(647).
В _ 293 УК ФРГ "Браконьерский лов рыбы" предусмотрена ответственность за лов рыбы, как нарушение чужого права или разрешения. Преступление это отнесено к числу корыстных преступных деяний (гл. 25), а не экологических преступлений.
Нарушение правил охраны рыбных запасов (ст. 257 УК). Ответственность за это преступление была предусмотрена и ст. 165 УК 1960 г. Однако в Уголовном кодексе 1996 г. формулировка и конструкция состава существенно изменены: более четко и подробно в ст. 257 изложены признаки объективной стороны - законодатель не ограничился указанием лишь на лесосплав и взрывные работы, как это имело место в УК 1960 г., а привел подробный перечень тех работ, осуществление которых может при нарушении соответствующих правил привести к причинению ущерба рыбным запасам, водным животным и пр. (например, эксплуатация водозаборных сооружений). Кроме того, законодатель включил определенные последствия в число обязательных признаков этого состава преступления.
Опасность данного преступления определяется тем, что при некоторых видах производственной деятельности с нарушением специальных правил может быть нанесен значительный, а порой и невосполнимый ущерб окружающей природной среде, в частности рыбным запасам. Так, в результате подобной деятельности большое число рек полностью потеряло рыбопромысловое значение.
Преступление, предусмотренное ст. 257 УК, посягает на экологическую безопасность водной фауны и флоры.
Предметом преступления являются: различные виды рыб, водные животные (раки, крабы, водные млекопитающие и пр.), кормовые запасы, как источники питания водной фауны (в том числе растения), и иные условия существования этих живых организмов.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 257 УК, состоит в нарушении правил охраны рыбных запасов (водных животных, кормовых запасов и пр.) при производстве на законном основании работ, перечисленных в данной статье.
Диспозиция ст. 257 УК бланкетная и отсылает к определенным правилам, изданным в целях охраны рыбных запасов. Это прежде всего Положение "Об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР", утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 15 сентября 1958 г. с изменениями и дополнениями, внесенными в 1965 и 1979 гг.*(648), а также Водный кодекс 1995 г.
В ст. 257 УК указаны следующие виды работ: лесосплав, строительство мостов и дамб*(649), транспортировка древесины и иной лесной продукции с лесосек, взрывные и иные работы, эксплуатация водозаборных сооружений и перекачивающих механизмов. Все эти виды работ представляют собой законную производственную деятельность, строго регламентированную специальными правилами, нарушение которых может привести к причинению существенного ущерба как окружающей природной среде, так и людям.
Лесосплав - транспортировка леса по воде. Он может быть молевой (отдельные бревна сплавляют по течению), плотовой (лесоматериалы, связанные в плоты, буксируются судном), кошельный (лесоматериалы транспортируют судном в ограждении из бревен). Молевой сплав леса запрещается на водных объектах, имеющих особое значение для рыбного хозяйства. Перечень таких объектов утверждается Правительством РФ.
Транспортировка древесины, кроме лесосплава, может осуществляться, например на баржах, т.е. на несамоходных грузовых суднах.
Взрывные работы производятся в водоемах только с разрешения органов рыбоохраны и в крайне необходимых случаях (например, неотложные дноуглубительные работы для обеспечения безопасности судоходства или лесосплава на обмелевших участках).
Под иными работами понимается, например, прокладка трубопровода, строительство дорог, возведение промышленных объектов. Указание законодателя на иные работы означает, что перечень, приведенный в ст. 257 УК, не является исчерпывающим и к ответственности по этой статье могут привлекаться лица, осуществляющие различные виды работ с нарушением специальных правил, что приводит к причинению ущерба водным богатствам.
Нарушение правил при эксплуатации водозаборных сооружений*(650) и перекачивающих механизмов*(651) может заключаться, например, в неисправности рыбозащитных устройств, непроведении мероприятий по обеспечению сохранности окружающей природной среды.
Обязательным условием ответственности за нарушение правил охраны рыбных запасов является наступление перечисленных в ст. 257 УК последствий: 1) массовая гибель рыбы или других водных животных; 2) уничтожение в значительных размерах кормовых запасов или 3) иные тяжкие последствия.
Массовая гибель рыбы и иных водных животных означает одновременную гибель большого количества одного или разных видов рыб или животных на определенном участке акватории. Массовость гибели устанавливается экологической, в частности ихтиологической, экспертизой.
Уничтожение в значительных размерах кормовых запасов*(652), являющихся пищей рыб и водных животных, приводит к их истощению и последующей гибели. Вопрос о том, является ли уничтожение кормовых запасов значительным, решается в каждом конкретном случае с учетом заключения экспертов, а также объема уничтоженных кормовых запасов, их стоимости, последствий уничтожения, материальных затрат на их восстановление и вреда, причиненного окружающей природной среде в целом.
Иные тяжкие последствия могут выразиться в уничтожении ценных пород рыб, нерестилищ, в уменьшении численности водных животных, в распространении заболеваний среди них и т.п.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого деяния является причинная связь между допущенным нарушением при производстве указанных в ст. 257 УК работ и перечисленными выше последствиями.
Местом совершения рассматриваемого преступления являются любые водоемы (реки, озера, водохранилища и пр.), а также прибрежные морские отмели в территориальных водах.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 257 УК, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. При умышленной вине исключается прямой умысел, так как желание причинить указанные в статье последствия свидетельствует о совершении таких преступлений, как уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК) либо диверсии (ст. 281 УК). При совершении преступления с косвенным умыслом виновный сознает опасность нарушения им специальных правил, предвидит возможность наступления в результате этого опасных последствий и безразлично относится к этому.
При неосторожной вине субъект, предвидя возможность наступления в результате нарушения им специальных правил опасных последствий, самонадеянно рассчитывает их предотвратить (легкомыслие) либо, не предвидя наступления опасных последствий, должен был и мог при должной внимательности и предусмотрительности их предвидеть (небрежность).
В доктрине уголовного права высказывались по этому вопросу и иные мнения. Так, ряд ученых считают рассматриваемое преступление умышленным, не оговаривая вида умысла*(653), либо совершаемым только с косвенным умыслом*(654). Однако, как нам представляется, исключать из сферы уголовно-правовой охраны неосторожное причинение вреда рыбным запасам и водным животным при производстве работ, представляющих объективную опасность, недостаточно обоснованно. Некоторые ученые полагают, что рассматриваемое преступление чаще совершается "в форме неосторожности, хотя в отдельных случаях не исключается и умышленная вина"*(655).
Субъект преступления - специальный. Это лицо, в компетенцию которого входит организация лесосплава и других работ, перечисленных в ст. 257 УК, а также иные лица, осуществляющие эти виды работ, независимо от того, на предприятиях (в организациях) какой формы собственности они работают.
Массовая гибель рыбы и водных животных, уничтожение кормовых запасов и пр. могут иметь место и при незаконной добыче водных животных и растений (ст. 256 УК). Эти деяния разграничиваются по признакам объективной стороны: ст. 256 УК предполагает добычу рыбы, водных животных, растений, а в ст. 257 УК говорится о работах, не связанных с добычей, но в силу их специфики представляющих опасность для этих видов биоресурсов.
Рассмотренное преступление относится к числу весьма распространенных, однако число случаев привлечения к ответственности по ст. 257 УК единично*(656).
Ответственность за данное преступление предусмотрена законодательством только отдельных государств (например, ст. 277 УК Узбекистана, ст. 231 УК Таджикистана). В ст. 283 УК Белоруссии законодатель уточняет субъективную сторону деяния, говоря об умышленном или неосторожном причинении названных в статье последствий. В ст. 202 УК Узбекистана предусмотрена охрана рыбных запасов и водных животных, а также растений наряду с охраной любых видов фауны и флоры, безотносительно к работам, в результате которых возможно причинение вреда этим объектам (компонентам) природы.
В Германии рассматриваемое преступление подпадает под признаки _ 330 УК (тяжелая угроза окружающей среде), в котором установлена ответственность, в частности, за ущерб водному источнику.
Незаконная охота (ст. 258 УК). Ответственность за это преступление была предусмотрена ст. 166 УК 1960 г., которая относила его к числу хозяйственных. В ст. 258 УК 1996 г. исключена ответственность за незаконную охоту, совершенную после наложения административного взыскания (административная преюдиция). Квалифицирующие незаконную охоту признаки (ч. 2 ст. 166 УК 1960 г.) были переведены в разряд обязательных признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 258 УК 1996 г. И, наконец, в ч. 2 ст. 258 были включены новые квалифицирующие признаки. В структуре экологической преступности незаконная охота составляет от 20 до 27%. Незаконная охота занимает третье место среди экологических преступлений после незаконной добычи водных животных и растений (ст. 256 УК) и незаконной порубки деревьев и кустарников (ст. 260 УК). Если к числу выявленных случаев незаконной охоты прибавить те, которые остаются латентными*(657), то становится очевидным, что животный мир нуждается в серьезной и эффективной защите.
Опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что хищническая добыча зверей и птиц ведет к массовому истреблению животных, уничтожению их потомства. За последние годы резко сократилась численность многих ценных животных, некоторые их виды находятся на грани полного уничтожения. Так, в 1997 г. по ст. 256 УК было возбуждено 826 дел, в 1998 г. - 774, в 1999 г. - 972 дела*(658).
Преступление посягает на экологическую безопасность в части охраны и рационального использования животных, находящихся в состоянии естественной свободы.
Предметом преступления являются дикие звери и птицы, находящиеся в состоянии естественной свободы в охотничьих угодьях*(659), в том числе и выпущенные в эти угодья с целью разведения независимо от того, в чьем ведении находится территория, на которой они обитают. Все полезные звери и птицы составляют государственный охотничий фонд. Его охрана и использование регулируются специальными правилами и контролируются государственными органами.
Не относятся к предметам этого преступления звери и птицы, находящиеся в вольерах, клетках, на огороженных территориях, в частном владении и пр.
С объективной стороны незаконная охота представляет собой выслеживание, преследование или добычу диких зверей и птиц с нарушением правил охоты*(660).
Нарушения правил охоты могут выражаться в охоте без надлежащего разрешения, в запрещенных местах*(661), в запрещенные сроки, запрещенными орудиями и способами*(662). Такого рода действия, а равно систематическое нарушение других правил охоты влечет за собой административную ответственность.
В тех же случаях, когда такие нарушения сопровождаются причинением крупного ущерба; применением транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей; совершаются в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена или на территории заповедника, заказника, либо в зоне экологического бедствия или зоне чрезвычайной экологической ситуации, виновные привлекаются к уголовной ответственности.
Вопрос о том, какой ущерб, причиненный в результате незаконной охоты, следует считать крупным, решается в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. При этом должны учитываться ценность и количество незаконно добытых зверей или птиц, распространенность в данной местности этой породы. Так, причинившими крупный ущерб были признаны действия П., отстрелившего с просроченным охотничьим билетом лося. Отстрел любых животных, занесенных в Красную книгу, также является причинением крупного ущерба.
В литературе предлагалось считать крупным ущерб, причиненный на сумму, превышающую 500 минимальных размеров оплаты труда*(663).
В уголовных кодексах некоторых зарубежных стран крупный ущерб определен в примечаниях к статьям об ответственности за незаконную охоту. Например, в примечании к ст. 281 УК Белоруссии крупным считается размер на сумму, в 40 раз, а особо крупным - в 100 раз превышающую размер минимальной заработной платы. В УК Казахстана значительный ущерб, как признак основного состава, устанавливается в 100 раз, а крупный, как квалифицирующий признак, - в 300 раз превышающий минимальную заработную плату (примечание к ст. 288). В Кодексе Таджикистана эти цифры соответственно - 30 и 300 и установлены применительно ко всей главе "Экологические преступления" в конце главы. В Кодексе Кыргызстана крупным является ущерб, в 100 раз превышающий минимальную заработную плату.
Использование при охоте механических транспортных средств, например автомашин, мотоциклов, а равно воздушных судов (вертолетов) представляет особую опасность, поскольку приводит зачастую к истреблению диких зверей и птиц в таком количестве, которое отрицательно отражается на их воспроизводстве. Например, часто осуществляемая с применением автомашин и вертолетов в нашей стране охота на сайгаков*(664) поставила их на грань вымирания.
Охота с применением автотранспортных средств рассматривалась Уголовным кодексом 1960 г. как квалифицирующий незаконную охоту признак*(665).
Транспортные средства, о которых говорится в п. "б" ст. 258 УК 1996 г., используются для выслеживания, преследования и добычи (как лова, так и убоя) животных, как орудия охоты. При их использовании в качестве средства доставки охотников к месту охоты и обратно, перевозки орудий охоты или добытых животных признаки п. "б" ст. 258 отсутствуют.
Значительную опасность не только для диких животных и птиц, но и для людей, а также домашних животных представляет применение при незаконной охоте взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения зверей и птиц. Понятие таких способов незаконной охоты аналогично рассмотренным признакам незаконной добычи рыб и водных животных (п. "б" ст. 256 УК).
Иными способами массового уничтожения являются использование ядохимикатов, выжигание растительности на определенных площадях, выгон животных на гладкий лед, использование электротока, загон животных на топкое место и т.п.
Использование способов массового уничтожения при незаконной охоте может привести к полному уничтожению отдельных популяций на конкретных территориях.
Перечень зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена, содержится в Типовых правилах охоты в Российской Федерации (п. 16). Большинство таких животных занесено в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП), Красные книги субъектов Федерации, а также Красные книги краев и областей (например, уссурийский тигр, красный волк, белый медведь, лебедь). В отношении некоторых таких животных и птиц существуют международные соглашения, например, Соглашение об охране белых медведей 1976 г., Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г.
Пунктом "г" ст. 258 УК предусмотрена уголовная ответственность за незаконную охоту в заповедниках, заказниках*(666), а также зонах экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации*(667), т.е. на территориях, где охраняется весь природный комплекс, включая не только отдельных зверей и птиц, но и целые природные сообщества.
Незаконная охота, причинившая крупный ущерб (п. "а" ч. 1 ст. 258), признается оконченным преступлением с момента причинения такого ущерба (в этих случаях возможно покушение). В остальных случаях - с момента начала выслеживания или преследования с целью добычи зверей либо птиц независимо от того, были ли они отловлены или отстрелены.
Приравнивается к охоте "нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным оружием, собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями охоты либо с добытой продукцией охоты, или с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования"*(668).
С субъективной стороны незаконная охота совершается с прямым умыслом. Виновный сознает незаконность своих действий, понимает, что в результате охоты причинит вред окружающей природной среде, и желает это сделать*(669). Мотивы преступления на квалификацию не влияют, но чаще всего бывают корыстными.
Субъектом может быть любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо.
В ч. 2 ст. 258 УК предусмотрена ответственность за незаконную охоту при наличии таких квалифицирующих признаков, как совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
В уголовно-правовой литературе высказывается мнение, согласно которому должностные лица, занимающиеся незаконной охотой с использованием своего служебного положения или способствующие браконьерам в совершении ими преступления, при наличии признаков состава преступления против государственной службы и службы в органах местного самоуправления отвечают по совокупности за незаконную охоту и злоупотребление должностными полномочиями. Это мнение основывается на рекомендации Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1983 г. "О практике применения судами законодательства об охране природы". Однако в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения", которое признало утратившим силу постановление 1983 г., изложено другое мнение. Исходя из того, что в ч. 2 ст. 258 УК предусмотрено использование при незаконной охоте лицом своего служебного положения, совершение им незаконной охоты следует квалифицировать только по ст. 258 "без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации".
Субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 УК, могут быть также рядовые сотрудники государственных органов, коммерческих организаций.
В правоприменительной практике может возникнуть вопрос о разграничении незаконной охоты и хищения, например, кражи. В тех случаях, когда совершается добыча зверей и птиц, чье существование находится под контролем человека и опосредуется его трудом, например, на обособленной территории звероводческого хозяйства, имеет место хищение, поскольку такие звери и птицы являются собственностью тех, кто занимается их разведением, выращиванием, содержанием.
Ответственность за посягательство на животный мир предусмотрена законодательством многих зарубежных стран. Так, статьи об ответственности за незаконную охоту, аналогичные ст. 258 УК РФ, содержатся в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 278), Таджикистана (ст. 232), Казахстана (ст. 288), Белоруссии (ст. 282).
В Уголовном кодексе ФРГ в _ 292, озаглавленном "Браконьерство", предусмотрена ответственность за нарушение чужого права на охоту или разрешения на охоту, выразившееся в преследовании дичи, ее ловле, убое, присвоении или обращении в пользу третьих лиц. Кроме того, более строгое наказание предусмотрено за особо тяжкие случаи браконьерства в виде промысла или профессионально, в ночное время, в период времени, когда охота запрещена, с использованием петли или иным браконьерским способом, несколькими лицами, вооруженными огнестрельным оружием. Так же, как и браконьерский лов рыбы, это преступление отнесено к корыстным преступным деяниям, а не к экологическим.
В Уголовном кодексе Испании дифференцирована ответственность за охоту без разрешения (ст. 335), охоту с нарушением законов или общих положений о защите видов лесных животных (ст. 334), охоту с использованием яда, взрывчатых средств и других орудий или средств подобной уничтожающей силы. Ответственность за такую охоту предусмотрена в одних и тех же статьях, что и за незаконный лов рыбы.
В ст. 202 УК Узбекистана ответственность за незаконную охоту рассматривается как нарушение порядка пользования животным или растительным миром.
Законодательство большинства других стран, предусматривая уголовную ответственность за нарушение специальных правил при добыче животных, не выделяет этот состав в качестве самостоятельного, включая в него незаконный лов рыбы, а зачастую и посягательства на растительный мир.
Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (ст. 259 УК). Это преступление не имеет аналогов в российском уголовном законодательстве. Необходимость включения в Кодекс такой статьи обусловлена тем, что в настоящее время под угрозой вымирания на планете находятся более 1000 видов позвоночных животных и 25 тыс. видов растений. Многие из них обитают в России. Ежедневно исчезает один вид растений, животных или грибов. Полностью истреблены морская корова, тарпан (подвид обыкновенной лошади) и др.
В результате преступлений, предусмотренных ст. 259 УК, из окружающей природной среды исчезают такие виды организмов (животных, рыб и пр.), которые являются редкими или поставлены под особую охрану государства вследствие того, что их количество и состояние находятся под угрозой полного исчезновения, например, морские черепахи, хищные птицы, киты.
Данное преступление посягает на экологическую безопасность, существование редких и исчезающих организмов, в том числе и микроорганизмов.
Предметом преступления являются критические местообитания для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации.
Критическое местообитание организмов, занесенных в эту Красную книгу, - специально выделяемые и находящиеся под защитой государства участки территории или акватории, которые чрезвычайно важны для сохранения, размножения, выращивания молодняка, зимовки и пр. определенного вида организмов. Например, такие территории (акватории) выделены на Курильских островах, озерах Прикаспия, озере Байкал. Уничтожение таких критических местообитаний может привести к полному исчезновению популяции конкретных организмов. Популяция - совокупность особей одного вида, длительно занимающая соответствующее пространство и воспроизводящая себя в течение определенного числа поколений.
В ст. 259 УК говорится об организмах, занесенных в Красную книгу Российской Федерации. Красная книга содержит краткие сведения о распространении, численности, биологии и мерах охраны редких видов животных и растений. Ведется она с учетом постоянных наблюдений о состоянии редких, находящихся под угрозой исчезновения, а также восстановленных, но нуждающихся в постоянном контроле видов животных*(670) и растений.
Так, в Красную книгу России занесены белый медведь (обитает в области плавучих льдов Северного Ледовитого океана, а также на его побережье и островах), стерх (белый журавль, обитающий в Якутии и низовьях р. Обь) и др. На конец 1997 г. в нее было включено 259 позвоночных и 155 беспозвоночных животных*(671).
В доктрине уголовного права к предмету данного преступления предлагается относить организмы, занесенные в Красную книгу: животных, млекопитающих, рыб, насекомых, а также растения*(672). Как нам представляется, предметом рассматриваемого преступления являются не перечисленные живые организмы, а критические места их обитания. Законодатель ставит под охрану территории, на которых обеспечено сохранение и воспроизведение определенных популяций. Гибель же самих организмов вне территории критического местообитания влечет ответственность по иным статьям, например, по ст. 246, 247, 258 УК и др.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем уничтожения критического местообитания организмов, занесенных в Красную книгу РФ. Критическое местообитание означает, что территория обитания определенных, охраняемых законом организмов находится в затруднительном, тяжелом положении. Уничтожение таких мест означает ликвидацию благоприятных условий существования, размножения и пр. хотя бы одной популяции, внесенной в Красную книгу.
Уничтожение возможно различными способами. Чаще всего это происходит в результате антропогенной деятельности людей (загрязнение, заражение, отравление окружающей среды), выпаса сельскохозяйственных животных, вырубки леса и пр. Обязательным последствием преступления является гибель популяций указанных организмов. Это может быть полное уничтожение, искалечивание до степени прекращения воспроизводства или роста хотя бы одной популяции*(673).
Гибель популяции влечет за собой уголовную ответственность лишь при наличии причинной связи с уничтожением критического местообитания такой популяции.
С субъективной стороны преступление может совершаться как умышленно, так и по неосторожности.
При умышленной вине субъект сознает, что его действия представляют опасность для определенных популяций, предвидит возможность или неизбежность их гибели и желает (при осознании неизбежности гибели) или безразлично, что имеет место значительно чаще, относится к их гибели.
При неосторожной вине субъект либо предвидит возможность гибели указанных организмов, но самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение (легкомыслие), либо не предвидит, но при должной внимательности и предосторожности должен и может предвидеть (небрежность).
Ограничение в литературе уголовно-правовой охраны критических местообитаний редких популяций только умышленной виной*(674) не оправдано. В Законе от 5 ноября 1991 г. "Об охране окружающей природной среды" в ст. 65 "Охрана редких и находящихся под угрозой исчезновения животных" говорится: "Предприятия, учреждения, организации, иные землепользователи, на территории которых имеются растения и животные, относящиеся к видам, занесенным в Красные книги, обязаны принимать меры по охране и воспроизводству этих видов растений и животных". Наличие в законе такой обязанности делает возможным привлечение к уголовной ответственности за неосторожное уничтожение критических местообитаний занесенных в Красную книгу популяций.
Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо, а равно лица, наделенные определенными полномочиями или осуществляющие различного рода работы. В случаях уничтожения критических местообитаний при нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ или нарушении правил обращения экологически опасных веществ и отходов содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 259 и 246 или 247 УК. Аналогично должен решаться вопрос и при совершении экологических преступлений, предусмотренных ст. 250-258 УК, так как все эти случаи представляют собой идеальную совокупность (ст. 17 УК). К тому же преступление, предусмотренное ст. 259, отнесено к числу преступлений средней тяжести, тогда как большинство перечисленных выше экологических преступлений являются преступлениями небольшой тяжести.
В законодательстве зарубежных стран состава преступления, аналогичного рассматриваемому, не имеется. Исключение составляет Уголовный кодекс Таджикистана, в ст. 233 которого предусмотрена ответственность за уничтожение критических местообитаний популяций, занесенных в Красную книгу Республики Таджикистан.
В подавляющем большинстве стран уголовно-правовая охрана мест обитания редких популяций осуществляется в рамках защиты либо особо охраняемых территорий, либо отдельных объектов (компонентов) окружающей природной среды.
В ряде случаев охрана редких популяций осуществляется на основе международных соглашений или конвенций, например, Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 г., Соглашения об охране белых медведей 1976 г., Конвенции по сохранению живых ресурсов Юго-Восточной Атлантики 1969 г.

