<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Такой же продолжительности краткосрочные выезды могут быть разрешены женщинам, имеющим детей в домах ребенка исправительной колонии, для устройства детей у родственников либо в детское учреждение, а осужденным женщинам, имеющим несовершеннолетних детей-инвалидов вне исправительной колонии, может быть разрешен один краткосрочный выезд в год для свидания с ними (ч. 2 ст. 97 УИК).
Согласно ст. 361 УПК исполнение приговора об осуждении лица к лишению свободы может быть отсрочено при наличии следующих оснований:
1) тяжелой болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, - до его выздоровления;
2) беременности осужденной или наличия у осужденной женщины детей в возрасте до четырнадцати лет - до достижения младшим ребенком четырнадцатилетнего возраста, кроме осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности;
3) когда немедленное отбывание наказания может повлечь за собой особо тяжкие последствия для осужденного или его семьи ввиду пожара или стихийных бедствий, тяжкой болезни, смерти единственного трудоспособного члена семьи или других исключительных обстоятельств на срок, установленный судом, но не более трех месяцев.
Кроме того, ст. 82 УК предусматривает отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. В случае отмены отсрочки отбывания наказания по основаниям ч. 2 ст. 82 УК - отказ от ребенка или уклонение от его воспитания, или по достижении ребенком четырнадцатилетнего возраста судом может быть принято решение о возвращении осужденной для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение.
Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в невозвращении лица, осужденного к лишению свободы, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы места лишения свободы либо которому предоставлена отсрочка исполнения приговора суда или отбывания наказания, по истечении срока выезда или отсрочки.
Особенностью этой формы уклонения от отбывания лишения свободы является то, что законные действия (оставление места лишения свободы на законных основаниях, по разрешению правомочного на то лица) перерастают в преступные. Уголовная ответственность наступает в том случае, если осужденный не возвращается в места лишения свободы, имея цель полностью или частично уклониться от отбывания наказания. Любая ответственность исключается, если задержка возвращения в установленный срок произошла по уважительной причине - по болезни осужденного или его близких, в связи со стихийным бедствием, прервавшим работу транспорта, и т.п.
В случае несвоевременного возвращения осужденного его действия рассматриваются как дисциплинарный проступок.
В литературе существует обоснованная точка зрения, в соответствии с которой диспозиция ст. 314 УК подлежит расширительному толкованию, поскольку в ней приведен не полный перечень легального, предусмотренного уголовно-исполнительным законодательством, временного выезда из мест лишения свободы без охраны и сопровождения*(277). Разделяя эту позицию, хотелось бы отметить, что в противном случае затруднительно квалифицировать, например, невозвращение осужденного к лишению свободы, которому разрешен длительный выезд за пределы исправительного учреждения на время отпуска.
Преступление считается оконченным с момента истечения срока, установленного для возвращения в исправительное учреждение.
Это преступление длящееся. Оно начинается с момента неявки в место отбывания наказания и заканчивается в момент задержания осужденного или его явки с повинной.
Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной, причем умысел может быть только прямым. Виновный сознает, что уклоняется от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы, и желает этого. Мотивация таких действий может быть различной, она не влияет на квалификацию по ст. 314 УК.
Субъектом преступления является лицо, достигшее 16 лет, осужденное к лишению свободы и отбывающее это наказание в исправительных учреждениях.
Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК). Данная норма представляет собой уголовно-правовое средство обеспечения надлежащего исполнения приговоров, решений или иных судебных актов по рассмотренным судом делам.
С объективной стороны преступление выражается в злостном неисполнении вступивших в законную силу, а поэтому подлежащих обязательному исполнению приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению.
Неисполнение виновным указанных процессуальных актов представляет собой непринятие соответствующих мер в установленные законом сроки о приведении их в исполнение.
Подобное неисполнение выражается, как правило, в бездействии - невыполнении предписаний процессуального акта, например, руководитель предприятия не выполняет решения суда о восстановлении на работе незаконно уволенного лица, бухгалтер не производит взыскание денежных сумм по исполнительному листу. Однако могут иметь место и действия, нарушающие запреты, содержащиеся в процессуальных актах, например, несмотря на приговор суда о лишении лица занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью служащий органа местного самоуправления принимает осужденного на работу именно на такую должность или для осуществления деятельности, которая запрещена.
В соответствии со ст. 315 УК неисполнение судебных решений должно быть злостным, т.е. продолжительным, имевшим место после предупреждения суда, сделанного виновному в письменной форме*(278).
Так, военным судом Владивостокского гарнизона 13 ноября 1997 г. Древновский осужден по ст. 315 УК. Он признан виновным в злостном неисполнении решения суда, совершенном при следующих обстоятельствах.
Согласно решениям судов гарнизона и флота начальник квартирно-эксплуатационной части (КЭЧ) подполковник Древновский был обязан выдать офицеру Злотникову справку об отсутствии у последнего жилой площади в поселке Артемовском Приморского края. Судебное решение подлежало исполнению в срок до 18 марта 1997 г. В период с 18 марта по 7 апреля 1997 г. Древновский дважды выдавал на имя Злотникова справки, не соответствовавшие резолютивной части кассационного определения.
7 апреля 1997 г. военный суд Владивостокского гарнизона наложил на Древновского штраф в размере пяти минимальных размеров оплаты труда и установил новый срок для его исполнения.
Решения судов надлежащим образом исполнены только 30 апреля 1997 г.
Военный суд Тихоокеанского флота оставил без изменения приговор военного суда гарнизона.
Главный военный прокурор в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в связи с неполнотой и односторонностью судебного следствия и несоответствием выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела.
Военная коллегия Верховного Суда РФ 31 марта 1998 г. судебные решения отменила, а производство по делу прекратила, указав, что уголовную ответственность по ст. 315 УК влечет не любое, а лишь злостное неисполнение судебного решения.
Как видно из приговора, суд усмотрел злостность в том, что Древновский не исполнил надлежащим образом судебные решения после письменного предупреждения суда.
Таким предупреждением суд признал определение суда от 7 апреля 1997 г. о наложении на Древновского штрафа, однако при этом не учел, что оно было обжаловано в кассационном порядке и до рассмотрения дела вышестоящим судом, т.е. до 25 августа 1997 г., не имело юридической силы. Кроме того, Древновский принимал определенные меры по исполнению судебного решения.
Таким образом, действия Древновского не образуют состава злостного неисполнения судебного решения, в связи с чем дело подлежит прекращению*(279).
Воспрепятствование исполнению приговора суда, решения суда или иного судебного акта проявляется только в активных действиях, направленных на то, чтобы помешать исполнению судебных решений. Например, переименование должности, которую лицо по приговору суда не может занимать, с сохранением тех же функциональных обязанностей работника.
Это преступление относится к числу длящихся. Оно считается оконченным с момента истечения установленного законом срока для исполнения соответствующего судебного решения или акта либо с момента совершения действий, направленных на воспрепятствование их исполнению.
Субъективная сторона характеризуется умышленной виной в форме прямого умысла. Виновный сознает, что не исполняет приговор, решение суда или иной судебный акт, и желает этого. Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Ими могут быть личные отношения, интересы службы и т.п.
Субъект преступления - специальный. Это лица, указанные в законе - представитель власти, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления, а также служащий государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации*(280), в служебные функции которых входит совершение действий, обеспечивающих исполнение судебных актов.
Иные лица, уклоняющиеся от исполнения судебных приговоров и решений, в том числе осужденные, не подлежат ответственности по данной статье.
Действующее законодательство внесло в анализируемый состав преступления несколько изменений. Редакция ст. 315 УК РФ в отличие от аналогичной нормы Кодекса 1960 г. содержит: указание на злостность неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта; перечень субъектов данного преступления; положение о том, что приговоры, решения и иные судебные акты должны вступить в законную силу и поэтому быть обязательными для всех учреждений, предприятий, организаций и должностных лиц.
К преступлениям, препятствующим исполнению наказания, уголовные кодексы ряда стран ближнего зарубежья относят дезорганизацию работы мест лишения свободы (например, ст. 303 УК Республики Литвы, ст. 410 УК Республики Беларусь). По содержанию эти нормы схожи со ст. 321 УК РФ, находящейся в главе "Преступления против порядка управления".
Уголовный кодекс Республики Беларусь предусматривает ответственность за такие декриминализированные в России действия, как злостное неповиновение требованиям администрации мест лишения свободы (ст. 411) и передачу запрещенных предметов лицам, содержащимся в местах лишения свободы (ст. 412), а также за уклонение от отбывания наказаний не только в виде лишения свободы, но и ограничения свободы, исправительных работ, общественных работ, лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, уплаты штрафа, конфискации имущества. Подлежат уголовной ответственности и такие деяния, как несоблюдение требований превентивного надзора и уклонение от превентивного надзора (ст. 421 и 422).
Законодательство Литовской Республики в число преступлений, препятствующих исполнению наказания, включает освобождение задержанного, заключенного под стражу или отбывающего наказание в виде лишения свободы, совершенное с применением насилия, путем обмана или злоупотребления доверием.
Уголовный кодекс Республики Польша предусматривает ответственность за физическое или психическое издевательство над лицами, законно лишенными свободы. В качестве квалифицирующего признака здесь указана особая жестокость таких действий.

Глава IV. Преступления против порядка управления

_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против порядка управления

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Помимо этих ветвей власти признается и гарантируется местное самоуправление (ст. 10-12 Конституции РФ). Эффективная, отвечающая современным требованиям деятельность органов власти и местного самоуправления является залогом соблюдения прав и интересов граждан, успешного решения задач, стоящих перед обществом. Государство, наделяя своих представителей большими правами по сравнению с обычными гражданами, предъявляет к ним и более высокие требования, вплоть до привлечения в случаях нарушения законов к уголовной ответственности (см. гл. 30 УК). При выполнении должностными лицами своих служебных обязанностей они обеспечиваются усиленной охраной, в том числе и применением к лицам, препятствующим такой деятельности, суровых мер ответственности. Нормы, предусматривающие ответственность за нарушение нормальной деятельности органов власти и местного самоуправления, сосредоточены в гл. 32 УК. Устанавливая суровые меры ответственности за посягательства на порядок управления, законодатель тем самым стремится обеспечить властным отношениям, складывающимся между управляющими субъектами (должностными лицами, органами управления) и управляемыми (гражданами и организациями), режим наибольшего благоприятствования в целях их нормальной реализации.
Объектом рассматриваемой группы преступлений является нормальная деятельность органов власти и местного самоуправления, понимаемая как складывающиеся между органами управления и гражданами отношения по поводу осуществления первыми - распорядительных, административных функций и подчиненности, обязательности исполнения и дисциплины - вторыми. Посягательства на порядок управления не только нарушают нормальную деятельность органов власти и управления, но и подрывают авторитет власти и ее представителей в глазах населения. К тому же подобного рода деяния нередко ставят под угрозу причинения вреда личную безопасность представителей власти, их жизнь, здоровье, честь и достоинство, а также соответствующие блага их близких.
С объективной стороны преступления против порядка управления характеризуются активной формой поведения, о чем свидетельствуют используемые законодателем термины: "посягательство", "применение насилия", "разглашение сведений", "приобретение", "подделка" и т.д.
По законодательной конструкции преступления против порядка управления описываются в нормах закона как формальные составы преступлений: оскорбление представителя власти (ст. 319 УК), незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации (ст. 322 УК), уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК) и другие, так и материальные составы: похищение или повреждение документов, штампов, печатей (ст. 325 УК), самоуправство (ст. 330 УК) и др.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется только умышленной формой вины. Для некоторых преступлений обязательным признаком является специальная цель: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК) и др.
Субъектом преступления может быть только частное лицо, достигшее 16-летнего возраста. В случае совершения преступления, предусмотренного гл. 32 УК, должностным лицом ответственность последнего наступает по статьям о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
Таким образом, преступления против порядка управления представляют собой совершаемые частными лицами умышленные общественно опасные деяния, причиняющие вред или ставящие под угрозу причинения вреда нормальную деятельность органов власти и самоуправления.
Классифицировать преступления против порядка управления можно по различным основаниям - по особенностям сфер управления, на которые осуществляется посягательство, особенностям объективной стороны и т.д. Однако наиболее предпочтительной представляется классификация по непосредственному объекту посягательства, которая позволяет отразить природу преступления, механизм причинения вреда управленческим отношениям.
Первая группа преступлений характеризуется различными формами противодействия субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций. К этой группе относятся: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК); применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК); дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК).
Вторая группа преступлений посягает на режим Государственной границы Российской Федерации и символы государственности: незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации (ст. 322 УК); противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации (ст. 323 УК); надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации (ст. 329 УК).
Третья группа преступлений посягает на установленный порядок ведения официальных документов и документальное оформление фактов, имеющих юридическое значение: приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград (ст. 324 УК); похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия (ст. 325 УК); подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК); подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК); изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 3271 УК).
Четвертая группа преступлений связана с посягательствами на установленный порядок реализации прав и обязанностей граждан: уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК); самоуправство (ст. 330 УК).

_ 2. История развития законодательства об уголовной ответственности за преступления против порядка управления

Нормы о преступлениях против порядка управления были известны уголовному законодательству Российской империи уже в конце ХIХ в. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. содержало специальный раздел четвертый - "О преступлениях и проступках против порядка управления", в котором выделялись семь глав: глава первая - "О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении установленным от оного властям"; глава вторая - "Об оскорблении и явном неуважении к присутственным местам и чиновникам при отправлении должности"; глава третья - "О самовольном присвоении власти и о составлении подложных указов или предписаний и других исходящих от правительства бумаг"; глава четвертая - "О похищении бумаг или вещей из присутственных мест, сорвании печатей и уничтожении поставленных или приложенных по распоряжению правительства знаков"; глава пятая - "О взломе тюрем, уводе и побеге находящихся под стражею или надзором"; глава шестая - "О тайных обществах и запрещенных сходбищах"; глава седьмая - "О недозволенном оставлении отечества" (ст. 283-355). Уложение предусматривало, например, такие преступления, как восстание, с намерением воспрепятствовать обнародованию высочайших указов, манифестов и т.п. либо не допустить исполнение указов и распоряжений, или принудить власти к чему-либо не согласному с их долгом, если это принуждение произведено вооруженными людьми и сопровождаемо с их стороны насилием и беспорядками (ст. 284), указанное в ст. 284 противодействие, произведенное хотя не вооруженными людьми, однако с насилием и беспорядками или же, напротив, вооруженными, хотя и без явного с их стороны насилия (ст. 285), кто раздерет, отбросит или вычернит или иным образом повредит, или исказит указы, присланные для обнародования или выставленные для сего в определенных местах, когда это учинено публично при стечении народа, или, по крайней мере, в присутствии многих свидетелей (ст. 301), похищение или с умыслом истребление или повреждение хранимых в присутственном месте документов или иных какого-либо рода бумаг (с. 330) и др.
Уголовное уложение 1903 г. структурно носило иной характер. В нем выделялось несколько глав о различных формах посягательств на порядок управления. Так, гл. VI (ст. 138-155) была посвящена неповиновению власти; гл. VIII (ст. 179-194) - нарушениям постановлений о воинских и земских повинностях, глава ХII (ст. 262-279) - нарушениям постановлений, ограждающих общественное спокойствие; гл. ХV (ст. 292-309) - нарушениям постановлений о надзоре за печатью; гл. ХХI (ст. 437-452) - ответственности за подлог. В действие Уголовное уложение вводилось не целиком, а постепенно и постатейно. В частности, из интересующих нас преступлений против порядка управления в действие были введены лишь следующие статьи:
в гл. ХV - ст. 309 (об изготовлении или выпуске в обращение произведений тиснения преступного содержания);
в главе ХХI - ст. 437 (подделка или переделка высочайшего повеления), ст. 449 (подделка большой государственной или иной печати царствующего императора или ее употребление), ст. 450 (подделка печати или иного орудия для наложения клейма или иного удостоверительного знака от имени правительственного или общественного установления или от имени служащего), ст. 451 (подделка чужой гербовой или именной печати или иного орудия для наложения заменяющего печать знака, если эта подделка совершена с целью использования и нанесения вреда имущественным интересам частных лиц или учреждения), ст. 452 (употребление для наложения удостоверительного знака предметов, указанных в ст. 450 и 451, а также настоящих печати или иного орудия, поименованных в этих статьях, заведомо без предоставленного на то права или вопреки воле лица, от имени которого налагается удостоверительный знак).
В советское время преступления против порядка управления в системе Особенной части впервые появились в Уголовном кодексе 1922 г., который относил эти преступления к государственным. Глава I "Государственные преступления" состояла из двух разделов: "О контрреволюционных преступлениях" и "О преступлениях против порядка управления". Во втором разделе Кодекса помещались преступления, которые весьма существенно отличались друг от друга по уровню общественной безопасности и впоследствии были предусмотрены в других главах уголовных кодексов 1926, 1960 и 1996 гг. В кодексе 1922 г. впервые давалось понятие "преступление против порядка управления". Согласно ст. 74 "Преступлением против порядка управления признается всякое деяние, направленное к нарушению правильного функционирования подчиненных органов управления или народного хозяйства, сопряженное с сопротивлением или неповиновением законам советской власти, с препятствованием деятельности ее органов и иными действиями, вызывающими ослабление силы и авторитета власти". К числу преступлений против порядка управления относились массовые беспорядки (ст. 75 и 77); бандитизм (ст. 76); массовый отказ от внесения налогов денежных или натуральных или от выполнения повинностей (ст. 78); неплатеж налогов или отказ от исполнения работ, имеющих общегосударственное значение, или повинностей (ст. 79); сокрытие наследственного имущества в целом или в части, а равно искусственное уменьшение стоимости наследства в целях обхода законов о праве наследования и наследственных пошлинах (ст. 79а); организованное по взаимному соглашению сокрытие или неверное показание о количествах, подлежащих обложению или учету предметов и продуктов, в том числе и размеров посевной, луговой, огородной и лесной площади, или количества скота, организованная сдача предметов, явно недоброкачественных, неисполнение по взаимному соглашению возложенных законом на граждан работ и личных повинностей (ст. 80); нарушение правил, установленных для учета военнообязанных (ст. 81); уклонение от учебных сборов, а также неявка на сборный пункт с целью уклонения от выполнения обязанностей по общей, специальной и военно-допризывной подготовке (ст. 81а); уклонение от опытных либо поверочных мобилизаций (ст. 81б); уклонение от призыва к отбыванию обязательной военной службы (81в); уклонение от призыва к обязательной военной службе посредством причинения себе повреждения в здоровье, учинения подлога в документах, подкупа должностных лиц, изменения своей фамилии или звания, а равно под предлогом религиозных убеждений или посредством всяких иных ухищрений (ст. 81г); уклонение от явки к мобилизации, безотносительно к условиям и обстановке совершения этого деяния, учиненное гражданами из числа состоящих на учете военнообязанных (ст. 81д); агитация и пропаганда всякого рода, заключающая призыв к совершению преступлений, предусмотренных ст. 75-81д, а равно в возбуждении национальной вражды и розни (ст. 83); изготовление, хранение с целью распространения и распространение литературных произведений, призывающих к учинению преступных деяний, предусмотренных ст. 75-81д Уголовного кодекса (ст. 84); подделка денежных знаков, банковских билетов Государственного Банка, государственных процентных бумаг, марок и других знаков государственной оплаты, в том числе и билетов железнодорожного и водного транспорта, если она учинена по предварительному соглашению нескольких лиц и в виде промысла (ст. 85); сопротивление отдельных граждан представителям власти при исполнении ими возложенных на них законом обязанностей или принуждение к выполнению явно незаконных действий, сопряженных с убийством, нанесением увечий или насилием над личностью представителя власти (ст. 86); оскорбительное проявление неуважения к РСФСР, выразившееся в надругательстве над государственным гербом, флагом, памятником революции (ст. 87); публичное оскорбление отдельных представителей власти при исполнении ими своих служебных обязанностей (ст. 88); недонесение о достоверно известных предстоящих и совершенных преступлениях, предусмотренных ст. 58-66 Уголовного кодекса (ст. 89); заведомо ложное сообщение в письменном заявлении государственному учреждению или должностному лицу о деятельности государственных учреждений или должностных лиц или заведомо ложный ответ на официальный запрос таковых (ст. 90); самовольное присвоение себе власти должностного лица и учинение на этих основаниях тех или иных действий (ст. 91); похищение, повреждение, сокрытие или уничтожение официальных или частных документов из государственных учреждений в целях препятствования правильному разрешению дел или, вообще, функционированию учреждений (ст. 92); выезд за границу и въезд в РСФСР без установленного паспорта или без разрешения подлежащих властей (ст. 98); сорвание или повреждение печатей или иных знаков, наложенных по распоряжению власти с целью охранения определенных предметов хранилищ или иных помещений (ст. 100); самоуправство (ст. 103) и ряд других преступлений, которые в настоящее время относятся к посягательствам на иные объекты.
Уголовный кодекс 1926 г. в своей первоначальной редакции ответственность за преступления против порядка управления предусматривал в главе второй, куда наряду с преступлениями, предусмотренными Кодексом 1922 г., были включены и другие составы преступлений, ранее помещавшиеся в иных разделах Кодекса, например, хулиганство. Положением о преступлениях государственных 1927 г., включенным в Кодекс 1926 г., в целях разграничения компетенции Союза ССР и союзных республик структура Кодекса была изменена. В главе первой "Государственные преступления" наряду с разд. 1 "Контрреволюционные преступления" был выделен разд. 2 - "Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления", а глава вторая именовалась "Иные преступления против порядка управления".
К числу особо для Союза ССР опасных преступлений против порядка управления относились такие деяния, как: массовые беспорядки, бандитизм, похищения огнестрельного оружия, частей к нему и огневых припасов, нарушение правил о международных полетах, уклонение от очередного призыва на действительную военную службу, контрабанда, способствование незаконному переходу государственных границ, совершенное в виде промысла или должностными лицами, и др.
К иным преступлениям против порядка управления относились такие преступления, как: неплатеж в установленный срок налогов и сборов по обязательному окладному страхованию (ст. 60); отказ от выполнения повинностей, общегосударственных заданий или производства работ, имеющих общегосударственное значение (ст. 61); уклонение от опытных и поверочных мобилизаций (ст. 66); подделка удостоверений и иных выдаваемых государственными и общественными учреждениями документов, предоставляющих права или освобождающих от повинностей в целях их использования (ст. 72); сопротивление представителям власти (ст. 73); публичное оскорбление представителей власти (ст. 76); самовольное присвоение звания или власти (ст. 77); похищение, повреждение, сокрытие или уничтожение официальных или частных документов из государственных учреждений (ст. 78); срыв или повреждение печатей, наложенных по распоряжению власти с целью охранения определенных предметов или помещений (ст. 89); самоуправство (ст. 90) и др. Следует отметить и такую особенность, отраженную еще в Уголовном кодексе 1922 г., что в этой же главе располагались и ряд статей об экологических преступлениях, преступлениях против правосудия и преступлениях в сфере экономической деятельности (в современном понимании): незаконная охота (ст. 861); незаконное производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов (ст. 86); контрабанда (ст. 83); незаконное освобождение из-под стражи (ст. 81); побег (ст. 82) и др.
Сосредоточие в главе об иных преступлениях против порядка управления столь различных по характеру и степени общественной опасности деяний свидетельствовало о том, что у законодателя этого периода отсутствовало достаточно ясное представление о порядке управления как родовом объекте охраны и, соответственно, о круге деяний, подлежащих включению в эту группу*(281).
В 1958 г. Верховным Советом СССР был принят Закон о государственных преступлениях, в разделе втором которого предусматривалась ответственность за "Иные государственные преступления". В этот раздел были помещены ряд норм о преступлениях, ранее относившихся к особо для Союза ССР опасным преступлениям против порядка управления: бандитизм, контрабанда, уклонение от очередного призыва на действительную военную службу и некоторые другие. Термин "преступления против порядка управления" стал применяться лишь к тем преступлениям, которые ранее относились к "иным преступлениям против порядка управления".
Новая тенденция нашла отражение в структуре Уголовного кодекса 1960 г., в котором глава девятая именовалась "Преступления против порядка управления". В разделе II "Иные государственные преступления" главы первой сохранились нормы о бандитизме (ст. 77), контрабанде (ст. 78), массовых беспорядках (ст. 79), уклонении от очередного призыва на действительную военную службу (ст. 80), уклонении от призыва по мобилизации (ст. 81), уклонении в военное время от выполнения повинностей или уплаты налогов (ст. 82), нарушении режима Государственной границы Российской Федерации (ст. 83).
Впоследствии в эту главу были введены нормы о незаконном изъятии, перемещении или уничтожении пограничных знаков (ст. 83.1 - введена Федеральным законом от 18 мая 1995 г. N 79-ФЗ), о действиях, дезорганизующих работу исправительно-трудовых учреждений (ст. 77.1 - введена Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.), воспрепятствовании деятельности конституционных органов власти (ст. 79.1 - введена Законом РФ от 9 октября 1992 г. N 3618-1). Таким образом, с принятием УК 1960 г. законодатель отказался от деления преступлений против порядка управления на две группы.
В главе девятой Уголовного кодекса 1960 г. были предусмотрены статьи о таких преступлениях, как: сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка (ст. 191); оскорбление представителя власти или представителя общественности, выполняющего обязанности по охране общественного порядка (ст. 192); угроза или насилие в отношении должностного лица или гражданина, выполняющего общественный долг (ст. 193); самовольное присвоение звания или власти должностного лица (ст. 194); похищение или повреждение документов, штампов, печатей, бланков (ст. 195); подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков (ст. 196); нарушение правил въезда или проживания в пограничной полосе или пограничной зоне (ст. 197); нарушение паспортных правил (ст. 198 - исключена Законом РСФСР от 5 декабря 1991 г. N 1982-1); самовольный захват земли (ст. 199); самоуправство (ст. 200); нарушение законов о записи актов гражданского состояния (ст. 201 - исключена Законом РФ от 29 апреля 1993 г. N 4901-1); незаконное пользование знаками Красного Креста и Красного Полумесяца (ст. 202); незаконный подъем Государственного флага Российской Федерации или суверенной республики в ее составе на торговом судне (ст. 203); неоказание помощи при столкновении судов или несообщение названия судна (ст. 204); повреждение морского телеграфного кабеля (ст. 205).
Как следует из вышеперечисленного, круг преступлений против порядка управления был значительно сужен, поскольку в Кодексе была предусмотрена специальная глава восьмая "Преступления против правосудия", в которую были перемещены нормы о таких преступлениях, как заведомо ложный донос, побег из места заключения или из-под стражи, побег с места ссылки и др. Одновременно ответственность за ряд преступлений, посягающих на природную среду, была предусмотрена нормами главы шестой "Хозяйственные преступления".
Впоследствии глава девятая Кодекса подвергалась многочисленным дополнениям и изменениям. В частности, были введены следующие новые статьи: ст. 190.1 "Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй" (исключена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 сентября 1989 г.), ст. 190.2 "Надругательство над Государственными гербом или флагом" (введена Указом Президиума ВС РСФСР от 16 сентября 1966 г.); ст. 190.3 "Организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок" (исключена Законом РФ от 29 апреля 1993 г. N 4901-1); ст. 191.1 "Сопротивление работнику милиции или народному дружиннику"; ст. 191.2 "Посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника" (введены Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.); ст. 191.3 "Воспрепятствование служебной деятельности прокурора, следователя или лица, производящего дознание" (введена Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ); ст. 191.4 "Оказание сопротивления военнослужащему, сотруднику органа внутренних дел или иному лицу при исполнении ими обязанностей по охране Государственной границы Российской Федерации" (введена Федеральным законом от 18 мая 1995 г.); ст. 191.5 "Посягательство на жизнь военнослужащего, сотрудника органа внутренних дел или иного лица при исполнении ими обязанностей по охране Государственной границы Российской Федерации, а также на жизнь членов их семей" (введена Федеральным законом от 18 мая 1995 г. N 79-ФЗ); ст. 192.1 "Оскорбление работника милиции или народного дружинника" (введена Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.); ст. 192.2 "Оскорбление военнослужащего, сотрудника органа внутренних дел или иного лица при исполнении ими обязанностей по охране Государственной границы Российской Федерации" (введена Федеральным законом от 18 мая 1995 г. N 79-ФЗ); ст. 194.1 "Покупка, продажа, обмен, а равно подделка либо умышленное уничтожение ордена, медали, нагрудного знака к почетному званию СССР" (введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1985 г.); ст. 197.1 "Нарушение иностранными гражданами и лицами без гражданства правил пребывания в СССР и транзитного проезда через территорию СССР" (введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 августа 1966 г.); ст. 198.1 "Уклонение военнообязанного от учебных или поверочных сборов и воинского учета" (введена Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.); ст. 198.2 "Злостное нарушение правил административного надзора" (введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 августа 1966 г.); исключена Законом РФ от 29 апреля 1993 г. N 4901-1; ст. 200.1 "Нарушение порядка организации или проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования" (введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июля 1988 г.) и ст. 205.1 "Нарушение правил охраны линий связи" (введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 октября 1969 г.).
Таким образом, несмотря на выделение специальной главы о преступлениях против порядка управления, круг деяний, относимых законодателем к числу соответствующих преступлений, как и по УК 1922 г. и 1926 г., по-прежнему был неоднороден, и они существенно различались по объективным и субъективным характеристикам.
Увеличение к концу 90-х гг. более чем вдвое количества статей в гл. 9 по сравнению с первоначальной редакцией УК 1960 г. явилось отражением общей тенденции развития уголовного законодательства советского периода, при которой глава о преступлениях против порядка управления выполняла роль своеобразного накопителя. В эту главу помещались нормы о тех преступлениях, объект посягательства которых первоначально однозначно не был определен, и поэтому точное место этих норм в системе Особенной части УК не было найдено. С течением времени юридическая природа этих преступлений становилась более понятной, уточнялся круг общественных отношений, которым причинялся вред при совершении этих преступлений, и в законодательство вносились соответствующие коррективы. Поэтому при подготовке УК 1996 г. законодатель фактически вернулся к первоначальной редакции УК 1960 г., оставив всего 14 статей. Остальные нормы либо вообще были исключены из УК, либо помещены в другие разделы и главы УК 1996 г.

_ 3. Преступления, связанные с противодействием субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций

