СОДЕРЖАНИЕ

Виктимность и ее выражение

Виктимология и виктимность
Виктимология - это "межотраслевая научная, практическая и учебная дисциплина, изучающая виктимность во всех ее проявлениях в целях совершенствования борьбы с преступностью"
Л.В.Франк
Виктимность, определение
* Философский подход. Виктимность это системное универсальное свойство организованной материи становиться жертвой преступления в определенных конкретно-исторических условиях, определение
* Социологический подход. Виктимность - свойство отклоняющейся от норм безопасности активности личности (социальной группы), что ведет к повышенной уязвимости, доступности и привлекательности жертвы социально опасного проявления, определение
* Универсальный подход. Виктимность - способность субъекта становиться жертвой преступления, реализующаяся в социальных ( статусные характеристики ролевых жертв и поведенческие девиации),
* психологических (страх перед преступностью)
* и моральных (интериоризация виктимогенных норм, самоопределение себя как потенциальной жертвы) отклонениях от норм безопасного поведения.
. Проявления 1
* Виктимность может рассматриваться как:
* Определенное функционально и генетически зависимое от преступности явление, социальный процесс, реализующийся в виктимизации Образ действий определенного лица, характерологические и поведенческие особенности жертвы преступления
Виктимность. Проявления 2
* Индивидуальная виктимность (потенциальная или реальная возможность лица становиться жертвой преступления) Видовая виктимность (социальные общности и организации как жертвы преступлений)
Виктимность. Проявления 3
* Групповая виктимность (ролевое, структурное, социальное, демографическое, биофизическое распределение жертв преступлений и их виктимных потенций) Массовая виктимность (общество как жертва преступления)
Индивидуальная (личностная) и массовая виктимность - "составные элементы и качественные характеристики преступлений и преступности, реализующиеся как факторы их внутренней и внешней детерминации"
Д.В.Ривман