_ 7. Посягательства на растительный мир

К числу посягательств на растительный мир относятся такие деяния, как нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ч. 2 ст. 249 УК); незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК) и уничтожение или повреждение лесов (ст. 261 УК).
Леса и растительный мир, флора*(675) - необходимые для существования живых организмов объекты (компоненты) окружающей природной среды. Причинение им вреда почти всегда влечет негативные последствия в отношении всей окружающей среды и ее компонентов, в частности животного мира. Опасность этих преступлений определяется также их распространенностью. Ежегодно фиксируется около 25 тыс. случаев незаконной порубки*(676).
Названные преступления совершаются путем нарушения специальных правил, установленных в целях охраны флоры России от уничтожения и повреждения. Эти правила либо запрещают определенное поведение, наносящее ущерб растительному миру, либо устанавливают соответствующий порядок пользования им.
Нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ч. 2 ст. 249 УК). В Уголовном кодексе 1960 г. ответственность за это преступление была предусмотрена в ст. 161 главы "Хозяйственные преступления"*(677). Опасность данного преступления определяется тем, что без растений, являющихся первичным источником всего органического вещества на земле, невозможна жизнь животных и человека.
Это преступление посягает на экологическую безопасность в части охраны естественной растительности, а равно искусственных зеленых насаждений, в том числе в городах и населенных пунктах, от болезней и вредителей.
Предметом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 249 УК, являются сельскохозяйственные культуры, дикорастущие леса и растения, различные насаждения, лианы и пр., находящиеся в процессе произрастания*(678).
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем нарушения правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений.
Такие правила содержатся в постановлениях Правительства РФ, актах Министерства сельского хозяйства и продовольствия, Федеральной службы лесного хозяйства и других органов. Они весьма многочисленны и соответствуют общим нормам, установленным в Законе РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей (природной) среды", Лесном кодексе 1997 г. и постановлении Правительства РФ от 11 мая 1993 г. "О мерах по санитарно-эпидемиологической, ветеринарной и фитосанитарной охране территории Российской Федерации"*(679). Эти правила регулируют проведение агротехнических, химических, механических, биологических и др. мероприятий, направленных на профилактику, предотвращение распространения и ликвидацию болезней, а также на уничтожение вредителей. При привлечении к ответственности по ч. 2 ст. 249 УК должно быть установлено, какое конкретное правило нарушено и каким нормативным актом оно предусмотрено*(680).
Нарушение правил борьбы с вредителями и болезнями растений может быть совершено путем как действия (например, применение запрещенных ядохимикатов для уничтожения вредителей, ввоз в Россию посадочного материала без карантинного сертификата), так и бездействия (например, неприменение необходимых препаратов для борьбы с вредителями растений, неуничтожение зараженных семян). Рассматриваемое преступление чаще совершается путем бездействия.
Нарушение указанных правил влечет за собой уголовную ответственность в случаях наступления тяжких последствий. Таковыми могут быть, в первую очередь, массовое распространение вредителей и болезней растений.
Вредители - это животные, повреждающие растения или вызывающие их гибель. Их насчитывается более 60 тыс. Это преимущественно насекомые, клещи, слизни, грызуны и пр. Массовое распространение вредителей ведет к гибели площадей посевов, уничтожению большого количества посадочного материала и пр.
Болезни растений - это отклонения от нормального физиологического состояния и развития, состоящие в нарушении основных функций всего или части растения*(681). Массовое распространение болезней может повлечь за собой вырубку большого количества деревьев в лесу, выведение из оборота сельскохозяйственных земель, гибель диких животных и пр. Иногда инфекционные болезни растений распространяются на большие территории, захватывая при этом несколько стран.
Законодатель не уточняет характера (вида) последствий содеянного. Таковым может быть и вред здоровью человека. В литературе предлагается в подобных случаях квалифицировать деяние по совокупности ст. 249 и 118 УК (неосторожное причинение вреда здоровью). Однако, учитывая степень опасности этих деяний, речь о совокупности может идти лишь при наличии признаков ч. 2 ст. 118 УК.
Таким образом, массовое распространение вредителей и массовые болезни растений всегда причиняют значительный ущерб природной среде. Является ли ущерб тяжким, решается в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела с учетом ущерба, материальных затрат на восстановление уничтоженной или поврежденной растительности, а также времени, необходимого на восстановление флоры, и т.п.
Обязательным признаком рассматриваемого деяния является наличие причинной связи между нарушением правил борьбы с вредителями и болезнями растений и наступившими в результате этого тяжелыми последствиями.
Преступление признается оконченным с момента наступления тяжких последствий, в результате нарушения указанных в ч. 2 ст. 249 УК правил.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 249 отнесено законодателем к числу неосторожных. По мнению ряда специалистов, это деяние может совершаться и умышленно. Правда, такая позиция высказывалась в основном в работах, опубликованных до июня 1998 г. Федеральным законом от 25 июня 1998 г. в ст. 249 УК включено указание на неосторожное отношение к тяжким последствиям*(682). Само нарушение соответствующих специальных правил может быть совершено сознательно.
Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо, обязанное соблюдать или обеспечивать соблюдение правил по борьбе с вредителями и болезнями растений (например, работник государственной службы по карантину растений, работник государственной лесной охраны).
При совершении данного преступления должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность должна наступать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 249 и 285 или 201 УК при наличии остальных признаков этих деяний. Такая рекомендация дана в упоминавшемся ранее постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4 (п. 10).
Нарушение правил борьбы с вредителями и болезнями растений предусмотрено и административным законодательством.
Разграничение этих правонарушений и уголовно наказуемых деяний должно проводиться по признакам объективной стороны - отсутствию или наличию тяжких последствий такого нарушения.
В законодательстве некоторых стран предусмотрена ответственность за преступление, аналогичное рассматриваемому, например, в ст. 199 УК Узбекистана, ст. 268 УК Кыргызстана, ст. 225 УК Таджикистана, ст. 280 УК Казахстана.
В Кодексе Белоруссии отсутствует статья, аналогичная ст. 259 УК РФ. Поэтому охрана "краснокнижных" растений регламентируется ст. 280, в которой предусмотрена ответственность за нарушения правил, установленных для борьбы с сорной растительностью, болезнями и вредителями растений, повлекшие по неосторожности гибель растительности или животных с причинением ущерба в крупном размере*(683). В ч. 2 этой статьи говорится об особо крупном размере ущерба*(684), а также о гибели растительности или животных, заведомо для виновного занесенных в Красную книгу Белоруссии.
Вопрос об охране растений в разных странах решается неодинаково. Например, как преступления и проступки против общественного здоровья (разд. 8) рассматриваются в Уголовном кодексе Швейцарии такие деяния, как распространение опасных для сельского или лесного хозяйства вредителей (ч. 1 ст. 233). Наказывается это преступление тюремным заключением*(685). Такое же наказание предусмотрено за данное деяние, совершенное по неосторожности (ч. 3 ст. 233). Однако, если лицо "из низменных побуждений причинило большой вред", ему может быть определена каторжная тюрьма*(686) на срок до 5 лет (ч. 2 ст. 233). Таким образом, квалифицированный вид рассматриваемого деяния (ч. 2 ст. 233) отнесен законодателем Швейцарии к числу преступлений, а предусмотренные ч. 1 и 3 - к проступкам.
В уголовном законодательстве зарубежных стран содержатся нормы об охране растительного мира. Однако они существенно отличаются от ч. 2 ст. 249 УК РФ. Так, в ст. 332 УК Испании ответственность предусмотрена за причинение вреда "любым видам или подвидам растений, угрожаемым или размножающимся" либо за разрушение или тяжкое повреждение зоны их распространения.
О растениях, как объекте уголовно-правовой охраны, говорится в ряде норм Уголовного кодекса ФРГ: загрязнение воздуха, причиняющее вред растениям наряду с другими объектами охраны (_ 325); неразрешенное обращение с опасными отходами, угрожающее количественному составу растений (_ 326); угроза нуждающейся в защите территории, на которой повреждаются или уничтожаются особо охраняемые виды растений (_ 329); тяжелая угроза окружающей среде, т.е. совершение действий, длительное время вредящих уровню растений, находящихся под угрозой вымирания (_ 330).
Примерно так же решается этот вопрос в уголовных кодексах других зарубежных стран.
Незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК). Ответственность за данное преступление была предусмотрена и в Уголовном кодексе 1960 г. (ст. 169). В Кодексе 1996 г. этот состав преступления сформулирован более четко и последовательно в части определения объективных признаков деяния.
Как известно, лес имеет важное климатрегулирующее, почво- и водозащитное значение, является одним из факторов устойчивости биосферы, жизненной средой для многих зверей и птиц, источником древесины и технического сырья, местом произрастания ягод, грибов, лекарственных растений и пр. Иными словами, лес - система экологических комплексов, выполняющих разнообразные экологические, экономические и культурно-оздоровительные функции.
В общей структуре экологической преступности незаконная порубка леса составляет 30,2%*(687). Это преступление из года в год обнаруживает тенденцию к росту. Так, число осужденных за незаконную порубку леса с 1990 по 1995 г. возросло на 2060% (1750 против 81 человека)*(688). В 1999 г. по ст. 260 УК было возбуждено 5672 дела*(689).
Рассматриваемое преступление посягает на экологическую безопасность лесов и иной растительности, предполагающую их рациональное использование и воспроизводство.
Предметом преступления являются: деревья, кустарники, лианы и иная растительность, в основном входящая (но и не входящая) в состав лесного фонда России.
Лесной фонд - совокупность всех лесов естественного происхождения и искусственно выращенных. В состав земель лесного фонда входят как лесные, так и не лесные земли. К лесным относятся земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для ее восстановления (вырубки, гари, погибшие древостои, редины, пустыри, прогалины, площади, занятые питомниками, несомкнувшимися лесными культурами, и пр.).
Не лесные земли - земли, предназначенные для нужд лесного хозяйства (земли, занятые просеками, дорогами, сельскохозяйственными угодьями, и др.), а также иные земли, расположенные в границах лесного фонда (земли, занятые болотами, каменистыми россыпями, и другие неудобные для использования земли).
В лесной фонд не входят леса, расположенные на землях обороны и землях городских поселений - городские леса (ст. 10 Лесного кодекса).
В лесной фонд и леса, не входящие в лесной фонд, не включается древесно-кустарниковая растительность, расположенная на: землях сельскохозяйственного назначения (в том числе землях, предоставленных для садоводства и личного подсобного хозяйства); землях транспорта; землях населенных пунктов; землях водного фонда и землях иных категорий.
Предметом рассматриваемого преступления не являются валежник, буреломный и поваленный ветром лес, а также срубленные и подготовленные для транспортировки, складирования и других целей деревья.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 260 УК, заключается в незаконной порубке, а равно повреждении до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан*(690).
Порубка предполагает отделение находящихся в естественном состоянии деревьев от корней. Повреждение означает причинение такого вреда дереву или иному растению, после чего они прекращают расти и, как правило, по истечении определенного времени погибают, если не проводятся требующие значительных затрат восстановительные работы.
Леса государственного фонда даже при однородном древесном составе, одинаковом возрасте и плотности древостоя имеют различное экономическое значение. Учитывая этот фактор, а кроме того, местоположение и выполняемые функции, законодатель разделил лесной фонд на три группы лесов, а леса первой группы по категориям защитности*(691).
Основания отнесения леса к той или иной из трех групп изложены в Лесном кодексе 1997 г. (ст. 56-58)*(692).
К лесам первой группы относятся леса, выполняющие водоохранные, защитные, санитарно-гигиенические, оздоровительные и иные функции, леса особо охраняемых территорий и природно-заповедного фонда. В этой группе лесов выделяются категории защитности.
Вторую группу составляют леса в районах с высокой плотностью населения и развитой сетью транспортных путей, имеющие средообразующие, защитные и ограниченные эксплуатационные функции, а также леса в районах с недостаточными лесными ресурсами, для сохранения которых требуется ограничение режима лесопользования.
В третью группу включены леса многолесных районов, имеющие в основном эксплуатационное значение. Леса этой группы подразделяются на освоенные и резервные. Критерии отнесения лесов к резервным устанавливаются федеральным органом управления лесным хозяйством.
В ст. 260 УК дифференцирована ответственность в зависимости от того, в какой группе лесов осуществляется порубка: в лесах первой группы или особо защитных участках всех групп (ч. 1), в лесах всех групп (ч. 2).
Особо защитные участки лесов - это участки с ограниченным режимом лесопользования (берега и почвозащитные участки леса вдоль берегов водных объектов, места обитания и распространения редких и находящихся под угрозой исчезновения диких животных, растений и другие, перечисленные в ст. 55 ЛК).
Статья 260 УК предусматривает уголовную ответственность за незаконную порубку. Незаконной является порубка, осуществляемая как юридическими, так и физическими лицами без специального на то разрешения.
В соответствии с существующими правилами участки лесного фонда предоставляются в пользование юридическим или физическим лицам при условии обязательного лицензирования. Лицензия удостоверяет право их владельца на долгосрочное пользование участками лесного фонда (аренду). Основанием для лесопользования являются лесорубочный билет*(693), ордер*(694) или лесной билет*(695). Эти документы выдаются лесным фондом на срок до одного года.
Незаконной порубка будет и в тех случаях, когда при наличии разрешения лицо осуществляет порубку не на отведенном участке, не в том количестве, не тех пород деревьев, на порубку которых дано разрешение, не в соответствии с требованиями, изложенными в разрешительном документе.
Повреждение же растительности до степени прекращения роста всегда является незаконным. Поврежденные растения, прекратившие рост, как бы выпадают из экологической системы, лишаются экономического значения и в большинстве случаев, как уже отмечалось, обречены на гибель.
В доктрине уголовного права отмечается, что деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 260 УК, сконструировано законодателем по типу материальных составов и обязательным последствием действий, перечисленных в ч. 1, является причинение значительного ущерба. Такая трактовка рассматриваемого состава преступления вызывает возражения. В ч. 1 ст. 260 УК говорится о незаконной порубке и повреждении растительности в лесах первой группы и особо защитных участков лесов всех групп. Леса этой группы имеют исключительное значение. В нее включаются, например, запретные полосы лесов, защищающих нерестилища ценных промысловых рыб, памятники природы, леса государственных природных заповедников. Поэтому любую порубку или любое повреждение растительности в таких лесах целесообразно признать подпадающими под признаки ч. 1 ст. 260 без доказывания факта причинения значительного ущерба, который всегда наличествует при незаконной порубке в лесах первой группы.
Указание в ч. 1 ст. 260 УК на причинение значительного ущерба относится только к незаконной порубке или повреждению деревьев, кустарников и лиан, не входящих в лесной фонд или запрещенных к порубке.
При ином решении вопроса законодателю было бы достаточно сформулировать диспозицию ч. 1 ст. 260 следующим образом: "незаконная порубка, а равно повреждение:", совершенные в значительном размере. Такая формулировка охватывала бы все случаи незаконной порубки и повреждения растительности, предусмотренные в ч. 1 этой статьи*(696). Учитывая изложенное, незаконная порубка, а равно повреждение до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах первой группы либо в особо защитных участках лесов всех групп являются оконченными деяниями с момента осуществления порубки или повреждения указанных растений в этих, особо охраняемых, зонах.
В остальных случаях порубка и повреждение растений являются оконченными при их совершении в значительном размере, который определен законодателем в примечании к ст. 260 УК как исчисленный по установленным таксам ущерб, в 20 раз превышающий минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения преступления. Указание на определенные таксы исчисления размера ущерба делает понятие "значительный ущерб" строго формализованным. В этих случаях преступление окончено только с момента установления значительного ущерба. В этих случаях обязательным признаком состава преступления является причинная связь между причинением такого ущерба и незаконной порубкой (повреждением) указанных в статье растений.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается только умышленно. Умысел может быть прямым и косвенным. По мнению некоторых ученых, это преступление может быть совершено только с прямым умыслом*(697).
Незаконная порубка, а равно повреждение до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах первой группы, особо защитных участках лесов всех групп возможно лишь с прямым умыслом: лицо сознает опасность своих действий и желает их совершить. В остальных случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 260 УК, возможен как прямой, так и косвенный умысел: лицо сознает опасность своих действий, предвидит возможность или неизбежность причинения значительного ущерба лесному хозяйству и, как правило, безразлично относится к этому. Прямой умысел возможен при осознанности неизбежности такого последствия.
Незаконная порубка, совершенная по неосторожности, не характеризуется той степенью опасности, которая присуща умышленной порубке и должна влечь за собой административную или материальную ответственность. Мотивы и цели незаконной порубки на квалификацию содеянного не влияют. Чаще всего они бывают корыстными.
Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК, является любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо, в том числе и должностное, не использовавшее при незаконной порубке своего служебного положения, иначе ответственность такого лица наступит по ч. 2 этой статьи.
В ч. 2 ст. 260 УК установлена ответственность за незаконную порубку, а равно повреждение до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах всех групп, а также насаждений, не входящих в лесной фонд, при наличии таких признаков, как неоднократность, использование своего служебного положения или крупный размер ущерба.
Неоднократным признается в соответствии со ст. 16 УК совершение двух или более преступлений, предусмотренных любой частью ст. 260 УК. Специфика этого признака применительно к незаконной порубке определяется тем, что она иногда складывается из комплекса действий, имеющих определенную протяженность во времени (например, валка дерева, его распиловка, подготовка к вывозу, вывоз). Все такие действия представляют единое преступление - порубку и признака неоднократности не образуют. Не является неоднократной и порубка, осуществляемая в несколько приемов, будучи объединенной единством умысла (например, порубка в несколько приемов с целью заготовить лесоматериал для постройки). В этих случаях налицо единое продолжаемое преступление, и вопрос об ответственности в таких случаях должен решаться с учетом общего размера ущерба, причиненного порубкой. Таким образом, неоднократной считается порубка, совершенная два и более раза путем разновременных, самостоятельных действий.
Использование лицом, осуществляющим незаконную порубку, своего служебного положения предполагает, что оно воспользовалось при совершении преступления теми правами, которыми было наделено в силу занимаемой должности или выполняемой работы. Такими лицами могут быть должностные лица и иные работники лесхозов, управления лесным хозяйством, органов охраны лесов и других организаций (независимо от формы собственности), чья деятельность связана с охраной, воспроизводством, контролем, учетом лесных фондов и заготовкой древесины. В случае осуществления незаконной порубки должностным лицом, злоупотребившим своими служебными полномочиями, ответственность наступает только по п. "б" ч. 2 ст. 260 УК, так как это обстоятельство уже учтено законодателем.
В правоприменительной практике возникал вопрос, является ли должностным лицом лесник. Как отметил Верховный Суд РФ, лесник, согласно документу "Должностные обязанности лесника", выполняет функции представителя власти (проверяет документы на право порубки, составляет протоколы по случаям незаконной порубки, задерживает лиц, виновных в лесонарушениях) и, следовательно относится к должностным лицам*(698).
Третьим признаком, квалифицирующим незаконную порубку, является крупный размер ущерба, который определен законодателем в примечании к ст. 260 УК. Таковым признается исчисленный по определенным таксам ущерб, в 200 раз превышающий размер минимальной оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения преступления.
Разграничение незаконной порубки и хищения должно проводиться в основном по предмету. Предметом порубки могут быть только деревья и другие растения, находящиеся на корню, т.е. естественно произрастающие, а предметом хищения - срубленные, заготовленные для транспортировки, а равно срубленные и обращенные в свою собственность деревья с приусадебных, дачных и садовых участков. Хищением считается похищение саженцев деревьев из питомников, ботанических садов, дендрариев, поскольку на их посадку и выращивание затрачивался определенный труд.
Статьи, аналогичные ст. 260 УК РФ, содержатся в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 279), Таджикистана (ст. 234), Казахстана (ст. 291), Белоруссии (ст. 277). Однако понятия "значительный, крупный и особо крупный размер ущерба" определяются по-разному. В Белоруссии крупный размер ущерба составляет сумма, в 80 и более раз и особо крупный - в 250 и более раз превышающая минимальную заработную плату; в Казахстане - значительный ущерб в 100 раз, а крупный - в 300 раз превышающий месячный расчетный показатель, и т.д.
В некоторых странах уголовно-правовая охрана леса регламентируется статьями кодексов, предусматривающими ответственность за посягательства и на иные объекты (компоненты) окружающей природной среды. Так, в Узбекистане ответственность за незаконную порубку предусмотрена в ст. 198 УК, озаглавленной "Повреждение, уничтожение посевов, леса или других насаждений". В Германии в разд. 29 УК "Преступные деяния против окружающей среды" лес как объект уголовно-правовой охраны не упоминается, однако в ряде параграфов говорится о растениях, причинение вреда которым влечет за собой при определенных условиях уголовную ответственность, например, _ 325, 326, 329, 330d. В Испании установлена ответственность тех, "кто сорвет, срубит, сожжет, вырвет, соберет" любой вид или подвид растений (ст. 332 УК).
Уничтожение или повреждение лесов (ст. 261 УК). В Уголовном кодексе 1960 г. уничтожение и повреждение лесов (иных массивов) в результате поджога или неосторожного обращения с огнем считалось преступлением против собственности (ст. 149, 150). Кодекс 1996 г., сохранив ответственность за это преступление, отнес его к числу экологических, уточнив при этом объективные признаки деяния указанием на возможные способы (кроме поджога и неосторожного обращения с огнем) уничтожения и повреждения лесов.
Отнесение данного преступления к числу экологических оправдано, так как при его совершении существенный вред причиняется окружающей природной среде, в частности животным. Как установили ученые, прямой причиной исчезновения животных (определенных видов или на определенных территориях) является не столько преследование их человеком, сколько изменение среды обитания.
Степень опасности преступления определяется существенным нарушением воспроизводства лесов, что, в свою очередь, оказывает негативное воздействие на биологические основы жизнедеятельности и развития животных, обитающих в них.
К тому же колоссальный материальный ущерб причиняют лесные пожары. Так, ежегодно происходит до 30 000 лесных пожаров, причем 81% из них по вине людей*(699). Только за 5 месяцев 2000 г. зарегистрировано 7529 пожаров. Общая площадь, пройденная пожарами, составила 327 167 га*(700).
Преступление, предусмотренное ст. 261 УК, посягает на экологическую безопасность в сфере сохранности лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд.
Предметом преступления являются: 1) леса, входящие в лесной фонд, т.е. все леса, за исключением лесов, расположенных на землях обороны и населенных пунктов (поселений) (ст. 7 ЛК); 2) насаждения, не входящие в лесной фонд, т.е. леса, расположенные на землях обороны и землях городских поселений (городские леса), а также древесно-кустарниковая растительность, расположенная на землях сельскохозяйственного назначения, землях транспорта, землях населенных пунктов (поселений), землях водного фонда и землях иной категории (ст. 10, 11 ЛК).
В ч. 1 и 2 ст. 261 УК предусмотрена ответственность за два деяния, сходные по своим объективным признакам, но различающиеся по формам вины.
Уничтожение и повреждение лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности предусмотрено ч. 1 ст. 261 УК.
С объективной стороны это преступление совершается путем действия или бездействия, которые чаще всего представляют собой нарушение определенных правил предосторожности. Характер таких правил указан непосредственно в статье. Это правила обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности. Например, Правила пожарной безопасности в лесах Российской Федерации, утвержденные постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 9 сентября 1993 г. N 886*(701); постановление Правительства РФ от 12 января 1996 г. N 17 "О мерах по усилению охраны лесов от пожаров и защиты их от вредителей и болезней в 1996 г."*(702) и др.
Данный состав преступления сконструирован законодателем по типу материальных. Последствия указаны в диспозиции статьи. Это уничтожение и повреждение лесов и другой растительности.
Уничтожение означает приведение леса и иной растительности в такое состояние, когда они полностью утрачивают свою хозяйственную, природоохранительную или иную ценность (например, на полосах отвода каналов - водозащитную) и не могут быть использованы в тех целях, для которых предназначались.
При повреждении лес и иная растительность приводятся в такое состояние, при котором они либо утрачивают способность к росту, либо начинают частично погибать. При этом они утрачивают полностью или в значительной мере не только экологическую ценность как компонента окружающей природной среды, но и хозяйственно-экономическую. Повреждение лесов и иной растительности имеет место, если на их восстановление требуются длительное время и существенные затраты.
Уничтожение и повреждение леса и иной растительности влечет за собой уголовную ответственность в случаях, когда такие последствия распространились на значительную территорию. Оценка маштабов территории производится в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела, в том числе категории леса и его значения для определенного региона (хозяйственного, рекреационного и т.д.). Неосторожное уничтожение и повреждение лесов на площади менее 0,8-1 га влечет, как правило, административную или материальную ответственность, если уничтоженный или поврежденный лес или растительность не имели особого хозяйственного, почвозащитного, водоохранного, природооздоровительного и иного значения.
Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 261 УК наступает лишь в случаях, когда уничтожение или повреждение лесов и иной растительности явились результатом неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности.
Неосторожное обращение с огнем заключается обычно в нарушении специальных противопожарных правил производства работ или поведения в лесах, а равно районах насаждений, не входящих в лесной фонд.
К источникам повышенной опасности относятся любые, в том числе и самоходные, транспортные средства, электрооборудование, работы, связанные с легковоспламеняющимися или взрывчатыми веществами, и пр. Например, использование при работе в лесу трактора без искрогасителя на выхлопной трубе, корчевание пней с применением взрывчатых веществ.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается только по неосторожности. Виновный либо предвидит, что в результате нарушения определенных правил могут наступить опасные последствия, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение (легкомыслие), либо не предвидит таких последствий, хотя при должной внимательности и предусмотрительности должен и может их предвидеть (небрежность). Само нарушение правил может быть при этом осознанным.
Субъект преступления - любое лицо, достигшее 16 лет. В тех случаях, когда уничтожение или повреждение леса явилось результатом недобросовестного отношения к своим обязанностям должностного лица, оно может быть привлечено к ответственности за халатность (ст. 293 УК).
В ч. 2 ст. 261 УК установлена ответственность за самостоятельное преступление, отличающееся от рассмотренного характером действия и формой вины*(703).
Если деяние, указанное в ч. 1 ст. 261 УК, заключается в нарушении определенных правил, то предусмотренное в ч. 2 осуществляется целенаправленными сознательными действиями - путем поджога или иным общеопасным способом. Последствия в обоих случаях одинаковы - уничтожение или повреждение лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд.
Поджог - действия, совершаемые с целью вызвать пожар. Другими общеопасными способами являются: затопление, взрыв, распространение ядов, заражение и пр. Общеопасен любой способ, неизбежно создающий угрозу причинения вреда людям, животному миру, экологическим или экономическим интересам, и т.п.
В ч. 2 ст. 261 УК говорится об уничтожении и повреждении лесов ииных насаждений в результате загрязнения вредными веществами, отходами, выбросами или отбросами.
Вредные вещества - любые вещества, способные уничтожить или повредить лес или иные насаждения. Это могут быть радиоактивные, химические, биологические и другие вещества, обращение с которыми строго регламентировано специальными правилами. Загрязнение леса и иных насаждений означает нарушение или несоблюдение таких правил.
Отходы и отбросы представляют собой остатки производственной деятельности человека. Причем, если отходы годны для какой-либо цели (например, нефтяные отходы), то отбросы непригодны ни для чего.
Выбросы - это сброс в атмосферу, лесные водоемы, грунтовые воды вредных веществ и отходов производства сверх норм предельно допустимой концентрации.
Загрязнение вредными веществами, отходами или выбросами, согласно ч. 2 ст. 261 УК, означает их введение в воздух, почву, водоемы на территории леса или иных насаждений в таком количестве, которое вызывает уничтожение или повреждение леса либо иных насаждений.
Таким образом, объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК, неоднородна. Она может выразиться как в целенаправленной деятельности (например, поджоге), так и в нарушении правил, установленных для предупреждения столь серьезного загрязнения окружающей природной среды, в частности территорий расположения лесов и иных насаждений, не входящих в лесной фонд, которое может вызвать уничтожение и повреждение этой растительности.
Преступление, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 261 УК, признается оконченным с момента уничтожения или повреждения леса и иных насаждений в результате деяний, указанных в этой статье.
Относительно субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК, в литературе высказано мнение, что это преступление совершается только умышленно в отличие от установленного ч. 1 данной статьи. Однако более предпочтительна позиция, согласно которой "совершение этого преступления путем загрязнения вредными веществами, отходами, выбросами или отбросами возможно и по неосторожности"*(704). Действительно, загрязнение лесов осуществляется в основном при нарушении правил обращения с вредными веществами, в частности правил захоронения отбросов. Последние, как показывает практика, обычно нарушаются осознанно. Но в большинстве случаев отношение к последствиям характеризуется неосторожной виной: либо виновный предвидит возможность уничтожения или повреждения леса и иной растительности, но самонадеянно рассчитывает, что этого по тем или иным основаниям не произойдет (легкомыслие), либо не предвидит, но при должной внимательности и предусмотрительности может и обязан предвидеть (небрежность).
Таким образом, субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК, может быть умышленной, причем прямой умысел имеет место лишь при осознанности неизбежности наступления указанных в статье последствий. В отношении же загрязнения лесов и иных насаждений возможна и неосторожная вина.
Субъект преступления - любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако субъектами загрязнения чаще всего выступают должностные лица, результатом недобросовестного отношения которых к своим служебным обязанностям явились наступившие последствия. Поэтому при наличии признаков злоупотребления служебным положением или халатности содеянное должно квалифицироваться по совокупности ч. 2 ст. 261 и ст. 285 или ст. 293 УК.
Если в результате экологического преступления уничтожается или повреждается лес (иная растительность), содеянное также должно квалифицироваться по совокупности, например ст. 250 (загрязнение вод) и ст. 261 УК, поскольку подобные случаи являются идеальной совокупностью (ст. 17 УК), когда одним действием совершаются два разных преступления.
Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 261 УК, отнесено законодателем к числу тяжких. Среди экологических преступлений к тяжким отнесено еще одно преступление - нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов, повлекшее по неосторожности смерть человека либо массовое заболевание людей (ч. 3 ст. 247 УК). Такая оценка законодателем степени опасности этого преступления определяется тем, что при его совершении не только причиняется существенный экологический вред, но и могут оказаться под угрозой жизнь людей, домашние животные и иное имущество.
Ответственность за уничтожение или повреждение леса в результате поджога или небрежного обращения с огнем предусмотрена и Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Разграничение административного правонарушения и преступления должно проводиться в зависимости от величины ущерба, причиненного в результате поджога или неосторожного обращения с огнем. В основу разграничения может быть положено разъяснение законодателя, данное им в примечании к ст. 260 УК при определении размера крупного ущерба. Это исчисленный по установленным таксам ущерб, в двести раз превышающий минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения преступления.
В законодательстве отдельных зарубежных стран имеются статьи, аналогичные ст. 261 УК РФ. Так, в ст. 235 УК Таджикистана включено указание на использование взрывчатых веществ, как один из способов уничтожения или повреждения лесов. Кроме того, в этой статье дано понятие "крупный ущерб": это ущерб, в 300 раз превышающий минимальный размер заработной платы. Имеется такая статья и в Уголовном кодексе Казахстана (ст. 292).
Более детально регламентирована ответственность за это преступление в Уголовном кодексе Белоруссии. В нем предусмотрена ответственность за загрязнение леса (основной состав) и за загрязнение, повлекшее причинение крупного ущерба. Причем в последнем случае оговаривается возможность как умышленных, так и неосторожных действий (ст. 275). В ст. 276 предусмотрена ответственность за уничтожение или повреждение леса по неосторожности, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере*(705).
В законодательстве подавляющего большинства стран уголовно-правовая охрана лесов и иной растительности от уничтожения или существенного повреждения осуществляется в рамках либо общих экологических преступлений, и лес выступает в них как один из объектов (компонентов) охраны, либо общеопасных преступлений. Например, в разд. 28 "Общеопасные преступные деяния" в _ 306 "Поджог" УК ФРГ говорится: "(1) Кто поджигает или полностью либо частично разрушит огнем чужие: (5) леса, степи или болота:". Более суровое наказание предусмотрено в случаях препятствования тушению пожара (_ 306f).
В Уголовном кодексе Испании предусмотрена ответственность не только за поджог леса или лесного массива (ст. 352), но и за один факт разжигания огня в лесу или лесном массиве (ст. 354). Эти статьи помещены законодателем в разд. ХVII "О преступлениях против коллективной безопасности", гл. II "О поджогах", отдел 2 "О лесных поджогах".

Глава VI. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Увеличивающиеся с каждым годом интенсивность и объем перевозок, а также число транспортных средств выдвигают в качестве одной из первоочередных задач обеспечение безопасности движения и эксплуатации транспорта.
Этот вывод подтверждается также неблагополучной динамикой и увеличением удельного веса таких преступлений в общей структуре преступности. Так, в 1998 г. на территории Российской Федерации было зарегистрировано 116 040 дорожно-транспортных происшествий, в которых погибли 14 841 и получили ранения 127 182 человека, в том числе пострадало 24,7 тыс. детей и подростков в возрасте до 16 лет*(706).
Специфика рассматриваемых преступлений, обусловившая выделение норм об ответственности за них в самостоятельную главу, заключается в том, что они совершаются при непосредственном использовании или соприкосновении с источниками повышенной опасности, при обращении с которыми требуется точное и неуклонное соблюдение всех правил, обеспечивающих безопасность их функционирования.
В теории уголовного права преступления, посягающие на безопасность движения и эксплуатацию транспорта, получили наименование "транспортные". Однако разработчики Уголовного кодекса 1996 г. пришли к выводу, что такое название главы как бы презюмирует наличие некого преступного компонента, присущего транспорту в процессе его функционирования. К тому же, как полагали некоторые ученые, название главы "Транспортные преступления" не отражает в полной мере специфики этих преступлений и дает основания относить к данной группе преступлений любые деяния, так или иначе связанные с транспортными средствами, например, угон транспортного средства, использование служебной автомашины в личных, корыстных целях.
Заголовок гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств" УК 1996 г. представляется более удачным, так как раскрывает содержание видового объекта, который определяет место группы преступлений в системе Особенной части Кодекса, а также показывает их специфику и ограничивает круг статей этой главы только такими, которые предусматривают ответственность именно за посягательства на безопасность функционирования транспорта*(707).
Преступления, относящиеся к числу транспортных, характеризуются определенными общими объективными и субъективными признаками.
Это, в первую очередь, видовой объект рассматриваемой группы преступлений - безопасность движения и эксплуатации любого вида транспорта, как подсистема родового объекта раздела IX УК - общественной безопасности. Последняя в широком смысле слова является родовым понятием нескольких групп общественных отношений, посягательства на которые предусмотрены гл. 24-28 УК.
С объективной стороны преступления, посягающие на безопасность движения и эксплуатации транспорта, заключаются в нарушении установленных правил и требований, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта. Поэтому диспозиции статей, содержащих ответственность за рассматриваемые преступления, являются бланкетными, т.е. отсылающими к другим законам или иным нормативным актам другой отрасли права. Так, бланкетная диспозиция ст. 264 УК отсылает к Правилам дорожного движения. Сами эти Правила в уголовном законе не расшифровываются. Их нарушение при отсутствии предусмотренных в ст. 264 УК последствий является административным правонарушением.
Подавляющее большинство транспортных преступлений может быть совершено путем как действия, так и бездействия. Исключения составляют приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК), что может быть совершено лишь путем действия, и неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК), осуществляемое путем бездействия.
Составы большинства преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспорта, сконструированы законодателем как материальные составы (исключение составляют ст. 270 и 271), что предполагает наличие общественно опасных последствий. Во всех этих преступлениях такими последствиями является причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью личности или, в некоторых случаях, крупного материального ущерба. Нарушения правил, повлекшие легкий вред здоровью или незначительный материальный ущерб, рассматриваются в административном, дисциплинарном или гражданско-правовом порядке.
Ответственность за транспортное преступление возможна при условии, что наступившие последствия находятся в причинной связи с нарушением конкретного правила, обеспечивающего безопасное функционирование транспорта. Поэтому вопрос о причинной связи должен обсуждаться после установления факта нарушения соответствующих правил, обеспечивающих безопасное движение и эксплуатацию транспорта, и выяснения объема и характера вредных последствий, которые зачастую являются результатом сложного взаимодействия ряда причин и условий. Таковыми могут быть неправомерные действия (бездействие) водителей других транспортных средств; неосторожное поведение иных участников движения, особенности дороги и погоды; техническое состояние транспортных средств, средств сигнализации и т.д.
Если вредные последствия являются результатом совместных действий нескольких лиц, то и эти лица могут привлекаться к ответственности по различным статьям Уголовного кодекса при наличии в их действиях (бездействии) признаков конкретного состава преступления.
Можно выделить несколько этапов развития причинной связи при совершении рассматриваемых преступлений:
1) вследствие нарушения правил, обеспечивающих безопасность функционирования транспорта, появляется абстрактная возможность наступления вредных последствий;
2) создается аварийная ситуация, однако субъект, приняв меры предосторожности, еще может предотвратить эти последствия;
3) техника полностью выходит из-под контроля субъекта и зависит лишь от ситуации;
4) причинение вреда становится неизбежным.
При бездействии причинная связь в транспортных преступлениях характеризуется некоторыми особенностями:
а) на субъекта возложена обязанность выполнения определенных правил;
б) субъект имел возможность выполнить эти правила;
в) выполнение правил предотвратило бы наступление вредных последствий;
г) субъект не выполняет правил предосторожности*(708).
С субъективной стороны все преступления, посягающие на безопасность движения и эксплуатации транспорта (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 265, 267, 270 и 271 УК), являются неосторожными, что специально подчеркнуто законодателем указанием на неосторожное причинение последствий, перечисленных в диспозиции соответствующих статей. Неосторожная вина при этом может быть в виде как легкомыслия, так и небрежности (ст. 25, 26 УК).
Субъектом преступлений может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Исключение составляет ст. 267 УК. Однако в большинстве статей законодатель предусматривает некоторые специальные признаки, что дает основание говорить о специальном субъекте ряда составов транспортных преступлений (например, ст. 263, 264, 266 УК и др.).
Итак, преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (транспортные преступления) - это предусмотренные Уголовным кодексом общественно опасные деяния (действия или бездействие), посягающие на безопасное функционирование транспорта, в результате чего наступают указанные в законе последствия.
Посягательства на безопасное функционирование транспорта при отсутствии указанных в уголовном законе последствий могут влечь за собой административную, дисциплинарную или материальную ответственность.
Например, нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, влечет за собой ответственность по ч. 1 ст. 264 УК. Нарушение же этих правил, не повлекшее указанных последствий либо повлекшее причинение легкого вреда здоровью, а равно материальный ущерб, признается административным правонарушением.
Как уже отмечалось, гл. 27 УК содержит 9 статей. Преступления, ответственность за которые предусмотрена в этих статьях, в учебной литературе принято подразделять на две группы: преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, что предполагает непосредственно их вождение и эксплуатацию; и иные преступления в сфере функционирования транспорта*(709).
К преступлениям первой группы относятся: 1) нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта (ст. 263 УК); 2) нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК); 3) оставление места дорожно-транспортного происшествия (ст. 265 УК); 4) нарушение правил международных полетов (ст. 271 УК).
Преступления второй группы составляют: 1) недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями (ст. 266 УК)*(710); 2) приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК); 3) нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК)*(711) 4) нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269 УК); неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК)*(712).
Выделение норм о транспортных преступлениях в самостоятельную главу, уточнение объективных признаков этих норм и определенная их унификация являются несомненным достоинством Уголовного кодекса 1996 г.
Однако в отношении системы норм об ответственности за преступления, посягающие на безопасность движения и эксплуатации транспорта, в доктрине уголовного права делались некоторые замечания.
Так, отмечалось, что оставление места дорожно-транспортного происшествия (ст. 265 УК), а также неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК) не посягают на безопасность движения и эксплуатации транспорта, следовательно, посягают на другой объект, а именно - личность. Нарушение правил международных полетов также не посягает на безопасность движения и эксплуатации воздушного транспорта, так как такие посягательства предусмотрены специальной нормой - ст. 263 УК. Наконец, включение в рассматриваемую главу ст. 269 УК (нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации и ремонте магистральных трубопроводов носит в некотором роде условный характер*(713).
Приведенное выше мнение в определенной мере обосновано. Однако детальный анализ этих положений более целесообразен при рассмотрении упомянутых конкретных составов.
Вместе с тем система преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспортных средств, могла бы быть дополнена статьями о деяниях, также посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспортных средств. Например, ответственность лиц, отвечающих за состояние дорог в случаях, когда их неудовлетворительное состояние привело к тяжким последствиям*(714).
Так, в Уголовном кодексе Узбекистана имеется статья, охраняющая дороги от различного рода повреждений и неудовлетворительного состояния: "Нарушение правил пользования автомобильными дорогами и их охраны, т.е. прокладка, ремонт без соответствующего разрешения подземных или наземных коммуникаций на автомобильных дорогах и в полосе их отвода, несоблюдение установленных условий и сроков выполнения этих работ, самоуправное возведение дорог, ограждений, шлагбаумов или иных сооружений, складирование на дорогах материалов и других предметов, разрушения дорожного полотна, повлекшие:" (ст. 269). Аналогичная статья содержится также в Кодексе Кыргызстана (ст. 287).
В ст. 382 УК Испании предусмотрена ответственность за установку на дороге неожиданного препятствия, разлив скользких или легковоспламеняющихся веществ, перемещение или повреждение дорожных знаков и пр.
Установление ответственности за неудовлетворительное состояние дорог представляется необходимым, ибо количество дорожно-транспортных происшествий вследствие неудовлетворительных дорожных условий составило в 1998 г. 11,2%*(715).
Ответственность за посягательство на безопасность движения и эксплуатации транспорта предусмотрено уголовными кодексами большинства зарубежных стран. В одних странах статьи об ответственности за транспортные преступления сконцентрированы в отдельных главах (например, в кодексах: Польши - гл. XXI "Преступлениях против безопасности движения", Испании - гл. IV "О преступления против безопасности на транспорте", Узбекистана - гл. VIII "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта"); в других - включены в систему преступлений, посягающих на общественную безопасность (так в Кодексе ФРГ они помещены в разд. 28 "Общеопасные преступные деяния"); в-третьих - регулируются самостоятельным законодательным актом (например, во Франции)*(716).
В уголовных кодексах ряда зарубежных стран к числу транспортных преступлений отнесены и такие, которые российским законодателем были либо декриминализированы, либо помещены в иные главы.
Так в ст. 219 УК Таджикистана и ст. 301 Казахстана установлена ответственность за самовольную без надобности остановку поезда стоп-краном, путем разъединения воздушной тормозной магистрали или иным способом, если это повлекло тяжкие последствия.
Самовольная без надобности остановка поезда влечет в настоящее время в Российской Федерации административную ответственность*(717).
В законодательстве некоторых стран самовольная остановка поезда рассматривается в рамках общих составов преступлений, заключающихся в нарушении движения железнодорожного транспорта (ст. 238 УК Швейцарии) или в создании опасности катастрофы, угрожающей жизни, здоровью многих людей или имуществу (_ 1 ст. 173 УК Польши) и др.
В отдельных странах к числу транспортных преступлений относятся и такие составы, которые в доктрине уголовного права ранее традиционно рассматривались как транспортные. Так, в гл. XVIII "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта" Кодексом Узбекистана предусмотрена ответственность за "угон или захват железнодорожного подвижного состава, воздушного, морского или речного судна" (ст. 264) и "угон транспортного средства" (ст. 267). Однако в большинстве стран данное деяние отнесено к преступлениям против общественной безопасности. Например, _ 1 ст. 166 УК Польши (кто, применяя обман либо насилие к лицу или угрозу непосредственного применения такого насилия, берет под свой контроль водное или воздушное судно), _ 316с (нападение на воздушный или речной транспорт) УК ФРГ и др.
Уголовный кодекс РФ, исключая угон транспортных средств (независимо от их вида) из числа преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспорта, отнес угон (по формулировке Кодекса - завладение) автомобиля или иного транспортного средства к числу преступлений против собственности (ст. 166), а угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211) к числу преступлений против общественной безопасности. Такое решение вопроса законодателем и теоретически и практически оправдано, учитывая характер и степень общественной опасности этих деяний, а также специфику объекта, на который они посягают*(718).

_ 2. История развития законодательства о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Нормы, обеспечивающие безопасность движения и эксплуатации транспорта, существовали и в дореволюционном уголовном законодательстве. Основное внимание в Уголовном уложении 1903 г. уделялось в первую очередь обеспечению безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, речного и морского транспорта. Так, в гл. 30 "Повреждение имущества, путей сообщения, граничных и тому подобных знаков или иных предметов" устанавливалась ответственность лиц, виновных "в повреждении служащих для общественного пользования водяных путей, шлюзов, водоспуска, плотины, моста или иного сооружения для переправы, судоходства, предупреждения наводнений" (ст. 557). В ч. 2 этой статьи предусматривалась ответственность за такие же действия, если они создавали опасность для жизни людей. В ст. 558 говорилось об ответственности за нарушение безопасности железнодорожного движения или плавания, что могло выражаться в повреждении железнодорожных путей или подвижного состава железных дорог, пароходов и морских судов, а также об ответственности за повреждение "предостерегательных знаков, установленных для безопасности железнодорожного движения или судоходства". Более суровая ответственность предусматривалась ст. 558 Уложения в случаях крушения железнодорожного транспорта, парохода и морского судна*(719).
В Уголовном уложении содержались и другие нормы, обеспечивающие безопасность функционирования железнодорожного и водного (морского и речного) транспорта. Наиболее суровая ответственность устанавливалась для лиц, нарушивших правила безопасности с целью вызвать крушение какого-либо из названных видов транспорта.
Советская власть с первых дней существования решительно боролась с организаторами и участниками контрреволюционных выступлений, саботажей, разбоев, погромов и пр. В обстановке хозяйственной разрухи и тяжелого экономического положения борьбе с транспортными преступлениями уделялось внимание только в плане борьбы с саботажем и вредительством. В первую очередь нуждался в охране железнодорожный транспорт. Поэтому уже 10 декабря 1919 г. Совет рабочей и крестьянской обороны принимает постановление, согласно которому разрешалось в надлежащих случаях расстреливать на месте лиц "за злоумышленное разрушение железнодорожных сооружений", т.е. за действия, создающие угрозу безопасности движения железнодорожного транспорта*(720).
В Уголовном кодексе 1922 г. специальных статей об ответственности за безопасность движения и эксплуатации транспорта не было. Однако она регламентировалась нормами, которые предусматривали ответственность за неисполнение или нарушение правил, установленных законом или обязательным постановлением для охраны порядка движения по железным дорогам и водным путям. С 1923 г. соответствующие статьи были дополнены указанием на воздушные пути. Таким образом, данные нормы положили начало формированию уголовного законодательства о транспортных преступлениях.
Ответственность за преступные посягательства на безопасность движения железнодорожного, водного и воздушного транспорта предусматривалась в различных главах Кодекса, что определялось спецификой субъективной стороны и субъекта преступления.
Так, при наличии контрреволюционной цели посягательство на безопасность движения железнодорожного, водного или воздушного транспорта квалифицировалось как контрреволюционное преступление и было предусмотрено в соответствующей главе. Аналогичные действия, совершенные без контрреволюционной цели, считались преступлениями против порядка управления (например, совершенные при массовых беспорядках). В некоторых случаях преступления, посягающие на безопасность движения и эксплуатации транспорта, законодатель относил к имущественным преступлениям.
Уголовный кодекс 1926 г. также содержал нормы, обеспечивающие безопасность движения и эксплуатации транспорта. Например, в ст. 75 предусматривалась ответственность за нарушение правил безопасности на железнодорожном транспорте. Однако отдельных норм об ответственности за автотранспортные преступления в этом Кодексе еще не было. В 1929 г. в него ввели статью об ответственности за разрушения и повреждения железнодорожного и иных путей сообщения, сооружений на них, предостерегающих знаков, подвижного состава и судов с целью вызвать крушение поезда или судна.
23 января 1931 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление "Об ответственности за преступления, дезорганизующие работу транспорта", в соответствии с которым в Кодекс была включена ст. 59-3в*(721). К уголовно наказуемым деяниям были отнесены нарушения работником транспорта трудовой дисциплины (нарушение правил движения, недоброкачественный ремонт подвижного состава и пути и т.п.), если эти нарушения повлекли или могли повлечь повреждение или уничтожение подвижного состава, пути и путевых сооружений либо несчастные случаи с людьми, несвоевременную отправку поездов и судов, скопление на местах выгрузки порожняка, простой вагонов и другие действия, влекущие за собой срыв (невыполнение) намеченных правительством планов перевозок или угрозу правильности или безопасности движения. Это деяние законодатель отнес к группе государственных, подгруппе контрреволюционных преступлений. Верховный Суд СССР в постановлениях Пленумов от 26 мая 1932 г. и от 19 декабря 1936 г. ориентировал судебные органы на говорилось лишь о деяниях на железнодорожном и водном транспорте, по ней квалифицировались также преступные нарушения правил движения на автотранспорте.
Впоследствии Уголовный кодекс 1926 г. дополнялся и иными нормами, например, о нарушении работниками гражданской авиации своих служебных обязанностей, если это повлекло или могло повлечь повреждение или уничтожение воздушного судна, оборудования для полетов или несчастные случаи с людьми*(722); об ответственности лиц, достигших 12-летнего возраста, за совершение действий, способных вызвать крушение поезда.
И только в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 15 сентября 1950 г. "О квалификации преступлений, связанных с нарушением правил движения на автотранспорте"*(723), разъяснялось, что при авариях автотранспорта с человеческими жертвами ответственность водителей, не являющихся работниками транспорта, должна наступать в зависимости от последствий и характера вины по статьям о преступлениях против личности.
Такое решение вопроса проблему не решало. Поэтому в Уголовном кодексе 1960 г., хотя и не была выделена самостоятельная глава, посвященная нормам об ответственности за посягательство на безопасность движения и эксплуатации транспортных средств, однако в нем сформирована достаточно четкая система транспортных преступлений*(724).
Статьи от ответственности за такие деяния содержались в разных главах Кодекса. В гл. I "Государственные преступления" в подразделе "Иные государственные преступления" предусматривалась ответственность за нарушение правил международных полетов (ст. 84), нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного и воздушного транспорта (ст. 85), повреждение путей сообщения и транспортных средств (ст. 86).
В 1993 г. в раздел "Иные государственные преступления" была включена ст. 86.2 (нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистрального трубопровода). Вместе с тем в разделе "Особо опасные государственные преступления" сохранялась ответственность за диверсию (ст. 68) и вредительство (ст. 69). В ст. 68 предусматривалась ответственность за "разрушения или повреждения: предприятий, сооружений, путей и средств сообщения: с целью ослабления Советского государства", а в ст. 69 - за совершенные с той же целью действия или бездействия, направленные, в частности, к подрыву транспорта и пр.*(725)
Другие составы транспортных преступлений законодатель поместил в гл. 10 "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". Впоследствии эта глава дополнялась новыми статьями, предусматривающими ответственность за транспортные преступления.
На момент вступления в силу Уголовного кодекса 1960 г. в нем содержались в гл. 10 следующие статьи об ответственности за: нарушения правил безопасности движения и эксплуатации механического транспорта работником транспорта (ст. 211), такие же нарушения лицами, не являющимися работниками транспорта (ст. 212), и нарушения действующих на транспорте правил (ст. 213).
В 1965 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июля в Уголовный кодекс 1960 г. были включены статьи об ответственности за угон автотранспортных средств (ст. 212.1), самовольную без надобности остановку поезда (ст. 213.1)*(726).
В 1968 г. ст. 212 была объединена со ст. 211, так как законодатель счел, что разграничение ответственности за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации механических транспортных средств в зависимости от признаков субъекта ни теоретически, ни практически не оправдано.
В том же 1968 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июня группа транспортных преступлений была дополнена статьями об ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения (ст. 211.1); за выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств (ст. 211.2). Позднее ст. 211.1 была из Кодекса исключена, и он был дополнен ст. 211.3 (допуск к управлению транспортными средствами водителей, находящихся в состоянии опьянения).
В 1973 г. рассматриваемая группа преступлений была дополнена ст. 213.2 "Угон воздушного судна".
Кроме глав 1 и 10 две статьи гл. 3 "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности", по мнению некоторых ученых, должны были быть отнесены к группе транспортных преступлений*(727). Это - ч. 2 ст. 127 (оставление в опасности)*(728) и ст. 129 (неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие)*(729).
Примерно с середины 60-х годов в теории уголовного права стала выделятся группа транспортных преступлений как подсистема "преступлений против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения".
Таким образом, к моменту принятия в 1996 г. нового Уголовного кодекса в доктрине уголовного права сложилась довольно стройная система транспортных преступлений. И хотя некоторые преступления этой группы продолжали оставаться в разделе "Иные государственные преступления", многие ученые высказывались о несоответствии родовых объектов и степени опасности иных государственных преступлений и транспортных преступлений*(730). Вместе с тем находилось все больше сторонников выделения всех преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатации любого вида транспорта, с учетом их специфики и общности родового объекта в самостоятельную главу Кодекса.
В следственной и судебной практике возникали вопросы относительно квалификации и разграничения со смежными составами деяний, относимых к числу транспортных преступлений. Например, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 января 1950 г. (с последующими изменениями) отмечалось, что "в судебной практике нет единообразия в вопросе квалификации преступлений, повлекших аварии судов, не принадлежащих органам министерств морского и речного флота"*(731).
На ошибки в квалификации нарушений правил безопасности движения механического транспорта указывалось и в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. (с последующими изменениями)*(732).
В развернувшейся в теории уголовного права дискуссии относительно содержания главы о транспортных преступлениях предлагалось тяжесть наказания за транспортные преступления определять не столько наступившими последствиями, сколько иными обстоятельствами (например, нахождение за рулем водителя в состоянии опьянения, особо злостный характер нарушения или неоказание помощи потерпевшему в аварии), включая эти признаки в качестве квалифицирующих признаков отдельных транспортных преступлений*(733). Предлагались и привилегированные составы при наличии таких признаков, как обусловленность наступивших последствий нарушения правил движения действиями других лиц, наличие скрытых дефектов транспортного средства, экстремальные условия ситуации*(734).
Однако законодатель пошел по иному пути, унифицировав нормы о транспортных преступлениях, за исключением трех (ст. 265, 270, 271 УК), и сконструировав их в зависимости от тяжести последствий:
ч. 1 - причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо крупный материальный ущерб (в некоторых нормах);
ч. 2 - смерть человека;
ч. 3 - смерть двух или более лиц.
Объединив нормы об ответственности за посягательство на безопасность движения и эксплуатации транспорта в самостоятельной главе Уголовного кодекса, законодатель сохранил прежние составы преступлений, дополнив систему транспортных преступлений лишь ст. 265 (оставление места дорожно-транспортного происшествия). Однако в статьи, предусматривающие ответственность за рассматриваемые преступления, были внесены существенные изменения и дополнения.