Группа преступлений, характеризующихся различными формами противодействия субъектам управленческой деятельности, является наиболее опасной из преступлений против порядка управления. Повышенная общественная опасность этих преступлений обусловливается тем, что нарушение нормальной деятельности правоохранительных или иных органов сопряжено с одновременным воздействием в различных формах на жизнь, здоровье, честь и достоинство представителей названных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, а также иных лиц (близких указанных лиц или осужденных).
Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК). Объект преступления - нормальная деятельность правоохранительного органа, нарушаемая посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких.
Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа является наиболее тяжким преступлением из числа деяний против порядка управления и в своих основных чертах воспроизводит ст. 191.2 УК 1960 г., что позволяет сделать вывод о возможности толкования отдельных признаков в соответствии с уже сложившейся судебной практикой.
Вместе с тем в ст. 317 УК 1996 г. значительно расширен круг потерпевших. В соответствии с диспозицией этой статьи потерпевшими от преступления являются сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие, а также их близкие. В законодательстве не раскрывается понятие "правоохранительные органы" и не дается их перечень, поэтому в каждом конкретном случае данный вопрос должен решаться правоохранительными органами. Определенным ориентиром может служить ст. 2 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" с последующими изменениями и дополнениями*(282).
Согласно этой статье к защищаемым лицам относятся:
1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели;
2) прокуроры;
3) следователи;
4) лица, производящие дознание;
5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность;
6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров;
7) сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы;
8) военнослужащие внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, принимавшие непосредственное участие в пресечении действий вооруженных преступников, незаконных вооруженных формирований и иных организованных преступных групп;
9) сотрудники органов контрразведки;
10) сотрудники федеральных органов налоговой полиции;
11) судебные исполнители;
12) работники контрольных органов Президента РФ, глав администраций субъектов Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;
13) сотрудники федеральных органов государственной охраны;
14) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов РФ и финансовых органов субъектов Федерации, органов государственного контроля в сфере торговли, качества товаров (услуг) и защиты прав потребителей, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений.
Из данного перечня можно сделать вывод, что к правоохранительным органам относятся органы прокуратуры и юстиции, МВД, ФСБ, федеральные органы налоговой полиции и таможни. В этом перечне не указаны суды, которые, с одной стороны, являются органами правосудия и по своим функциям отличаются от правоохранительных органов, с другой - в Федеральном законе 1995 г. они упоминаются в перечне превоохранительных и контролирующих органов. Представляется, что пока нет исчерпывающего законодательного перечня правоохранительных органов, суды можно относить к числу последних.
Военнослужащими являются граждане, проходящие военную службу в Вооруженных Силах РФ, а также в пограничных войсках Федеральной пограничной службы РФ, во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в Железнодорожных войсках РФ, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы безопасности РФ, органах Федеральной пограничной службы РФ, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ и создаваемых на военное время специальных формированиях. Статус военнослужащих имеют также военнослужащие, прикомандированные в установленном порядке к федеральным органам государственной власти, другим государственным органам и учреждениям, органам государственной власти субъектов Федерации, международным организациям в соответствии с международными договорами Российской Федерации, государственным унитарным предприятиям, имущество которых находится в федеральной собственности, акционерным обществам, сто процентов акций которых находится в федеральной собственности и которые выполняют работу в интересах обороны страны и безопасности государства, иным предприятиям, учреждениям и организациям, если это предусмотрено федеральным законом, а также в соответствии со ст. 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" граждане, проходящие военные сборы. Лица, проходящие службу в иных государственных военизированных органах и формированиях на основании других законодательных и нормативных правовых актов, имеющие специальные звания, сходные или аналогичные с воинскими званиями, не являются военнослужащими*(283).
Согласно ст. 2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" в ред. от 7 августа 2000 г. военнослужащие проходят военную службу по контракту или военную службу по призыву в соответствии с федеральным законом о воинской обязанности и военной службе. К военнослужащим относятся:
офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты и старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту;
офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента РФ;
сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта. Граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы*(284).
Не раскрывает закон и содержание понятия "близкие" сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих. В статье 1 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ под близкими соответствующих категорий лиц понимаются близкие родственники, перечисленные в п. 9 ст. 34 УПК РСФСР (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг), а в исключительных случаях и иные лица, на жизнь, здоровье и имущество которых совершаются посягательства. В п. "б" ч. 2 ст. 105 УК, предусматривающей ответственность за убийство, в качестве возможных потерпевших также называются близкие лица, выполняющего служебные обязанности или общественный долг. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" указал: "К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений"*(285).
Данное толкование понятия "близкие" следует использовать и при применении ст. 317 УК.
По кругу потерпевших анализируемое преступление следует отличать от деяний, перечисленных в ст. 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), и в п. "б" ч. 2. ст. 105 УК (убийство), где также предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь. В ст. 295 УК речь идет о конкретно определенном и более узком круге лиц (осуществляющих правосудие и предварительное расследование), а также о специфической сфере управленческой деятельности (правосудие). В п. "б" ч. 2 ст. 105 УК, наоборот, речь идет о любых лицах или их близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. Указанные различия по кругу потерпевших и сфере деятельности свидетельствуют о том, что норма, предусмотренная ст. 295 УК, является специальной по отношению к ст. 317 УК, а последняя в свою очередь является специальной по отношению к п. "б" ч. 2 ст. 105 УК. В соответствии с общей теорией квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм предпочтение должно отдаваться специальной норме, так как она более полно описывает соответствующее деяние и в большей степени отражает характер преступления.
Объективная сторона преступления описывается в законе как посягательство на жизнь соответствующих лиц. Данное понятие использовалось и в ст. 191.2 УК 1960 г. Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 9 постановления от 24 сентября 1991 г. "О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка", как и ранее Верховный Суд СССР, рекомендует понимать под посягательством на жизнь соответствующих лиц "убийство или покушение на убийство"*(286). Следовательно, деяние должно характеризоваться признаками, присущими убийству, предусмотренными ст. 105 УК. Причинение средней тяжести или тяжкого вреда здоровью при отсутствии умысла на убийство не может квалифицироваться по данной статье. Ответственность в таких случаях наступает по статьям о преступлениях против личности.
Данный термин используется кроме ст. 317 еще в одной статье УК - 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Предусматривая в УК 1960 г. состав посягательства на жизнь работника милиции или народного дружинника в такой редакции, законодатель стремился обеспечить повышенную охрану жизни указанных лиц, перенося момент окончания преступления на более раннюю стадию - покушения на жизнь. В условиях действия УК 1996 г. такой подход вступает в противоречие с принципами уголовного законодательства, поскольку он означает нарушение равноценности любой жизни. К тому же в уголовном праве термин "посягательство" часто употребляется в качестве синонима термина "преступление", который включает в себя не только объективные, но и субъективные характеристики деяния. По нашему мнению, использование законодателем этого понятия при описании объективной стороны преступлений, предусмотренных вышеупомянутыми статьями, как по форме, так и по существу, является далеко не безупречным.
Ответственность за данное преступление наступает при условии посягательства на жизнь соответствующих лиц, когда они осуществляли законную деятельность по охране общественного порядка и общественной безопасности. Если действия лица носили незаконный характер (совершались с превышением полномочий или с несоблюдением установленного законом порядка), ответственность посягающего не может наступать по анализируемой статье, поскольку в таких случаях нет посягательства на порядок управления. При наличии к тому оснований лицо может быть привлечено к ответственности по статьям о преступлениях против личности, а в некоторых случаях, например, при необходимой обороне, ответственность вообще исключается.
Понятие "деятельность по охране общественного порядка и общественной безопасности" по своему содержанию является более узким, чем употребляющееся в ст. 318 УК понятие "исполнение должностных обязанностей". Деятельность по охране общественного порядка и общественной безопасности связана с выполнением обязанностей по несению патрульной и постовой службы на улицах и в общественных местах, поддержанием порядка во время проведения демонстраций, митингов, зрелищ, спортивных соревнований и других массовых мероприятий, ликвидацией последствий аварий, общественных и стихийных бедствий, предотвращением или пресечением противоправных посягательств. При исполнении потерпевшими иных функций, например, конвоировании подсудимых, ответственность виновных должна наступать по ст. 105 УК. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего в связи с их участием в предварительном расследовании преступления, а равно при исполнении приговора, решения суда или иного судебного акта должно квалифицироваться по ст. 295 УК. На квалификацию не влияет то обстоятельство, когда совершается посягательство - во время исполнения потерпевшим его обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо вне исполнения этих обязанностей. Важно то, что посягательство осуществляется в целях воспрепятствования потерпевшему в выполнении соответствующих обязанностей в будущем.
Окончено данное преступление будет с момента начала посягательства на жизнь, вне зависимости от наступления каких-либо последствий, и умышленные действия, направленные на убийство соответствующих лиц, квалифицируются по ст. 317 УК без ссылки на ст. 30 УК. Фактическое причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью при наличии умысла на убийство не требует самостоятельной юридической оценки, поскольку они являются способом совершения более тяжкого преступления - посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Вместе с тем в случае совершения приготовительных действий, например, приобретение оружия к совершению преступления, предусмотренного ст. 317 УК, необходима квалификация по ст. 30 УК, так как приготовительные действия не охватываются понятием "посягательство".
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью - воспрепятствовать законной деятельности соответствующих лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо отомстить за такую деятельность*(287).
Цель воспрепятствования означает намерение виновного создать препятствие на пути к чему-нибудь, не допустить выполнения чего-либо в будущем. Совершение деяния вне связи с указанным направлением профессиональной деятельности потерпевших, например, на основе личных взаимоотношений, корысти и т.п., исключает квалификацию по ст. 317 УК. Обязательным условием ответственности по данной статье является сознание виновным того обстоятельства, что оно совершает посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности или их близких. При отсутствии такого сознания ответственность наступает по ст. 105 УК.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет и посягающие на жизнь соответствующих лиц, отвечают по ст. 105 УК.
Применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК). Объект преступления - нормальная деятельность органов управления. Дополнительным объектом выступают здоровье и телесная неприкосновенность представителей власти и их близких, которые являются потерпевшими от данного преступления.
Круг лиц, подлежащих охране в соответствии с требованиями ст. 318 УК, значительно шире, нежели в ст. 317 УК, поскольку по закону к ним относятся не только сотрудники правоохранительных органов, но и все представители власти. В соответствии с примечанием к ст. 318 УК представитель власти - это должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, во-первых, наделенное распорядительными полномочиями и, во-вторых, полномочия которого адресуются лицам, не находящимся в его прямом подчинении. Распорядительные полномочия реализуются в праве должностного лица отдавать в пределах своей компетенции указания, обязательные к исполнению, другими должностными лицами и гражданами. О понятии "правоохранительные органы" и их видах говорилось при характеристике преступления, предусмотренного ст. 317 УК.
К контролирующим органам, согласно ст. 2 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" с последующими изменениями и дополнениями, относятся работники контрольных органов Президента РФ, главы администраций субъектов Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений, работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов РФ и финансовых органов субъектов Федерации, органов государственного контроля в сфере торговли, качества товаров (услуг) и защиты прав потребителей, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений и т.д.
К представителям власти относятся, в частности, лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работники государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности. Например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Федерации, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов Федерации, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД России и ФСБ России, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями)*(288). Представителями власти являются также и представители различных общественных организаций, которые по специальному полномочию наделяются на время осуществления своих функций правомочиями представителя власти (народные и присяжные заседатели, народные дружинники, общественные инспекторы и т.п.)*(289).
Не относятся к потерпевшим от деяния, предусмотренного ст. 318 УК, лица, участвующие в отправлении правосудия или производящие предварительное расследование, а равно их близкие. При применении насилия к следователям, судьям, прокурорам и др. ответственность наступает по ст. 296 УК. Потерпевшими от преступления могут быть и близкие представителя власти, понятие которых рассматривалось при анализе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.
Объективная сторона преступления характеризуется применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения насилия. Насилие, не опасное для жизни или здоровья, связано с ограничением свободы, нанесением ударов, побоев и тому подобных действий, не повлекших реального причинения вреда здоровью. Угроза применения насилия может выражаться в угрозе причинения любого вреда здоровью представителя власти или его близких, ограничения их свободы, причинения смерти и т.п. При этом она должна носить реальный характер, когда у потерпевшего имеются действительно объективные основания опасаться реализации данной угрозы.
Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала обоснованным приговор, по которому Чернышев оправдан по ч. 1 ст. 318 УК за недоказанностью вины в совершении преступления.
Ни в ходе следствия, ни в суде не были установлены иные, кроме М. и К., лица, которые подтвердили бы, что Чернышев, находясь в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющем общественную нравственность и человеческое достоинство, совершил мелкое хулиганство либо оказал неповиновение законным требованиям работников милиции. М. и К. по-разному описывают поведение Чернышева, основания его задержания и характер административного нарушения.
Судебная коллегия согласилась с мнением суда о том, что М. и К. (работники милиции) в своих показаниях искажают действительные события происшедшего, пытаются представить поведение Чернышева в худшем виде в целях доказать законность своих действий как работников милиции, что правонарушения Чернышев не совершал и задержание его работниками милиции было, по существу, незаконным.
С учетом такой оценки показаний М. и К. и отсутствия иных доказательств, подтверждающих их достоверность, суд правильно признал недоказанным факт применения Чернышевым насилия к М*(290).
Насилие может применяться к представителю власти как во время исполнения им должностных обязанностей, например, оказание сопротивления при пресечении правонарушения, так и в других случаях, но при обязательном условии, что оно применяется в связи с исполнением потерпевшим названных обязанностей. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без изменения приговор в отношении Демидова, который при совершении хулиганских действий оказал сопротивление представителю власти - работнику милиции В., ударил его молотком по голове, причинив легкий вред его здоровью, т.е. применил насилие, опасное для здоровья потерпевшего.
По смыслу ст. 213 УК, если при совершении хулиганства, сопряженного с сопротивлением представителю власти, было применено насилие, опасное для здоровья, то оно (в зависимости от конкретных обстоятельств) должно быть дополнительно квалифицировано по ст. 317 или 318 УК. Поскольку в данном случае Демидов знал, что В. - работник милиции, представитель власти, но, несмотря на это, применил по отношению к нему насилие, опасное для его здоровья, суд правильно квалифицировал действия осужденного дополнительно и по ч. 2 ст. 318 УК РФ.
Довод государственного обвинителя о том, что потерпевший В. не находился при исполнении своих должностных обязанностей, Судебной коллегией был признан необоснованным, поскольку согласно п. 1 ст. 10 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. "О милиции" с последующими изменениями и дополнениями*(291) милиция обязана предотвращать и пресекать преступления и административные правонарушения. При этом не имеет значения, находился ли работник милиции на дежурстве или же по своей инициативе принял меры к пресечению преступления. В соответствии с этим Законом работник милиции В. принял меры к пресечению преступления, совершенного Демидовым.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия признала, что преступные действия осужденного Демидова по п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 213, ч. 2 ст. 318 УК квалифицированы правильно*(292).
Не меняет правовой оценки содеянного разрыв во времени между исполнением представителем власти своих должностных обязанностей и применением к нему или его близким физического или психического насилия. При этом исполнение должностных обязанностей должно происходить строго в рамках закона. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильным приговор Ростовского областного суда, по которому Заря-Лада И. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти), за отсутствием в его деянии состава преступления. Как было установлено, Заря-Лада И., его жена, брат и мать в легкой степени алкогольного опьянения ожидали электропоезд на железнодорожной станции "Ростов". В это время к ним подошли работники милиции и потребовали у Заря-Лады И. и его жены документы. Поскольку документов не оказалось, работники милиции Кочетков и Кроповой предложили супругам пройти с ними в дежурную часть линейного отделения милиции. Заря-Лада И., его мать, жена и брат стали просить работников милиции отпустить их на электропоезд, однако Кочетков и Кроповой повели Заря-Ладу И. в милицию. Тогда Заря-Лада О. потребовал отпустить брата. Кочетков снял с пояса дубинку и замахнулся на него. В это время Заря-Лада И. бросился на спину Кочеткова, повалил его на землю и удерживал до тех пор, пока ему (Заря-Ладе И.) не надели на руки наручники.
Как видно из материалов дела, Заря-Лада И., хотя и находился в легкой степени алкогольного опьянения, однако ни он, ни кто-либо из его родственников правонарушений не совершал, что подтвердил в суде потерпевший Кочетков.
Работники милиции в нарушение положений ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. "О милиции", в которой дан исчерпывающий перечень оснований для проверки документов, потребовали от Заря-Лады И. и его родственников предъявить удостоверение личности, а затем пройти с ними в отдел внутренних дел.
Ответственность же за применение насилия в отношении представителя власти наступает тогда, когда насилие является противодействием законной деятельности представителя власти, в том числе и работника милиции по охране общественного порядка.
При указанных обстоятельствах в действиях Заря-Лады И. не усматривается противодействия законной деятельности представителей власти - работников милиции, в связи с чем оснований для отмены оправдательного приговора не имеется*(293).
Окончено данное преступление с момента применения физического или психического насилия независимо от того, выполнил ли представитель власти свои обязанности или нет.
С субъективной стороны деяние характеризуется умышленной формой вины в виде умысла. Виновное лицо сознает, что оно применяет насилие к представителю власти или его близким в связи с исполнением им должностных обязанностей и желает этого. Указание в диспозиции ст. 318 УК на связь примененного насилия к представителю власти или его близким с исполнением им своих должностных обязанностей означает, что насилие может применяться в целях как воспрепятствования законной деятельности представителя власти, так и мести за такую деятельность
Субъект преступления - общий, т.е. лицо, достигшее 16 лет. Лица в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия, повлекшего тяжкий или средней тяжести вред здоровью, привлекаются к ответственности по ст. 111 и 112 УК.
Ответственность за применение насилия к представителю власти усиливается, если оно носит характер опасного для жизни или здоровья (ч. 2 ст. 318) УК.
Насилие является опасным для жизни или здоровья в тех случаях, когда оно сопряжено с реальным причинением легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, либо когда насилие не повлекло причинение вреда здоровью потерпевшего, но ставило его жизнь или здоровье под угрозу опасности причинения такого вреда.
Причинение смерти в результате применения насилия к представителю власти должно квалифицироваться по ст. 105, 295 и 317 УК в зависимости от того, кто оказался потерпевшим. Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается признаками состава ст. 318 УК и не требуют дополнительной квалификации.
Оскорбление представителя власти (ст. 319 УК). Объект преступления - нормальная деятельность органов власти. Помимо этого вред причиняется всегда чести и достоинству представителя власти. Понятие "представитель власти" было рассмотрено при анализе преступления, предусмотренного ст. 318 УК. Вместе с тем данное преступление в отличие от названных в ст. 317 и 318 УК имеет ту особенность, что потерпевшими от него не могут быть близкие представителя власти. Ответственность за их оскорбление наступает на общих основаниях.
Объективная сторона преступления выражается в совершении активных действий в неприличной форме (нецензурной, непристойной) по унижению чести и достоинства представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Именно форма придает тем или иным высказываниям виновного лица оскорбительный характер. Такого рода действия подрывают служебное достоинство и авторитет не только представителя власти, но и представляемых им органов власти и государственной власти в целом. Объективные признаки оскорбления представителя власти в своих основных чертах совпадают с характеристикой аналогичного преступления против личности, предусмотренного ст. 130 УК. Статья 319 УК является специальной нормой по отношению к ст. 130 УК, предусматривающей ответственность за оскорбление специального потерпевшего - представителя власти. К тому же уголовные дела по ст. 130 возбуждаются по заявлению потерпевшего (дела частного обвинения), а по ст. 319 - это дело публичного обвинения. Вследствие этого по правилам конкуренции общей (ст. 130 УК) и специальной (ст. 319 УК) должна применяться только специальная норма.
Особенностью данного состава является то, что оскорбление должно носить публичный характер. Под публичностью понимается либо публичное совершение оскорбительных действий, либо доведение до сведения публики результатов определенных действий оскорбительного характера. Публичное совершение действий - это совершение их в общественных местах, с использованием средств массовой информации либо в присутствии хотя бы одного постороннего человека. Публичным является также написание оскорбительных надписей или текстов в общественных местах. При отсутствии признака публичности ответственность наступает по ст. 130 УК.
Оскорбление представителя власти должно быть либо при исполнении им своих обязанностей, либо в связи с исполнением последних. В противном случае ответственность наступает на общих основаниях по ст. 130 УК. Данный признак был рассмотрен при анализе преступления, предусмотренного ст. 318 УК.
Анализируемый состав сконструирован по принципу формальных, поэтому преступление будет оконченным с момента совершения соответствующих действий и наступления каких-либо вредных последствий не требуется.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновное лицо сознает, что оно совершает публичное оскорбление представителя власти при исполнении последним должностных обязанностей или в связи с их исполнением и желает действовать таким образом.
Субъект - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК). Эта норма в уголовном законодательстве появилась впервые. 20 апреля 1995 г. был принят Федеральный закон N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"*(294), в соответствии с которым в отношении названных категорий лиц, а также их близких в случае посягательств на их безопасность устанавливается система мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества.
Разглашение сведений о мерах безопасности в отношении должностных лиц соответствующих органов или их близких дает возможность преступникам воспрепятствовать законной деятельности этих лиц или органов, которые они представляют, либо отомстить за правомерную в интересах общества деятельность. Норма, содержащаяся в ст. 320 УК, является уголовно-правовой гарантией соблюдения мер государственной защиты должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.
Объект преступления - нормальная деятельность органов управления. Кроме этого вред может причиняться жизни и здоровью должностных лиц или их близких, их собственности, неприкосновенности жилища или личной жизни. Потерпевшим от данного преступления являются должностные лица правоохранительных или контролирующих органов, их близкие, лица, обеспечивающие безопасность должностных лиц или их близких (охранники, сотрудники служб безопасности и т.д.), а также любые посторонние лица, которые могут пострадать от последствий разглашения мер безопасности.
Перечень лиц, в отношении которых устанавливаются меры государственной защиты, содержится в ст. 2 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ (см. ст. 317 УК). К их числу относятся прокуроры, следователи, лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность или производящие дознание, сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров, сотрудники органов безопасности и налоговой полиции, работники контрольных органов Президента РФ и глав администрации субъектов РФ, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, сотрудники федеральных органов государственной охраны, работники таможенных органов и органов государственной налоговой службы, органов охотнадзора, рыбоохраны и лесной охраны, санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Минфина России и финансовых органов субъектов РФ, осуществляющих контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, а также близкие перечисленных лиц. Понятие "должностное лицо, близкие ему лица", а также понятие "правоохранительный и контролирующий" органы было рассмотрено при анализе преступлений, предусмотренных ст. 317 и 318 УК.
Сходная со ст. 320 УК по содержанию норма ст. 311 УК предусмотрена в главе 31 "Преступления против правосудия", однако она распространяется лишь на разглашение сведений о мерах безопасности в отношении судьи и участников уголовного процесса, что означает более узкий круг потерпевших. Таким образом, ст. 311 УК по отношению к ст. 320 является специальной нормой.
Объективная сторона преступления сформулирована как разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении соответствующих лиц. Согласно ст. 5 Федерального закона от 20 марта 1995 г. N 45-ФЗ в отношении защищаемых лиц с учетом конкретных обстоятельств могут применяться следующие меры безопасности:
1) личная охрана, охрана жилища и имущества;
2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещение об опасности;
3) временное помещение в безопасное место;
4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах;
5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы;
6) переселение на другое место жительства;
7) замена документов, изменение внешности.
Формы и порядок осуществления вышеперечисленных мер государственной защиты регулируются различными нормативными актами*(295).
Разглашение - это сообщение сведений, которые должны быть сохранены в тайне, хотя бы одному постороннему человеку, заинтересованному в их получении. Способы разглашения (передача в разговоре, публикация в газетах, сообщение по радио или телевидению и т.п.) для квалификации значения не имеют. Сведения, о которых говорится в ст. 320 УК, могут относиться к различным аспектам жизни соответствующих лиц.
О понятии "воспрепятствование" говорилось при анализе преступления, предусмотренного ст. 317 УК. Служебная деятельность связана с выполнением конкретных функций лица в соответствии полномочиями, например, руководством расследованием уголовного дела, производством проверок, ревизий и т.д.
Окончено данное преступление с момента, когда сведения стали известны постороннему лицу, не имеющему права на обладание ими. Наступления каких-либо последствий при этом не требуется.
С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом, поскольку деятельность виновного носит целенаправленный характер. Целью разглашения является воспрепятствование служебной деятельности соответствующего лица. Разглашение сведений о мерах безопасности, совершаемое с иными целями, например, по мотивам мести на почве личных взаимоотношений, не может квалифицироваться по ст. 320 УК.
Субъект преступления. В отличие от ст. 311 УК, где субъектом этого преступления признается лицо, которому сведения о мерах безопасности были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью, в ст. 320 УК законодатель не указал на категорию субъекта. В специальной литературе мнения о характеристике субъекта преступления, предусмотренного ст. 320 УК, высказываются различные. Одна группа авторов полагает, что субъектом анализируемого преступления может быть только лицо, которому сведения о мерах безопасности были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью*(296), другая, наоборот, считает, что им может быть любое лицо, отвечающее требованиям субъекта преступления*(297).
Согласно ст. 9 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ: "По решению органа, обеспечивающего безопасность, может быть наложен временный запрет на выдачу данных о личности защищаемых лиц, их месте жительства и иных сведений о них из адресных бюро, паспортных служб, подразделений Государственной автомобильной инспекции, справочных служб автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондов, за исключением случаев, когда такие сведения выясняются в установленном порядке в связи с производством по уголовному делу".
Лицо, подлежащее государственной защите, обязано не разглашать сведения о принимаемых в отношении его мерах безопасности без разрешения органа, осуществляющего эти меры. Статья 19 этого Закона гласит: "Должностные лица органов, обеспечивающих безопасность, виновные в непринятии или ненадлежащем осуществлении мер безопасности в отношении защищаемых лиц либо в разглашении сведений об указанных мерах, привлекаются к ответственности в соответствии с действующим законодательством. Должностные лица предприятий, учреждений и организаций, в адрес которых направлены решения органов, обеспечивающих безопасность, в случае их неисполнения, а равно разглашения сведений об осуществляемых мерах безопасности привлекаются к ответственности в соответствии с действующим законодательством. Разглашение защищаемых лицом сведений о применяемых в отношении его мерах безопасности в случае, если это привело к тяжким последствиям для других лиц, влечет за собой уголовную ответственность".
Анализ вышеприведенных положений не означает необходимости установления специального статуса субъекта преступления, предусмотренного ст. 320 УК. При решении этого вопроса следует руководствоваться не столько нормами иных отраслей права, сколько положениями Уголовного кодекса. Если законодатель при описании признаков преступления не указал на особенность статуса субъекта преступления, значит, им может быть любое лицо, которому стали известны сведения о мерах безопасности. Соответствующие меры безопасности применяются не только в целях недопущения общественно опасных действий со стороны заинтересованных лиц, но и в целом для обеспечения невозможности утечки информации к любым лицам. Именно ценность данной информации и возможные негативные последствия ее разглашения обусловливают установление уголовно-правовых запретов к ее разглашению. Поэтому субъектом данного преступления может быть любое лицо, отвечающее общим требованиям субъекта, предусмотренным ст. 19-23 УК.
Квалифицирующим признаком преступления является наступление в результате деяния тяжких последствий. Тяжкие последствия - оценочное понятие, поэтому его содержание должно устанавливаться судебно-следственными органами в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств дела. Данные последствия могут относиться как к защищаемому лицу либо его близким, так и к деятельности каких-либо органов, в чьих интересах выступает данное лицо. Как представляется, к тяжким последствиям следует относить причинение смерти или тяжкого вреда здоровью защищаемому, его близким либо тем, кто его охраняет, захват их в качестве заложника, причинение крупного материального ущерба и т.п.
Дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК). Объектом преступления является нормальная деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается не только в нарушении нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, что препятствует реализации целей наказания, но и в том, что нарушается безопасность сотрудников соответствующих учреждений и осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы.
Согласно ст. 16 Уголовно-исполнительного кодекса РФ учреждения, исполняющие наказания в виде ареста, лишения свободы и пожизненного лишения свободы являются составной частью уголовно-исполнительной системы. Местами отбывания лишения свободы являются исправительные учреждения, к которым относятся исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.
Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные колонии особого режима.
В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные преступления небольшой и средней тяжести, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов.
В тюрьмах отбывают наказание осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переведенные из исправительных колоний.
В лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях отбывают наказание осужденные, нуждающиеся в медицинском обслуживании в больницах, специальных психиатрических и туберкулезных больницах и медицинских частях или в содержании и амбулаторном лечении, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией.
В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими возраста 21 года.
В уголовно-исполнительную систему по решению Правительства РФ могут входить следственные изоляторы, предприятия, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, научно-исследовательские, проектные, лечебные, учебные и иные учреждения*(298).
В соответствии с диспозицией ст. 321 УК преступление может совершаться и в местах содержания под стражей. Согласно ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в ред. федеральных законов от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ и 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ*(299) местами содержания под стражей являются:
следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ;
следственные изоляторы органов федеральной службы безопасности;
изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел;
изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых Пограничных войск РФ;
учреждения уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.
В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, или начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей.
Потерпевшими от преступления могут быть сотрудник места лишения свободы или места содержания под стражей, его близкие, а также осужденный.
Согласно ст. 24 Закона РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" к работникам уголовно-исполнительной системы относятся лица, имеющие специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, рабочие и служащие учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, предприятий, учреждений, исполняющих наказания, центрального и территориальных органов уголовно-исполнительной системы, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему. Вместе с тем в диспозиции ст. 321 УК речь идет не о любых работниках уголовно-исполнительной системы, а только о сотрудниках этой системы. Сотрудниками уголовно-исполнительной системы являются граждане Российской Федерации, проходящие службу в уголовно-исполнительной системе, которым в установленном законом порядке присвоены специальные звания рядового или начальствующего состава уголовно-исполнительной системы. Именно эта категория работников имеет своей задачей обеспечение нормальной деятельности органов, обеспечивающих изоляцию от общества. В отличие от рабочих и служащих, которые занимаются хозяйственным, социально-бытовым и т.п. обеспечением деятельности соответствующих органов, сотрудники наделены контрольными и надзорными функциями в отношении осужденных.
Таким образом, рабочие и служащие соответствующих учреждений не могут быть потерпевшими от данного преступления. Применение насилия в отношении обслуживающего персонала или временно посещающих учреждение лиц, а также тех задержанных, которые не осуждены, квалифицируется по статьям о преступлениях против личности.
К сотрудникам мест содержания под стражей относятся лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, военнослужащие органов федеральной службы безопасности, Пограничных войск Российской Федерации и Вооруженных Сил Российской Федерации, исполняющие обязанности по обеспечению режима содержания под стражей. На период исполнения обязанностей по обеспечению режима содержания под стражей капитаны морских судов и начальники зимовок, а также уполномоченные ими лица несут обязанности и пользуются правами, предоставляемыми сотрудникам мест содержания под стражей (ст. 12 Закона РФ от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ).
Понятие "близкие" сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей тождественно аналогичному понятию "близкие" сотрудника правоохранительного органа, которое было рассмотрено при анализе состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК. Осужденные - это лица, в отношении которых приговор вступил в законную силу.
С объективной стороны дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, осуществляется путем применения физического или психического насилия к сотрудникам места лишения свободы или содержания под стражей либо к осужденным. Ответственность за преступление дифференцируется в зависимости от вида потерпевшего и характера насилия.
По части 1 ст. 321. УК ответственность наступает в случае применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения насилия к осужденному. Насилие, не опасное для жизни или здоровья, связано с ограничением свободы, нанесением ударов, побоев и тому подобных действий, не повлекших реального причинения вреда здоровью. Форма выражения угрозы может быть различной: словесные высказывания, демонстрация каких-либо предметов и т.п. Характер угрозы в законе не определяется, поэтому ее пределы могут быть различными. Угроза применения насилия может выражаться в угрозе причинения любого вреда здоровью осужденного, ограничения его свободы, причинения смерти и т.п. При этом угроза должна носить реальный характер, когда у потерпевшего действительно имеются объективные основания опасаться ее осуществления.
Психическое или физическое насилие в отношении осужденного является одним из способов дезорганизации нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Поэтому насилие или угроза его применения в отношении осужденного квалифицируется по ч. 1 ст. 321 УК только в том случае, если они осуществляются в целях воспрепятствования его исправлению или из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы.
По ч. 2 ст. 321 УК ответственность наступает за применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких.
Угроза применения или применение насилия со стороны виновного должны осуществляться в ответ на законные действия сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей. В противном случае ответственность посягающего не может наступать по анализируемой статье в связи с отсутствием посягательства на порядок управления в сфере исполнения наказания. Соответствующие действия, совершенные на почве личных отношений, должны квалифицироваться как преступления против личности.
Преступление будет оконченным с момента применения насилия либо высказывания угрозы его применения.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательное условие ответственности - наличие специальной цели применения насилия или угрозы его применения. По ч. 1 ст. 321 УК целью является стремление виновного воспрепятствовать исправлению осужденного или отомстить за оказанное осужденным содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы. Совершение соответствующих действий по отношению к осужденному по другим мотивам (на почве ссор, личных взаимоотношений и при иных подобных обстоятельствах) влечет квалификацию по статьям о преступлениях против личности. По ч. 2 ст. 321 УК целью является воспрепятствование осуществлению служебных обязанностей сотрудникам места лишения свободы или места содержания под стражей либо месть за выполнение ими таких обязанностей.
Субъектом преступления является осужденный, т.е. лицо, в отношении которого приговор вступил в законную силу, а также иное лицо, содержащееся в местах содержания под стражей (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или лицо, в отношении которого приговор еще не вступил в силу), достигшие 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершающие указанные в ст. 321 УК действия, привлекаются к ответственности за преступления против личности.
Особо квалифицированным видом преступления является, согласно ч. 3 ст. 321 УК, совершение рассмотренных действий организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.
Понятие "организованная группа" содержится в ст. 35 УК. Понятие "насилие, опасное для жизни или здоровья", рассматривалось при анализе преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК.
Норма ст. 321 УК в части применения физического или психического насилия к сотруднику места лишения свободы или места содержания под стражей или его близких является специальной по отношению к сходной норме, содержащейся в ст. 318 УК. Поэтому в случае конкуренции ответственность должна наступать по ст. 321 УК, как более полно описывающей соответствующее преступление.

_ 4. Преступления, посягающие на режим Государственной границы Российской Федерации и символы государственности

Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации (ст. 322 УК). Объект преступления - режим Государственной границы. Режим Государственной границы устанавливается федеральными законами, международными договорами Российской Федерации и включает в себя правила:
содержания Государственной границы;
пересечения Государственной границы лицами и транспортными средствами;
перемещения через Государственную границу грузов, товаров и животных;
пропуска через Государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных;
ведения на Государственной границе либо вблизи нее на территории Российской Федерации хозяйственной, промысловой и иной деятельности;
разрешения с иностранными государствами инцидентов, связанных с нарушением указанных правил.
С учетом взаимных интересов Российской Федерации и сопредельных государств отдельные правила режима Государственной границы могут не устанавливаться, а характер устанавливаемых правил может быть упрощенным.
Государственная граница Российской Федерации есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, т.е. пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации. Государственной границей Российской Федерации является граница РСФСР, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего СССР; границы Российской Федерации с сопредельными государствами, не оформленные в международно-правовом отношении, подлежат их договорному закреплению*(300).
Согласно постановлению Верховного Совета РФ от 1 апреля 1993 г. N 4732-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации": "До заключения договоров о прохождении Государственной границы Российской Федерации с сопредельными государствами - бывшими союзными республиками СССР придать границе с этими государствами статус Государственной границы Российской Федерации"*(301).
Система обеспечения безопасности Российской Федерации невозможна без защиты Государственной границы, которая включает в себя совокупность политических, организационно-правовых, дипломатических, экономических, оборонных, пограничных, разведывательных, контрразведывательных, оперативно-розыскных, таможенных, природоохранных, санитарно-эпидемиологических, экологических и иных мер. Составной частью защиты Государственной границы является охрана Государственной границы, которая осуществляется органами и войсками Федеральной пограничной службы Российской Федерации, Вооруженными Силами Российской Федерации и другими силами (органами) обеспечения безопасности Российской Федерации в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации. Охрана Государственной границы осуществляется в целях недопущения противоправного изменения прохождения Государственной границы, обеспечения соблюдения физическими и юридическими лицами режима Государственной границы, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу.
Обеспечение охраны Государственной границы возложено на органы Пограничной службы. В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 4 мая 2000 г. N 55-ФЗ "О Пограничной службе Российской Федерации": "Органы Пограничной службы осуществляют:
государственный контроль за соблюдением режима Государственной границы, пограничного режима, режима в пунктах пропуска через Государственную границу;
выявление, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, посягающих на установленные режим Государственной границы, пограничный режим, режим в пунктах пропуска через Государственную границу;
пропуск через Государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных совместно с другими специально уполномоченными на то государственными контрольными органами;
в пределах своей компетенции государственный контроль за соблюдением федерального законодательства о внутренних морских водах, территориальном море, об исключительной экономической зоне и о континентальном шельфе Российской Федерации, а также об использовании и охране объектов животного мира и среды их обитания;
выявление, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений в сфере соблюдения федерального законодательства о внутренних морских водах, территориальном море, об исключительной экономической зоне и о континентальном шельфе Российской Федерации, а также об использовании и охране объектов животного мира и среды их обитания;
совместно с другими специально уполномоченными на то государственными контрольными органами охрану биологических ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации, охрану за пределами исключительной экономической зоны Российской Федерации запасов анадромных видов рыб, образующихся в реках Российской Федерации"*(302).
Статья 322 УК является уголовно-правовой формой обеспечения соблюдения режима Государственной границы Российской Федерации.
Объективная сторона преступления выражается в пересечении охраняемой Государственной границы без установленных документов и надлежащего разрешения. Если режим охраны Государственной границы не устанавливается, то ее пересечение без установленных документов и надлежащего разрешения не образует признаков преступления, предусмотренного ст. 322 УК.
Порядок пересечения Государственной границы регулируется упомянутым Законом РФ от 1 апреля 1993 г. N 4730-1 "О Государственной границе Российской Федерации", Федеральным законом от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" в ред. федеральных законов от 18 июля 1998 г. N 110-ФЗ и 24 июня 1999 г. N 118-ФЗ*(303); Правилами плавания и пребывания иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в территориальном море, во внутренних морских водах, на военно-морских базах, в пунктах базирования военных кораблей и морских портах Российской Федерации", утвержденными постановлением Правительства РФ от 2 октября 1999 г. N 1102*(304), а также иными специальными нормативными актами.
В частности, согласно ст. 9 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. N 4730-1 пересечение Государственной границы на суше лицами и транспортными средствами осуществляется на путях международного железнодорожного, автомобильного сообщения либо в иных местах, определяемых международными договорами Российской Федерации или решениями Правительства РФ. Названными актами устанавливается порядок следования от Государственной границы до пунктов пропуска через нее и в обратном направлении, а также время пересечения Государственной границы. При этом не допускаются высадка людей, выгрузка грузов, товаров, животных и прием их на транспортные средства.
Российские и иностранные суда, иностранные военные корабли и другие государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, пересекают Государственную границу на море, реках, озерах и иных водоемах с соблюдением требований, предусмотренных законом, международными договорами Российской Федерации, федеральными законами.
Воздушные суда пересекают Государственную границу по специально выделенным воздушным коридорам пролета с соблюдением правил, устанавливаемых Правительством РФ и публикуемых в документах аэронавигационной информации. Пересечение Государственной границы вне выделенных воздушных коридоров, кроме вынужденного пересечения в силу чрезвычайных обстоятельств, допускается только по разрешению Правительства РФ.
При возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера аварийно-спасательные, аварийно-восстановительные формирования (силы) пересекают Государственную границу для локализации и ликвидации таких ситуаций в порядке, определяемом международными договорами Российской Федерации, актами Правительства РФ.
Перемещение через Государственную границу грузов, товаров и животных производится в местах и в порядке, установленных международными договорами Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, решениями Правительства РФ.
Незаконным пересечение Государственной границы будет тогда, когда оно осуществляется без установленных документов и надлежащего разрешения. Определяя условия незаконности пересечения Государственной границы, законодатель указывает на необходимость установления двух обязательных обстоятельств - отсутствие установленных документов и надлежащего разрешения. Отсутствие какого-либо их этих обязательных условий исключает уголовную ответственность и влечет применение мер административного воздействия - ст. 183.1 (Нарушение режима Государственной границы Российской Федерации) КоАП РСФСР.
Согласно законодательству установленные документы - это действительные документы, удостоверяющие личность гражданина Российской Федерации за пределами ее территории либо личность иностранного гражданина или лица без гражданства и признаваемые Российской Федерацией в этом качестве. Основными документами, удостоверяющими личность гражданина Российской Федерации, по которым граждане Российской Федерации осуществляют выезд из Российской Федерации и въезд в Российскую Федерацию, признаются: паспорт*(305); дипломатический паспорт; служебный паспорт; паспорт моряка (удостоверение личности моряка).
Паспорт выдается гражданину Российской Федерации по его письменному заявлению органом внутренних дел, Министерством иностранных дел РФ на территории Российской Федерации, а также дипломатическим представительством или консульским учреждением Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации в случае проживания за ее пределами, а в особых случаях - иными федеральными органами исполнительной власти сроком на пять лет. Лицам в возрасте до 18 лет паспорт выдается по письменному заявлению хотя бы одного из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей.
Дипломатический паспорт выдается Министерством иностранных дел РФ гражданам Российской Федерации, которые в соответствии с Венской конвенцией 1961 г. о дипломатических сношениях и другими международными договорами Российской Федерации при выезде за пределы территории Российской Федерации для исполнения возложенных на них служебных обязанностей обладают дипломатическим иммунитетом, Президенту РФ, членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы Федерального Собрания РФ (на срок их полномочий), членам Правительства РФ, судьям Конституционного Суда РФ, судьям Верховного Суда РФ, судьям Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральному прокурору РФ, Председателю Центрального банка РФ и лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации или государственные должности субъектов Федерации, отнесенные Федеральным законом "Об основах государственной службы Российской Федерации" к государственным должностям категории "А", а также дипломатическим сотрудникам и дипломатическим курьерам Министерства иностранных дел РФ.
Дипломатический паспорт выдается также членам семьи (супруге, супругу), несовершеннолетним детям, нетрудоспособным совершеннолетним детям) гражданина Российской Федерации, имеющего дипломатический паспорт и командированного за пределы территории Российской Федерации в официальное представительство Российской Федерации либо в представительство Российской Федерации при международной организации за пределами территории Российской Федерации, проживающим или следующим совместно с ним.
Служебный паспорт на срок не более чем пять лет выдается государственным служащим, замещающим государственные должности Российской Федерации или государственные должности субъектов Федерации, отнесенные Федеральным законом "Об основах государственной службы Российской Федерации" к государственным должностям категорий "Б" и "В", и сопровождающим их в служебной командировке за пределы территории Российской Федерации работникам административно-технических служб и сотрудникам специальных служб Администрации Президента РФ, Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Аппарата Правительства РФ, аппарата Конституционного Суда РФ, аппарата Верховного Суда РФ, аппарата Высшего Арбитражного Суда РФ, служащим Центрального банка РФ (Банка России) и гражданам Российской Федерации - военнослужащим, проходящим военную службу за пределами территории Российской Федерации, штатным работникам административно-технических служб дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации, а также административно-технических служб официальных представительств Российской Федерации либо официальных представительств Российской Федерации при международных организациях за пределами территории Российской Федерации Министерством иностранных дел РФ. Членам семьи (супруге, супругу, несовершеннолетним детям, нетрудоспособным совершеннолетним детям) гражданина Российской Федерации, которому выдан служебный паспорт, может выдаваться также служебный паспорт в случае, если срок служебной командировки за пределы территории Российской Федерации превышает один год.
Паспорт моряка (удостоверение личности моряка) является действительным документом для выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию на судне, в судовую роль которого включен владелец паспорта моряка (удостоверение личности моряка). В целях, предусмотренных Конвенцией 1958 г. об удостоверениях личности моряков (Конвенция N 108 Международной организации труда), владелец паспорта моряка (удостоверения личности моряка) имеет право выезжать из Российской Федерации и въезжать в Российскую Федерацию любым видом транспорта в индивидуальном порядке или в составе группы при наличии надлежащим образом заверенной выписки из судовой роли.
Паспорт моряка (удостоверение личности моряка) оформляется федеральными органами исполнительной власти, к компетенции которых отнесено управление морским и речным транспортом и рыболовством, и выдается гражданину Российской Федерации, работающему на российском судне заграничного плавания или командируемому российским судовладельцем для работы на иностранном судне, а также включенным в судовую роль курсантам учебных заведений и командируемым на суда для выполнения служебных заданий работникам предприятий, учреждений и организаций, находящихся в ведении федеральных органов исполнительной власти по управлению морским и речным транспортом и рыболовством, других федеральных органов исполнительной власти, либо гражданину Российской Федерации, являющемуся моряком, применительно к Конвенции 1958 г. об удостоверениях личности моряков (Конвенция МОТ N 108).
В случае, если гражданин Российской Федерации утратил паспорт (дипломатический паспорт, служебный паспорт, паспорт моряка) вне пределов Российской Федерации, соответствующим дипломатическим представительством или консульским учреждением Российской Федерации ему выдается временный документ, удостоверяющий его личность и дающий право на въезд (возвращение) в Российскую Федерацию*(306). При упрощенном порядке въезда и выезда может использоваться и национальный паспорт.
Надлежащее разрешение на пересечение Государственной границы представляет собой оформленный соответствующим образом документ: российская или иностранная (если она требуется) виза, транзитная виза, соответствующим органом оформленное приглашение юридического или физического лица.
В отношении отдельных категорий российских граждан устанавливаются дополнительные требования. Так, военнослужащие Вооруженных Сил РФ, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за исключением лиц, проходящих военную службу по призыву, выезжают из Российской Федерации при наличии разрешения командования, оформленного в порядке, установленном Правительством РФ. Несовершеннолетний гражданин Российской Федерации, как правило, выезжает из Российской Федерации совместно хотя бы с одним из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей. Если несовершеннолетний гражданин Российской Федерации выезжает из Российской Федерации без сопровождения, он должен иметь при себе кроме паспорта нотариально оформленное согласие названных лиц на выезд его с указанием срока выезда из государства (государств), которое (которые) он намерен посетить, а в случае выезда на срок свыше трех месяцев это согласие должно быть также заверено органами опеки и попечительства в порядке, установленном Правительством РФ.
Незаконным пересечение Государственной границы будет как при отсутствии установленных документов и надлежащего разрешения, так и при их наличии, но вне установленных мест пропуска через Государственную границу*(307). Пропуск через Государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных производится в установленных пунктах пропуска через Государственную границу и заключается в признании законности пересечения Государственной границы лицами, транспортными средствами, прибывшими на территорию Российской Федерации, перемещении через Государственную границу грузов, товаров, животных на территорию Российской Федерации либо в разрешении на пересечение Государственной границы лицами, транспортными средствами, убывающими из пределов Российской Федерации, перемещение через Государственную границу грузов, товаров, животных за пределы Российской Федерации.
В соответствии со ст. 11 Закона от 1 апреля 1993 г. основанием для пропуска через Государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных является наличие действительных документов на право въезда лиц в Российскую Федерацию или выезда их из Российской Федерации, документов на транспортные средства, грузы, товары и животных.
Не подлежат пропуску через Государственную границу иностранные граждане и лица без гражданства, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации не разрешен въезд в Российскую Федерацию, а также лица, в отношении которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке принято решение о запрещении выезда из Российской Федерации.
Договором Российской Федерации с сопредельным государством может быть установлен упрощенный порядок пропуска через Государственную границу граждан Российской Федерации и сопредельного государства в части определения документов на право выезда из Российской Федерации и въезда в нее.
Пропуск лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных через Государственную границу включает пограничный контроль (проверку оснований для пропуска через Государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных, досмотр транспортных средств, грузов и товаров в целях обнаружения и задержания нарушителей правил пересечения Государственной границы, перемещаемых грузов, товаров и животных, которые запрещены законодательством Российской Федерации к ввозу в Российскую Федерацию или вывозу из нее), а при необходимости также таможенный, иммиграционный, санитарно-карантинный, ветеринарный, фитосанитарный, транспортный и другие виды контроля.
Как представляется, незаконным пересечением Государственной границы должны признаваться случаи, когда у лица имеются соответствующие документы и надлежащее разрешение, но на основании ст. 15, 26-28 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. ему запрещается или ограничивается въезд в Российскую Федерацию или выезд из Российской Федерации и оно осуществляет такие действия вопреки запрету Пограничной службы. К случаям ограничения пересечения для граждан России относятся, например, допуск к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом РФ о государственной тайне, заключение трудового договора (контракта), предполагающего временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, призыв на военную службу, задержание по подозрению в совершении преступления либо привлечения в качестве обвиняемого и т.п. Для иностранных граждан или лиц без гражданства пересечение может быть не разрешено или ограничено, если они:
при обращении за российской визой не смогли подтвердить наличие средств для проживания на территории Российской Федерации и выезда из нее или предъявить гарантии предоставления таких средств в соответствии с порядком, установленным Правительством РФ;
в пункте пропуска через Государственную границу Российской Федерации нарушили правила ее пересечения, таможенные правила, санитарные нормы;
сообщили о себе или о целях своего пребывания заведомо ложные сведения;
это необходимо в целях обеспечения безопасности государства;
в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации они были осуждены в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления либо в период предыдущего пребывания были выдворены за пределы Российской Федерации в принудительном порядке;
в соответствии с законодательством Российской Федерации задержаны по подозрению в совершении преступления либо привлечены в качестве обвиняемых;
осуждены за совершение преступления на территории Российской Федерации;
уклоняются от исполнения обязательств, наложенных на них судом;
не выполнили предусмотренные законодательством Российской Федерации обязательства по уплате налогов, - до выполнения этих обязательств.
Не является нарушением правил пересечения Государственной границы вынужденное ее пересечение лицами, транспортными средствами на суше, заход иностранных судов, иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, на территорию Российской Федерации, вынужденный влет в воздушное пространство Российской Федерации воздушных судов, осуществляемые в силу следующих чрезвычайных обстоятельств:
несчастного случая;
аварии или стихийного бедствия, угрожающего безопасности иностранного судна (в том числе воздушного), иностранного военного корабля или другого государственного судна, эксплуатируемого в некоммерческих целях;
сильного шторма, ледохода или ледовых условий, угрожающих безопасности иностранного судна, иностранного военного корабля или другого государственного судна, эксплуатируемого в некоммерческих целях;
буксировки поврежденного иностранного судна, иностранного военного корабля или другого государственного судна, эксплуатируемого в некоммерческих целях;
доставки спасенных людей;
оказания срочной медицинской помощи члену экипажа или пассажирам, а также в силу других чрезвычайных обстоятельств (ст. 9 Закона от 1 апреля 1993 г.).
Точно так же не образует уголовно наказуемого деяния пересечение границы с соответствующими документами, но при отсутствии надлежащего разрешения. Способ пересечения (пешеходный или на любом виде транспорта) на квалификацию не влияет.
Окончено преступление с момента пересечения Государственной границы.
С субъективной стороны преступление характеризуется только умышленной формой вины в виде прямого умысла.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления является пересечение охраняемой Государственной границы группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения. Понятие "группа лиц по предварительному сговору" и "организованная группа" даны в ст. 35 УК, а понятие "насилие или угроза его применения" - рассматривалось при анализе преступления, предусмотренного ст. 318 УК.
Незаконное пересечение Государственной границы, совершенное при бандитизме, угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, захвате заложников и т.д. квалифицируется по совокупности ст. 322 УК и соответствующих статей Кодекса, предусматривающих ответственность за данные преступления.
Согласно ст. 63 Конституции РФ: "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права". В некоторых случаях получение политического убежища невозможно без незаконного пересечения Государственной границы. Поэтому в примечании к ст. 322 УК специально оговорено, что действие этой статьи не распространяется на случаи прибытия в Российскую Федерацию с нарушением правил пересечения ее Государственной границы иностранных граждан и лиц без гражданства для использования права политического убежища в соответствии с Конституцией РФ, если в действиях этих лиц не содержится иного состава преступления.
Порядок предоставления политического убежища регулируется Положением о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища, утвержденного Указом Президента РФ от 21 июля 1997 г. N 746*(308).
В частности, политическое убежище предоставляется Российской Федерацией иностранным гражданам и лицам без гражданства с учетом государственных интересов Российской Федерации на основании общепризнанных принципов и норм международного права в соответствии с Конституцией РФ и данным Положением. Политическое убежище предоставляется лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного местожительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, которые не противоречат демократическим принципам, признанным мировым сообществом, нормам международного права.
Политическое убежище Российской Федерацией не предоставляется, если лицо:
преследуется за действия (бездействие), признаваемые в Российской Федерации преступлением, или виновно в совершении действий, противоречащих целям и принципам Организации Объединенных Наций;
привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении него имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда на территории Российской Федерации;
прибыло из третьей страны, где ему не грозило преследование;
прибыло из страны с развитыми и устоявшимися демократическими институтами в области защиты прав человека;
прибыло из страны, с которой Российская Федерация имеет соглашение о безвизовом пересечении границ, без ущерба для права данного лица на убежище в соответствии с Законом Российской Федерации "О беженцах";
представило заведомо ложные сведения;
имеет гражданство третьей страны, где оно не преследуется.
При соблюдении указанных в Положении условий нарушение правил пересечения Государственной границы не образует преступления, если в действиях лица отсутствует иной состав преступления. Наличие этого обстоятельства слагается из двух элементов: а) когда лицо совершило за пределами Российской Федерации деяние, признаваемое в Российской Федерации преступлением. В этом случае незаконное пересечение Государственной границы обусловлено стремлением избежать уголовной ответственности за содеянное, что противоречит институту предоставления политического убежища; б) когда в процессе пересечения границы совершаются другие деяния, которые по Уголовному кодексу РФ признаются преступлением, например, убийство, причинение вреда здоровью, захват заложника, угон судна воздушного или водного транспорта либо подвижного железнодорожного состава и т.п.
Противоправное изменение Государственной границы (ст. 323 УК). Объект преступления - режим Государственной границы Российской Федерации.
Предметом преступления являются пограничные знаки (столбы, буи и т.п.) - ясно видимые специальные предметы, предназначенные для точного обозначения Государственной границы на местности. Описание и порядок установки пограничных знаков определяются международными договорами Российской Федерации, решениями Правительства РФ. Согласно правилам содержания Государственной границы пограничные знаки должны сохраняться и поддерживаться в исправном состоянии.
Согласно ст. 6 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. "О государственной границе Российской Федерации" прохождение Государственной границы устанавливается и изменяется международными договорами Российской Федерации, федеральными законами.
Объективную сторону преступления образуют действия, направленные на противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации. Противоправным считается изменение в нарушение установленного нормативными актами порядка, о чем говорилось выше. В диспозиции ст. 323 УК указывается на три альтернативные формы изменения: изъятие, перемещение или уничтожение пограничных знаков.
Изъятие означает устранение (вырывание, вытаскивание или иное извлечение) пограничного знака из места его нахождения без намерения установки его на другом месте. Перемещение связано с изменением пространственного положения пограничного знака и с установкой его в другом месте. Увеличение или уменьшение территории при этом значения не имеют. Уничтожение пограничного знака сопряжено с прекращением его физического существования, с истреблением. Способы уничтожения для квалификации по ст. 323 УК значения не имеют. Если же при этом применяется общеопасный способ (взрыв, поджог и т.п.), содеянное требует дополнительной квалификации по совокупности с ч. 2 ст. 167 УК.
Окончено данное преступление с момента совершения любого из названных действий и причинения какого-либо реального ущерба не требуется.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и наличием специальной цели. Изъятие, перемещение или уничтожение пограничных знаков должны совершаться в целях противоправного изменения Государственной границы Российской Федерации. Совершение названных действий из хулиганских побуждений или по другим мотивам не образует преступления, предусмотренного ст. 323 УК.
Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
Квалифицированным видом преступления является совершение его неоднократно либо наступление в результате его совершения тяжких последствий. Понятие "неоднократность" дано в ст. 16 УК. Тяжкие последствия - это оценочное понятие, содержание которого должно устанавливаться судебно-следственными органами в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. К тяжким последствиям можно отнести причинение крупного материального ущерба, серьезное осложнение межгосударственных отношений и т.п.
Надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации (ст. 329 УК). Государственный герб и Государственный флаг Российской Федерации являются символами государственности, отражающими исторические корни и традиции ее народов. Они признаются нормами международного права и должны соответствовать определенным требованиям.
Герб - отличительный знак государства, города, сословия и т.п., изображаемый на флагах, монетах, печатях, и т.п.*(309). Флаг - прикрепленное к древку или шнуру полотнище определенного цвета, часто с эмблемой*(310). Согласно ст. 70 Конституции РФ государственные флаг, герб и гимн Российской Федерации, их описание и порядок официального использования устанавливаются федеральным конституционным законом. Федеральный конституционный закон от 25 декабря 2000 г. N 2-ФКЗ "О Государственном гербе Российской Федерации" устанавливает, что Государственный герб Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации*(311).
Он представляет собой четырехугольный, с закругленными нижними углами, заостренный в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орел увенчан двумя малыми коронами и - над ними - одной большой короной, соединенными лентой. В правой лапе орла - скипетр, в левой - держава. На груди орла, в красном щите, - серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьем черного опрокинутого навзничь и попранного конем дракона. Воспроизведение Государственного герба Российской Федерации допускается без геральдического щита (в виде главной фигуры - двуглавого орла с вышеперечисленными атрибутами), а также в одноцветном варианте.
Государственный герб Российской Федерации помещается на бланках государственных органов и воспроизводится на документах, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, а также на иных документах общегосударственного образца, выдаваемых федеральными органами государственной власти.
Государственный герб Российской Федерации помещается на печатях федеральных органов государственной власти, иных государственных органов, организаций и учреждений, а также органов, организаций и учреждений независимо от форм собственности, наделенных отдельными государственно-властными полномочиями.
В соответствии со ст. 5 Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. Государственный герб Российской Федерации помещается на следующих зданиях и в помещениях:
на фасаде здания официальной резиденции Президента РФ;
на фасадах зданий Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, дипломатических представительств, консульских учреждений и иных официальных представительств РФ за пределами Российской Федерации;
в рабочем кабинете Президента РФ;
в залах заседаний Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и других федеральных судов;
в рабочих кабинетах Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Председателя Правительства РФ, Руководителя Администрации Президента РФ, полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах, Председателя Конституционного Суда РФ, Председателя Верховного Суда РФ, Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, Генерального прокурора РФ, Председателя Центрального банка РФ, Председателя Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Председателя Центральной избирательной комиссии РФ, руководителей федеральных органов исполнительной власти, федеральных судей, прокуроров, а также руководителей органов государственной власти субъектов Федерации, глав муниципальных образований, глав дипломатических представительств, консульских учреждений и иных официальных представительств Российской Федерации за пределами Российской Федерации, в том числе официальных представительств Российской Федерации при международных организациях.
Кроме того, Государственный герб Российской Федерации помещается на пограничных знаках (основных пограничных столбах) и в пунктах пропуска через Государственную границу РФ, штандарте (флаге) Президента РФ, знаменах, денежных знаках, государственных наградах Российской Федерации и документах к ним, знаках отличия за окончание высших государственных образовательных учреждений профессионального образования.
Допускается размещение Государственного герба Российской Федерации на знаках различия и форменной одежде, установленных для лиц, состоящих на военной или иной государственной службе, а также использование его в качестве геральдической основы геральдических знаков - эмблем федеральных органов исполнительной власти.
В других случаях использование Государственного герба Российской Федерации устанавливается Президентом РФ.
Государственный флаг Российской Федерации представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: верхней - белого, средней - синего и нижней - красного цвета. Отношение ширины флага к его длине 2:3*(312). Государственный флаг Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации.
В соответствии со ст. 2 Федерального конституционного закона от 25 декабря 2000 г. N 2-ФЗ Государственный флаг Российской Федерации поднят постоянно на зданиях:
Администрации Президента РФ;
Совета Федерации Федерального Собрания РФ;
Государственной Думы Федерального Собрания РФ;
Правительства РФ;
Конституционного Суда РФ;
Верховного Суда РФ;
Высшего Арбитражного Суда РФ;
Генеральной прокуратуры РФ;
Центрального банка РФ;
Счетной палаты РФ;
резиденции Уполномоченного по правам человека в РФ;
Центральной избирательной комиссии РФ.
Государственный флаг Российской Федерации поднят постоянно (один или вместе с соответствующими флагами) на зданиях федеральных органов исполнительной власти, на резиденциях полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах, а также на зданиях органов государственной власти субъектов Федерации.
В дни государственных праздников Российской Федерации Государственный флаг РФ вывешивается на зданиях (либо поднимается на мачтах, флагштоках) органов местного самоуправления, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, а также на жилых домах.
Кроме того, Государственный флаг Российской Федерации поднимается на зданиях дипломатических представительств, консульских учреждений, резиденций глав дипломатических представительств и консульских учреждений, на зданиях иных официальных представительств Российской Федерации за пределами Российской Федерации, водных судах, военных кораблях и судах, поднимается (устанавливается) во время официальных церемоний и других торжественных мероприятий, может быть поднят (установлен) во время торжественных мероприятий, проводимых общественными объединениями, предприятиями, учреждениями и организациями независимо от форм собственности, а также во время семейных торжеств. Ежедневно Государственный флаг Российской Федерации поднимается в местах постоянной дислокации воинских частей и отдельных подразделений Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований.
Государственный флаг Российской Федерации установлен постоянно:
в залах заседаний Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, в залах судебных заседаний;
в рабочем кабинете Президента РФ и в иных помещениях, предназначенных для проведения торжественных мероприятий (церемоний) с участием Президента РФ, в рабочих кабинетах Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Председателя Правительства РФ, Руководителя Администрации Президента РФ, полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах, Председателя Конституционного Суда РФ, Председателя Верховного Суда РФ, Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, Генерального прокурора РФ, Председателя Центрального банка РФ, Председателя Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Председателя Центральной избирательной комиссии РФ, руководителей федеральных органов исполнительной власти, федеральных судей, прокуроров, а также руководителей органов государственной власти субъектов Российской Федерации, глав муниципальных образований, глав дипломатических представительств, консульских учреждений и иных официальных представительств Российской Федерации за пределами Российской Федерации, в том числе официальных представительств Российской Федерации при международных организациях (ст. 4 Федерального конституционного закона от 25 декабря 2001 г.).
Государственный флаг Российской Федерации размещается на транспортных средствах Президента РФ, Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Председателя Правительства РФ, руководителей государственных и правительственных делегаций, глав дипломатических представительств, консульских учреждений и иных официальных представительств Российской Федерации за пределами Российской Федерации.
Изображение Государственного флага Российской Федерации наносится на воздушные суда РФ, военно-транспортные воздушные суда, на космические аппараты, а также используется в качестве бортового отличительного знака кораблей, катеров и судов Пограничной службы РФ, в качестве знака государственной принадлежности некоторых скоростных судов.
Использование Государственного герба и Государственного флага Российской Федерации с нарушением законодательства, а также надругательство над Государственным гербом и Государственным флагом РФ влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
С объективной стороны преступление выражается в надругательстве над Государственным гербом или Государственным флагом Российской Федерации. Надругательство над изображением Государственного герба и Государственного флага, а равно над флагами и гербами иных государств и субъектов Федерации не может квалифицироваться по ст. 329 УК. При определенных условиях содеянное может быть квалифицировано по ст. 213 УК.
Надругательство означает совершение действий, характеризующихся осквернительно-глумливым, издевательским отношением к государственным символам. Оно может выражаться в срывании, уничтожении или повреждении герба или флага, нанесении на них оскорбительных надписей или символов, нанесении различных красящих и иных веществ и т.д. Надругательство может совершаться как тайно (но с тем условием, чтобы результаты надругательства были видны для окружающих), так и открыто. В последнем случае, если деяние сопряжено с грубым нарушением общественного порядка и другими элементами хулиганского отношения, оно квалифицируется по совокупности ст. 213 и 329 УК. Окончено преступление с момента совершения действий, отражающих глумливое, издевательское отношение к Государственному гербу или Государственному флагу.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.
Субъект преступления - общий, в том числе иностранный гражданин и лицо без гражданства.