Виды индивидуальной виктимности
* Личностная
(объективно существующее у человека качество, выражающееся в субъективной способности становиться жертвой преступления)
* Ролевая (характеристика некоторых социальных ролей, выражающаяся в опасности для их исполнителей подвергнуться определенному виду преступного посягательства)
Виды массовой виктимности
* Потенциальная (совокупность потенций уязвимости, реально существующей у населения в целом и отдельных его групп)
* Реализованная (связанная о актами опасного для индивидов поведения и совокупности актов причинения вреда)
виктимности
* Эвентуальная (виктимность в потенции) - возможность при случае, при известных обстоятельствах становиться жертвой преступления
* Децидивная (виктимность в действии) - охватывает стадии подготовки и принятия виктимогенного решения и виктимную активность ( целесообразные и целеобусловленные отклонения от норм безопасного поведения)
Виктимные внутриличностные конфликты
* Мотивационный (между стремлениями к безопасности и обладанию чем либо) Нравственный (между моральными принципами и личными привязанностями) Комплекса неполноценности ( между желаниями и возможностями)
* Ролевой (между ценностями, стратегиями и возможностями)
* Адаптационный (нарушения процесса социальной адаптации)
* Неадекватной самооценки (расхождения между притязаниями и реальной оценкой своих возможностей)
* Невротический (истерии, неврастении)
виктимности
* Нарушения потребности в обеспечении безопасности
* Виктимные комплексы
* Виктимные синдромы
* Виктимные фобии
* Виктимные иллюзии
* Виктимные роли
* Виктимные девиации
Нарушения потребности в обеспечении безопасности
* Гипервиктимность (стремление к необдуманному риску, достижение эйфории от преодоления критических и криминогенных ситуаций) Гиповиктимность (обеспечение повышенной безопасности
Виктимные комплексы
* Комплекс жертвы-дитяти
* Комплекс жертвы-подкаблучника
* Комплекс безвинной жертвы
синдромы
* Синдром провокационности окружения
* Синдром страсти к приключениям
фобии
* Личностные фобии
* Острые состояния страха в критической ситуации Культурные состояния страха перед преступностью
Страх перед преступностью
* Общее состояние опасения зла, в патологии ведущее к панике, фобиям, агрессивным немотивированным реакциям Культурное состояние страха связанное с рикошетной виктимизацией, беспомощностью, подавленностью, депрессиями Личностные страхи и фобии - опасения стать жертвой, параноидальные состояния и мании преследования
* Острые состояния страха в критической ситуации
Виктимные иллюзии
* Особенности психологического состояния субъекта, детерминированные эмоциональным состоянием ( "встал не с той ноги", "сон в руку")
Виктимные роли
* Мнимая жертва
* Притворная жертва
Виктимные девиации
* Мазохизм и садизм
* Эксгибиционизм
* Нимфомания
* Проституция
* Алкоголизм
* Наркотизм
* Преступность
ВИКТИМОЛОГИЯ (лат. victima - жертва + греч. logos - учение, наука), учение о жертве преступления, предусматривающее комплексное изучение потерпевшего во всех его проявлениях. Исследованию подвергаются потерпевший от преступления (в т. ч. от полового преступления), связь "преступник - потерпевший", виктимность (повышенная способность человека в силу ряда духовных и физических качеств при определённых объективных обстоятельствах становиться "мишенью" для преступных посягательств) и виктимизация (процесс превращения лица в жертву преступления). Виктимология позволяет создать единый банк данных о потерпевших от преступлений, в частности от половых, и тем самым организовать систему научного обслуживания практической деятельности правоохранительных органов.
Предотвращение половых преступлений, особенно изнасилований, их раскрытие находятся в тесной зависимости от изучения личности и поведения жертвы. Анализ следственной и судебной практики по делам о половых преступлениях свидетельствует о том, что многие девушки и молодые женщины, ставшие жертвами половых посягательств, пострадали по собственной "вине" из-за легкомысленности, неосмотрительности, особенно в отношениях с незнакомыми мужчинами. Почти каждая вторая потерпевшая от изнасилования находилась в состоянии алкогольного опьянения, нередко употребляя спиртное совместно с будущим насильником. Почти 75% потерпевших ранее не были знакомы с насильником, а познакомились на улице, в общественном транспорте, в местах отдыха. Виктимологические исследования свидетельствуют, что большинство потерпевших от изнасилования (63%) приходится на молодых женщин в возрасте до 25 лет, 40% из них - несовершеннолетние. Каждая десятая ранее уже была жертвой изнасилования, причём большинство из них - в возрасте до 18 лет.
Чаще всего преступник пытается доказать, что половой акт (коитус) с потерпевшей носил добровольный характер, ссылаясь не только на провоцирующее поведение женщины в общении с ним, её доступность для знакомства, согласие на уединённые встречи и прогулки, но и на её пассивность и отсутствие с её стороны сопротивления. При оценке степени общественной опасности содеянного и вынесении наказания лицу, совершившему половое посягательство, суд учитывает указанные виктимогенные факторы.
Основные понятия антропологической концепции социально-педагогической виктимологии:
1. Социально-педагогическая виктимология - раздел педагогической теории, исследующий закономерности трансформации развивающейся личности в процессе взаимодействия (интеракции) с виктимогенным агентом социализации, в викгамную личность.
2. Виктимная личность - жертва дефекта социализации в интерактивных системах, обусловленного личностными, профессиональными, культурными факторами становления агента социализации как виктимогена.
3. Виктимогенный агент социализации - личность, функционально ответственная за управление процессами социализации развивающейся личности в интерактивных системах семьи, образования, культуры, но имеющая социально-психологические деформации, в силу чего интерактивная социализация становится сферой компенсации этой деформации, а субъект социализации - развивающаяся личность - жертвой.
4. Социально-психологическая деформация агента социализации - детерминирующее основание становления его как виктимогена, которое формируется под воздействием индивидуально-психологических особенностей (акцентуация характера, эмоциональная неустойчивость, диффузия идентичности, интрапсихическая конфликтность, когнитивные искажения сознания), психодидактики профессионального становления, социальной неудовлетворенности статусом (социальная фрустрация, синдром эмоционального выгорания) и проявляется в коммуникативных (негативных) установках, снижении коммуникативной толерантности, интерактивном стиле принуждения в общении с развивающейся личностью, негативном отношении к себе и т.д.
5. Интерактивный виктимогенез личности - системный социально-психологический (формальный аспект) и социально-педагогический (содержательный аспект) процесс, трансформирующий социализацию в механизм формирования социально неадекватной личности.
6. Интерактивный виктимогенез личности - системный процесс развития личности как жертвы интерактивного стиля насилия (принуждения) или интерактивного стиля депривации (лишения).
7. Личностно-центрироваиная концепция интерактивного виктнмогенеза личности - рассматривает в качестве викгимогенного фактора деформированную личность агента социализации (родителя, учителя).
8. Виктимная личность - виктим - жертва интерактивного виктимогенеза, интегральными характеристиками которой являются: гетерономность (зависимость от внешней регуляции), диффузия идентичности, неадекватная социальная компетенция, психокультурная нерелевантность, рассогласование социальных притязаний и социальной компетенции и т.д.
Институт психологии личности профессора Руденского первая в России научно-образовательная организация разрабатывающая и реализующая технологии виктимопревенции, виктимоинтервенции и виктимопоственции виктимогенного механизма социализации личности.