_ 3. Преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта

Преступления, предусмотренные ст. 263, 264, 265 и 271 УК, включены в данную классификационную группу в связи с тем, что они совершаются непосредственно в процессе движения, безопасность которого обеспечивается специальными правилами. Вместе с тем они различаются по виду транспортного средства, объективной стороне и частично по особенностям субъективной стороны.
Во всех этих случаях субъектом является лицо, непосредственно управляющее транспортным средством или обязанное обеспечивать в силу исполняемой работы или занимаемой должности безопасность движения.
Одно из наиболее опасных транспортных преступлений - нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта (ст. 263 УК). Оно характеризуется повышенной степенью общественной опасности, так как крушения поездов, катастрофы самолетов, столкновения крупных судов приводят к невосполнимым потерям - гибнут люди, причиняется сверхкрупный материальный ущерб*(735).
В ст. 263 УК, по существу, содержится 3 состава преступления, различающиеся между собой прежде всего по виду транспортного средства и, как следствие этого, признакам объективной стороны, поскольку безопасность движения железнодорожного, воздушного и водного транспорта регулируется различными правилами, учитывающими специфику данных видов транспорта. Такими же особенностями обусловлено и различие субъектов - например, машинист и летчик, летчик и капитан корабля, диспетчер железнодорожного депо и диспетчер аэропорта и пр.
Объединение названных составов преступлений в одной статье и теоретически и практически оправдано по следующим основаниям: во-первых, эти деяния посягают на один и тот же видовой объект; во-вторых, у них одинаковая объективная сторона, с точки зрения ее конструкции, - деяния, т.е. нарушение писаных правил предосторожности, определенные последствия и причинная связь между ними; в-третьих, субъективная сторона во всех трех случаях характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия или небрежности; в-четвертых, специальный субъект, т.е. лицо, во всех трех случаях обязанное обеспечивать безопасность движения определенного вида транспорта.
Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 263, является безопасность движения и эксплуатации конкретного вида транспорта.
Предмет преступления - один из перечисленных в статье видов транспорта: железнодорожный, воздушный или водный (морской и речной).
Железнодорожный транспорт - совокупность рельсовых транспортных средств (исключая трамвай), железных дорог, подъездных путей и метрополитена*(736), на которых действуют единые правила по обеспечению безопасности движения. Следовательно, в понятие "железнодорожный транспорт" включаются локомотивы, электровозы и пр., железные дороги и их отделения, железнодорожные станции, депо, дистанции, узкоколейные железные дороги, локомотивно-вагоноремонтные заводы, а также подъездные пути, предназначенные для обслуживания отдельных предприятий или организаций, которые связаны с общей сетью железных дорог непрерывной рельсовой колеей. Отсутствие такой связи исключает подъездной путь из понятия "железнодорожный транспорт". Такой подъездной путь находится во внутриведомственном подчинении.
Внутрицеховой, внутришахтный и пр. транспорт, осуществляющий производственные функции, к железнодорожному транспорту не относится, и несчастные случаи при работе этого транспорта рассматриваются как нарушение правил по технике безопасности или преступление против личности.
Воздушный транспорт есть совокупность судов гражданской авиации и иных средств воздухоплавания - самолеты, гидросамолеты, вертолеты, аэростаты, дирижабли, планеры и пр. Воздушным судном признается любой летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет его взаимодействия с воздухом, отраженным от земной поверхности. К воздушному транспорту относятся также военные летательные аппараты. Однако нарушение правил полета таких аппаратов предусмотрено ст. 351 УК.
Водный транспорт - это все пассажирские, транспортные, научно-исследовательские, добывающие (например, рыболовные), перерабатывающие (например, плавзаводы), технические (например, кабелеукладчики), вспомогательные (например, буксиры), спасательные, спортивные и другие суда, в том числе на воздушной подушке, подводных крыльях, экранопланы.
Водный транспорт может быть морским и речным. Морской транспорт*(737) осуществляет перевозки людей и грузов, проводит научно-исследовательские и другие работы на море; речной - на водных естественных (реки, озера) и искусственных (каналы, водохранилища) путях. Водным транспортом признаются и маломерные морские и речные суда*(738).
К водному транспорту относятся также военные корабли. Однако нарушения правил вождения или эксплуатации таких кораблей квалифицируются по ст. 352 УК, как преступления против военной службы.
В Уголовном кодексе понятие "транспорт" применительно к ст. 263 не дается. Оно определяется нормативными актами, регулирующими функционирование перечисленных видов транспорта*(739).
Потерпевшими при совершении рассматриваемого преступления могут быть конкретные лица (при причинении вреда здоровью или жизни)*(740), а также предприятия, организации и пр., независимо от формы собственности (при причинении им крупного ущерба).
Объективная сторона рассматриваемого преступления предполагает:
1) нарушение правил, обеспечивающих безопасное функционирование одного из указанных выше видов транспорта;
2) наступление определенных, названных в законе общественно опасных последствий;
3) причинную связь между допущенным нарушением и наступившими последствиями.
Как уже отмечалось, диспозиция ст. 263 УК является бланкетной и отсылает к ведомственным нормативным актам, регулирующим безопасное функционирование железнодорожного, воздушного, морского и речного транспорта, а равно метрополитена. Эти нормативные акты многочисленны и разнообразны.
Основным актом, регулирующим безопасность железнодорожного транспорта, является Федеральный закон от 25 августа 1995 г. "О федеральном железнодорожном транспорте"*(741). Во исполнение этого Закона Правительством РФ был принят ряд нормативных правовых актов, обеспечивающих безопасность функционирования железнодорожного транспорта.
Основными документами, регламентирующими безопасность воздушного транспорта, являются Воздушный кодекс РФ, принятый 19 февраля 1997 г.*(742), и "Положение о Федеральной авиационной службе России", утвержденное постановлением Правительства РФ от 13 августа 1996 г.*(743)
Федеральная авиационная служба России в пределах своей компетенции разрабатывает и утверждает федеральные авиационные правила, руководства, положения и другие нормативные акты*(744).
На морском транспорте действуют международные конвенции и договоры. Например, Конвенция ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 г.*(745); Международная конвенция об охране человеческой жизни на море 1974 г.*(746) Международный кодекс по управлению безопасной эксплуатацией судов и предотвращению загрязнения, принятый Ассамблеей Международной морской организации 4 ноября 1993 г. и введенный в действие в нашей стране в июле 1994 г.*(747)
Существует также ряд документов, регулирующих безопасность функционирования речного транспорта. Например, Устав внутреннего водного транспорта СССР, утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г.
В каждом конкретном случае привлечения к уголовной ответственности по ст. 263 УК необходимо устанавливать пункт (или пункты) нарушенных правил, обеспечивающих безопасность функционирования транспорта. В обвинительном заключении и приговоре факт нарушения должен излагаться со ссылкой на конкретные нормативные акты. Учитывая, что применительно к каждому виду транспорта, указанного в ст. 263 УК, имеется значительное число нормативных актов, например уставов, инструкций, приказов, целесообразно использовать, как консультативную, помощь специалистов транспортного права.
Нарушения правил безопасного функционирования транспорта могут заключатся в нарушении правил безопасности движения и правил безопасной эксплуатации.
Нарушение правил безопасности движения предполагает невыполнение или неправильное выполнение какого-либо правила, обеспечивающего безопасность движения конкретного вида транспорта (железнодорожного, воздушного, водного), а также совершение действий, запрещенных такими правилами. Например, проезд на запрещающий сигнал светофора, ошибочный ответ авиадиспетчера о наличии свободной полосы для посадки самолета, несоблюдение установленного правилами расстояния при расхождении со встречным судном и т.п.
Нарушение правил безопасной эксплуатации предполагает нарушение таких технических требований обслуживания транспорта, которые установлены с целью обеспечения безопасного его функционирования. Например, неправильное крепление груза, непринятие мер к обеспечению безопасности пассажиров при посадке и высадке, отступление от требований технического обслуживания механизмов. Так, за нарушение правил эксплуатации железнодорожного транспорта был осужден С., который, работая машинистом, решил спустить по уклону за один раз 8 платформ, груженных лесом, вместо 4, как это предусмотрено инструкцией. В результате в силу инерции поезд развил большую скорость, и платформа с лесоматериалом сошла с рельс. Находившемуся на тормозной площадке кондуктору был причинен тяжкий вред, в результате чего он скончался.
Нарушение же иных правил технической эксплуатации, не обеспечивающих безопасность его функционирования, не является транспортным преступлением (например, несоблюдение санитарных норм).
Для привлечения к ответственности по ст. 263 УК необязательно нарушение и правил безопасности движения, и правил безопасной эксплуатации транспортного средства. Достаточно констатации нарушения одного из них*(748).
Рассматриваемое преступление может быть совершено путем как действия, так и бездействия. В уголовно-правовой литературе приводились данные, согласно которым рассматриваемое преступление чаще совершается путем бездействия, когда не выполняются те или иные требования правил, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта. На морском транспорте 31,6% нарушений были совершены путем действия; 68,4% - путем бездействия; на железнодорожном - около 66% - путем бездействия. Такое соотношение действия и бездействия определяется тем, что большинство правил, установленных в целях обеспечения безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и речного транспорта, обязывает конкретных лиц к определенному поведению.
Рассматриваемый состав преступления сконструирован законодателем как материальный, что предполагает наступление определенных, указанных в ст. 263 УК, последствий. Такими последствиями закон называет: в ч. 1 - тяжкий или средней тяжести вред здоровью человека*(749) либо крупный ущерб, в ч. 2 - смерть человека, в ч. 3 - смерть двух или более лиц.
Понятие "тяжкий и средней тяжести вред" здоровью раскрывается в ст. 111 и 112 УК. Причинение легкого вреда здоровью в результате нарушения правил безопасности движения железнодорожного, воздушного и водного транспорта ответственности по ст. 263 УК не влечет и рассматривается либо в гражданско-правовом порядке, либо как административное или дисциплинарное правонарушение.
В числе возможных последствий в ч. 1 ст. 263 УК указан крупный ущерб. Какой ущерб признается крупным, законодатель не определяет*(750). Не раскрывает он и понятие ущерба. Представляется, что в первую очередь речь должна идти о материальном ущербе, который может состоять в уничтожении и повреждении транспортных средств, перевозимого груза, дорожных сооружений, зданий, загрязнении окружающей среды и пр.
Кроме того, понятием "ущерб" охватываются и такие последствия, как непроизводительный простой вагонов или судов в течении значительного времени, существенное нарушение графика работы железнодорожного, воздушного и водного транспорта и пр. Нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, которые повлекли незначительные повреждения грузов, транспортных средств и пр., уголовной ответственности не влекут.
Размер материального ущерба должен исчисляться из первоначально возникших вредных последствий. Все последующие действия виновного, в том числе и по возмещению материального вреда, оказанию материальной помощи пострадавшим, не имеют значения при определении размера материального ущерба, но учитываются при индивидуализации наказания.
При решении вопроса о том, является ли причиненный в результате нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта ущерб крупным, учитывается лишь прямой материальный ущерб, но не упущенная выгода. Вряд ли можно согласиться с мнением о том, что неполученный доход, т.е. упущенная выгода, также составляет содержание ущерба*(751). Упущенная выгода зачастую не может охватываться предвидением лица, виновного в нарушении правил. Вместе с тем не исключено предъявление в отдельных случаях исковых требований в большем, чем причиненный ущерб, размере в порядке гражданского судопроизводства, так как гражданское законодательство допускает возможность взыскания при определенных условиях упущенной выгоды.
Причинение перечисленных в ст. 263 последствий при совершении рассматриваемого преступления должно находиться в причинной связи с нарушением соответствующих правил.
Установление причинной связи при привлечении к ответственности по ст. 263 УК иногда осложняется тем, что общественно опасные последствия возникают в некоторых случаях в результате ряда факторов, действующих одновременно, таковыми могут быть действия других лиц, действия сил природы, причины технического порядка и пр. Транспортные происшествия могут порождаться в среднем более 250 факторами*(752).
Так, при заезде паровоза на 18-й путь подгорочного парка станции для выводки неправильно сформированного вагона воспламенился разлившийся из поврежденной цистерны бензин, в результате чего был причинен значительный вред здоровью нескольких лиц. При расследовании дела было установлено, что оператор исполнительного поста станции С. нарушил ритмичность технологического процесса поездов. Маневровый диспетчер Н. не регулировал скорость движения состава на горку в зависимости от характера прохождения отцепов в стрелочной зоне, в результате чего один из вагонов был направлен с превышением скорости на 18-й путь и при этом разбил цистерну с бензином. Старший башмачник Ф. не обеспечил правильную расстановку башмаков, должное торможение вагонов, не установил характер течи вагона. Оператор распределительного поста станции К. не обеспечил надлежащего регулирования скорости надвига состава, а также режима торможения. Таким образом, наступившие последствия находились в причинной связи с нарушением соответствующих правил четырьмя лицами, выполнявшими свои служебные функции.
Специфика причинной связи в подобных случаях требует установления степени и характера участия в причинении вреда каждого из субъектов, а равно и причин технического порядка, наличие которых, если не исключает вины субъекта, должно рассматриваться как обстоятельство, смягчающее наказание.
В каждом случае происшествия на железнодорожном, воздушном и водном транспорте необходимо из ряда факторов, предшествующих и сопутствующих происшествию, выделить общественно опасное деяние, заключающееся в нарушении определенных правил, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта*(753), затем выяснить объем и характер последствий и уже после этого рассматривать вопрос о причинной связи.
Особую сложность представляет установление причинной связи при таких нарушениях, которые выражаются в бездействии В этих случаях необходимо выяснить: 1) явилось ли бездействие лица необходимым условием наступивших последствий; 2) имело ли лицо возможность выполнить правила должным образом.
Рассматриваемое преступление признается оконченным с момента наступления указанных в законе последствий.
С субъективной стороны нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта возможно только по неосторожности, о чем свидетельствует указание законодателя на неосторожное отношение к наступлению перечисленных в ч. 1, 2 и 3 ст. 263 УК последствий. Неосторожная вина может выражаться в виде как легкомыслия, когда нарушающий соответствующие правила предвидит возможность наступления указанных в законе последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение, так и небрежности, когда лицо не предвидит наступление указанных в законе последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть.
Отношение к самому нарушению правил при определении вида неосторожной вины значения не имеет. Однако оно должно учитываться при индивидуализации наказания, поскольку нарушение правил бывает осознанным и неосознанным. Сознательное нарушение правил является более общественно опасным. Осознанным нарушение может быть как при легкомыслии, так и при небрежности. Вместе с тем в доктрине уголовного права отмечалось: "Слова "осознанно" и "сознательно" менее точно выражают психическое отношение к содеянному, чем указание на умышленный характер нарушения. В этих словах не находит отражения волевой элемент психического отношения к нарушению правил"*(754). Однако, учитывая, что нарушение работником транспорта соответствующих правил движения и эксплуатации само по себе не имеет уголовно-правового значения, говорить об умысле или неосторожности по отношению к нарушению и отдельно к последствиям не обоснованно. Законодатель, определяя виды неосторожности, не оговаривает отношения к деянию (в рассматриваемых случаях - нарушению), так как выяснение этого вопроса на квалификацию не влияет. Факт сознательного нарушения правил повышает степень опасности личности, что и должно учитываться при назначении наказания в пределах санкции. К тому же "разрывать" субъективную сторону одного деяния на две разные формы вины вряд ли теоретически и практически оправдано.
Умышленное нарушение правил безопасности движения и эксплуатации указанных видов транспорта влечет за собой ответственность по иным статьям Кодекса, например, по статьям о преступлениях против личности или против собственности.
Субъектом преступления может быть физическое вменяемое лицо, достигшее определенного возраста. В учебной литературе обычно говорится о 16-летнем возрасте субъекта преступления, предусмотренного ст. 263 УК. Однако к управлению железнодорожным, воздушным, морским и водным транспортом (исключая маломерные суда) 16-летние не допускаются. Не могут на них возлагаться и обязанности по обеспечению безопасности движения или эксплуатации перечисленных в ст. 263 видов транспорта*(755). Следовательно, как правило, возраст субъекта рассматриваемого преступления - 18 лет. При этом фактический возраст субъекта применительно к данному составу преступления значительно выше, о чем свидетельствуют материалы судебной практики*(756).
Субъект преступления, предусмотренного ст. 263 УК, специальный: лицо, осуществляющее функции управления соответствующим видом транспорта или выполняющее работы (должности), обеспечивающие безопасность функционирования определенных его видов. Следовательно, под признаки ст. 263 подпадают нарушения правил не только лицами, управляющими транспортом (машинисты, капитаны корабля, пилоты), но и некоторыми работниками названных служб (диспетчер, наземный руководитель полетов и пр.). Так решался, например, вопрос о привлечении к ответственности по ст. 263 УК железнодорожного диспетчера, давшего неправильную команду, в результате чего на подъездных путях Казанского вокзала г. Москвы произошло столкновение двух поездов. В результате был причинен вред здоровью разной тяжести 10 человек и материальный ущерб.
В отношении нарушения правил безопасности движения воздушного судна, например, отмечалось: "Летчикам, в конечном счете, приходится отдуваться не только за собственные просчеты, но и за "проколы" многочисленных наземных служб, составляющих вместе с воздушными судами авиационную систему"*(757).
Ответственность за нарушение правил, обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном, морском и речном транспорте, правил безопасности полетов предусмотрена и Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Основное разграничение уголовно наказуемого деяния и административного правонарушения проводится по субъекту. В случаях нарушения правила, не подпадающего под признаки ст. 263 УК, эти лица привлекаются к административной ответственности. То же в целом можно сказать и о воздушном транспорте. Исключение составляют такие административные правонарушения, как невыполнение правил о размещении ночных и дневных маркировочных знаков или устройств на зданиях и сооружениях и нарушение правил перевозки опасных веществ и предметов на воздушном транспорте. Более детально регламентирована в Кодексе об административных правонарушениях ответственность за нарушение правил, обеспечивающих безопасность движения водного транспорта (на море и на внутренних водных путях). При совпадении признаков субъекта нарушения соответствующих правил разграничение должно проводиться, в первую очередь, по признакам объективной стороны, характеру нарушения и наличию определенных последствий.
Ответственность за нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта предусмотрена законодательством многих зарубежных стран.
Статьи, аналогичные ст. 263 УК РФ, содержатся, например, в уголовных кодексах Узбекистана (ст. 260), Кыргызстана (ст. 280), Таджикистана (ст. 211), Казахстана (ст. 295).
Весьма подробно регламентирована ответственность за рассматриваемое преступление в Уголовном кодексе ФРГ, в котором это преступление отнесено к общеопасным преступным деяниям (разд. 28). Так, согласно _ 315а, озаглавленному "Нарушение правил безопасности железнодорожного, водного и воздушного транспорта", подлежит наказанию тот, кто "...а) ведет рельсовое транспортное средство, транспортное средство подвесной дороги, судно или самолет, хотя он, находясь в состоянии алкогольного опьянения или другого одурманивающего вещества или в результате наличия у него психического или физического недостатка, не имеет возможности безопасно вести транспортное средство; б) являясь водителем такого транспортного средства или иным лицом, ответственным за безопасность, грубо нарушает обязанности, установленные в правовых нормах, регулирующих безопасность рельсового транспорта, подвесной дороги, водного и воздушного транспорта, - и тем самым угрожает жизни и здоровью другого человека или чужой вещи, имеющей значительную стоимость...". Более мягкое наказание предусмотрено за неосторожное причинение опасности.
Уголовный кодекс Польши дифференцирует ответственность за рассматриваемое преступление в зависимости от формы вины, допуская возможность его совершения умышленно (ст. 173). Кроме того, наказание зависит от того, наступили указанные в законе последствия или нет. Наказуемым признается приготовление к преступлению. Вместе с тем законодатель предусмотрел возможность чрезвычайного смягчения судом наказания, "если виновный добровольно предотвратил опасность, угрожающую жизни или здоровью многих людей" (_ 2 ст. 176). До пяти лет лишения свободы может быть наказан тот, "кто, находясь в состоянии опьянения или под воздействием одурманивающего средства, выполняет работу, связанную с обеспечением безопасности движения:" (ст. 180).
Законодательство многих стран предусматривает более суровое наказание за совершение рассматриваемого преступления в состоянии опьянения либо под воздействием одурманивающих веществ. В российской уголовно-правовой доктрине предлагалось признать состояние опьянения отягчающим обстоятельством при транспортных преступлениях*(758).
Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК) - наиболее распространенное транспортное преступление. Высокая степень его опасности определяется тем, что лицо, имеющее дело с источником повышенной опасности, не выполняет должным образом правила, обеспечивающие безопасное его функционирование (движение и эксплуатацию), в результате чего причиняется вред здоровью и жизни людей. Именно поэтому 10 декабря 1995 г. был принят Федеральный закон "О безопасности дорожного движения"*(759), определивший правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения.
Непосредственный объект преступления - безопасность функционирования указанных в законе транспортных средств. В качестве второго дополнительного объекта выступают жизнь и здоровье, так как нарушение правил движения, не повлекшее причинение вреда жизни или здоровью человека, относится к административным правонарушениям.
Предметом преступления являются автомобили, трамваи и другие механические транспортные средства, под которыми понимаются троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства (примечание к ст. 264 УК). Следовательно, под транспортными средствами законодатель понимает несколько видов транспорта: любые автомобили - легковые и грузовые, для перевозки грузов и пассажиров (в том числе автобусы), специального назначения (например, пожарные, санитарные, гоночные); трамваи, представляющие собой рельсовый городской электротранспорт, предназначенный в основном для перевозки пассажиров.
К другим механическим транспортным средствам относятся: троллейбусы - городской безрельсовый транспорт с электрической тягой; мотоциклы - двух- или трехколесное транспортное средство с двигателем внутреннего сгорания (с объемом двигателя свыше 49,8 куб. см); самоходные машины - специальные механизмы, предназначенные для выполнения различных работ (строительных, дорожных, погрузочных и пр.) и оборудованные автономным двигателем, что позволяет им самостоятельно передвигаться, например к месту работы. К числу самоходных машин относятся трактора, автокраны, скреперы, грейдеры, экскаваторы и др.
В примечании к ст. 264 УК не дается исчерпывающего перечня механических транспортных средств. Следовательно, к таковым могут быть отнесены любые механические транспортные средства с объемом двигателя не менее 49,8 куб. см и способные развивать скорость не менее 40 км/ч.
Некоторые разногласия в уголовно-правовой литературе имеются в отношении мопедов. Одни авторы считают мопеды механическим транспортом*(760), другие - нет*(761). Мопед*(762), по существу, представляет собой велосипед с двигателем внутреннего сгорания объемом 49,8 куб. см и педальным цепным приводом заднего колеса. Поэтому к числу иных механических транспортных средств, о которых говорится в примечании к ст. 264 УК, мопед не относится, как не относится к ним и велосипед с подвесным двигателем. Причинение вреда здоровью человека в случае нарушения правил движения при управлении мопедом или велосипедом транспортным преступлением не является и влечет ответственность по статьям о преступлениях против личности либо по ст. 268 УК.
Под признаки ст. 264 УК не подпадает нарушение Правил дорожного движения при управлении боевыми, специальными или транспортными машинами, например, Министерства обороны РФ, МВД России. Нарушение правил вождения этих машин военнослужащими рассматривается как преступление против военной службы и квалифицируется по ст. 350 УК.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 264 УК, заключается:
1) в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации лицом, управляющим одним из перечисленных ранее видов механических транспортных средств;
2) в наступлении таких последствий, как причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, смерть одного или нескольких лиц;
3) в наличии причинной связи между фактом нарушения и наступившими вредными последствиями.
Диспозиция ст. 264 УК является бланкетной и отсылает прежде всего к Правилам дорожного движения Российской Федерации, утвержденным постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 с последующими изменениями и дополнениями*(763). Вместе с тем правила эксплуатации транспорта, отдельные особенности перевозок грузов могут регулироваться и другими нормативными актами. К ним относятся, например, Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденные постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г.*(764); Положение об обеспечении безопасности дорожного движения в предприятиях, учреждениях, организациях, осуществляющих перевозки пассажиров и грузов, утвержденное приказом Министерства транспорта РФ от 9 марта 1995 г. N 27*(765).
Нарушение правил, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта, выражается в нарушении правил безопасности движения и правил, обеспечивающих безопасность эксплуатации транспортных средств.
Правила безопасности движения и частично правила безопасности эксплуатации транспорта предусмотрены Правилами дорожного движения. Некоторые правила безопасности эксплуатации регулируются, как уже отмечалось, и иными нормативными документами.
Правила безопасности движения установлены в целях обеспечения безопасности управления транспортным средством в процессе его движения, т.е. с момента трогания с места и до полной остановки. Так, нарушением правил безопасности движения являются, например, выезд на встречную полосу движения, несоблюдение требуемого скоростного режима на определенных участках дороги, нарушения правил обгона и пр.
Правила безопасности эксплуатации транспортных средств - это совокупность мер, обеспечивающих надлежащее техническое состояние транспорта и соблюдение установленных правил его эксплуатации. Их нарушение может, например, выразиться в поездке на технически неисправной автомашине, в перевозке людей на транспорте, для этого не предназначенном.
В литературе поднимался вопрос о том, в чем заключается рассматриваемое преступление: в одновременном нарушении правил безопасности и движения, и эксплуатации или для привлечения к ответственности достаточно нарушения только правил безопасности эксплуатации. Этот вопрос возник в связи с тем, что по делу О. прокурор внес протест о переквалификации деяния по статьям о преступлениях против личности на том основании, что О. нарушил только правила эксплуатации транспортного средства, не нарушив при этом правил движения. Верховный Суд РФ протест отклонил, указав, что ответственность за автотранспортное преступление наступает за нарушение как правил эксплуатации, так и правил движения.
В доктрине уголовного права предлагалось исключить из диспозиции рассматриваемой нормы указание на нарушение правил эксплуатации транспортных средств и квалифицировать причинение вреда личности при их нарушении по статьям о преступлениях против личности*(766). Однако это мнение не нашло поддержки. Как уже отмечалось, правила эксплуатации установлены не только в Правилах дорожного движения, но и в некоторых других документах, учитывающих специфику транспортных средств и характер их работы. В тех случаях, когда нарушение этих правил ставит под угрозу безопасность движения, в результате чего наступают указанные в законе последствия, объектом, в первую очередь, является безопасность движения, а не личность. Нарушение же правил технической эксплуатации и иных правил предосторожности, например, при ремонте, заправке горючим, производстве погрузочно-разгрузочных и других работ, посягает на жизнь и здоровье личности, на безопасные условия труда, а не на безопасное функционирование транспорта.
Так, П. находился на закрепленной за ним машине на территории базы передвижной механизированной колонны. Заведующая складом попросила его с помощью автомашины подтолкнуть ближе к складу стоявший на путях железнодорожный вагон. П. подъехал к вагону и с помощью бревна длиной 2 м 40 см, которое держали грузчики В. и Ф., подавая назад машину, попытался сдвинуть вагон. В этот момент бревно упало на землю, и кузовом автомашины, которая продолжала движение, грузчик В. был прижат к вагону и скончался на месте. Действия П. были квалифицированы по ч. 1 ст. 211 УК 1960 г. (ст. 264 УК 1996 г.). Однако машина в данном случае использовалась не как транспортное средство, и П. допустил нарушение правил при выполнении разгрузочных работ. Если бы П. был должностным лицом, его могли бы привлечь к ответственности по ст. 140 УК 1960 г. (ст. 143 УК 1996 г.) за нарушение правил охраны труда. При данных обстоятельствах действия П. были переквалифицированы на статью, предусматривающую ответственность за неосторожное лишение жизни.
Для привлечения виновного к ответственности по ст. 264 УК следует установить факт нарушения правил, непосредственно связанных с обеспечением безопасности движения или эксплуатации. Ответственность возможна, если указанные в законе последствия наступили в результате нарушения конкретного пункта Правил дорожного движения или иного нормативного акта. Отсутствие указания на конкретный пункт нарушенных правил, так же как и ссылка на общие правила предосторожности, влечет прекращение дела по ст. 264 УК. Так, было прекращено дело М. (сбил пешехода) вследствие того, что в обвинительном заключении и приговоре отмечалось такое нарушение Правил дорожного движения, как вовремя не остановился и не предотвратил столкновения, без указания конкретного их пункта.
Нарушение правил безопасности функционирования транспортных средств, перечисленных в ст. 264 УК, может совершаться путем как действия, так и бездействия. В доктрине уголовного права отмечалось, что чаще всего эти преступления совершаются путем бездействия, когда лицо, управляющее транспортным средством, не выполняет определенные правила, которые вменяются ему в обязанность соответствующими актами. Однако выделить в чистом виде бездействие при управлении транспортным средством крайне трудно, так как зачастую имеет место смешанное бездействие. Например, лицо, управляя неисправным транспортным средством, знало о его неисправности.
Вторым обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 264 УК, являются указанные в законе последствия: это причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 1), смерть человека (ч. 2) и смерть двух или более лиц (ч. 3)*(767). Понятия тяжкого и средней тяжести вреда здоровью даны в ст. 111 и 112 УК.
В тех случаях, когда в результате нарушения лицом, управляющим транспортным средством, правил безопасности движения и эксплуатации транспорта наступили последствия, предусмотренные разными частями ст. 264 УК, действия должны квалифицироваться только по той части, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкие последствия.