_ 5. Преступления, посягающие на установленный порядок ведения официальных документов и документальное оформление фактов, имеющих юридическое значение

Управленческая деятельность невозможна без ее документального оформления. Такая форма позволяет донести до управляющих субъектов точную информацию, на основе которой принимаются соответствующие властные решения, а для управляемых субъектов (граждан, должностных лиц, организаций) - облеченное в правовую форму решение, подлежащее исполнению. Поэтому соблюдение порядка документарного оборота - одно из необходимых условий подтверждения статуса физических и юридических лиц, беспрепятственного осуществления их правомочий, обеспечения нормальной деятельности органов власти и управления. Анализируемая группапреступлений является уголовно-правовой формой реагирования на случаи, когда документы, государственные награды или иные сопутствующие им предметы становятся предметом разного рода сделок, совершаемых в нарушение законодательства.
Объект преступления - установленный правовыми актами и обычаями делового оборота порядок выдачи и приобретения документов, государственных наград, а также порядок обращения с сопутствующими им предметами (штампами, печатями, марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия).
Приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград (ст. 324 УК). В соответствии с диспозицией статьи предметом преступления являются: а) официальные документы, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, и б) государственные награды Российской Федерации, РСФСР и СССР. В отличие от ранее действовавшего законодательства основным признаком документа называется его официальное происхождение. Согласно ст. 1 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. N 77-ФЗ "Об обязательном экземпляре документов" документ представляет собой материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования*(313). В ст. 5 этого же закона определяется и понятие официального документа, под которым понимаются произведения печати, публикуемые от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие законодательный, нормативный, директивный или информационный характер. В уголовном праве под документом понимается надлежащим образом оформленный материальный носитель, свидетельствующий о наличии либо отсутствии каких-либо фактов, имеющих юридическое значение. Официальность документа означает, что он имеет все необходимые реквизиты (бланк, штамп, печать) и подписан уполномоченным лицом в установленном порядке. Соответствующий официальный документ выдается органами власти и управления либо уполномоченными ими на то другими организациями, например, учебными заведениями - при выдаче аттестатов и дипломов, поликлиниками - бюллетеней и рецептов, учреждениями - трудовых книжек и т.п. Документ может исходить и из негосударственных структур, а также от частных лиц. Однако статус официального документа он приобретает в случаях либо нотариального или иного законного удостоверения подлинности выраженной в нем воли, либо когда он становится предметом делопроизводства в органах власти и управления, как, например, личная расписка в материалах уголовного дела.
В условиях бурного развития информационных технологий статус самостоятельного вида документа приобретает электронный документ в виде компьютерной записи. Например, согласно ч. 2 ст. 160 ГК (письменная форма сделки) использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Статья 434 ГК (форма договора) допускает заключение договора в письменной форме путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. В арбитражном процессе письменными доказательствами являются такие, которые содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи либо иным способом, позволяющим установить достоверность документа (ст. 60 АПК). При этом электронный документ должен обладать всеми необходимыми реквизитами.
В рассматриваемом составе предметом преступления является только такой документ, который предоставляет права или освобождает от обязанностей. Такого рода документы юридически подтверждают права или обязанности физического либо юридического лица на совершение определенных действий или воздержание от них. Это могут быть, например, листок временной нетрудоспособности, пенсионное удостоверение, документ, освобождающий от воинской службы, лицензия на право занятия какой-либо деятельностью и т.п.
Государственные награды Российской Федерации являются высшей формой поощрения граждан за выдающиеся заслуги в защите Отечества, государственном строительстве, экономике, науке, культуре, искусстве, воспитании, просвещении, охране здоровья, жизни и прав граждан, благотворительной деятельности и иные выдающиеся заслуги перед государством. Поэтому незаконные приобретение или сбыт государственных наград, учреждение и производство знаков с аналогичными, схожими названиями или внешне сходных с государственными наградами, а также ношение орденов, медалей, знаков отличия, нагрудных знаков к почетным званиям, лент орденов и медалей на планках лицами, не имеющими на то права в соответствии с действующим законодательством, запрещаются*(314). Указанные действия влекут за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.
Государственными наградами Российской Федерации являются:
звание Героя Российской Федерации, ордена, медали, знаки отличия Российской Федерации;
почетные звания Российской Федерации;
ордена (Суворова, Ушакова, Кутузова, Александра Невского, Нахимова, орден Святого апостола Андрея Первозванного, ордена "За заслуги перед Отечеством", Жукова, Мужества, "За военные заслуги", Почета, Дружбы);
медали ("За заслуги перед Отечеством", "За отвагу", "Защитнику свободной России", "За спасение погибавших", Суворова, Ушакова, Нестерова, "За отличие в охране государственной границы", "За отличие в охране общественного порядка", юбилейная медаль "50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", медаль Жукова, юбилейная медаль "300 лет Российскому флоту", медаль "В память 850-летия Москвы");
знак отличия (Георгиевский Крест "За безупречную службу");
почетные звания Российской Федерации ("Летчик-космонавт Российской Федерации", "Народный артист Российской Федерации", "Народный художник Российской Федерации", "Заслуженный артист Российской Федерации", "Заслуженный врач Российской Федерации", "Заслуженный деятель науки Российской Федерации", "Заслуженный механизатор сельского хозяйства Российской Федерации", "Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации", "Заслуженный сотрудник органов безопасности Российской Федерации", "Заслуженный сотрудник органов внутренних дел Российской Федерации", "Заслуженный учитель Российской Федерации", "Заслуженный юрист Российской Федерации" и др.). К почетным званиям прилагаются нагрудные знаки, которые и выступают в качестве предмета преступления.
Государственные награды и документы к ним лиц, награжденных посмертно, передаются для хранения как память одному из супругов, отцу, матери, сыну или дочери.
Государственных наград могут быть удостоены граждане Российской Федерации, иностранные граждане, а также лица без гражданства. Указы об учреждении государственных наград и о награждении ими издает Президент РФ. Награждение государственными наградами производится Президентом РФ либо иными лицами по его поручению.
На граждан Российской Федерации, удостоенных государственных наград СССР, распространяются правила, предусмотренные названным Положением и законодательством Российской Федерации. Поэтому предметом преступления являются также награды РСФСР и СССР. В силу прямого указания закона не могут признаваться предметом рассматриваемого преступления иностранные государственные награды, которыми награждены граждане Российской Федерации. Бесспорно, это является пробелом закона, поскольку они также могут незаконно сбываться и приобретаться.
Объективная сторона преступления выражается в незаконном приобретении или сбыте названных в законе предметов. Приобретение или сбыт являются незаконными, когда они осуществляются в нарушение установленного порядка. Приобретение - это получение соответствующих предметов любым способом (покупка, получение в дар или в уплату долга, обмен и т.д.), кроме похищения и подделки. Сбыт означает продажу указанных предметов, их дарение, обмен и т.п. Оконченным преступление признается с момента совершения любых действий по приобретению или сбыту.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели деятельности для квалификации значения не имеют.
Субъект преступления - общий.
Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия (ст. 325 УК). В соответствии с диспозицией статьи предметом преступления являются: документы, штампы, печати, марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия. О понятии "официальный документ" см. соответствующий раздел к ст. 324 УК. В отличие от незаконного приобретения или сбыта в рассматриваемом преступлении могут быть любые официальные документы, а не только те, которые предоставляют права или освобождают от обязанностей.
Штамп - разновидность печатной формы, содержащая определенный письменный текст, предназначенная для производства оттиска на документе, выполненном на бумаге. Письменный текст включает в себя наименование организации, ее адрес и другие юридические реквизиты. Прямоугольный штамп ставится в верхнем левом углу документа, треугольной формы - рядом с подписью лица, удостоверяющего документ.
Печать - это печатная форма, имеющая обратное рельефное или углубленное изображение текста (возможно с рисунком) и содержащая полное наименование юридического или физического лица, которая служит для производства оттиска на бумаге, сургуче, пластилине и других материалах. Особо важной является гербовая печать (печать с изображением Государственного герба), с помощью которой оформляются финансовые и другие наиболее важные документы. Печать ставится рядом с подписью лица, удостоверяющего документ.
Марки акцизного сбора (акцизная марка) и специальные марки подтверждают уплату акцизного сбора на отдельные виды товаров*(315). Марки имеют степень защиты на уровне ценных бумаг и являются документами государственной отчетности, удостоверяющими легальность производства и оборота на территории Российской Федерации подакцизной алкогольной продукции.
Алкогольная продукция, табак и табачные изделия, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации, подлежат обязательной маркировке акцизными марками установленного образца, за исключением ввозимой алкогольной продукции, разлитой в упаковку (тару) емкостью до 0,05 и более 25 литров. Реализация алкогольной продукции, табака и табачных изделий, не маркированных акцизными марками установленного образца или маркированных с нарушением установленного порядка, запрещена. Исключением является реализация конфискованной или обращенной в федеральную собственность иным способом алкогольной и табачной продукции иностранного производства, маркируемой в другом порядке, установленном Правительством РФ*(316).
В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ в ред. Федерального закона от 7 января 1999 г. N 18-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" алкогольная продукция с содержанием этилового спирта более 9% объема готовой продукции, за исключением алкогольной продукции, поставляемой на экспорт, подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками*(317). Образцы марок, порядок и размеры их оплаты, правила маркировки устанавливаются Правительством РФ*(318).
Маркировке региональными специальными марками подлежит алкогольная продукция, реализуемая с акцизных складов организаций, за исключением алкогольной продукции, ввозимой на территорию Российской Федерации, и пива. На алкогольную продукцию должна быть нанесена марка того субъекта Российской Федерации, в котором эта продукция будет реализована через розничную сеть или общественное питание*(319).
Помимо алкогольной продукции маркировке специальными марками подлежат табак и табачные изделия*(320).
В целях содействия потребителям в компетентном выборе продукции, защиты их от недобросовестности изготовителя (продавца, исполнителя), контроля за безопасностью продукции для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества и подтверждения показателей качества продукции, заявленных изготовителем, устанавливается процедура сертификации продукции, результатом которой является выдача сертификата соответствия и проставление на продукцию знака соответствия.
Знак соответствия - зарегистрированный в надлежащем порядке знак, которым по правилам, установленным в данной системе сертификации, подтверждается соответствие маркированной им продукции установленным требованиям. Порядок государственной регистрации знаков соответствия осуществляется специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области сертификации*(321).
Правила применения знаков соответствия предусматриваются конкретной системой сертификации в соответствии с правилами, устанавливаемыми специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области сертификации.
Маркированию знаками подлежат производимые на территории Российской Федерации и импортируемые товары и продукция, реализуемые на потребительском рынке. Контроль за производством, учетом и хранением знаков, а также их реализацией осуществляет Государственный комитет РФ по стандартизации и метрологии*(322).
Порядок маркирования знаком соответствия и перечень товаров регулируются Инструкцией о порядке маркирования знаками соответствия с учетной информацией к ним, защищенными от подделок, товаров и продукции, реализуемых на территории Российской Федерации, и учете их движения, утвержденной Минторгом России 30 декабря 1998 г. N 200, Госстандартом России 29 декабря 1998 N 30*(323).
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 325 УК, описывается по-разному в зависимости от наименования предмета преступления. По ч. 1 этой статьи ответственность наступает за совершение любого из альтернативных действий: похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие хотя бы одного из предметов: официального документа, штампа или печати. Принадлежность официального документа, штампа, печати и их местонахождение в момент совершения действий на квалификацию не влияют.
Похищение официального документа, штампа, печати - это противоправное завладение ими любым способом, характерным для хищения, с намерением распорядиться по своему усмотрению. Применение насилия в процессе такого похищения в зависимости от его тяжести требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям о преступлениях против личности. Под уничтожением понимаются истребление, прекращение физического существования названных предметов. Повреждение связано с причинением предмету вреда, когда его использование по прямому назначению становится либо вообще невозможным, либо существенно затрудняется. Повреждение соответствующих предметов, носящее характер подделки, с целью дальнейшего использования их в новом качестве, квалифицируется по ст. 327 УК. Под сокрытием следует понимать утаивание оказавшегося у виновного соответствующего предмета от его владельца. Официальный документ, штамп, печать могут оказаться у виновного в силу разных причин (в связи со службой или работой, найдены и т.п.), кроме приобретения и похищения.
Окончено данное преступление с момента завладения соответствующими предметами, их уничтожения, повреждения или сокрытия.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 325 УК, совершается только с прямым умыслом. Обязательным условием ответственности является наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности в совершении пречисленных в диспозиции статьи действий. Отсутствие такой заинтересованности исключает ответственность по ст. 325 УК. Корыстная заинтересованность отражает стремление лица к незаконному обогащению при обращении с соответствующими предметами. Иная личная заинтересованность характеризуется желанием лица извлечь выгоду неимущественного характера из факта совершения определенных действий, например, использовать при совершении иного преступления, отомстить владельцу или держателю этих предметов и т.д.
Субъект преступления - общий.
В части 2 ст. 325 УК предусматривается ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа. Под паспортом понимается как общегражданский паспорт, так и загранпаспорт (дипломатический паспорт, служебный паспорт, паспорт моряка). К другим важным личным документам относятся документы, выполняющие функцию паспорта (удостоверение личности офицера, официальная справка, заменяющая паспорт и др.), военный билет, диплом об окончании вуза, трудовая книжка, служебное удостоверение и т.д. Указание в законе на личный характер этих документов свидетельствует об обязательности личной характеристики статуса потерпевшего или закрепления какого-либо субъективного права.
Объективную сторону деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК, образует только похищение паспорта или других важных личных документов. Уничтожение, повреждение или сокрытие паспорта или иных документов при наличии иных необходимых признаков следует квалифицировать по ч. 1 ст. 325 УК.
С субъективной стороны преступление предполагает прямой умысел. В отличие от деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 325 УК, для похищения важных личных документов не устанавливаются какие-либо определенные мотивы. Следовательно, по данной части должны квалифицироваться любые формы завладения такими документами. Нахождение паспорта или иных документов среди похищенных вещей при отсутствии умысла на их похищение исключает квалификацию содеянного по ч. 2 ст. 325 УК.
Частью 3 ст. 325 УК установлена ответственность за похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок. По объективным и субъективным признакам это преступление не имеет иных отличий помимо предмета, предусмотренного ч. 2 этой статьи.
Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК). Введение уголовной ответственности за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства, являясь новеллой Уголовного кодекса, преследует цель уголовно-правового обеспечения соблюдения установленного порядка приобретении и пользования транспортными средствами. Одновременно данная норма в определенной степени выполняет и функцию предупреждения хищения или иного неправомерного завладения транспортными средствами.
Предмет - обязательный элемент состава. К нему относятся: а) идентификационный номер; б) номер кузова; в) номер шасси; г) номер двигателя; д) государственный регистрационный знак транспортного средства. Идентификационный номер - это личный номер транспортного средства, присваиваемый ему заводом-изготовителем и регистрируемый в органах ГИБДД. Под этим номером в банке данных содержится вся информация о транспортном средстве. Он проставляется в свидетельстве о государственной регистрации и техническом паспорте транспортного средства. Номера кузова, шасси и двигателя проставляются при их изготовлении на заводе и также фиксируются в техническом паспорте и свидетельстве о государственной регистрации. Государственный регистрационный знак присваивается транспортному средству при регистрации в органах ГИБДД в конкретном регионе и заменяется при изменении владельца транспортного средства или его места жительства. По смыслу статьи транспортные средства - это предусмотренные в примечании к ст. 264 УК механические транспортные средства, подлежащие государственной регистрации.
Объективная сторона преступления выражается в подделке или уничтожении идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также в подделке государственного регистрационного знака транспортного средства либо в сбыте транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком. Подделка идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя кузова, шасси, двигателя, а также подделка государственного регистрационного знака транспортного средства выражается либо в изменении в номерах отдельных цифровых или буквенных обозначений, либо в набивке (нанесении) полностью новых обозначений. Уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси и двигателя чаще всего совершается в форме стирания. Уничтожение государственного регистрационного знака не влечет за собой уголовной ответственности. Сбыт означает продажу, дарение и т.п. действия, совершаемые с поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком.
Оконченным данное преступление считается с момента подделки соответствующего предмета или с момента сбыта транспортного средства с поддельными соответствующими предметами.
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется прямым умыслом. Подделка или уничтожение соответствующих предметов наказуемы по ст. 326 УК, если они преследуют цель эксплуатации или сбыта транспортного средства. Совершение данных действий с иными целями исключают квалификацию содеянного по данной статье, а в некоторых случаях и вообще уголовную ответственность.
Субъект преступления - общий.
Квалифицированными видами преступления являются совершение его неоднократно (см. соответствующий раздел к ст. 16 УК) либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой лиц (см. соответствующий раздел к ст. 35 УК).
Подделка или уничтожение идентификационного номера похищенного транспортного средства или неправомерно приобретенного иным образом квалифицируются по совокупности ст. 326 УК и соответствующих статей Кодекса, предусматривающих ответственность за эти деяния.
Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК). Общественная опасность данного преступления выражается в нарушении установленного порядка оформления прав и обязанностей физических и юридических лиц, возможности использования поддельных предметов для совершения более тяжких преступлений.
Предметом преступления являются: а) удостоверение или иной официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей (см. соответствующий раздел к ст. 324 УК)*(324); б) государственные награды (см. комментарий к ст. 324 УК); в) штампы (см. комментарии к ст. 325); г) печати (см. комментарии к ст. 325); д) бланки (листы бумаги с оттиском штампа либо напечатанные любым способом неполные тексты документов определенной формы, используемые для составления документов). Ответственность по ст. 327 УК наступает за совершение соответствующих действий только с таким удостоверением или иным официальным документом, который предоставляет права или освобождает от ответственности.
Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, как разновидность объективной стороны деяния выражается в двух формах: в изготовлении полностью фиктивного документа либо внесении в подлинный документ незаконных изменений, искажающих его содержание. Эти изменения могут выражаться в исправлении, уничтожении или добавлении части текста, подделки подписи должностного лица, простановки оттиска поддельного штампа или печати и т.д. Изготовление государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков означает либо изготовление их дубликатов, либо изготовление соответствующих предметов несуществующих физических или юридических лиц, либо внесение изменений в текст или рисунок существующих предметов. Сбыт поддельных документов, наград, штампов, печатей или бланков означает их продажу, дарение, передачу в уплату долга и т.п. Окончено данное преступление с момента выполнения любого из перечисленных в диспозиции статьи действий, независимо от наступивших последствий.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Для подделки и изготовления обязательным является наличие цели сбыта, в противном случае содеянное не образует состава преступления, предусмотренного ст. 327 УК.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Должностное лицо, а также государственный служащий или служащий органа местного самоуправления за служебный подлог отвечают по ст. 292 УК. К ответственности за сбыт виновное лицо привлекается вне зависимости от того, само ли оно подделало либо изготовило соответствующий предмет или получило его от другого лица. В случаях, когда одно лицо подделывает или изготавливает соответствующий предмет, а другое лицо по договоренности его сбывает, ответственность наступает за соисполнительство
Квалифицированным видом преступления является совершение его неоднократно (см. комментарии к ст. 16 УК).
В части 3 ст. 327 УК предусматривается самостоятельный состав преступления - использование заведомо подложного документа. Под использованием документа следует понимать его применение по прямому назначению для получения неположенных прав или освобождения отвозложенных обязанностей (предъявление подложного документа, его передача соответствующим лицам в качестве подлинного документа и т.п.). Иное использование поддельного документа по смыслу закона не образует состава анализируемого преступления. Использование документа самим подделывателем по сложившейся судебной практике квалифицируется по ч. 1 данной статьи как подделка.
Не может рассматриваться как использование обманное представление иного подлинного либо чужого документа. Использование поддельных государственных наград, штампов, печатей или бланков квалифицируется по ч. 1 анализируемой статьи. Оконченным преступление считается с момента представления или предъявления подложного документа по назначению, независимо от того, получило ли лицо незаслуженное благо и было ли освобождено от какой-либо обязанности.
Субъективная сторона использования характеризуется прямым умыслом. Об этом свидетельствует указание в законе на признак "заведомости".
Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, не причастное к подделке данного документа.
При конструировании статей УК 1996 г. законодатель придает действиям, образующим подлог документов, различное юридическое значение. Во-первых, в ряде случаев они образуют самостоятельное преступление. Помимо ст. 327 УК предусматривает наказуемость и других видов подлога документов: фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов (ст. 142); подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233); служебный подлог (ст. 292); фальсификация доказательств (ст. 303).
Во-вторых, в ст. 170 (регистрация заведомо незаконных сделок с землей, искажение учетных данных Государственного земельного кадастра), ст. 185 (внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации), ст. 195 (фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность), ст. 237 (искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды), ст. 287 (предоставление заведомо ложной информации Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации) подлог документов выступает в качестве одной из альтернативных форм действия. Эти преступления будут выполнены при совершении любого из указанных в диспозиции статьи альтернативных действий, в том числе и подлога документов.
В-третьих, в ряде случаев подлог документов является обязательным способом совершения преступления. К ним относятся преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 176 (незаконное получение кредита), ст. 188 (контрабанда), ст. 198 (уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды), ст. 199 (уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в негосударственные внебюджетные фонды (организаций), ч. 2 ст. 306 (заведомо ложный донос), ч. 1 ст. 339 УК (уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами).
В этих случаях встает вопрос о правилах квалификации преступлений. Наиболее просто вопрос решается в первом варианте. Поскольку речь в этом случае идет о самостоятельных преступлениях, различающихся по объекту посягательства и субъекту преступления, то квалификация по совокупности возможна только при реальной совокупности. В остальных случаях квалификация осуществляется только по одной из вышеперечисленных статей.
Второй и третий варианты также исключают возможность квалификации содеянного по совокупности ч. 3 ст. 327 и соответствующих вышеперечисленных статей. Указание законодателем на подлог документов как альтернативное действие во втором варианте означает выделение из ч. 3 ст. 327 специального вида подлога документов, т.е. специальную норму. Поэтому при совершении подлога документов, подпадающего под признаки ст. 170, 185, 195, 237, 287 УК, данные действия надлежит квалифицировать по этим статьям, без применения ч. 3 ст. 327 УК. Аналогичным образом решается соотношение и в третьем варианте. Подлог документов, образующий самостоятельный состав преступления, отражается законодателем в полной мере при характеристике способа совершения другого преступления и поэтому должна применяться та норма, которая предусматривает ответственность за содеянное в целом, без дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК.
Вместе с тем, если в вышеперечисленных случаях виновным лицом используются подделанные им документы, по общему правилу, не исключается возможность квалификации содеянного также и по ч. 1 или 2 ст. 327 УК*(325).
Наиболее часто подлог документов используется при совершении преступлений против собственности. В этих случаях представляется верной рекомендация, согласно которой, когда наличие документа само по себе предоставляет право собственности или иное вещное право, лицо, изымающее с его помощью чужое имущество, должно нести ответственность за хищение. В том же случае, когда лицо изготавливает официальный документ, который затем используется только для облегчения доступа к имуществу (так как сам по себе он не может предоставлять имущественные права его обладателю), лицо должно нести ответственность по совокупности преступлений (ст. 327 и соответствующая статья гл. 21 УК)*(326).
Изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 327.1). Данная статья была введена Федеральным законом от 9 июля 1999 г. N 158-ФЗ и направлена на предупреждение незаконного оборота марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия.
Предметом преступления являются марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия. Об их понятии см. соответствующий раздел к ст. 325 УК.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327.1 УК, выражается в совершении незаконных альтернативных действий: изготовлении или сбыте поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок.
Изготовление марок акцизного сбора и специальных марок означает размножение этих предметов любым способом (офсетной печатью, принтером и т.д.). Изготовление знаков соответствия выражается в подготовке трафарета, с помощью которого знак соответствия может быть нанесен на продукцию. Сбыт выражается в реализации соответствующего предмета с помощью различных сделок - продажа, дарение, обмен и т.п. Преступление будет оконченным с момента изготовления или сбыта хотя бы одной единицы соответствующего предмета.
С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом. При этом для изготовления необходима специальная цель сбыта соответствующего предмета.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327.1 УК, выражается в использовании заведомо поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок. По смыслу статьи использование названных предметов означает наклеивание марок на емкости с алкогольной продукцией или пачки с табаком или табачной продукцией либо нанесение знаков соответствия на эту продукцию. Для признания преступления оконченным достаточно нанесения соответствующего предмета хотя бы на одну единицу емкости, пачки или продукции.
Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом, о чем свидетельствует указание в законе на признак "заведомости" При этом лицо осознает, что использует поддельные марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок.
Субъект преступления - общий.

_ 6. Преступления, связанные с посягательствами на установленный порядок реализации прав и обязанностей граждан

Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК). Согласно ст. 59 Конституции РФ защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Реализуется эта обязанность через прохождение гражданином военной службы, которая представляет собой особый вид федеральной государственной службы. Исполняется служба в Вооруженных Силах РФ, а также в пограничных войсках Федеральной пограничной службы РФ, во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в Железнодорожных войсках РФ, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы безопасности РФ, органах Федеральной пограничной службы РФ, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ и создаваемых на военное время специальных формированиях. Граждане проходят военную службу по призыву, а также в добровольном порядке (по контракту). Функция института воинской обязанности граждан - обеспечить оборону Российской Федерации от внешних вторжений*(327).
Если убеждениям или вероисповеданию гражданина противоречит несение военной службы, он имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Гражданин, не явившийся по повестке о призыве на военную службу или получивший путем обмана незаконное освобождение или отсрочку от призыва на военную службу, подлежит уголовной ответственности за уклонение от призыва на военную службу по ст. 328 УК.
Объект преступления - установленный порядок формирования Вооруженных сил РФ и других формирований.
С объективной стороны преступление выражается в уклонении от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от нее.
Основания, порядок прохождения и условия освобождения от военной службы регламентируются федеральными законами от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне", от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" с последующими изменениями и дополнениями*(328); от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" с последующими изменениями и дополнениями*(329), другими подзаконными нормативными актами.
Согласно ст. 22 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ призыву на военную службу подлежат:
а) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе;
б) граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера. Решение о призыве граждан на военную службу может быть принято только после достижения ими возраста 18 лет.
Не призываются на военную службу граждане, которые в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, граждане, которым предоставлена отсрочка от призыва, а также граждане, не подлежащие призыву на военную службу.
Призыв на военную службу граждан, не пребывающих в запасе, осуществляется два раза в год с 1 апреля по 30 июня и с 1 октября по 31 декабря после издания Указа Президента РФ "О призыве граждан на военную службу и об увольнении с военной службы граждан, проходящих военную службу по призыву". Для отдельных категорий граждан, например, проживающих в отдельных районах Крайнего Севера (их перечень определяется Генеральным штабом Вооруженных Сил РФ), проживающих в сельской местности и непосредственно занятых на посевных и уборочных работах, а также являющихся педагогическими работниками образовательных учреждений, установлены иные сроки призыва. Призыв на военную службу граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера, осуществляется в сроки, устанавливаемые Президентом РФ.
Законные основания, о которых говорится в диспозиции ст. 328 УК, предусмотрены в ст. 23 и 24 Закона. Так, в соответствии со ст. 23 Закона от призыва на военную службу освобождаются граждане:
а) признанные негодными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья;
б) проходящие или прошедшие военную службу в Российской Федерации;
в) проходящие или прошедшие альтернативную гражданскую службу;
г) прошедшие военную службу в другом государстве;
д) имеющие ученую степень кандидата наук или доктора наук;
е) в случае гибели (смерти) отца, матери, родного брата, родной сестры в связи с исполнением ими обязанностей военной службы.
Не подлежит призыву на военную службу гражданин, отбывающий наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или лишения свободы, имеющий неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, а также в отношении которого ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которого передано в суд.
В ст. 24 Закона предусматриваются условия предоставления отсрочки от призыва граждан на военную службу, например, признанных в установленном порядке временно негодными к военной службе по состоянию здоровья, - на срок до одного года, имеющих двух и более детей, обучающихся по очной форме обучения в государственных, муниципальных или имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) в негосударственных образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального или высшего профессионального образования, - на время обучения и т.д., всего более 10 случаев*(330).
Перечень уважительных причин неявки по повестке о призыве при наличии документального подтверждения предусматривается в ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ: заболевание или увечье гражданина, связанные с утратой трудоспособности, тяжелое состояние здоровья отца, матери, жены, мужа, сына, дочери, родного брата, родной сестры, дедушки, бабушки или усыновителя гражданина либо участие в похоронах указанных лиц, препятствие, возникшее в результате действия непреодолимой силы, или иное обстоятельство, не зависящее от воли гражданина, а также иные причины, признанные уважительными призывной комиссией, комиссией по первоначальной постановке на воинский учет (военным комиссаром - для граждан, призываемых на военную службу из запаса) или судом.
Призыв на военную службу осуществляется по повесткам военного комиссариата, вручаемым под расписку призывнику уполномоченными лицами. Так, Дзержинским РВК г. Волгограда в прокуратуру было направлено заявление о привлечении к уголовной ответственности гражданина Б. за уклонение от призыва на военную службу. При этом комиссариатом в заявлении было отмечено, что повестка вручена не лично призывнику, а его сестре. Но это означало нарушение правила и порядок уведомления лица о необходимости прибытия в военный комиссариат в связи с мероприятиями, связанными с призывом на военную службу*(331).
Призыв включает в себя:
для граждан, не пребывающих в запасе: а) явку на медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии; б) явку в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы и нахождение в военном комиссариате до отправки к месту прохождения военной службы.
для граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера: а) явку на медицинское освидетельствование и к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу; б) явку в военный комиссариат и получение предписания для убытия к месту прохождения военной службы.
Порядок призыва граждан на военную службу определяется вышеупомянутым Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ, другими федеральными законами, указами Президента РФ, Положением о призыве на военную службу граждан РФ, утвержденным постановлением Правительства РФ от 1 июня 1999 г. N 587 в ред. постановления от 22 января 2001 г. N 39*(332) и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Подлежащие призыву на военную службу граждане, не пребывающие в запасе, обязаны явиться по повестке военного комиссариата на медицинское освидетельствование, заседание призывной комиссии или для отправки в воинскую часть для прохождения военной службы, а также находиться в военном комиссариате до отправки к месту прохождения военной службы. Граждане мужского пола, зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера, обязаны явиться по повестке военного комиссариата на медицинское освидетельствование, а также к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу и получения предписания для убытия к месту военной службы.
Уклонение как форма бездействия выражается в неявке без уважительных причин гражданина по повестке военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу. Неявкой, в частности, следует признавать совершенные после издания соответствующего указа Президента РФ для граждан, не пребывающих в запасе, - неявку для постановки на воинский учет, медицинское освидетельствование, заседание призывной комиссии или для отправки в воинскую часть для прохождения военной службы; для граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера - неявку на медицинское освидетельствование, к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу и получения предписания для убытия к месту военной службы. Установление факта неявки и отсутствия уважительных причин является достаточным основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. Способ уклонения от призыва на военную службу в ст. 328 УК законодателем не определен. Это могут быть неявка без уважительных причин на заседание призывной комиссии либо в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы, уклонение путем симуляции болезни, представление подложных документов, членовредительство и т.п. Поэтому характер действий, направленных на создание видимости уважительных причин неявки (предоставление подложных документов, сообщение ложных сведений, симуляция болезни и т.п.) на квалификацию не влияют Если же эти действия образуют состав самостоятельных преступлений (подделка документов, дача взятки и т.п.), то содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений. Оконченным преступление считается с момента неявки по повестке на призывной пункт или в иное установленное место без уважительных причин.
В диспозиции ст. 238 УК говорится лишь об уклонении от одной из форм воинской обязанности - о призыве на военную службу. Поэтому уклонение от постановки на воинский учет, обязательной подготовки к военной службе, прохождения военной службы по призыву, пребывания в запасе, призыва на военные сборы и прохождения военных сборов в период пребывания в запасе не могут квалифицироваться по ст. 238 УК.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом лицо преследует специальную цель - избежать призыва на военную службу.
Субъект преступления - специальный. Ответственности подлежат только граждане Российской Федерации мужского пола, достигшие 18-летнего возраста, состоящие или обязанные состоять на военном учете и обязанные по закону нести военную службу, но без уважительных причин уклоняющиеся от явки на медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии либо от явки в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы. Женщины призываются на военную службу только по собственному желанию.
В ч. 2 ст. 328 УК предусматривается ответственность за уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы. Статья 59 Конституции РФ предусматривает, что гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Альтернативная гражданская служба предусматривается для тех случаев, когда лицо на законных основаниях освобождается от военной службы. Основания и порядок прохождения альтернативной гражданской службы должны устанавливаться соответствующим законом. Прохождение военной службы противоречит религиозным воззрениям, исповедуемым отдельными сектами, например, баптистами, "пятидесятниками", свидетелями Иеговы и некоторыми другими. В остальных признаках характеристика данного состава не отличается от предусмотренного в ч. 1 ст. 328 УК.
Самоуправство (ст. 330 УК). Объект преступления - установленный нормативными актами порядок реализации гражданами своих прав и обязанностей.
Установленный государством порядок управления обеспечивает не только нормальную деятельность органов власти и управления, но и определенный порядок реализации гражданами своих прав и обязанностей, при котором не должны нарушаться права и интересы других граждан. Данный порядок урегулирован процедурно и имеет задачей как соблюдение прав лица, считающего себя ущемленным в чем-либо, так и необходимость защиты от причинения вреда правомерных интересов иных лиц. Самовольная реализация своих прав, сопряженная с причинением вреда охраняемым правам и интересам иных граждан, образует признаки преступления, предусмотренного ст. 330 УК.
Объективная сторона преступления характеризуется совершением активных действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином. Оспаривание означает выраженное в любой форме несогласие организации или гражданина с самоуправными действиями лица. Обязательным элементом состава является способ выполнения действия. Виновное лицо действует самовольно, избирая произвольную форму поведения, которая не соответствует установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществления гражданами своих прав и обязанностей. В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. данный порядок может определяться не только законом, но и иным нормативным правовым актом, что более соответствует реальному содержанию преступления. Избирая неприемлемую для общества и государства форму поведения, виновное лицо может осуществлять как действительное (на самом деле существующее, закрепленное в правоположениях), так и предполагаемое (отсутствующее, но по убеждению лица принадлежащее ему) право. Указание в новой редакции закона на формулу "правомерность которых оспаривается организацией или гражданином" позволяет говорить, что как самоуправство должны рассматриваться и такие самовольные действия, которые сознаются лицом как неправомерные уже во время их выполнения, например, изъятие имущества до принятия решения судом о его принадлежности.
Отсутствие оспаривания правомерности поведения лица исключает признание содеянного самоуправством.
Самоуправство сконструировано законодателем по принципу материального состава, поэтому ответственность за оконченное деяние возможна лишь тогда, когда в результате самовольных действий организации или гражданину причиняется существенный вред. Понятие "существенный вред" является оценочным и определяется органами предварительного расследования и судом в конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. Существенный вред может выражаться в причинении существенного материального ущерба, нарушении конституционных прав граждан на свободу передвижения, пользования жилой площадью и т.п. Между самовольными действиями и наступившими последствиями должна быть причинная связь.
Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Цели и мотивы поведения виновного для квалификации значения не имеют.
Субъект преступления - общий.
В отличие от Уголовного кодекса 1960 г. в новой редакции для самоуправства предусмотрен квалифицированный вид - применение при самовольных действиях насилия или угрозы его применения. О понятии этого признака см. соответствующий раздел к ст. 227 УК. Вследствие новых подходов законодателя к оценке личности в системе социальных ценностей общества причинение потерпевшему при самоуправстве вреда здоровью квалифицируется по ч. 2 ст. 330 УК. Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью выходит за пределы состава ч. 2 данной статьи и требует дополнительной квалификации по ст. 111 и 105 УК. Когда самовольные действия образуют признаки самостоятельных составов иных преступлений (нарушение неприкосновенности жилища, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, отказ в предоставлении гражданину информации и т.п.), они квалифицируются по соответствующим статьям Кодекса, предусматривающим эти преступления.