Устав института психологии личности: общие положения, цель и предмет деятельности органицауии, основные характеристики организации образовательного процесса.
В составе Института писхологии личности профессора Руденсого в качестве самостоятельных юридических лиц функционирует негосударственное образовательное учреждение "Колледж психологии проферосса Руденсого" и негосударственное образовательное учреждение "Сибирский психосоциальный институт профессора Руденского"



В. А. Бачинин , Ф. Кафка: Метафизическая виктимология повседневности
17.12.2002 19:09 | РУДН
В. А. Бачинин
Ф. Кафка: Метафизическая виктимология повседневности
Творческий метод Ф. Кафки имеет не только художественную, но и философскую, метафизическую значимость. Писатель-мыслитель как бы метафизирует социальную реальность: причины того, что происходит в социальном мире, хотя и находятся за пределами восприятия и понимания героев, но они присутствуют здесь же, рядом с ними, в пределах окружающей их социальной реальности, то есть имеют не сверхфизическую, запредельную, а вполне посюстороннюю природу. Это особый род социологизированной метафизики или метафизированной социологии. Согласно ее принципам, человеку нет надобности искать первопричины сущего в трансцендентном мире, ибо они скрыто присутствуют в обыденной реальности повседневного существования с его политическими, правовыми, экономическими, моральными и прочими проблемами. Эта их скрытность не только от непосредственного восприятия, но и от целенаправленных рассудочных усилий рационального познания и сообщает им сходство с истинно метафизическими причинами. Кафка не говорит о том, что народами правит злая воля политических узурпаторов и злодеев. В его романах зло анонимно и своими масштабами и неодолимой силой напоминает скорее Мировую волю Шопенгауэра.
В романе Замок символом надличного зла, отчужденной власти, дистанцированной от народа в физическом и социальном пространстве, является возвышающийся над округой замок. Он с пребывающими в нем чиновниками антипод Деревни с простонародьем, высшая инстанция, руководящая жизнью округи.
Мир Кафки подобен миру Босха; он оставлен Богом на произвол судьбы. В отсутствии благой силы, он оказался во власти зла. В нем тяжело и страшно жить и невозможно быть счастливым. Только русский писатель А. Платонов смог создать аналогичную по сути и конгениальную по художественным достоинствам модель мироздания. Человек, пребывающий внутри этой стихии абсолютного зла и тотального насилия, ничем не защищен. Зло разлилось по всему миру, насилием пропитан каждый атом социальности. Сам воздух пахнет смертью и нет места ни утешению, ни надежде на спасение. Психика людей пребывает во власти страха перед угрозой гибели. Существование человека крайне уязвимо и достаточно самой малой причины, чтобы погубить его. Он погружен в социальную реальность, логика существования которой ему не ясна. Любой исходящий извне властный императив, даже самый абсурдный, способен парализовать его волю. Любое внешнее препятствие кажется ему непреодолимым. Таково поведение героя притчи Закон, не решившегося в течение жизни войти в ворота, которые предназначались для него и сквозь которые стражи должны были пропустить только его.
Герой Кафки, обладатель инертной, пассивной души, лишенной возвышенных стремлений, он сам не знает, имеет ли право на существование или нет. В итоге его безблагодатное присутствие в безблагодатном мире оказывается обречено на безблагодатную, ужасную смерть либо в результате насилия (Процесс), либо чудовищного превращения в паука (Метаморфоза). Смерти такого рода могут быть только наказанием за грех безблагодатной жизни. Ведя ее, человек уже готовит себя в жертву. И Кафка разворачивает устрашающие картины метафизической виктимологии, которые, подобно картинам дантовского ада, говорят языком символов о той социальной и духовной жизни, какую не должен вести человек, где бы он ни жил и кем бы он ни был. Философия наказаний без преступлений превращается в философию жертвенности.
Три новеллы Приговор. Превращение, В исправительной колонии объединены единой темой наказания и общим названием Кары. Наказание в них имеет нечто сходное с действием карающего рока и человек не удивляется, не ропщет, не сопротивляется, а принимает происходящее с ним как должное. В новелле В исправительной колонии строго регламентируемые процедуры изуверских убийств сопровождались нравоучительной наглядностью: железная борона выписывала в течение шести - двенадцати часов своими зубьями на теле жертвы некое моральное изречение, например Чти начальника своего!. Человек должен постигнуть суть заповеди всем своим телом и потому машина не давала ему возможности умереть слишком быстро. Ему не сообщают сформулированного приговора; он узнает его своим телом. Здесь образный мир Кафки перекликается с основоположения культурно-исторической антропологии, для которой обретаемое и утрачиваемое человеком тело выступает подобием особого текста. Социальные воздействия оставляют на нем свои следы, которые и обязан прочесть антрополог. У Кафки эта метафора тела-текста предстала в буквальном воплощении. Его экзекутор считал, что это наиболее достойный человека метод наказания и что его система должна существовать вечно. А для этого необходимо использовать все средства. И когда возникла угроза отмены его системы, он пошел на символическое самоубийство-протест. Ложась под борону, он запрограммировал ей написать на его теле - Будь справедлив!
В поэтике Кафки одно из ведущих мест занимает тема страха, имеющая вид ключевой психологемы. Как инстинктивно-эмоциональная реакция личности на угрожающую ей опасность, страх может иметь и внутренние, психологические и внешние, социальные предпосылки. Естественная потребность в безопасности и самосохранении, вошедшая в противоречие с общим складом социальных обстоятельств, способна породить сложные переживания и привести к крайне неоднозначным поведенческим реакциям человека. Страх, которому подвластны в своем большинстве герои Кафки, не конструктивен, а деструктивен. Он не способствует активному противодействию угрозе и спасению своего достоинства и жизни, а напротив, деморализует личность, парализует ее волю, мыслительные способности, блокирует проявления высших нравственных чувств и творческих способностей. Чаще всего это страх перед монстром преступной государственности, перед гигантским социальным телом современного Левиафана, перед неодолимой силой созданных им обстоятельств, грозящих раздавить личность. У человека Кафки нет иммунитета против удушающей силы такого страха, как нет и опыта выживания в его атмосфере, поэтому он чувствует себя жалким, беспомощным насекомым, обреченным на неминуемую гибель, либо физическую, либо нравственную. Характерно, что сам Кафка говорил о себе, будто он весь целиком состоит из страха и что это, вероятно, лучшее, что в нем есть. Этот социальный страх, переросший в метафизический ужас, стал доминантой в его философско-художественных построениях.
Деформация Я-концепции как предмет социально-педагогической виктимологии
Введение