По совокупности преступлений деяния с различными последствиями могут квалифицироваться, если они совершены в разное время и наступившие последствия являлись результатом нескольких взаимно не связанных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств*(768).
Третьим обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 264 УК, является причинная связь между нарушением правил, обеспечивающих безопасное функционирование транспорта, и наступлением указанных в законе последствий. Установление причинной связи при совершении транспортных преступлений представляет значительную сложность. Наибольшее количество ошибок при квалификации транспортных преступлений - это ошибки в причинной связи (приблизительно каждое третье дело среди отмененных приговоров).
Так, О. осужден за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее смерть человека. Следуя по улице пос. Малаховка во время движения задним ходом с одной улицы на другую в нарушение запрещающего это делать пункта Правил дорожного движения, О. не принял всех мер предосторожности и совершил наезд на пересекавшую дорогу М., причинив ее здоровью легкий вред. Однако в результате этого повреждения у М. возникли воспаление, некроз ткани правого бедра и сепсис, от которого она умерла в больнице. По заключению экспертизы причинная связь между причиненным О. повреждением и возникшим впоследствии воспалением налицо, но она не прямая, так как основное значение для неблагоприятного исхода имело предшествующее травме состояние травмированной конечности вследствие гипертонической болезни. Отсутствие прямой причинной связи должно влечь за собой прекращение дела. Ответственность по ст. 264 УК возможна лишь в случае, когда допущенное нарушение Правил дорожного движения или эксплуатации транспорта причинно связано с наступлением последствий, предусмотренных этой статьей.
Установление прямой причинной связи по делам о транспортных преступлениях представляет зачастую особую сложность, поскольку последствия таких преступлений подчас являются результатом взаимодействия нескольких участников дорожного движения, нарушения частично обусловлены состоянием дороги или средств, обеспечивающих безопасность движения, особенностями погоды и пр. Часто сопричинителем последствий транспортных происшествий выступает сам потерпевший*(769). Вина пешехода не исключает ответственности лица, управляющего транспортным средством, если им были нарушены Правила дорожного движения, что повлекло в совокупности с поведением потерпевшего причинение указанных в ст. 264 УК последствий. При отсутствии нарушений Правил дорожного движения ответственность водителя должна быть исключена.
Так, М. был осужден к пяти годам лишения свободы за нарушения Правил дорожного движения. Его признали виновным в том, что он ехал через перекресток с повышенной скоростью и сбил перебегавшего улицу несовершеннолетнего Б., который от полученного ранения скончался.
Приговор был отменен по протесту прокурора, и при следующем рассмотрении дела было установлено следующее. М. проезжал через перекресток с дозволенной на этом участке дороги скоростью. Навстречу ему двигалась грузовая машина. Неожиданно сзади встречной машины на расстоянии 1,4 м выбежал подросток Б. М. резко затормозил машину и повернул ее вправо, однако предотвратить наезд не смог, и Б. ударился о левую переднюю часть автомашины. Согласно заключению дорожно-транспортной экспертизы, в сложившихся дорожных условиях у М. не было технической возможности предотвратить наезд, и дело было прекращено.
Нарушение Правил дорожного движения одним из водителей не освобождает других водителей от обязанности принять зависящие от них меры для предотвращения аварии*(770). Однако водитель не может нести ответственность за аварию, вызванную неправильными действиями другого водителя или аварийным состоянием дороги при отсутствии нарушения им Правил дорожного движения.
При характеристике объективной стороны преступления определенное значение имеет такой ее факультативный признак, как место его совершения. Законодатель не включил его в число обязательных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК. Однако в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. говорится, что ответственность за рассматриваемое преступление "наступает независимо от места, где было допущено нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, например, на шоссе, улице, железнодорожном переезде, во дворе, на полевых работах, при движении на территории предприятия" (п. 6)*(771).
В доктрине уголовного права это разъяснение вызвало возражения. Отмечалось, что на территории предприятия Правила дорожного движения могут не действовать. Это касается, например, внутрицехового транспорта (автокранов, автокаров), безопасность работы которого регламентируется отраслевыми правилами техники безопасности*(772). Однако представляется, что даже при таких обстоятельствах определяющим квалификацию должен служить характер работы. Так, перемещение внутри предприятия самоходного автокрана к месту его работы с нарушением правил безопасности движения может влечь за собой квалификацию по ст. 264 УК в случае причинения указанных в законе последствий. Причинение того же вреда в процессе осуществления этим краном производственного процесса является нарушением правил по технике безопасности или преступлением против личности.
Наиболее распространенным нарушением Правил дорожного движения являются наезды на пешеходов и велосипедистов. Так, в 1995 г. они составили в Москве более 61% от общего числа дорожных происшествий. Приблизительного такое же положение имело место и в последующие годы.
Время совершения дорожно-транспортного происшествия также относится к числу факультативных признаков объективной стороны. Однако его установление важно для разработки профилактических мероприятий. Самый высокий уровень аварийности из года в год отмечается в июне-октябре с максимумом в августе. Наибольшее количество ДТП приходится на период от 11 до 18 часов (37,6%) и с 18 до 22 часов (26,3%)*(773).
Субъективная сторона транспортных преступлений характеризуется неосторожной виной, которая может быть в виде как легкомыслия, так и небрежности. При легкомыслии виновный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение. При небрежности лицо не предвидит наступление общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть. При легкомыслии виновный может надеяться на свой опыт, стаж работы, надежность техники и другие объективно существующие обстоятельства, хотя обязанность предвидеть последствия и не допустить их возложена на него правилами безопасности движения. При небрежности он не сознает возможности аварии. При этом как при легкомыслии, так и при небрежности нарушение правил, обеспечивающих безопасность движения, может быть осознанным и неосознанным. Теоретически неоправданно устанавливать различные формы вины в отношении деяния и его последствий. Так, в одном из учебников утверждается, что "сами правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств могут быть нарушены как неосторожно, так и умышленно"*(774). Закон не требует при совершении неосторожных преступлений установления формы вины в отношении деяния в материальных составах преступления. В нем говорится об осознанности опасности своего поведения лишь при умышленных преступлениях. В неосторожных же преступлениях, согласно закону, учитывается лишь возможность осознания наступления общественно опасных последствий.
Умышленное нарушение правил безопасности функционирования транспорта, повлекшее указанные в ст. 264 УК последствия, к числу транспортных преступлений не относится. Это преступление против личности, собственности и пр. в зависимости от направленности умысла и наступивших последствий.
Не является преступлением такое нарушение правил безопасности функционирования транспорта, при котором лицо, управляющее транспортным средством, не должно и не могло предвидеть наступление указанных в ст. 264 УК последствий. Здесь имеет место невиновное причинение вреда (казус).
Мотив нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта на квалификацию не влияет. Им чаще всего бывает стремление проявить удаль, лихачество, пренебрежительное отношение к таким правилам. Иногда мотивом является производственная необходимость, как ее понимает виновный. Учет характера побуждений лица, толкнувших его на нарушение правил, имеет большое значение при индивидуализации наказания.
Субъектом рассматриваемого преступления может быть вменяемое, достигшее 16 лет лицо, управляющее одним из видов транспортных средств, перечисленных в ст. 264 УК. В некоторых случаях фактический возраст бывает выше, так как к управлению отдельными видами транспорта допускаются только лица более старшего возраста (например, трамваем).
При квалификации содеянного по ст. 264 УК не имеет значения, были ли у гражданина водительские права или нет, закреплено ли за ним транспортное средство по работе или является частной собственностью (в том числе и его), допустил ли он нарушение во время исполнения служебных обязанностей либо во внерабочее время.
Существенным признаком субъекта преступления, предусмотренного ст. 264 УК, является то, что во время совершения такового он управлял транспортным средством. Так, Верховный Суд РФ отменил приговор по делу Б., указав, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК, может быть только лицо, управляющее транспортным средством. Обстоятельства этого дела таковы: Б-ин подъехал на автомашине к зданию и вышел из машины. Затем он крикнул Б., находившемуся в машине на месте рядом с водительским, чтобы тот повернул ключ зажигания и прогрел машину. Б., не проверив, находится ли рычаг переключения скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе, повернул ключ зажигания, в результате чего машина резко дернулась и поехала назад, придавив Б-на, который скончался. Б. был осужден по ч. 2 ст. 264 УК*(775). Ошибка суда вызвана неправильным определением признаков субъекта, которым может быть только лицо, управляющее транспортным средством и допустившее нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспорта в процессе движения.
Таким образом, субъект рассматриваемого преступления - специальный.
В практике имели место случаи неправильной квалификации действий лиц, управляющих учебной машиной с двойным управлением. Так, курсант С. выехал с инструктором Г. для практической езды на учебной автомашине ГАЗ-51. В процессе поездки в кузов необорудованной машины с разрешения Г. сели трое граждан. Следуя со скоростью 67,5 км/ч, С. на крутом спуске не справился с управлением, растерялся, а Г. не принял своевременных мер к предотвращению аварии, в результате чего автомашина перевернулась. Один из пассажиров скончался, а двум другим были причинены телесные повреждения. С. и Г. были осуждены по ч. 2 ст. 211 УК 1960 г. (ч. 2 ст. 264 УК 1996 г.).
Позднее дело С. прекратили по следующим основаниям: хотя С. находился за рулем (до этого с ним было проведено всего два занятия), однако учебной машиной, оборудованной двойным управлением, фактически управлял инструктор Г., который был обязан своевременно выключить сцепление и затормозить машину. Однако Г. в нарушение Правил дорожного движения посадил в кузов не оборудованной для перевозки людей машины трех пассажиров, производил учебную езду на дороге со сложными условиями движения и не выполнил требования Правил о внимательном наблюдении за дорожной обстановкой и своевременном принятии мер к снижению скорости и остановке транспорта*(776).
Ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств предусмотрена законодательством большинства зарубежных стран.
В уголовных кодексах Узбекистана (ст. 266), Кыргызстана (ст. 281), Таджикистана (ст. 212), Казахстана (ст. 296) рассматриваемый состав преступления сконструирован так же, как в Кодексе РФ, за исключением некоторых квалифицирующих это деяние признаков. Например, в ч. 3 ст. 266 УК Узбекистана в качестве особо квалифицирующих признаков предусмотрены: а) человеческие жертвы; б) катастрофы; в) иные тяжкие последствия.
Уголовный кодекс Литвы отягчающим обстоятельством нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта признает совершение его в состоянии опьянения (ст. 246). Кроме того, в Кодексе имеется самостоятельная статья об ответственности водителя трактора или другой самоходной машины за нарушение правил безопасности производства работ, повлекшее причинение определенного вреда личности или собственности (ст. 247). Наличие такой статьи позволяет четко разграничить нарушения соответствующих правил водителями самоходных машин при их движении и при использовании для производства специальных работ.
Уголовный кодекс ФРГ нарушением правил безопасности движения (_ 315с) признает, во-первых, управление транспортом лицом в состоянии алкогольного опьянения или под воздействием другого одурманивающего средства, а также лицом, имеющим психический или физический недостаток, лишающий его возможности безопасно вести транспортное средство; во-вторых, непредоставление права преимущественного проезда, нарушение правил обгона, неправильное движение по пешеходным дорожкам, превышение допустимой скорости движения, несоблюдение правил правостороннего движения на участках дороги с пониженной видимостью, неправильный разворот на автобанах или улицах, отсутствие обозначения стоящих или останавливающихся транспортных средств, вследствие чего они становятся плохо видимыми. Такие нарушения признаются умышленными и влекут за собой при наличии угрозы жизни или здоровью другого человека или чужой вещи, имеющей значительную стоимость, наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет или денежный штраф. Более легкое наказание предусмотрено за неосторожное поставление в опасность или неосторожное деяние. Таким образом, в перечне _ 315с УК ФРГ нашли отражение наиболее опасные и частые нарушения правил безопасности движения.
В Уголовном кодексе Польши в гл. XXI "Преступления против безопасности движения" также предусмотрена ответственность за умышленное нарушение правил безопасности движения сухопутного транспорта, если такое нарушение угрожает жизни или здоровью многих людей либо имуществу в больших размерах (ст. 173, _ 1). Наказание зависит от того, действовал ли виновный умышленно или неумышленно, от тяжести последствий. Наказание в соответствии со ст. 178 назначается за указанное преступление в размере до верхнего предела, установленного в санкции наказания, увеличенного наполовину.
Более строгая ответственность за управление автомобилем или мотоциклом лицом, находящимся под влиянием токсических, наркотических или психотропных веществ, а равно алкогольных напитков, предусмотрена законодательством Испании.
Детально регламентирована ответственность за транспортные преступления в Дорожном кодексе Франции.
В доктрине российского уголовного права неоднократно высказывалось пожелание предусмотреть в статье об ответственности за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств такое отягчающее наказание обстоятельство, как совершение нарушения в состоянии опьянения*(777).
Оставление места дорожно-транспортного происшествия (ст. 265 УК). Эта статья является новеллой в Уголовном кодексе 1996 г. Она предусматривает ответственность лица, управляющего транспортным средством, нарушившего Правила дорожного движения и покинувшего вопреки этим правилам место происшествия, несмотря на то, что имелся пострадавший (или пострадавшие).
По Уголовному кодексу 1960 г. действия водителя, не оказавшего без уважительных причин помощь потерпевшему в результате аварии на месте дорожно-транспортного происшествия, квалифицировались по ст. 211 и по ч. 2 ст. 127 (заведомое оставление без помощи лица, находящего в опасном для жизни состоянии, лицом, поставившим потерпевшего в такое состояние). Если же водитель не был виновен в дорожно-транспортном происшествии, но жизнь или здоровье потерпевшего были поставлены под угрозу в результате происшествия с управляемым им транспортным средством, то неоказание потерпевшему помощи также влекло за собой ответственность по ч. 2 ст. 127*(778).
Как показали исследования, более 99% дел по ч. 2 ст. 127 УК 1960 г. были возбуждены в отношении лиц, управлявших транспортным средством и оставивших потерпевших на месте происшествия без помощи.
Из состава оставления в опасности (ст. 125 УК 1996 г.) законодатель выделил самостоятельный состав (ст. 265), ограничив круг субъектов лицами, нарушившими правила безопасности движения, и отнес это деяние к числу транспортных преступлений.
Объектом преступления в доктрине уголовного права единодушно называют либо общественную безопасность*(779), либо общественные отношения по поводу обеспечения безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств*(780), либо безопасные условия дорожного движения и эксплуатации транспортных средств*(781).
Как нам представляется, оставление места дорожно-транспортного происшествия не посягает на безопасность движения транспорта. Статья 265 УК помещена в главу "Транспортные преступления" потому, что, во-первых, при оставлении места дорожно-транспортного происшествия нарушаются Правила дорожного движения; во-вторых, характеризует посткриминальное поведение лица, виновного в аварии; в-третьих, применяется только в совокупности со ст. 264 УК и, следовательно, учитывается, по существу, как квалифицирующий признак этого деяния.
Таким образом, безопасность движения выступает в качестве объекта рассматриваемого преступления постольку, поскольку речь идет о дорожно-транспортном правонарушении, явившемся результатом нарушения Правил дорожного движения. Само же оставление места дорожно-транспортного происшествия посягает на личность. В этих случаях водитель, нарушивший Правила дорожного движения и поставивший потерпевшего в опасное для жизни и здоровья положение, не выполняет возложенной на него правовой обязанности оказания такому лицу помощи.
В соответствии с положениями Общей части Кодекса о поощрении позитивного посткриминального поведения данная статья призвана способствовать снижению тяжести последствий дорожно-транспортных происшествий*(782).
В литературе справедливо отмечалось, что это деяние "заслуживает уголовного наказания отнюдь не за создание опасности для движения или эксплуатации транспорта, а за попытку виновного скрыться от ответственности"*(783).
С объективной стороны преступление заключается в том, что лицо, управляющее транспортным средством, без разрешения работника Государственной инспекции по безопасности дорожного движения (ГИБДД) или милиции покидает после совершенной им аварии место дорожно-транспортного происшествия, несмотря на необходимость оказания помощи потерпевшему и имеющуюся возможность такую помощь оказать. При дорожно-транспортном происшествии причастный к нему водитель обязан в соответствии с п. 2.5 Правил дорожного движения немедленно остановить транспортное средство, включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной остановки. Пункт 7.2 Правил обязывает такого водителя принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшему, вызвать "Скорую медицинскую помощь", а в экстренных случаях отправить пострадавшего на попутном, а если это невозможно, то на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение.
В уголовно-правовой литературе высказываются различные мнения относительно водителей, не нарушивших Правил дорожного движения, но ставших очевидцами аварий и сознающих необходимость оказания помощи потерпевшему. Одни авторы полагают: "Не содержит состава данного преступления и оставление места ДТП его участником, не нарушившим Правил дорожного движения"*(784); другие считают, что "при отсутствии с его (водителя) стороны вины в создании уголовно наказуемой обстановки ДТП, содеянное им, квалифицируется лишь по ст. 265 УК, если окажутся налицо все иные признаки состава этого преступления"*(785). Хотелось бы сразу отметить нереальность подобной ситуации, поскольку в ст. 265 говорится о лице, нарушившем Правила дорожного движения, в результате чего наступили указанные в ст. 264 УК последствия. Наконец, согласно третьему мнению, если последствия наступили "в результате виновных действий потерпевшего либо других лиц, а водитель оставил место происшествия, не оказав помощи потерпевшему, то содеянное им может быть квалифицировано по ст. 125 УК"*(786) (оставление в опасности). Эта точка зрения соответствует разъяснению Пленума Верховного Суда СССР, данному в постановлении от 6 октября 1970 г. "О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях". Согласно п. 5 этого постановления "если водитель не был виновен в преступном нарушении указанных правил, но жизнь или здоровье потерпевшего были поставлены под угрозу в результате происшествия с управляемым им транспортным средством, то невыполнение водителем обязанности по оказанию помощи потерпевшему влечет ответственность по ч. 2 ст. 127 УК РСФСР (ст. 125 УК РФ)"*(787). Как видим, Пленум говорит об ответственности за неоказание помощи потерпевшему тех водителей, которые Правила дорожного движения не нарушили, но ДТП произошло с управляемым им транспортным средством (например, при нарушениях со стороны других участников движения, при наличии вины потерпевшего).
Представляется, что водитель, не нарушивший Правил дорожного движения, не подлежит ответственности ни по ст. 125, ни тем более по ст. 265 УК. В ст. 125 говорится о лице, поставившем потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. Однако лицо, соблюдающее Правила дорожного движения, никого не ставит в опасное состояние. Следовательно, в таких случаях отсутствует один из обязательных признаков субъекта. Водитель, не нарушивший Правила дорожного движения, но и не оказавший помощи пострадавшим в аварии, совершает административное правонарушение.
В тех случаях, когда водитель транспортного средства, нарушивший Правила дорожного движения, не имел возможности оказать помощь пострадавшему вследствие полученной им самим травмы или иных уважительных причин, его ответственность исключается.
Оставление места дорожно-транспортного происшествия квалифицируется по ст. 265 УК только при наступлении таких последствий, как тяжкий или средней тяжести вред здоровью потерпевшего, смерть одного или более лиц. Эти последствия предусмотрены в ст. 264 УК, и диспозиция ст. 265 УК в части последствий отсылает именно к этой статье. Они являются, в первую очередь, последствием нарушений Правил дорожного движения. Прямая причинная связь между оставлением места дорожно-транспортного происшествия и указанными в ст. 264 УК последствиями отсутствует. Наступление последствий, предусмотренных в ст. 264 УК, означает, что такое преступление, как нарушение Правил дорожного движения, окончено. И только после этого может быть совершено преступление, предусмотренное ст. 265 УК. Само по себе оставление места происшествия последствий, влияющих на квалификацию содеянного, не влечет. Ссылка на ст. 264 УК относительно последствий означает, что, если при дорожно-транспортном происшествии причиняется только материальный ущерб или легкий вред здоровью потерпевшего, оставление места происшествия даже при наличии вины водителя уголовной ответственности не влечет. Следовательно, состав преступления, предусмотренный ст. 265 УК, сконструирован законодателем как состав формальный, совершаемый путем бездействия, поскольку виновный в ДТП не выполняет возложенной на него правовой обязанности.
Такой факультативный признак объективной стороны, как место совершения преступления, включен законодателем в качестве обязательного признака рассматриваемого состава преступления. Местом в этом случае является используемая для дорожного движения территория, ограниченная пределами происшествия.
Преступление окончено с момента оставления места дорожно-транспортного происшествия при условии, что до этого лицо, управляющее транспортным средством, совершило преступление, предусмотренное ст. 264 УК.
По вопросу о субъективной стороне деяния в доктрине уголовного права высказываются различные точки зрения. Как полагают одни авторы, оставление места дорожно-транспортного происшествия является преступлением умышленным, совершаемым с прямым умыслом*(788); другие - неосторожное отношение к последствиям, предусмотренным ст. 264 УК, характеризует рассматриваемое преступление как неосторожное*(789); третьи - в отношении факта оставления места дорожно-транспортного происшествия имеет место прямой умысел, а в отношении последствий - неосторожность*(790); четвертые - "фактически лицо, оставляющее место ДТП, может желать или допускать наступление указанных последствий. В таком случае его вина умышленная. Но оно может причинять эти последствия путем оставления места ДТП и по неосторожности"*(791).
Наиболее правильной представляется первая точка зрения. Рассматриваемое преступление совершается с прямым умыслом - лицо сознает, что Правила дорожного движения обязывают его остановиться в связи с совершением дорожно-транспортного происшествия, однако желает их нарушить, чтобы не быть привлеченным к ответственности. Отношение к последствиям не определяет субъективную сторону деяния, так как не находится в прямой причинной связи с оставлением места происшествия. Водитель может понимать серьезность аварии, может полностью этого не сознавать, но в любом случае ответственность его по ст. 265 УК определяется признаками состава преступления, предусмотренного ст. 264, так как отсутствие хотя бы одного из признаков этого состава исключает и возможность привлечения к ответственности по ст. 265. Очевиден и мотив преступления, хотя он и остается факультативным признаком данного состава преступления. Это стремление виновного лица избежать ответственности за совершенное преступление.
Субъект преступления специальный - это лицо, управляющее транспортным средством и нарушившее Правила дорожного движения, что явилось причиной дорожно-транспортного происшествия, повлекшего причинение указанных в законе последствий. В отличие от субъекта преступления, предусмотренного ст. 264 УК, в данном случае субъект вторично нарушает Правила дорожного движения, покидая место аварии.
В законодательстве отдельных зарубежных стран также предусмотрена ответственность за оставление места дорожно-транспортного происшествия.
Так, в ст. 297 УК Казахстана, аналогичной ст. 265 УК РФ, содержится следующее примечание: "лицо, оставившее место дорожно-транспортного происшествия в связи с оказанием помощи пострадавшим, освобождается от уголовной ответственности по этой статье".
Уголовный кодекс ФРГ также устанавливает ответственность за "незаконное оставление места дорожно-транспортного происшествия" (_ 142). Это преступление не рассматривается как транспортное и поэтому _ 142 помещен в разд. 7 УК "Преступные деяния против общественного порядка". В этой норме предусмотрена ответственность участника дорожно-транспортного происшествия*(792), который скрылся с места происшествия, прежде чем "оно сделало возможным установить свою личность, принадлежность транспортного средства и степень своего участия в дорожно-транспортном происшествии посредством своего присутствия".
В данном случае охраняемым правовым благом являются "исключительно гражданско-правовые интересы участников дорожно-транспортного происшествия, связанных с выдвижением им претензий по возмещению вреда. Поэтому, по мнению германских правоведов, это преступление является имущественным деликтом абстрактной опасности"*(793). Нарушение правил международных полетов (ст. 271 УК). Статья об ответственности за данное преступление в Уголовном кодексе 1996 г. сохранена без изменений*(794). Нарушение правил международных полетов создает угрозу безопасности международного воздушного движения. Поэтому объектом преступления является установленный порядок международных полетов (например, соблюдение определенной высоты полета, мест посадки), обеспечивающий безопасность движения воздушного транспорта.
Предметом преступления выступают пилотируемые воздушные транспортные средства, независимо от их принадлежности. Это может быть как российское, так и иностранное воздушное судно.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 271 УК, предполагает нарушение одного или нескольких правил международных полетов.
Международным называется полет с пересечением воздушной границы России с другими государствами. Воздушное сообщение между государствами осуществляется по определенным правилам. В России оно регламентируется Законом РФ от 1 апреля 1993 г. "О государственной границе Российской Федерации"*(795) и Воздушным кодексом РФ*(796), положения которого могут дополняться и конкретизироваться подзаконными нормативными актами, и также отдельными международными договорами (соглашениями), международно-правовыми документами ООН и специализированных международных организаций (например, Международной организации гражданской авиации (ИКАО), в которых участвует Россия.
Диспозиция ст. 271 УК является бланкетной, и, следовательно, для привлечения к ответственности по этой статье необходима ссылка на конкретный пункт правил, регулирующих международные полеты.
Нарушения правил международных полетов могут заключаться в несоблюдении указанных в разрешении маршрутов*(797), мест посадки, воздушных ворот*(798), высоты полета и в иных нарушениях.
К иным нарушениям относятся, например, отключение дальней связи, пересечение границы с просроченным разрешением, изменение сроков полета, отсутствие системы опознания, неподчинение требованию совершить посадку, неустановление двусторонней связи.
Ответственность за нарушение правил международных полетов исключается, если оно было вынужденным, например, вследствие потери ориентировки, технических неполадок, стихийного бедствия, необходимости оказания срочной медицинской помощи кому-либо из членов экипажа или пассажиров. В подобных случаях нарушение правил может рассматриваться как обоснованный риск, состояние крайней необходимости и т.п.
Нарушение правил международных полетов относится к числу формальных составов преступлений и, следовательно, признается оконченным с момента нарушения конкретного правила, зафиксированного соответствующими службами.
Такие, например, последствия, как причинение существенного вреда здоровью, смерть, крупный материальный ущерб, не являются признаками данного состава преступления, и при их наличии нарушение квалифицируется по соответствующим статьям Кодекса с учетом направленности умысла или характера неосторожности. Нарушение правил международных полетов, повлекшее указанные выше последствия, может квалифицироваться по ст. 263 УК, если оно совершено в территориальных пределах России любым лицом либо за пределами России лицом, являющимся субъектом преступления, предусмотренного ст. 263 УК*(799).
С субъективной стороны деяние может быть умышленным и неосторожным. При умышленной вине лицо сознает, что нарушает правила международных полетов, и желает этого либо относится безразлично к факту нарушения. При неосторожной вине оно предвидит возможность нарушения указанных правил, однако самонадеянно рассчитывает избежать этого либо вообще не сознает такого нарушения в силу недостаточной внимательности и предусмотрительности, хотя его физическое состояние делает это возможным, а осуществляемые функции (полет) обязывают к соблюдению определенных правил*(800). Нарушение правил международных полетов представляет объективную опасность для воздухоплавания. Поэтому причина нарушения (желание, пренебрежительное или легкомысленное отношение к соблюдению правил и пр.) существенно не снижает степень опасности данного преступления с точки зрения возможных последствий. Мотив и цель умышленного нарушения правил международных полетов на квалификацию по ст. 271 УК не влияют, но должны учитываться при индивидуализации наказания.
Субъект преступления, предусмотренного ст. 271 УК, - специальный. Это прежде всего лица, пилотирующие воздушное судно, или другие члены экипажа. Кроме того, к их числу могут относиться лица, ответственные за соблюдение правил международных полетов, например авиационные диспетчеры.
По вопросу о том, могут ли быть субъектами данного преступления пассажиры, одни авторы отвечают отрицательно, так как "перечисленные в диспозиции статьи формы проявления деяния возможны лишь при выполнении полета"*(801); другие допускают это со стороны "пассажиров судна, принуждающих экипаж к нарушению"*(802).
Представляется, что пассажиры могут быть исполнителями данного преступления, если принуждают экипаж к совершению угодных им действий. Эти случаи должны рассматриваться как посредственное причинение и предполагают прямой умысел. Члены экипажа, нарушившие правила международных полетов, подпадающие под признаки ст. 40 УК (физическое или психическое принуждение), от уголовной ответственности при наличии определенных условий освобождаются.
Действия таких лиц (из числа пассажиров), совершаемые с целью угона самолета и сопряженные с захватом заложников или с перевозкой контрабандного груза, должны квалифицироваться по совокупности.
Субъектом данного преступления являются как российские граждане, так и лица без гражданства и иностранцы.
Нарушение правил международных полетов отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести*(803).
Ответственность за "нарушение правил международных полетов" (ст. 108 УК) предусмотрена и Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Разграничение преступления и аналогичного административного правонарушения проводится по степени опасности, определяемой характером нарушения правил международных полетов, возможным последствиям, форме вины, причинам нарушения и т.п.
Нарушения правил международных полетов предусмотрены законодательством некоторых зарубежных стран. Так, ст. 288 УК Кыргызстана, ст. 218 УК Таджикистана и ч. 1 ст. 306 УК Казахстана аналогичны ст. 271 УК РФ. В ч. 2 ст. 306 УК Казахстана содержится и квалифицированный вид этого преступления. Квалифицирующими признаками являются смерть человека или иные тяжкие последствия.
В большинстве других стран нарушение правил международных полетов уголовной ответственности не влечет и рассматривается при отсутствии последствий как проступок.