Глава V. Преступления против военной службы

_ 1. Понятие и виды преступлений против военной службы

В ст. 10 Федерального закона N 61-ФЗ "Об обороне"*(333) от 31 мая 1996 г. функции и задачи Вооруженных Сил определены следующим образом: Вооруженные Силы Российской Федерации предназначены для отражения агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности ее территории, а также для выполнения задач в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Боеспособность Вооруженных Сил страны обеспечивается не только их численностью, вооружением и выучкой, но и строжайшей дисциплиной, надлежащим несением воинской службы. Ослабление воинской дисциплины чревато опасными, тяжкими последствиями, способными в ряде случаев подорвать, ослабить боевую подготовку Вооруженных Сил, их управление.
В целях борьбы с наиболее общественно опасными нарушениями воинской дисциплины установлена уголовная ответственность за их совершение.
Необходимо отметить, что с 1992 г. уровень преступности в Вооруженных Силах постоянно растет - в среднем на 24% в год. В 1,6 раза увеличилось число преступлений, повлекших тяжкие последствия. Рост преступлений в Вооруженных Силах наблюдается почти по всем показателям: групповая преступность - 88%; против гражданского населения - 13%; в состоянии алкогольного или наркотического опьянения - 180%; в караулах и внутренних нарядах - 122%; на почве неуставных отношений - 74%*(334).
В царской России уголовно-правовые нормы, устанавливавшие уголовную ответственность за воинские преступления, стали возникать после начала формирования регулярных воинских частей. Такие нормы, например, входили в Судебник Царя и Великого Князя Ивана IV (Грозного) 1550 г.
История развития военно-уголовного законодательства - большая самостоятельная тема. В данном курсе краткому обзору будут подвергнуты некоторые ее фрагменты, относящиеся к принятому Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г. закону "Об уголовной ответственности за воинские преступления"*(335). Этот закон был дословно воспроизведен в уголовных кодексах всех союзных республик СССР.
Необходимо отметить, что советское военно-уголовное законодательство являлось составной частью уголовного законодательства в соответствии со ст. 2 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Поэтому, например, положения Общей части советского уголовного законодательства об основаниях уголовной ответственности, понятии преступления и т.д. были едины для всего уголовного законодательства, в том числе и определявшего уголовную ответственность за воинские преступления.
Вместе с тем особенности воинской службы предопределяли выделение специальных видов наказаний, применявшихся только к осужденным военнослужащим. Такими наказаниями являлись: направление в дисциплинарный батальон и содержание на гауптвахте взамен исправительных работ.
Эти наказания отбывались одновременно с выполнением осужденным обязанностей по военной службе и не сопрягались с исключением осужденного из Вооруженных Сил.
Помимо этого в соответствии со ст. 31 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик при осуждении за тяжкое преступление лицо, имевшее воинское звание, могло быть по приговору суда его лишено.
Согласно Закону о всеобщей воинской обязанности военная служба состояла из действительной военной службы и службы в запасе. Поэтому судебное решение о лишении воинского звания могло быть принято и в отношении лица, находившегося в отставке*(336). В Законе "Об уголовной ответственности за воинские преступления" (ст. 237 УК 1960 г.) было определено, что воинскими преступлениями признаются предусмотренные им деяния против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных сборов.
В ст. 331 УК 1996 г. дано более развернутое определение преступления против военной службы. Оно состоит из трех частей.
В ч. 1 ст. 331 УК определено, что преступлениями против военной службы признаются предусмотренные в гл. 33 УК деяния против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военной службы.
В ч. 2 ст. 331 УК указано, что ответственность за преступления против военной службы несут военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств Российской Федерации.
В ч. 3 ст. 331 УК сделана ссылка на то, что уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.
Рассматриваемое определение преступления против военной службы (далее воинского преступления) базируется на общем понятии преступления, данном в ст. 14 УК. Это единственное в кодексе родовое определение преступления. Его цель - общее разграничение преступлений против военной службы и иных преступлений. В нем раскрыты суть преступлений против порядка военной службы и их общие черты, что позволяет установить общие отличительные признаки воинского преступления от дисциплинарного проступка.
Родовым объектом воинского преступления является порядок прохождения военной службы, основанный на Конституции РФ и установленный Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"*(337), уставами Вооруженных Сил и иными военно-правовыми актами. Порядок прохождения военной службы призван обеспечивать постоянную готовность Вооруженных Сил обеспечивать безопасность страны.
В ст. 2 Федерального закона определено: "Военная служба - особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах РФ, а также в пограничных войсках федеральной пограничной службы РФ, во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в Железнодорожных войсках РФ, войсках федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны (далее - другие войска), инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти (далее - воинские формирования), Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы РФ, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ (далее - органы) и создаваемых на военное время специальных формированиях". Эта служба призвана обеспечивать военную безопасность страны, что невозможно осуществить без строгого соблюдения порядка прохождения военной службы. Порядок прохождения военной службы (военная безопасность) - общий родовой объект для всех преступлений против военной службы. Он подразделяется на виды, т.е. конкретные сферы военно-служебной деятельности, где решаются конкретные задачи обеспечения военной безопасности. Каждый такой вид воинского правопорядка выступает в качестве объекта, как правило, нескольких однородных преступлений. В соответствии с ними формируется система составов преступлений против военной службы.
Вероятно, можно поставить вопрос о выделении из родового объекта преступления видовой объект, общий для нескольких преступлений.
Представляется обоснованной следующая классификация воинских преступлений по их видовому объекту*(338):
против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 332-336);
против порядка пребывания на военной службе (ст. 337-339);
против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы (ст. 340-345);
против порядка сбережения военного имущества (ст. 346-348);
против порядка эксплуатации военно-технических средств (ст. 349-352).
Непосредственный объект преступления - порядок прохождения конкретного вида службы.
Некоторые воинские преступления посягают на два объекта - основной и дополнительный. Проиллюстрируем сказанное. В п. "в" ч. 2 ст. 334 УК предусмотрена ответственность за насильственные действия в отношении начальника, сопряженные с причинением ему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий. Поскольку здоровье является дополнительным объектом, то содеянное квалифицируется только как воинское преступление.
От непосредственного объекта воинского преступления необходимо отличать предмет преступления. Так, в ст. 346 УК установлена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение военного имущества. Непосредственным объектом этого преступления является порядок сбережения оружия, а само оружие - предметом преступления.
Но если последствия рассматриваемого преступления выходят за границы диспозиции нормы, устанавливающей ответственность за воинское преступление, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений. Так, причинение смерти при осуществлении насильственных действий в отношении начальника должно квалифицироваться дополнительно по ст. 105 УК.
Воинское преступление может быть связано с совершением иного преступления. Например, часовой, совершивший кражу с охраняемого им объекта, должен нести ответственность по соответствующей части ст. 342 УК и одновременно по ст. 158 УК - за тайное хищение чужого имущества.
Объективная сторона преступления против воинской службы характеризуется действием или бездействием, опасным для воинской дисциплины.
Ряд воинских преступлений совершается только действием, например: самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК), дезертирство (ст. 338 УК), оставление погибающего корабля (ст. 345 УК).
Некоторые воинские преступления совершаются бездействием, например, нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы вследствие небрежного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 342 УК).
В отдельных составах преступлений посягательства на военную службу приобретают преступный характер, если они повлекли или могли повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Следовательно, само поставление объекта преступления в опасное состояние является оконченным преступлением, например, нарушение правил несения боевого дежурства (ч. 1 ст. 340 УК).
В диспозиции некоторых норм в качестве признака состава преступления включены оценочные понятия: причинение вреда (например, при нарушении правил пограничной службы - ч. 1 ст. 341 УК); причинение тяжкого вреда (например, при нарушении уставных правил караульной службы - ч. 2 ст. 342 УК) и т.д.
Характер грозящего или причиненного вреда должен определяться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела.
Такие последствия (тяжкий вред) могут являться квалифицирующими воинское преступление обстоятельствами. Например, умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники влечет ответственность по ч. 1 ст. 346 УК, а если это повлекло тяжкие последствия - по ч. 3 рассматриваемой статьи.
Есть нормы, устанавливающие уголовную ответственность за воинские преступления с указанием на конкретные тяжкие последствия, например, ч. 3 ст. 350 УК, в которой речь идет о наказуемости нарушения правил вождения или эксплуатации машин, повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц.
Как уже отмечалось, гл. 33 входит в единую систему Уголовного кодекса и поэтому на нее распространяются предписания Общей части, в том числе ч. 2 ст. 14 УК. Следовательно, не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо воинского деяния, предусмотренного в гл. 33 УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда порядку несения военной службы. В данном случае имеется в виду вред уголовно-правового характера. Но это не исключает переход такого малозначительного вреда в разряд дисциплинарного проступка. Уголовно-правовая противоправность в подобном случае отпадает, и содеянное приобретает характер дисциплинарного проступка.
Предусмотренные ст. 75-78 Общей части Кодекса основания освобождения от уголовной ответственности применимы и к лицам, совершившим воинские преступления.
Большинство составов воинских преступлений имеют материальный характер. Они являются оконченными при наступлении указанных в законе последствий, например, уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 и 347 УК), смерть человека (ч. 2 ст. 350 УК).
Некоторые воинские преступления имеют формальный характер. Например, дезертирство (ст. 338 УК), самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на военную службу являются оконченными преступлениями с момента оставления части или места службы или неявки на нее. Установление последствий такого деяния не требуется.
Нахождение военнослужащего при исполнении обязанностей военной службы является обязательным признаком некоторых воинских преступлений. Так, ст. 333 УК устанавливает ответственность за сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или принуждение его к нарушению этих обязанностей, сопряженное с насилием или угрозой его применения.
Вопрос о субъекте воинского преступления решен и в ст. 331 УК. В ч. 1 этой статьи определено, что преступления против порядка несения военной службы совершаются военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсковых формированиях РФ, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.
В соответствии с ч. 2 ст. 331 УК уголовную ответственность за воинские преступления несут также военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ и других министерств и ведомств РФ.
Следовательно, помимо вооруженных сил военная служба предусмотрена в следующих военизированных формированиях:
войсках Федеральной пограничной службы РФ;
внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ;
войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте;
железнодорожных войсках;
войсках гражданской обороны;
федеральной службы внешней разведки РФ;
органах Федеральной службы безопасности РФ;
федеральных органах государственной обороны;
федеральных органах правительственной связи и информации РФ;
Федеральной противопожарной службы Министерства внутренних дел РФ;
информационно-технических и дорожно-строительных формированиях;
федерального органа обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти.
Перечисленные категории военнослужащих составляют 1,5% в структуре населения страны*(339).
Военнослужащими являются: офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты, старшины, солдаты и матросы, поступающие на военную службу по контракту; сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, а также курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта.
Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" в ст. 38 (п. 10-11) определяет момент начала и окончания военной службы. Началом военной службы для граждан, не пребывающих в запасе, призванных на военную службу, считается день убытия их из военного комиссариата субъекта Российской Федерации к месту прохождения военной службы.
Для военнослужащих, проходящих службу по контракту, военная служба начинается со дня вступления в силу контракта о прохождении службы.
Для некоторых категорий военнослужащих установлен иной порядок начала несения или окончания службы.
Окончанием военной службы является день исключения военнослужащих всех категорий из списков личного состава воинской части. Это день истечения срока службы. Если срок службы военнослужащего истек и нет исключительных обстоятельств, перечисленных в законе, то он не может нести ответственность за воинское преступление, хотя и не исключен из списков части, подразделения.
Особыми обстоятельствами, позволяющими отсрочить исключение военнослужащего из списков воинской части, являются, например, нахождение его на стационарном лечении, пребывание в плену или в качестве заложника.
В Вооруженных Силах иногда на специальных должностях или работах находятся служащие и рабочие, не являющиеся военнослужащими. Они не могут выступать субъектами воинских преступлений, но могут быть соучастниками таких преступлений.
За совершение некоторых преступлений против порядка несения военной службы уголовную ответственность несут военнослужащие, наделенные особыми признаками. Так, субъектом нарушения уставных правил караульной службы является лицо, входящее в состав караула (часовой, разводящий и т.д.), - ст. 342 УК; нарушение правил несения пограничной службы - военнослужащий, входящий в состав пограничного караула - ст. 341.
В соответствии с п. 12 ст. 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в срок военной службы не засчитывается время пребывания в дисциплинарной воинской части и отбывания дисциплинарного взыскания в виде ареста, а также время самовольного оставления части или места службы независимо от причин продолжительностью свыше 10 суток.
Как вытекает из ч. 1 ст. 153 УИК, время отбывания ареста - уголовного наказания не засчитывается в общую военную службу. Однако в порядке поощрения оно может быть в нее включено.
Точно так же в порядке поощрения время отбывания наказания в дисциплинарной воинской части может быть зачтено в общий срок военной службы (ч. 2 ст. 171 УИК).
Началом и окончанием военной службы у лиц, проходящих военные сборы, являются первый и последний день сборов.
Призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе (ст. 22 Федерального закона).
Лицо, не достигшее 18-летнего возраста, не может нести ответственность за военное преступление (например, лицо, поступившее на военную службу с поддельным документом о возрасте).
В соответствии со ст. 59 Конституции РФ военную службу несут только граждане Российской Федерации.
С субъективной стороны большинство воинских преступлений совершаются умышленно (дезертирство - ст. 338 УК, умышленное уничтожение или повреждение военного имущества - ст. 346 УК) и др. Некоторые из них совершаются как с прямым, так и с косвенным умыслом, например, умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК).
В части 2 ст. 24 УК закреплено: "деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса". Это предписание закона не всегда отражено в Особенной части. Поэтому во многих случаях вопрос о неосторожной форме вины устанавливается на основе анализа нормы. Прав А.А.Тер-Акопов, считающий, что "отсутствие в законе указания на форму вины должно означать ответственность как за неосторожное, так и за умышленное преступление"*(340).
Умышленно и по неосторожности может быть совершено, например, нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (ст. 344 УК).
Цель и мотив совершения воинского преступления в ряде статей указываются, а в некоторых - их необходимо выявлять путем анализа нормы. Так, в ст. 338 УК установлена ответственность за дезертирство, которое совершается с целью уклонения от военной службы. В ст. 333 УК не упомянута цель совершения сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению военной службы, но именно это и является целью совершения преступления.
В ряде статей Закона СССР 1958 г. "Об уголовной ответственности за воинские преступления" совершение преступления в военное время или в военной обстановке, на поле сражения, во время боя рассматривалось как квалифицирующее обстоятельство. В действующем законодательстве таких, квалифицирующих воинское преступление, обстоятельств нет.
В ч. 3 ст. 331 УК закреплено: "уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени". Это положение противоречит ч. 1 ст. 1 УК, определяющей четкое правило: "уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс". Помимо этого в ст. 3 УК определено: "...преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом".
В настоящее время такого "чрезвычайного" закона нет. Было бы целесообразно его и не разрабатывать, а включать необходимые дополнения в гл. 33 УК. Как это сделано, например, в Уголовном кодексе Республики Татарстан.
Уголовный кодекс 1960 г. предусматривал три специальных наказания, применяемых к лицам, совершившим воинские преступления: направление в дисциплинарный батальон, содержание на гауптвахте взамен исправительных работ, лишение воинских и специальных званий.
В Уголовном кодексе 1996 г. установлены следующие специальные наказания: краткосрочный арест для всех категорий военнослужащих; ограничение по военной службе для лиц, проходящих военную службу по контракту, применяемое как самостоятельное наказание, так и вместо исправительных работ; содержание в дисциплинарной воинской части, применяемое к военнослужащим рядового и сержантского состава; лишение воинского и специального звания - дополнительное наказание.
Ни одно преступление против военной службы к категории каких-либо таких преступлений не относится.
В уголовные кодексы большинства зарубежных стран (Франции, ФРГ, Испании и т.д.) воинские преступления не включены.
Исключение составляют кодексы ряда бывших союзных республик СССР и некоторых других стран (например, Польши).
В одних кодексах, включивших разделы (главы) о воинских преступлениях, дано общее определение воинского преступления, в других оно отсутствует. Так, в ст. 354 УК Республики Кыргызстан содержится развернутое понятие военного преступления, которое по своей сути аналогично определению, приведенному в ст. 331 УК РФ. В нем также установлено, что ответственность за военные преступления, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.
В ст. 386 УК Республики Таджикистан определение преступления против военной службы во многом схоже с приведенным в ст. 1 Закона СССР 1958 г. "Об ответственности за воинские преступления".
Согласно Федеральному конституционному закону от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации"*(341) "Дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы, а также граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, при условии, что преступления совершены ими в период прохождения военной службы, военных сборов", рассматриваются военными судами.

_ 2. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений

Военная организация базируется на специфических принципах ее построения: единоначалии, строгой централизации, беспрекословном подчинении командиру (начальнику), строжайшем соблюдении воинской дисциплины.
Единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за деятельность вверенной ему части и подчиненных ему лиц.
Единоначалие немыслимо без беспрекословного повиновения подчиненных командиру (начальнику), точного и своевременного исполнения подчиненными приказа.
Неисполнение приказов начальника, оказание ему сопротивления или принуждение его к неисполнению служебных обязанностей, а также физическое или же психическое насилие над ним - абсолютно недопустимы в Вооруженных Силах. В любой армии мира за их совершение предусмотрена уголовная ответственность.
В Воинском уставе о наказаниях 1889 г. Российской империи (ст. 96-112) предусматривалась ответственность за неоказание начальнику должного уважения, его оскорбление словом или в печати, нанесение начальнику удара, неповиновение или неисполнение приказа и т.д. В соответствии, например, со ст. 105 Устава умышленное неисполнение приказа или распоряжения начальника наказывалось заключением в крепость на срок от одного года и четырех месяцев до четырех лет.
В трех статьях Уголовного кодекса 1922 г. предусматривалась ответственность за преступления против подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 201-203). Опустив последующие вехи развития законодательства о воинских преступлениях, отметим, что в Законе "Об уголовной ответственности за воинские преступления" 1958 г. была установлена ответственность за следующие преступления против порядка подчиненности:
а) неповиновение (ст. 2 Закона, ст. 238 УК 1960 г.);
б) неисполнение приказа (ст. 3 Закона, ст. 239 УК 1960 г.);
в) сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ст. 4 Закона, ст. 240 УК 1960 г.);
г) насильственные действия в отношении начальника (ст. 6 Закона, ст. 242 УК 1960 г.);
д) оскорбление подчиненным начальника или начальником подчиненного (ст. 7 Закона, ст. 243 УК 1960 г.);
е) оскорбление начальника действием одним военнослужащим другого при отсутствии между ними отношений подчиненности или старшинства (ст. 8 Закона, ст. 244 УК 1960 г.).
Неисполнение приказа (ст. 332 УК). В ст. 332 УК установлена ответственность за неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы.
Непосредственным объектом этого преступления является установленный в Вооруженных силах и иных войсках и воинских формированиях порядок воинской подчиненности, базирующийся на единоначалии. Подобные правоотношения между начальником и подчиненным регламентируются Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ 1993 г.
Военнослужащие, не являющиеся по отношению к другим военнослужащим начальниками или подчиненными, могут быть старшими или младшими по воинскому званию. Старшие по воинскому званию в случае нарушения младшими по званию воинской дисциплины, общественного порядка, правил поведения, ношения военной формы одежды и выполнения приветствия должен потребовать от них устранения этих нарушений.
Приказом (распоряжением) является повеление начальника, отданное в пределах своей компетентности в установленном порядке, которое подлежит обязательному исполнению подчиненным. Компетенция начальника определяется воинскими уставами и приказами вышестоящих командиров (начальников). Приказ, распоряжение не подлежат обсуждению подчиненным и должны выполняться точно и безоговорочно, в установленный срок.
Приказ (распоряжение) подчиненному может быть отдан лично начальником - устно, письменно, с помощью средств связи или сигналов либо через других военнослужащих.
Объективная сторона рассматриваемого деяния заключается в открытом отказе от выполнения приказа либо в ином умышленном его неисполнении. Открытый отказ - деяние с явно выраженной решимостью не выполнять приказ. "Это наиболее дерзкая форма неисполнения приказа, - пишет Х.М.Ахметшин, - демонстративное противопоставление своей воли воле начальника. При неповиновении подчиненный, получив приказ начальника, в категорической форме заявляет или иным образом демонстрирует, что он выполнять приказ не будет"*(342).
Санкции ряда простых составов воинских преступлений включают в себя только специальные виды наказаний (например, ч. 1 ст. 332 УК - неисполнение приказа, ч. 1 ст. 339 УК - уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом).
Подавляющее число санкций воинских преступлений включают в себя как специальные виды воинских наказаний, так и лишение свободы. Так, в санкции ст. 333 УК (сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы) предусмотрены наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет либо лишение свободы на срок до пяти лет.
В некоторых санкциях предусмотрено наказание только в виде лишения свободы (например, в ст. 352 УК о нарушении правил кораблевождения).
Реально исполняемое лишение свободы несовместимо с несением военной службы.
При условном осуждении к лишению свободы военная служба не прекращается*(343).
Осуждение к штрафу (ст. 347 УК - уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности и ст. 348 УК - утрата военного имущества) не является основанием для увольнения с военной службы.
Не прекращается военная служба в связи с осуждением военнослужащего к наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 350 УК - нарушение правил вождения или эксплуатации машины).
В свете сказанного представляется ошибочным утверждение, будто осуждение военнослужащего к наказаниям общего вида возможно лишь при увольнении лица с военной службы*(344).
Военные преступления относятся к трем категориям: небольшой тяжести (например, ст. 344 УК); средней тяжести (например, ч. 1 ст. 332 УК); тяжкие (например, ст. 352 УК).
Пререкание подчиненного с лицом, отдавшим приказ, выражение критического отношения к приказу по содержанию или порядку исполнения не являются неисполнением приказа. Они могут приобрести характер дисциплинарного проступка.
Иное неисполнение приказа заключается в том, что лицо, его получившее, не отказывается от его исполнения, но умышленно не исполняет.
Невыполнение приказа начальника может заключаться в его ненадлежащем исполнении: в ненадлежащее время (позднее или раньше), в ненадлежащем месте или в ненадлежащем содержании, характере.
Причем неисполнение приказа начальника возможно путем как совершения действия, так и бездействия. Например, было приказано открыть огонь, а подчиненный это не делает или наоборот - приказ открыть огонь, а лицо, его получившее, это не осуществляет.
В ч. 1 ст. 332 УК определено, что приказ должен быть отдан в установленном порядке, т. е. соответствовать закону и воинским уставам. Согласно ст. 3 "Закона о воинской обязанности и военной службе" военнослужащему "не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона". Командир, отдавший приказ, несет ответственность за его соответствие закону и воинским уставам, а также за последствия его исполнения.
Приказ должен четко адресоваться конкретному исполнителю. Приказ должен точно определять задачи, стоящие перед последним. Помимо этого он должен быть исполнимым.
Диспозиция ч. 1 ст. 332 УК установила материальный состав преступления. Оно является оконченным при наступлении существенного вреда интересам военной службы. "Существенный вред" - категория оценочная. Его установление в каждом конкретном случае основывается на всех обстоятельствах дела. По мнению Х.М.Ахметшина, "существенный вред может состоять в серьезном нарушении распорядка дня в подразделении, части, затруднении исполнения конкретных задач боевой подготовки, ущемлении прав и законных интересов отдельных военнослужащих, в отрыве от выполнения обязанностей военной службы, причинении материального ущерба и т.п."*(345)
Вместе с тем представляется ошибочным отнесение к категории существенного вреда невыполнение "конкретной боевой задачи"*(346), ибо в соответствии с ч. 3 ст. 321 УК РФ уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время, либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.
Неисполнение военнослужащим приказа начальника, не повлекшее наступление существенного вреда интересам военной службы, может вызвать дисциплинарную ответственность.
Субъектом преступления является военнослужащий, подпадающий под признаки ст. 331 УК, которому военачальник отдал приказ.
Как это определено в ч. 1 ст. 42 УК, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее приказ или распоряжение. Вместе с тем в ч. 2 этой статьи указано, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих началах. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.
Субъективная сторона преступления при явном неисполнении приказа - прямой умысел, в иных случаях - прямой и косвенный умысел.
Мотив совершения преступления на квалификацию содеянного не влияет, но может повлиять на определение виновному наказания.
Санкция ч. 1 ст. 332 УК РФ предусматривает возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.
В соответствии с ч. 1 ст. 335 УК Республики Кыргызстан максимальное наказание за неисполнение приказа - содержание в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. Точно такое же максимальное наказание предусмотрено и в ч. 1 ст. 279 УК Республики Узбекистан.
Отметим, что в ст. 305 УК установлена ответственность за неповиновение, которым является открытый отказ от исполнения приказа, а равно иное умышленное его неисполнение. Такая конструкция была предусмотрена ст. 2 Закона СССР "Об уголовной ответственности за воинские преступления". В диспозиции этой нормы не было предусмотрено наступление тяжких последствий (существенный вред).
В части 2 ст. 332 УК РФ предусмотрена ответственность за квалифицированные виды неисполнения приказа: совершение этого преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия. Суть совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой определена в ст. 35 УК РФ.
Тяжкими последствиями могут быть: срыв мероприятий по обеспечению боевой готовности части; смерть человека, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей; серьезные повреждения сложной и дорогой техники; причинение значительного материального ущерба как Вооруженным Силам, так и иным собственникам; утрата оружия или боеприпасов и т.п.
За умышленное неисполнение приказа в ч. 2 ст. 332 УК РФ предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
Неповиновение - открытый отказ от исполнения приказа или же неисполнение приказа в боевой обстановке (даже без квалифицирующих это преступление обстоятельств) в соответствии с ч. 3 ст. 279 УК Республики Узбекистан влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до пятнадцати лет. В ст. 280 этого Кодекса определено, что неисполнение приказа по неосторожности, повлекшее крупный ущерб или тяжкие последствия, влечет за собой назначение наказания в виде ограничения по службе до двух лет или направление в дисциплинарную воинскую часть на срок до одного года. Совершение такого деяния в боевой обстановке наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
В соответствии с ч. 3 ст. 332 УК РФ неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, предполагает назначение наказания в виде ограничения по военной службе на срок до одного года, либо ареста на срок от трех до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.
Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы (ст. 333 УК). В этой статье установлена ответственность за два преступления: 1) сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или 2) принуждение к нарушению этих обязанностей, сопряженные с насилием или угрозой его применения.
Эти преступления сопряжены с насилием или угрозой его применения и направлены на принуждение начальника или иного лица не исполнять возложенные на них обязанности по военной службе. Подобного рода деяния затрудняют или вовсе исключают осуществление служебной деятельности командиров (начальников) или иных военнослужащих.
При совершении этих преступлений осуществляется психическое или физическое насилие над личностью, подрывается авторитет военнослужащего, подвергнутого такому насилию.
Непосредственным объектом преступления является порядок воинской подчиненности - основы нормальной деятельности начальников и иных лиц, исполняющих обязанности военной службы.
Так как сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы сопряжено с принуждением, то дополнительным объектом этих преступлений могут быть здоровье, свобода, телесная неприкосновенность командира (начальника) или иного лица, выполняющего обязанности военной службы.
Объективная сторона преступления - действия - сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы.
Сопротивлением являются активные действия, направленные на воспрепятствование лицу, выполняющему свои конкретные обязанности, в их осуществлении.
Ситуация сопротивления начальнику или иному лицу, выполняющему свои обязанности военной службы, может возникнуть лишь в том случае, когда эти лица отдают приказ или распоряжение, а лицо, которому этот приказ или распоряжение адресованы, не выполняет их и, более того, оказывает сопротивление. Таким, например, будет сопротивление лица, арестованного за дисциплинарный проступок, которого командир направляет на гауптвахту.
Принуждение - действия, направленные на то, чтобы заставить лицо выполнить какие-либо незаконные действия или воздержаться от выполнения своих обязанностей. Принуждение может выражаться в физическом или психическом насилии. Физическое насилие предполагает действия, направленные на причинение смерти, вреда здоровью, ограничение или лишение свободы, причинение боли. Угроза применения физического насилия заключается в выражении намерения убить, искалечить и т.д. Причем это намерение предполагается реализовать немедленно, а не в будущем. К тому же угроза должна быть реальной, совершенно очевидной.
Обязанности военной службы могут возникать в соответствии с воинскими уставами; в связи с осуществлением своего служебного положения в сфере административно-хозяйственной или организационно-исполнительной деятельности; выполнением специального задания или специальной службы (например, начальник караула, дежурный по части).
Иными лицами, исполняющими возложенные на них обязанности военной службы, являются те, на кого специально возложены какие-либо обязанности по военной службе в силу приказа начальника, конкретного поручения, задания и т.д.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и наличием цели - воспрепятствовать исполнению обязанности военной службы указанным в ст. 333 УК военнослужащим.
Квалифицированные виды*(347) сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанностей военной службы предусмотрены ч. 2 ст. 333 УК. Квалифицированными являются эти преступления, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия; с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких последствий.
При анализе преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, необходимо исходить из предписаний ст. 35 УК.
Как полагают многие юристы, по смыслу п. "б" ч. 2 ст. 333 УК оружием являются предметы, специально предназначенные для поражения живой цели. Им может быть штатное армейское оружие (пистолет, автомат, винтовка, штык и т.д.) и иное огнестрельное и холодное оружие (охотничье ружье, охотничий нож, кастет, метательное оружие и т.п.) заводского производства или самодельное. Так, по мнению Х.М.Ахметшина, "использование при оказании сопротивления или принуждении всякого рода хозяйственного или иного назначения (например, перочинный нож, топор и т.п.) не дает оснований для квалификации преступления по п. "в" ч. 2 ст. 333 УК РФ"*(348).
Сопротивление военачальнику или принуждение его к нарушению обязанностей несения военной службы возможно только во время выполнения им конкретной обязанности по военной службе.
Не исключена возможность сопротивления и без оказания физического или психического воздействия на указанных лиц, например, попытка вырваться задерживаемого лица, которого доставляют на гауптвахту.
Оконченным рассматриваемое преступление является с момента фактического оказания виновным лицом сопротивления или принуждения начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, вне зависимости от того, достигнута ли при этом цель совершения преступления или не достигнута.
Субъектом преступления при оказании сопротивления начальнику или принуждении его к нарушению обязанностей по военной службе может быть только подчиненное ему лицо. Если подобные действия осуществляются в отношении лица, исполняющего возложенные на него обязанности военной службы, то субъектом преступления может быть любой военнослужащий, подчиненный по службе или по званию*(349).
Квалифицированным является причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких последствий. Следовательно, совершение при этом умышленного убийства п. "б" ч. 2 ст. 333 УК не охватывается. Некоторые юристы полагают, что умышленное убийство в процессе сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанности военной службы должно квалифицироваться только по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК*(350). По этому пути идет и практика*(351). В данном случае игнорируется факт совершения преступления по военной службе. Представляется верной позиция, при которой в подобных случаях содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 333 и п. "б" ч. 2 ст. 105 УК*(352).
Обратим внимание на то, что по Уголовному кодексу 1960 г. ответственность за сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, если оно было сопряжено с умышленным убийством либо было совершено в боевой обстановке, наступала в виде смертной казни или лишения свободы на срок до 15 лет (максимальный срок лишения свободы) - п. "в" ст. 240.
Причинение смерти по неосторожности относится к иным тяжким последствиям, предусмотренным в п. "в" ч. 2 ст. 333 УК 1996 г.
Санкция ч. 2 ст. 333 УК вступила в противоречие с санкцией ч. 2 и 3 ст. 111 УК. За умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в ч. 2 ст. 111 УК установлено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, а в ч. 3 - до двенадцати лет. В ч. 2 ст. 333 УК предусмотрено более мягкое наказание - лишение свободы на срок до 8 лет. Следовательно, при причинении в процессе сопротивления начальнику или принуждении его к нарушению обязанностей военной службы умышленного тяжкого вреда здоровью необходима квалификация содеянного по п. "в" ч. 2 ст. 333 УК и по ч. 2 или 3 ст. 111 УК.
Вместе с тем причинение умышленного тяжкого вреда здоровью начальника, повлекшее по неосторожности его смерть, также необходимо квалифицировать по п. "в" ч. 2 ст. 333 УК и по ч. 4 ст. 111 УК. Напомним, что санкция ч. 4 ст. 111 УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.
Насильственные действия в отношении начальника (ст. 334 УК). Насильственные действия в отношении начальника заключаются в нанесении ему побоев или применении иного насилия, совершенные во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок подчиненности, а дополнительным - личность начальника, его здоровье, неприкосновенность. В юридической литературе обычно порядок подчиненности и личность начальника необоснованно рассматриваются как единый непосредственный объект анализируемого преступления*(353).
Некоторые авторы вообще не упоминают о личности начальника при анализе объекта этого преступления*(354).
Объективная сторона преступления заключается в нанесении побоев или применении иных способов насилия к начальнику во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с их исполнением.
Развернутое определение понятия "исполнение" военнослужащим обязанностей военной службы дано в ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О военной обязанности и военной службе" и в ст. 7 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Исполнением обязанностей военной службы являются, например, исполнение должностных обязанностей: несение боевого дежурства (вахты); боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнение обязанностей в составе суточного наряда; выполнение приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); следование к месту службы и обратно и т.д. Начальник считается приступившим к выполнению обязанностей военной службы в любой момент, в любое время, при любых обстоятельствах, требующих от него обеспечения повиновения подчиненных.
В ст. 116 УК установлена ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, но не повлекших легкого вреда здоровью. Из приведенной нормы следует, что основа побоев заключается в причинении боли, болевых страданий.
Обычно побои рассматриваются как множественное нанесение ударов, сдавливание отдельных частей тела потерпевшего, вырывание волос, царапанье кожи и др.*(355) Это определение вызывает возражение. Неужели нанесение сильного удара или двух таких ударов не есть избиение? Что следует понимать под термином "множественность"? По нашему мнению, нанесение одного более или менее сильного удара является избиением.
Вырывание волос, царапанье и пр. - это способы причинения боли, но не побои. Однако подобные насильственные действия по своим последствиям эквивалентны побоям (нанесению удара), так как причиняют болевые ощущения.
Поэтому для квалификации насильственных действий в отношении начальника по ч. 1 ст. 334 УК достаточно нанесения одного удара или совершения одного акта "иного насилия" (рывка за волосы, болезненного выворачивания рук или ног и т.д.).
Необходимо подчеркнуть, что ст. 334 УК устанавливает ответственность за насильственные действия в отношении начальника, осуществляющего свои воинские обязанности, или в связи с ними. Например, начальник требует, чтобы его подчиненный вновь тщательно почистил оружие. Подчиненный в ответ наносит удары начальнику, но распоряжение выполняет. Другой вариант. При такой же ситуации через сутки подчиненный нанес удары начальнику в отместку за выполнение им обязанностей военной службы.
Субъект преступления - военнослужащий, подчиненный как по службе, так и по воинскому званию.
Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел. Насильственные действия в отношении начальника вызываются недовольством, местью, вызванными правомерным исполнением начальником своих воинских обязанностей.
Санкция ч. 1 ст. 334 УК предусматривает возможность назначения виновному наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до пяти лет.
В ч. 2 ст. 334 УК предусмотрены такие же квалифицирующие это преступление обстоятельства, как и в ч. 2 ст. 333 УК. Ими являются: совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой лиц; с применением оружия; с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких последствий. В санкции ч. 2 ст. 334 УК предусмотрено лишение свободы на срок от трех до восьми лет. И вновь, как и при анализе ч. 2 ст. 333 УК, возникает вопрос о квалификации рассматриваемого преступления, сопряженного с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности его смерть. При умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, подпадающего под признаки ч. 2 ст. 111 УК, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, ч. 3 ст. 111 УК - до двенадцати лет, а ч. 4 ст. 111 УК - до пятнадцати лет.
Такая рассогласованность названных санкций означает необходимость квалифицикации насильственных действий в отношении начальника с умышленным причинением ему тяжкого вреда здоровью по ч. 2 или ч. 3 ст. 111 УК, а если в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью последовала смерть потерпевшего - по ч. 4 ст. 111 УК и п. "в" ч. 2 ст. 334 УК.
Умышленное убийство при осуществлении насильственных действий в отношении начальника предполагает квалификацию содеянного по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК и по п. "в" ч. 2 ст. 334 УК. Квалификация в подобных случаях содеянного по п. "в" ч. 2 ст. 334 УК в высшей степени условна, ибо в этом пункте речь идет о причинении потерпевшему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Но это целесообразно делать для отражения факта наличия объекта - порядок несения военной службы.
В действующем Уголовном кодексе нет нормы о должностных преступлениях военнослужащих, поэтому насильственные действия начальника в отношении подчиненного влекут ответственность по ст. 286 УК за превышение должностных полномочий.
Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК). Товарищеские, уважительные взаимоотношения между военнослужащими - важнейшие условия нормального функционирования Вооруженных Сил. Доверие, постоянное ощущение плеча соратника и друга облегчают условия несения трудной, а порой и опасной службы в армии, особенно в экстремальных условиях. К сожалению, в наших Вооруженных Силах процветает так называемая дедовщина, в основе которой лежат издевательства, глумление, унижение старослужащими молодых военнослужащих.
Уголовный кодекс 1960 г. устанавливал ответственность за три вида нарушения уставных правил между военнослужащими при отсутствии отношений подчиненности: 1) выразившееся в нанесении побоев или ином насилии; 2) то же самое деяние, совершенное в отношении нескольких лиц либо повлекшее причинение потерпевшему менее тяжкого или легкого телесного повреждения; 3) деяние, совершенное группой лиц, или с применением оружия, а равно повлекшее тяжкие последствия. Соответственно назначалось наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, до пяти лет и до двенадцати лет (ст. 244).
В 60-70-е гг. эти преступления не носили еще массового характера*(356).
Нарушение уставных отношений между военнослужащими при отсутствии отношений подчиненности в ч. 1 ст. 335 УК 1996 г. определяется как унижение чести и достоинства военнослужащего другим военнослужащим, не находящимся с первым в отношениях подчиненности, либо применение насилия. Наказанием за подобное деяние является содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишение свободы на срок до трех лет. Следовательно, действующее законодательство повысило наказание за анализируемое деяние по сравнению с тем, что было предусмотрено ч. 1 ст. 244 УК 1960 г.
По сравнению с ч. 2 ст. 244 УК 1960 г. число квалифицирующих обстоятельств совершения неуставных отношений увеличилось. Ими являются: неоднократность; в отношении двух или более лиц; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия; с причинением средней тяжести вреда здоровью. Наказание - лишение свободы на срок до пяти лет. Такое же наказание предусматривала ч. 2 ст. 244 УК 1960 г.
В ч. 3 ст. 335 УК 1996 г. установлена ответственность за неуставные отношения, повлекшие тяжкие последствия, за что возможно наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет (по ч. 3 ст. 244 УК 1960 г. - до двенадцати лет). Число особо квалифицирующих преступление обстоятельств сокращено за счет перевода групповых форм совершения преступления и с применением оружия в ч. 2 ст. 335 УК, что значительно снизило наказания за подобные деяния.
Непосредственным объектом преступления является установленный воинскими уставами порядок взаимоотношений военнослужащих, не состоящих в отношениях подчиненности, а дополнительным - их здоровье, телесная неприкосновенность, достоинство личности.
В юридической литературе существует мнение, что непосредственным объектом состава этого преступления является уставной порядок взаимоотношений военнослужащих при отсутствии между ними отношений подчиненности*(357). Но в приведенном определении опущен дополнительный объект деяния - личность военнослужащего (его здоровье, телесная неприкосновенность и достоинство).
В некоторых работах непосредственный объект деяния, за которое установлена ответственность по ст. 335 УК, определяется как уставной порядок взаимоотношений военнослужащих, не находящихся в отношениях подчиненности, и их здоровье, честь и личное достоинство*(358). Налицо необоснованное объединение непосредственного и дополнительного объектов преступления.
Определяя объектами преступления честь и достоинство личности, автор приведенного определения исходил из ч. 1 ст. 130 УК и ч. 1 ст. 335 УК. Однако в этих нормах допущены неточности. Объектом оскорбления является только достоинство личности, а объектом клеветы - ее честь. Клевета заключается в распространении заведомо ложных сведений, порочащих оценку личности, сложившуюся в обществе. Суть "дедовщины" в ином: в оскорблениях личности, в публичном надругательстве над нею, побоях и т.п.
Объективная сторона преступления - различные виды физического и психического насилия.
Физическое насилие может выразиться в нанесении ударов, побоях, причинении вреда здоровью. Отмечались случаи, когда старослужащие заставляли молодых военнослужащих наносить удары друг другу.
Психическое насилие реализуется в виде глумления, издевательства, оскорбительного отношения, запугивания и т.д.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.
В.Е.Эминов и И.М.Мацкевич полагают, что по формам издевательства глумления подразделяются на: 1) развлечения старослужащих солдат молодыми (ночные концерты, чтение унизительных стихотворений, отдавание почестей, не предусмотренных уставами, и т.д.); 2) несение служебных обязанностей молодыми солдатами вместо старослужащих; 3) принятие на себя ответственности за проступки, совершенные старослужащими солдатами; 4) участие в расправах над своими сослуживцами, которые не подчиняются незаконным требованиям старослужащих; 5) ритуальные телесные наказания (удар в грудь - "фанера", битье ремнем по ягодицам и т.д.); 6) казарменный рэкет и иные формы*(359). В основу такого деления положены цели совершения преступления: развлечь себя, облегчить тяготы несения военной службы, извлечение разного рода выгод и т.д.
Латентность этого преступления велика. Молодые солдаты, потерпевшие от неуставных отношений со стороны старослужащих, не сообщают о содеянном из-за опасения расправы с ними, наделения их титулом "доносчика", что сопряжено со всеобщим презрением, и т.п.
Не являются рассматриваемым преступлением конфликты между военнослужащими на почве личных отношений.
Субъект преступления - военнослужащий, не находящийся в отношениях подчиненности с потерпевшим: солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики, мичманы, а также лица офицерского состава Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований. Они могут проходить военную службу по призыву и по контракту. Ими являются и граждане, пребывающие в запасе во время прохождения военных сборов, а также иные лица, на которых распространяется действие гл. 33 УК.
Анализируемое преступление является квалифицированным (ч. 2 ст. 335 УК), если совершено: а) неоднократно; б) в отношении двух или более лиц; в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; г) с применением оружия; д) с причинением средней тяжести вреда здоровью.
Неоднократность - совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или ее частью (ч. 1 ст. 16 УК). Этот квалифицирующий преступление признак встречается часто, ибо "дедовщина", как правило, - система насилий и надругательств над личностью военнослужащего.
Как уже отмечалось, совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой регламентируется ст. 35 УК.
В основном неуставные взаимоотношения возникают не в отношении одного лица, а целой группы военнослужащих, что является квалифицирующим преступление обстоятельством.
Анализ преступления, совершенного с применением оружия, был дан применительно к ст. 333 УК РФ.
Особо квалифицированным в соответствии с ч. 3 ст. 335 УК является нарушение уставных взаимоотношений военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, если в результате содеянного возникли тяжкие последствия.
Понятие "тяжкие последствия" применительно к ч. 3 ст. 335 УК в юридической литературе определяется неоднозначно. Существует мнение, что тяжкими последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 335 УК, являются: причинение смерти потерпевшему, тяжкого вреда его здоровью, а также самоубийство потерпевшего либо покушение на него*(360). Представляется, что умышленное убийство и причинение умышленно тяжкого вреда здоровью - преступления более тяжкие, нежели анализируемое, должны квалифицироваться по соответствующим частям ст. 105 и 111 УК и ч. 3 ст. 335 УК.
Под тяжкими последствиями, являющимися результатом нарушения уставных правил взаимоотношений, иногда понимается причинение тяжкого вреда здоровью, смерти по неосторожности, самоубийство потерпевшего*(361).
По нашему мнению, под тяжкими последствиями особо квалифицированного нарушения уставных правил взаимоотношения военнослужащими являются: причинение потерпевшему смерти по неосторожности; самоубийство или покушение на него. Как показали исследования В.Е.Эминова и И.М.Мацкевича, до 13% первогодков заявляют, что в первые месяцы службы жизнь казалась невыносимой, и у них были самые серьезные намерения покончить с собой. В первом квартале 1998 г. покончили с собой 97 военнослужащих*(362).
Перечисленные квалифицирующие и особо квалифицирующие преступление обстоятельства могут встречаться в совокупности. Так, восемь "дедов" воинской части N 3482 (Кемеровская область) были осуждены по ч. 2 ст. 335 УК военным судом Кемеровского гарнизона в июле 1999 г. к различным срокам лишения свободы за систематическое издевательство над молодыми солдатами. Кстати, их деяния были обнаружены после того, как иные "деды" довели одного солдата до попытки самоубийства, что подпадает под признаки ч. 3 ст. 335 УК. В первом случае имели место следующие квалифицирующие обстоятельства: 1) совершение преступлений по предварительному сговору группой лиц; 2) издевательства над многими солдатами; 3) неоднократность, а точнее - систематичность.
По отношению к тяжким последствиям возможна неосторожная вина.
Нарушение уставных правил взаимоотношений военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное группой лиц, а равно повлекшее тяжкие последствия (зарегистрированные), характеризуется следующими цифрами: в 1992 г. их было обнаружено 525; в 1993 г. - 407; в 1994 г. - 445; в 1995 г. - 515*(363).
Интересно отметить, что законодательство некоторых стран мира за издевательства военнослужащего над военнослужащим содержит строгие наказания. Так, в _ 1 ст. 351 УК Польши за это предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех месяцев до пяти лет, а если следствием такого издевательства стало покушение военнослужащего на самоубийство - лишение свободы на срок от двух до двенадцати лет.
Оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК). Состав оскорбления регламентируется ст. 130 УК. Однако оскорбление одним военнослужащим другого имеет особенность: оно осуществляется в условиях несения потерпевшим военной службы, что отражается в объекте преступления и санкции ст. 336 УК.
Оскорблением является унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (ч. 1 ст. 130 УК). Формулировка закона неточна. Объектом оскорбления могут быть только достоинство личности, его самооценка собственных качеств и особенностей.
Честь - оценка личности, сложившаяся в обществе, его окружении и его знакомых. Честь является объектом клеветы - распространения заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений.
Вопрос о непосредственном объекте оскорбления одним военнослужащим другого в юридической литературе решается неоднозначно. Так, Б.В.Коробейников полагает, что объектом этого преступления являются "регламентированный воинскими уставами порядок военной вежливости, честь и достоинство военнослужащих и личности"*(364). В этом определении объединены непосредственный объект оскорбления одним военнослужащим другого и дополнительный - достоинство личности. К тому же едва ли "вежливость" можно рассматривать в качестве объекта преступления. Честь, как уже отмечалось, является объектом иного преступления - клеветы. По мнению Х.М.Ахметшина, объектом рассматриваемого преступления "следует признать закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими, составной частью которого является порядок соблюдения их воинской чести и уважение личного достоинства"*(365). И в этом определении объединены непосредственный и дополнительный объекты преступления. Если бы непосредственными объектами преступления оскорбления одним военнослужащим другого являлись порядок несения воинской службы и достоинство потерпевшего, то содеянное следовало бы квалифицировать по ст. 130 и 336 УК.
Непосредственный объект оскорбления одним военнослужащим другого - установленный воинскими уставами порядок уважительного, вежливого обращения друг к другу военнослужащих, а дополнительным - достоинство личности пострадавшего.
Необходимо подчеркнуть, что оскорбление одним военнослужащим другого должно иметь место во время или в связи с исполнением обязанностей военной службы. Именно это лежит в основе рассматриваемого преступления, определения его непосредственного объекта.
Объективная сторона - унижение достоинства военнослужащего, выполняющего обязанности военной службы или в связи с ними, выраженное в неприличной форме. Следовательно, оскорбление одним военнослужащим другого направлено на причинение ущерба установленному воинскими уставами порядку взаимоотношений по военной службе и достоинству личности военнослужащего.
Оскорбление возможно словом, действием и в письменной форме (пощечина, плевок в лицо и т.п.). Чаще всего оно осуществляется при личных контактах сторон, при свидетелях и без них. Возможно и заочное оскорбление, когда оскорбительные выражения высказываются в отсутствие оскорбляемого, но заведомо для оскорбителя станут известны оскорбляемому.
Не имеет значения место совершения преступления: на территории воинской части или вне ее, но оно должно быть связано с исполнением или по поводу исполнения потерпевшим воинской службы.
Оскорбление может иметь место как в процессе несения военнослужащим военной службы, так и через какое-то время.
Субъектами преступления по ч. 1 ст. 336 УК являются лица, не находящиеся в отношениях подчиненности с потерпевшим. Это военнослужащие, равные по воинскому званию или имеющие различные воинские звания при отсутствии между ними отношений подчиненности. Иными словами, под признаки ч. 1 ст. 336 УК подпадает, например, оскорбление солдатом офицера или офицером солдата, лейтенантом капитана или капитаном лейтенанта, если они не находятся в отношениях подчиненности.
С субъективной стороны оскорбление одним военнослужащим другого осуществляется с прямым умыслом и с целью унижения чувства собственного достоинства потерпевшего, выполняющего обязанности военной службы, или в связи с этим.
За совершение этого преступления в санкции ч. 1 ст. 336 УК предусмотрена возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на срок до шести месяцев или содержание в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
Квалифицированным является оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения ими воинской службы (ч. 2 ст. 336 УК). Наказание за такое оскорбление возможно в виде ограничения по военной службе на срок до одного года или содержания в дисциплинарной воинской части на тот же срок.
Интересно отметить, что в ст. 243 УК 1960 г. предусматривалась ответственность только за оскорбление насильственным действием подчиненного начальником и начальником подчиненного в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет, т.е. состав преступления был уже, а наказание строже.
Как известно, оскорбление, ответственность за которое предусмотрена ст. 130 УК, относится к делам частного обвинения. Несомненно, что дела об оскорблении одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы должны возбуждаться в обычном порядке.
Вероятно, не исключена возможность освобождения от уголовной ответственности военнослужащего, оскорбившего другого военнослужащего, в связи с деятельным раскаянием, например, публичным извинением. Однако освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно в тех случаях, когда против этого не возражает командование части, в которой проходит военную службу оскорбленный.
В соответствии со ст. 284 УК Республики Кыргызстан оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного, совершенное после наложения дисциплинарного взыскания за такие же действия, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