_ 4. Иные преступления в сфере функционирования транспорта

К числу преступлений в сфере функционирования транспорта относятся: недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию (ст. 266 УК); приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК); нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК); нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269 УК); неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК).
Преступления этой группы не относятся к числу нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта лицами, управляющими транспортными средствами, т.е. они осуществляются в сфере, сопутствующей обеспечению безопасности движения и эксплуатации таких средств. Однако по степени опасности они приравниваются законодателем к нарушениям правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 263 и 264 УК).
Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями (ст. 266 УК) ставит под угрозу безопасность движения даже в случаях, когда лицо, управляющее транспортным средством, не нарушает Правил дорожного движения. Законодатель в ст. 266 УК объединил два состава преступления, ответственность за которые в УК 1960 г. предусматривалась в разных статьях (ст. 85 и 211), уточнив признаки и расширив при этом сферу действия статьи. Объединение названных составов преступления в одной статье обусловлено тем, что в основе их лежит использование технически неисправных транспортных средств или систем обеспечения их безопасности.
Степень опасности рассматриваемых деяний определяется серьезной угрозой безопасному функционированию любого вида транспорта, как источника повышенной опасности*(804).
В общей статистике аварийности дорожно-транспортные происшествия, обусловленные одной только неисправностью транспортных средств, в 1997 г. составляли 4,0%, причем по сравнению с 1996 г. этот показатель увеличился на 21,7%*(805). В 1998 г. этот показатель составил 2,28%.
Объектом рассматриваемого преступления является безопасность функционирования транспорта. Дополнительным объектом в зависимости от наступивших последствий выступают жизнь или здоровье граждан, материальные интересы.
Предметом могут быть не только транспортные средства (железнодорожные, воздушные, морские, речные, автомобильные и иные механические транспортные средства)*(806), но и пути сообщения, средства сигнализации, средства связи и иное транспортное оборудование*(807), обеспечивающие безопасность функционирования транспорта.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 266 УК, заключается в: а) недоброкачественном ремонте транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо иного транспортного оборудования, а равно б) выпуске в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств.
При недоброкачественном ремонте отремонтированные транспортные средства, пути сообщения, средства сигнализации или связи либо иное транспортное оборудование не соответствуют необходимым техническим требованиям, обеспечивающим безопасность функционирования транспорта и элементов технической системы его эксплуатации. Диспозиция данной нормы бланкетная, производство ремонта определяется конкретными нормативами и технологическими правилами, и поэтому вопрос об ответственности по ст. 266 УК может быть решен лишь при установлении нарушений этих нормативов и правил. Учитывая их разнообразие и специфичность, в каждом конкретном случае проводится техническая экспертиза*(808).
Недоброкачественный ремонт - это выполнение работ по восстановлению функциональных способностей поврежденных транспортных средств и транспортного оборудования с отступлением от установленных нормативов качества.
При выпуске в эксплуатацию технически неисправного транспортного средства выдается разрешение на использование транспортного средства, имеющего такие технические неисправности, которые способны создать аварийную обстановку в процессе его функционирования и привести к последствиям, указанным в ст. 266 УК. Выпуск в эксплуатацию осуществляется путем как прямого указания использовать транспортное средство, имеющее техническую неисправность, так и оформления надлежащих документов на выпуск его на линию.
И недоброкачественный ремонт, и выпуск в эксплуатацию технически неисправного транспортного средства возможны путем действия и бездействия.
Обязательным признаком рассматриваемого состава преступления является наступление определенных последствий: тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо крупного ущерба (ч. 1 ст. 266 УК), смерть одного (ч. 2) или двух и более лиц (ч. 3). Понятие "крупный ущерб" не отличается от аналогичного понятия при нарушении правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта (ст. 263 УК). При отсутствии последствий, предусмотренных ст. 266 УК, недоброкачественный ремонт транспортных средств, а равно и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями могут влечь лишь дисциплинарную, административную либо гражданско-правовую ответственность.
Обязательным признаком рассматриваемого состава преступления является причинная связь между недоброкачественным ремонтом, а равно выпуском в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств и наступившими последствиями. Причинная связь в этих случаях носит опосредованный характер, так как общественно опасные последствия причиняются не непосредственно субъектом преступления, а теми лицами, которым он вверил заведомо для него недоброкачественно отремонтированное либо заведомо неисправное транспортное средство. Однако наступление последствий в результате действий других лиц (например, водителя транспортного средства) не исключает вину субъекта преступления, предусмотренного ст. 266 УК, ибо первоначально именно он нарушил определенное требование, предусмотренное в соответствующих документах для предотвращения таких последствий. Лицо же, управляющее транспортным средством, к ответственности не привлекается, если оно не нарушило правила, обеспечивающие безопасное функционирование транспорта.
Преступление признается оконченным с момента наступления предусмотренных в ст. 266 УК последствий.
С субъективной стороны данное преступление характеризуется неосторожной виной, выражаемой в виде как легкомыслия, так и небрежности. Виды неосторожности дифференцируются в зависимости от отношения виновного к последствиям. При недоброкачественном ремонте возможно и легкомыслие (виновный допускает определенные нарушения, самонадеянно рассчитывая при этом на ненаступление опасных последствий), и небрежность (виновный не предвидит опасные последствия, хотя был обязан и мог предвидеть).
Выпуск в эксплуатацию транспортного средства с техническими недостатками также может быть по легкомыслию (виновный сознает возможность опасных последствий, но ошибается, например, в причиняющих свойствах технической неисправности) и по небрежности (выпуская транспортное средство, лицо не предвидит наступление опасных последствий, однако должно и могло предвидеть при должной внимательности и предусмотрительности). В литературе отмечалось, что выпуск в эксплуатацию транспортного средства с техническими неисправностями чаще совершается по легкомыслию.
Субъект преступления, предусмотренного ст. 266 УК, специальный. При недоброкачественном ремонте - это любое, достигшее 16 лет, лицо, которое осуществляет ремонт транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации и связи либо иного оборудования. Субъектом же выпуска в эксплуатацию транспортного средства с техническими неисправностями могут быть только лица, ответственные за техническое их состояние на определенных участках. Например, работники автотранспортных предприятий, обязанные обеспечивать контроль за выпуском из предприятия технически исправных транспортных средств.
Ответственность за выпуск на линию транспортных средств, имеющих неисправности, предусмотрена и Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Разграничение уголовно наказуемого выпуска в эксплуатацию неисправного транспортного средства и аналогичного административного правонарушения должно проводиться, в первую очередь, по признакам объективной стороны: наличию или отсутствию последствий, предусмотренных в ст. 266 УК. Административная ответственность за рассматриваемые деяния наступает в случае как отсутствия последствий, так и причинения легкого вреда здоровью или некрупного материального ущерба.
В уголовных кодексах некоторых зарубежных стран также предусмотрена ответственность за деяния, аналогичные рассмотренным. Так, в ст. 262 УК Узбекистана установлена ответственность за "Недоброкачественный ремонт железнодорожного, морского, речного, воздушного, автомобильного или иного транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации, связи или другого транспортного оборудования, а равно выпуск в эксплуатацию заведомо технически неисправного транспортного средства, совершенное лицом, выполняющим ремонт либо ответственным за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств, повлекшее средней тяжести или тяжкие телесные повреждения". В ч. 2 этой статьи в качастве последствий предусмотрена смерть человека, а в ч. 3 - человеческие жертвы, катастрофа и иные тяжкие последствия. Указание в составе на заведомость технической неисправности исключает привлечение к ответственности за выпуск транспортного средства с технической неисправностью по небрежности.
В ст. 298 УК Казахстана, помимо недоброкачественного ремонта и выпуска технически неисправного транспортного средства, предусмотрена ответственность за допуск к управлению транспортным средством лица, находящегося в состоянии опьянения (ч. 1), а также лица, находящегося всостоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения, совершенный собственником или владельцем транспортного средства, если это повлекло по неосторожности причинение указанных в законе последствий (ч. 2). последствия. Отдельно, в ст. 248.2, установлена ответственность за передачу управления транспортным средством лицу, находящемуся принадлежности транспортного средства лицу - "на праве личной собственности".
В ст. 248.1 УК Литвы предусмотрена ответственность за допуск к управлению водителя, находящегося в состоянии опьянения, лицом, ответственным за техническое состояние или эксплуатацию транспортного средства, если это повлекло указанные в законе последствия. Отдельно, в ст. 2482, установлена ответственность за передачу управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, совершенную повторно в течение года. В ч. 2 этой статьи содержится такое же деяние с оговоркой о принадлежности транспортного средства лицу - "на праве личной собственности".
В Уголовном кодексе Испании гл. IV "О преступлениях против безопасности на транспорте" начинается со ст. 379, наркотических или психотропных веществ, а равно алкогольных напитков".
Более строго наказывается управление транспортным средством в состоянии опьянения во многих других странах (например, в Германии, Польше).
Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК). Степень опасности рассматриваемого материальному ущербу, дезорганизации работы транспорта.
Законодатель счел данное преступление самым тяжким из всех транспортных преступлений, предусмотрев ответственность за это деяние вплоть до 10 лет лишения свободы (ч. 3)*(809).
Объектом преступления является безопасность функционирования любого вида транспорта.
Предметом преступления могут быть транспортные средства, пути сообщения, средства сигнализации или связи и другое транспортное оборудование. Предмет преступления тот же, что и при недоброкачественном ремонте.
Кроме того, в ст. 267 УК говорится и о транспортных коммуникациях. В значительной мере транспортные коммуникации - это те же средства сигнализации, средства связи и иное техническое устройство, обеспечивающее безопасность функционирования любого вида транспорта. Понятием "транспортные коммуникации" охватываются также автомагистрали, водные и другие пути даже в той части, где они не оборудованы техническими устройствами.
При характеристике объективной стороны законодатель говорит о разрушении, повреждении, приведении иным способом в негодное для эксплуатации состояние перечисленных выше предметов этого преступления и блокировании транспортных коммуникаций.
Под разрушением подразумеваются приведение в состояние полной негодности технического средства или транспортного оборудования, полный распад системы с потерей способности функционировать по своему назначению и не подлежащей восстановлению.
Повреждение - это приведение в состояние частичной непригодности транспортного средства либо изменение функциональных свойств транспортной коммуникации, в силу чего они полностью или частично теряют свои функциональные способности, но могут быть восстановлены.
Способы разрушения и повреждения различны (например, поджог транспортного средства, механическое воздействие на средство сигнализации или связи). Так, К. в нетрезвом состоянии на транспорте с прицепом пересек в нескольких местах, вне переезда, железнодорожные пути. В результате этого в двух местах оказались сдвинуты рельсы, что явилось причиной аварии.
Приведение в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения и пр. предполагает невозможность их использования по назначению.
Блокирование транспортных коммуникаций заключается в создании препятствий для свободного передвижения любого конкретного вида транспорта (например, преграждение взлетной или посадочной полосы аэропорта стволами деревьев или автомагистрали арматурой). Блокирование дороги может осуществляться и непосредственно людьми, выдвигающими определенные требования.
Преступление, предусмотренное ст. 267 УК, сконструировано законодателем по типу материальных составов. Последствиями преступления являются разрушение, повреждение, приведение в негодность, блокирование транспортных средств, коммуникаций и т.д. Способы его совершения различны - поджог, взрыв, затопление и пр. Учитывая общеопасный способ совершения этого преступления, законодатель предусмотрел возможность наступления и таких вторых последствий, как вред здоровью или смерть человека.
С субъективной стороны, согласно общепризнанному мнению, преступление, предусмотренное ст. 267 УК, предполагает неосторожную вину, о чем свидетельствует указание законодателя на неосторожное отношение к указанным в ч. 1, 2, 3 последствиям. Однако в литературе высказана и иная позиция - это преступление с двумя формами вины*(810).
Говоря о повреждении, разрушении, блокировании и пр., законодатель тем самым указывает на последствия. Деяния в таких случаях - это взрывы, поджоги, затопления, преграждение трассы и т.д. Они совершаются умышленно, при этом лицо сознает общественную опасность деяния, предвидит неизбежность или возможность наступления такого общественно опасного последствия, как, например, полное уничтожение транспортного средства, невозможность взлета самолета при повреждении взлетной полосы, приведение в негодность технических средств обеспечения безопасности функционирования транспорта и т.д., и желает или, что бывает реже, безразлично относится к таким последствиям. Однако при этом наступают и дополнительные последствия, которые умыслом не охватываются. Отношение к этим вторым последствиям неосторожное. В ст. 27 УК говорится: "Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно". Исходя из этой формулировки, рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины и, следовательно, может характеризоваться с субъективной стороны как умышленное. Хотя и косвенно, но доказательством служит, по нашему мнению, и то обстоятельство, что за это преступление предусмотрено более суровое наказание, нежели за неосторожные транспортные преступления, в том числе и за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта, повлекшее те же последствия, которые предусмотрены ст. 267 УК.
Мотивы и цели преступления на квалификацию не влияют. Однако наличие цели подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации свидетельствует о совершении диверсии (ст. 281 УК).
Субъектом преступления является любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста (ст. 20 УК). Уголовный кодекс 1996 г. отказался от наказуемости подростков в возрасте от 14 до 16 лет за неосторожные преступления. Если относить преступление, предусмотренное ст. 267 УК, к числу неосторожных, то не совсем ясно, почему этому составу преступления оказывают такое "предпочтение".
В Кодексе РСФСР об административных правонарушениях также предусмотрена ответственность за: 1) повреждение транспортных средств; 2) повреждение на морском транспорте сооружений и устройств сигнализации и связи; 3) повреждение дорог, железнодорожных переездов и других дорожных сооружений; 4) нарушение правил охраны линий и сооружений связи.
Разграничение этих правонарушений с рассмотренным преступлением должно проводиться по характеру действий, а равно наличию или отсутствию последствий, указанных в ст. 267 УК.
Ответственность за такое же преступление предусмотрена ст. 269 УК Узбекистана, ст. 283 УК Кыргызстана, ст. 299 УК Казахстана и др. В этих статьях имеются лишь незначительные терминологические различия.
В законодательстве других стран подобные преступления рассматриваются как преступления против безопасности, а не как транспортные. Так, ответственность за разрушение аэропортов, станций, путей сообщения, средств общественного транспорта, повреждение железнодорожных семафоров, тяжкие нарушения какого-либо вида или средства транспорта путем взрыва в ст. 346 УК Испании предусмотрена в отделе 2 "О взрывах" гл. I "О преступлениях, связанных с риском катастрофы" (разд. XVII). В гл. XX УК Испании в _ 2 ст. 163 говорится об уничтожении, повреждении или иным способом приведении в негодность навигационного оборудования. Это преступление отнесено к числу преступлений против общественной безопасности.
В уголовных кодексах зарубежных стран повреждение транспортных коммуникаций рассматривается как общеопасное преступление, преступление против безопасности или общественного порядка, преступление, ставящее под угрозу жизнь или здоровье граждан, но не как преступление против безопасности движения транспорта. Во всех случаях, где речь идет об уничтожении или повреждении транспортных средств или транспортных коммуникаций, эти преступления признаются умышленными.
Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК). Непременным условием безопасного функционирования транспорта является соблюдение соответствующих правил всеми участниками движения, а не только лицами, управляющими транспортными средствами. К участникам движения относятся все лица, оказавшиеся в сфере действия системы "транспорт - дорога - человек". В транспортном потоке действия всех участников движения взаимосвязаны, и каждый рассчитывает на строго определенное поведение других лиц (водителей, пешеходов и пр.), в связи с чем координирует свои действия. Нарушение установленных правил тем или иным участником движения зачастую приводит к гибели людей. Поэтому к числу преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта законодатель отнес и нарушения соответствующих правил пешеходами, пассажирами, велосипедистами, погонщиками скота и другими участниками движения.
Степень общественной опасности таких нарушений довольно высокая, так как из нежелания соблюдать правила безопасности или пренебрежения к ним гибнет большое количество людей, причиняются увечья. Так, в 1997 г. было совершено по вине пешеходов 38,1% ДТП, по вине пассажиров - 31,5%, по вине других участников движения - 2,6%. Процент прироста по сравнению с 1996 г. составил 10,5%. По вине водителей было совершено меньше ДТП - 27,8%*(811). В 1998 г. из-за нарушений Правил дорожного движения пешеходами произошло 47,6 тыс. ДТП*(812).
Ответственность за рассматриваемое преступление была предусмотрена ст. 213 УК 1960 г. Уголовный кодекс 1996 г. более четко сформулировал ст. 268 УК, указав при этом на лиц, которые могут быть субъектом данного преступления.
Объектом преступления является безопасность функционирования любого вида транспорта, дополнительным объектом - жизнь и здоровье. Предметом могут быть велосипеды, мопеды, гужевой транспорт и др., причастные к дорожно-транспортному происшествию.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 268 УК, заключается в нарушении правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта. Указание законодателя на нарушение правил дает основание отнести диспозицию этой статьи к числу бланкетных. Правила, обеспечивающие безопасную работу транспорта, регламентируются различными нормативными актами, особыми для каждого его вида, в том числе и ведомственного. Например, Правила поведения пассажиров в метрополитене, Правила провоза особо тяжелых и громоздких грузов через переезды железных дорог и др. Круг таких правил широк, их невыполнение или нарушение со стороны участников движения, не управляющих транспортным средством, может привести к тяжелым последствиям. Дать исчерпывающий перечень всех нарушений, образующих объективную сторону рассматриваемого состава, невозможно. Однако в любом случае нельзя ограничиваться общей констатацией нарушения, а необходимо указывать в обвинительном заключении и приговоре, какое именно правило нарушено, в каком нормативном акте оно закреплено и опубликован ли акт.
Так, Л. был привлечен к ответственности по ст. 268 УК. Переходя с собакой через дорогу, он не взял ее на поводок. Водитель машины, чтобы не задавить собаку, резко свернул на встречную полосу движения, в результате чего столкнулся с машиной, водителю которой был причинен тяжкий вред здоровью. В данном случае владельцем собаки были нарушены правила содержания и выгула собак, обязывающие при выходе из квартиры брать собак на поводок.
Рассматриваемый состав преступления сконструирован по типу материальных. Последствиями, которые являются обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 268 УК, являются: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека (ч. 1), смерть человека (ч. 2), смерть двух или более лиц (ч. 3).
Эти последствия должны быть вызваны допущенными нарушениями правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, т.е. налицо должна быть причинно-следственная связь.
Такие факультативные признаки объективной стороны, как место, время, обстановка и пр., на квалификацию данного преступления не влияют. Однако они должны устанавливаться в каждом конкретном случае и учитываться при индивидуализации наказания.
Так, Г. переходил в нетрезвом состоянии через улицу не по пешеходной дорожке, не обращая никакого внимания на движущийся транспорт. Внезапно он оказался перед кузовом идущей в первом ряду грузовой автомашины. Во избежание наезда на Г. водитель повернул машину вправо и ударился в столб, сбив при этом двух женщин, идущих по тротуару. В результате одна из женщин скончалась, здоровью другой был причинен тяжкий вред. В обвинительном приговоре по этому делу было особо отмечено место (пешеходная дорожка) и время (возвращение людей с работы).
С субъективной стороны данное преступление предполагает вину неосторожную. Виновный либо предвидел возможность наступления общественно опасных последствий, но самонадеянно, без достаточных к тому оснований, рассчитывал на их предотвращение (легкомыслие), либо не предвидел, хотя при должной внимательности и предусмотрительности мог и должен был предвидеть. Сами же правила, обеспечивающие безопасную работу транспорта, могут быть нарушены и осознанно. Так, пешеход, перебегающий дорогу на запрещающий сигнал светофора, действует осознанно и понимает, что нарушает Правила дорожного движения. Тот же пешеход, не заметивший по рассеянности сигнал светофора, нарушает правила неосознанно*(813).
Мотивы и цели осознанных нарушений правил различны и на квалификацию не влияют. Однако они должны учитываться при индивидуализации наказания.
Субъектами преступления могут быть, как указывает законодатель, пешеходы, пассажиры и другие участники движения, достигшие 16-летнего возраста. Другими участниками движения являются велосипедисты, погонщики скота, водители гужевых повозок и пр., за исключением лиц, указанных в качестве субъектов в ст. 263 и 264 УК, т.е. лиц, которые в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязаны соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации транспорта, в том числе и лица, управляющие механическими транспортными средствами.
Ответственность за нарушение Правил дорожного движения пешеходами и иными участниками дорожного движения предусмотрена и Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. В нем детально регламентирована ответственность пешеходов, лиц, управляющих мопедами, велосипедами, а также пассажиров, возчиков и других лиц, непосредственно участвующих в дорожном движении. Более суровая административная ответственность этих лиц предусмотрена в случаях, когда такие нарушения совершены ими в состоянии опьянения, повлекли материальный ущерб либо легкие телесные повреждения.
Разграничение уголовно наказуемого и административно наказуемого нарушения правил, обеспечивающих безопасность движения, следует проводить по признакам объективной стороны - по характеру нарушения соответствующих правил и наступившим последствиям.
Ответственность за нарушение правил, обеспечивающих безопасность движения, предусмотрена в ст. 268 УК Узбекистана; ст. 285 УК Кыргызстана; ст. 300 УК Казахстана и других стран.
Согласно _ 1 ст. 174 УК Польши, к ответственности привлекается любое лицо, вызывающее "непосредственную опасность катастрофы при движении сухопутного, водного или воздушного транспорта". В Уголовном кодексе ФРГ нарушением правил безопасности дорожного движения охватываются и нарушения соответствующих правил пешеходами - "кто, участвуя в дорожном движении, ...неправильно движется по пешеходным дорожкам" (ч. 1 _ 315с, 1а).
Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации и ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269 УК). В 1993 г. в Уголовный кодекс 1960 г. была включена ст. 86, установившая ответственность за повреждение трубопровода. Кодекс 1996 г., сохранив ответственность за это преступление, существенно изменил и дополнил данный состав.
Трубопровод является специфическим видом транспортных средств, осуществляющим передачу на расстоянии жидких, газообразных или твердых продуктов. Трубопроводный транспорт предназначен для транспортировки газа (газопровод), нефти (нефтепровод), твердых материалов (гидравлический транспорт) и пр.
Функционирование трубопроводов предполагает строгое соблюдение правил, обеспечивающих безопасность их эксплуатации. Нарушение их может привести к причинению вреда здоровью и гибели людей, уничтожению животного мира и растительности, загрязнению почвы и водной среды, крупному материальному ущербу, чем и определяется степень опасности этого деяния.
Объектом*(814) преступления является безопасность эксплуатации трубопроводного транспорта, а предметом - только магистральные трубопроводы, т.е. несущие основной поток содержимого вещества. Магистральный трубопровод - это комплекс сооружений и технических средств, предназначенных для транспортировки материалов: емкости для хранения материалов, перекачивающие установки, компрессорные станции, телекоммуникационное оборудование, непосредственно трубы, являющиеся основными в системе трубопровода, и пр. Вспомогательные (ответвляющиеся по потребителям линии и складские, предназначенные для временного или постоянного хранения материала с целью его последующего использования) трубопроводы предметом преступления, предусмотренного ст. 269 УК, не являются. Нарушение правил их эксплуатации рассматривается в зависимости от последствий: либо как уничтожение или повреждение имущества, либо как нарушение правил техники безопасности, либо как преступление против личности. При отсутствии существенных последствий в таких случаях возможна административная, дисциплинарная или материальная ответственность.
С объективной стороны рассматриваемое преступление заключается в нарушении правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистрального трубопровода. Диспозиция ст. 269 УК - бланкетная и отсылает к специальным правилам, регламентирующим строительство, эксплуатацию и ремонт магистрального трубопровода с целью обеспечения безопасности его функционирования.
Строительство предполагает проведение работ по возведению основных и дополнительных частей системы трубопровода. Под признаки ст. 269 УК подпадает нарушение строительных норм и правил как непосредственно магистрального трубопровода, так и трубопровода в целом при условии, что эти нарушения повлекут сбои в работе магистрального трубопровода. При строительстве магистрального трубопровода существуют определенные строительные нормы и правила (СНиП), которые представляют собой свод основных нормативных требований и положений, регламентирующих проектирование и строительство магистрального трубопровода. Отступление от этих правил может привести при его эксплуатации к последствиям, указанным в ст. 269 УК. Отступления от строительных правил, не обеспечивающих безопасность функционирования трубопровода, может влечь за собой ответственность по ст. 216 при наличии остальных признаков этого состава преступления.
Эксплуатация магистрального трубопровода предполагает правильное, безопасное функционирование в соответствии с его предназначением и с учетом того, что он относится к источникам повышенной опасности.
Нарушение правил эксплуатации трубопровода заключается в отступлении от установленных правил использования трубопровода по назначению в соответствии с его техническими возможностями, например, превышение допустимого давления в трубопроводе.
Ремонт - это исправление повреждений, замена элементов и частей, починка. Он может быть текущим (замена или восстановление сменных деталей), средним (частичная разборка устройства и его восстановление) и капитальным (полная разборка устройства с заменой всех изношенных частей). Нарушения при ремонте правил, не влияющих на безопасность функционирования трубопровода, составом рассматриваемого преступления не охватываются.
Соблюдение определенных правил при строительстве и ремонте магистрального трубопровода обеспечивает его безопасную эксплуатацию, что предполагает точное соблюдение технологического режима, тщательное выполнение правил по обслуживанию и контролю за состоянием систем трубопровода, своевременное предупреждение возможной утечки транспортируемого материала и т.п.
Обязательным признаком объективной стороны преступления являются последствия. В ст. 269 УК предусмотрены такие последствия, как причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо крупного ущерба (ч. 1), смерть человека (ч. 2), смерть двух или более лиц (ч. 3). Крупный ущерб может выражаться в разрушении или существенном повреждении магистрального трубопровода, причинении значительного экологического вреда, нарушении деятельности предприятий, утрате транспортируемого материала, крупном материальном вреде. Вопрос о том, является ли причиненный ущерб крупным, решается правоприменительными органами с учетом заключения экспертов.
Последствия, перечисленные в ст. 269 УК, должны находиться в причинно-следственной связи с допущенными нарушениями. Наиболее сложно устанавливается причинная связь в случаях нарушения правил при строительстве и ремонте трубопровода. Само по себе нарушение этих правил еще не означает, что совершено преступление, предусмотренное ст. 269 УК, так как необходимо установить, повлияют или нет эти нарушения на безопасность функционирования магистрального трубопровода при его эксплуатации.
С субъективной стороны преступление предполагает неосторожную вину в виде как легкомыслия, так и небрежности. При этом само нарушение правил при строительстве, эксплуатации и ремонте трубопровода может быть совершено осознанно. Мотивы и цели такого поведения на квалификацию не влияют, но учитываются при индивидуализации наказания.
Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо, осуществляющее работу, связанную со строительством, эксплуатацией или ремонтом трубопровода. За повреждение магистрального трубопровода посторонними лицами ответственность зависит от наступивших последствий и формы вины. Так, в ряде случаев лица, присоединявшиеся к трубопроводу с целью откачки нефти, привлекались к ответственности за хищение.
Учитывая опасность нарушения правил функционирования магистрального трубопровода, в Кодексе об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за нарушение правил охраны магистральных трубопроводов (ст. 135).
В зарубежном уголовном законодательстве в основном отсутствуют статьи, аналогичные ст. 269 УК РФ. Имеются они только в отдельных странах, например, в Кыргызстане (ст. 286 УК), Казахстане (ст. 303 УК), Таджикистане.
Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 270 УК) относится к числу конвенциональных, т.е. вытекающих из международных договоров, ратифицированных Россией, преступлений. Одна из Брюссельских конвенций 1910 г. возлагает на капитана обязанность, "насколько он может это сделать без серьезной опасности для своего судна, своего экипажа, своих пассажиров, оказать помощь всякому лицу, даже враждебному, встреченному в море, в опасности погибнуть"*(815). Международный характер рассматриваемого преступления обусловлен интенсификацией мореплавания. С момента зарождении мореплавания появляется и особый нравственный долг мореплавателей - оказание помощи терпящим бедствие на море. Соответствующие нормы об ответственности за неоказание помощи на море были включены в законодательство многих стран на основе Брюссельских конвенций. Участником Международной конвенции об охране человеческих жизней на море стал с 1931 г. и Советский Союз.
Статья об ответственности за неоказание помощи терпящим бедствие на море в Уголовном кодексе 1996 г. не подверглась каким-либо изменениям по сравнению с аналогичной ст. 129 УК 1960 г. Однако если неоказание помощи ранее рассматривалось как специальный вид оставления в опасности и ст. 129 находилась в главе "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности", то Кодекс 1996 г. переместил данную норму в главу "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта".
В доктрине уголовного права высказывались сомнения по поводу целесообразности подобного перемещения. "Мы разделяем, - пишут авторы одного из учебников, - сомнения ряда авторов (А.И.Чучаев и др.) в правильности размещения ст. 270 УК в системе транспортных преступлений. Было бы целесообразно рассматривать ее как квалифицирующую разновидность оставления в опасности, определив в систему преступлений против личности"*(816).
Это мнение представляется обоснованным, так как объектом рассматриваемого преступления являются жизнь и здоровье лиц, терпящих бедствие на водном пути, а не безопасность движения и эксплуатации морского транспорта. Одни авторы определяют объект преступления, предусмотренного ст. 270 УК, как "общественное отношение по поводу обеспечения безопасности движения и эксплуатации морского и речного транспорта"*(817), учитывая, видимо, родовой объект; другие - как "безопасность людей, в силу какихлибо причин оказавшихся в море или на другом водном пути (река, озеро) и терпящих бедствие"*(818); третьи не дают определения непосредственного объекта*(819); четвертые относят к непосредственному объекту жизнь и здоровье потерпевших, отмечая при этом, что круг таких потерпевших не совпадает с кругом потерпевших при нарушении правил безопасности движения и эксплуатации водного транспорта (ст. 263 УК)*(820).
Подобное разнообразие мнений можно объяснить только тем, что состав преступления, предусмотренный ст. 270 УК, к числу транспортных преступлений отнесен необоснованно, так как хотя в этой статье и идет речь о водном транспорте, однако никаких правил безопасности движения и эксплуатации этого транспорта капитан судна не нарушает. Он нарушает только правила, обязывающие его оказать помощь людям, терпящим бедствие на водном пути, при наличии такой возможности. Следовательно, непосредственным объектом преступления являются жизнь и здоровье людей.
С объективной стороны преступление выражается в невыполнении возложенной на капитана судна правовой обязанности оказания помощи людям, терпящим бедствие на море или ином водном пути, если эта помощь могла быть оказана без серьезной опасности для своего судна, его экипажа и пассажиров.
Диспозиция ст. 270 УК является бланкетной и отсылает к законодательным актам, предписывающим оказание помощи людям, терпящим бедствие на водном пути, со стороны определенной категории лиц. Такого рода требования содержатся в ряде международных конвенций и в национальном законодательстве. Например, Международная конвенция об охране человеческой жизни на море 1974 г.*(821); Кодекс торгового мореплавания, утвержденный Президиумом Верховного Совета СССР от 17 сентября 1978 г. (в ред. от 2 декабря 1987 г.)*(822).
Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие является преступлением, совершаемым путем бездействия, так как капитан не выполняет возложенной на него законодательным актом обязанности оказания помощи людям, терпящим бедствие на водном пути. От такой обязанности капитан освобождается лишь в случае, если оказание помощи сопряжено с серьезной опасностью для его судна, экипажа или пассажиров. Такая опасность может существовать вследствие метеорологической обстановки, технического состояния судна, заболевания членов экипажа или пассажиров, которым необходима срочная медицинская помощь, и пр. Серьезной опасностью является наличие реального риска для жизни и здоровья членов экипажа и пассажиров, возможность затопления судна. Не признается серьезной опасность наступления в результате спасательных работ имущественного ущерба (например, порча груза, уплата штрафных санкций за опоздание). Вопрос о наличии или отсутствии опасности должен решаться с учетом заключения технической экспертизы. В тех случаях, когда капитан судна, игнорируя опасность для его судна, оказывает помощь терпящим бедствие, его ответственность за последствия, наступившие для его судна, членов экипажа или пассажиров, решается на основании ст. 39 УК (крайняя необходимость).
Место совершения преступления является обязательным признаком рассматриваемого преступления. Законодатель говорит о помощи на море*(823) или на ином водном пути. Под иным водным путем подразумевается водное пространство, используемое для судоходства (перевозки пассажиров, грузов). Это реки, озера, водохранилища, каналы. Терпящие бедствие могут находиться непосредственно в воде, на тонущем судне, на спасательных средствах (например, на лодках, плотах), на каком-либо предмете (например, на обломках корабля) и пр.
Преступление, предусмотренное ст. 270 УК, признается оконченным с момента установления факта неоказания помощи при наличии такой возможности и отсутствии серьезного риска, независимо от того, погиб кто-либо из числа терпящих бедствие или нет.
С субъективной стороны преступление предполагает умышленную вину. По вопросу о виде умысла высказывались две точки зрения. Преступление может быть совершено: только с прямым умыслом*(824); как с прямым, так и с косвенным умыслом*(825).
Представляется, что данный состав преступления, сконструированный законодателем по типу формальных, характеризуется лишь прямым умыслом. Капитан, зная о терпящих бедствие людях и сознавая, что может оказать им помощь без опасности для своего судна, экипажа, пассажиров, не желает делать этого, предпочитая продолжить движение судна по намеченному маршруту. В данном случае капитан руководствуется какими-то мотивами, определяющими его дальнейшее поведение. В этих условиях говорить о том, что он безразлично относится или сознательно допускает такое свое поведение, весьма затруднительно. Он может безразлично относиться к известным ему правилам, обязывающим оказывать помощь на водном пути, может сознательно игнорировать их, но в отношении своего конкретного поведения он только желает поступить так или иначе.
Мотивы неоказания помощи не являются конструктивными признаками данного состава преступления. Они могут быть различными (корыстными, личными и пр.) и должны учитываться при индивидуализации наказания.
Субъект преступления специальный. Это прежде всего, как указано в ст. 270 УК, капитан судна. Кроме того, ответственность наступает для дежурного помощника или иного лица, временно выполняющего обязанности капитана судна. Капитан судна, потерпевшего аварию, не оказавший помощь членам экипажа или пассажирам, несет ответственность за оставление в опасности*(826).
Законодательство отдельных зарубежных стран также предусматривает ответственность за неоказание помощи капитаном судна терпящим бедствие на водном пути.
Например, ст. 305 УК Казахстана по конструкции и признакам состава не отличается от ст. 270 УК РФ. Однако в ч. 2 ст. 305 предусмотрена ответственность за непринятие должных мер капитаном одного из столкнувшихся на море или водном пути судов для спасения другого судна, повлекшее по неосторожности гибель судна или иные тяжкие последствия, если эти меры могли быть приняты без серьезной опасности для своего судна, его экипажа и пассажиров*(827).
В законодательстве большинства зарубежных стран ответственность за рассматриваемые преступления предусмотрена в рамках таких составов преступлений, как неоказание помощи или оставление в опасности.

Глава VII. Преступления в сфере компьютерной информации

_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений в сфере компьютерной информации

С момента зарождения человеческого общества люди испытывают потребность в общении друг с другом. Первоначально общение (обмен сведениями) осуществлялось жестами, знаками, мимикой и нечленораздельными звуками, затем появились человеческая речь, письменность, книгопечатание. В ХХ столетии получили развитие такие средства коммуникации, как телеграф, телефон, радио, кино, телевидение, компьютер*(828). Параллельно проходил и иной процесс: по мере появления различных достижений науки и техники многие из них принимались на вооружение преступного мира. Однако внедрение во все сферы деятельности компьютерной техники сыграло наиболее существенную роль в деле технического вооружения преступности. "Невидимость" компьютерного преступника и одновременно "удлинение его рук" путем доступа к любым охраняемым секретам - военным, финансовым, иным - делают его весьма привлекательным для представителей преступного мира. "Компьютерные махинации, как правило, остаются незамеченными на фоне уличной преступности. Даже по неполным оценкам экспертов, эти преступления обходятся минимум в 200 млрд. долларов ежегодно. Банковский грабитель рискует жизнью за 10 тыс. долларов, электронный, манипулируя компьютером и ничем не рискуя, может получить 1 млн."*(829).
Опасность подобного рода деяний определяется еще и тем, что компьютер постепенно во всем мире заполняет все сферы жизнедеятельности человека, что позволяет преступникам значительно расширить свою экспансию. "Спектр преступного использования компьютеров практически равен спектру его применения по прямому назначению, а это означает, что преступное вторжение через ЭВТ может быть произведено в сферу космической и оборонной индустрии, политики и международных отношений и т.п."*(830).
Теория и практика не выработали единого определения компьютерных преступлений. Объясняется это, в первую очередь, различием отечественного и зарубежного законодательства о преступлениях с использованием компьютера. В соответствии с действующим уголовным законодательством Российской Федерации под компьютерными преступлениями понимаются совершаемые в сфере информационных процессов и посягающие на информационную безопасность деяния, предметом которых являются информация и компьютерные средства. В отечественной литературе высказывалось и более широкое понятие компьютерных преступлений. Так, на заседании постоянно действующего межведомственного семинара "Криминалистика и компьютерная преступность" в 1993 г. компьютерные преступления определялись как "предусмотренные уголовным законом общественно опасные действия, в которых машинная информация является либо средством, либо объектом преступного посягательства"*(831). Такого понятия в основном придерживаются зарубежное законодательство и практика.
Наиболее распространенными преступлениями с использованием компьютерной техники являются: компьютерное пиратство, компьютерное мошенничество, распространение вредоносных (вирусных) программ и компьютерный саботаж. К компьютерному пиратству относят прежде всего деятельность "хакеров" - неправомерный доступ к компьютерной информации с помощью подбора паролей, кодов, шифров, взломов электронных замков и т.п. Когда результатом подобной деятельности являются модификация информации и утечка денежных средств - она превращается в компьютерное мошенничество. Второй вид компьютерного пиратства - незаконное копирование, тиражирование и сбыт компьютерных программ. До 95% программного продукта, реализуемого в России, является пиратским. В этой статистике Россию опережает только Китай, где незаконный продукт составляет 98%. Подобная деятельность нарушает авторские права создателей и разработчиков программ, причиняет материальный ущерб им и законным владельцам компьютерных программ. К тому же страдают пользователи программного продукта, так как качество копий уступает качеству оригинала.
Среди основных мотивов компьютерных преступлений выделяют обычно два: корыстный и желание продемонстрировать собственный профессионализм - так называемый "интеллектуальный вызов". Комплекс причин и условий компьютерной преступности составляют, по мнению большинства авторов, следующие обстоятельства: высвобождение и сложности трудоустройства высокоинтеллектуальной и профессиональной части населения, связанной с наукой, тонкими технологиями, обороной и т.п.; безработица интеллектуальной элиты общества; возможность быстрого обогащения путем компьютерных хищений с незначительной вероятностью разоблачения ввиду высокой латентности компьютерных преступлений; недостаточная защищенность автоматизированных систем обработки данных; отставание технической оснащенности, профессионализма сотрудников правоохранительных органов от действий профессиональных компьютерных преступников; отсутствие обобщенной следственной и судебной практики расследования компьютерных преступлений; лояльное отношение общества к такого рода преступлениям ввиду использования лицами, их совершающими, интеллектуального способа обогащения и т.п. Начиная с 70-х годов, когда появились первые отечественные публикации о необходимости противостояния компьютерной преступности, их авторы указывали еще и на такое условие, как отсутствие законодательной базы подобной борьбы. В настоящее время подобное законодательство существует, но оно не вполне совершенно.
Большинство компьютерных преступлений - это проявления профессиональной и организованной преступности, нередко носящей групповой транснациональный характер. Причем часто в состав группы входит непосредственный работник кредитной организации или иной компании, которая впоследствии оказывается пострадавшей (по некоторым оценкам, при хищениях с использованием компьютерных средств до 80% таких деяний совершались "изнутри").
Транснациональный характер компьютерной преступности, быстрые темпы ее распространения обусловливают неизбежность объединения сил и средств многих государств по противостоянию этому явлению. "В настоящее время создается острая необходимость разработки международно-правовой базы предотвращения инцидентов, связанных с обменом информацией, борьбы против "информационного терроризма", разработки комплекса мер международного характера, преотвращающих деструктивное использование средств воздействия на национальные и глобальные информационные ресурсы"*(832).
28 января 1981 г. была принята Конвенция Совета Европы о защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных. В ст. 7 этой конвенции подписавшие ее государства обязались принимать надлежащие меры для охраны персональных данных, накопленных в автоматических базах данных, от случайного или несанкционированного разрушения или случайной утраты, а равно от несанкционированного доступа, изменения или распространения. Определенные меры в этом направлении предпринимаются и государствами-участниками СНГ.
Так, 18 октября 1996 г. совет глав правительств Содружества независимых государств принял Концепцию формирования информационного пространства СНГ. В ст. 7 Концепции, в частности, говорится о проблеме обеспечения каждым государством собственной информационной безопасности и защиты информационного суверенитета. Кроме того, Россия участвует в Соглашении между правительствами государств-участников Черноморского экономического сотрудничества о взаимодействии в борьбе с преступностью. Это соглашение подписали Албания, Армения, Азербайджан, Болгария, Грузия, Греция, Молдова, Россия, Румыния, Турция и Украина. Стороны договорились о сотрудничестве в борьбе в первую очередь с некоторыми видами наиболее опасных преступлений, среди которых упоминаются преступления в сфере высоких технологий, включая компьютерные преступления.
На федеральном уровне для развития законодательной базы большое значение имеет утвержденная в сентябре 2000 г. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. В этой доктрине определены главные составляющие информационной безопасности, основные направления противодействия угрозам информационной безопасности в России, а также комплекс практических мероприятий по ее обеспечению.
Родовым объектом компьютерных преступлений является общественная безопасность. В качестве дополнительных объектов в ряде случаев могут выступать права и интересы граждан в сфере обеспечения личной, семейной, врачебной и т.п. тайны, интересы собственности, защищенность государственной, банковской тайны и т.п.
Видовым объектом преступлений, предусмотренных в гл. 28 УК, является совокупность общественных отношений, обеспечивающих состояние защищенности процессов создания, сбора, хранения, передачи и использования компьютерной информации, в которых правомерно участвуют собственники, владельцы и пользователи информации (информационная безопасность). В наименовании гл. 28 законодатель использует термин "информация", что дало основание некоторым авторам считать именно информацию (или компьютерную информацию) объектом данных преступлений. "На наш взгляд представляется, что относительно объекта преступного посягательства двух мнений быть не может - им, естественно, является информация, а действия преступника следует рассматривать как покушение на информационные отношения общества"*(833). Однако представляется, что компьютерную информацию следует рассматривать в качестве предмета данных составов, а объектом - информационную безопасность. Кстати, Модельный Уголовный кодекс стран СНГ, принятый позже российского, компьютерные преступления объединил именно в главе о преступлениях в сфере информационной безопасности (разд. ХII, гл. 30).
Информационная безопасность представляет собой состояние защищенности информационной сферы государства, общества, личности, обеспечиваемое комплексом мер по снижению до заданного уровня, предотвращению или исключению негативных последствий от воздействия (или отсутствия такового) на элементы информационной сферы*(834). Легальное определение информационной безопасности содержится в Федеральном законе от 4 июля 1996 г. N 85-ФЗ "Об участии в международном информационном обмене"*(835). Статья 2 этого закона гласит, что под информационной безопасностью понимается "состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование, использование и развитие в интересах граждан, организаций, государства".
В доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 9 сентября 2000 г., это понятие определено уже как состояние защищенности национальных интересов Российской Федерации, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства*(836).
"Современное общество использует четыре основных ресурса: природные богатства, труд, капитал и информацию"*(837).
Информация признается одним из прав граждан. Всеобщая декларация прав человека и гражданина, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., в ст. 19 закрепила право каждого человека на свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Следуя приоритету норм международного права, Конституция РФ в ч. 4 ст. 29 подтвердила и гарантировала это право граждан, ограничив его сведениями, составляющими государственную тайну. Вместе с тем Конституция РФ содержит ряд иных ограничений, связанных с распространением информации. В частности, ст. 23 закрепляет право граждан не неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а ст. 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.
Комплексное законодательство об охране информации в Российской Федерации появилось только в середине 90-х годов, до этого времени существовали лишь отдельные законы, содержавшие некоторые нормы об охраняемой информации, например, Закон СССР "Об адвокатуре" 1979 г.
В соответствии с Федеральным законом от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации"*(838) информация определяется как "сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления" (ст. 2).
Вся информация, объединенная в информационные ресурсы (отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах), подразделяется на открытую (общедоступную) и информацию с ограниченным доступом. Последняя, в свою очередь, делится на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную (ст. 10 Закона). Именно информация с ограниченным доступом (а отнесенной к таковой она может быть только на основании закона) является предметом компьютерных преступлений.
Государственная, служебная, коммерческая тайна, а также многие иные виды информации нуждаются в обязательной государственной правовой охране. В некоторых случаях важность тайны информации настолько велика, что ее охрану государство осуществляет мерами уголовного законодательства. Вместе с тем правовая охрана информации не может ущемлять права граждан. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 10 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" не могут относиться к информации с ограниченным доступом, в частности, сведения о чрезвычайных ситуациях, экологическая, метеорологическая, демографическая, санитарно-эпидемиологическая и другая информация. Подобные положения закреплены и в отраслевых законодательных актах (см., например, Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"*(839) и др.).
В некоторых составах гл. 28 УК помимо информации предметом преступлений являются также компьютеры, их отдельные составляющие, компьютерные сети.
Большей частью преступления в сфере компьютерной информации могут совершаться только путем действия - неправомерный доступ к компьютерной информации или создание либо использование вредоносных программ для ЭВМ. Однако нарушение установленных правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети возможно и путем бездействия - в виде невыполнения обязательных предписаний таких правил.
Неправомерный доступ к компьютерной информации и нарушение установленных правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети сформулированы как преступления с материальным составом, а создание либо использование вредоносных программ для ЭВМ - с формальным. В качестве последствий в ст. 272 и 274 УК указываются: уничтожение, модификация, блокирование либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ или системы ЭВМ, причинение существенного вреда и т.п.
Временем совершения компьютерного преступления (временем совершения общественно опасного деяния независимо от времени наступления последствий - ч. 2 ст. 9 УК) является момент нажатия клавиши клавиатуры компьютера или кнопки "мыши", отсылающей последнюю компьютерную команду, независимо от того, в какое время наступили опасные последствия. Время, отделяющее последствия от деяния, может быть минимальным и составлять несколько секунд, необходимых для прохождения информации по каналам и выполнения компьютером команды. Однако в некоторых случаях этот промежуток времени может быть весьма продолжительным. В основном это относится к ст. 273 и 274 УК. Некоторые вредоносные программы могут начать свое разрушительное действие не сразу, а по истечении длительного времени. Вирус может, выражаясь терминологией программистов, "спать" в компьютере и начать работу после совершения пользователем определенных действий, например, после обращения к тем или иным программам, использования определенных терминов или просто по прохождении некоторого времени.
Значительно сложнее обстоит дело с определением места совершения преступления. Поскольку большое количество компьютерных преступлений совершается в компьютерных сетях, объединяющих несколько регионов или стран, лидирующее место среди которых занимает всемирная компьютерная сеть Интернет, постольку место совершения деяния и место наступления последствий могут отделять многие километры, таможенные и государственные границы. Так, недавно один из московских межмуниципальных судов рассмотрел уголовное дело по факту хищения средств с использованием компьютерной сети Интернет. Гражданин России Г., используя домашний компьютер, в одном из сайтов Интернета обнаружил программу, производящую безналичные расчеты с кредитных карт. Г. скопировал программу на свой компьютер. После этого Г., входя в виртуальный магазин, реальный аналог которого располагался в Канаде, производил заказ и предварительную оплату товаров с чужих кредитных карточек, используя вышеупомянутую программу. После этой трансакции Г. незамедлительно отказывался от приобретения товара, однако для возврата денег указывал уже иные номера кредитных карт - собственных или своих сообщников. При этом последние были как гражданами России, так и Литвы. Деньги либо немедленно обналичивались через банкоматы, либо с помощью кредитных карт производилась покупка товаров в тех магазинах Москвы и Вильнюса, где расчеты возможны также с помощью кредитных карт. На первый взгляд, в данном деянии затронуты три страны. Однако на самом деле их значительно больше, так как пострадавшие лица, с банковских карточек которых незаконно списывались денежные средства якобы в оплату товаров, являлись гражданами различных стран.
Уголовный кодекс РФ не содержит нормы, определяющей место совершения преступления, поэтому им может быть место как совершения деяния, так и наступления последствий, либо то место, в котором деяние окончено либо пресечено*(840).
Если применить по аналогии норму о времени совершения преступления, то местом его совершения надлежит считать место отдачи последней компьютерной команды, однако принцип законности российского законодательства (ч. 2 ст. 3 УК) запрещает применение уголовного закона по аналогии. Следует также учитывать, что преступления с материальными составами считаются оконченными с момента наступления таких последствий. Общественную опасность преступления определяет не само деяние, а тот вред, который оно причинило или могло причинить. Поэтому место наступления последствий может быть определяющим. Такой подход согласуется со ст. 8 УК, где говорится о составе преступления как о единственном основании уголовной ответственности.
Транснациональный характер компьютерных преступлений обусловливает повышение роли международного сообщества при принятии решения по этому вопросу. Определенные шаги в данном направлении уже сделаны. Так, в п. 18 Венской декларации 2000 г. говорится о необходимости разработки программных рекомендаций в отношении преступлений, связанных с использованием компьютеров, и предлагается Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию приступить к работе в этом направлении*(841). Подобные решения принимались и на региональных уровнях: европейским сообществом, государствами-участниками Черноморского экономического сотрудничества, государствами-участниками СНГ.
Проблема унификации международно-правового уголовного регулирования квалификации компьютерных преступлений чрезвычайно важна. Государство, на территории которого наступили общественно опасные последствия, чьи граждане или организации стали потерпевшими, справедливо может претендовать на то, чтобы под местом совершения преступления признавалось именно данное государство. Однако это может повлечь новые проблемы при решении вопроса о привлечении российского гражданина к уголовной ответственности. В соответствии с ч. 1 ст. 12 УК РФ такое деяние должно одновременно признаваться преступлением на территории другого государства. Если в отношении общеуголовных преступлений законодательство более или менее единообразно, то законодательство о компьютерных преступлениях и практика его применения весьма различаются.
О важности определения места совершения преступления красноречиво говорит следующий пример. С июня по сентябрь 1994 г. российским программистом Л. и его сообщниками, являющимися гражданами других государств, с использованием компьютера, расположенного в Санкт-Петербурге, через электронную компьютерную систему телекоммуникационной связи Интернет вводились ложные сведения в систему управления наличными фондами "City Bank of America", расположенного в Нью-Йорке. В результате такой деятельности было похищено более 10 млн. долларов США со счетов клиентов банка. В организованную преступную группу входили граждане США, Великобритании, Израиля, Швейцарии, ФРГ и России. Однако при привлечении Л. к уголовной ответственности в Лондоне судебная инстанция в августе 1995 г. отложила принятие решения по этому делу на неопределенный срок ввиду того, что подсудимый использовал компьютер, находящийся на территории Российской Федерации, а не на территории США, как того требовало законодательство Великобритании. В результате просьба правоохранительных органов США и России о выдаче Л. была отклонена*(842).
С субъективной стороны анализируемое преступление может совершаться с различными формами вины. В ст. 273 УК речь идет о создании и использовании программ, заведомо приводящих к негативным последствиям. Указание на "заведомость" исключает неосторожную форму вины. Напротив, указание на "неосторожность" по отношению к последствиям в ч. 2 ст. 274 УК обусловливает совершение этого преступления только с неосторожной формой вины. Остальные составы возможны с различной формой вины. Большинство авторов указывают только на умышленный характер таких преступлений. Однако их мнение основано на анализе ч. 2 ст. 24 УК в прежней редакции. После изменения редакции этой статьи в 1998 г. составы, в которых не указано только на неосторожность, возможны с любой формой вины. Конечно, криминализация данных составов по неосторожности, особенно ст. 274 УК - нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, значительно расширяет круг их субъектов. Однако этот состав материальный, в качестве последствия предусматривает причинение существенного вреда, так что опасность даже неосторожных действий весьма велика. Во всяком случае, содержание ст. 24 УК допускает две формы вины в данных составах.
Субъект анализируемого преступления по общему правилу - общий.