_ 3. Преступления против порядка пребывания на военной службе

"Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с Федеральным законом" (ст. 59 Конституции РФ). Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" предусмотрено, что граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе, подлежат призыву на военную службу. На военную службу не призываются граждане, которые в соответствии с настоящим Федеральным законом освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, граждане, которым предоставлена отсрочка от призыва, а также граждане, не подлежащие призыву на военную службу (ст. 22).
Порядок прохождения военной службы различными категориями военнослужащих устанавливается федеральными законами: от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ*(366) "Об обороне", от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"*(367); от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих"*(368), общевойсковыми уставами и другими нормативными актами.
Самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК). В ч. 1 этой статьи установлена ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву.
Непосредственным объектом преступления является порядок прохождения военной службы, который устанавливает постоянное нахождение военнослужащего в части или месте службы в состоянии постоянной готовности к выполнению обязанностей службы.
Объективная сторона преступления четко установлена в ч. 1 ст. 337 УК. Она может заключаться в действии - оставлении части или места службы или бездействии - неявке на службу (из отпуска, из командировки и т.д.).
Территория воинской части - это место казарменного, лагерного или походного расположения воинской части.
Местом службы, если оно не совпадает с территорией воинской части, считается место фактического выполнения военнослужащим обязанности военной службы.
Выход военнослужащего из казармы и нахождение его в границах территории воинской части не является оставлением воинской части.
Не является оставлением воинской части уклонение военнослужащего от выполнения военной службы, если он находится на территории части. Например, во время строевой подготовки он прячется на кухне. Это - нарушение воинской службы, но не оставление части или места службы.
Рассматриваемым преступлением является самовольное оставление части или места службы. В соответствии со ст. 244 Устава внутренней службы военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, увольняются из расположения части командиром роты или лицом, занимающим соответствующие командиру роты должности.
Если разрешение на оставление части дано ненадлежащим лицом, допустим, командиром взвода, то, хотя такое разрешение неправомерно, часть оставлена не самовольно.
Неявка в срок на службу заключается в том, что, оставив часть или место службы на законных основаниях, военнослужащий уклоняется от явки на службу, например, не возвращается вовремя в часть после завершения командировки.
Уважительными причинами неявки в часть являются, например: болезнь, нарушение работы транспорта, стихийное бедствие.
В ч. 1 ст. 337 УК предусмотрена уголовная ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно за неявку на службу в срок свыше двух, но не более десяти суток. Если рассматриваемое нарушение уставных правил осуществляется на срок до двух суток, то оно относится к дисциплинарным проступкам.
Более строгие предписания по рассматриваемому вопросу содержались в ч. 1 ст. 245 УК 1960 г. В ней предусматривалась ответственность за самовольную отлучку военнослужащего срочной службы продолжительностью свыше одних суток, но не более трех суток, либо хотя и менее суток, но совершенную повторно в течение трех месяцев.
Рассматриваемое преступление является длящимся. Поэтому большое значение имеет решение вопроса о его начале и завершении.
Началом преступления является время самовольного оставления военнослужащим расположения части или места службы.
Время явки военнослужащего на службу определяется: увольнительной запиской, отпускным билетом, командировочным удостоверением, предписанием и другими документами. При неявке военнослужащего в указанный в этих документах срок начинается исчисление срока неявки. "При этом не требуется, - как отмечает Н.А.Петухов, - чтобы военнослужащий возвратился к реальному исполнению служебных обязанностей, достаточно утраты признака самовольного отсутствия"*(369).
Окончено деяние в момент задержания лица, находящегося в самовольной отлучке, или же не являющегося на службу.
Субъект преступления - военнослужащий, проходящий военную службу по призыву в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих". К ним относятся: сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, а также курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения контракта.
С субъективной стороны самовольное оставление части или места службы совершается с прямым умыслом. Мотив преступления на квалификацию содеянного не влияет, но может быть учтен при определении наказания.
Неявка в срок без уважительных причин в часть или к месту службы может быть как умышленной, так и по неосторожности (проспал, не рассчитал правильно время, необходимое для приезда, и т.д.). Но в соответствии с ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части кодекса. Следовательно, неявка в часть по неосторожности является дисциплинарным проступком. Поэтому Н.А.Петухов утверждает, что "с субъективной стороны самовольное оставление части или места службы, а также неявка к месту службы являются умышленными преступлениями, совершаемыми только с прямым умыслом по отношению к деянию, либо с косвенным умыслом"*(370).
Санкция за рассматриваемое деяние - арест на срок до шести месяцев или содержание в дисциплинарной воинской части на срок до одного года (ч. 1 ст. 337 УК).
В ч. 2 ст. 337 УК предусмотрена ответственность за самовольное оставление дисциплинарной воинской части или за невозврат в нее продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток. Содержание в дисциплинарной воинской части, по сути, является разновидностью лишения свободы или, во всяком случае, оно близко к лишению свободы. В ст. 157 УИК, определяющей особенности режима в дисциплинарной воинской части, указано, что он обеспечивается в соответствии с требованиями гл. 12 УИК, регламентирующей порядок и условия отбывания лишения свободы. Основу режима лишения свободы составляют охрана осужденных, изоляция их и постоянный надзор за ними (ч. 1 ст. 82 УИК). Все это имеет место и при отбывании наказания в дисциплинарной воинской части.
Представляется желательным ужесточить требования, предъявляемые к военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, в случае самовольного ее оставления или невозврата в воинскую часть продолжительностью, скажем, от одних до трех суток. Такой временной период этого деяния был предусмотрен п. "а" ст. 245 УК 1960 г. для всех военнослужащих. при таком решении вопроса самовольное оставление дисциплинарной воинской части или неявка в нее до одних суток стало бы рассматриваться как злостное нарушение режима отбывания наказания.
То обстоятельство, что военнослужащий, отбывая наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, совершает новое преступление - самовольно оставляет часть или неявку в нее, придает этому преступлению более высокую опасность по сравнению с преступлением, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 337 УК. Поэтому санкция ч. 2 ст. 337 УК устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет.
Часть 3 ст. 337 УК регламентирует ответственность за самовольное оставление части или места службы, а равно за неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше десяти суток, но не более одного месяца, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту. Следовательно, в ч. 3 ст. 337 УК установлена ответственность за два вида преступления: 1) квалифицированный вид - самовольное оставление части или места службы и неявка в срок на службу, совершенные военнослужащим, несущим службу по призыву, на срок свыше десяти суток (в ч. 1 этой статьи - не свыше этого срока), но не более одного месяца; 2) простой состав этого преступления, совершенного военнослужащим, несущим службу по контракту, с тем же сроком самовольной отлучки или неявки на службу.
Для военнослужащего, проходящего службу по призыву, срок оставления части или места службы исчисляется с момента оставления части или места службы.
Для военнослужащего, проходящего службу по контракту, начальным моментом самовольного оставления части или места службы является время ухода из части или с места службы в течение служебного времени, установленного регламентом, без надлежаще оформленного разрешения.
Что касается начального срока неявки в часть или к месту службы, то оно и для военнослужащего, несущего службу по призыву, и для военнослужащего-контрактника определяется одинаково. Им является время, указанное в документах, упомянутых выше (увольнительная записка, отпускной билет, предписание и пр.). Помимо этого для контрактников началом самовольной неявки на службу является также неявка на службу ко времени, установленному в регламенте служебного времени.
В санкции ч. 3 ст. 337 УК предусмотрена возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до трех лет.
В ч. 4 ст. 337 УК предусмотрены два состава преступления: 1) особо квалифицированный - для военнослужащих, проходящих службу по призыву и 2) квалифицированного для военнослужащих-контрактников. Эти преступления характеризуются тем, что самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при переводе и т.д. осуществляются продолжительностью свыше одного месяца.
Вполне очевидно, что военнослужащие, совершившие рассматриваемые виды преступлений, не имели цели вовсе уклониться от несения военной службы. В санкции ч. 4 ст. 337 УК предусмотрено только одно наказание - лишение свободы на срок до пяти лет.
В примечании к ст. 337 УК определено, что военнослужащий, впервые совершивший деяния, предусмотренные этой статьей, может быть освобожден от уголовной ответственности, если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств. Подобного рода предписания в ранее действовавшем уголовном законодательстве СССР не было. В данном примечании речь идет о самовольном оставлении части, о неявке в часть не упоминается. Поэтому некоторые юристы полагают, что к последней категории военнослужащих освобождение от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 337 УК не применимо. Х.М.Ахметшин по этому вопросу пишет: "Из текста примечания следует, что в нем речь идет о возможности освобождения от уголовной ответственности лишь за самовольное оставление части или места службы"*(371). Между тем в примечании прямо указано на освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших "деяния, предусмотренные настоящей статьей". Налицо неудачная редакция примечания к ст. 337 УК. Поэтому освобождение от уголовной ответственности применимо к военнослужащим, виновным в неявке в установленный срок в часть*(372). Общественная опасность самовольного ухода из части и неявки в нее равноценна.
В примечании к ст. 337 УК говорится, что рассматриваемое освобождение от уголовной ответственности "может быть применено". Как нам представляется, если деяние подпадает под все перечисленные в законе признаки, освобождение от уголовной ответственности "должно применяться", а не "может быть применено".
При решении вопроса об отнесении рассматриваемого преступления к категории "впервые совершенного" необходимо исходить из того, что не учитываются ранее совершенные преступления, подпадающие под признаки ст. 337 УК, если истек срок давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК), погашена или снята судимость (ст. 84, 85, 86 УК).
Под стечением тяжких обстоятельств следует понимать: стихийное бедствие, тяжелую болезнь или смерть родных или близких родственников, болезнь самого военнослужащего, проявление к нему неуставных отношений ("дедовщины" и т.д.).
Не исключено и состояние крайней необходимости при самовольном оставлении части или неявке в часть (ст. 39 УК).
Специфическими качествами наделено самовольное оставление части или места службы, совершенные во время несения боевого дежурства, пограничной службы, службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, внутренней службы и патрулирования в гарнизоне. В подобных рода случаях содеянное должно квалифицироваться не только по ст. 337 УК, но соответственно и по ст. 340, 341, 342, 343 или 344 УК.
Так как в примечании к ст. 337 УК предусмотрено освобождение от уголовной ответственности военнослужащих только за совершенные ими деяния, подпадающие под признаки этой статьи, то, по нашему мнению, освобождение от уголовной ответственности при совершении ими совокупности таких преступлений невозможно.
Дезертирство (ст. 338 УК). Дезертирство, т.е. самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу, - распространенное преступление. К маю 1999 г. велось следствие в отношении 4949 лиц, обвиняемых в совершении этого преступления*(373).
Непосредственным объектом дезертирства является установленный порядок пребывания на военной службе. Совершая это преступление, военнослужащий пытается уклониться вовсе от выполнения военно-служебных обязанностей.
Объективная сторона дезертирства может быть выражена в действии - оставлении воинской части или места службы либо в бездействии - неявке в часть или к месту службы при назначении, переводе, из командировки, из лечебного учреждения, из увольнения и т.д.
Дезертирство является оконченным преступлением с момента оставления части или места службы либо с момента принятия решения о невозвращении в часть или на место службы. Военная коллегия Верховного Суда СССР по делу Б. указала, что фактическая продолжительность отсутствия военнослужащего на службе в случае дезертирства на квалификацию преступления не влияет*(374). Дезертирство окончено с момента явки виновного с повинной, его задержания или освобождения от уголовной ответственности актами амнистии или помилования.
Субъект дезертирства - военнослужащий, проходящий военную службу по призыву или контракту. По мнению Ф.С.Бражника, "субъектом этого преступления не является военнослужащий, проходящий службу по контракту до объявления мобилизации"*(375). Согласиться с этим нельзя. Лица, проходящие военную службу по контракту, несут уголовную ответственность за самовольное оставление части или места службы и за неявку в часть или место службы; подлежат они и уголовной ответственности за дезертирство. Это общепринятая точка зрения.
Ф.С.Бражник пишет, что дезертирство прекращается по достижении военнослужащим 27-летнего возраста в соответствии со ст. 8 Закона "О воинской обязанности и военной службе"*(376). В рассматриваемом утверждении допущена неточность. Действительно, на военную службу призывают лиц в возрасте от 18 до 27 лет. Но военную службу они несут до 29 лет*(377). Следовательно, дезертирство теряет свой преступный характер по достижении виновным этого возраста.
Субъектом дезертирства может быть лицо, отбывающее наказание в дисциплинарной воинской части или в виде ареста с содержанием на гауптвахте. Лицо, отбывающие наказание в виде ограничения по военной службе также привлекается к ответственности за дезертирство.
За совершение дезертирства несут ответственность и граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.
Субъективная сторона дезертирства заключается в прямом умысле с целью уклонения от несения военной службы.
Обстоятельствами, квалифицирующими дезертирство, как это определено в ч. 2 ст. 338 УК, являются совершение его с оружием, вверенным по службе, а равно группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
По Уголовному кодексу 1960 г. квалифицировавшими признаками являлись: совершение дезертирства лицом офицерского состава, прапорщиком, мичманом или военнослужащим сержантского состава и совершение дезертирства в военное время (ст. 247).
Необходимо подчеркнуть, что в ч. 2 ст. 338 УК предусмотрена ответственность за дезертирство военнослужащего с вверенным ему оружием. Если при этом оружие похищается виновным, то содеянное квалифицируется по ст. 226 и ч. 1 ст. 238 УК. Если дезертир передает, сбывает, хранит, пересылает или носит оружие, боеприпасы, то он отвечает и по ст. 222 УК.
При анализе дезертирства по предварительному сговору группой лиц надлежит руководствоваться ч. 2 ст. 35 УК, а при дезертирстве, совершенном группой, - ч. 3 этой статьи.
Оружие, о котором идет речь в ч. 2 ст. 338 УК, должно быть табельным.
Общественная опасность дезертирства с оружием, совершение этого преступления несколькими лицами и особенно имеющими оружие чрезвычайно велико. Из одной из воинских частей, дислоцированных в Гюмри, 14 апреля 1999 г. совершили дезертирство Александр К. и Денис П. Они похитили из оружейной комнаты два автомата Калашникова и шесть рожков с патронами. Поисковая группа обнаружила их на базаре. Противодействуя задержанию, дезертиры убили двух штатских лиц и ранили семерых*(378). Содеянное подлежит квалификации по ч. 2 ст. 338 УК (квалифицирующий признак - дезертирство, совершенное группой лиц), ч. 3 ст. 226 УК (квалифицирующий признак - хищение огнестрельного оружия группой лиц), п.п. "а", "д" ст. 105 УК (квалифицирующий признак - убийство двух лиц и совершение этого преступления общеопасным способом).
В примечании к ст. 338 УК указано, что военнослужащий, впервые совершивший деяние, предусмотренное ч. 1 этой статьи, может быть освобожден от уголовной ответственности, если дезертирство явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств. Необходимо подчеркнуть, что в законе говорится о возможности освобождения от уголовной ответственности военнослужащих, совершивших неквалифицированное дезертирство (самовольное оставление части или неявку в нее впервые). Эту норму закона следует распространить и на военнослужащих, совершивших более тяжкое преступление - дезертирство, что вытекает из сопоставительного анализа ст. 337 и ст. 338 УК.
По нашему мнению, категорический отказ в освобождении от уголовной ответственности группы военнослужащих, совершивших дезертирство, не всегда обоснован. Так, 23 июня 1999 г. из воинской части, базировавшейся в поселке Чугуевка (Приморье), совершили дезертирство 44 солдата внутренних войск, не выдержавшие систематических избиений и унижений со стороны старослужащих солдат и некоторых офицеров. В этой части побои привели к самоубийству рядового С., рядовому Д. отбили почки. Начальник штаба части майор Н. самолично расправлялся с солдатами. Рядового А. лейтенант избил резиновой дубинкой, а затем приковал наручниками к двери на несколько суток*(379). В приведенном случае побег группы солдат из части являлся реализацией крайней необходимости.
Как и при самовольном оставлении воинской части или места службы, дезертирство может сочетаться с нарушением правил несения боевого дежурства (ст. 340 УК), нарушением правил пограничной службы (ст. 341 УК), нарушением правил караульной службы (ст. 342 УК), нарушением правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343 УК) и нарушением уставных правил несения внутренней службы (ст. 344 УК). В подобных случаях содеянное квалифицируется по ч. 1 или ч. 2 ст. 338 УК и соответствующей статье, устанавливающей ответственность за нарушение порядка несения специальных видов службы. При совокупности преступлений освобождение от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 338 УК не применимо.
В целях возвращения к несению военной службы лиц, совершивших дезертирство, неоднократно принимались специальные акты амнистии. Такой, например, являлась амнистия, установленная Законом СССР от 1 ноября 1991 г. "Об амнистии военнослужащих, уклонившихся от военной службы"*(380).
В ч. 1 ст. 338 УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет, а в ч. 2 - на срок от трех до десяти лет.
За простое дезертирство в _ 1 ст. 339 УК Польши предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех месяцев до пяти лет. Групповое дезертирство карается лишением свободы на срок от шести месяцев до восьми лет (_ 2). Дезертирство с выездом за границу наказывается лишением свободы на срок от одного года до десяти лет (_ 3).
Уголовный кодекс Республики Узбекистан установил ответственность за дезертирство военнослужащих, проходящих службу по призыву, в виде лишения свободы на срок до пяти лет; за дезертирство, совершенное лицом офицерского состава, прапорщиком, мичманом или военнослужащим, проходящим службу по контракту, - на срок от пяти до десяти лет (ст. 288). В нем не предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших это преступление в связи со стечением чрезвычайных обстоятельств.
Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом (ст. 339 УК). В этой статье предусмотрена ответственность за два вида преступлений: 1) за уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции или причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство), подлога документов или иного обмана (ч. 1); 2) за совершение деяния в целях полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы (ч. 2). При этих преступлениях виновное лицо путем членовредительства или обмана освобождается на время или вовсе от несения военной службы формально на законных основаниях.
Непосредственным объектом этих преступлений является порядок прохождения военной службы.
Объективная сторона рассматриваемого вида уклонения от исполнения обязанностей военной службы заключается в совершении одного из перечисленных в ч. 1 ст. 339 УК действий: симуляции болезни, или причинении себе какого-либо поражения (членовредительство), или подлоге документов, или ином обмане.
Симуляция болезни - искусственная имитация болезненных симптомов, чаще всего психических.
К симуляции болезни примыкает аггравация - преувеличение болезненных симптомов. При аггравации незначительные болезненные симптомы могут выдаваться как тяжкое заболевание.
Симуляция и аггравация болезненного состояния осуществляются с целью временного или постоянного освобождения от несения военной службы.
С этой же целью совершается и членовредительство - причинение временного или постоянного вреда здоровью. Способы причинения такого вреда здоровью не имеют значения. Ими могут быть, например, умышленное заражение себя какой-либо инфекционной болезнью (например, гриппом, туберкулезом), охлаждение организма до серьезной простуды или обморожения, повреждение указательного пальца.
Подлог документов заключается в предоставлении командованию фиктивных документов, на основе которых военнослужащий временно или постоянно освобождается от несения военной службы. Таким подложным документом является, например, справка о смерти родственника, дающая право на предоставление военнослужащему отпуска.
"Иной обман" может выражаться в подкупе, например, медицинского работника для получения ложной справки о якобы имеющемся заболевании, сообщение ложных сведений о пожаре, уничтожившем родной дом, в связи с чем необходим отпуск, и т.п.
Уголовно наказуемым является не факт членовредительства, а то, что в результате этого военнослужащий уклоняется от исполнения обязанностей военной службы.
Подлог документов с целью уклонения от военной службы является не самостоятельным преступлением, а способом совершения преступления, ответственность за которое установлена ст. 339 УК.
Рассматриваемые преступления считаются оконченными с момента фактического прекращения исполнения военнослужащим обязанностей по военной службе вне зависимости от вида обмана. Это длящиеся преступления. Они прекращаются с момента начала возвращения военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы или его задержания. Явка с повинной - один из способов возвращения к исполнению обязанностей военной службы.
Субъектами преступления являются военнослужащие, проходящие службу по призыву и по контракту.
Субъективная сторона - прямой умысел с целью уклонения от военной службы.
Квалифицирующим обстоятельством преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 339 УК, является совершение его с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы.
За простое уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом возможно назначение наказания в виде ограничения по военной службе на срок до одного года, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.
То же деяние, совершенное с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы, в соответствии с ч. 2 ст. 339 УК влечет наказание только в виде лишения свободы на срок до восьми лет.
Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал деления рассматриваемого преступления на простое и квалифицированное в зависимости от того, совершалось ли оно с целью уклонения от несения военной службы на время или же полного отказа от нее. Единственным наказанием за его совершение было лишение свободы на срок от трех до семи лет (ст. 249).
В ч. 1 ст. 290 УК Республики Узбекистан, устанавливающей ответственность за уклонение от военной службы путем членовредительства или иным способом, также нет деления этого преступления на простое и квалифицированное по рассматриваемым признакам. Вместе с тем в ч. 2 этой статьи установлено, что квалифицирующим рассматриваемое преступление обстоятельством является совершение его в боевой обстановке (наказание - лишение свободы на срок от пяти до десяти лет).
Если уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом сопряжено с нарушениями: боевого дежурства (ст. 340 УК), или правил несения пограничной службы (ст. 341 УК), или уставных правил караульной службы (ст. 342 УК), или правил несения службы по охране общественного порядка и общественной безопасности (ст. 343 УК), или уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (ст. 344 УК), то ответственность наступает по совокупности преступлений - по ст. 339 УК и соответствующей статье, устанавливающей ответственность за нарушение порядка несения специальной (караульной) службы.

_ 4. Преступления против порядка несения специальных служб

Преступления этой группы объединяет то, что они посягают на специальный порядок несения воинской службы: боевое дежурство, пограничную службу, караульную, внутреннюю службу, патрулирование в гарнизоне, а также службу по охране общественного порядка и общественной безопасности.
Нарушение правил несения боевого дежурства (ст. 340 УК). В ч. 1 ст. 340 устанавливается уголовная ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности, если это деяние повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства.
Непосредственным объектом преступления является порядок несения боевого дежурства (боевой службы), обеспечивающий своевременное обнаружение и отражение внезапного нападения на Российскую Федерацию, ее защиту и безопасность.
Правила несения боевого дежурства (боевой службы) определены Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140*(381), приказами и распоряжениями Министра обороны РФ, начальника Генерального штаба, главнокомандующих различными видами Вооруженных Сил РФ.
Боевое дежурство (боевая служба) заключается в выполнении боевой задачи по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо в обеспечении ее безопасности. Боевое дежурство осуществляется силами и средствами воинских частей и подразделениями видов Вооруженных Сил и родов войск. В состав дежурных сил входят боевые расчеты, экипажи кораблей и летательных аппаратов, дежурных смен пунктов управления, силы и средства боевого обеспечения и обслуживания.
В соответствии со ст. 364 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации порядок заступления на боевое дежурство (боевую службу) определяется приказами главнокомандующих видами Вооруженных Сил РФ. Ответственным за непосредственную организацию боевого дежурства является командир части.
Порядок несения боевого дежурства (боевой службы) в различных видах Вооруженных Сил и других войск зависит от вида войск и тех задач, которые стоят перед ними. В Военно-морском флоте осуществляется боевая служба.
Характер и задачи боевого дежурства (боевой службы), правила ее несения, конкретные функциональные обязанности лиц, входящих в состав дежурного подразделения, определяются соответствующими положениями, наставлениями, инструкциями, издаваемыми с учетом особенностей несения этой специальной службы в зависимости от вида войск.
Объективная сторона преступления может быть осуществлена как действием, так и бездействием. В объективную сторону нарушения правил боевого дежурства входят причинение или возможность причинения вреда интересам безопасности государства. Следовательно, этот состав преступления имеет смешанный, формально-материальный характер.
Совершение преступления действием имеет место, например, при передаче кому-либо, хотя бы и временно, исполнения обязанностей по несению боевого дежурства без разрешения командира дежурных сил и средств (оперативного дежурного, начальника смены, расчета, дежурного командира пункта). Бездействие налицо, например, при непринятии виновным мер для поражения цели.
В соответствии с ч. 1 ст. 340 УК нарушение правил боевого дежурства является оконченным, если в результате совершения этого преступления наступил или мог наступить вред безопасности государства. Такой, например, вред может быть причинен пропуском в наши территориальные воды корабля какого-либо государства.
Субъектом нарушения правил боевого дежурства является военнослужащий, назначенный приказом командира (начальника) для несения боевого дежурства (боевой службы), входящий в состав дежурного подразделения, смены, расчета, экипажа и т.д. Такими субъектами могут быть солдаты, матросы, сержанты, прапорщики, мичманы и лица офицерского состава. Боевое дежурство могут нести и подразделения в полном составе.
Субъективная сторона нарушения правил боевого дежурства характеризуется прямым или косвенным умыслом как к действию (бездействию), так и к последствиям.
В санкции ч. 1 ст. 340 УК предусмотрены наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет либо лишения свободы на срок до пяти лет.
Квалифицирующим признаком нарушения правил боевого дежурства является наступление в результате совершения этого преступления тяжких последствий (ч. 2 ст. 340 УК). Тяжкими последствиями, например, являются непредотвращение военного нападения, вооруженная провокация, гибель людей, причинение значительного материального вреда.
Необходимо подчеркнуть, что в соответствии с ч. 1 ст. 340 УК нарушение правил боевого дежурства является преступным, если оно повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Диспозиция ч. 2 этой статьи построена по-иному: она носит только материальный характер, так как преступление считается оконченным при причинении указанного вреда.
Субъективная сторона квалифицированного нарушения правил несения боевого дежурства предполагает умысел по отношению как к нарушению, так и к его последствиям. Если же такое деяние было совершено по мотивам содействия врагу государства, то содеянное является государственной изменой и квалифицируется по ст. 275 УК.
В санкции ч. 2 ст. 340 УК предусмотрено лишение свободы на срок до десяти лет.
В части 3 ст. 340 УК регламентируется ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия. Таким тяжким последствием, по нашему мнению, явилось невоспрепятствование вторжению на территорию Дагестана в августе 1999 г. вооруженных формирований религиозно-бандитствующих формирований из Чеченской республики под общим руководством "амира" (главнокомандующего) Ш.Басаева. Эти формирования временно захватили ряд сел Дагестана и объявили о создании мусульманского государства. Боевые действия привели к многочисленным человеческим жертвам.
Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) вследствие небрежного или недобросовестного к нему отношения означает, что виновное лицо к действию (бездействию), а также к его последствиям относится легкомысленно или небрежно. За совершение такого неосторожного преступления возможно назначение наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на тот же срок, либо лишения свободы на срок до трех лет (ч. 3 ст. 340 УК).
В ст. 293 УК Республики Узбекистан предусмотрено только два вида нарушения правил несения боевого дежурства: простое - повлекшее причинение ущерба объектам охраны или невыполнение боевой задачи, и квалифицированное - несвоевременное обнаружение или отражение внезапного нападения на республику, а равно повлекшее тяжкие последствия. Следовательно, угроза причинения ущерба государству в результате нарушения правил несения боевого дежурства и причинение тяжкого ущерба по неосторожности интересам государства в этом Кодексе не предусмотрены.
Нарушение правил несения пограничной службы (ст. 341 УК). Нарушение правил несения пограничной службы лицом, входящим в состав пограничного наряда или исполняющим иные обязанности пограничной службы, является преступлением, если оно повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства (ч. 1 ст. 341 УК).
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок несения пограничной службы, обеспечивающий неприкосновенность государственной границы Российской Федерации.
Режим государственной границы, пограничный режим и правила несения пограничной службы регулируются Законом РФ "О государственной границе Российской Федерации" 1993 г.; Положением о Федеральной пограничной службе Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации 2 марта 1995 г. N 232 с последующими изменениями и дополнениями*(382); приказами и инструкциями Федеральной пограничной службы Российской Федерации и иными нормативными актами.
Пограничная служба осуществляется пограничными войсками Федеральной пограничной службы (ФПС), основными задачами которой являются: организация защиты государственной границы, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации; организация защиты государственных границ государств-участников Содружества Независимых Государств на основе достигнутых договоров; организация пропуска лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных через государственную границу и т.д.
Пограничные войска осуществляют: охрану государственной границы; отражение вооруженного вторжения войсковых групп и банд; пресечение вооруженной и иной провокаций на границе; защиту от этих посягательств; предупреждение и пресечение несанкционированных пересечений государственной границы и другие задачи.
Объективная сторона нарушения правил несения пограничной службы заключается в действии или бездействии, причиняющем или могущим причинить вред интересам безопасности государства. Следовательно, это преступление может быть материальным и формальным.
Нарушения правил несения пограничной службы могут, например, выражаться в несанкционированном пропуске через границу людей, непересечении контрабанды, переговорах с жителями сопредельной территории. Тем самым причиняется или может быть причинен вред интересам безопасности государства.
Субъектом преступления может быть лицо, входящее в пограничный наряд, и лицо, исполняющее иные обязанности пограничной службы.
Состав пограничного наряда объявляется приказом начальника. В него также входят посты, дозоры на пограничной заставе.
Лицами, исполняющими иные обязанности пограничной службы, являются военнослужащие, не входящие в состав наряда, но выполняющие задачи по охране границы, например, операторы технических средств связи, представители службы оповещения.
Военнослужащие заставы в свободное от выполнения служебных обязанностей в пограничном наряде и иных специальных обязанностей пограничной службы время не подлежат уголовной ответственности по ч. 1 ст. 341 УК.
Субъективная сторона нарушения правил несения пограничной службы совершается с прямым или косвенным умыслом. Отношение к последствиям преступления также характеризуется прямым или косвенным умыслом.
Это преступление наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет (ч. 1 ст. 341 УК).
За подобное преступление Уголовный кодекс 1960 г. предусматривал наказание лишь в виде лишения свободы на срок от одного года до трех лет (ч. 1 ст. 256).
В соответствии с ч. 2 ст. 341 УК квалифицированным является нарушение правил несения пограничной службы, если в результате его совершения последовали тяжкие последствия, например, провоз через границу крупной партии наркотиков, большой партии контрабандного груза, провоз оружия и взрывчатых веществ, гибель людей.
Совершается это преступление с прямым или косвенным умыслом по отношению как к действию (бездействию), так и к его последствиям.
В ч. 3 ст. 341 УК определена ответственность за нарушение правил несения пограничной службы вследствие неосторожного или недобросовестного отношения к ним (правилам), повлекшее тяжкие последствия. Следовательно, при совершении такого преступления виновное лицо к действию (бездействию), а также к его последствиям относится легкомысленно или небрежно.
Понятие "тяжкие последствия" для ч. 2 и ч. 3 ст. 341 УК едино.
В части 3 ст. 341 УК предусмотрено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.
Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал ответственности за рассматриваемое преступление, совершенное по неосторожности. Вместе с тем в п. "б" ст. 256 этого кодекса устанавливалось, что нарушение правил несения пограничной службы при смягчающих обстоятельствах приобретает характер дисциплинарного проступка.
Нарушение уставных правил караульной службы (ст. 342 УК). В ч. 1 этой статьи установлена ответственность за нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы лицом, входящим в состав караула (вахты), если это деяние повлекло или могло повлечь причинение вреда охраняемым караулом (вахтой) объектам.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок несения караульной (вахтенной) службы. Этот порядок определен Уставом гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140*(383). Вахтенная служба на кораблях военно-морских сил регламентируется Корабельным уставом Военно-Морского Флота Российской Федерации 1995 г. Правила несения караульной службы военнослужащими внутренних войск установлены Федеральным законом от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации"*(384) 1997 г. и уставами внутренних войск МВД России.
Лица, несущие караульную службу, наделены специфическими правами и обязанностями. Они призваны обеспечивать безопасность и сохранность вверенных караулу объектов. Такими объектами являются: боевые знамена, военные и государственные объекты, лица, содержащиеся на гауптвахте и в дисциплинарной воинской части. Этот перечень носит общий характер. Его конкретизация осуществляется соответствующим командиром (начальником), отвечающим за караульную службу.
Несение караульной службы является боевой задачей, выполняемой специально назначенными караулами. Караул - вооруженное подразделение военнослужащих, имеющих право применения оружия для отражения преступных посягательств на охраняемые объекты. Вахтенная служба имеет такой же правовой статус, как и караульная.
С объективной стороны нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы может выразиться как в действии (например, самовольное оставление поста), так и в бездействии (например, допуск к охраняемому объекту посторонних лиц). Причем это должно повлечь причинение вреда охраняемым караулом (вахтой) объектам. В Уставе гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил РФ определены действия, которые военнослужащие, входящие в состав караула, должны осуществлять, а также действия, осуществлять которые нельзя. Так, при нападении на объект охраны часовой должен принять меры защиты его вплоть до использования оружия. Вместе с тем он не вправе покидать пост, отказываться от несения службы, спать, сидеть, разговаривать и т.п.
Рассматриваемое преступление является оконченным с момента причинения вреда охраняемому караулом (вахтой) объекту. Такой вред может заключаться в утрате или повреждении охраняемой военной техники или иного имущества, проникновении на охраняемый объект посторонних лиц и т.д.
Регламентированное ст. 342 УК преступление носит материальный характер и, к тому же, является бланкетным. Его анализ невозможен без использования уставов и иных нормативных материалов.
Субъектом нарушения уставных правил несения караульной службы является военнослужащий, входящий в караул: начальник караула, его помощник, разводящий, караульный, часовой; лицо, назначенное в наряд для руководства несения службы караулами (дежурный начальник по караулам и его помощник, дежурный по части и его помощник) и др.
Началом несения караульной службы является момент подачи во время развода караула команды "смирно" для встречи дежурного начальника караула (дежурного по части). Конечным моментом несения караульной службы считается момент подачи начальником сменившегося караула команды для следования в часть (подразделение) после смены. Уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает только во время несения военнослужащим караульной службы.
Субъективная сторона нарушения уставных правил несения караульной службы выражается в прямом или косвенном умысле как к действию (бездействию), так и к причинению вреда охраняемому объекту.
В санкции ч. 1 ст. 342 УК предусмотрено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на тот же срок.
В санкции ч. 1 ст. 255 УК 1960 г. предусматривалось только одно наказание - лишение свободы на срок до трех лет. В п. "б" этой статьи определялось, что нарушение уставных правил несения караульной службы при смягчающих обстоятельствах влечет за собой применение мер дисциплинарного характера.
Квалифицированным нарушение уставных правил несения караульной службы является в тех случаях, когда оно повлекло наступление тяжких последствий (ч. 2 ст. 342 УК 1996 г.): например, причинение охраняемым объектам значительного материального вреда, значительное снижение боевой готовности части, причинение охраняемым лицам смерти.
За деяние, подпадающее под признаки ч. 2 ст. 342 УК, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет.
Часть 3 ст. 342 УК предусматривает ответственность за нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия. В этой норме имеется в виду совершение преступления по легкомыслию или небрежности как по отношению к деянию, так и к тяжкому последствию (ст. 26 УК).
В санкции ч. 3 ст. 342 УК содержится наказание в виде лишения свободы на срок до одного года.
Нарушение уставных правил несения караульной службы может быть сопряжено с совершением другого преступления. Так, военнослужащий, совершивший дезертирство с оружием, несет ответственность по ч. 1 или 2 ст. 342 УК и по ч. 2 ст. 338 УК. В случае хищения часовым огнестрельного оружия он отвечает по ч. 2 ст. 342 УК и по ч. 1 ст. 226 УК.
Если же военнослужащий, находящийся в карауле, совершил деяние, причинившее вред иным, не охраняемым им объектам, то содеянное не подлежит квалификации по ст. 342 УК. Так, если часовой при неосторожном обращении с оружием произвел случайный выстрел, причинивший смерть постороннему лицу, то содеянное квалифицируется только по ч. 2 ст. 349 УК - за неосторожное обращение с оружием.
Уголовный кодекс Республики Кыргызстан не предусматривает нарушение правил несения караульной службы по неосторожности (ст. 364).
По законодательству Республики Узбекистан квалифицирующими нарушение правил несения караульной службы обстоятельствами являются: а) причинение тяжких телесных повреждений; б) смерть человека; в) иные тяжкие последствия. За квалифицированное нарушение правил несения караульной службы предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от десяти до пятнадцати лет (ст. 291 УК). Ответственность за нарушение правил караульной службы в этом кодексе не предусмотрена.
Нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечение общественной безопасности (ст. 343 УК). В соответствии с Федеральным законом от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" одной из важнейших задач внутренних войск МВД России является оказание содействия органам внутренних дел в охране общественного порядка и общественной безопасности.
Ответственность за нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности определена ст. 343 УК. Это преступление заключается в нарушении вышеупомянутых правил лицом, входящим в состав воинского наряда по охране общественного порядка и общественной безопасности, если деяние причинило вред правам и законным интересам граждан.
Решение этих задач осуществляется специальными моторизованными воинскими частями, соединениями и воинскими частями оперативного назначения внутренних войск, которые с органами внутренних дел несут патрульно-постовую службу в городах и населенных пунктах, обеспечивают общественную безопасность при проведении массовых мероприятий.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Это материальное преступление. В объективную сторону его совершения входят причинение вреда правам и законным интересам граждан (ч. 1 ст. 343 УК), тяжкие последствия (ч. 2 этой статьи). Внутренние войска защищают права и свободы граждан от преступных посягательств независимо от их пола, национальности, имущественного или должностного положения и т.д. Причинение вреда правам и законным интересам граждан может, например, выразиться в посягательствах на их достоинство, телесную неприкосновенность, здоровье, свободу передвижения.
Субъектом преступления является военнослужащий, входящий в состав воинского наряда по охране общественного порядка и общественной безопасности.
Субъективная сторона преступления - умысел - прямой и косвенный.
За неквалифицированное нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности может быть назначено наказание в соответствии с ч. 1 ст. 343 УК в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на тот же срок.
В одном из учебников к тяжким последствиям, о которых идет речь в ч. 2 ст. 343 УК, "следует отнести причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, неосторожное причинение смерти гражданину, причинение крупного материального ущерба, другое нарушение общественного порядка и общественной безопасности при бездействии войскового наряда и т.п."*(385) С нашей точки зрения, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, даже подпадающее под признаки ч. 1 ст. 111 УК, влечет наказание в виде лишения свободы на срок до восьми лет, а в ч. 2 ст. 343 УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. Следовательно, такое деяние должно быть квалифицировано по ч. 2 ст. 343 УК и ч. 1 или ч. 2 ст. 111 УК. К тому же причинение тяжких последствий лицом, несущим ответственность по ч. 2 ст. 343 УК, может быть вызвано не только бездействием, но и действием "в результате неправомерного применения физической силы, специальных средств или оружия"*(386). Умышленное причинение смерти при совершении рассматриваемого преступления также не охватывается понятием тяжких последствий, определенных в ч. 2 ст. 343 УК. В подобных случаях содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 343 УК и ч. 1 или 2 ст. 105 УК.
Нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (ст. 344 УК). В статье предусмотрена ответственность за два преступления: 1) нарушение уставных правил несения внутренней службы лицом, входящим в суточный наряд (кроме караула и вахты) и 2) нарушение уставных правил патрулирования в гарнизоне лицом, входящим в состав патрульного наряда.
Непосредственным объектом этих преступлений является установленный порядок несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне. Организация суточного наряда и задачи, стоящие перед ним, регламентируются Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140*(387) и Корабельным уставом Военно-Морского Флота Российской Федерации.
Организация и несение патрульной службы в гарнизоне установлены в Уставе гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Российской Федерации.
Наряд призван поддерживать внутренний порядок, охранять личный состав, вооружение, военную технику, боеприпасы, помещения и имущество воинской части (подразделения), контролировать состояние дел в подразделениях и своевременное принятие мер по предотвращению правонарушений, а также выполнять иные обязанности по военной службе.
Объективная сторона преступлений заключается в действии или бездействии, нарушающих правила несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне, если они повлекли тяжкие последствия. Следовательно, ст. 344 УК носит материальный характер с бланкетной диспозицией. Преступление является оконченным с момента наступления тяжких последствий.
Обобщение судебной практики показало, что к тяжким последствиям рассматриваемого преступления, совершенного лицом в составе войскового наряда, относятся: срыв внутреннего распорядка в подразделении или выполнения боевой задачи, совершение в подразделении преступления, причинение кому-либо из личного состава воинской части или подразделения средней тяжести вреда здоровью и т.п. При нарушении правил патрулирования тяжкими последствиями являются также причинение существенного вреда здоровью или имуществу граждан вследствие правонарушений, допущенных военнослужащими, если патруль мог предотвратить эти преступления, и т.д.*(388)
По мнению Ф.С.Бражника, субъективная сторона этого преступления (а их в ст. 344 УК - два) может выражаться в форме как умысла, так и неосторожности*(389).
Существует и более радикальная точка зрения, согласно которой субъективная сторона этих преступлений предполагает неосторожность*(390). Эта позиция противоречит ч. 2 ст. 24 УК, в которой определено, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено в статье Особенной части Кодекса. В ст. 344 УК такого указания нет. Следовательно, нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечение общественной безопасности могут быть совершены только с прямым или косвенным умыслом. Отношение к тяжким последствиям также предполагает умысел.
Субъектами преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 344 УК, могут быть только военнослужащие, входящие в состав суточного наряда или патруля. Наказание установлено в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной военной части на срок до двух лет.
Уголовный кодекс 1960 г. регламентировал ответственность только за нарушение лицами, входящими в суточный наряд части, установленных правил внутренней службы в виде лишения свободы на срок до шести месяцев (п. "а" ст. 258). Если рассматриваемое деяние совершалось при наличии смягчающих обстоятельств, то к виновному применялись меры дисциплинарного характера. Ответственность за квалифицированный вид этого преступления, повлекший вредные последствия, состояла в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до двух лет (п. "в" ст. 258).

_ 5. Преступления против порядка использования и сбережения военного имущества

Оставление погибающего военного корабля (ст. 345 УК). В соответствии с Корабельным уставом Военно-Морского Флота*(391) командир корабля (судна) обязан показывать подчиненным пример мужества и отваги. Он несет полную ответственность за обеспечение безопасности корабля, за его сохранность и надлежащую эксплуатацию, за жизнь и здоровье подчиненных. Корабельный устав возлагает на командира и весь личный состав корабля принимать все меры для предотвращения его гибели. Если угроза гибели корабля очевидна, то необходимо принять все меры для спасения личного состава, оружия, военного имущества и документов. Чрезвычайно важно в таких условиях избежать паники и организовать планомерное оставление корабля личным составом. Последним покидает корабль командир.
Непосредственным объектом оставления погибающего корабля является порядок несения военной службы в обстановке, угрожающей ему гибелью.
Объективная сторона преступления заключается в оставлении погибающего корабля командиром, не выполнившим до конца свои служебные обязанности, а также лицом из состава команды корабля без надлежащего на то распоряжения командира. Командир вправе оставить корабль лишь в том случае, если убежден в невозможности его спасения.
Диспозиция ст. 345 УК определяет так называемое формальное преступление. Деяние является оконченным с момента несвоевременного оставления корабля указанными в законе лицами.
Вопрос о субъективной стороне анализируемого преступления в юридической литературе вызывает споры.
Существуют, например, мнения, согласно которым оставление погибающего военного корабля может быть совершено умышленно и по неосторожности*(392), как с прямым, так и с косвенным умыслом*(393).
Между тем рассматриваемое преступление заключается в необоснованном оставлении погибающего корабля, которое может быть совершено только с прямым умыслом*(394). Виновное лицо осознает необоснованность оставления корабля, общественную опасность своих действий и желает их совершить.
Невозможно представить себе, что в подобной ситуации лицо только осознавало или допускало то, что оно покидает погибающий корабль. Покинуть корабль можно, только пожелав это сделать.
Рассматриваемое преступление влечет наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до пяти лет.
По Уголовному кодексу 1960 г. ответственность за оставление погибающего военного корабля нес только его командир (ст. 262). За это преступление можно было назначить наказание только в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Обращает на себя внимание, что в некоторых государствах, не имеющих морских границ, предусматривается уголовная ответственность за оставление командиром погибающего военного корабля (например, в ст. 289 УК Республики Узбекистан).
Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (ст. 346 УК). В обязанности военнослужащих вменено бережное хранение и использование военного имущества - основы постоянной готовности Вооруженных Сил к выполнению их обязанностей по охране Российской Федерации. Военное имущество является материальной основой боевой мощи Вооруженных Сил. В ст. 13 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. N 2140, предусмотрены обязанности каждого военнослужащего "знать и содержать в постоянной готовности к применению вверенное ему вооружение и вверенную ему технику, беречь военное имущество". Порядок использования этого имущества регулируется уставами, наставлениями, инструкциями, руководствами и правилами.
В ст. 346 УК определена уголовная ответственность за умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники.
Непосредственным объектом преступления является порядок использования оружия, боеприпасов и предметов военной техники.
Предмет преступления - оружие, боеприпасы и предметы военной техники, а не вообще военное имущество.
Оружие - любое техническое средство, предназначенное для уничтожения живой силы, огневых средств и боевой техники противника, разрушения его военных объектов.
Боеприпасы - специально изготовленное средство, которое с использованием оружия или непосредственных действий человека реализует заключенную в нем убойную или разрушительную силу. Это ракеты, артиллерийские снаряды, бомбы, патроны, мины, гранаты, взрывные устройства и т.п.
Предметы военной техники - технические устройства, создающие благоприятные условия для использования оружия по его прямому назначению или обеспечения защиты от воздействия средств поражения противника. Это специальные автомобили, радиостанции, приборы ночного видения, инженерные машины, средства химической защиты и т.д.
Объективная сторона преступления выражается в уничтожении или повреждении любым способом оружия, боеприпасов или предметов военной техники путем действия или бездействия. Последствия преступления заключаются или в полном уничтожении перечисленных предметов или в приведении их в непригодное для использования состояние без ремонта, восстановления.
Субъектом преступления может быть любой военнослужащий, проходящий службу по призыву или по контракту.
Субъективная сторона преступления предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Мотивы преступления различны, например, недовольство службой, начальством, хулиганство.
Если мотивом умышленного уничтожения или повреждения военного имущества являются государственная измена или совершение диверсии, то содеянное квалифицируется по ст. 275 или 281 УК.
Если при уничтожении или повреждении военного имущества ставится цель уклонения от несения военной службы, то содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 346 и 339 УК (уклонение от несения военной службы путем обмана).
В части 1 ст. 346 УК предусмотрено назначение виновному наказания в виде штрафа в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо ограничения по военной службе на срок до двух месяцев, либо ареста на срок до трех месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.
Квалифицированным является рассматриваемое преступление при наступлении тяжких последствий его совершения. Такими последствиями могут быть подрыв боевой готовности части (подразделения), срыв выполнения боевого задания, причинение крупного материального ущерба и т.д. За квалифицированное совершение умышленного уничтожения или повреждения военного имущества предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
Диспозиция ст. 251 УК РСФСР 1960 г. носила более развернутый характер, более полно раскрывала состав преступления. В ней была определена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов, средств передвижения, военной техники или иного военного имущества при отсутствии признаков особо опасного государственного преступления. В п. "а" ст. 251 УК 1960 г. предусматривалось строгое наказание - лишение свободы на срок до пяти лет, в п. "б" за преступление, повлекшее тяжкие последствия, - до десяти лет.
По нашему мнению, санкция ч. 2 ст. 346 УК занижена - лишение свободы на срок до пяти лет. Умышленное уничтожение или повреждение боевой техники наносит обороноспособности государства и его материальным ресурсам большой ущерб, что следовало бы отразить в санкции рассматриваемой статьи Кодекса.
Уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности (ст. 347 УК). В этой статье уничтожение или повреждение военного имущества не делится на простое и квалифицированное. Уголовная ответственность за неосторожное уничтожение или повреждение военного имущества наступает лишь в тех случаях, когда в результате их совершения наступили тяжкие последствия.
Неосторожность может выражаться в легкомыслии или небрежности.
В санкции ст. 347 УК предусмотрен штраф в размере до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти месяцев, либо ограничение по военной службе на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишение свободы на тот же срок.
В Уголовном кодексе 1960 г. уголовная ответственность за неосторожное уничтожение или повреждение военной техники не предусматривалась, что являлось пробелом в законе.
Утрата военного имущества (ст. 348 УК). Это преступление заключается в нарушении правил сбережения вверенных для служебного пользования оружия, боеприпасов или предметов военной техники, если это повлекло по неосторожности их утрату.
Непосредственным объектом утраты военного имущества является установленный порядок сбережения военнослужащим вверенного ему для служебного пользования оружия, боеприпасов или предметов военной техники.
Предметом преступления является военное имущество (см. анализ ст. 346 УК).
Объективная сторона преступления заключается в нарушении правил сбережения военного имущества, что сопряжено с его утратой.
Преступление окончено с момента утраты имущества.
Утрата имущества - выход его из владения и пользования военнослужащего, которому оно вверено для выполнения обязанностей по службе. Утрата имущества сопряжена с его гибелью или исчезновением помимо воли военнослужащего, владевшего этим имуществом (оно кем-либо украдено, потеряно, сгорело, утонуло и т.п.).
Субъектом преступления может быть любой военнослужащий, которому оружие, боеприпасы или предметы военной техники были вверены по службе.
Субъективная сторона утраты военного имущества предполагает неосторожность в форме легкомыслия или небрежности. Об этом свидетельствует термин "утрата", т.е. деяние, лежащее вне воли субъекта преступления.
В теории и на практике возникает проблема отграничения уничтожения военного имущества по неосторожности (ст. 347 УК) от его утраты (ст. 348 УК). Общим для этих преступлений является то, что они ведут к прекращению использования имущества и совершаются по неосторожности. Различие же между ними заключается в том, что неосторожное уничтожение имущества осуществляется путем воздействия виновного лица на это имущество или же воздержания от необходимого действия. При утрате военного имущества военнослужащий лишь создает условия для выбытия последнего из его владения. К тому же неосторожно может быть уничтожено военное имущество и не находящееся в ведении виновного. При уничтожении военного имущества оно теряет свои функциональные свойства, а при утрате может и не потерять их (например, при хищении, потере).
В санкции ст. 348 УК предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.
Уголовный кодекс 1960 г. устанавливал наказание в виде направления в дисциплинарную воинскую часть на срок до одного года за три преступления: 1) промотание - продажа, залог или передача в пользование военнослужащим срочной службы вверенных ему для личного пользования предметов обмундирования или снаряжения; 2) утрату их; 3) порчу (п. "а" ст. 250).
При наличии смягчающих его деяние обстоятельств применялись меры дисциплинарного характера (п. "б" этой статьи).
Ответственность за утрату или порчу вверенных для служебного пользования оружия, боеприпасов, средств передвижения, предметов технического снабжения или иного военного имущества вследствие нарушения правил их сбережения предусматривалась в виде лишения свободы на срок до трех лет (п. "г" ст. 250).
Действующее законодательство за промотание обмундирования лицами, проходящими военную службу по призыву, ответственности не устанавливает.

_ 6. Преступления против порядка эксплуатации военно-технических средств

Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих (ст. 349 УК). В ч. 1 ст. 349 УК установлена ответственность за нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, уничтожение военно-технических средств либо иные тяжкие последствия.
Непосредственным объектом преступления является установленный порядок обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, техники или иных материальных ценностей, если это привело к тяжким последствиям. Этот порядок регулируется воинскими уставами (см., например, ст. 11 и 12 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации; ст. 105, 191 и 192 Устава гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил Российской Федерации) и другими нормативными актами: наставлениями, руководствами, курсами стрельб, инструкциями и т.д.
Понятие "оружие и боеприпасы" было рассмотрено при анализе ст. 346 УК.
Взрывчатые вещества - вещества или смеси, имеющие свойства вследствие механического, химического и иного воздействия мгновенно выбрасывать общий объем энергии, обладающей колоссальной разрушающей силой. К ним относятся вещества: инициирующие (гремучая ртуть, азид свинца, тетразен); бризантные (тротил, тол и др. соединения на базе тротила); метательные (различные сочетания пороха).
Взрывчатые вещества, специально не предназначенные для уничтожения людей и боевой техники (например, осветительные, сигнальные), не являются предметами рассматриваемого преступления.
Радиоактивные материалы - это природные и искусственные образования, содержащие радиоактивные вещества, обладающие способностью к самопроизвольному распаду и выделению вследствие этого электромагнитного или корпускулярного излучения, способного причинить вред живым организмам. К ним относятся материалы, содержащие уран, плутон, радий и другие радиоактивные элементы.
Иными материалами, представляющими повышенную опасность для окружающих, являются отравляющие, едкие вещества, некоторые высокотоксичные лекарственные препараты и т.д.
Объективная сторона преступления - действие или бездействие и наступившие в результате этого последствия: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей, уничтожение военной техники либо иные тяжкие последствия (ч. 1 ст. 349 УК).
Рассматриваемое преступление имеет материальный характер. Оно считается оконченным при наличии указанных последствий. Диспозиция ст. 349 УК имеет бланкетный характер, раскрываемый уставами, наставлениями и т.д.
Субъектом преступления является любой военнослужащий, независимо от того, находился он при исполнении обязанностей военной службы или не находился. Каждый военнослужащий обязан осторожно обращаться с предметами преступления, перечисленными в ст. 349 УК.
Субъективная сторона преступления - по отношению к действию или бездействию - умысел или неосторожность, а по отношению к последствию - только неосторожность в виде легкомыслия или небрежности. Следовательно, это преступление совершается по неосторожности.
В санкции ч. 1 ст. 349 УК предусмотрено наказание в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет или содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.
Квалифицирующим обстоятельством в ч. 2 ст. 349 УК определено неосторожное причинение смерти человеку. Им могут быть военнослужащий и посторонний человек. Такое преступление наказывается только лишением свободы на срок до пяти лет. Обратим внимание на то, что причинение смерти по неосторожности в соответствии со ст. 109 УК может повлечь максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет.
Особо квалифицированным нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность, является в случае причинения по неосторожности смерти двум или более лицам. Наказание за такое особо квалифицированное преступление предусмотрено в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Диспозиция п. "а" ст. 251.1 УК 1960 г. была шире и строже. Она предусматривала ответственность за рассматриваемое деяние, если оноповлекло причинение потерпевшему телесных повреждений (в ч. 1 ст. 349 УК - тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего) в виде лишения свободы на срок до трех лет. Согласно п. "б" ст. 251.1 УК 1960 г. то же деяние, причинившее телесные повреждения нескольким лицам или смерть потерпевшему (в ч. 2 ст. 349 УК - смерть человека), наказывалось лишением свободы на срок до десяти лет (ч. 2 ст. 349 УК - на срок до пяти лет). За то же деяние, повлекшее смерть нескольких лиц или иные тяжкие последствия, п. "е" этой статьи предусматривал лишение свободы на срок от трех до пятнадцати лет. В ч. 3 ст. 349 УК 1996 г. не указано на "другие тяжкие последствия", а наказание установлено в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Представляется, что в основном диспозиция и санкция ст. 251.1 УК 1960 г. были более совершенными, нежели диспозиция и санкция ст. 349 УК 1996 г.
Нарушение правил вождения или эксплуатации машин (ст. 350 УК). В этой статье установлена ответственность за два преступления: 1) нарушение правил вождения боевых, специальных или транспортных машин и 2) нарушение правил их эксплуатации.
Часть 1 ст. 350 УК предусматривает ответственность за простой состав нарушения правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека.
Непосредственным объектом преступлений является безопасность вождения и эксплуатации военных машин. Порядок вождения и эксплуатации их определяются уставами, наставлениями, инструкциями, едиными для всех Правилами дорожного движения, утвержденными постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 с последующими изменениями и дополнениями*(395) и другими актами.
К боевым, специальным или транспортным машинам относятся: любые автомобили, мотоциклеты, боевые машины пехоты (БМП), танки, самоходные артиллерийские установки (САУ) и т.д.
Объективная сторона преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 350 УК, выражается в действии или бездействии нарушившими правила движения и эксплуатации военных машин и наступивших в результате этого последствиях, перечисленных в законе: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 1); смерть человека (ч. 2) и смерть двух или более лиц (ч. 3).
Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки такого преступления (ст. 352). Эта статья регламентировала ответственность за рассматриваемое деяние, если оно повлекло "несчастные случаи с людьми" (излишне широкая и недостаточно определенная категория) или другие тяжкие последствия. Последнее является рациональным.
Статья 350 УК 1996 г. не содержит ответственности военнослужащего, уничтожившего, например, танк в результате нарушения правил вождения или эксплуатации, что причиняет многомиллионный ущерб государству. Подобного рода деяние рассматривается как уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности и может повлечь максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет (ст. 347 УК). В соответствии с ч. 3 ст. 350 УК наказание возможно в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Обратим внимание на то, что в ст. 351 УК, установившей ответственность за нарушение правил полетов или подготовки к ним, в качестве одного из последствий этого преступления предусмотрено наступление смерти человека или иных тяжких последствий.
Субъектом нарушения правил вождения машины является военнослужащий, нарушивший эти правила, субъектом нарушения правил эксплуатации машины - военнослужащий, на которого возложена обязанность соблюдать правила ее эксплуатации. Водитель, за которым закреплена боевая, специальная или транспортная машина, отвечает за нарушение правил их вождения и эксплуатации.
Субъективная сторона преступления по отношению к нарушению правил вождения или эксплуатации машины может быть выражена как в умысле, так и в неосторожности, а по отношению к последствиям - только в неосторожности (легкомыслии или небрежности). Следовательно, это преступление совершается по неосторожности.
Санкция ч. 1 ст. 350 УК включает в себя арест на срок от четырех до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Последнее наказание в других нормах главы Кодекса о преступлениях против воинской службы не предусматривается.
В санкции ч. 2 ст. 350 УК предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
Санкция ч. 3 ст. 350 УК устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 351 УК). В диспозиции этой статьи предусмотрена ответственность за нарушение правил полетов или подготовки к ним и иных правил эксплуатации летательных аппаратов, повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия.
В конце первой и в особенности во время второй мировой войны и последующих многочисленных войнах (во Вьетнаме, Корее, Анголе, Абиссинии и др.) проявилось особенно важное значение военной авиации в боевых действиях. Более того, война НАТО с Югославией летом 1999 г. завершилась разрушением авиацией и ракетами почти всех основных объектов этой страны, ее наиболее крупных промышленных объектов, мостов, узлов связи, телевидения и т.д. Исторический опыт давно определил исключительную роль авиации в боевых действиях.
Авиационная техника сложна, ее создание и эксплуатация требуют значительных затрат государства. К тому же отступление от правил полетов и использования этой техники чревато гибелью людей и иными тяжкими последствиями.
В ст. 351 УК предусмотрена ответственность за совершение двух преступлений: нарушение правил полетов и нарушение эксплуатации летательных аппаратов.
Непосредственным объектом этих преступлений является безопасность полетов и эксплуатации летательных аппаратов.
К летательным аппаратам относятся: самолеты, вертолеты, дирижабли, планеры, аэростаты и др.
Объективная сторона нарушения правил полетов заключается в действиях или бездействии, нарушающих правила полетов: отступление от правил взлета, скоростных режимов, высоты, направления полета, производство разного рода эволюций летательным аппаратом и т.д. и наступивших в результате этого неосторожных последствиях в виде смерти человека и иных тяжких последствиях.
Тяжкими последствиями являются серьезные повреждения летательных аппаратов, их разрушение или уничтожение, уничтожение или разрушение аэродромных сооружений, уничтожение ценных грузов и т.д.
Нарушение правил эксплуатации летательного аппарата может заключаться в ненадлежащем ремонте, неполной заправке его горюче-смазочными материалами, перегрузке, необеспечении коридора полетов и т.д.
Субъекты нарушения правил полетов - члены экипажа летательного аппарата, представители диспетчерской службы и т.д.
Субъекты нарушений правил эксплуатации летательного аппарата - лица, отвечающие за надлежащее техническое состояние летательного аппарата, например, бортовой инженер или техник.
С субъективной стороны нарушение правил полетов или эксплуатации летательных аппаратов возможно как умышленно, так и по неосторожности, а последствия наступают только неосторожные, что предопределяет отнесение этого преступления к категории неосторожных.
За совершение этих преступлений может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
По Уголовному кодексу за нарушение правил полетов или подготовки к ним, повлекшее катастрофу или другие тяжкие последствия, влекло наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет (ст. 353).
Нарушение правил кораблевождения (ст. 352 УК). В этой статье Кодекса предусмотрена ответственность за нарушение правил кораблевождения и эксплуатации военных кораблей, что призвано способствовать их сохранности и боеспособности плавания.
Военными кораблями являются суда, входящие в корабельный состав Военно-Морского Флота Российской Федерации, а также предназначенные для выполнения обязанностей по военной службе в других министерствах и ведомствах (например, суда Пограничной службы). Это боевые корабли, корабли специального назначения, морские и рейдовые суда обеспечения: подводные лодки, авианосцы, крейсеры, миноносцы, торпедные катера, суда обеспечения, тральщики, плавучие базы, морские буксиры, сухогрузные и наливные баржи, катера, топливозаправщики и т.д.
В диспозиции ст. 352 УК установлена ответственность за два преступления: 1) нарушение правил вождения и 2) нарушение правил эксплуатации военных кораблей.
Непосредственным объектом этих преступлений является безопасность вождения и эксплуатации военных кораблей и иной техники.
Объективная сторона преступлений выражается в действии или бездействии, нарушающих порядок кораблевождения и его эксплуатацию. Эти правила определены в Корабельном уставе военно-морского Флота, Международных правилах предупреждения столкновения судов в море (МППСС) и других нормативных актах.
Правила вождения кораблей включают в себя, например, требования об управлении кораблем в плавании: определение курса, скорости, глубины погружения подводных лодок, установление местонахождения корабля, осуществление маневров, буксировка и т.д.
Правила безопасности призваны обеспечить безопасность плавания корабля, техническое обслуживание его узлов и агрегатов, пользование смонтированными на корабле средствами ведения боя, загрузки и разгрузки корабля, порядок выполнения безопасных для плавания иных работ и т.д.
Объективная сторона рассматриваемых преступлений включает в себя обязательное наступление общественно опасных последствий: смерти человека или иных тяжких последствий. С их наступлением эти преступления являются оконченными.
По мнению А.Тер-Акопова, иные тяжкие последствия - "это наступление значительных вредных последствий как для интересов военной службы, так и для других охраняемых законом объектов. К таким последствиям по смыслу ст. 352 УК РФ могут быть отнесены последствия: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, гибель корабля или его значительное повреждение, делающие невозможным его полноценное использование по назначению без ремонта, крупный материальный ущерб, срыв боевого задания и т.д."*(396)
Субъектом нарушения правил вождения военного корабля могут быть: командир корабля, штурман, старший помощник командира корабля, вахтенный офицер либо военнослужащий, управляющий вахтой, шлюпкой или гидросамолетом на плаву и т.д.
Субъектом нарушения правил эксплуатации корабля могут быть те военнослужащие, в обязанности которых вменено обеспечение безопасности эксплуатации корабля и его агрегатов, отдельных механизмов. Ф.С.Бражник пишет: "к ним относятся как военнослужащие, которые могут быть субъектами нарушения правил вождения, поскольку на них возложена и обязанность поддерживать в надлежащем состоянии военный корабль, вождением которого они занимаются, так и военнослужащие, которые, не будучи допущенными к кораблевождению, обязаны выполнять работы по техническому обслуживанию корабля в целях обеспечения его безопасного плавания. К категории последних относятся военнослужащие, занимающиеся на корабле или воинской части должности инженеров, механиков, слесарей-наладчиков, электриков и других технических специалистов"*(397).
Субъективная сторона этих преступлений едина - умысел или неосторожность по отношению к действию или бездействию и неосторожность по отношению к последствию (легкомыслие или небрежность).
Санкция ст. 352 УК предусматривает возможность назначения виновному наказания в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет.
В ст. 254 УК 1960 г. предусматривалась ответственность только за нарушение правил кораблевождения, повлекшее гибель или серьезные повреждения корабля, человеческие жертвы или иные тяжкие последствия. Санкция этой статьи предусматривала такое же наказание, как и санкция ст. 352 УК 1996 г. Отсутствие ответственности за нарушение правил эксплуатации корабля являлось пробелом рассматриваемой нормы.
Интересно отметить, что в _ 1 ст. 355 УК Польши установлена уголовная ответственность за неосторожное нарушение правил безопасности управления любым механическим средством на суше, водных путях или воздушном пространстве, если это вызовет неосторожное причинение другому лицу телесного повреждения или значительный ущерб имуществу, за что предусмотрено наказание в виде воинского ареста либо лишения свободы на срок до трех лет. Если же это деяние сопряжено со смертью другого лица или причинением тяжкого вреда его здоровью, то за такое неосторожное преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до восьми лет (_ 2).

Глава VI. Преступления против мира и безопасности человечества

_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против мира и безопасности человечества

Исторически международное уголовное право уходит своими корнями в далекие рабовладельческие цивилизации. Уже шумерами признавались правила ведения войны в виде ее объявления, перемирия, неприкосновенности парламентариев, заключения мирного договора. Законы Ману содержали предписания о способах ведения войны, в частности, запрещающие употреблять определенное оружие, убивать пленных, просящих пощады, спящих и раненых*(398).
Принято считать, что международное уголовное право начинается с института выдачи преступников (экстрадиции), который насчитывает не одну тысячу лет. Например, в 1296 г. до н.э. между царем хеттов Хаттусили III и египетским фараоном Рамсесом II был заключен договор, в котором говорилось: "Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать, но вернет в страну Рамсеса"*(399). В договоре между Византией и Русью предусматривались взаимные обязательства по привлечению к уголовной ответственности за убийства, кражи, телесные повреждения и другие преступления.
В эпоху средневековья, отличавшегося особой жестокостью и религиозным фанатизмом, игнорированием международных обычаев, особенно проявившимся в крестовых походах, тем не менее, правила дипломатических иммунитетов и невыдачи лиц, совершивших государственные преступления, соблюдались.
Потребность в правовой взаимопомощи государств возрастала адекватно росту международной преступности, наносящей вред интересам двух и более государств. Не случайно поэтому пионерами в разработке международного уголовного права стали представители именно уголовного права и криминологии. В 1889 г. по инициативе Ф.Листа, А.Принса, Т. ван Гаммеля был учрежден Международный союз уголовного права. Он призвал все государства к сотрудничеству в разработке международного уголовного права.
В 1815 г. Венский конгресс принял декларацию о борьбе с рабством и работорговлей. Затем в ХIХ и ХХ вв. последовали международно-правовые акты о борьбе с торговлей женщинами в целях разврата, о наказуемости фальшивомонетничества, пиратства, международного терроризма и т.д.
В 1927 г. в Варшаве состоялась I Международная конференция по унификации уголовного права. К числу международных преступлений на этой конференции были отнесены пиратство, фальшивомонетничество, торговля рабами, женщинами и детьми, наркотизм, порнография, а также иные преступления, ответственность за которые предусматривалась международными конвенциями. На последующих трех конференциях также предпринимались усилия по унификации национального законодательства, в частности, о борьбе с международным терроризмом и выдаче преступников. Впервые предлагалось подразделить международные правонарушения на международные преступления и преступления международного характера*(400).
Официальным началом кодификации международного уголовного права стало принятие в 1945 г. Устава Международного военного трибунала и вынесение приговоров в 1946 г. в Нюрнберге главным военным преступникам*(401).
Генеральная Ассамблея ООН в декабре 1946 г. в специальной резолюции подтвердила нормы международного уголовного права Устава, реализованные в приговорах трибунала как общепризнанные.
Устав Международного военного трибунала подразделил в ст. 6 международные преступления на три группы: против мира, военные, против человечества с исчерпывающим перечнем, который в последующем существенно дополнялся и уточнялся.
В настоящее время международное уголовное право нормативно регламентировано в актах ООН. Так, Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития, принятые 14 декабря 1990 г. Резолюцией ООН 45/107, рекомендуют государствам "активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнить и далее развивать международное уголовное право в полном объеме обязательств, вытекающих из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права".
Начиная с 50-х гг. уголовные кодексы различных государств все более подробно регламентируют ответственность за международные преступления. В новых уголовных кодексах 90-х гг. нормы о международных преступлениях выделяются в самостоятельные главы и разделы. Так, Уголовный кодекс Франции 1992 г. в книге второй начинает Особенную часть разделом "О преступлениях против человечества", в котором содержатся две главы - о геноциде и о других преступлениях против человечества. УК Испании 1995 г. включил раздел XXIV "Преступления против международного сообщества". В него вошли нормы о преступлениях против безопасности человечества, геноциде и подробная глава о военных преступлениях. УК Республики Польша, вступивший в силу 1 января 1998 г., открывает Особенную часть главой XVI "Преступления против мира, человечности и военные преступления".
В советском и российском уголовном законодательстве до 1 января 1997 г. складывалось довольно парадоксальное положение. С одной стороны - глубокая, по существу лучшая в мире, теоретическая разработка концепции международных преступлений и непосредственное участие ее авторов в составлении уставов Международного уголовного трибунала*(402), на основании которых были осуждены главные военные преступники - германские в 1946 г. в Нюрнберге, японские в 1947 г. в Токио; с другой - явно недостаточное урегулирование ответственности за международные уголовные преступления в действовавшем вплоть до 1 января 1997 г. законодательстве. УК РСФСР 1960 г. первоначально содержал две нормы в главе о государственных преступлениях: о террористическом акте против представителя иностранного государства (ст. 67) и о пропаганде войны (ст. 71). В главе о воинских преступлениях также оказались некоторые нормы о международных военных преступлениях, например, о преступлениях в плену, о преступном обращении с населением в районе военных действий, воинские преступления, нарушающие международные конвенции. Очевидно, что международные военные преступления несопоставимы по характеру общественной опасности с воинскими преступлениями, тем более с ограниченным кругом специальных субъектов.
В 1993 г. в Кодекс 1960 г. были внесены нормы о международных военных преступлениях: ст. 67.1 "Применение биологического оружия", 67.2 "Разработка, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировка биологического оружия", 78.1 "Незаконный экспорт товаров, научно-технической информации, используемых при создании вооружения и военной техники, оружия массового уничтожения".
Лишь УК РФ 1996 г. выделил в самостоятельный разд. XII и гл. 34 "Преступления против мира и безопасности человечества". В этой главе предусмотрено восемь норм, которые классифицируются на три группы: преступления против мира (ст. 353, 354 и 360); военные преступления (ст. 355, 356, 359); преступления против безопасности человечества (ст. 357, 358). Помещение норм о данных преступлениях в конце Особенной части необоснованно, так как не соответствует ни предписаниям ст. 15 Конституции РФ о примате международного права над внутригосударственным, ни общественной опасности международных преступлений (она выступает критерием классификации Особенной части Кодекса), ни долговременной перспективе развития международного уголовного права.
Уголовные кодексы Республики Беларусь 1999 г. и Украины 2001 г. гораздо подробнее, нежели Кодекс РФ и другие новые уголовные кодексы стран СНГ, регламентируют раздел о международных преступлениях. Белорусский кодекс обоснованно поставил его в начало Особенной части. Раздел VI именуется "Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления". В нем 17 статей, классифицированных по двум главам, - 17 "Преступления против мира и безопасности человечества" и 18 "Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны".
Уголовно-правовые нормы об ответственности за международные транснациональные преступления, предусмотренные УК РФ, имеют своеобразную бланкетность. Они отсылают к конкретным актам международного уголовного права. При этом их юридическая сила, в отличие от всех иных бланкетных норм Кодекса, выше, нежели сила внутреннего уголовного закона. Конституция РФ в ст. 15 так и устанавливает: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".
В двух нормах гл. 34 УК эта бланкетность закреплена непосредственно в диспозициях статей. В ст. 355 УК говорится об оружии массового поражения, "запрещенного международным договором Российской Федерации", а в ст. 356 - о запрете применения средств и методов ведения войны, установленных международным договором. Однако и в других нормах присутствует такая же международно-правовая бланкетность. Поэтому признается целесообразным указание на международно-правовые акты в Кодексе постатейно. Это имеет значение для решения коллизий международного и внутреннего уголовного права, а также для правоприменительного и доктринального толкования соответствующих статей Кодекса.
В 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН поручила Комиссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Комиссия приняла в первом чтении проект этого Кодекса в 1991 г. Он состоял из двух своеобразных Общей и Особенной частей. Часть вторая включала нормы о 12 видах преступлений, как о собственно международных против мира и безопасности человечества, так и о преступлениях международного характера (например, о наркотизме, об экологических преступлениях). После учета замечаний, поступивших от 22 государств, проект был существенно обновлен и принят во втором чтении в 1994 г. Особенная часть включала теперь пять видов преступлений: агрессию; геноцид; преступления против человечности; военные преступления; преступления против персонала ООН и дипломатических лиц*(403).
17 июля 1998 г. в Риме Дипломатическая конференция полномочных представителей под эгидой ООН приняла "Римский статут Международного уголовного суда". За его принятие проголосовало, включая Россию, 120 государств, голосовали против лишь США, Китай, Индия, Израиль, Ирак.
В юрисдикцию суда были включены наиболее тяжкие преступления, посягающие на интересы международного сообщества в целом: агрессия, геноцид, преступления против человечества, военные преступления. Перечень этих преступлений исчерпывающий. Кроме данных преступлений по общему международному праву к юрисдикции Суда отнесены преступления, предусмотренные международными договорами. Наказание за эти преступления предусмотрено только в виде тюремного заключения, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не допускаются. Кроме того, у Суда нет юрисдикции в отношении лиц, не достигших 18 лет. Иммунитет должностных лиц по национальному либо международному праву не препятствует привлечению виновных в перечисленных преступлениях лиц к уголовной ответственности. Статут применяется равно ко всем лицам, независимо от их официального служебного положения, включая статус главы государства или правительства, члена парламента и т.д.*(404)
Для вступления в законную силу Римского статута требуется присоединение к нему 60 государств.
Венская декларация "О преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века", принятая на десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Вена, 10-17 апреля 2000 г.), выразила особую обеспокоенность транснациональной организованной преступностью и взаимосвязью между ее различными видами. Первоочередное значение придано завершению переговоров по Конвенции ООН против организованной транснациональной преступности. Декларация признала, "что всеобъемлющие стратегии предупреждения преступности на международном, национальном, региональном и местном уровнях должны затрагивать коренные причины и факторы риска, связанные с преступностью и виктимизацией".
Впервые Декларация установила конкретный срок - 2005 г. как год, когда будет обеспечено значительное уменьшение таких преступлений международного характера, как торговля людьми, незаконный ввоз мигрантов, незаконный оборот оружия. Признана неотлагательность наказаний за такие преступления международного характера, как незаконное изготовление компьютеров и высоких технологий, расовая дискриминация, ксенофобия и связанные с ними формы нетерпимости.
На Венском конгрессе ООН Генеральный секретарь дал общую характеристику транснациональной преступности конца XX в. Именно она определяет направление развития международного уголовного права в XXI в.
Уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное международное право претворить в жизнь оказалось еще сложнее. К концу XX в. известны два вида международных судов: Нюрнбергский и Токийский Международные военные трибуналы, осудившие и наказавшие главных военных преступников Второй мировой войны, и Международные трибуналы ad hoc, т.е. сформированные Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 и 1994 гг. в Гааге по военным преступлениям и геноциду на территории бывшей Югославии (МТБЮ*(405)) и Руанды. Римский статут Международного уголовного суда, как отмечалось, еще не вступил в законную силу.
Особенностью международного уголовно-процессуального права является параллельная юрисдикция. Она означает, что привлекать к ответственности дипломатических лиц за международные преступления могут и международный суд, и национальные суды. Так было в 1945-1947 гг., когда главные военные преступники несли ответственность перед Международным военным трибуналом, а в последующее время десятки военных преступников отвечали перед судами государств, на территории которых они совершили международные преступления.
В перспективе система международного судоустройства и уголовного процесса сложится аналогично*(406). Главные международные преступники, совершившие преступления против мира, военные и против человечности (человечества), будут осуждаться Международным судом, а остальные - национальными судами.
Помимо этого под эгидой ООН функционируют центры и комитеты, разрабатывающие рекомендации по предупреждению и наказанию международных преступлений. Таковы конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, которые собираются один раз в пять лет, семинары и конференции, готовящие такие конгрессы, принятие конвенций ООН, Центр по предупреждению преступности, Программа ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, Межрегиональный научно-исследовательский институт ООН по вопросам преступности и правосудия, Комиссия международного права и др. Все они оказывают концептуальную, правовую, организационную, материальную помощь государствам в противостоянии международной преступности.
Комиссия международного права ООН является главным органом ООН по кодификации международного уголовного права. Проблемами борьбы с преступлениями, посягающими на интересы всего мирового сообщества и отдельных государств, занимаются также ЮНЕСКО, ВОЗ, МОТ, ИКАО. Координация, пока еще не вполне отлаженная, возложена на комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию*(407).
С организацией Международного уголовного суда наступит качественно новый этап мирового противоборства транснациональной преступности.
Таким образом, краткий исторический экскурс в историю международного уголовного права позволяет отметить многовековые тенденции его развития. От отдельных институтов и норм на международно-договорной основе оно сформировалось в конце XIX и начале XX в. как самостоятельная подсистема международного и уголовного права. Особенно значимыми для его формирования послужили уставы и международные военные трибуналы по наказанию главных военных преступников второй мировой войны.
Международное уголовное право развивается адекватно процессу глобализации преступности в ХХ в. Наиболее опасные преступления (экономические, должностные, насильственные, отмывание незаконных доходов, банковские мошенничества, корыстные должностные преступления, прежде всего организованная преступность, терроризм, убийства по найму, незаконный оборот оружия и наркотиков, контрабанда, фальшивомонетничество, компьютерные преступления и др.) необратимо модифицировались от только национальных в международные. Эта тенденция сохранится и в XXI в., поэтому международное уголовное право становится ведущим направлением противодействия государств и мирового сообщества в противоборстве с преступностью.
Поскольку международное уголовное право располагается в системе права на "стыке" международной и уголовной отраслей права, есть необходимость в определении его статуса. Как ни странно, самостоятельная глава о международном уголовном праве появилась в учебниках по международному праву лишь в 1995 г.*(408), в то время как его определение предлагалось еще дореволюционными юристами-международниками. Например, Ф.Ф.Мартенс предложил следующее определение: "Международное уголовное право заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих действие международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения"*(409). Последующие определения международного уголовного права расширили его предмет: "...не только уголовно-процессуальные отношения в области международной подсудности и выдача преступников, но и международное уголовное право"*(410).
В современном международном праве одновременно существуют несколько различных концепций международного уголовного права. Одни считают его отраслью международного публичного права, другие - отраслью международного частного права, третьи - самостоятельной отраслью, четвертые - вообще отрицают существование международного уголовного права*(411). Ныне более признано относить международное уголовное право к отрасли международного публичного права и считать его предметом систему принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами.
По международному уголовному праву как отрасли международного публичного права субъектами посягательств на международный правопорядок могут быть и государства, и физические лица. При этом ответственность государств, как это отметил еще в 50-х гг. А.Н.Трайнин, - не уголовная, а международно-правовая. Санкции, налагаемые ООН, - это не уголовные наказания, а такие международно-правовые меры воздействия, как эмбарго, бойкот, разрыв дипломатических отношений, реституция и т.д. Физические лица за международные преступления несут ответственность либо перед Международным трибуналом или Международным судом, либо перед национальным судом за предусмотренные во внутреннем уголовном законодательстве преступления. Общего понятия "международное уголовное право" международное право не дает, хотя терминологически его употребляет.
Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН "Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития" 1990 г. государствам рекомендовано "активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнить и далее развивать международное уголовное право, выполнять в полном объеме обязательства, вытекающие из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права"*(412). Десятый Конгресс ООН (2000 г.) допускает стандартное определение международного правонарушения, использованное в докладе о результатах четвертого Обзора ООН по вопросу о тенденциях в области преступности и функционирования систем уголовного правосудия: правонарушения, охватывающие - в аспектах, связанных с планированием, совершением и (или) прямыми и косвенными последствиями - более чем одну страну*(413).
Особенность международного уголовного права как отрасли публичного международного права составляет его комплексность. Оно объединяет нормы материального, процессуального уголовного права, уголовно-исполнительного, судоустройства, криминологии, а также нормы собственных отраслей международного права - воздушного, космического, водного и др.
В международном уголовном праве имеется и классификация преступлений, ответственность за которые регламентируется им. Первая классификация была предложена в 1927 г. на I Международной конференции по унификации международного уголовного права. Преступления были подразделены на две группы: международные преступления и преступления международного характера. В международных актах можно найти и другое деление - на международные преступления и международные правонарушения. В доктрине различают преступления против общего международного права, причиняющие вред всему мировому сообществу, и конвенционные, т.е. причиняющие вред тем или иным международным отношениям в тех или иных сферах взаимодействия государств - экономической, дипломатической, экологической и т.д. Названные классификации не противоречат друг другу, поскольку они основываются на двух основаниях деления: материальном - характере и степени опасности для международных отношений и юридическом - видах норм международного права, ими нарушенных.
Согласно универсальному принципу международные преступления по общему международному праву влекут уголовную ответственность независимо от места совершения. Виновные в них могут находиться на территории любого государства, в открытом море или космическом пространстве. Международный уголовный суд или трибунал и суды государств вправе осуществлять правосудие непосредственно на основе норм международного права. В уставах и статутах таких судебных органов предусмотрены наказания за них (в Нюрнбергском, Токийском уставах, уставах ad hoc для бывших Югославии и Руанды).
Ответственность за преступления международного характера регулируется внутренним уголовным законодательством и осуществляется национальными правоохранительными и судебными органами.
С 50-х гг. ХХ в. в международном праве выделяют новое направление "международное гуманитарное право". Появившееся сначала в доктрине, оно вскоре получило нормативный статус. Под международным гуманитарным правом понимается система юридических принципов и норм, применяемых как в международных, так и немеждународных вооруженных конфликтах, устанавливающих взаимные права и обязанности субъектов международного права по запрещению или ограничению применения определенных средств и методов ведения вооруженной борьбы, обеспечению защиты жертв конфликта в ходе этой борьбы и определяющих ответственность за нарушение этих принципов и норм*(414).
Принципы международного уголовного права трактуются в теории по-разному. Их анализ не входит в предмет данного раздела уголовного права. Важно лишь отметить, что они не всегда совпадают с принципами уголовного права и, прежде всего, применительно к международно-правовой ответственности государств.
Международное уголовное право отличается от одноименной отрасли "международное право". Для различения представляется целесообразным именовать их по-разному. Международным уголовным правом следует называть отрасль международного публичного права. Подсистему уголовного права обозначать как совокупность уголовно-правовых норм об ответственности за международные преступления и преступления международного характера.
Различия между ними касаются принципов, видов противоправности, субъектов, наказания и юрисдикции. Уголовное законодательство включает в себя исключительно уголовно-правовые нормы. Нормы иных отраслей права - уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, судоустройства, криминолого-профилактические лежат за его пределами. Источником уголовного права о международных правонарушениях является только Уголовный кодекс РФ, ч. 1 ст. 1 которого прямо говорит: "Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса". Часть 2 ст. 1 гласит: "Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права". Разница в словах "состоит" и "основывается" означает, что уголовное законодательство должно следовать предписаниям Конституции РФ и международного права, не противоречить им. Все нормы международного уголовного права вступают в силу после их ратификации и имплементации.
Механизмы имплементации в международном, государственном и уголовном праве разработаны пока недостаточно*(415). Английское слово "implementation" означает "осуществление", "выполнение". Способы имплементации - инкорпорация, трансформация, а также общая, частная или конкретная отсылка. При инкорпорации международно-правовые нормы без каких-либо изменений дословно воспроизводятся уголовным правом. При трансформации происходит определенная переработка пакета норм соответствующего международного договора. Главное требование имплементации - строгое следование целям и содержанию международного установления. Вместе с тем допустимы словесно-терминологические отступления.
Имплементация норм международного уголовного права в УК РФ чрезвычайно осложнена ввиду особенностей российского уголовного законодательства. Оно заметно отличается от англосаксонской системы уголовного права, на которое чаще всего ориентированы нормы международного права, и в немалой степени от континентальной. Иллюстрацией может служить проблема имплементации Конвенции Комитета министров Совета Европы "Об уголовной ответственности за коррупцию". Конвенция была подписана 27 января 1999 г. на уровне министров внутренних дел. Понятие "коррупция", содержащееся в Конвенции, ответственность за нее не воспринимаются единообразно даже российскими учеными и практиками. Это наглядно продемонстрировала международная Конференция в сентябре 1999 г. в Москве, посвященная данной проблеме. Еще более сложной будет сама имплементация этого международного документа в законодательство России. Об этом можно судить по таким обстоятельствам. УК РФ не знает понятия "активный" и "пассивный" подкуп, так как по-разному оценивает коммерческий подкуп и взяточничество должностным лицом. Подкуп членов международных парламентов (по ст. 10 Конвенции), судей и должностных лиц международных судов (ст. 11 Конвенции) российским УК не предусмотрены в качестве самостоятельных составов преступлений и т.д. Исследователи насчитывают, по крайней мере, 15 несоответствий этого Кодекса названной Конвенции*(416).
Однако, несмотря на сложности имплементации, вступившие в законную силу международные договоры должны быть инкорпорированы либо трансформированы в российское законодательство о противодействии преступности - в уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, криминологическое, как это было до сих пор с конструкцией уголовно-правовых норм о преступности против мира, военных и прав человека, а также о преступлениях международного характера.
Во всяком случае, представляется очевидным, что международное уголовное право прямо и непосредственно в России не применяется. Противоправность международных преступлений только уголовно-правовая, согласно понятию "преступление" (ст. 14 УК), а не смешанная.
В вопросе о соотношении международного уголовного права и уголовного права о международных преступлениях позиции государств подразделяются на монистические и дуалистические. Первые не признают прямого действия международного уголовного права на своей территории (например, США), вторые считают правомерной параллельную юрисдикцию международного и внутреннего уголовного права. Более правильной представляется вторая позиция государств. Но она сможет реализоваться с принятием Кодекса о международных преступлениях, созданием полицейской и судебной систем международного правосудия.
Внутри преступлений международного характера обоснованно выделить группу тех общеуголовных преступлений, у которых наличествует международная опасность, но последняя еще не признана таковой соответствующими актами международного уголовного права. Иными словами, эти преступления причиняют ущерб, минимум, двум, а, как правило, большему числу государств, но их международная противоправность еще в процессе оформления.
Примером могут служить компьютерные преступления. Они причиняют колоссальный материальный ущерб государствам, и прогноз об их международной опасности в XXI в. весьма неблагоприятный. В п. 18 Венской декларации о преступности и правосудии (2000 г.) сказано: "Мы принимаем решение разработать ориентированные на конкретные действия программные рекомендации в отношении предупреждения преступлений, связанных с использованием компьютеров, и борьбы с ними, и мы предлагаем Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию приступить к работе в этом направлении, принимая во внимание работу, которая ведется в других формах. Мы также обязуемся работать в направлении укрепления наших возможностей по предупреждению, расследованию и преследованию преступлений, связанных с использованием высоких технологий и компьютеров".
Преступные посягательства на мировое сообщество и международный правопорядок по характеру и степени опасности, а также по формам юридического запрета общим международным правом или региональными конвенциями дифференцируются на два вида.
Международные преступления - это преступления против мира, человечества (человечности) и военные. В российском Уголовном кодексе ответственность за них регулируется гл. 34 разд. XII.
Преступления международного характера - общеуголовные преступления, причиняющие ущерб в той или иной области межгосударственных отношений, но не посягающие на основы существования человечества. Межрегиональные соглашения направлены на борьбу с наркотизмом, порнографией, фальшивомонетничеством, контрабандой, незаконным оборотом оружия, торговлей людьми и др. Многими государствами уже достигнута договоренность о необходимости пресечения преступных посягательств на окружающую среду, на национальное и культурное наследие народов, столкновения судов и неоказания помощи на море, преступления на континентальном шельфе, разрыв или повреждение подводного кабеля и др. Ответственность за них предусмотрена в различных главах УК РФ. Например, нормы об ответственности за терроризм и захват заложника предусмотрены в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности"; об ответственности за уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации - в гл. 26 "Экологические преступления"; нарушение правил международных полетов - в гл. 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта"; за расовую, национальную или религиозную дискриминацию - в гл. 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства" и т.д. Транснационализация преступности будет все более расширять круг преступлений международного характера.
Конструкция составов международных преступлений отличается сложностью: составные, альтернативные, длящиеся, продолжаемые. Все нормы бланкетные и отсылают к международному уголовному праву. Поэтому ссылки на основные нормы последнего целесообразно приводить в конце соответствующей статьи Уголовного кодекса. По нашему мнению, это правило надо распространить и на нормы о преступлениях международного характера. Такой юридико-технический прием позволит правильнее применять нормы о соответствующих преступлениях.