_ 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации

Неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК). Данная статья предусматривает уголовную ответственность за неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, т.е. информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.
Объектом преступления является информационная безопасность, а предметом - охраняемая законом компьютерная информация. Как отмечалось выше, под информацией понимаются "сведения о лицах, явлениях и процессах независимо от формы их представления"*(843).
Компьютерная информация представляет собой сведения, содержащиеся на одном из носителей машинной информации (жестком диске типа Винчестер, внешних носителях - накопители на гибких магнитных дисках (дискетах), на кассетных магнитных лентах, на магнитооптических дисках и оптических дисках), которая может передаваться по каналам компьютерной связи и манипулирование этой информацией возможно только с помощью ЭВМ.
Уголовно-правовой охране, как следует из диспозиции ст. 272 УК, подлежит лишь охраняемая законом информация. Диспозиция этой статьи является бланкетной, поэтому для определения объема такого рода информации необходимо обратиться к иному законодательству. Так, вся охраняемая информация (следуя терминологии Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации", - информация с ограниченным доступом) подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную. Государственная тайна - это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации*(844).
Определить объем конфиденциальной информации несколько сложнее. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера" утвержден Перечень сведений конфиденциального характера*(845). Эти сведения подразделяются на несколько групп.
1. Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни граждан, позволяющие идентифицировать их личность (персональные данные). Защита персональных данных закреплена в ст. 24 Конституции РФ, и они не подлежат разглашению без согласия лица, о котором идет речь. Запрет на распространение информации такого рода закреплен и в других законодательных актах. В частности, Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния"*(846) запрещает работнику органа записи актов гражданского состояния разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с государственной регистрацией акта гражданского состояния (ст. 12).
Этим же законом закреплено право граждан на охрану тайны усыновления. В ст. 47 содержится запрет сообщения работниками органов записи актов гражданского состояния каких-либо сведений об усыновлении.
Право граждан на сохранность в тайне персональных данных может быть ограничено лишь в необходимых случаях, например при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Однако и в этом случае на органы (должностных лиц), осуществляющие подобные мероприятия, возлагается обязанность неразглашения сведений, ставших известными им при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий*(847).
2. Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства. Недопустимость разглашения данных предварительного следствия закреплена в ст. 139 УПК РСФСР. Такие сведения могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора.
3. Служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с Гражданским кодексом РФ и федеральными законами (служебная тайна). Гражданский кодекс определяет служебную тайну как информацию, имеющую действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и обладатель которой принимает меры к охране ее конфиденциальности (ст. 139). Перечень сведений, отнесенных к служебной тайне, определяется соответствующим органом или организацией и обязателен для неразглашения служащими этих организаций.
4. Сведения конфиденциального характера: сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами. К таким сведениям, в частности, относятся:
- врачебная тайна (информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении)*(848);
- нотариальная тайна (сведения или документы, которые стали известны нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, работающим в нотариальной конторе)*(849);
- адвокатская тайна (сведения, сообщенные адвокату доверителем в связи с оказанием юридической помощи)*(850);
- тайна исповеди*(851).
По нашему мнению, отнесение последних сведений к информации с ограниченным доступом не вполне бесспорно. С одной стороны, федеральные законы действительно указывают на правовую охрану подобных сведений. Однако в большинстве своем в них речь идет о "специальном субъекте", ответственность за разглашение на которого возлагается не только по правовым, но чаще моральным нормам. К этой категории можно отнести тех лиц, к которым граждане обращаются за духовной, врачебной или правовой помощью, - священников, врачей, адвокатов, нотариусов. Вполне обоснованно, что лица, распространившие конфиденциальную информацию, ставшую известной им при названных обстоятельствах, должны нести правовую ответственность, базирующуюся в первую очередь на ответственности моральной. Не случайно для некоторых категорий такого рода работников в качестве этапа вступления в должность предусмотрено принятие клятвы (ритуал присяги моральным принципам и правилам), содержащей положения о неразглашении тайны конфиденциальных сведений. Однако возможна постановка вопроса: можно ли говорить о подобной ответственности, если сведения были незаконно получены третьим лицом, которому они не доверялись гражданами в сложных обстоятельствах? Указ Президента РФ от 12 января 1998 г. N 61 "О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне" положительно решает этот вопрос, не упоминая о субъекте разглашения. В данном случае законодатель встал на позицию строгой охраны прав граждан, которым безразлично, произошло ли разглашение сведений в результате неправомерных действий специального субъекта, скажем, врача, которому эта доверительная информация была сообщена в трудную минуту, или впоследствии похищена кем-либо из его компьютера, в котором он составлял картотеку больных. Нарушение тайны исповеди, адвокатской, врачебной, нотариальной, тайны усыновления и др. причиняет равный ущерб гражданам независимо от того, кто конкретно нарушил эту тайну;
- иные сведения. К ним относятся сведения об используемых при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе и пр.*(852)
5. Сведения, связанные с коммерческой деятельностью (коммерческая тайна). Определение коммерческой тайны совпадает с определением служебной тайны. Существуют, однако, некоторые ограничения по объему информации, составляющей коммерческую тайну. В частности, постановлением Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. N 35 "О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну"*(853), определен перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Представляется обоснованным отнесение к подобного рода сведениям и банковской тайны. Ее охрана предусмотрена ст. 857 ГК и ст. 26 Закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" в ред. Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями*(854). В последнем нормативном акте банковская тайна определяется как сведения об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией.
6. Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о нем. Подобная тайна охраняет законные права изобретателя и установлена Патентным законом Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3517-1*(855).
К информации с ограниченным доступом относятся также тексты произведения, охраняемого законодательством об авторском праве, и тексты программ для ЭВМ, базы данных, до того момента, когда появится возможность свободного использования таких сведений.
Объективная сторона преступления - неправомерный доступ к компьютерной информации. Под неправомерным доступом подразумеваются такие способы получения либо просмотра информации, которые совершаются в обход установленного порядка обращения к охраняемой информации, а также вопреки воле собственника или законного владельца.
Способы незаконного ознакомления с компьютерной информацией можно классифицировать по различным основаниям. Однако в основном они сводятся к двум большим группам:
неправомерный доступ без использования компьютерных программ (традиционные способы);
неправомерное проникновение к компьютерной информации путем использования достижений науки и техники.
К первой группе относятся: а) похищение самих носителей информации (магнитных, оптических дисков), а также аппаратных средств, хранящих информацию. Таким образом в 1994 г. в Волгоградской области преступники, проникнув в операционный зал сберегательного банка, похитили два системных блока, в которых хранился банк данных на всех вкладчиков сбербанка; б) способ физической "маскировки" - "проход за спиной" или "за дураком". В подобных случаях лицо проникает на охраняемый объект (центр, предприятие, операционный зал) вслед за человеком, который имеет туда правомерный доступ. При этом преступник, как правило, несет в руках средство, относящееся к компьютерной технике (дисплей, процессор), и под видом работника, не вызывая особых подозрений, проникает на охраняемую территорию. Под физической "маскировкой" понимают также использование средств идентификации законного пользователя - чужих паролей, кодов, личного идентификационного номера, записей в журнале регистрации или чужого голоса в системе распознавания голосов. Однако для этой категории преступных действий характерно то, что коды, пароли и т.п. становятся известными преступнику без использования компьютерных каналов - они были похищены традиционным тайным способом, подсмотрены, подделаны и т.п.; в) физическая "уборка мусора" - исследование отработанных носителей компьютерной информации, физическим образом выброшенных пользователем. совершение преступных деяний таким способом возможно лишь на предприятиях, где система безопасности имеет существенные пробелы. По мере совершенствования охранных систем количество деяний, совершаемых таким образом, будет постоянно сокращаться.
Ко второй группе незаконного ознакомления с компьютерной информацией относится перехват информации: электромагнитный (использование электромагнитного излучения при работе компьютерных систем без непосредственного контакта с ними); в кабельных линиях; аудио- и видеоперехват.
Большинство способов незаконного доступа к компьютерной информации происходит с использованием программ. К незаконному доступу с использованием компьютера непосредственно (по его прямому назначению) можно отнести:
электронную "маскировку" - использование чужих паролей, кодов и т.п. Здесь есть много разновидностей, например: "компьютерный абордаж" (несанкционированный доступ к компьютерной системе с использованием линий телефонной связи и модема), неспешный выбор (нахождение слабых мест в системе защиты компьютерной сети), "брешь" (поиск заведомо слабых мест в системе защиты компьютерной сети), "люк", "черный вход" или "лазейка" (проникновение через обнаруженные слабые места защиты и внедрение собственных компьютерных команд);
электронную "уборку мусора" - исследование компьютерных файлов, которые стерты пользователем, но еще не исчезли полностью из компьютерной памяти;
несанкционированное подключение к каналам компьютерной связи и незаконный перехват компьютерной информации. В качестве одной из разновидностей последнего способа является перехват "за хвост" - когда преступник подключается к линии связи пользователя, дожидается окончания сеанса связи, а затем "переключает" сигнал на себя, получая в дальнейшем доступ к системе;
иные способы незаконного доступа к компьютерной информации*(856).
Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 272 УК, является материальным. Для признания его оконченным необходимо наступление одного из последствий, альтернативно перечисленных в статье: уничтожение, блокирование, модификация либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. Под уничтожением информации признается не поддающаяся восстановлению потеря информации, в результате которой утрачивается возможность ее прочтения и использования. Блокирование информации - это невозможность доступа и использования компьютерной информации при реальном, физическом ее сохранении. Модификация информации означает полное либо частичное изменение ее первоначального содержания. Копирование представляет собой создание хотя бы одной копии независимо от характера ее физического носителя - бумажного, магнитного, лазерного или иного при сохранении оригинала информации. В теории факт ознакомления с информацией некоторыми авторами также признается копированием. Последнее утверждение представляется не бесспорным. Не является копированием и автоматическое создание архивной копии файла в той же компьютерной системе.
Под ЭВМ (электронно-вычислительной машиной) имеется в виду "комплекс электронных устройств, позволяющих производить предписанные программой и/или пользователем операции (последовательности действий по обработке информации и управлению устройствами) над символьной и образной информацией, в том числе осуществлять ее ввод - вывод, уничтожение, копирование, модификацию, передачу информации в сети ЭВМ и другие информационные процессы". Под "системой ЭВМ следует понимать комплексы, в которых хотя бы одна ЭВМ является элементом системы либо несколько ЭВМ составляют систему", а под сетями ЭВМ - "компьютеры, объединенные между собой линиями электросвязи"*(857).
Нарушением работы ЭВМ будет сбой в работе одной ЭВМ либо нескольких, объединенных в систему или сеть, существенно затрудняющий либо делающий невозможным выполнение компьютером тех задач, для решения которых он конструктивно предназначен.
С субъективной стороны преступление характеризуется как умышленной, так и неосторожной формами вины.
Субъект - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированный вид неправомерного доступа к компьютерной информации (ч. 2 ст. 272 УК) представляет собой деяние, предусмотренное частью первой этой статьи, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо лицом с использованием своего служебного положения, а равно имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети.
Понятие "группа лиц по предварительному сговору и организованная группа" содержится в ст. 35 УК РФ. Следует отметить, что значительное число компьютерных преступлений относится к групповым, причем чаще всего речь идет о таких формах группового взаимодействия, как организованная группа или преступное сообщество. При этом не обязательно, чтобы все члены группы были профессиональными программистами. В группу может входить всего один такой профессионал, а остальные ее члены могут выполнять иные элементы объективной стороны.
Под использованием служебного положения понимается осуществление преступных действий лицом, которое в силу занимаемой должности либо выполняемых трудовых обязанностей может использовать ЭВМ, их систему либо сеть. При этом понятие "с использованием служебного положения" шире, нежели понятие "должностное положение", обусловленное понятием "должностное лицо", определение которого содержится в примечании к ст. 285 УК, так как использование служебного положения включает в себя должностные полномочия, должностной авторитет, иные возможности, предоставленные трудовым договором и административной практикой в той или иной организации.
Лица, имеющие доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, - это такие лица, которые в силу выполнения трудовых или иных обязанностей в принципе имеют право работать на данных компьютерах либо выполнять их обслуживание. Как правило, речь идет либо о законных пользователях (программисты, операторы ЭВМ, операционисты и др.), либо об обслуживающем персонале (наладчики, лица, осуществляющие сервисное обслуживание, электронщики и др.). Все названные категории лиц обладают определенными правомочиями по использованию данной компьютерной техники. Однако в данном случае они осуществляют действия с нарушением установленных правил либо установленного порядка. Как правило, эти лица не имеют доступа к конкретной информации, в отношении которой установлен определенный режим использования или ознакомления. Например, программист, отвечающий за одну часть программного обеспечения, скажем, за операции по конвертации иностранной валюты в коммерческом банке, внедряется в банк данных, содержащий сведения о клиентах банка. Возможны и такие ситуации, когда лицо вправе работать с некоторой информацией в не обусловленное для него время.
Субъект преступления может быть общим - при совершении преступления в составе группы лиц по предварительному сговору или организованной группе. При этом все лица должны быть исполнителями деяния, т.е. полностью либо частично выполнять объективную сторону последнего. В остальных случаях состав ч. 2 ст. 272 УК предусматривает специального субъекта - лицо, использующее свое служебное положение либо имеющее доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети.
Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273 УК). Это преступление отнесено к наиболее общественно опасным деяниям из числа преступлений, посягающих на компьютерную информацию, что выражается в размере санкций и в конструировании ч. 1 ст. 273 УК в виде формального состава. Наибольший вред собственникам, владельцам и законным пользователям компьютерных средств и информационных ресурсов приносят именно вредоносные программы.
Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных"*(858) определяет программу для ЭВМ как "объективную форму представления совокупности данных и команд, предназначенных для функционирования электронных вычислительных машин (ЭВМ) и других компьютерных устройств с целью получения определенных результатов", а также "подготовительные материалы, полученные в ходе ее разработки и порождаемые ею аудиовизуальные отображения" (ст. 1 закона). В соответствии с описанием диспозиции статьи под вредоносной понимается такая программа, которая заведомо приводит к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. В подобных случаях нарушается нормальный порядок работы отдельных программ, что внешне, в первую очередь, выражается в невыполнении команд, задаваемых с помощью клавиатуры либо мыши, в выполнении иных команд, в невозможности вызова тех или иных программ или файлов и иных негативных последствий. Более подробно они описаны в комментарии к ст. 272 УК.
В ст. 273 УК речь идет об уголовной ответственности за создание и распространение так называемых компьютерных "вирусов". На самом деле предмет статьи несколько шире и включает в себя также иные вредоносные программы.
Программу-вирус называют так потому, что ее функционирование внешне схоже с существованием биологического вируса, который использует здоровые клетки, инфицируя их и заставляя воспроизводить вирус. Компьютерный вирус не существует сам по себе, он использует иные программы, которые модифицируются и, выполняя определенные функции, воспроизводят вирус*(859).
В современном мире существует несколько тысяч программ-вирусов, и их количество ежегодно возрастает. По некоторым данным, в мире ежедневно создается от трех до восьми новых вирусных программ*(860).
Начало 2000 г., в частности, ознаменовалось появлением вируса "I love you", который приходил в послании по электронной почте и срабатывал в случае открытия такого послания. Вирус дестабилизировал работу многих пользователей и компаний. Вообще, как велико количество вирусных программ, так и разнообразно их действие. Вирус "Микеланджело", например, вызывает аварийную остановку компьютера или потерю данных в результате ошибок программы. Среди известных вирусов можно назвать: "Рождественская елка", "Вирус Морриса", "666", "Иван Грозный", "Пинг Понг", "Янки Дуддль" и др.
Помимо вирусов, по характеру своего действия выделяют следующие вредоносные программы:
"троянский конь", когда под известную программу вуалируется другая, которая, проникнув в информационно-вычислительные системы, внедряется в иные программы (иногда методом вставки операторов), начинающие работать неожиданно для законного пользователя по-новому;
"троянская матрешка" (вредоносные команды формируются опосредованно через другие команды), "салями" и другие разновидности "троянского коня", "салями" применяется к программам, используемым в бухгалтерии. С помощью этой программы осуществляются компьютерные хищения. Принцип ее работы заключается в изъятии малых средств с каждого большого числа при совершении определенных операций, например, зачислении денег на счет или конвертации из одного вида валюты в другой. Программа названа так ввиду сходства с процессом отрезания тонких ломтиков одноименной колбасы. Программа эта весьма удобна для преступников, так как хищение оказывается высоко латентным ввиду того, что пропажу мизерных сумм выявить весьма сложно. Вместе с тем, учитывая скорость работы компьютера и частоту совершаемых операций (например, в пределах крупного банка), суммы, похищенные таким образом, оказываются в результате достаточно велики;
"логическая бомба" - срабатывание определенных команд, неправомерно внесенных в какую-либо программу при определенных обстоятельствах, часто направленных на уничтожение данных. Иногда выделяют такой подвид, как "временная бомба", когда вредоносная программа или команда срабатывает по истечении определенного времени;
компьютерные "черви". По характеру эта программа схожа с компьютерными вирусами. Отличие состоит в том, что "червь" - это самостоятельная программа.
Объемы и характеристики вредоносных программ разнообразны. Объединяющим является их разрушительное воздействие на информационные ресурсы, а в некоторых случаях и на саму ЭВМ.
Выполнение объективной стороны данного преступления возможно только путем совершения активных действий. Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ будет выполнено с момента создания такой программы, внесения изменений в существующие программы, использования либо распространения подобной программы. Наступление определенных последствий не предусмотрено объективной стороной состава. Однако такие программы должны содержать в себе потенциальную угрозу уничтожения, блокирования, модификации либо копирования информации, нарушения работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (см. соответствующие положения к ст. 272 УК). Для признания деяния оконченным достаточно совершения одного из действий, предусмотренных диспозицией статьи, даже если программа реально не причинила вреда информационным ресурсам либо аппаратным средствам. К таким действиям относятся:
создание программ для ЭВМ, т.е. разработка компьютерных программ, основанных на оригинальных, новых алгоритмах, изобретенных и реализованных разработчиком;
внесение изменений в существующие программы, т.е. различного рода переработка, модификация созданной ранее программы, в результате чего последняя становится вредоносной и может привести к негативным общественно опасным последствиям;
использование программы или базы данных, т.е. выпуск в свет, воспроизведение, распространение и иные действия по их введению в хозяйственный оборот (в том числе в модифицированной форме (Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных");
распространение, т.е. предоставление доступа к воспроизведенной в любой материальной форме программе для ЭВМ или базе данных, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката, сдачи внаем, предоставления взаймы, включая импорт;
использование либо распространение машинных носителей с такими программами. В данном пункте в основном речь идет о так называемых устройствах внешней памяти. Общественная опасность подобных действий заключается в том, что при работе с такими устройствами, особенно содержащими вирусные программы, практически неизбежен перенос вредоносных программ на ЭВМ либо в сеть ЭВМ (их "заражение").
Относительно характера субъективной стороны анализируемого преступления в специальной литературе высказываются различные мнения. Одни авторы считают, что данное преступление возможно только с прямым умыслом*(861), другие - только по неосторожности, третьи - с косвенным умыслом. При установлении прямого умысла преступления надлежит квалифицировать по иным статьям Уголовного кодекса в зависимости от поставленных целей и наступивших последствий.
В диспозиции ст. 273 УК не содержится указания на неосторожность, и, следовательно, в соответствии с ч. 2 ст. 24 УК действия могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности. Однако включение в диспозицию признака "заведомости" для виновного вредных последствий исключает неосторожность в качестве формы вины в данном преступлении. Вместе с тем ограничивать субъективную сторону только прямым умыслом тоже, вероятно, не стоит. Возможны случаи, когда лицо не желает, но сознательно допускает наступление последствий или безразлично к ним относится. Это, в частности, может иметь место в случае использования машинного носителя с вредоносными программами. Дело в том, что в силу специфики работы электронно-вычислительной техники дальнейшее распространение такой программы вероятно, но не неизбежно. Поэтому субъективная сторона преступления может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом.
Субъект общий - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированный вид создания, использования и распространения вредоносных программ для ЭВМ предусмотрен в ч. 2 ст. 273 УК. В отличие от простого состава, квалифицированный сконструирован как материальный состав преступления и для него необходимым является причинение по неосторожности тяжких последствий. Именно с момента наступления таких последствий преступление будет оконченным.
Законодатель в диспозиции ст. 273 УК не раскрывает понятия "тяжкие последствия", оно является оценочным и должно определяться судом в каждом конкретном случае. Очевидно, что к тяжким должны быть отнесены случаи внедрения вредоносных программ в системы, регулирующие безопасность жизни и здоровья граждан (например, в диспетчерские системы на транспорте, особенно воздушном, системы, обеспечивающие обороноспособность страны, отвечающие за экологическую безопасность), случаи гибели людей либо причинения тяжкого вреда здоровью, а также значительного экономического ущерба государству, юридическим и физическим лицам в результате дезорганизации работы производственных комплексов, нарушения организованной работы транспорта, уничтожения или повреждения имущества. При этом возможна квалификация по совокупности с иными тяжкими преступлениями, предусматривающими аналогичные последствия по неосторожности. Так, создание, использование и распространение вредоносных программ, в результате которых по неосторожности наступила смерть человека, например в силу нарушения технологического процесса на производстве, должны квалифицироваться по совокупности.
Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины. Лицо предвидит возможность наступления тяжких последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможность их наступления, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Некоторые авторы рассматривают данное преступление как преступление с двойной формой вины - умыслом по отношению к деянию и неосторожностью по отношению к последствиям. "Специфика квалифицированного вида преступления заключается в том, что оно совершается с двумя формами вины, то есть характеризуется умыслом относительно факта создания, использования или распространения вредоносной программы для ЭВМ и неосторожностью (легкомыслием либо небрежностью) относительно наступления тяжких последствий"*(862). Однако в соответствии со ст. 27 УК двойная форма вины характеризуется такими обстоятельствами, когда в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и не охватывались умыслом лица. Подобные случаи имеют место, как правило, в квалифицированных составах, когда и простой, и квалифицированный являются материальными (ч. 4 ст. 111, ч. 2 ст. 167 УК). В данной же статье простой состав преступления является формальным, поэтому в квалифицированном составе нельзя говорить о тяжких последствиях, которые по закону влекут более строгое наказание. Следовательно, в данном преступлении форма вины - неосторожность.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое, достигшее 16-летия, физическое лицо.
Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 274 УК). Это преступление представляет собой невыполнение либо ненадлежащее выполнение обязательных предписаний по эксплуатации и использованию электронно-вычислительной техники, установленных государством в виде ведомственных нормативных актов, отдельными юридическими лицами, являющимися собственниками или законными владельцами информационных ресурсов или электронно-вычислительной техники, сетей или комплексов ЭВТ. Данная норма - бланкетная. Поэтому для правильного определения объективной стороны состава необходимо установление конкретного нормативного или иного акта, обязательные предписания которого нарушил виновный. Речь идет о выявлении нарушения императивных положений правил, запрещающих совершение соответствующих действий либо обязывающих лицо поступать строго определенным образом. При невыполнении рекомендательных норм речь не может идти об уголовной ответственности.
С объективной стороны преступление характеризуется как активными действиями, так и бездействием, сопряженными с нарушением установленных правил. Конкpетное содеpжание этих пpавил pаскpывается в ноpмативных актах иных отpаслей пpава (законах, пpавилах, инстpукциях и т.д.). Эти правила могут быть предусмотрены в общих требованиях по технике безопасности и эксплуатации компьютеpного обоpудования либо в специальных пpавилах, pегламентиpующих особые условия (пpодолжительность вpемени, последовательность опеpаций, максимальные нагpузки и т.д.). Во втором случае соответствующие правила устанавливаются производителями этих технических средств в инструкциях по работе с ЭВМ, их периферийными устройствами и машинными носителями и поставляются вместе с ними. Работа данных устройств рассчитана на определенные параметры, соблюдение которых обязательно. порядок пользования ЭВМ, системой ЭВМ и сетью ЭВМ в конкретных условиях может устанавливаться собственником или владельцем технических устройств.
Нарушение правил эксплуатации может выpажаться в несоблюдении, ненадлежащем соблюдении, в пpямом наpушении установленных пpавил, обеспечивающих безопасность эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.
Состав преступления сформулирован как материальный. Для признания преступления оконченным необходимо наступление одного из последствий, перечисленных в ст. 274 УК. К таковым, в частности, относятся: уничтожение, блокирование или модификация охраняемой законом информации ЭВМ. При этом последние должны повлечь причинение существенного вреда. Понятие "существенный вред" является оценочным, и в каждом случае зависит от конкретных обстоятельств дела. В первую очередь он определяется ценностью и значимостью охраняемой информации, уничтожение, блокирование либо модификация которой произошла. Существенный вред будет также наличествовать при экономических (материальных) потерях государства, организаций и граждан, остановках производственных процессов и т.п. Однако эти последствия не должны быть тяжкими, в противном случае речь должна идти о квалифицированном составе, предусмотренном ч. 2 данной статьи.
С субъективной стороны в данном составе возможна вина в форме умысла и неосторожности, что соответствует содержанию ст. 24 УК РФ.
Субъект преступления специальный - физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет и имеющее доступ к системе ЭВМ или их сети.
Квалифицированный состав преступления предусмотрен в ч. 2 ст. 274 УК. Для него характерно наступление тяжких последствий, причиненных по неосторожности. В данном случае преступление может совершаться только по неосторожности. О содержании тяжких последствий см. соответствующий раздел к ст. 273 УК.
Законодательство о компьютерных преступлениях в зарубежных странах было принято в 70-80-е годы. Так, Федеральный закон США - Акт о защите компьютерных систем - датируется 1979 г. В июне 1984 г. была принята новая редакция этого акта, в соответствии с которой нормы закона приобрели более жесткий характер.
Статья 1030 (мошенничество по отношению к компьютерам) 47-й главы 18-го Свода законов США предусматривает следующие преступления:
сбор информации об обороне, международных отношениях или закрытой информации по вопросам атомной энергии при намерении или возможности использования этой информации для причинения ущерба США или в интересах другого государства;
получение информации из финансовых записей финансового эмитента, учреждения или информации о потребителе в файле управления учета потребителей;
воздействие на компьютер, находящийся в исключительном использовании правительственного ведомства США, или нарушение функционирования компьютера, используемого правительством;
совершение мошенничества путем доступа к компьютерам федерального значения и получение каких-либо ценностей, если мошенничество и все, что получено, включает использование компьютера;
беспрепятственное использование компьютера, применяемого для торговли между штатами с сознательной передачей программы, информации, кода или команды компьютерной системы.
Наказание за данные составы включает штраф, лишение свободы (за 2, 3 и 4 составы - до одного года, в случае повторного совершения - до десяти лет)*(863).
В континентальной системе права содержится достаточно богатый арсенал законодательных средств борьбы с компьютерными преступлениями.
Уголовный кодекс Франции предусматривает ответственность за посягательства на права человека, связанные с использованием картотек и обработкой данных на ЭВМ, - различные манипуляции с информационными системами, содержащими персональные данные граждан (ст. 226-16-226-22); за незаконный доступ к системе автоматизированной обработки данных, воспрепятствование ее работе, ввод обманным способом данных, изменение информации и т.п. (ст. 323-1-323-3); за сбор и передачу информации, являющейся государственной тайной, находящейся в ЭВМ, для передачи иностранному государству (ст. 411-7-411-11).
Уголовный кодекс Испании устанавливает ответственность за получение и использование сведений, составляющих личную или семейную тайну, находящихся в информационных, электронных или телевизионных картотеках (ч. 2 ст. 197); предусматривает состав распространения полученных таким образом сведений (ч. 3 этой статьи); квалифицированный состав наказания за перечисленные деяния, совершенные лицом, управляющим или ответственным за подобные системы (ч. 4); охраняет объекты авторского права, в том числе программы для ЭВМ (ст. 270); регламентирует завладение и распространение коммерческой информации с использованием средств ЭВТ (ст. 278); говорит о квалификации по совокупности в случае, если одновременно было произведено завладение или разрушение информационных устройств (ч. 3 этой статьи); устанавливает ответственность за изготовление или владение инструментами, материалами, орудиями, веществами, машинами, компьютерными программами или аппаратами, специально предназначенными для совершения преступлений, предусмотренных в предыдущих статьях (ст. 400).
Для зарубежного законодательства очевидна одна тенденция: составы собственно компьютерных преступлений (действия против только охраняемой компьютерной информации) либо просто отсутствуют, либо существуют наряду с традиционными составами (мошенничество, выдача государственной тайны, собирание и распространение персональных данных). Последние либо предусматривают самостоятельный состав, который выступает как специальный по отношению к общему (тому же мошенничеству), либо находятся в той же статье в качестве квалифицированного состава.
В этом отношении применение соответствующих положений УК РФ 1996 г. является более сложным. Практика применения существующих составов весьма невелика, что позволило некоторым авторам утверждать, "что надежды, возлагаемые многими на существенное усиление борьбы с пиратством в связи с новым Уголовным кодексом, не оправдались"*(864).
Уголовный кодекс РФ помимо описанных выше составов, предметом которых является компьютерная информация, не содержит в других главах специальных или квалифицированных составов, связанных с использованием компьютерных технологий. Предмет преступления, предусмотренного ст. 272 УК, - охраняемая законом компьютерная информация. Однако невозможно представить себе покушение на информацию саму по себе. Если эта информация охраняется законом, то она является либо государственной, либо коммерческой, либо личной тайной и т.п. (см. выше). Следовательно, речь может идти о государственных преступлениях либо преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Единственное исключение в этом плане составляет оценка действий, направленных на отношения, охраняющие коммерческую и, в ряде случаев, служебную тайну. В связи с этим возникает вопрос: если совершается покушение на охраняемую законом информацию, охватываемое иными статьями УК, достаточно ли будет квалификации по статьям гл. 28 Кодекса либо необходима квалификация по совокупности?
Основными действиями, предусмотренными ст. 272 УК, являются две разновидности компьютерного пиратства - незаконное копирование и распространение программного продукта для ЭВМ и хищение из разного рода финансовых институтов с помощью подбора паролей и "ключей" к чужим счетам. Относительно первой разновидности действий возникает конкуренция между ст. 272 и 146 УК. Программы для ЭВМ являются объектами авторских прав. Л.С.Симкин в вышеупомянутой монографии даже не упоминает о нормах гл. 28 УК. Автор последовательно*(865) проводит линию о признании нарушения только авторского права и соответствующей квалификации по ст. 146 УК (нарушение авторских и смежных прав), а в некоторых случаях и по совокупности со ст. 180 (незаконное использование товарного знака).
При компьютерном мошенничестве в юридической литературе проводится мысль о необходимости квалификации только по ст. 159 УК (мошенничество) либо, в зависимости от обстоятельств дела, по ст. 158. Приоритет отдается преступлениям против собственности, в которых компьютер (компьютерные сети) является лишь орудием, средством. По этому же пути идет и судебная практика, которая, правда, весьма скудна. В вышеупомянутом деле Г. органы предварительного следствия и судебные органы квалифицировали деяние по ч. 3 ст. 159 - мошенничество, совершенное в крупном размере. О квалификации по совокупности вопроса не стояло. Оценивать содеянное только как преступление против собственности нет достаточных оснований, поскольку информация сама по себе не может служить предметом преступлений против собственности ввиду несоответствия обязательным признакам предмета. К тому же обман компьютера, машины невозможен.
Одним из проблемных вопросов квалификации преступлений со сложными составами является, в частности, вопрос о том, охватываются ли ими перечисленные простые составы либо требуется квалификация по совокупности. В литературе отмечалось, что "составляющие сложные составные деяния не могут выходить за пределы родового объекта посягательства и быть по категории и связанной с ней наказуемостью опаснее, нежели единое сложное преступление"*(866). Поэтому будет ли правомерным пиратское тиражирование компьютерных программ квалифицировать только по ст. 146 УК либо хищение денежных средств с использованием компьютерных сетей - только по ст. 159 или 158 УК даже при наличии в этих статьях такого квалифицирующего признака, как использование компьютерных средств (что, кстати, предусматривалось в проекте Уголовного кодекса РФ, а сегодня существует в Кодексах Республик Узбекистан и Кыргызстан, а также в Модельном Уголовном кодексе стран-участниц СНГ)? Одни авторы считают, что в данных случаях компьютер является только средством, техническим инструментом, поэтому нельзя говорить о квалификации по совокупности; другие отстаивают иную точку зрения*(867). На наш взгляд, именно она представляется предпочтительной. Да, при хищении безналичных денег с помощью компьютера последний является только средством, однако средством не простым - его нельзя приравнять к "фомке" или топору. При незаконном проникновении в компьютерную сеть и модификации или копировании охраняемой информации преступник не только посягает на отношения собственности или личности, но и нарушает информационную безопасность, которая является видовым объектом по отношению к родовому - общественной безопасности. Этот объект не охватывается составами преступлений против собственности, государства или личности. Ведь если лицо совершает какое-то деяние с использованием оружия, то в большинстве случаев речь пойдет о квалификации по совокупности этого преступления и незаконного ношения (хранения и т.п.) оружия, так как в данном случае страдает еще один объект - отношения общественной безопасности.
Таким образом, представляется, что при посягательстве на различные объекты (собственность, права граждан, государственная безопасность и т.п.), совершенном посредством компьютера или компьютерных сетей, при реальном выполнении виновным нескольких составов квалификация должна осуществляться по совокупности соответствующих статей, предусматривающих ответственность за преступления против собственности, прав граждан и т.п., и статей, предусмотренных гл. 28.
Точно так же необходимо поступать и в случаях с компьютерным пиратством. При незаконном тиражировании и распространении компьютерных программ не только страдают права автора, но и затрагиваются отношения информационной безопасности. Более того, в соответствии со ст. 27 УПК РСФСР ч. 1 ст. 146 УК является делом частно-публичного обвинения. В ряде случаев, когда дело не имеет большого общественного значения, государство не в состоянии при отсутствии заявления автора компьютерной программы привлечь преступника к уголовной ответственности.