_ 2. Преступления против мира

Ответственность за данные преступления предусмотрена ст. 353 УК "Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны"; ст. 354 "Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны" и ст. 360 "Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой".
Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК). Эта статья предусматривает два состава: 1) планирование, подготовка или развязывание агрессивной войны и 2) ведение агрессивной войны.
Уже в 1923 г. агрессивная война была объявлена Лигой Наций международным преступлением. В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. агрессия определена как "применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН".
Основными современными международно-правовыми источниками являются Устав ООН, Уставы международных военных трибуналов для суда над главными военными германскими и японскими преступниками, Уставы Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде 1991 и 1994 гг. и резолюция "Определение агрессии", принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 г. Устав ООН устанавливает в ч. 4 ст. 2, что государства-члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, содержащей определение агрессии, зафиксировано, что "агрессией является применение государством вооруженной силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным образом, несовместимым с Уставом ООН". При определении агрессора за основу взят признак первенства (или инициативы) совершения акта агрессии.
Объектом агрессии выступают основы мира, т.е. мирного взаимодействия государств при решении любых проблем, исключающего какое-либо насилие.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 353 УК, охватывает три альтернативных вида деятельности (продолжаемых и длящихся деяний): планирование, подготовку и развязывание агрессивной войны.
Статья 3 резолюции ООН "Определение агрессии" относит к ней следующие деяния:
вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства;
военную оккупацию, какой бы временной она ни была, как следствие вооруженного вторжения;
аннексию территории другого государства или части его;
бомбардировку или применение любого другого оружия против территории другого государства;
блокаду портов или берегов одного государства вооруженными силами другого;
нападение вооруженными государствами на сухопутные, морские или воздушные силы или морской или воздушный флот другого государства;
применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных соглашением;
продолжение пребывания вооруженных сил на такой территории по прекращении действия соглашения;
действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;
засылку государством или от его имени вооруженных банд, групп и регулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства.
Противоположна агрессивной войне война неагрессивная, справедливая, освободительная. Так, война за независимость в Северной Америке 1775-1783 гг. - освободительная война 13 английских колоний, в результате которой образовалось независимое государство США. Освободительный характер носила и война сопротивления вьетнамского народа (1945-1954) против французской интервенции и против американской агрессии (1961-1973). Война фашистской Германии против СССР - агрессия. Великая Отечественная война советского народа в 1941-1945 гг. - справедливая, освободительная.
Внутригосударственные вооруженные конфликты, например, в Чечне - субъекте Российской Федерации, или в Приднестровье - регионе Молдовы, не носят международного характера. Совершенные в ходе таких конфликтов преступления - убийства, захват заложников, диверсии, террористические акты и т.д. - квалифицируются как общеуголовные внутригосударственные преступления.
Планирование агрессивной войны - это разработка ее идейно-политической и военной концепции, составление стратегии и тактики военных действий, мобилизационных планов, разработка предложений по структуре, составу, дислокации и задачам вооруженных сил, организация разведывательной деятельности, перевод промышленности на военные рельсы, информационная деятельность и другие первоначальные этапы развязывания агрессии.
Так, согласно разработанному фашистской Германией плану "Барбаросса" осуществлялась молниеносная, по замыслу высшего государственного, военного и военно-промышленного руководства, война против СССР. Планирование агрессии не ограничивается составлением военных планов, оно охватывает также экономическое, дипломатическое, политическое создание условий для развязывания агрессивной войны. Наращивалось военно-промышленное производство, создавались резервы продовольствия и горючего, проводились штабные учения и маневры войск, активизировалась внешняя разведка, осуществлялась широкая дезинформация мировой общественности, особенно правительства и населения СССР, по маскировке приготовления агрессии против Советского Союза.
Фриче, второе, после Геббельса, лицо, руководил германской прессой, а затем радио. Он годами отравлял эфир призывами к агрессии против Европы и СССР. 7 апреля 1945 г. еще призывал нацистов к террористической борьбе с войсками антигитлеровской коалиции. Однако Международный военный трибунал его оправдал. Особое мнение с несогласием оправдания выразил судья от СССР*(417).
Столь же вопиюще несправедливым было оправдание крупнейшего германского промышленника и банкира Шахта. Он, начиная с 1932 г., экономически обеспечил приход к власти Гитлера и последующую немецко-фашистскую агрессию. Шахт на суде признал, что лично руководил захватом Чехословацкого национального банка.
Подготовка агрессивной войны - конкретные приготовительные действия, которые, как всякое приготовление (см. ст. 30 УК), создают благоприятные условия для последующего развязывания и ведения агрессивной войны. Они реализуют стратегические и тактические планы агрессии вполне определенными по времени, пространству и путем исполнения действиями. Таковы бомбардировки территории другого государства, частичные локальные вторжения, блокирование отдельных портов для провокации конфликта, объявление боевой готовности армии и т.п. действия, за которыми следует развязывание войны.
Примером подготовки агрессивной войны является рекогносцировка, т.е. разведка противника и местности в районе предстоящего вторжения, осуществляемая командующими и командирами армий и воинских частей.
Развязывание агрессивной войны - это уже факты агрессии, предшествующие полномасштабному ведению агрессивной войны. К ним относятся дипломатические демарши с агрессивными целями, разведка боем, т.е. отдельные вооруженные нападения на пограничников другого государства, захват его судов и т.п. отдельные акты агрессивного поведения. В соответствии с международным правом развязывание агрессии причисляется к актам агрессии.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел во всех видах, в том числе неконкретизированный и альтернативный в отношении фактически наступившего бульшего или меньшего ущерба от развязывания агрессивной войны. Лицо сознает, что планирует, подготавливает либо развязывает агрессивную войну, предвидит в обобщенном виде тяжкие последствия этого и желает их причинить.
Субъект преступления - общий, т.е. физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Практически же, что вытекает из толкования объективной и субъективной сторон деяния, субъектом является представитель высшей государственной, политической, военной, военно-промышленной власти. Это подтверждают и приговоры над главными военными преступниками в Нюрнберге и Токио. Нижестоящие лица отвечают за совершение международных военных преступлений, применение средств массового поражения, геноцид, наемничество.
Часть 2 данной статьи содержит квалифицированный состав - ведение агрессивной войны.
Ведение агрессивной войны предполагает полно- и широкомасштабную агрессию против другого государства в виде наступления, нападения, вторжения его на территорию с целью захвата либо с иными геополитическими целями, чем подрываются основы международной безопасности.
Так, в 4 часа утра 22 июня 1941 г. нацистская Германия нанесла бомбовый удар по Киеву и другим городам СССР. Тем самым был осуществлен акт агрессии в виде развязывания агрессивной войны. В тот же день германские регулярные войска начали вторжение на территорию Советского Союза на всем протяжении западной государственной границы. Началось четырехлетнее ведение агрессивной войны.
Попытка наказания Вильгельма II, бывшего германского императора, за развязывание первой мировой войны была предпринята в 1919 г. Экс-император бежал в Голландию, которая его не выдала вопреки требованиям Версальского мирного договора.
За агрессию и военные преступления во второй мировой войне 1939-1945 гг. к смертной казни через повешение были осуждены в Нюрнберге и Токио главные германские и японские преступники.
В 1998-1999 гг. агрессию против Югославии совершила военная коалиция НАТО при активном содействии США. В двух томах Белой книги собраны документы, свидетельства очевидцев, фотографии о международных преступлениях руководства НАТО в виде агрессии и военных преступлениях. Агрессия практически всегда сопровождается грубейшими военными посягательствами на мирное население, больницы, заводы, другие объекты жизнеобеспечения граждан.
Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354 УК). Международная опасность призывов к развязыванию агрессивной войны заключается в идеологическом, политическом, психологическом ущербе системе мирного разрешения межгосударственных конфликтов. Такие призывы являются психологической подготовкой агрессии, поджигательством войны. Они отличаются от подготовки агрессивной войны психологическим, информационным содержанием, нацеленным на внедрение в общественное сознание и эмоции населения идеи агрессивной войны, ее необходимости и правомерности для решения межгосударственных проблем.
Объект преступления - мировая информационно-психологическая безопасность, система мировоззренческих ценностей народов мира, исключающая насилие как средство решения межгосударственных вопросов.
Объективная сторона преступления выражается в активных действиях в форме публичных призывов к развязыванию агрессивной войны.
"Публичность" означает осуществление призывов в присутствии других лиц и для них. Чаще всего призывы обращаются к достаточно большому числу слушателей: толпе, собранию, населению региона или страны.
Призывы - это устные или письменные обращения к той или иной аудитории слушателей, читателей с целью убедить их в необходимости, целесообразности агрессии как единственного средства разрешения конфликта разного содержания и исторического происхождения.
Геббельсовская пропаганда национал-социалистического режима германского третьего рейха с середины 30-х до середины 40-х гг. массированно внедряла в сознание своих граждан и граждан других стран идеи справедливости и победоносности войны Германии против государств Европы и СССР.
Призывы отличаются от подстрекательства к развязыванию агрессивной войны меньшей конкретизированностью и большей идеологизированностью. К тому же подстрекательство осуществляется в отношении конкретных лиц, а призывы адресованы неопределенно широкому кругу лиц. Призывы могут носить эпизодический характер, однако обязательна их направленность именно на развязывание агрессивной войны, а не абстрактный антипацифизм. Одноразовый призыв состава преступления не образует, поскольку ст. 354 говорит о "призывах", а не о "призыве".
Субъективная сторона - прямой умысел.
Субъект преступления - общий.
Квалифицирующими признаками в ч. 2 этой нормы названы способ - использование средств массовой информации и субъект - лицо, занимающее высшую государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Федерации.
К средствам массовой информации, о которых говорит ч. 2 ст. 354 УК, относятся печать, аудио- и видеосредства передачи сведений с целью утверждения тех или иных идеологических, политических, моральных, правовых и прочих ценностей в аудиториях читателей, слушателей, зрителей.
Государственная должность, согласно Федеральному закону от 31 июля 1995 г. N 119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации"*(418), - это должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Федерации, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией РФ, с установленным кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий данного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение этих обязанностей.
Государственные должности подразделяются на категории "А", "Б" и "В". Субъект данной нормы относится к категории "А" и 5-й группе государственных должностей государственной службы. Эти должности, устанавливаемые Конституцией РФ, конституциями, уставами субъектов Федерации, - для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. К ним относятся Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ, депутаты, министры. Исчерпывающий перечень должностей категорий "А", "Б" и "В" дается в Реестре государственных должностей в Российской Федерации.
Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК). Описанные в данной статье виды нападений нацелены на провокацию войны или осложнение международных отношений. Преступления против лиц, пользующихся международной защитой, считаются также проявлением международного терроризма. Выделение его в самостоятельный состав обусловлено особым статусом дипломатов и других лиц, пользующихся международной защитой. Чаще всего его совершают разного рода экстремистские группировки для давления на правительство, например, с целью освобождения заключенных, обмена дипломатов на то или иное арестованное лицо и т.д.
Запрет данного преступления содержится в Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г. (вступила в силу в СССР 20 февраля 1977 г.) и в Конвенции о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала 1994 г. В Уголовном кодексе 1960 г. имелась ст. 67 "Террористический акт против представителя иностранного государства". Цель этого преступления - провокация войны или международные осложнения.
Объект преступления - международный дипломатический правопорядок, обеспечивающий мирное сотрудничество государств.
Предмет и потерпевший - обязательные элементы состава. Потерпевший - это лицо, пользующееся международной защитой. К лицам, пользующимся международной защитой, относятся: 1) глава государства, в том числе каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства согласно конституции соответствующего государства, глава правительства или министр иностранных дел, находящийся в иностранном государстве, а также сопровождающие его члены семьи; 2) любой представитель или иной агент межправительственной международной организации, который, во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помещения или его транспортных средств было совершено преступление, и в месте совершения такого преступления имеет право в соответствии с международным правом на специальную защиту от любого нападения на его личность, свободу и достоинство. Также охраняются проживающие с ним члены его семьи. Ограничений по возрасту последних, в отличие от дипломатического иммунитета, Конвенция не содержит.
Таким образом, представители иностранного государства - это иностранные граждане, которые обладают правом представлять свое государство вовне, выступая от его имени. Сотрудниками, пользующимися международной защитой, являются также работники дипломатических служб, консультанты и др.
Предмет преступления в виде помещений, жилища, транспортного средства должен иметь статус официального, и нападение на него должно преследовать цель психической угрозы или физического насилия для провокации войны или осложнения международных отношений.
Объективная сторона преступления выражается в нападении на лиц, помещения и транспорт, которые пользуются международной защитой. Нападение - это физическое или психическое (угроза) воздействие на потерпевшего. Физический вред может выражаться в причинении вреда здоровью различной степени тяжести вплоть до умышленного причинения тяжкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств (ст. 111 УК).
Конвенция 1973 г. к преступлениям против лиц, пользующихся международной защитой, относит:
убийства, похищение или другие нападения на личность или свободу лица, пользующегося международной защитой;
насильственное нападение на официальное помещение или транспортные средства лица, пользующегося международной защитой, которое может угрожать личности или свободе последнего;
угрозу такого нападения;
попытки любого такого нападения;
действия в качестве соучастника любого такого нападения.
Каждое государство-участник Конвенции обязано принимать меры для установления своей юрисдикции над указанными преступлениями, когда преступление совершено на территории этого государства или на борту судна или самолета, зарегистрированного в этом государстве, или когда преступник является гражданином данного государства.
Виновное лицо осуждается по национальному уголовному законодательству либо выдается заинтересованному государству или межправительственной международной организации, агентом либо любым должностным лицом которого является потерпевший, пользующийся международной защитой согласно общепринятому международному принципу "или выдай, или суди" ("qui declere qui judicare").
Меры предупреждения и наказания, предусмотренные Конвенцией 1973 г., оказались недостаточными для обеспечения безопасности персонала ООН, нападения на который участились. 9 декабря 1994 г. была принята Конвенция о безопасности персонала ООН. В соответствии с Конвенцией к персоналу ООН (по тексту ст. 360 - сотрудник международной организации) относятся:
лица, привлеченные или направленные Генеральным секретарем ООН в качестве военного, полицейского или гражданского компонентов операции ООН;
другие должностные лица и эксперты, командированные ООН или ее специализированными учреждениями или Международным агентством по атомной энергии, которые находятся в районе проведения операции ООН в официальном качестве.
Под "связанным с ООН персоналом" понимаются:
лица, назначенные правительством или межправительственной организацией с согласия компетентного органа ООН;
лица, привлеченные Генеральным секретарем ООН или специализированным учреждением ООН, или Международным агентством по атомной энергии;
лица, направленные гуманитарной неправительственной организацией или гуманитарным учреждением в соответствии с соглашением с Генеральным секретарем ООН или со специализированным учреждением, или Международным агентством по атомной энергии, для осуществления деятельности в поддержку выполнения мандата операции ООН.
Под "операцией ООН" имеется в виду операция, проводимая под руководством и контролем ООН, когда она осуществляется в целях поддержания или восстановления международного мира и безопасности или когда Совет Безопасности или Генеральная Ассамблея объявляют о том, что существует особый риск в отношении персонала, участвующего в этой операции.
К преступлениям против персонала ООН относятся те же деяния, которые предусмотрены в Конвенции 1973 г.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел. Обязательный элемент состава - цель: провокация войны или осложнение международных отношений.
Субъект преступления - общий. За умышленное убийство и причиненный тяжкий вред здоровью во время нападения ответственность по совокупности, согласно ст. 20 УК, наступает с 14 лет.
В группе преступлений против мира не предусматривается освобождение от уголовной ответственности (ч. 4 ст. 78) и от наказания (ч. 4 ст. 83 УК) ввиду истечения сроков давности.

_ 3. Военные преступления

К военным преступлениям УК РФ относит три деяния: разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения (ст. 355), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356), наемничество (ст. 359).
Российское уголовное законодательство не употребляет термина и понятия "военные преступления", которые широко используются в международном праве. В этом отношении позиция, изложенная в Уголовном кодексе Республики Беларусь, более удачная. Разделив нормы о международных преступлениях на две главы, гл. 18 в Кодексе названа "Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев войны". В ней семь статей: вербовка, обучение, финансирование и использование наемников; наемничество; применение оружия массового поражения; нарушение законов и обычаев войны; преступное нарушение норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов; бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта; незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами.
Производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355 УК). Объектом этого преступления являются международные отношения в сфере оборота химического, биологического, ядерного и иных видов оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации.
Предмет - обязательный элемент состава. Это оружие массового поражения. Международное законодательство относит к оружию массового поражения такое оружие, которое действует неизбирательно путем взрыва или при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое, бактериологическое оружие, токсичное и любое другое оружие, разрабатываемое для будущего и обладающее свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия, способного причинить смерть людям либо вред их здоровью. Законом РФ от 29 апреля 1993 г. в Уголовный кодекс 1960 г. были включены ст. 67.1 и 67.2 об ответственности за применение биологического оружия и его оборот (разработку, производство, приобретение и пр.). В примечании к ст. 67.2 содержалось следующее детальное толкование понятия "биологическое оружие": "Под биологическим оружием в статьях 67.1 и 67.2 понимаются любой живой организм, в том числе микроорганизм, вирус или другой биологический агент, а также любое вещество, произведенное живым организмом или полученное методом генной инженерии, или любое его производное, а равно средства их доставки, созданные с целью вызвать гибель, заболевание или иное неполноценное функционирование человеческого или другого живого организма, заражение окружающей природной среды, продовольствия, воды или иных материальных объектов".
Химическое оружие - это отравляющие вещества, а также средства их доставки и применения: ракеты, снаряды, мины и другие заряды в виде химических веществ. Еще в 1925 г. Женевский протокол запретил применение химического оружия. В первой мировой войне германская армия применяла химическое оружие, в частности, иприт.
Токсичное оружие - это оружие, основанное на действии ядовитых белковых веществ, продуктов обмена веществ ряда микроорганизмов, а также некоторых ядовитых животных и растений, способных вызвать заболевание или гибель животных и человека.
Ядерное оружие представляет собой ядерные боеприпасы, средства их доставки к цели и средства управления. Поражающее воздействие оказывают образующаяся при взрыве ударная волна, световое облучение, проникающая радиация и радиоактивное заражение. Типы такого оружия - ядерное, термоядерное и нейтронное. В 1982 г. СССР взял на себя одностороннее обязательство не применять ядерное оружие первым.
Несмотря на наличие общепризнанной нормы международного права, запрещающей решение международных споров путем войны, а тем более с использованием ядерного оружия, на 2000 г. нет ни одной международно признанной нормы, запрещающей использование ядерного оружия или угрозу его применения. И это несмотря на очевидность того факта, что ядерное оружие по своим разрушительным свойствам превосходит, как показывает опыт применения его при бомбежках американскими летчиками в 1946 г. японских городов Нагасаки и Хиросимы, а также авария на Чернобыльской АЭС, последствия которой поныне сказываются на здоровье граждан России, Белоруссии, Украины спустя 10 лет, мощность обычных вооружений.
Среди ученых-международников мнения относительно запрещения ядерного оружия расходятся. Одни считают, что запрещения о применении оружия массового поражения, которые содержатся в Декларации 1868 г., Гаагских конвенциях 1899 г. и 1907 г. и Женевском протоколе 1925 г., должны быть распространены на ядерное оружие; другие относят его к дозволенным средствам ведения войны, поскольку нормативно такого запрета в международном праве нет, а применение нормы по аналогии противоречит принципам права; третьи допускают возможность использования в данном случае института аналогии*(419).
Очевидно, что позиция государств, не обладающих ядерным оружием (а их абсолютное большинство), может не совпадать с мнением ядерных держав (США, Россия, Китай, Франция, Пакистан).
Генеральная Ассамблея ООН обратилась в Международный суд для консультативного заключения о законности угрозы ядерным оружием и его применения. Консультативное заключение от 8 июля 1996 г. оказалось противоречивым. Суд признал незаконность применения ядерного оружия в принципе. Однако далее отметил, что с учетом нынешнего состояния международного права и тех материалов дела, которыми Суд располагает, Суд не может сделать окончательный вывод о том, будет ли угроза ядерным оружием или его применение законными или незаконными в чрезвычайном случае самообороны, когда под угрозу поставлено само дальнейшее существование государства*(420).
Статья 355 УК РФ распространяет свое действие на оружие массового поражения, "запрещенного международным договором Российской Федерации", следовательно, если такого вступившего в законную силу договора нет, отсутствует и уголовная противоправность угрозы и применения ядерного оружия.
Перечень видов оружия массового поражения в ст. 355 УК не исчерпывающий. Появление новых его видов влечет уголовную ответственность при наличии опять же международного договора Российской Федерации. Процедура заключения и вступления в законную силу такого договора довольно долгая. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить слова "о запрете международными договорами", на "запрет нормами международного права". Если какой-то вид оружия массового поражения (например, лучевое, инфракрасное, генетическое) будет запрещен международным договором без участия России, она окажется из-за сложности процедуры присоединения и ратификации довольно длительное время без защиты от этих новых видов оружия массового поражения. Замена запрета международным договором на запрет нормами международного права могла бы оградить нашу страну от угрозы и применения такого оружия*(421). Таких норм в международном гуманитарном праве немало.
Так, запрещено применять оружие с неизбирательным поражением гражданского населения и гражданских объектов - храмовых, медицинских, культурных, исторических и др., частной собственности, враждебное воздействие на природную среду. Запрещено помимо оружия экологической войны также оружие геофизической войны. Под геофизической войной понимается преднамеренное управление природными процессами, которое может вызвать ураганы, землетрясение, выпадение осадков в виде дождя или снега.
Имеются международно-правовые запреты применения и некоторых видов обычного оружия. Еще Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль (Санкт-Петербург, 1868 г.) прямо устанавливала, что стороны "предоставляют себе право входить впоследствии между собой в новое соглашение всякий раз, когда с целью поддержать поставленные принципы и для соглашения между собой требований войны и законов человеколюбия, вследствие усовершенствований, произведенных науками в вооружении войск, будет сделано какое-либо определенное предложение".
В 1983 г. вступила в силу Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. Неизбирательность и чрезмерность повреждений делает их близкими к оружию массового поражения. Разница - в отсутствии у них массовости поражения. Взамен этого признака наличествует чрезмерность повреждений.
Такое запрещенное оружие наказуемо по ст. 356 УК "Применение запрещенных средств и методов ведения войны".
Объективную сторону преступления альтернативно образуют пять видов оборота оружия массового поражения: разработка; производство; накопление; приобретение; сбыт.
Разработка означает теоретическое обоснование и проведение исследовательской работы, в результате которых получается соответствующий вид оружия.
Производство оружия массового поражения представляет собой действия, направленные на серийный промышленный выпуск.
Накопление означает создание соответствующих запасов оружия массового поражения.
Приобретение оружия массового поражения предполагает любые пути и средства завладения им: покупка, кража, дарение, обмен, присвоение и пр.
Сбыт - отчуждение предметов преступления во владение других лиц: продажа, обмен, дарение.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: лицо осознает, что, совершая указанные действия, оно создает угрозу безопасности мира и человечества и желает этого (иногда из корыстных побуждений).
Субъект преступления - общий.
Приобретение или сбыт оружия массового поражения как международное военное преступление отличается от состава преступления, предусмотренного ст. 189 УК "Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники". Данное преступление - общеуголовное. Его родовой объект - интересы экономической деятельности. Цели использования в вооруженных конфликтах оно не преследует. При наличии же такой цели имеет место приготовление к производству оружия массового поражения.
В последнее время в России в связи с кризисом военно-промышленного комплекса получили распространение хищения радиоактивных материалов с целью сбыта, в том числе за границу. Это корыстное деяние, как и всякое иное хищение чужого имущества, к международным преступлениям отношения не имеет. Сказанное распространяется и на преступления, предусмотренные ст. 220 УК "Незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами". Последними являются материалы, которые самопроизвольно превращают неустойчивые атомные ядра в ядра других элементов, сопровождающиеся испусканием ядерных излучений.
Для России, как и для других государств, актуальна проблема захоронения радиоактивных отходов с содержанием радиоактивных веществ выше нормы безопасности. Ответственность в этих случаях наступает по ст. 247 УК "Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов".
Применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК). Следует отметить, что заголовок статьи уже ее содержания. В ней речь идет не только о "праве войны", но и о "праве вооруженных конфликтов", которые шире войны. Кроме того, объективная сторона преступления описана намного подробнее, и применение запрещенных средств и методов - лишь одна из разновидностей действий, входящих в нее.
В международном праве регламентация наказуемости этих деяний появилась в начале ХХ в. в Гаагской конвенции 1907 г. "О законах и обычаях сухопутной войны". Она запретила обращение к таким наиболее опасным методам ведения войны, как бесчеловечное обращение с военнопленными, применение отравляющего оружия, неправильное использование флагов о перемирии и т.п. Устав Нюрнбергского военного трибунала признал военными преступлениями не только деяния, совершенные на поле боя, но и шире - во время войны. В частности, он признал военными преступлениями убийство, истязание, увод в рабство гражданского населения оккупированной территории. Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. "О защите гражданского населения во время войны"*(422) помимо войны говорит о военных преступлениях в вооруженном конфликте. Последний, в свою очередь, подразделяется на международный и внутригосударственный (немеждународный по характеру). Государства, ратифицировавшие Конвенцию, обязаны бороться с преступлениями как международного, так и немеждународного характера.
Объектом преступления выступают международные правоотношения в сфере соблюдения правил ведения войны или разрешения вооруженных конфликтов.
В отличие от ст. 353 УК, запрещающей в целом агрессивную войну с момента ее планирования, Женевская конвенция устанавливает наказуемость бесчеловечных методов и средств ведения войны и вооруженных конфликтов, независимо от того, были ли эти вооруженные конфликты" связаны с агрессией или нет. Понятие "вооруженный конфликт" шире, чем понятие "война". Оно включает все разновидности применения оружия при решении конфликтов между государствами, независимо от того, касаются ли они территориальных, экономических, политических или социальных притязаний.
В ст. 3 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. "О защите гражданского населения во время войны" говорится: "В случае вооруженного конфликта, не имеющего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять как минимум следующие положения..." Далее идет перечень преступлений в отношении лиц, непосредственно не принимающих участия в вооруженном конфликте по болезни, пленению и другим основаниям. Таковыми признаются посягательства на жизнь и здоровье потерпевших, захват заложников, терроризм, ограбление. При этом раненые, инвалиды и беременные женщины пользуются особым покровительством и защитой. Все, как их именует Конвенция, "покровительствуемые лица" пользуются семейным правом, правом на религиозные убеждения и отправление культовых обрядов, на неприкосновенность их чести и достоинства.
Вооруженные конфликты бывают двух видов: международные, т.е. между двумя или более субъектами международных отношений, суверенными государствами, и внутригосударственные немеждународного характера. Такие многолетние конфликты происходят между Северной Ирландией и Великобританией, басками и испанцами, турками и курдами, террористами Чечни и Россией.
Общепринятое определение международного вооруженного конфликта в теории и законодательстве международного гуманитарного права отсутствует. Поэтому в соответствии с общей концепцией международными можно признавать лишь вооруженные конфликты между двумя государствами. Внутригосударственные вооруженные конфликты квалифицируются национальным уголовным законодательством, как, например, терроризм, захват заложников, пиратство. Так, вооруженный конфликт Таджикистана, России и Узбекистана с талибами в Афганистане - это международный конфликт, между Чечней и Россией - внутригосударственный.
Объективная сторона преступления в диспозиции нормы описана как: а) жестокое обращение с военнопленными; б) жестокое обращение с гражданским населением; в) депортация гражданского населения; г) разграбление национального богатства на оккупированной территории; д) применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации.
Согласно ст. 4 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. "Об обращении с военнопленными" к военнопленным отнесены лица, попавшие во власть неприятеля:
1) принадлежащие к личному составу вооруженных сил сторон, находящихся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольных отрядов, находящихся в составе вооруженных сил;
2) личный состав других ополченческих и добровольных отрядов сторон, находящихся в конфликте и действующих на собственной территории или вне ее при определенных, прямо в Конвенции зафиксированных, условиях;
3) лица, следующие за вооруженными силами, но в них не входящие (военные корреспонденты);
4) члены экипажа судов авиации и торгового флота;
5) население неоккупированной территории, которое борется с оружием для сопротивления, не успев сформироваться в регулярные войска, если они открыто носят оружие, а также другие перечисленные в ст. 4 Конвенции лица.
К военнопленным не относятся медико-санитарный и духовный персонал. Под "ранеными" и "больными" понимаются лица из числа военнослужащих и гражданских лиц, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от любых враждебных действий. Это также относится к роженицам, новорожденным детям и другим людям, которые могут нуждаться в медицинской помощи или уходе, например, беременные женщины, и которые воздерживаются от любых враждебных действий.
К покровительствуемым лицам относятся медико-санитарный и духовный персонал.
Жестокое обращение предполагает причинение физического вреда потерпевшим, акты терроризма и захвата заложников, пытки, добивание раненых, проведение биологических опытов, наказание без суда, репрессии. Посягательство на честь и достоинство, нарушение семейных, религиозных и иных прав без физического насилия состава данного преступления не образует.
Пленные военнослужащие могут быть интернированы в лагеря для военнопленных, в которых должны быть гарантированы снабжение их водой и пищей, мерами здравоохранения и гигиены.
Кроме работ по управлению, оборудованию и содержанию в порядке своего лагеря военнопленные могут быть привлечены в принудительном порядке только к работам: в сельском хозяйстве, в добывающей или обрабатывающей отраслях промышленности, за исключением металлургической, машиностроительной, химической и иных работ военного характера; в работах на транспорте, погрузочно-разгрузочных, не имеющих военного характера; в торговле, ремесле, искусстве; по домашнему хозяйству и коммунальным услугам.
Насколько грубо нарушались эти правила обращения с российскими военнопленными во время второй мировой войны германскими фашистскими оккупантами, убедительно свидетельствуют материалы Нюрнбергского военного трибунала и международной конференции по холокосту весной 2000 г. в Стокгольме*(423).
В немеждународных вооруженных конфликтах их участники статусом комбатантов не обладают, а потому не считаются военнопленными. Дополнительный протокол II Женевского соглашения применяет к ним термин "лица, свобода которых ограничена по причинам, связанным с вооруженными конфликтами". Статья 5 этого Протокола обязывает гарантировать им минимальные условия существования: снабжение продовольствием, водой, санитарно-гигиеническим обслуживанием. Они пользуются правом на получение помощи в индивидуальном или коллективном порядке. При привлечении к работам обязательно соблюдение условий безопасности, аналогичных предоставленным штатскому населению.
Аналогичное жестокое обращение запрещено и в отношении гражданского населения во время межгосударственного вооруженного конфликта. Во время второй мировой войны удельный вес потерь среди гражданского населения составил 48%, в ходе боевых действий в Ливане - 95%.
К гражданскому населению относятся граждане государств, участвующих в конфликте, граждане других государств, в том числе нейтральных, а также граждане государств, не подписавших Женевские конвенции и Дополнительный протокол I. Гражданское население лишается своего статуса и права на защиту, если среди него находятся целые военные подразделения и формирования.
При всех обстоятельствах запрещаются акты насилия или угрозы с целью терроризирования; нападения неизбирательного характера; нападение на гражданское население в порядке репрессалий; использование присутствия или передвижения гражданского населения или отдельных гражданских лиц для защиты от военных действий. Запрещается также перемещать население оккупирующей державы на оккупированную территорию и создавать там поселения. За нарушение этого запрета Израиль неоднократно подвергался осуждению Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН. Под гражданским населением подразумеваются граждане России, лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации, иностранцы, которые не участвуют в вооруженном конфликте и не являются, таким образом, законными комбатантами (воюющими лицами).
Граждане Российской Федерации могут участвовать в международных вооруженных конфликтах, в которых Россия не является стороной конфликта как по специальному правомочию, так и без него (добровольцы). Например, воинские подразделения России участвовали в миротворческих акциях в Югославии по специальному уполномочию Совета Безопасности ООН. В этих случаях они могут оказаться как потерпевшими от военных международных преступлений, так и их субъектами.
Депортация гражданского населения - это его изгнание, высылка, ссылка. Такого рода депортация была осуществлена, например, правительством США во время второй мировой войны в отношении проживающих в Америке японцев.
Разграбление национального имущества на оккупированной территории есть вывоз за пределы оккупированной территории во время международного вооруженного конфликта культурных, исторических, археологических, материальных ценностей.
К национальному имуществу прежде всего относятся культурные ценности. Международные конвенции признают таковыми:
а) ценности, движимые и недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, например, памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных материалов;
б) здания с назначением сохранения или экспонирования движимых культурных ценностей, в частности, музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов;
в) центры сосредоточения культурных ценностей.
В соответствии со ст. 11 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, от 14 ноября 1970 г. "считаются незаконными "принудительный" вывоз и передача права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой".
Дополнительный протокол I к Гаагской конвенции 1954 г. запрещает:
а) совершать какие-либо враждебные акты, направленные против тех исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые составляют культурное и духовное наследие народов;
b) использовать такие объекты для поддержания военных усилий;
c) делать такие объекты объектами репрессалий.
"Разграбление" национального имущества должно толковаться шире, нежели хищение или грабеж. Уничтожение и повреждение также входят в его понятие.
Во время второй мировой войны были уничтожены все находящиеся на оккупированной территории Советского Союза культурные ценности мирового значения. Например, в толстовском музее-заповеднике "Ясная поляна" немецкие фашисты устроили конюшню.
Массовое разграбление в течение всего периода оккупации осуществляли военные и гражданские фашистские оккупанты на территории СССР в 1941-1945 гг. Всего было вывезено около 600 тыс. произведений искусства, в том числе: 40 тыс. наименований из Екатерининского дворца, Янтарной комнаты, музеев Петергофа, Царского села, Пскова и Новгорода, собрание фарфора Екатерины II, 650 икон из коллекции Петра I.
Женевская конвенция "О защите населения" (ст. 147) к серьезным международным преступлениям относит "незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью".
Понятие "военная необходимость" в международных документах не раскрывается. Ее надо оценивать по правилам необходимой обороны, крайней необходимости и обоснованного риска.
Оккупированной признается территория, неправомерно занятая государством-агрессором или являющимся стороной международного вооруженного конфликта. Женевские конвенции и Протоколы к ним распространяют запрет воинских преступлений на все варианты оккупации: частичной или полной, даже если такая оккупация не встретила никакого вооруженного сопротивления.
Применение в вооруженных конфликтах средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, имеет в виду все иные нарушения международных правил ведения войны. Такими в конвенциях названы, например, наказания военнопленных за деяния, не признаваемые преступлениями в его государстве, принудительный труд на военных заводах, принуждение к службе в армии.
Важным уточняющим юридическим признаком военных преступлений выступает указание в ст. 356 УК на то, что незаконные средства и методы разрешения международных вооруженных конфликтов должны быть запрещены международным договором Российской Федерации. Так, Женевские конвенции о защите жертв войны (ратифицированы СССР в 1954 г.) и два Дополнительных протокола к ним (ратифицированы СССР в 1989 г.) являются такими международными договорами Российской Федерации - правопреемницы Союза ССР.
Как известно, ведение войны регулируется не только международными договорами, но и обычаями войны. Это прямо признано в приговоре над главными военными преступниками Германии в Нюрнберге: "международное право не является продуктом международного законодательства: Законы ведения войны можно обнаружить не только в договорах, но и в обычаях, и в практике государств, которые постепенно получили всеобщее признание, и в общих принципах правосудия, применявшихся юристами и практиковавшихся в военных судах".
За полвека, истекших после Нюрнбергского и Токийского судебных процессов, наиболее серьезные военные преступления в виде нарушений правил ведения войны получили юридическое закрепление в международном праве. Ссылка на международный договор РФ в ст. 356 УК означает, что договор должен быть ратифицирован и вступить в силу.
Удачно названы нормы о военных преступлениях в Уголовном кодексе Республики Беларусь: ст. 135 - "Нарушение законов и обычаев войны" и ст. 136 "Преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов". В них точнее, чем в УК РФ, охарактеризованы объекты посягательств. Кроме того, белорусский законодатель сумел устранить бланкетность норм. Правоприменителю не придется при их использовании разъяснять и ссылаться на многочисленные международные конвенции и протоколы к ним, устанавливать их законную силу. Поскольку содержание названных норм способствует раскрытию норм о военных преступлениях по Уголовному кодексу РФ, целесообразно их привести полностью.
В статье 135 УК Республики Беларусь записано:
"1. Принуждение лиц, сдавших оружие или не имеющих средств защиты, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, медицинского, санитарного и духовного персонала, военнопленных, гражданского населения на оккупированной территории или в районе военных действий, иных лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой, к службе в вооруженных силах противника или к изменению либо лишению их права на независимый и беспристрастный суд, либо ограничение права этих лиц на защиту в уголовном судопроизводстве, -
наказываются ограничением свободы от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от трех до семи лет.
2. Причинение тяжких телесных повреждений лицам, названным в части первой настоящей статьи, либо истязания, либо проведение над ними, даже с их согласия, медицинских, биологических и других экспериментов, либо использование их для прикрытия своих войск или объектов от военных действий, либо захват и утверждение таких лиц в качестве заложников, либо угон гражданского населения для принудительных работ, -
наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.
3. Умышленное убийство лиц, названных в части первой настоящей статьи, -
наказывается лишением свободы от восьми до двадцати лет, или пожизненным лишением свободы либо смертной казнью".
Как видно, в приведенной норме исчерпывающе перечислены лица, которым при вооруженных конфликтах вопреки международно-правовым запретам причиняется вред, а также действия, которыми этот вред причиняется. В ст. 356 УК РФ названы лишь военнопленные и гражданские лица, что не согласуется с международным правом о защите жертв войны.
Статья 136 УК Республики Беларусь включает шестнадцать видов нарушений норм международного гуманитарного права. К ним относятся:
1) применение средств и методов ведения войны, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие;
2) умышленное причинение обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде;
3) нападение на обладающие с защитной целью отличительными эмблемами Красного Креста и Красного Полумесяца персонал, строения, оборудование, транспортные формирования и транспортные средства;
4) использование голода среди гражданского населения в качестве метода ведения военных действий;
5) вербовка детей, не достигших 15-летнего возраста, в вооруженные силы либо разрешение им принимать участие в военных действиях;
6) произвольное и производимое в большом масштабе разрушение или присвоение имущества, не вызванное военной необходимостью;
7) превращение неосвобожденных местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;
8) превращение в объект нападения ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, находящихся под особой защитой, при отсутствии военной необходимости;
9) нарушение соглашений о перемирии, приостановлении военных действий или местных соглашений, заключенных с целью вывоза, обмена или перевозки раненых и умерших, оставленных на поле сражения;
10) совершение нападения на гражданское население или на отдельных гражданских лиц;
11) совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население, или гражданские объекты, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерный ущерб гражданским объектам;
12) совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерные потери среди гражданских лиц либо причинит чрезмерный ущерб гражданским объектам;
13) совершение нападения на лицо, заведомо для виновного прекратившее принимать непосредственное участие в военных действиях;
14) перемещение части собственного гражданского населения на оккупируемую территорию;
15) неоправданная задержка репатриации военнопленных и гражданских лиц;
16) применение в вооруженных конфликтах иных средств и методов ведения войны, запрещенных международными договорами Республики Беларусь, -
наказывается лишением свободы на срок от пяти до двадцати лет".
В данной норме обстоятельно раскрываются виды преступлений не только во время войны, но и вооруженных конфликтов. Во второй половине ХХ в. именно они, а не войны стали ареной военных преступлений. Все процитированные виды военных преступлений, за исключением прямо названных в ст. 356 УК РФ, жестокого обращения с военнопленными или гражданским населением, депортации последнего и разграбления национального имущества имеют отношение к применению средств и методов, закрепленных международным договором России.
Весьма подробно описаны составы умышленного нарушения норм гуманитарного права во время внутригосударственного или международного конфликтов в ст. 411 УК Грузии 1999 г. и ст. 116 УК Азербайджанской Республики 1999 г.
Самостоятельно сконструирована в белорусском УК ст. 138 "Незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами". Ограничением свободы до четырех лет или лишением свободы до трех лет наказывается "умышленное использование вопреки международным договорам во время военных действий эмблем Красного Креста, Красного Полумесяца, или охраняемых знаков для культурных ценностей, или иных знаков, охраняемых международным правом, либо пользование государственным флагом или государственными отличиями неприятеля, нейтрального государства, флагом или знаком международной организации.
Аналогичная норма в Уголовным кодексе РФ отсутствует. В Кодексе 1960 г. глава о воинских преступлениях включала статью о незаконном использовании знаков Красного Креста и Красного Полумесяца. По действующему Кодексу такие злоупотребления названными эмблемами могли бы наказываться как незаконные методы и средства ведения военных действий. Однако по характеру общественной опасности они недостаточно тяжелы для признания международными военными преступлениями, наказуемыми лишением свободы до двадцати лет. Поэтому правильнее было бы состав незаконного пользования эмблемами, охраняемыми международным правом, сформулировать отдельно и преследовать как преступления международного характера, а не международное военное преступление.
Субъективная сторона данного преступления - прямой умысел, конкретизированный и неконкретизированный, определенный и неопределенный. Предвидение фактической величины ущерба, как правило (что характерно для большинства международных преступлений), не конкретизировано.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако практика, как показывают процессы над главными военными преступниками второй мировой войны, и деятельность международных трибуналов, образованных для суда над военными преступниками по бывшей Югославии и Руанде, по существу, идет по пути привлечения к ответственности в основном высших государственных и военных деятелей. Аналогичное ограничительное толкование, как ранее отмечалось, дала правоприменительная практика и к норме об агрессивной войне. Национальные военные трибуналы осуждают иных лиц за конкретные преступления. Например, к длительному сроку лишения свободы был осужден американский лейтенант У.Колли, отдавший приказ о сожжении вьетнамской деревни Сонгми. За расстрелы борцов Сопротивления осужден французским судом палач К.Барбье. В Италии за пытки и истязания в гестапо по приговору суда был расстрелян Прибке. Нераспространение сроков давности на международные военные преступления позволяет и по сей день арестовывать и предавать суду военных преступников и их пособников.
Квалифицирующим видом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 356 УК, является хотя бы одноразовое применение оружия массового поражения. (О понятии "оружие массового поражения" см. в толковании ст. 355 УК). Так, применение иприта германскими вооруженными силами в первой мировой войне полностью подпадает под данную статью, ибо запрет на применение химического оружия был установлен еще на Гаагской конференции мира 1907 г. Ссылка на "военную необходимость" при применении оружия массового поражения исключается полностью, ибо такое оружие неизбирательно и собственно военных целей достичь не в состоянии.
Крупномасштабные нарушения международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов происходили с 1991 г. на территории бывшей Югославии. Совет Безопасности ООН учредил Международный трибунал ad hoc, т.е. для конкретного случая осуждения массовых жестокостей в Боснии и Герцеговине. Был принят Устав (Статут). По нему трибунал правомочен наказывать только тюремным заключением. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы не допускаются. Отбывание наказания возможно в любой стране, которая дала на это согласие.
По ст. 2 Статута трибунал наделялся компетенцией судебного преследования лиц, нарушающих положения Женевских конвенций 1949 г. Такими являются:
a) преднамеренное убийство;
b) пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;
c) преднамеренное причинение тяжких страданий или серьезного ущерба физическому состоянию личности или ее здоровью;
d) незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью;
е) принуждение военнопленного или гражданского лица к службе в вооруженных силах вражеской державы;
f) лишение военнопленного или гражданского лица его права на беспристрастное и справедливое провосудие;
g) высылка или незаконное перемещение лиц гражданского населения или незаконное их задержание;
h) взятие в заложники гражданского населения.
Согласно ст. 3 Статута Международный трибунал предпринимает судебное преследование лиц, ответственных за нарушение законов и обычаев войны. К ним, в частности, относятся:
a) применение токсичного оружия или других видов оружия, направленных на причинение излишних страданий;
b) бессистемное разрушение городов или деревень или их разорение, не оправданное военной необходимостью;
c) атака или бомбардировка, вне зависимости от применяемых средств, ничем не защищенных городов, сел, населения или зданий*(424);
d) преднамеренный захват, разрушение или повреждение исторических памятников, произведений искусства, которые составляют культурное или духовное наследие народа, или мест отправления религиозных культов;
e) кражи, грабежи или незаконное присвоение культурных ценностей.
Например, за убийства пациентов госпиталя в Буховере 21 ноября 1991 г. Трибунал осудил Душко Тодича к тюремному заключению. Всего, как отмечалось, на 1 января 2001 г. за военные преступления на территории бывшей Югославии отбывают наказание 35 осужденных гаагским международным трибуналом.
Наемничество (ст. 359 УК). В международном уголовном праве наемничество всегда рассматривалось, наряду с пиратством и другими многочисленными так называемыми конвенционными преступлениями как преступление международного характера. Однако в связи с позицией законодателя, поместившего норму о наемничестве в главу Уголовного кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества, теперь надлежит оценивать его иначе.
Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. также включил наемничество в их число. Статья 23 "Вербовка, использование, финансирование и обучение наемников" содержит подробную характеристику наемника, однако его ответственность не устанавливает.
Статья 359 УК РФ конструирует три состава наемничества. В ч. 1 предусмотрена ответственность за вербовку, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника и за его использование в вооруженном конфликте или в военных действиях. Часть 2 содержит квалифицированный состав. Часть 3 наказывает лишением свободы от трех до семи лет участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.
Наемничество наносит ущерб мирному сотрудничеству государств. Ряд бывших союзных республик СССР, например, Украина, Узбекистан, ввели еще в 1995 г. норму об уголовной ответственности за наемничество. В международном праве Дополнительные протоколы 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. "О защите жертв войны" признали, что наемник не имеет прав законного комбанта, а является военным преступником и подлежит уголовному наказанию. Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. сформулировала самостоятельный состав наемничества*(425).
Объектом наемничества являются международные правоотношения в сфере использования иррегулярных вооруженных сил другого государства для межгосударственного вооруженного конфликта или военных действий.
Устав ООН категорически запрещает наемничество: "каждое государство обязано воздерживаться от организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе и наемников, для вторжения на территорию другого государства".
Объективную сторону наемничества, согласно ч. 1 ст. 359 УК, составляют следующие альтернативные деяния: а) вербовка; б) обучение; в) финансирование или иное материальное обеспечение наемников; г) использование наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.
Вербовка - это действия, направленные на заключение соглашения об оплачиваемом участии лица (наемника) в вооруженном межгосударственном конфликте или военных действиях. Она начинается с поисков кандидатов в наемники, затем психического воздействия на них (уговоры, шантаж, обещания и пр.) с целью вовлечения их в вооруженный конфликт и заканчивается заключением соглашения об этом в разной степени его юридической оформленности.
Обучение имеется в виду военное: передача необходимой образовательной информации, тренировка по обращению с оружием, ведению военных действий, элементам воинской дисциплины.
Финансирование или иное материальное обеспечение - выплата единовременных пособий наемнику, возможно и семье, регулярная заработная плата, обеспечение обмундированием, жильем, питанием и другими материальными благами. Как правило, денежное вознаграждение наемников многократно превышает заработную плату солдат, офицеров и генералов регулярной армии*(426).
Использование в вооруженных конфликтах или военных действиях предполагает вовлечение в непосредственное участие наемника в выполнение боевых заданий, связанных с вооруженным конфликтом или ведением военных действий. Использование наемника в других функциях, например, в мародерстве, насилии, ограблении, образует состав не наемничества, а самостоятельных преступлений: убийства, изнасилования, кражи, если они не подпадают под признаки состава "военные преступления".
Преступление считается оконченным с момента выполнения хотя бы одного из перечисленных действий.
Наемничество может иметь место как в мирное, так и в военное время: в межгосударственных и во внутригосударственных конфликтах.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: субъект осознает, что занимается вербовкой, обучением, финансированием наемника и желает этого.
Субъет преступления по ч. 1 ст. 359 УК - общий.
В качестве квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 359 УК названы: а) использование виновным своего служебного положения и б) совершение деяния в отношении несовершеннолетнего.
Квалифицирующий элемент наемничества - использование служебного положения охватывает сферы как должностной, так и более широкой служебной деятельности. Как правило, она связана с военной службой вербовщика. Однако может использоваться и авторитет цивильного государственного служащего. Известны случаи, когда работники военкоматов завербовывали демобилизованных из армии лиц для участия в вооруженных конфликтах за рубежом. В чеченском и афганском вооруженных конфликтах принимали участие в роли вербовщиков наемников Турция, Пакистан, Афганистан, Иордания, Саудовская Аравия.
Несовершеннолетние, потерпевшие от наемничества, - это лица, не достигшие 18-летнего возраста к моменту их вербовки и иных наемнических действий.
В ч. 3 ст. 359 УК предусмотрен самостоятельный состав преступления. Если в ч. 1 и 2 данной нормы наемник выступает потерпевшим, то в ч. 3 - он субъект преступления, который несет ответственность за участие в вооруженном конфликте или военных действиях.
Участие может выражаться путем нахождения в рядах военных подразделений комбатантов сторон конфликта, в выполнении боевых заданий, наконец, в индивидуально-инициативном поражении противника. Совершениенаемником военных преступлений (ст. 356), геноцида (ст. 357) или экоцида (ст. 358) влечет ответственность по совокупности с фактически совершенными преступлениями. Аналогично квалифицируются по совокупности наемничество с другими общеуголовными преступлениями, совершенными наемниками (убийства, изнасилования, грабежи и т.д.).
Субъективная сторона преступления и со стороны вербовщика, и со стороны наемника - прямой умысел.
Субъект преступления специальный, а именно - наемник.
В примечании к ст. 359 УК содержится исчерпывающая характеристика наемника: "Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей".
Таким образом, наемник - это лицо, которое:
не является гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях. Поэтому, например, российский гражданин не может оказаться наемником, если Российская Федерация участвует в вооруженном конфликте или военных действиях между государствами;
постоянно проживает на территории участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях государства.
Наемником не является лицо, которое направлено для выполнения официальных обязанностей (советники, наблюдатели, журналисты и др.). Такие миротворческие обязанности выполняли по решению ООН, например, воинские подразделения России в бывшей Югославии.
Иначе говоря, наемником может быть гражданин, не являющийся законным комбатантом, который на свой страх и риск в группе либо индивидуально на добровольных, но оплачиваемых началах участвует в вооруженном международном конфликте или военных действиях. Такие отряды, в том числе и из российских граждан, участвовали в боевых действиях в бывшей Югославии.
В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. дается более подробная характеристика наемника. Таковым признается любое лицо, которое:
а) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;
b) принимая участие в военных действиях, руководствуется главным образом желанием получить личную выгоду и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и такой же должности, входящими в личный состав вооруженных сил данной страны;
c) не является ни гражданином страны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте.
"Наемником признается также любое лицо, которое в любой другой ситуации:
a) специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на:
i) свержение правительства или иной подрыв конституционного строя государства; или
ii) подрыв территориальной целостности государства;
b) принимая участие в таких действиях, руководствуется главным образом желанием получить значительную выгоду и которое побуждается к этому обещанием выплаты или выплатой материального вознаграждения;
c) не является ни гражданином, ни постоянным жителем государства, против которого направлены такие действия;
d) не направлено государством для выполнения официальных обязанностей; и
e) не входит в личный состав вооруженных сил государства, на территории которого совершаются такие действия".
К 12,5 годам лишения свободы приговорен дезертировавший из иракской армии Абдель Азиз. С 1998 г. этот наемник объявил себя духовным лидером чеченских бандитов, проводил с ними занятия в учебных центрах, лично дал фетву (религиозное благословение) на вторжение чеченских боевиков в Дагестан.

_ 4. Преступления против человечества

Третья группа преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренных разд. XII Уголовного кодекса РФ, называется преступления против человечества. В Уставе Международного трибунала по Руанде, принятом Советом Безопасности ООН 8 ноября 1994 г., они названы "Преступления против человечности". Уголовный кодекс Республики Польша также использует термин "против человечности".
Преступлениями против человечности ст. 3 Устава по Руанде признаются деяния, "когда они осуществляются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население по национальным, политическим, этническим, расовым или религиозным мотивам:
a) убийство;
b) истребление;
c) порабощение;
d) депортация;
e) заключение в тюрьму;
f) пытки;
g) изнасилования;
h) преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам;
i) другие бесчеловечные акты".
Помимо преступлений против человечности отдельно в Уставе сформулирована норма о геноциде. Состав геноцида сконструирован соответственно норме Конвенции 1948 г. о наказании преступления геноцид.
Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. также различает геноцид и "систематические и массовые нарушения прав человека". Под ними понимаются убийства, пытки, установление или поддержание в отношении лиц положения рабства, подневольного состояния или принудительного труда, преследование по социальному, политическому, расовому, религиозному или культурному признаку, осуществляемые на систематической основе или в массовом масштабе; депортация или принудительное перемещение населения.
Очевидна тенденция международного уголовного права к расширению круга преступлений против человечности. В него включаются не только традиционные геноцид, апартеид и экоцид, но также массовые широкомасштабные и систематические нарушения прав человека. При этом расширяется и мотивация посягательств по сравнению с мотивацией геноцида: появляются социальные, политические и культурные мотивы.
Дискуссия среди специалистов международного права о понятии "международное гуманитарное право"*(427) решается в пользу более широкого его понимания. Оно охватывает не только составы военных преступлений, строго привязанных к обстановке вооруженных конфликтов, но и нарушения основных прав человека в мирное время при условии их постоянного, массового, широкомасштабного совершения.
В Римском статуте Международного уголовного суда, принятом, как отмечалось, 17 июля 1998 г. в Риме Дипломатической конференцией полномочных представителей под эгидой ООН, различаются геноцид и преступления против человечности. В нем подчеркивается, что к преступлениям против человечности действия подпадают под юрисдикцию Суда лишь в том случае, если они совершены в рамках широкомасштабных или систематических нападений на любых гражданских лиц*(428).
Уголовный кодекс РФ к преступлениям против человечности (человечества) отнес два преступления - геноцид (ст. 357) и экоцид (ст. 358).
Состав геноцида раскрывает Конвенция 1948 г. о предупреждении преступления геноцид и наказании за него. Он охватывает действия, совершенные с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:
а) убийство членов такой группы;
б) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное их физическое уничтожение;
г) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.
Состав геноцида в российском Уголовном кодексе строго соответствует данной международной конвенции, воспроизводит его фактически текстуально. Четко и исчерпывающе перечислены четыре группы населения, против которых нацелен геноцид, - национальная, этническая, расовая или религиозная. Между тем в законодательстве ряда других государств состав геноцида расширен за счет увеличения количества групп - пострадавших от геноцида и с несколько иным содержанием умысла.
Так, _ 1 ст. 118 УК Польши 1997 г., не употребляя термина "геноцид", формулирует его состав так: "Кто с целью уничтожения полностью либо частично национальной, этнической, расовой, политической, религиозной группы или группы с определенным мировоззрением совершит убийство либо причинит тяжкий вред здоровью лица, принадлежащего к такой группе". _ 2 данной статьи предусматривает наказуемость создания условий жизни для лиц, принадлежащих к таким группам, которые грозят ей биологическим уничтожением, применяют средства, могущие служить ограничением рождаемости в пределах группы, или отбирают детей у лиц, принадлежащих к ней.
Имплементация международной нормы в польском Уголовном кодексе произведена по типу трансформации. Однако при этом Кодекс серьезно отошел от международно-правового понятия геноцида, что недопустимо при имплементации. Помимо четырех групп, против которых направлен геноцид, в него включены политические группы и группы с определенным мировоззрением. Понятия эти по существу неправовые и допускают самые произвольные толкования. Международное право обоснованно старается избегать каучуковых понятий "политические преступления" и "политические составы и цели".
По аналогичному пути пошел Уголовный закон Республики Латвия 1998 г. Помимо национальной, этнической и религиозной групп потерпевшими от геноцида признаются социальные группы людей и группы людей определенных общих убеждений. Такое произвольное, отступающее от международно-правового определение геноцида позволяет сводить политические счеты с неугодными правящему режиму людьми. Так, в Латвии возбуждаются уголовные дела в отношении работников НКВД, которые в довоенное время, выполняя обязательный для них приказ, применяли административную высылку граждан за пределы республики в связи с раскулачиванием. Как известно, подобного рода грубые нарушения законности имели место повсеместно в СССР в конце 20-х - начале 30-х гг., когда в Сибирь административно выселялись тысячи и тысячи лиц, признаваемых кулаками*(429). Сталинские репрессии осуждены XX съездом КПСС, последующей историографией, политологией, уголовным правом. Однако оценивать их как геноцид юридически неверно.
Следует отметить, что иногда термин "геноцид" в печати употребляется как политико-публицистическое высказывание, а не как юридическое понятие и международное уголовное преступление. Пишут, например, о геноциде в отношении русского народа режима экс-президента Б.Н.Ельцина или о геноциде И.В.Сталина в отношении репрессированных советских граждан. Состав преступления "геноцид" предполагает прямой умысел на полное или частичное уничтожение соответствующих групп населения. Подобный умысел в таких случаях отсутствует.
Планомерно осуществляемый гитлеровский широкомасштабный план истребления еврейского и славянского народов во время второй мировой войны, - это бесспорный геноцид.
Геноцид (ст. 357 УК). Согласно диспозиции ст. 357 - это действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы.
Этимологически "геноцид" происходит от латинского "gens" (род, племя) и "ceadere" (убивать). Статья 1 Конвенции "О запрещении преступления геноцида и наказания за него" устанавливала, что геноцид, независимо от того, совершается он в мирное или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого государства-участники обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение.
Объектом геноцида являются основы человечества и человечности, т.е. международного обеспечения безопасности национальных, этнических, расовых, религиозных групп.
Потерпевшими от геноцида выступают не отдельные лица, члены групп, а сами названные группы в целом, на уничтожение которых нацелено это преступление.
Объективная сторона преступления сформулирована как действия, направленные на полное либо частичное физическое уничтожение указанных групп, их потомства на стадии деторождения. Состав сконструирован как деяние создания угрозы уничтожения групп. Поэтому фактического достижения данной цели не требуется. Наступление тяжких последствий входит в состав геноцида и отягчает ответственность за него в пределах санкции. Причинение смерти с умыслом дает основание для применения смертной казни, предусмотренной в санкции этой нормы.
В законе дан исчерпывающий перечень способов уничтожения групп. Ими являются:
а) убийство членов группы;
б) причинение тяжкого вреда их здоровью. Под ними Конвенция понимает причинение собственно тяжкого вреда здоровью или причинение вреда средней тяжести, а также умственное расстройство потерпевших;
в) насильственное воспрепятствование деторождению. Способы воспрепятствования могут быть самыми различными: генная инженерия, принудительная стерилизация, кастрация, насильственная контрацепция и пр.;
г) принудительная передача детей из одной человеческой группы в другую;
д) насильственное переселение как разновидность создания условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение группы;
е) иное создание условий жизни групп, которые рассчитаны на их уничтожение: экономическая блокада, умышленное создание обстановки экологического бедствия, заражение компонентов экосистемы.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: субъект осознает, что действиями геноцида создает международную опасность человечности и желает этого. В отношении конкретно причиненного вреда или объема угрозы его причинения, как правило, имеется неконкретизированный умысел. В вину вменяется фактически содеянное.
Обязательный элемент состава - цель: полное или частичное физическое уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой.
Субъект преступления общий - т.е. физическое лицо, вменяемое, достигшее 16 лет. Субъекты в возрасте от 14 до 16 лет несут ответственность за конкретные преступления - умышленное убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и иные преступления, за которые установлена наказуемость с 14 лет (см. ст. 20 УК).
Геноцид может иметь международный характер и, подобно вооруженным конфликтам, быть внутригосударственным. Международный геноцид был совершен американскими регулярными войсками во время "грязной" войны во Вьетнаме. Внутригосударственный геноцид осуществили в Кампучии (Камбодже) "красные кхмеры" под руководством Пол Пота и Иенг Сари. По их приказу в 1975-1979 гг. погибло около 3 млн. кампучийцев, или каждый третий гражданин. Истреблялись национальные меньшинства, священнослужители, выходцы из других стран, в массовом порядке убивались малолетние дети. Виновные были заочно приговорены к смертной казни по нормам Указа от 15 июня 1979 г. Народно-революционного Совета Камбоджи за геноцид. К лицам, совершившим геноцид, сроки давности не применяются.
8 ноября 1994 г. был принят Устав Международного трибунала по Руанде. Он предусматривал судебное преследование лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды и соседних государств, в период с 1 января 1994 г. по 31 декабря 1994 г.*(430) Виновные в геноциде были осуждены Международным трибуналом и национальными судами Руанды в соответствии с правилами параллельной юрисдикции.
Политику геноцида с начала 90-х гг. проводит террористический режим Дудаева-Масхадова в Чечне. В результате сотни тысяч русских, составляющих половину населения этой республики, а также ногайцы, дорчинцы, аварцы и другие дагестанские народности вынуждены были, спасая свои жизни, покидать Чечню и становиться беженцами в России и других странах СНГ.
Заведомый геноцид, о чем не раз говорилось в решениях парламента Российской Федерации, осуществляется в отношении русского населения в странах Балтии.
Агрессия НАТО против Югославии в 1998-1999 гг. осуществлялась под лозунгом борьбы с геноцидом сербов в отношении косовских албанцев. По традиционному сценарию, агрессии предшествовала мощная пропагандистская кампания в Европе и США. Лидеры США, ФРГ, Великобритании сообщали мировой общественности, что первоначально убитых албанцев насчитывается от 50 до 100 тыс. После проведенного Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии расследования ему были представлены списки 2018 убитых албанцев, изолированно захороненных в Косово. Могилы "массовых захоронений" косовских албанцев, по данным следствия, оказались пустыми. Обвинения югославских сербов в геноциде оказались ложными.
Натовская дезинформация в отношении Югославии распространяется на Россию. Белград обвиняли в геноциде, Москву обвиняют в гуманитарной катастрофе в Чечне.
В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. ст. 16 "Угроза агрессии" гласит: "Угроза агрессии состоит в заявлениях, сообщениях, демонстрации силы или любых иных мерах, которые дают правительству какого-либо государства веские основания полагать, что серьезно рассматривается возможность агрессии против этих государств". Статья 17 "Вмешательство" гласит, что вмешательство во внутренние дела какого-либо государства включает подстрекательство к вооруженной подрывной или террористической деятельности или организацию, оказание помощи или финансирование такой деятельности, или поставку оружия для такой деятельности и тем самым серьезный подрыв свободного осуществления этим государством своих суверенных прав.
Прежние оценки вооруженного конфликта в Чечне властями США, Великобритании, Франции, а также руководящих органов НАТО и Совета Европы диаметрально изменились после террористического нападения на США 11 сентября 2001 г.
Экоцид (ст. 358 УК). Это преступление по характеру и степени международной опасности является близким к геноциду. Статья 358 УК определяет его как массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, вызвавших экологическую катастрофу.
Экоцид - буквально "убийство природы". Родственен ему биоцид - убийство всего живого на Земле.
Впервые вопрос об установлении международно-правовой ответственности за экоцид встал во время агрессии США против Северного Вьетнама. В мае 1977 г. была подписана Международная конвенция о запрещении военного или любого другого враждебного воздействия средств ведения войны на природную среду. Экоцид (хотя первоначально без употребления данного термина) был объявлен международным преступлением против человечества.
Объект экоцида как здоровая основа безопасности человечества - природная среда обитания людей.
Предметом экоцида являются растительный и животный мир, водные ресурсы, земля, космическое пространство и другие компоненты экосистемы (биогеоциноза). В экосистеме компоненты, ее составляющие, связаны между собой обменом веществ и энергии.
В объективную сторону экоцида входят: а) массовое уничтожение растительного мира; б) массовое уничтожение животного мира; в) отравление атмосферы; г) отравление водных ресурсов; д) иные действия, способные вызвать экологическую катастрофу.
Международная опасность экоцида заключается в создании им угрозы либо реальном причинении экологической катастрофы для двух или более стран. Такой катастрофой в экологическом праве признается остро неблагоприятная природная аномалия вследствие воздействия человеческой деятельности на внешнюю природную среду обитания людей.
Способы экоцида могут быть различными и как факультативные элементы на квалификацию не влияют. Экоцид может последовать из-за взрывов на ядерных объектах, атомных бомбардировок, исследовательской деятельности и др.
Субъективная сторона преступления - прямой или косвенный умысел. При прямом умысле субъект осознает международную опасность своих действий (бездействия), посягая на природную среду обитания населения хотя бы двух государств, предвидит ущерб в виде уничтожения элементов экосистемы и желает этого. Мотивы для квалификации значения не имеют. При косвенном умысле субъект предвидит возможность наступления вредных последствий своих действий для окружающей среды как условия существования людей и безразлично относится к их наступлению.
Примером экоцида может служить "тактика выжженной земли", которую применяли американские агрессоры во Вьетнаме в 1970-1971 гг. В ходе массированных бомбардировок американской авиацией территории Вьетнама были сожжены леса, загрязнены химическими веществами водоемы, культурный слой земли навсегда либо надолго вышел из сферы хозяйственного использования. Вьетнамское население было заражено малоизвестными токсинами, первыми от которых погибли дети. В этих деяниях Президента США и военных налицо несколько международных преступлений: военные преступления, геноцид и экоцид. Поэтому в 12 американских трибуналах и судах были возбуждены судебные преследования против Президента США Р.Никсона и его военного министра М.Лэйрда. Прогрессивные американские юристы предъявили судебные иски против правительства в защиту молодежи, отказавшейся участвовать во вьетнамской войне ввиду ее очевидной незаконности с точки зрения и международного, и внутриамериканского права.
В гл. 26 УК "Экологические преступления" предусмотрена ответственность за нарушение правил обращения с экологически опасными веществами, отходами, с биологическими агентами и токсинами, а также за загрязнение воды, земли и атмосферы. Они отличаются от экоцида, во-первых, тем, что экологические преступления не международные, а экоцид - международное. Авария на Чернобыльской АЭС, например, повлекла радиоактивное заражение воздуха и воды не только на территории России, Украины, Белоруссии, но и в Скандинавских государствах, т.е. объективно оказалась международной. Во-вторых, экологические преступления, как правило, неосторожные, а экоцид - умышленное.
Статья 26 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. за "преднамеренный и серьезный ущерб природной среде" наказывает "лицо, которое преднамеренно причиняет ущерб или дает приказ, вызывающий нанесение обширного, долговременного и серьезного ущерба окружающей среде".
На экоцид не распространяются сроки давности.
Как ранее отмечалось, помимо преступлений против мира, военных и безопасности человечества в национальных уголовных кодексах, в том числе Кодексе РФ, предусмотрены десятки преступлений международного характера. В международном праве их называют иногда "конвенционными", в отличие от преступлений против общего международного права, и "международными правонарушениями" - в отличие от международных преступлений. В уголовном праве чаще всего их называют "преступления международного характера". Количество этих преступлений у разных аналитиков разное. Граница между преступлениями против мира и безопасности человечества и преступлениями международного характера строго не выдержана. Например, составы наемничества и нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, всегда (ранее, до Уголовного кодекса 1996 г.) считались преступлениями международного характера. Уголовный кодекс РФ отнес их к преступлениям против мира и безопасности человечества. Следовательно, следуя закону, таковыми их и надлежит считать.
Уголовный кодекс Республики Беларусь к преступлениям против мира и безопасности человечества отнес террористический акт против представителя иностранного государства с целью провокации войны или обострения международных отношений; международный терроризм; преступления против безопасности человечества (помимо геноцида и экоцида); разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни; бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта; незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами.
В учебниках и учебных пособиях по международному уголовному праву приводится разный по объему перечень видов преступлений международного характера. Например, в учебнике "Международное уголовное право" под ред. В.Н.Кудрявцева перечислены 14 таких преступлений: угон самолета, захват заложников, преступления против лиц, пользующихся международной защитой, пиратство, контрабанда, незаконный оборот наркотиков, подделка денег и ценных бумаг, загрязнение окружающей среды, посягательство на национально-культурное достояние народов, распространение порнографии, столкновение морских судов и неоказание помощи на море, преступления, совершенные на континентальном шельфе, разрыв или повреждение подводного кабеля, незаконное радиовещание*(431).
Договор об образовании Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь 1996 г. предусматривает разработку Основ законодательства, в том числе Основ уголовного законодательства. Как представляется, эти Основы не должны копировать Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Они должны содержать свою Общую и Особенную части. Во главу Особенной части надлежит поместить раздел "О международных преступлениях". В нем целесообразно предусмотреть три главы: "Преступления против мира и безопасности человечества", "Военные преступления", "Преступления международного характера". Последние, в свою очередь, также должны быть классифицированы на подгруппы. Такая классификация конвенционных преступлений предлагается, в частности, И.И.Лукашуком и А.В.Наумовым*(432). При этом перечень таких преступлений иной, нежели в одноименном учебнике под ред. В.Н.Кудрявцева. Например, к ним отнесены коррупция, легализация ("отмывание") незаконных доходов, дорожно-транспортные преступления, торговля женщинами и детьми, пиратство и другие незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства, незаконный захват и использование ядерного материала.
Проблема разграничения преступлений против мира и безопасности человечества и преступлений международного характера для законодательства достаточно актуальна. Думается, что расширение круга серьезных преступлений против общего международного права за счет конвенционных преступлений не бесспорно. Между тем такая тенденция нашла отражение в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Помимо норм об агрессии, геноциде, апартеиде, военных преступлений к ним также были отнесены нормы о преступлениях международного характера, таких, например, как международный терроризм, незаконный оборот наркотических средств, преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде.
Все более углубляющийся процесс интернационализации преступности поставил вопрос о соотношении преступлений международного характера и транснациональных преступлений. Довольно многие внутригосударственные преступления становятся транснациональными, коль скоро затрагивают интересы двух или более государств и без цели международных осложнений*(433).
Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Вена, 10-17 апреля 2000 г.) был посвящен международному сотрудничеству в борьбе с транснациональной организованной преступностью. К последней отнесены различные виды преступлений из числа организованной преступности, корпоративных, профессиональных и политических преступлений, иногда к нескольким категориям одновременно. В документах Конгресса справедливо отмечалось, что транснациональная организованная преступность не ограничивается деятельностью итальянской мафии, российскими организованными преступными сообществами, китайскими триадами, японскими якудза, колумбийскими картелями или нигерийскими сетями. Она включает предпринимательскую преступность и даже преступность в правительственных органах.
Глобализация преступности вызывает адекватную глобализацию международного уголовного права. Для неорганизованных форм умышленной преступности почти не остается места. Нормы о наказании преступлений, посягающих на интересы не одного государства, будут постоянно умножаться. Принятие Кодекса о международных преступлениях и Устава о Международном суде актуально как никогда прежде.
Общий вывод из анализа международных преступлений: в XXI и последующих веках именно международное уголовное право как отрасль международного права и уголовного права о международных преступлениях (соответственно и международное правосудие) становится ведущим направлением в преследовании и наказании тяжкой преступности, в первую очередь транснациональной организованной преступности.

Глава VII. Особенная часть Уголовного права зарубежных государств (Англии, США, Франции И ФРГ)

_ 1. Понятие и общая характеристика Особенной части уголовного права зарубежных государств

Особенная часть уголовного права зарубежных государств представляет собой систему уголовно-правовых институтов и норм, раскрывающих понятие и признаки конкретных видов преступлений и определяющих санкции за их совершение.
В зарубежном праве Особенная часть обычно не ограничивается соответствующей частью уголовного кодекса. Нередко уголовная ответственность устанавливается либо в конституционных актах (США), либо в специальных законах (Франция, ФРГ), либо в других кодексах, действующих параллельно с уголовным (Франция). В некоторых государствах уголовная ответственность может быть установлена и подзаконными актами (Франция).
Наиболее четко Особенная часть выделяется в уголовном праве стран континентальной системы права (Франции, ФРГ, Испании и др.), где она имеет определенные систему и структуру, отражающие вид и ценность объекта посягательства. Наиболее полно критерий ценности правоохраняемого блага учтен в новых кодексах Франции 1992 г. и Испании 1995 г.
Характеристика Особенной части уголовного права Англии. Англия не имеет уголовного кодекса, поэтому говорить о системе и структуре Особенной части английского уголовного права довольно сложно. В уголовно-правовой доктрине также отсутствует общепринятое обозначение Особенной части. В работах английских юристов соответствующий раздел называется либо "Отдельные преступления", либо "Определение отдельных преступлений", либо, вообще, не имеет названия. Проблематика системы Особенной части, принципов и критериев ее построения, оснований выделения отдельных категорий преступных деяний доктриной, как правило, не рассматриваются. Авторы курсов уголовного права выбирают ту систему изложения, которая им кажется предпочтительнее.
Например, в книге "Уголовное право Харриса" (1968 г.) все преступные деяния разделены на три группы: преступления публичного характера, преступления против личности и преступления против собственности. Такая же система используется и в книге Ф.Джеймса "Введение в английское право" (1969 г.), и в издании Хэлсбери "Законы Англии" (1966 г.). Во многих других работах преступления не группируются, а рассматриваются в произвольной последовательности. Таким образом, вопрос о системе Особенной части в английской уголовно-правовой доктрине теоретически не разработан.
Особенная часть английского уголовного права характеризуется чрезвычайным обилием и запутанностью источников. Наряду с законами, принятыми сравнительно недавно, действуют и законы XIV-XVIII вв. Так, статус действующих имеют Закон о государственной измене 1351 г. (правда, с некоторыми поправками), Закон об охране портов 1772 г., Закон об ответственности за пиратство 1837 г.
Помимо собственно законов действуют так называемое делегированное законодательство, принятое Правительством по поручению Парламента, а также подзаконные акты. К этому следует добавить, что некоторые вопросы Особенной части нашли свое решение в прецедентном праве, несмотря на принятие Палатой лордов в 1972 г. важного решения о том, что суды больше не вправе вводить новые виды преступлений, поскольку отныне это будет входить только в компетенцию Парламента.
Попытки кодификации уголовного права Англии и Уэльса предпринимались еще в XIX в. Отметим, что согласно английской теории права под кодификацией понимается систематизация норм обычного и статутного права, а под консолидацией - способ систематизации только законодательства.
В 40-е гг. XIX в. специальными уполномоченными по вопросам уголовного права были подготовлены два законопроекта, предусматривающие уголовную ответственность за преступления против личности и за различные виды краж. Эти проекты были одобрены Парламентом, однако, по мнению английских юристов, не принесли большой пользы. Следующие попытки создания проектов уголовного кодекса предпринимались в 60-70-х гг. XIX в. Результатом этой работы стало издание в Англии большого числа законов, содержащих как нормы материального, так и процессуального уголовного права. Принятые законы, по существу, представляли собой мини-кодексы по отдельным вопросам уголовного права. Так, Закон о преступлениях против личности 1861 г. охватывал достаточно большую область противоправного поведения, направленного против личности. Помимо регламентации ответственности за тяжкое и простое виды убийства Закон предусматривал наказание и за тяжкие телесные повреждения, отравление, нападение, похищение ребенка, двоеженство и незаконный аборт. В 1913 г. в результате объединения 73 статутов было консолидировано законодательство о подделках, в 1956 г. осуществлена кодификация норм, устанавливавших ответственность за половые преступления, завершившаяся выработкой соответствующего закона.
В 1965 г. была учреждена Комиссия по реформе права, которая подготовила проекты многих законов в различных областях. Одной из основных целей работы Комиссии была кодификация норм уголовного права. Помимо названной комиссии разработкой законопроектов занимались специальные королевские комиссии и Комитет по пересмотру уголовного законодательства, созданный еще до второй мировой войны.
В 1967 г. с инициативой разработки единого для Англии и Уэльса уголовного кодекса выступил тогдашний министр внутренних дел Р.Дженнинс. С 1980 г. серьезные работы по созданию проекта кодекса велись Подкомитетом по уголовному праву Общества государственных преподавателей права. В 1989 г. был опубликован и представлен Парламенту окончательный вариант этого проекта. Он состоял из двух частей, объединивших 220 статей. Первая часть получила название "Общие принципы уголовной ответственности", вторая - "Преступления". Часть вторая, фактически представлявшая собой Особенную часть Уголовного кодекса, включала два раздела: "О преступлениях против личности" и "Об имущественных преступлениях". При этом разработчики проекта не отказались от норм общего права и делегированного законодательства как источников уголовного права. Кроме того, в проект было включено большое число уголовно-процессуальных норм. Проект не был одобрен Парламентом.
К сказанному следует добавить, что, по мнению ряда английских юристов, существующие уголовно-правовые проблемы в Англии невозможно решить только путем кодификации. Процессу систематизации должна предшествовать серьезная и сложная работа по пересмотру и корректировке основных принципов и институтов английского уголовного права.
В настоящее время уголовное право Англии, согласно некоторым оценкам, насчитывает примерно 7000-7200 "составов" преступлений, рассредоточенных по многочисленным нормативным актам. Ответственность за преступления против жизни установлена Законом об убийстве 1957 г. и Законом о детоубийстве 1938 г., ответственность за преступления против здоровья - Законом о преступлениях против личности 1861 г. (с последующими изменениями). В 1993 г. Комиссия по реформе права опубликовала доклад, содержащий проект закона о преступлениях против личности (за исключением убийства). Ответственность за посягательства на собственность предусмотрена Законом о краже 1968 г. и 1978 г., а также Законом о преступном причинении вреда имуществу 1971 г.
В целом, систематизация уголовного законодательства носит в Англии частичный характер. Во-первых, консолидируются лишь некоторые акты, относящиеся к тому или иному предмету. Во-вторых, нередко за актами консолидации издаются новые нормативные акты, посвященные тому же предмету, которые не включаются в первые. В связи с этим, несмотря на попытки систематизации, уголовное законодательство остается по-прежнему в "хаотичном" состоянии.
Характеристика Особенной части уголовного права США. В США проблемам построения и системы Особенной части уголовного права уделяется недостаточное внимание. Система Особенной части, в основном, состоит из разд. 18 Свода законов США и некоторых других разделов, включающих положения об отдельных видах преступлений уголовных кодексов штатов, содержащих соответствующие главы об "определении отдельных преступлений", а также ряда специальных законов уровня как федерального, так и штатов. Кроме того, уголовная ответственность за измену государству предусмотрена в Конституции США 1787 г.
В Своде законов США преступления расположены в алфавитном порядке, а не по принципу родового или непосредственного объектов посягательства. По мнению американских юристов, такое расположение статей более удобно с точки зрения поиска конкретного вида преступления. Хотя очевидно, что такая систематизация не позволяет определить отношение законодателя к значимости того или иного правоохраняемого блага.
В уголовных кодексах большинства штатов статьи Особенной части сгруппированы по признаку однородности преступлений в отдельные главы и разделы. Например, Особенная часть Уголовного кодекса штата Нью-Йорк имеет следующую систему: 1) посягательства на личность (убийства, изнасилование, причинение вреда здоровью); 2) причинение ущерба имуществу (берглэри, нарушение чужого владения, поджог); 3) хищения; 4) подлоги; 5) преступные деяния против публичной власти (взяточничество); 6) преступления против публичного здоровья и нравственности (наркотизм, проституция); 7) преступления против общественного порядка (беспорядки, незаконное сборище, праздношатание); 8) посягательства на семью; 9) преступления против общественной безопасности. Помимо этого существуют преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена либо специальными уголовными законами, либо иными неуголовными законами, включающими определение отдельных видов преступных деяний.
В некоторых штатах статьи, определяющие признаки преступлений и санкции за них, расположены, как и в разделе 18 Свода законов США, в алфавитном порядке.
В законодательстве федерального уровня можно выделить следующие основные группы законов, не включенных в Уголовный кодекс США (разд. 18 Свода законов США):
1) законодательство о мошеннических действиях. Так, например, Законы 1933 г. и 1934 г. о ценных бумагах, включенные в раздел 15 Свода законов США, устанавливают уголовную ответственность за мошенничество с ценными бумагами в виде лишения свободы на срок до пяти лет;
2) законодательство об ответственности за обман потребителей. В этой сфере действуют сотни правовых актов, запрещающих конкретные виды обмана потребителей и предусматривающих уголовную ответственность в виде штрафа или лишения свободы;
3) законодательство о преступлениях в налоговой сфере. Уголовная ответственность за эти преступления предусмотрена Кодексом внутренних государственных доходов (разд. 26 Свода законов США). Например, непредставление в срок налоговой декларации является, согласно названному Кодексу, мисдиминором, наказываемым лишением свободы до одного года или штрафом. Попытка уклониться от уплаты налога, в частности, путем представления ложной декларации о доходах, является, согласно Кодексу, фелонией, которая наказывается лишением свободы сроком до пяти лет или штрафом;
4) законодательство об окружающей природной среде, принятое в период 1969-1970 гг. В этой сфере действуют следующие федеральные законы: о контроле над загрязнением вод (разд. 33 Свода законов США), о чистоте воздуха, о контроле над вредными шумами, о ликвидации твердых отходов (разд. 42 Свода законов США) и др. Во многих случаях за совершенное впервые преступление предусмотрено лишение свободы сроком до одного года и штраф до 25 тыс. долларов за каждый день нарушения. При повторном совершении преступления срок лишения свободы увеличивается до двух лет, а штраф - до 50 тыс. долларов за каждый день нарушения;
5) законодательство в области "компьютерных" преступлений. Федеральный закон 1986 г. "О мошенничестве и злоупотреблениях, связанных с компьютерами" предусматривает лишение свободы на срок до десяти лет, а в случае повторного совершения преступлений - до двадцати лет лишения свободы и штраф на сумму, в два раза превышающую размер извлеченной выгоды. На уровне штатов были приняты специальные законы о "компьютерных" преступлениях.
Крупным федеральным уголовным законом стал Закон 1994 г. о контроле над насильственной преступностью и правоприменяющих органах, расширивший круг преступлений, за которые федеральные суды могут назначить смертную казнь. Число таких преступлений превысило 50 видов и включает государственную измену, тяжкое убийство федерального должностного лица высокого ранга, убийство, совершенное при захвате автомобиля, и другие насильственные преступления.
Характеристика Особенной части уголовного права Франции. Во Франции УК 1810 г., составлявшийся под большим влиянием доктрины XVII-XVIII вв. об общественном договоре, делил все преступные деяния на две основные группы: против публичных интересов и против интересов частных лиц. Противопоставляя публичные и частные интересы, он устанавливал приоритетную защиту первых. Такая система Особенной части неоднократно критиковалась французскими юристами, поскольку не позволяла последовательно ее использовать при криминализации новых деяний. С течением времени появилось большое число таких деяний, которые не могли быть с точностью отнесены к какой-либо из двух групп: публичные или частные.
Невозможность внесения в Уголовный кодекс новых составов без нарушения его логики и последовательности привела к принятию большого числа специальных уголовных законов и подзаконных актов, действовавших независимо от Кодекса. По свидетельству бывшего министра юстиции Франции Р. Бадинтера, на момент принятия нового Кодекса в стране действовали многие десятки тысяч уголовно-правовых норм, при этом точное их число было неизвестно. В целях наведения порядка в этом правовом пространстве была предпринята попытка сгруппировать нормы, относившиеся к одному предмету, в сборники, названные "кодексами". Работа, проведенная в период 1958-1960 гг., завершилась созданием Кодекса о здравоохранении, Дорожного кодекса, Кодекса о розничной торговле и др. Однако и после этого проблема кодификации оставалась актуальной. В связи с принятием Уголовного кодекса 1992 г., вступившего в силу с 1 марта 1994 г., резко сократилось число нормативных актов, действующих параллельно с данным кодексом.
Французский законодатель отказался от архаичной системы Особенной части Уголовного кодекса 1810 г. - деления всех преступлений на публичные и частные. В действующем Кодексе преступные деяния, как это принято во многих европейских кодексах, сгруппированы с учетом объекта посягательства на вполне самостоятельные разделы. Система Особенной части Кодекса определяется ценностью того или иного правоохраняемого блага.
В настоящее время Особенная часть французского Уголовного кодекса включает шесть книг - со второй по седьмую. Вторая, третья и четвертая книги были приняты в июле 1992 г. и составляют основной массив положений кодекса. Пятая была включена по инициативе Сената в декабре 1992 г. - до введения Кодекса в действие - и содержала первоначально только две статьи о жестоком обращении с животными. Книга шестая представляет собой сборник регламентов, изданных в марте 1993 г. в виде декретов в Государственном совете. Книга седьмая вошла в Кодекс уже после его введения в действие в марте 1996 г.
Открывает Особенную часть Уголовного кодекса книга вторая, которая устанавливает уголовную ответственность за преступления и проступки против личности. Начинается книга разделом о самых тяжких преступлениях - преступлениях против человечества. К таковым отнесены геноцид, депортация, обращение в рабство, массовое и систематическое осуществление смертной казни без суда, похищение людей, за которым следует их исчезновение и др. Следующий раздел посвящен уголовной ответственности за умышленные посягательства на жизнь человека. Во второй книге самостоятельные разделы регламентируют ответственность за неумышленные посягательства на жизнь, нарушение физической или психической неприкосновенности, сексуальные преступления, незаконный оборот наркотиков, проведение экспериментов на людях, сводничество, дискриминацию и др.
Книга третья содержит положения об уголовной ответственности за преступления и проступки против собственности. В ней четко разграничены различные формы посягательств на собственность, дается описание их основных признаков. Крупные разделы посвящены хищениям, вымогательству, мошенничеству, укрывательству, уничтожению, повреждению и порче имущества, посягательствам на автоматизированные информационные системы и др.
Книга четвертая (самая большая по объему) устанавливает ответственность за преступления и проступки против нации, государства и общественного спокойствия. Помимо собственно государственных преступлений (шпионажа, измены, разглашения государственной тайны и др.) эта книга устанавливает ответственность за терроризм, должностные злоупотребления, включая взяточничество, посягательство на судебную деятельность, подлог документов, фальшивомонетничество, организацию злоумышленников, и др.
Книга пятая, названная "Прочие преступления и проступки", устанавливает уголовную ответственность за преступные деяния, совершенные в области здравоохранения, и некоторые другие. В данную книгу помещены, например, нормы, наказывающие осуществление практики, направленной на генетическую селекцию людей (это преступление влечет наказание в виде лишения свободы сроком в 20 лет), принуждение к трансплантации органов, незаконные действия с человеческим эмбрионом.
Книга шестая, представляющая собой регламентационную часть Уголовного кодекса, включает положения об ответственности за различные виды нарушений - наименее опасную категорию преступных деяний по французскому уголовному праву. Структура книги соответствует структуре законодательной части кодекса. Основные разделы следующие: "Нарушения против личности", "Нарушения против собственности", "Нарушения против нации, государства и общественного спокойствия", "Прочие нарушения". Среди нарушений, посягающих на личность, называются, в частности, диффамация и оскорбление, причинение вреда здоровью, не повлекшее полной утраты трудоспособности или повлекшее таковую на срок не более восьми дней, оставление хозяином опасного животного без присмотра (животное становится бродячим и способно причинить вред людям), угрозы, подстрекательство к дискриминации, не выраженное в публичной форме, и т.п.
Книга седьмая "Положения, применяемые в заморских территориях и в территориальной общности Майот", включает предписания о порядке применения ряда норм Уголовного кодекса, в том числе и норм об ответственности за отдельные виды преступлений в названных территориях. Так, ответственность за незаконное производство аборта наступает в этих территориях в случае, когда прерывание беременности произведено при сроке десять и более недель. В книге второй Уголовного кодекса общая норма такого ограничения не предусматривает, там содержится лишь положение о том, что прерывание беременности признается незаконным, если осуществляется по истечении установленного, неконкретизируемого законом срока. В других случаях уточнения касаются применения бланкетных норм.
В целом, Особенная часть французского Уголовного кодекса характеризуется следующими чертами: реализацией принципов и норм международного права; приоритетностью защиты прав личности; повышенной защитой особо уязвимых лиц; усилением ответственности за тяжкие преступления против личности, собственности и государства; широким применением норм-компромиссов, позволяющих освобождать от наказания или смягчать его в случае деятельного раскаяния виновного.
С точки зрения юридической техники, следует отметить стремление законодателя к наиболее полному описанию признаков преступных деяний. В Кодекс включены нормы-дефиниции. В качестве примера можно привести ст. 222-22, в которой дается определение сексуальной агрессии как "любого сексуального посягательства, совершенного с насилием, принуждением, угрозой или обманом".
Встречаются казуистичные нормы, например, ст. 221-6 о неумышленном посягательстве на жизнь человека. Таковым признается причинение смерти другому человеку в результате "оплошности, неосторожности, невнимания, небрежности или погрешности в отношении обязанности по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентом". Законодатель использует прием перечисления всех возможных вариантов поведения для определения неумышленного характера причинения смерти.
К Особенной части уголовного права Франции относятся и нормы законов и подзаконных актов, не включенные в Кодекс, в которых установлена ответственность за отдельные виды преступных деяний (как правило, за проступки и нарушения). К таким законам относятся кодифицированные (Кодекс интеллектуальной собственности, Таможенный кодекс, Кодекс о защите прав потребителей, Дорожный кодекс и др.) и некоторые некодифицированные акты (Закон о коммерческих обществах 1966 г., Закон об азартных играх 1983 г., Закон о деятельности кредитных учреждений и о контроле за ними 1984 г. и др.). Среди подзаконных актов, имеющих силу закона, следует назвать Ордонанс N 67-833 1967 г. о биржевых операциях, Ордонанс N 86-1243 1986 г. о свободе цен и о конкуренции и др., которые устанавливают уголовную ответственность за проступки, совершенные в экономической и финансовой сферах.
Ответственность за ряд преступных деяний предусмотрена Уголовно-процессуальным кодексом (УПК) Франции 1958 г., например, за оказание сопротивления или беспорядки во время судебного заседания - в виде тюремного заключения сроком от двух месяцев до двух лет (ст. 404).
К Особенной части уголовного права относятся также нормы Кодекса военной юстиции в редакции 1982 г., предусматривающие уголовную ответственность за воинские преступления.
Характеристика Особенной части уголовного права ФРГ. Система Особенной части уголовного права ФРГ состоит из Особенной части Уголовного кодекса 1871 г. (в ред. 1998 г.) и большого числа некодифицированных уголовных законов. Наиболее важными из них являются: Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних 1953 г. (в ред. 1974 г.), Закон о нарушениях общественного порядка 1968 г. (в ред. 1987 г.) и др. Нормы уголовного права содержатся и в неуголовных законах, например, в Законе о распространении опасных для молодежи печатных материалов (в ред. 1985 г.), в Положении о налогах 1977 г. и др.
В Особенной части Уголовного кодекса ФРГ воплощается учение о составе деяния. Каждое из преступных деяний, описываемых в Особенной части, должно иметь признаки преступного деяния, описанного в Общей части: противоправное, виновное, наказуемое и осуществляющее предусмотренный законом состав. Таким образом, если Общая часть содержит основные нормы о преступных деяниях, то Особенная - законодательно преломляет их в конкретных составах преступных посягательств.
Под системой Особенной части Уголовного кодекса принято считать ее иерархическую структуру, т.е. последовательность помещения в ней разделов и глав, а внутри них - специфическое расположение уголовно-правовых норм.
Описание и разграничение отдельных составов базируется не только на учении о составе деяния, развитом в Общей части Кодекса, но и на специфической системе ценностей, защита которых осуществляется в уголовно-правовом порядке. Первое является задачей юридической конструкции и техники, поэтому расположение норм Особенной части представляет собой результат различия в научных мнениях юристов Германии о понятии деяния, признаках состава, месте категории "вина" в конструкции понятия преступления и др., хотя эти проблемы являются прежде всего вопросами Общей части. Более существенная предпосылка для построения системы Особенной части заключается в определении правоохраняемого блага (Rechtsgut). Располагая составы преступных посягательств в определенной последовательности, законодатель учитывает специфику правовых благ, охраняемых уголовным законом, их содержание, соподчинение и взаимоотношение друг с другом, научное мнение германских правоведов, правоприменительную практику, общественное мнение о системе ценностей, исторические традиции. В конечном счете, при определении системы Особенной части Кодекса решающую роль играет позиция германского законодателя.
Деление Особенной части на разделы производится с учетом специфики правоохраняемого блага - объекта посягательства. Именно он служит основным критерием систематизации, используется для определения групп преступных деяний и вытекает из названий разделов Особенной части.
Система норм Особенной части Уголовного кодекса ФРГ характеризуется следующими чертами:
1. Дифференциация преступных посягательств ориентирована, прежде всего, на специфику охраняемых законом правовых благ, на которые посягает каждое из преступных деяний.
2. Преступные деяния, посягающие на одно и то же правоохраняемое благо, в идеале должны образовать самостоятельный раздел Особенной части. В действительности Кодекс делает исключение из этого правила, поскольку существуют преступные деяния, посягающие одновременно на два различных объекта, например, разбой, вымогательство и т.д.
В отдельных нормах Особенной части преступные деяния делятся по формам вины на умышленные или неосторожные, а также специфические именно для германского права составы с ошибкой в запрете - _ 23 УК (например, _ 123, 240, 253, 356).
3. Составы преступных деяний делятся на: основные, с отягчающими признаками (квалифицированные составы); со смягчающими признаками (привилегированные составы); дополнительные. Например, в разделе 16 УК "Преступные деяния против жизни" такое деление относится, прежде всего, к умышленным убийствам. Конструкции этих составов позволяют более полно реализовать принципы виновной и личной ответственности, когда различные умышленные преступные деяния посягают на одно и то же правоохраняемое благо - жизнь человека, что обеспечивает тем самым точность квалификации содеянного и наказуемость виновного.
4. Существование ряда составов связано с процессуальными предпосылками, например, с жалобой по делам частного обвинения (_ 77).
5. Эта же определенная специфика характерна и для составов с обстоятельствами, исключающими либо смягчающими вину (_ 35 УК), а также ряда других обстоятельств, таких, например, как случай, подобный крайней необходимости, предусмотренный _ 157, ответная мера (_ 199) и ненаказуемость беременной женщины (_ 218, 218а и др.).

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>