------------------------------
*(1) См.: Волженкин Б.В. Экономические преступления. Спб., 1999. С. 54.
*(2) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 52.
*(3) Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. М., 1998. С. 142-143.
*(4) Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С. 15.
*(5) Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 16.
*(6) См.: Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. С. 145.
*(7) См.: Уголовное право. Особенная часть/Отв. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Погосян. М., 1998. С. 267-345.
*(8) См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 18-19.
*(9) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 57-58.
*(10) См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Издано Н.С.Таганцевым. Спб., 1901. С. 415.
*(11) См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Издано Н.С.Таганцевым. Спб., 1901. С. 417.
*(12) См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. С. 582.
*(13) См.: Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. Издание Государственной канцелярии. Спб., 1903.
*(14) См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М., 1953. С. 131-133.
*(15) См.: Кузнецова Н.Ф. Кодификация норм о хозяйственных преступлениях//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1993. N 4. С. 13; К истории проектов уголовных кодексов Российской Федерации//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1995. N 2. С. 54-56; Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 35-36.
*(16) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 11. Ст. 1194.
*(17) См. там же. 1998. N 39. Ст. 4857.
*(18) См. там же. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431.
*(19) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 11. Ст. 1194.
*(20) См.: Уголовное право России. Особенная часть/под ред. А.И.Рарога. М., 1998. С. 148-149. См. также: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 124-125.
*(21) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.И.Радченко. М., 1996. С. 276.
*(22) См.: Российское уголовное право. Особенная часть/Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. М., 1997. С. 179.
*(23) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1424; Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 16. Ст. 1860; 1996. N 1. Ст. 4; 1997. N 26. Ст. 2954; 1998. N 1. Ст. 5; N 31. Ст. 3810; 1999. N 1. Ст. 1; 2000. N 1. Ст. 10.
*(24) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.
*(25) См. там же. 1996. N 8. Ст. 740.
*(26) См. там же. 1996. N 11. Ст. 1026.
*(27) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. С. 279; Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С. 41.
*(28) См.: Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 43-46.
*(29) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3459, 3469.
*(30) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 27. Ст. 356; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 18. Ст. 1593; N 31. Ст. 2991; 1996. N 1. Ст. 3, 7, 55; 1997. N 9. Ст. 1028; N 18. Ст. 2099; 1998. N 10. Ст. 1147; N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3472.
*(31) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; 1999. N 28. Ст. 3469, 3470.
*(32) См.: Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. С. 155.
*(33) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 102.
*(34) Данная редакция статьи введена Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N 121-ФЗ//Российская газета. 2001. 9 августа.
*(35) См.: Новое уголовное право России. Учебное пособие. Особенная часть/Под ред. Н.Ф.Кузнецовой. М., 1996. С. 157; Уголовное право. Особенная часть/Отв. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. М., 1998. С. 281.
*(36) См.: Михайлов В.И. Криминологические особенности отмывания денежных средств//Законодательство. 1999. N 4. С. 75.
*(37) См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С. 95.
*(38) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 21. Ст. 2487; N 38. Ст. 4395; 1998. N 43. Ст. 5358; 1999. N 29. Ст. 3752.
*(39) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 11. Ст. 1186.
*(40) См. там же. 2001. N 2. Ст. 173.
*(41) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 9. С. 3.
*(42) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 197.
*(43) См. ст. 11 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. "Об организации страхового дела в Российской Федерации" с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 31 декабря 1997 г.//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 2. Ст. 56; Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 1. Ст. 4; N 26. Ст. 3078.
*(44) См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 32.
*(45) Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 228.
*(46) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 17. Ст. 1918; 1998. N 48. Ст. 5857; 1999. N 28. Ст. 3472.
*(47) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 7.
*(48) По мнению Б.В.Волженкина, составом преступления по ст. 186 УК не предусматривается причинение вреда отношениям собственности. Сбыт фальшивых денег и ценных бумаг совсем не обязательно связан с противоправным и безвозмездным завладением чужим имуществом. Поэтому если такое происходит, содеянное следует квалифицировать по совокупности (см.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 175).
*(49) См. подробнее: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 81.
*(50) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 178.
*(51) См.: Московский комсомолец. 2001. 11 янв.
*(52) См. подробнее: Ларичев В.Д., Абрамов В.Ю. Проблемы совершенствования уголовного законодательства в области защиты прав кредиторов//Государство и право. 1998. N 8. С. 98-99.
*(53) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 2. Ст. 222.
*(54) См. там же. N 21. Ст. 2249.
*(55) См. подробнее: Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 124-125.
*(56) См. подробнее: Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 124-125.
*(57) См. подробнее: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 133.
*(58) См.: Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. С. 182.
*(59) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 2. Ст. 219.
*(60) См. там же. 1996. N 13. Ст. 1350.
*(61) См. там же. 1995. N 48. Ст. 4552; 1997. N 3. Ст. 396; N 7. Ст. 808.
*(62) См. там же. 1996. N 51. Ст. 5681; 1998. N 30. Ст. 3613; N 31. Ст. 3834; N 51. Ст. 6269; 1999. N 47. Ст. 5612; 2000. N 16. Ст. 1640.
*(63) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 20. Ст. 718.
*(64) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 30. Ст. 3774.
*(65) См. там же. 1995. N 42. Ст. 3923.
*(66) См. там же. 1996. N 8. Ст. 742.
*(67) См. там же. 1996. N 20. Ст. 2358.
*(68) См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 188-189; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. С. 312-314.
*(69) См.: Лопашенко Н.А. Указ. соч. С. 58.
*(70) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 42. Ст. 3923; 1996. N 21. Ст. 2528; 1997. N 28. Ст. 3305.
*(71) См.: Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления. Спб., 1999. С. 78.
*(72) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 20. Ст. 718.
*(73) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 45. Ст. 2542; Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 1. Ст. 1; N 28. Ст. 3461.
*(74) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 13. Ст. 1463; 1999. N 14. Ст. 1664.
*(75) См. там же. 1994. N 11. Ст. 1291.
*(76) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 13. Ст. 1463.
*(77) См.: Собрание постановлений Правительства РФ. 1992. N 6. Ст. 29; 1993. N 9. Ст. 745.
*(78) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 45. Ст. 2542.
*(79) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 48. Ст. 4654.
*(80) См.: Ларичев В.Д. Указ. соч. С. 136-140.
*(81) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 140.
*(82) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.И.Радченко. С. 338.
*(83) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 22. Ст. 1977; 1998. N 19. Ст. 2066; 2000. N 2. Ст. 124.
*(84) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 5. С. 21.
*(85) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 5. С. 21.
*(86) Российская газета. 2001. 20 ноября.
*(87) См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. соч. С. 237.
*(88) См.: Федеральный закон от 26 марта 1998 г. "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", с последующими изменениями//Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 13. Ст. 1463; 1999. N 14. Ст. 1664.
*(89) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 14. Ст. 1094.
*(90) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.И.Радченко. С. 296.
*(91) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 30. Ст. 2864.
*(92) В ред. Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 121-ФЗ.
*(93) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 10. Ст. 1127.
*(94) См. ст. 16 Основ законодательства Российской Федерации "О нотариате", принятых 11 февраля 1993 г.//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 10. Ст. 357.
*(95) См. ст. 16 Положения об адвокатуре//Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596.
*(96) По данному вопросу в литературе имеется и иное, весьма неопределенное, мнение, согласно которому преступления, предусмотренные в гл. 23 УК, посягают на отношения экономического характера и на иные отношения, характеризующие интересы службы в коммерческих и иных организациях, не всегда имеющие экономический характер//См.: Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И.Ветрова и Ю.И.Ляпунова. М., 1998. С. 371.
*(97) Лишь при коммерческом подкупе в форме передачи незаконного вознаграждения (ч. 1 и 2 ст. 204 УК) субъектом преступления может быть любое лицо.
*(98) Аналогичная позиция по этому вопросу высказана авторами учебника: Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Л.Д.Гаухмана и С.В.Максимова. М., 1999. С. 565.
*(99) См.: Волженкин Б. В. Служебные преступления. М., 2000. С. 284-285; Он же. Уголовный кодекс Российской Федерации. СПб., 1996. С. 214-215.
*(100) См.: Изосимов С.В. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Автореф. канд. дисс. 1998. С. 9.
*(101) См. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.
*(102) См. ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473.
*(103) См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 162-165.
*(104) См.: Горелик А.С. Преступления против государственной службы и против интересов службы в коммерческих и иных организациях: сравнительный анализ//Юридический мир. 1999. N 4. С. 19.
*(105) См.: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 июня 1976 г. N 7 "О практике применения судами законодательства об ответственности за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество"//Бюллетень Верховного Суда СССР. 1976. N 4.
*(106) См.: Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г. N 1982-1//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1867.
*(107) См., например: Закон РФ от 19 июня 1992 г. "О потребительской кооперации в Российской Федерации"//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 30. Ст. 1788; Гражданский кодекс. Часть первая (где в ст. 50 дано понятие коммерческих и некоммерческих организаций), был принят Государственной Думой 21 октября 1994 г.//Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.
*(108) См., например: Дело Боярского, работающего председателем производственно-потребительского кооператива, а затем генеральным директором акционерного общества с ограниченной ответственностью, который, используя свое служебное положение, неоднократно получал взятки, признан не являющимся субъектом должностного преступления. В связи с этим все решения по делу были отменены и дело прекращено за отсутствием в действиях Боярского состава преступления//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 6. С. 8-9; Дело Петина, работающего председателем кооперативной организации, который не был признан субъектом должностного преступления. Дело в отношении его прекращено за отсутствием состава преступления//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 3. С. 14.
*(109) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 20. Ст. 2321.
*(110) См.: Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И.Ветрова и Ю.И.Ляпунова. М., 1998. С. 375.
*(111) См.: Дело Вахрушевой//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 2. С. 12-13.
*(112) В литературе было высказано мнение, согласно которому при определении существенного вреда как признака объективной стороны ст. 201 УК нужно использовать стоимостные критерии в виде прямого ущерба в 50-70 минимальных размеров оплаты труда и выше для граждан и 200-500 таких же размеров оплаты труда для юридических лиц//См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации Т. 1/Под ред. П.Н.Панченко. Нижний Новгород, 1996. С. 598.
*(113) См.: Уголовное право. Особенная часть/Под. ред. Н.И.Ветрова и Ю.И.Ляпунова. М., 1998. С. 377.
*(114) Уголовное право. Особенная часть. Т. 1/Под ред. Л.Д.Гаухмана и С.В.Максимова. М., 1999. С. 576.
*(115) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть/Под общ. ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М., 1996. С. 231.
*(116) См.: Крылова Н.Е. Ответственность за должностные злоупотребления во Франции//Вестник МГУ. Серия Право. 1998. N 1. С. 90.
*(117) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 10. Ст. 357.
*(118) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 52. Ст. 5069.
*(119) Понятие несовершеннолетнего и недееспособного раскрывается в ст. 21 и ст. 28 ГК.
*(120) Понятие неоднократности дано в ст. 16 УК.
*(121) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 17. Ст. 888.
*(122) См.: постановление Правительства РФ от 14 августа 1992 г. N 587 "Вопросы частной детективной и охранной деятельности", с последующими изменениями//Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 8. Ст. 506.
*(123) См.: Волженкин Б.В. Коррупция: Серия "Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе". СПб., 1998. С. 33; Он же. Коррупция как социальное явление//Чистые руки. М., 1999. N 1. С. 31; Ильин О. Динамика коррупции после введения нового Уголовного кодекса Российской Федерации//Чистые руки. М., 1999. N 1. С. 45.
*(124) См.: Комиссаров В.С. Уголовно-правовые аспекты борьбы с коррупцией//Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1993. N 1. С. 28.
*(125) См.: Макаров С.Д. Коммерческий подкуп (уголовно-правовое исследование). Иркутск, 1999. С. 13.
*(126) Например, одни авторы определяют объект как злоупотребление полномочиями (Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. М., 1997. С. 214-215); другие называют объектом интересы службы (Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М., 1998. С. 386); третьи выделяют основной непосредственный объект с несколькими разновидностями общественных отношений и дополнительный непосредственный объект также с несколькими разновидностями (Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Л.Д.Гаухмана, С.В.Максимова. М., 1999. С. 580) и др.
*(127) См.: Гордейчик С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Автореф. канд. дисс. Волгоград, 1997. С. 13.
*(128) См.: Яни П.С. Актуальные вопросы уголовной ответственности за экономические и должностные преступления. Автореф. докт. дисс. М., 1996. С. 47; Он же. Экономические и служебные преступления. М., 1997. С. 101.
*(129) См.: Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. Б.В.Здравомыслова. М., 1996. С. 236.
*(130) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.
*(131) См.: Гордейчик С.А. Указ. соч. С. 96.
*(132) Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступление в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 193.
*(133) Незаконными действиями или бездействием могут быть признаны те, которые не соответствуют предписаниям нормативных правовых актов//"Несогласный с законом" - В.Даль. Толковый словарь. СПб., 1997. Т. 4.
*(134) См.: Макаров С.Д. Указ. соч. С. 63.
*(135) См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".
*(136) Понятия "неоднократность", "группа лиц по предварительному сговору", "организованная группа" раскрываются соответственно в ст. 16, ч. 2, 3 ст. 35 УК.
*(137) См.: Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамовой. М., 1998. С. 362.
*(138) О содержании управленческих функций в коммерческой или иной организации см. _ 3 настоящей главы.
*(139) См.: Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Указ. соч. С. 196.
*(140) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С.Комиссарова. М., 1997. С. 307.
*(141) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 2. Ст. 170.
*(142) Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 15. Ст. 769; Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 52. Ст. 5086. Такое же содержание вкладывает законодатель в понятие "безопасность" и в федеральных законах от 21 декабря 1994 г. "О пожарной безопасности" с последующими изменениями и дополнениями (Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 35. Ст. 3649; 1995. N 35. Ст. 3503; 1996. N 17. Ст. 1911; 1998. N 4. Ст. 430; 2000. N 46. Ст. 4537), от 13 октября 1995 г. N 157-ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 42. Ст. 3923; 1997. N 28. Ст. 3305; 1999. N 7. Ст. 879), от 9 января 1996 г. N 3-ФЗ "О радиационной безопасности населения" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 141) и др.
*(143) См.: Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1978. С. 67.
*(144) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 38.
*(145) См.: Туманов Г.А., Фризко В.И. Общественная безопасность и ее обеспечение в экстремальных условиях//Советское государство и право. 1989. N 8. С. 20; см. также: Уголовное право Украинской ССР на современном этапе. Часть Особенная. Киев, 1985. С. 358; Гринберг Н.С. Преступления против общественной безопасности. Учебное пособие. Свердловск, 1974. С. 35; Ткаченко В.И. Преступления против общественной безопасности. М., 1984. С. 4.
*(146) См.: Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. Харьков, 1981. С. 25.
*(147) См.: Уголовное право России. Часть Особенная/Отв. ред. Л.Л.Кругликов. М., 1999. С. 389.
*(148) См.: Коробеев А.И. Транспортные преступления. Владивосток, 1992. С. 47.
*(149) См.: Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России. М., 1996. С. 16.
*(150) См.: Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М., 1973. С. 142-143.
*(151) См.: Словарь иностранных слов. М., 1988. С. 459.
*(152) См: Приложение к "Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств. 1996. N 10.
*(153) См., например: Матышевский П.С. Ответственность за преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., 1964. С. 10-11.
*(154) См., например: Гришанин П.Ф., Владимиров В.А. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., 1962. С. 4; Курс советского уголовного права. Т. 4. М., 1971. С. 379, 391, 404; Ткаченко В.И. Указ. соч. С. 5; Тихий В.П. Указ. соч. С. 12.
*(155) См.: Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества по новому УК РФ. М., 1997. С. 55.
*(156) См.: Свод законов уголовных. Часть первая. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1910.
*(157) См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 9. М., 1994. С. 265.
*(158) См.: СУ РСФСР. 1919. N 27. Ст. 301.
*(159) См.: Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии. 1917-1921 гг. Сборник документов. Госполитиздат, 1958. С. 21.
*(160) См.: СУ РСФСР. 1918. N 35.
*(161) С.В.Познышев характеризовал общеопасные преступления следующим образом: "Известные действия касаются такого рода предметов, неправильное обращение с которыми грозит опасностью неопределенно большому числу лиц, государственная власть устанавливает для подобных действий, в интересах общественной безопасности, особые правила, нарушение которых и образует более широкий круг деяний, относимых к числу общеопасных". При этом он выделял шесть видов преступлений против общественной безопасности: нарушение правил, касающихся приготовления, хранения и употребления взрывчатых веществ, нарушение правил о торговле, хранении и употреблении оружия, нарушение правил, охраняющих безопасность: а) железнодорожного движения; б) движения по водным и воздушным путям сообщения; в) по улицам городов, неосторожное обращение с огнем, нарушение правил постройки и содержания зданий, изданных в предупреждение несчастных случаев гибели людей от обвалов и т.п., публичное подстрекательство (субъект направил в той или иной форме подстрекательскую деятельность на ту или иную группу людей, которая непосредственно после акта подстрекательства ничего не совершила, в противном случае будет иметь место подстрекательство к конкретному преступлению)//Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. Особенная часть. М., 1923. С. 145.
*(162) См.: Познышев С.В. Указ. соч. С. 204.
*(163) См.: Змиев Б. Уголовное право. Часть Особенная. Вып. 2. Казань, 1925. С. 80. Так, Верховный Суд РСФСР циркуляром от 22 ноября 1922 г. за N 4 разъяснил, что ч. 2 ст. 132, которая устанавливала ответственность за нарушение нанимателем установленных Кодексом законов о труде и общим положением о тарифе правил, регулирующих продолжительность рабочего дня, сверхурочные часы, ночную работу, работу женщин и подростков, оплату труда, прием и увольнение, а также нарушение специальных норм об охране труда, допущенных в отношении группы рабочих, может иметь применение только в том случае, если нарушение обнимает группу не менее трех человек.
*(164) Например, в определении коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Еременко и других от 10 мая 1923 г. было отмечено, что указание Еременко о неприменении ст. 76 УК правильно, ибо они (соучастники. - Авт.) не составили преступное сообщество с целью совершения грабежей и разбоев, а совершили по уговору одно нападение, которое предусмотрено ч. 2 ст. 184 УК (разбой)//Правда. N 133. 1923. 17 июня.
*(165) Такое мнение высказывалось, например, Б.Змиевым//Указ. соч. С. 80.
*(166) Уголовный кодекс. Практический комментарий/Под ред. проф. М.Н.Гернета и А.Н.Трайнина. М., 1925. С. 110-111.
*(167) См.: Пионтковский А. Советское уголовное право. Т. 2: Особенная часть. М., 1928. С. 284.
*(168) Так, Президиум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 17 января 1935 г. предлагал карать по аналогии как бандитов тех особо опасных хулиганов, которые совершают хотя бы одиночные нападения, но связанные с убийством или вооруженным сопротивлением органам власти (насилия, ранения и т.п.). В постановлении от 13-14 февраля 1936 г. эта же судебная инстанция были ли обвиняемые вооружены или нет. Постановлением от 4 августа 1933 г. разрешалось квалифицировать по аналогии со ст. 593 УК РСФСР кражи домашнего имущества и у находящихся на полевых работах колхозников, совершаемые систематически наличии особо отягчающих обстоятельств//Курс советского уголовного права. Т. 4. М., 1970. С. 162.
*(169) См.: СУ РСФСР. 1935. N 14. Ст. 146.
*(170) См.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР. N 190. 1940. 17 авг.
*(171) В судебной практике относительно численности банды установилось мнение, что для признания ее существования необходимо не менее двух человек. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 17 июня 1960 г. по одному из конкретных дел указал: "Банда представляет собой устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц, предварительно сорганизовавшихся для совершения нападений на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных людей" (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1960. N 5. С. 14-15). Таким образом, в качестве одного из наиболее важных признаков банды стала выделяться ее устойчивость. В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу М. и др. было указано: "Для наличия бандитизма требуется, чтобы группа была устойчивой, чтобы совершение преступлений предполагалось участниками группы не в виде одного только намеченного акта нападения, после чего группа должна прекратить свое существование, а в виде постоянной или временной деятельности, рассчитанной на неоднократное совершение преступных действий. Таким образом, бандитизм предполагает группу, созданную не для совершения одного преступного действия, а для осуществления преступной деятельности" (Судебная практика Верховного Суда СССР. 1946. Вып. 6 (30). 1947. С. 14-17). Однако в последующие годы теория и практика постепенно стали склоняться к более широкой трактовке этого признака: "Как правило, банда предполагает неоднократность совершения нападений, однако не исключена возможность организации банды и для совершения одного лишь нападения" (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. N 3. С. 1). Стабилизировалось и понимание признака вооруженности - наличие предметов, предназначенных исключительно для поражения живой цели и не имеющих иного хозяйственного назначения//Судебная практика Верховного Суда СССР. 1946. Вып. 6 (30). 1947. С. 14-17.
*(172) См.: Российская газета. 1994. 7 июля.
*(173) См.: Уголовный кодекс Союза ССР. Проект. М., 1947.
*(174) В других источниках перевод звучит несколько иначе: "Кто с целью разрушения всякого социального строя каким-либо способом терроризирует население, - наказывается.... "//Трайнин А.Н. Избранные произведения. Защита мира и уголовный закон. М., 1969. С. 55-56.
*(175) Подробнее см.: Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999; Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999.
*(176) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 2. Ст. 170.
*(177) Подробнее см.: Овчинникова Г.В. Терроризм. СПб., 1998. С. 7-8; Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования. Уголовно-правовое исследование. М., 2000. С. 12-23.
*(178) Среди специалистов существуют различные подходы к уголовно-правовому определению понятия "терроризм". Одни авторы считают, что, возможно, плодотворнее ограничиться некоторыми признаками терроризма, а не искать универсальное его определение. По мнению других, в Уголовном кодексе России дается очень широкое понятие терроризма и следует ограничиться теми случаями, когда в основе соответствующих насильственных действий лежит стремление изменить существующий правопорядок. Поэтому следует рассматривать терроризм как планомерное применение насильственных методов численно небольшими группировками для воздействия на неприкосновенность национальных и интернациональных институтов, прежде всего правительств, иногда со специальной целью вызвать репрессии со стороны государства или принудить к иному реагирующему на действие террористов поведению//Государство и право. 1995. N 4. С. 23, 24, 33, 40.
*(179) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3808.
*(180) Нельзя согласиться с мнением, высказанным в специальной литературе, что более удачным было бы помещение статьи о терроризме среди норм о государственных преступлениях, ибо данное деяние прежде всего посягает на основы общественной безопасности государства//См.: Мальцев В. Ответственность за терроризм (Российская юстиция. 1994. N 11. С. 13). Можно и нужно говорить о безопасности общества как о состоянии защищенности социума и безопасности государства как способе организации общества, но нет общественной безопасности государства, поскольку это разноуровневые понятия.
*(181) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 691.
*(182) См.: Емельянов В.П. Указ. соч. С. 25-28.
*(183) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 70.
*(184) См. там же. С. 462.
*(185) См. ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. "О пожарной безопасности".
*(186) Например, некто М. и Н. обратились в администрацию одного из субъектов Федерации с требованием предоставить им в условленное время один миллион американских долларов. В противном случае они угрожали отравить ртутью водозаборные сооружения, откуда город снабжался водой. При задержании у них была обнаружена трехлитровая банка с ртутью.
*(187) Как террористический акт в форме угрозы следует, например, расценивать действия неизвестного (неизвестных), который в 7 ч. 37 мин. утра позвонил по телефону 02 и заявил, что на крыше коммерческого павильона у платформы N 1 Балтийского вокзала Санкт-Петербурга заложена бомба. Специалисты обнаружили в указанном месте банку с 400 гр. тротила с вставленной в нее железной трубкой, на которой была накручена записка с требованием закрыть АЗС ТОО "Лилит" и предоставить в определенное место 100 тыс. долларов. В противном случае неизвестный грозился произвести ряд жестоких террористических актов на поездах типа ЭР-200.
*(188) На неудачную формулировку целей терроризма вполне обоснованно указывает В.П.Емельянов//Указ. соч. С. 192, 197.
*(189) См.: Федеральный закон от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 48. Ст. 4552; 1997. N 3. Ст. 396; N 7. Ст. 808.
*(190) Мы полагаем необоснованным мнение об ограничении применения данного примечания в отношении единоличной подготовки к акту терроризма (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. М., 1996. С. 355). Добровольный отказ от совершения преступления, предусмотренный ст. 31 УК, как институт Общей части носит универсальный характер, т.е. распространяется на все случаи совершения преступлений, кроме специально оговоренных в Особенной части. Примечание к ст. 205 УК обладает статусом специального вида освобождения от уголовной ответственности, предусмотренного Особенной частью Кодекса. При соблюдении соответствующих условий оно распространяется на всех лиц, причастных к совершению именно этого преступления. В данном случае мы имеем дело с конкуренцией общей (ст. 31 УК) и специальной (примечание к ст. 205 УК) норм, которая разрешается по правилам квалификации в пользу специальной нормы.
*(191) Подробнее см.: Комиссаров В. Захват заложников: происхождение нормы, вопросы совершенствования//Законность. 1995. N 3.
*(192) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. М., 1996. С. 356; Российское уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 232.
*(193) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М., 1996. С. 247; Михлин А.С. Захват заложников - одно из тягчайших преступлений против общественной безопасности//Проблемы борьбы с организованной преступностью в Северо-Кавказском регионе (правовой, политический, экономический, национальный аспекты). М., 2000. С. 155.
*(194) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под общ. ред. Г.Н.Борзенкова и В.С.Комиссарова. М., 1997. С. 338; Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 398; Уголовное право России. Т. 2. Особенная часть. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 354; Уголовное право. Особенная часть. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 375; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М.: Юристъ, 1999. С. 254.
*(195) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 194, 717.
*(196) Подробнее см.: Комиссаров В. Захват заложника: стремление к наживе или преступление от безысходности//Законность. 1999. N 3.
*(197) Так, в постановлении по делу Р. Президиум Верховного Суда РФ отметил: "Действия Р. нельзя расценивать как "добровольные" в том смысле, как "добровольность" понимается уголовным законом, поскольку фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания заложника. При таких обстоятельствах Р. не может быть освобожден от уголовной ответственности на основании примечаний к ст. 126 и 206 УК РФ"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 6.
*(198) См., например: Беляева Н., Орешкина Т., Мурадов Э. Квалификация захвата заложников (Законность. 1994. N 7. С. 21); Лысов М. Ответственность за незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложников (Российская юстиция. 1994. N 5. С. 41); Бриллиантов В. Похищение человека или захват заложника (Российская юстиция. 1999. N 9. С. 43).
*(199) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 3.
*(200) См., например, законы: от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции", от 18 апреля 1991 г. "О милиции", от 11 марта 1992 г. "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации"; Федеральный закон от 25 декабря 1996 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации".
*(201) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 23. Ст. 2750.
*(202) См. там же. 1995. N 15. Ст. 1269.
*(203) См., например: Мальцев В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем//Российская юстиция. 1999. N 2. С. 44.
*(204) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 743.
*(205) См.: Федеральный закон от 13 ноября 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" с последующими изменениями и дополнениями (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 51. Ст. 5681; 1998. N 30. Ст. 3613; N 51. Ст. 6269; 1999. N 47. Ст. 5612; 2000. N 16. Ст. 1640); постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 1996 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 8.
*(206) См., например: Уголовное право России. Т. 2. Особенная часть. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 361.
*(207) В специальной литературе высказывается и иная точка зрения. Так, по мнению В.Мальцева, для организаторов и руководителей формирования дополнительным условием освобождения должны стать их активные действия по разоружению и прекращению деятельности последнего (см.: Мальцев В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем. С. 45). Мы полагаем, что такого рода требования не указаны в законе и поэтому предъявляться не могут.
*(208) В специальной литературе высказывалось мнение о целесообразности помещения статьи о бандитизме в главе о преступлениях против собственности, поскольку банда имеет корыстную направленность (Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1995. С. 9). Между тем в судебной практике корыстный мотив при бандитизме является доминирующим, но не исчерпывает всех форм его проявления. Некоторые банды действуют и с иными побуждениями. Поэтому Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 12 постановления от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" указал: "Статья 209 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного элемента состава бандитизма каких-либо конкретных целей осуществляемых вооруженной бандой нападений. Это может быть не только непосредственное завладение имуществом, деньгами или иными ценностями гражданина либо организации, но и убийство, изнасилование, вымогательство, уничтожение либо повреждение чужого имущества и т.д.".
*(209) Галиакбаров Р.Р. Групповое преступление. Свердловск, 1973. С. 61. В своей последней работе он относит банду к разновидности преступного сообщества//Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 83.
*(210) См.: Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1978. С. 50; Иванов Н.Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Саратов, 1991. С. 124.
*(211) См.: Гришаев П.Ф., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959. С. 91; Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986. С. 129; Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. С. 96; Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1995. С. 10; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М., 1997. С. 20-21; Галимов И.Г., Сундуров Ф.Р. Организованная преступность: тенденции, проблемы, решения. Казань, 1998. С. 127, 139; Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. N 6. С. 1-2.
*(212) Справедливо отмечают И.Г.Галимов и Ф.Р.Сундуров, что, как правило, банда более сплоченная преступная организация, чем остальные ее разновидности, поскольку основой для сплочения ее членов являются оружие и кровь потерпевших//Указ. соч. С. 139.
*(213) См., например: Лаптев А. Соучастие по советскому уголовному праву//Советская юстиция. 1938. N 23-24. С. 15; Герцензон А.А., Меньшагин В.Д., Ошерович А.Л., Пионтковский А.А. Государственные преступления. М., 1937. С. 128.
*(214) См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1959. N 6. С. 1-2.
*(215) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 730.
*(216) См.: Архив Верховного Суда СССР. 1981. Дело N 02ДВ-716.
*(217) См.: Архив Ростовского областного суда. 1974. Дело N 2-92.
*(218) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 657.
*(219) См., например: Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. М., 1978. С. 65; Психологическая теория коллектива/Под ред. А.В.Петровского. М., 1979. С. 59; Донцов А.И. Методологические проблемы исследования групповой сплоченности//Социологические исследования. 1975. N 2. С. 43-44.
*(220) См., например: Донцов А.И. Психология коллектива. Методологические проблемы исследования. М., 1984. С 39-63.
*(221) См., например: Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т. 3. Л., 1973. С. 235-236.
*(222) См. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1.
*(223) См.: Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма//Законность. 1996. N 4. С. 18.
*(224) См.: Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Ответственность за бандитизм: проблемы квалификации (Законность. 1994. N 5. С. 7); Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. С. 362-363.
*(225) См. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1.
*(226) См.: Андреева А., Овчинникова Г. Указ. соч. С. 17.
*(227) См.: Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Указ. соч. С. 16; Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Указ. соч. С. 7; Андреева А., Овчинникова Г. Указ. соч. С. 17.
*(228) См., например: Архив Мосгорсуда за 1990 год, дело Майджавидзе и других N 2-33; Архив Липецкого облсуда за 1991 год, дело Амелько и других N 2-39.
*(229) См., например: Осин В. Квалификация бандитизма//Законность. 1993. N 7. С. 40.
*(230) Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М., 1974. С. 101.
*(231) См., например: Уголовное право России. Часть Особенная. М., 1999. С. 410; п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1.
*(232) См.: Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Указ. соч. С. 98-99; п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1.
*(233) См.: Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм (по новому УК РФ). М., 1997. С. 17.
*(234) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 11; Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 90.
*(235) См: Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Указ. соч. С. 10.
*(236) См. там же.
*(237) См., например: Загородников Н.И. Уголовная ответственность за государственные преступления. М., 1959. С. 43; Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М. П. Указ. соч. С. 100.
*(238) См.: Судебная практика Верховного Суда СССР. 1955. N 5. С. 1-3.
*(239) См. п. 19 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 г. "О судебной практике по делам об умышленном убийстве".
*(240) См. п. 19 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 г. "О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении уголовных дел об умышленном убийстве".
*(241) См. п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. N 15 "О судебной практике по делам об умышленных убийствах"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. N 2; 1999. N 3.
*(242) См. п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. N 2 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. N 7.
*(243) См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 9 "О судебной практике по делам о бандитизме"//Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации. 1994. N 3.
*(244) См.: Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Указ. соч. С. 9.
*(245) См.: Андреева А., Овчинникова Г. Указ. соч. С. 19.
*(246) См.: Комиссаров В.С. Квалификация бандитизма, сопряженного с умышленным убийством (Вопросы государства и права. М., 1985. С. 152-159); Некоторые вопросы совершенствования законодательства об ответственности за бандитизм//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1987. N 1. С. 48-50.
*(247) См.: Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 93
*(248) См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1.
*(249) См. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда от 17 января 1997 г. N 1.
*(250) См.: Галимов И.Г., Сундуров Ф.Р. Указ. соч. С. 141.
*(251) См.: Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Указ. соч. С. 100.
*(252) См.: Осин В. Преступление совершено организованной группой//Российская юстиция. 1995. N 5. С. 22.
*(253) См.: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 287.
*(254) См., например: Известия. 1997. 26 ноября. По мнению, высказанному В.Н.Кудрявцевым в статье "Социально-политические проблемы противодействия преступности": "Экономика страны криминализирована, по отечественным данным, на 30-40%, а по иностранным - более чем на 50%"//Организованная преступность и коррупция. 2000. N 1. С. 12.
*(255) См.: Криминология/Под ред. Н.Ф.Кузнецовой и Г.М.Миньковского. М., 1998. С. 347.
*(256) См.: Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996. С. 10.
*(257) См.: Состояние преступности в России. М., 2000. С. 20-21.
*(258) См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в ред. от 10 января 2000 г.)//Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 2. Ст. 170.
*(259) См., например: Организованная преступность/Под ред. А.И.Долговой, С.В.Дьякова. М., 1989. С. 302, 306, 320, 334; М., 1993. С. 230; Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. С. 169.
*(260) См., например: Гальперин И.М. Организованная преступность, коррупция и уголовный закон (Социалистическая законность. 1989. N 4. С. 35); Борзенков Г.Н. Организованная преступность и уголовный закон. Материалы дискуссионного клуба "Теневая" экономика и организованная преступность" (Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1990. N 4. С. 64); Сундуров Ф.Р. Проблемы дифференциации уголовной ответственности участников преступных объединений//Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Ярославль, 1996. С. 69.
*(261) См., например: Никулин С.И. Достаточно ли правовых средств в борьбе с организованной преступностью (Социалистическая законность. 1989. N 2. С. 50-51); Иванов Н.Г. Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии//Советское государство и право. 1990. N 7. С. 65.
*(262) См.: Организованная преступность в России: философский и социально-политический аспекты. Материалы научно-практической конференции (27-28 мая 1999 г.). М., 1999. С. 10. Более того, некоторые специалисты по этим же причинам предлагают вообще отказаться от понятия "преступное сообщество (преступная организация)"//См.: Галимов И.Г., Сундуров Ф.Р. Организованная преступность: тенденции, проблемы, решения. Казань, 1998. С. 119.
*(263) См.: Информационный бюллетень Министерства внутренних дел РФ. М., 1999. N 3. С. 59.
*(264) См.: Балеев С.А. Ответственность за организационную преступную деятельность по российскому уголовному праву. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 5.
*(265) См.: Галимов И.Г., Сундуров Ф.Р. Указ. соч. С. 137.
*(266) См.: например: Организованная преступность/Под ред. А.И.Долговой, С.В.Дьякова. М., 1989. С. 297.
*(267) См.: Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 305-307.
*(268) См.: Галиакбаров Р.Р. Указ. соч. С. 97.
*(269) См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М., 1997. С. 15.
*(270) См. ст. 32 Воздушного кодекса РФ, принятого 19 марта 1997 г.//Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 12. Ст. 1383; 1999. N 28. Ст. 3483.
*(271) Подробнее см.: Коробеев А.И. Транспортные преступления. Квалификация. Ответственность. Предупреждение. Владивосток, 1992. С. 123; Лукашук И.И., Наумов А.В. Указ. соч. М., 1999. С. 137.
*(272) Согласно примечанию к ст. 110 КоАП РСФСР, под маломерным судном понимаются самоходные суда с главным двигателем мощностью менее 75 л.с. и несамоходные суда валовой вместимостью менее 80 регистровых тонн, принадлежащие гражданам моторные суда (независимо от мощности двигателей), парусные суда, а также несамоходные суда (гребные лодки грузоподъемностью 100 и более кг, байдарки - 150 и более кг и надувные суда - 225 и более кг).
*(273) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.И.Радченко. М., 1996. С. 366; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М., 1999. С. 512.
*(274) См.: Уголовное право России. Т. 2. Особенная часть/Под ред. А.Н.Игнатова и Ю.А.Красикова. М., 1998. С. 408-409.
*(275) См.: Уголовное право России. Часть Особенная/Под ред. Л.Л.Кругликова. М., 1999. С. 417.
*(276) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Б.Т.Разгильдиева и А.Н.Красикова. Саратов, 1999. С. 350.
*(277) См., например: Коробеев А.И. Указ. соч. С. 51.
*(278) См., например: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. N 1.
*(279) Согласно Положению о Государственной инспекции по маломерным судам Российской Федерации Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды, утвержденному постановлением Совета Министров РСФСР от 13 февраля 1985 г. N 65 с последующими изменениями и дополнениями, Государственная инспекция по маломерным судам РФ осуществляет регистрацию принадлежащих физическим и юридическим лицам судов и других водных транспортных средств валовой вместимостью менее 80 регистровых тонн, пассажировместимостью 12 и менее человек, с главными двигателями мощностью менее 55 кВт или подвесными моторами независимо от мощности, кроме военных и спортивных судов, катеров и лодок, являющихся табельным имуществом морских и речных судов, а также принадлежащих гражданам гребных лодок грузоподъемностью менее 100 кг, байдарок - менее 150 кг и надувных судов - менее 225 кг//СП РСФСР. 1985. N 8. Ст. 33; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 5. Ст. 418.
*(280) См.: Чучаев А. И. Ответственность за угон воздушного судна//Вопросы совершенствования уголовно-правовых норм на современном этапе. Свердловск, 1986. С. 124.
*(281) См., например: Уголовное право России. Т. 2. Особенная часть/Под ред. А.Н.Игнатова и Ю.А.Красикова. С. 409; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. С. 512.
*(282) См. соответствующий раздел Курса к ст. 206 УК.
*(283) См., например, п. 4 постановления Пленума Веpховного Суда PСФСP от 22 маpта 1966 г. "О судебной пpактике по делам о гpабеже и pазбое" с последующими изменениями и дополнениями//Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1996. М., 1997. С. 205.
*(284) Согласно ст. 3 Гаагской конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.: "воздушное судно считается находящимся в полете в любое время с момента закрытия всех его внешних дверей после погрузки до момента открытия любой из таких дверей для выгрузки. В случае вынужденной посадки считается, что полет происходит до тех пор, пока компетентные власти не примут на себя ответственность за воздушное судно и за лиц и имущество, находящихся на борту".
*(285) В связи с этим Ю.Н.Демидов отмечал, что само понятие "массовые беспорядки" довольно неопределенно. Видимо, при формулировании названия рассматриваемого преступления предпочтительнее было бы использовать термин "гражданские беспорядки", а в тексте диспозиции соответствующей законодательной нормы - понятие "толпа" (см.: Демидов Ю.Н. Массовые беспорядки: уголовно-правовой и криминологический аспекты. М., 1994. С. 31); Он же. Гражданские беспорядки: современность и история вопроса//Российская юстиция. 1994. N 12. С. 41.
*(286) Демидов Ю.Н. Массовые беспорядки: С. 30.
*(287) Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных 1885 года/В ред. Н.С.Таганцева. СПб., 1901. С. 267.
*(288) Трайнин А.Н. Уголовное право. Часть Особенная. Преступления против государства и социалистического порядка. М., 1927. С. 110.
*(289) Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 695.
*(290) См.: Соловьев А. Массовые беспорядки: организация, участие, призывы к неподчинению//Российская юстиция. 2000. N 7. С. 47.
*(291) См.: Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. Особенная часть. М., 1923. С. 200; Уголовный кодекс. Практический комментарий/Под ред. М.Н.Гернета и А.Н.Трайнина. М., 1925. С. 108, 112-113; Змиев Б. Уголовное право. Часть Особенная. Вып. 2. Казань, 1925. С. 75, 77.
*(292) Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. С. 111.
*(293) Демидов Ю.Н. Массовые беспорядки: С. 21.
*(294) Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986. С. 142.
*(295) Не вытекающим из текста закона представляется мнение А.Соловьева, что насилие при массовых беспорядках может быть только физическим//См.: Он же. Указ. соч. С. 48.
*(296) В последние годы попытку дать определение этому признаку предпринял Ю.Н.Демидов, по мнению которого, под погромами следует понимать порчу, уничтожение, разграбление, иное незаконное завладение имуществом и иными предметами, а также осквернение, приведение имущества в непригодное для использования состояние, совершенные участниками беспорядков в составе толпы//См.: Он же. Массовые беспорядки: С. 36.
*(297) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 436.
*(298) См.: Демидов Ю.Н. Массовые беспорядки: С. 34-35.
*(299) Там же. С. 25.
*(300) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 511.
*(301) См.: Демидов Ю.Н. Массовые беспорядки: С. 30.
*(302) По подсчетам А.Абдульманова, в ходе массовых беспорядков могут совершаться более 20 видов преступлений, которые являются результатом различной направленности антиобщественной деятельности участников массовых беспорядков//См.: Российская юстиция. 1996. N 1. С. 43.
*(303) См.: Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными преступлениями. М., 1993. С. 65.
*(304) Подробнее см.: Коробеев А.И. Уголовно-правовая охрана безопасности мореплавания в СССР. Владивосток, 1984. С. 138.
*(305) Подробнее см.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Указ. соч. С. 148-149.
*(306) См.: Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными преступлениями. С. 65; Он же. Международное уголовное право. М., 1997. С. 135.
*(307) См.: Коробеев А.И. Указ. соч. С. 142; Допилка С. О. Уголовная ответственность за терроризм и пиратство на море. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Киев, 1993. С. 12.
*(308) См.: Карпец И.И. Преступления международного характера. М., 1979. С. 182; Международное уголовное право/Отв. ред. В.Н.Кудрявцев. М., 1995. С. 121-122.
*(309) Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. М., 1972. С. 88.
*(310) См.: Коробеев А.И. Указ. соч. С. 140.
*(311) Некоторые авторы полагают, что совершение действий в общественном месте является обязательным признаком хулиганства//См.: Егоров В.С. Уголовная ответственность за хулиганство. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2000. С. 17.
*(312) См. п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1991 г. в ред. от 21 декабря 1993 г. "О судебной практике по делам о хулиганстве"//См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С. 533.
*(313) См.: Мальцев В. Ответственность за хулиганство//Законность. 2000. N 7.
*(314) См. там же.
*(315) См., например: Уголовное право России. Часть Особенная/Под ред. Л.Л.Кругликова. М., 1999. С. 424.
*(316) Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ от 7 марта 1995 г. отменила приговор в отношении Ардыля на том основании, что, как установлено в судебном заседании, Ардыль действовал не из хулиганских побуждений, а в связи с личными неприязненными отношениями с потерпевшим//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 10. С. 5.
*(317) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 1. С. 16.
*(318) См.: Федеральная целевая программа "Ядерная и радиационная безопасность России" на 2000-2006 годы, утвержденная постановлением Правительства РФ от 22 февраля 2000 г. N 149//Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 9. Ст. 1037.
*(319) См. ст. 11 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 2060-1 "Об охране окружающей природной среды" (с последующими изменениями и дополнениями)//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 10. Ст. 457; 1992. N 10. Ст. 459; 1993. N 29. Ст. 1111.
*(320) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 49. Ст. 5600; 1999. N 27. Ст. 3380; 2000. N 28. Ст. 2981.
*(321) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 22. Ст. 2332.
*(322) См. там же. 1998. N 25. Ст. 2915; 1998. N 32. Ст. 3895; 1999. N 29. Ст. 3730.
*(323) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 27. Ст. 3365.
*(324) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 26. Ст. 2587.
*(325) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3588.
*(326) См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. "О практике применения судами уголовного законодательства".
*(327) См. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 апреля 1991 г. "О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ".
*(328) См.: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" в ред. от 7 августа 2000 г. N 122-ФЗ.
*(329) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1994. N 13. Ст. 999.
*(330) См. п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ"//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 8.
*(331) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 29. Ст. 3098, 3099.
*(332) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 41. Ст. 4076.
*(333) См. там же. 1994. N 35. Ст. 3649; 1995. N 35. Ст. 3503; 1996. N 17. Ст. 1911; 1998. N 4. Ст. 430; 2000. N 46. Ст. 4537.
*(334) См. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 2 марта 1989 г. "О практике применения судами законодательства по делам, связанным с пожарами".
*(335) См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. N 46.
*(336) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 48. Ст. 4552; 1997. N 3. Ст. 396; N 7. Ст. 808.
*(337) См. там же. 1996. N 3. Ст. 141.
*(338) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 10. Ст. 457; 1992. N 10. Ст. 459; 1993. N 29. Ст. 1111.
*(339) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 9. Ст. 1037.
*(340) См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 1999 года. М., 2000. С. 17, 18.
*(341) См. ст. 1 Закона РФ от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" с последующими изменениями и дополнениями (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 51. Ст. 5681; 1998. N 30. Ст. 3613; N 51. Ст. 6269; 1999. N 47. Ст. 5612; 2000. N 16. Ст. 1640.
*(342) Так, по делу Бельченко Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении от 29 апреля 1998 г. указала, что в отличие от прежнего уголовного закона (ст. 218 УК РСФСР) в ч. 1 ст. 222 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение любого огнестрельного оружия//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 3.
*(343) См. ст. 1 Закона РФ "Об оружии". Несколько иную трактовку основным частям дает Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 25 июня 1996 г. "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ". К их числу он относит ствол, ударно-спусковой, запирающий механизмы и другие детали оружия, если они в комплексе позволяют произвести выстрел.
*(344) Такое положение следует признать пробелом в законодательстве, поскольку длинноствольное гладкоствольное охотничье ружье по Кодексу 1996 г. относится к числу предметов, предусмотренных ст. 222. Поэтому было бы вполне логичным установление уголовной ответственности и за незаконный оборот патронов к такому ружью.
*(345) См.: Закон РФ от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" (с последующими изменениями и дополнениями); постановление Правительства РФ от 21 июля 1998 г. N 814 "О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (в ред. от 5 июня 2000 г. N 438); постановление Правительства РФ от 15 октября 1997 г. N 1314 "Об утверждении правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях" (в ред. от 2 ноября 2000 г. N 838); постановление Правительства РФ от 22 апреля 1997 г. N 460 "О мерах по обеспечению юридических лиц с особыми уставными задачами боевым ручным стрелковым оружием" (в ред. от 29 февраля 2000 г. N 173); Порядок выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите, утвержденный постановлением Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 831; приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 апреля 1999 г. N 288 "О мерах по реализации постановления Правительства Российской Федерации от 21 июля 1998 г.; приказ Минздрава России от 11 сентября 2000 г. N 344 "О медицинском освидетельствовании граждан для выдачи лицензии на право приобретения оружия" и др.
*(346) К их числу относятся Федеральная служба безопасности РФ; Министерство обороны РФ; Министерство внутренних дел РФ; Министерство юстиции РФ; Федеральная пограничная служба РФ; Служба внешней разведки РФ; Федеральная служба охраны РФ; Служба специальных объектов при Президенте РФ; Федеральная служба налоговой полиции РФ; Государственный таможенный комитет РФ; Прокуратура РФ; Федеральная служба железнодорожных войск РФ; Войска гражданской обороны; Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ; Государственная фельдъегерская служба при Правительстве РФ; ведомственная охрана государственных военизированных организаций.
*(347) К числу таких юридических лиц, в частности, отнесены Центральный банк РФ, в том числе Российское объединение инкассации, Сберегательный банк РФ, Главный центр специальной связи Министерства РФ по связи и информатизации, а также иные юридические лица с особыми уставными задачами, за исключением частных охранных предприятий и служб безопасности организаций//Ст. 12 Закона об оружии; постановление Правительства РФ от 22 апреля 1997 г. N 460 "О мерах по обеспечению юридических лиц с особыми уставными задачами боевым ручным стрелковым оружием" (в ред. постановления Правительства РФ от 29 февраля 2000 г. N 173).
*(348) См.: Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" с последующими изменениями и дополнениями; постановление Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 831 "О порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите".
*(349) Положение о Государственном кадастре служебного и гражданского оружия утверждено постановлением Правительства РФ от 21 июля 1998 г. N 814 "О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации". Конкретный перечень предусмотрен в Перечне служебного и гражданского оружия и боеприпасов к нему, вносимых в Государственный кадастр гражданского и служебного оружия, который утвержден распоряжением Правительства РФ от 3 августа 1996 г. N 1207-р.
*(350) Ограничительной и не вытекающей из закона представляется позиция, согласно которой сбыт представляет собой возмездную передачу//См.: Уголовное право России. Часть Особенная/Отв. ред. Л.Л.Кругликов. М., 1999. С. 440.
*(351) См. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.
*(352) Так, добровольной выдачей были признаны действия Савинова, который, будучи необоснованно задержанным по другому делу и находясь в ГОВД, заявил, что дома у него хранится огнестрельное оружие. В это время в его квартире проходил обыск, но Савинов не знал об обыске, поскольку постановление на производство последнего ему не предъявлялось. Обыск производился в связи с другим уголовным делом//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 5.
*(353) См. п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ".
*(354) Так, не хищением, а незаконным приобретением были признаны действия Лаптева, Исламова Н. и Исламова И., которые извлекли из пожарного водоема пять авиационных пушек и передали их покупателю. По делу было установлено, что семь авиационных пушек, хранившихся на складе части, с разрешения вышестоящего командования были вывезены со склада и "уничтожены" путем затопления в пожарном водоеме, расположенном в запретной зоне поста по охране складов части. Таким образом, войсковая часть добровольно отказалась от принадлежавшей ей собственности, а состав караула не знал о наличии в водоеме пушек, не принимал их под охрану, а значит, и не нес ответственности за сохранность//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 2.
*(355) См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ".
*(356) См. п. 6, 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.
*(357) Служебное положение должно облегчать доступ лица к оружию. Так, по делу Б. Военная коллегия Верховного Суда РФ указала, что хищение оружия лицом, находившимся в составе караула, ошибочно было квалифицировано как совершенное с использованием своего служебного положения. Хищением оружия и боеприпасов с использованием служебного положения следует считать случаи, когда эти предметы были вверены виновному как должностному лицу для охраны либо когда он имел доступ к хранилищу в силу служебного положения и был наделен полномочиями по обеспечению их оборота. Б. таким должностным лицом не являлся, поскольку исполнял обязанности караульного, вооруженного автоматом с боеприпасами, которые и похитил.
*(358) Так, по делу Т. Военная коллегия Верховного Суда РФ указала, что лицо, признанное виновным в хищении оружия, не должно дополнительно привлекаться к уголовной ответственности за утрату, уничтожение или повреждение этого оружия, поскольку завладением охватываются последующее пользование и распоряжение похищенным имуществом фактически как своим собственным.
*(359) См. п. 15, 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г.
*(360) Статья 1 Основ законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан", принятых 22 июля 1993 г. N 5487-1 с последующими изменениями и дополнениями//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 33. Ст. 1318; Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 52. Ст. 5086; Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 10. Ст. 1143; 1999. N 37. Ст. 4506; N 51. Ст. 6289; 2000. N 49. Ст. 4740.
*(361) В специальной литературе предлагается выделить преступления против здоровья населения в отдельную главу//Иванцова Н.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений, совершаемых лицами, ответственными за соблюдение специальных правил в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 11; Турлубеков Б.С. Проблемы совершенствования уголовно-правовой борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ по уголовному законодательству Российской Федерации и Республики Казахстан (сравнительно-правовое исследование). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Челябинск, 2000. С. 14.
*(362) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 198.
*(363) Э.Г.Гасанов определяет здоровье населения как совокупность охраняемых уголовным законом однородных общественных отношений, обеспечивающих безопасность здоровья множества неперсонифицированных индивидов, объединенных одной территорией, одной местностью, одним регионом и т.д. либо экологическим или иным признаком, путем ограждения граждан от неквалифицированной медицинской помощи, возможности эпидемических и других заразных заболеваний и немедицинского негативного воздействия наркотических средств//Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, связанными с наркотиками (Антинаркотизм). Одесса, 1998. С. 140. Нам представляется, что, с одной стороны, данное определение излишне громоздко, а с другой - оно носит ограниченный характер, поскольку, давая исчерпывающий перечень инструментария воздействия на здоровье (неквалифицированная медицинская помощь, возможность эпидемических и других заразных заболеваний и немедицинское негативное воздействие наркотических средств), Э.Г. Гасанов оставляет вне поля соответствующего понятия воздействие сильнодействующих или ядовитых веществ и товары, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.
*(364) Комаров С.А. Общая теория государства и права. М., 1995. С. 139.
*(365) См.: Наркомания в дореволюционной России//Вестник МВД России. 1998. N 4.
*(366) Цит. по: Курс советского уголовного права. Т. IV. М., 1970. С. 362.
*(367) К этому времени состоялись заседания Шанхайской опиумной комиссии 1909 г., Международная конференция по опиуму в Гааге в 1911-1912 гг., была выработана первая в истории Международная конвенция о наркотиках 1912 г.
*(368) СУ РСФСР. 1925. N 5. Ст. 33.
*(369) СЗ СССР. 1926. N 58. Ст. 424.
*(370) Цит. по: Боголюбова Т.А., Толпекин К.А. Наркотизм и наркомания: основные направления борьбы и профилактики//Советское государство и право. 1987. N 1.
*(371) См.: СУ РСФСР. 1934. N 42. Ст. 259.
*(372) СУ РСФСР. 1935. N 22. Ст. 214. Данная статья была введена вследствие присоединения СССР к Международной Женевской конвенции от 12 сентября 1923 г. "О борьбе с распространением и торговлей порнографическими изданиями".
*(373) См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1972. N 51. Ст. 1207; 1987. N 27. Ст. 961; 1974. N 29. Ст. 782; 1974. N 29. Ст. 782; 1986. N 32. Ст. 904; 1988. N 14. Ст. 2664.
*(374) См. там же. 1991. N 44. Ст. 1430.
*(375) См.: Гыскэ А.В. Современная российская преступность и проблемы безопасности общества (политический анализ). М., 2000. С. 198.
*(376) Цит. по: Романова Л.И. Наркотики. Преступления. Ответственность. Владивосток. 2000. С. 29.
*(377) См.: Гыскэ А.В. Современная российская преступность и проблемы безопасности общества (политический анализ). С. 201-202.
*(378) См.: Гыскэ А.В. Борьба с преступностью в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества. М., 2001. С. 195.
*(379) См.: Федеральная целевая программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999-2001 годы", утвержденная постановлением Правительства РФ от 9 сентября 1999 г. N 1030 с изменениями от 24 июля 2000 г.//Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 39. Ст. 4627; 2000. N 31. Ст. 3294.
*(380) Так, на черном рынке Москвы на конец 2000 г. при дозе в 5 млг 1 г героина стоил 25-60 долл.; при дозе в 500 млг 1 г марихуаны - 30-50 руб.; при дозе в 135 млг 1 г гашиша - 100-150 руб.; при дозе в 10 млг 1 г кокаина - 100-150 долл. Отсюда нетрудно подсчитать, сколько денег нужно потратить в день наркоману, чтобы приобрести 2-3 необходимые для него дозы.
*(381) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 2. Ст. 219.
*(382) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 27. Ст. 3198.
*(383) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 7.
*(384) См. также: Романова Л.И. Указ. соч. С. 184.
*(385) По состоянию на 1 мая 1998 г. соответствующая таблица опубликована в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 10. С. 14-18; По состоянию на 2 декабря 1998 г. - в журнале "Новая аптека". 1999. N 4.
*(386) Конституционный Суд РФ определением от 9 апреля 1998 г. отказал в принятии к рассмотрению запроса Лесосибирского городского суда Красноярского края о проверке конституционности ст. 228 УК РФ и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами". Городской суд рассматривал уголовное дело по обвинению гражданина А.Ю.Афанасьева в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК, а именно в незаконном приобретении, хранении и перевозке без цели сбыта 1,814 грамма марихуаны. В запросе в Конституционный Суд заявитель указал, что ст. 228 УК, связывая преступность и наказуемость предусмотренных ею деяний с количеством наркотических средств и не определяя при этом критерии отнесения тех или иных количеств наркотических средств к крупным и особо крупным размерам, ставит суды перед необходимостью руководствоваться при ее применении Перечнем крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте (утвержден Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ). Следовательно, положения ст. 228 УК, как допускающие применение уголовной ответственности на основании не только уголовного закона, но и документа, не являющегося нормативным правовым актом, опубликованным официально для всеобщего сведения, вступают в противоречие со ст. 15 (ч. 3) Конституции РФ.
По мнению Конституционного Суда РФ, из содержания ст. 228 УК не следует, что при ее применении и оценке размера количества наркотического средства как крупного или особо крупного суды связаны положениями названного выше Перечня. Подобные перечни, утверждаемые Постоянным комитетом по контролю наркотиков и в силу этого не являющиеся нормативными правовыми актами, не определяют права, обязанности и ответственность граждан, их положения носят лишь рекомендательный характер. При этом ст. 228 УК не препятствует судам при рассмотрении конкретных уголовных дел руководствоваться нормами общей части Уголовного кодекса, в том числе ст. 6 и 7, закрепляющими принципы справедливости и гуманизма, и учитывать обстоятельства, значимые для обеспечения прав и законных интересов обвиняемых. В конечном счете как определение норм уголовного закона, подлежащих применению в конкретном деле, так и проверка правильности применения тех или иных норм в их системной связи относятся к ведению судов общей юрисдикции, осуществляющих правосудие в первой, кассационной или надзорной инстанциях.
Конституционный Суд РФ не вправе определять фактические основания, необходимые для принятия того или иного правоприменительного решения, и оценивать его соответствие Конституции РФ. Не входит в его компетенцию, установленную ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", и непосредственная проверка конституционности общих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики//Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1998. N 4.
*(387) См.: постановление Правительства РФ от 30 ноября 1999 г. N 1318 "О совершенствовании деятельности Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту" в ред. постановления от 24 января 2001 г. N 50//Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 49. Ст. 6002; 2001. N 5. Ст. 409.
*(388) См., например: Гасанов Э.Г. Указ. соч. С. 273; Середа Г.В. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ: уголовно-правовой и криминологический аспекты (по материалам Восточной Сибири). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Иркутск, 2000. С. 11; Турлубеков Б.С. Указ. соч. С. 27. Турлубеков Б.С. считает возможным установить ответственность за потребление наркотиков лицами, деяние которых сопряжено с исполнением обязанностей по службе или работе, либо с участием в спортивных соревнованиях, либо совершено в присутствии несовершеннолетнего и создало возможность наступления общественно опасных последствий. Данная позиция поддерживается и рядом депутатов Государственной Думы, на рассмотрении которой находится несколько соответствующих законопроектов.
*(389) См., например: Романова Л.И. Указ. соч. С. 183; Наумов А. Ответственность за незаконный оборот наркотиков//Российская юстиция. 2000. N 7. С. 29; Любавина М.А. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ (части 1-4 ст. 228 УК РФ). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 21.
*(390) О других издержках негативного характера криминализации потребления наркотических средств см. упомянутые работы А.Наумова, Л.И.Романовой, А.В.Гыскэ.
*(391) См. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 5. С. 13.
*(392) За последние 10 лет границы небольших и крупных размеров существенно изменились. Так, по состоянию на 25 ноября 1987 г., а в скобках соответственно по состоянию на 1 мая 1998 г., крупными размерами признавались: марихуана - 5-500 г (0,1-500 г), гашиш - 1,0-300 г (0,1-100 г), опий - 0,5-50 г (0,1-10 г), солома маковая - 10 г - 2 кг (0,2-250 г), морфин - 0,03 г - 2,5 кг (0,01-1,0 г), героин - 0,015-1,10 г (до 0,005 г), кокаин - 0,02-1 г (0,01-1,0 г). Таким образом, нижняя граница крупного размера марихуаны и соломы маковой была уменьшена в 50 раз, гашиша - в 10 раз, опия - в 5 раз, морфина - в 3 раза, героина - в бессчетное количество, кокаина - в 2 раза. Можно допустить, что по результатам медицинских исследований реальная социальная опасность распространения отдельных наркотических средств существенно увеличилась. Однако представляется весьма сомнительным то обстоятельство, что социально-медицинские издержки потребления наркотических средств увеличились за десять лет в десятки и более раз. Мы больше склоняемся к мысли, что таким образом искусственно увеличивается репрессивный характер правовых мер, применяемых к потребителям наркотических средств.
*(393) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 4. С. 9.
*(394) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 5. С. 13.
*(395) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 2. С. 14.
*(396) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 11. С. 10.
*(397) См. также: Кипнис Н. Незаконные действия с наркотическими средствами без цели сбыта//Уголовное право. 1998. N 3.
*(398) См.: постановление Правительства РФ от 15 июня 1998 г. N 591 "Об утверждении правил провоза наркотических средств или психотропных веществ в лечебных целях больными, следующими транзитом через территорию Российской Федерации"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 25. Ст. 2908.
*(399) Полагаем, что по своим объективным и субъективным признакам этот состав преступления должен быть выделен в отдельную статью Кодекса. См. также: Иванцова Н.В. Указ. соч. С. 15; Романова Л.И. Указ. соч. С. 206.
*(400) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 3.
*(401) См.: Собрание законодательства РФ. 2001. N 13. Ст. 1273.
*(402) К числу нормативных актов, регулирующих правила обращения с наркотическими средствами или психотропными веществами, помимо Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ, относятся: постановление Правительства РФ от 18 июня 1999 г. N 647 "О порядке дальнейшего использования или уничтожения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов и оборудования, которые были конфискованы или изъяты из незаконного оборота либо дальнейшее использование которых признано нецелесообразным" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 27. Ст. 3360); постановление Правительства РФ от 6 августа 1998 г. N 892 "Об утверждении правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 33. Ст. 4009); Правила ведения и хранения специальных журналов регистрации операций, связанных с оборотом наркотическиих средств и психотропных веществ, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2000 г. N 577 (Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 33. Ст. 3397); Правила допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 6 августа 1998 г. N 892 (Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 33. Ст. 4009); Положение о выдаче лицензий на использование объектов и помещений, где осуществляется деятельность, связанная с оборотом наркотическиих средств и психотропных веществ, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 30 мая 1998 г. N 541 (Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 23. Ст. 2543); Правила разработки, производства, изготовления, хранения, перевозки, пересылки, отпуска, реализации, распределения, приобретения, использования, ввоза на таможенную территорию Российской Федерации, вывоза с таможенной территории Российской Федерации, уничтожения инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств, психотропных веществ, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 марта 2001 г. N 221 (Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 13. Ст. 1272); приказ Минздрава РФ "О внесении изменений и дополнений в приказ Минздрава России от 12 ноября 1997 г. N 330 "О мерах по улучшению учета, хранения, выписывания и использования наркотических лекарственных средств" от 9 января 2001 г. N 2 (Российская газета. N 25); Правила хранения и учета наркотических лекарственных средств в аптеках, Правила хранения и учета наркотических лекарственных средств и специальных рецептурных бланков в лечебно-профилактических учреждениях, Положение о списании и уничтожении наркотических лекарственных средств и специальных рецептов, не использованных онкологическими больными, Правила хранения и учета наркотических лекарственных средств и специальных рецептурных бланков на аптечных складах (базах), Правила хранения и учета наркотических средств в контрольно-аналитических лабораториях, Правила хранения и учета наркотических средств в научно-исследовательских институтах, лабораториях и учебных заведениях системы здравоохранения, утвержденные приказом Минздрава России "О мерах по улучшению учета, хранения, выписывания и использования наркотических лекарственных средств" от 12 ноября 1997 г. N 330 (Здравоохранение. 1998. N 3); Инструкция о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения, утвержденная приказом МВД России, Минюста России, Минздрава России, Минэкономики России, ГТК России, ФСБ России и ФПС России от 9 ноября 1999 г. N 840, 320, 388, 472, 726, 530, 585 (Экспресс-Закон. 2000. N 2).
*(403) По нашему мнению, несмотря на новую редакцию ч. 2 ст. 24 УК, совершение этого преступления по неосторожности исключается, поскольку законодатель предусматривает ответственность за действия, совершаемые по неосторожности, только в тех случаях, когда они влекут за собой общественно опасные последствия. В ч. 5 ст. 228 УК законодатель на последствия не указывает (формальный состав), поэтому за наpушение соответствующих пpавил по неостоpожности, повлекшее причинение вреда здоровью, нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, может наступить ответственность по статьям о пpеступлениях пpотив личности либо пpотив госудаpственной власти, интеpесов госудаpственной службы и службы в оpганах местного самоупpавления.
*(404) В статье 229 УК законодатель говорит о хищении наркотических средств или психотропных веществ, не выделяя форм хищения, что означает использование термина "хищение" в качестве собирательного понятия. Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения, согласно которой при применении насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия преступление будет оконченным с момента нападения (Романова Л.И. Указ. соч. С. 210). В законе говорится не о хищении наркотических средств или психотропных веществ путем разбойного нападения, как это было в Кодексе 1960 г., а о хищении с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Поэтому данное преступление, как и предусмотренное ч. 1 ст. 229 УК, будет окончено с момента завладения соответствующими веществами (появления у лица реальной возможности распорядиться этими предметами по своему усмотрению).
*(405) См.: Мирошниченко Н.А., Музыка А.А. Уголовно-правовая борьба с наркоманией. Киев-Одесса, 1988. С. 113; Уголовное право России. Часть Особенная/Под ред. Л.Л.Кругликова. М., 1999. С. 492.
*(406) См.: Романова Л.И. Указ. соч. С. 213.
*(407) См.: Середа Г.В. Указ. соч. С. 14; Гасанов Э.Г. Указ. соч. С. 217.
*(408) См.: Мирошниченко Н.А., Музыка А.А. Указ. соч. С. 94.
*(409) См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 11. С. 24.
*(410) Здравоохранение. 1998. N 3.
*(411) См.: Московские аптеки. 2000. 28 июня.
*(412) См. п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9.
*(413) К нормативным актам, регламентирующим соответствующие правила, относятся: Таможенный кодекс РФ 1993 г.; постановление Правительства РФ от 3 августа 1996 г. N 930 "Об утверждении номенклатуры наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, на которые распространяется порядок ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 16 марта 1996 г. N 278, а также квот на ввоз (вывоз) наркотических средств" с изменениями и дополнениями от 31 июля 1998 г. (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 34. Ст. 4122; 1998. N 32. Ст. 3909); постановление Правительства РФ от 16 марта 1996 г. N 278 "О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 13. Ст. 1350); приказ Минздрава России от 19 мая 2000 г. N 169 "О предоставлении права подписи разрешений и согласований на ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации лекарственных средств"; приказ Минздрава России от 24 января 2000 г. N 24 "О предоставлении права подписи разрешений и согласований Минздрава России"; приказ ГТК России от 23 сентября 1996 г. N 580 "О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ"; приказ Минздравмедпрома России от 25 апреля 1996 г. N 166 "О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ"; письмо ГТК России от 23 декабря 1997 г. N 07-16/24991 "О действующих бланках сертификатов и печатях Постоянного комитета по контролю наркотиков при Минздраве России"; телеграмма ГТК России от 12 ноября 1996 г. N Т-23150 "О наркотических средствах, сильнодействующих и ядовитых веществах, при ввозе (вывозе) которых необходимо представление лицензии МВЭС России"; приказ МВД России, Минюста России, Минздрава России, Минэкономики России, ГТК России, ФСБ России и ФПС России от 9 ноября 1999 г. N 840, 320, 388, 472, 726, 530, 585 "Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения"; приказ Минздрава СССР от 3 июля 1968 г. N 523 "О порядке хранения, учета, прописывания, отпуска и применения ядовитых, наркотических и сильнодействующих лекарственных средств" с последующими изменениями и дополнениями; Инструкция Минздрава России от 10 июня 1997 г. "О системе фармацевтического контроля наркотических, психотропных, сильнодействующих и ядовитых лекарственных средств, используемых на территории Российской Федерации".
*(414) См. ст. 56 Основ законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан", принятых в 1993 г., с последующими изменениями и дополнениями//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 33. Ст. 1318; Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 52. Ст. 5086; Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 10. Ст. 1143; 1999. N 37. Ст. 4506; N 51. Ст. 6289; 2000. N 49. Ст. 4740.
*(415) См.: Федеральный закон от 22 июня 1998 г. N 86-ФЗ "О лекарственных средствах" (в ред. от 2 января 2000 г. N 5-ФЗ)//Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 26. Ст. 3006; 2000. N 2. Ст. 126.
*(416) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 33 (часть 1).
*(417) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 22. Ст. 2247; 1999. N 16. Ст. 1992.
*(418) См. ст. 19 Основ законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан".
*(419) См. ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 14. Ст. 1650.
*(420) М.Малеина предлагает использовать в этих случаях термин "санитарно-эпидемиологическое благополучие населения", под которым понимается состояние здоровья группы людей и среды их обитания на определенной территории в конкретный период времени, при котором учитывается положительное и негативное воздействие факторов среды обитания на человека//Малеина М. Ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил (Российская юстиция. 2000. N 7. С. 50).
*(421) К числу нормативных актов, предусматривающих соответствующие санитарные требования и нормы, относятся: Основы законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" 1993 г. (с последующими изменениями и дополнениями); Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения"; Санитарно-эпидемиологические правила СанПиН 2.3.6.959-00 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них продовольственного сырья и пищевых продуктов", утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 25 февраля 2000 г.; Санитарные правила и нормы СанПиН 3.4.035-95 "Санитарная охрана территории Российской Федерации", утвержденные постановлением Госкомсанэпиднадзора России от 23 августа 1995 г. N 13 (Официальное издание Госкомсанэпиднадзора России. М., 1996); Положение о порядке осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора на объектах железнодорожного транспорта, утвержденное Министерством путей сообщения РФ от 25 сентября 2000 г., по согласованию с Министерством здравоохранения РФ//Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 47 и др.
*(422) См.: Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 8. Ст. 609.
*(423) См.: Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-I "О государственной тайне" (в ред. от 6 октября 1997 г. N 131-ФЗ) (Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 41. Ст. 8220, 4673); постановление Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. N 870 "Об утверждении Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 37. Ст. 3619.
*(424) См. ст. 10 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации".
*(425) Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 35. Ст. 3648.
*(426) См.: постановление Правительства РФ от 24 марта 1997 г. N 334 "О порядке сбора и обмена в Российской Федерации информацией в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 13. Ст. 1545); Положение о предоставлении информации о состоянии окружающей природной среды, ее загрязнении и чрезвычайных ситуациях техногенного характера, которые оказали, оказывают, могут оказать негативное воздействие на окружающую природную среду, утвержденное постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2000 г. N 128 (Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 8. Ст. 964); Инструкция о сроках и формах предоставления информации в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, утвержденную приказом МЧС от 7 июля 1997 г. N 382; Порядок предоставления гражданам и пользователям (потребителям), независимо от их правовой формы, информации о санитарно-эпидемиологической обстановке, состоянии среды обитания, качестве и безопасности продукции производственно-технического назначения, пищевых продуктов, товаров для личных и бытовых нужд, потенциальной опасности для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг, утвержденный приказом Минздрава России от 2 декабря 1999 г. N 429 "О порядке предоставления информации"//Финансовая Россия. 1999. 23 декабря. N 48.
*(427) См. ст. 1 Федеpального закона от 31 июля 1995 г. N 119-ФЗ "Об основах госудаpственной службы Pоссийской Федеpации" с последующими изменениями и дополнениями (Собрание законодательства Российской Федерации 1995. N 31. Ст. 2990; 1999. N 8. Ст. 974; 2000. N 46. Ст. 4537); Указ Президента РФ от 11 января 1995 г. N 33 "О реестре государственных должностей федеральных государственных служащих" с последующими изменениями и дополнениями//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 3. Ст. 174; N 25. Ст. 2378; N 33. Ст. 3358; 1996. N 16. Ст. 1833; 1997. N 20. Ст. 2244.
*(428) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 140; 1999. N 51. Ст. 6287.
*(429) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 2. Ст. 150.
*(430) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 25. Ст. 917; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 4.
*(431) См.: постановление Госстандарта России от 22 августа 2000 г. N 61 "О принятии и введении в действие Правил сертификации услуг розничной торговли" (Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 40); постановление Госстандарта России от 16 ноября 1999 г. N 58 "О принятии и введении в действие Правил сертификации услуг парикмахерских" (Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 3); постановление Госстандарта России от 18 сентября 1997 г. N 28 "О принятии и введении в действие Правил проведения сертификации табака и табачных изделий" (Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. N 4); постановление Госстандарта России от 27 октября 1997 г. N 30 "Об утверждении и введении в действие Правил проведения сертификации посуды" (Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1997. N 23); постановление Госстандарта России от 23 августа 1999 г. N 44 "Оплата работ по сертификации продукции и услуг" (Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 4) и др.
*(432) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 26. Ст. 966; Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 10. Ст. 1143; N 31. Ст. 3832.
*(433) См.: постановление Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1013 "Об утверждении перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации, и перечня работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации" (в ред. постановления Правительства РФ от 24 мая 2000 г. N 403) (Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 33. Ст. 3899; 2000. N 22. Ст. 2317); постановление Государственного комитета РФ по стандартизации, метрологии и сертификации от 23 февраля 1998 г. N 5 "О номенклатуре продукции и услуг (работ), подлежащих обязательной сертификации" с последующими изменениями и дополнениями//Вестник Госстандарта России. 1998. N 4.
*(434) См.: постановление Правительства РФ от 7 июля 1999 г. N 766 "Об утверждении перечня продукции, соответствие которой может быть подтверждено декларацией о соответствии, Порядка принятия декларации о соответствии и ее регистрации" (в ред. постановления от 24 мая 2000 г. N 403)//Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 29. Ст. 3746.
*(435) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 28. Ст. 3490.
*(436) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 21. Ст. 1930; 1997. N 18. Ст. 2100; N 20. Ст. 2231; 1998. N 30. Ст. 3608.
*(437) См. там же. 1997. N 39. Ст. 4465; 2000. N 14. Ст. 1430.
*(438) См. там же. 2001. N 29. Ст. 2950.
*(439) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431.
*(440) См.: Правила рассмотрения заявлений о государственной регистрации общественных объединений в Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденные приказом министра юстиции РФ от 6 октября 1997 г. N 19-01-122-97//Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1997. N 21.
*(441) См.: Правила рассмотрения заявлений о государственной регистрации религиозных организаций в органах юстиции Российской Федерации, утвержденные приказом Министерства юстиции РФ от 16 февраля 1998 г. N 19//Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. N 7.
*(442) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 6. Ст. 754.
*(443) См.: Проституция и преступность. М., 1991. С. 39.
*(444) Отдельное издание. Юридическое издательство НКЮ СССР. М., 1939.
*(445) См.: Красуля С.Н. От жриц любви до обитательниц борделей//Проституция и преступность. С. 10.
*(446) См.: Аколинский С. Проблемы социальной патологии. М., 1977. С. 354.
*(447) См.: Гилинский Я.И. Проституция как она есть//Проституция и преступность. С. 98.
*(448) См.: Проституция и преступность. С. 40.
*(449) См. там же. С. 180.
*(450) См.: Известия. 1998. 17 февраля.
*(451) Дюков В.В. Гримасы рынка "свободной любви"//Проституция и преступность. С. 156.
*(452) См.: Ефимов М.А. Борьба с преступлениями против общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения. М., 1971. С. 59.
*(453) См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1998. С. 457.
*(454) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1998. С. 419.
*(455) Такой же вывод представлен в Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. С. 572.
*(456) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. С. 570.
*(457) См.: Проституция и преступность. С. 96.
*(458) Игнатов А.Н. Проблемы правовой борьбы с проституцией//Проституция и преступность. С. 145.
*(459) Проституция и преступность. С. 39.
*(460) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. С. 572; Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 457.
*(461) В учебнике по уголовному праву (Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 457) в качестве объекта этого преступления упоминается только общественная нравственность.
*(462) Ефимов М.А. Указ. соч. С. 59.
*(463) См.: Проституция и преступность. С. 159.
*(464) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1998. С. 421.
*(465) Гедеонов Н. Содержание притонов разврата//Проблемы преступности. М.-Л., 1926. С. 144.
*(466) СЗ СССР. 1935. N 35.
*(467) СУ РСФСР. 1935. N 22. Ст. 214.
*(468) См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. N 5. С. 9.
*(469) См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. N 6. С. 11.
*(470) См., например: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 459; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. С. 574.
*(471) Уголовный кодекс Украинской ССР. Научно-практический комментарий. Киев, 1987. С. 694.
*(472) См.: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 459.
*(473) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. С. 574.
*(474) См.: Основы законодательства о культуре Российской Федерации в редакции Федерального закона от 23 июня 1999 г. N 115-ФЗ//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 46. Ст. 2625; Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 26. Ст. 3172.
*(475) См.: Федеральный закон от 15 февраля 1995 г. N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 12. Ст. 1024.
*(476) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 20. Ст. 718.
*(477) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1998. С. 424; Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 462.
*(478) Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 9. Ст. 734. См. также: Указ Президента РФ от 5 мая 1997 г. N 452 "Об уточнении состава объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения"//Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 19. Ст. 2219.
*(479) См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1991. N 52. Ст. 1891; 1996. N 16. Ст. 1835; 1998. N 47. Ст. 5777.
*(480) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 23. Ст. 1961.
*(481) См.: Белоноженко Ю., Берензон А. Правовое положение документальных памятников истории и культуры//Социалистическая законность. 1981. N 4. С. 41.
*(482) Уголовное право Украинской ССР на современном этапе. Особенная часть. Киев, 1985. С. 383.
*(483) См.: Даньшин И. Понятия и охорона гражданского порядку в свите новой Конституции СРСР//Рядзянско право. 1978. N 11. С. 16.
*(484) См. например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1998. С. 425; Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 461.
*(485) См.: Курс советского уголовного права. Т. VI. М., 1971. С. 344.
*(486) См.: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 461.
*(487) См.: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 461.
*(488) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 146; 1997. N 26. Ст. 2952; 1998. N 30. Ст. 3613; 2000. N 33. Ст. 3348.
*(489) См.: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 462. См. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 1998. С. 425.
*(490) См.: Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т. VI. М., 1971. С. 345.
*(491) Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т. VI. М., 1971. С. 343.
*(492) См. например: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 462.
*(493) Некоторые юристы полагают, что жестокое обращение с животными возможно только с прямым умыслом//См., например: Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 462.
*(494) Термин "экология" образован из двух греческих слов: "экос", т.е. убежище, дом, местопребывание, и "логос" - учение. Буквально экология - это наука о жизни животных и растений "у себя дома", т.е. в естественной обстановке. В процессе усилившегося воздействия человека на природу экология приобрела особое значение как научная основа рационального природопользования и охраны живых организмов.
*(495) См.: Жевлаков Э., Суслова Н. Экологическая преступность в Российской Федерации в 1990-2000 гг.//Уголовное право. 2000. N 3. С. 69.
*(496) См., например: Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997.
*(497) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. N 10. Ст. 457, 459; 1993. N 29. Ст. 1111.
*(498) Более подробно об этом говорится при анализе ст. 246, 247 и 248 УК.
*(499) Уголовное право России. Особенная часть. Т. 2. М., 1999. С. 479-480.
*(500) Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 1998. С. 469.
*(501) Безопасность - положение, при котором не угрожает опасность кому-чему-нибудь (см.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1953. С. 31).
*(502) В ст. 85 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. дано следующее определение экологического преступления - это общественно опасное деяние, посягающее на установленный в Российской Федерации экологический правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющее вред окружающей природной среде и здоровью человека.
*(503) См., например: Уголовное право России. Особенная часть. М., 1996. С. 284.
*(504) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 305-306.
*(505) См.: Уголовное право России. Особенная часть. Т. 2. М., 1999. С. 481-482.
*(506) См.: Уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 475-476.
*(507) Подробнее см.: Дубовик О.Л., Жалинский А.Э. Причины экологических преступлений. М., 1998.
*(508) Фауна - исторически сложившаяся совокупность видов животных, обитающих на определенной территории или акватории (России).
*(509) Флора - исторически сложившаяся совокупность видов растений, произрастающих на определенной территории (России).
*(510) Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 14. Ст. 1650.
*(511) Вопросы разграничения перечисленных преступлений будут рассмотрены при анализе конкретных экологических преступлений.
*(512) Хроника ООН - март 1990. С. 36-37.
*(513) Подробнее см.: Серебренникова А.В. Основные черты Уголовного кодекса ФРГ. М., 1999. С. 99 и др.
*(514) Ст. 220-а включена в УК 1922 г. в 1924 г.
*(515) В ч. 2. ст. 99 УК предусматривалась ответственность за квалифицированный вид посягательства на лес. Квалифицирующими данное преступление признаками признавались определенная сумма ущерба и совершение таких действий в виде промысла.
*(516) Впервые ответственность за это преступление была предусмотрена в соответствии с Международной конвенцией об охране котиков, заключенной в 1911 г., постановлением СНК СССР от 2 февраля 1926 г. "Об ограничении промысла морских котиков и морских бобров".
*(517) С 1928 г.
*(518) См., например: Советское уголовное право. Особенная часть. М., 1975. С. 261.
*(519) Статьи 98 и 99 УК 1960 г. предусматривали ответственность за умышленное и неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества. Однако в этих статьях говорилось также об уничтожении или существенном повреждении лесных массивов, что давало основание относить в этой части данные статьи к числу экологических норм.
*(520) См., например: Материалы Конференции ООН по окружающей среде и развитию, 3-14 июня 1992 г., Рио-де-Жанейро; IX Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушениями, апрель-май 1995 г., Каир и др.
*(521) Уголовное право России. Особенная часть. Т. 2. М., 1999. С. 486.
*(522) Так, в Кабардино-Балкарской Республике по ст. 246 УК в 1997 г. было возбуждено 6, а в 1998 г. - 2 дела//См: Российская юстиция. 2000. N 8. С. 36.
*(523) Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 306.
*(524) Уголовное право России. Особенная часть. Т. 2. М., 1999. С. 487.
*(525) Уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 490.
*(526) См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. N 10. Ст. 457, 459; 1993. N 29. Ст. 1111.
*(527) Природоохранительные нормы и правила проектирования. Справочник. М., 1990.
*(528) См.: Российская юстиция. 2000. N 8. С. 36.
*(529) См., например: Положение о Правительственной комиссии по Байкалу//Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 13. Ст. 1611.
*(530) См.: Федеральный закон от 23 ноября 1995 г.//Сборник законодательства Российской Федерации. 1995. N 48. Ст. 4556; 1998. N 16. Ст. 1800.
*(531) Нормы радиационной безопасности установлены Федеральным законом от 9 января 1996 г. "О радиационной безопасности населения" (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 141) на основе рекомендаций Международной комиссии по радиологической защите после утверждения их специально уполномоченными на то государственными органами Российской Федерации в сфере охраны окружающей среды.
*(532) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 1.
*(533) См.: Зумакулов Д., Прохоров Л. Квалификация экологических преступлений//Российская юстиция. 2000. N 8. С. 36-37.
*(534) См.: например: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 307.
*(535) См.: Уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 493.
*(536) См.: Уголовное право России. Особенная часть. М., 1996. С. 285.
*(537) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1998. С. 581.
*(538) Особо крупным, согласно примечанию к гл. 26 "Преступления против экологической безопасности и окружающей среды", признается размер ущерба, в тысячу и более раз превышающий размер минимальной заработной платы, установленной на день совершения преступления.
*(539) В этих статьях предусматривалась ответственность за нарушение правил хранения, использования, учета, перевозки радиоактивных материалов и других правил обращения с ними и за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ.
*(540) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1994. С. 430. В Уголовном кодексе 1996 г. ответственность за эти деяния предусмотрена в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности" (незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами - ст. 220) и в гл. 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности (незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта - ст. 234). В этом Кодексе названные составы преступления подверглись значительным изменениям.
*(541) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 4. Ст. 185.
*(542) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 35. Ст. 3335.
*(543) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 3. Ст. 3588.
*(544) Речь идет о появлении этих отходов в результате процессов, направленных на другие (полезные) цели.
*(545) См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С. 430.
*(546) Термин "обращение", употребленный законодателем, адекватен термину "оборот", т.е. охватывает все этапы и способы работы с экологически опасными веществами и отходами.
*(547) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 307.
*(548) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 307.
*(549) См.: Уголовное право России. Особенная часть. Т. 2. М., 1999. С. 508.
*(550) См.: Уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 483.
*(551) См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 309.
*(552) См.: Уголовное право России. Особенная часть. Т. 2. М., 1999. С. 512.
*(553) Практикум по уголовному праву. Учебное пособие. М., 1997. С. 303.
*(554) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С. 433.
*(555) См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. С. 585.
*(556) См.: Уголовное право. 2000. N 3. С. 69.
*(557) Биосфера - это нижняя часть атмосферы, гидросфера и верхняя часть литосферы.
*(558) Термин "рекреация" означает отдых, восстановление сил.
*(559) См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 12. Ст. 1024.
*(560) См. там же. 1991. N 4. Ст. 25.
*(561) См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 4. Ст. 1096.

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>