Сибирский психосоциальный институт стал для автора и его сотрудников местом экспериментальной разработки концептуальных основ социальнопедагогической ВИКТИМОЛОГПИ.

Работа осуществляется на основе психологии интерактивного виктимогенеза личности - психологии дефицитарной деформации развития личности, которую автор разработал в Институте психологии личности города Новосибирска.

Психология интерактивного виктимогенеза личности выдвинута автором в качестве теоретического основания для организации серии экспериментальных социально-педагогических исследований автора и под его руководством экспериментальной работы студентов отделения специальной психологии Новосибирского государственного педагогического университета, студентов выпускных курсов колледжа психологии Института психологии личности.

Работа ведется по следующим направлениям:
1. Эксперименатально-педагогическое обоснование технологии ресоциализации личности виктима.
2. Экспериментально-педагогическое обоснование технологии диагностики факторов риска социально-педагогической внетимизапии личности в педагогическом общении.

Вся экспериментально - педагогическая работа велась ва основе комплексного плана разработки концептуальных оснований социально-педагогической виктимодогии.

В рамхах этой программы осуществлены экспериментальные разработки социально-педагогических программ ресоциализации деформированной Я-концепции личности подростка, деформированного характера, дефицитов инграсубъективиости личности. В контексте данной программы разработаны:
1. Интерактивная технология коррекционно-образовательной ресоциализации личности виктима в рачках образовательного процесса среднего профессионального учебного заведения;
2. Интерактивная технология коррекционно-образовательного тренинга социальной компетенции;
3. Рефлексивно-интерактивная технология коррекционнообразовательного тренинга развития психокультурной компетенции личности;
4. Рефлексивно-интерактивная технология диагностики уровня социальной адекватности личности;
5. Интерактивная технология функционально-ролевого развития личности;
6. Интерактивно-аналитическая технология реабилитации рефлексивной саморегуляции личности.

Предлагаемая работа представляет собой своеобразный опыт социально-педагогического исследования, в котором приняли участие Ю.Е.Руденская (психологическая диагностика виктимных личностей), Л Д.Казанцева (социально-педагогическая ресоциализация виктимных личностей), Н.В.Гуляевская (индивидуальные формы контрольных экспериментов) и ряд других сотрудников института, аспирантов и докторантов автора.

Данная работа посвящена исследованию социально-педагогических и психологических факторов развития деформации Я-концепции подростка как деструктивного результата интерактивного виктимогенеза развивающейся личности, методам его диагностики и разработке экспериментальной коррекпионной социально-педагогической программы.

Множество научных исследований, посвященных трудному подростковому возрасту, свидетельствует о том, что данная тема остается интересной и актуальной для родителей, социологов, педагогов, социальных работников и всех, кго, так или иначе, сталкивается с проблемами "переходного периода".

Нельзя не согласиться с Э.Эриксоном, который утверждает, что подростковый возраст связан с самым глубоким жизненным кризисом. Детство подходит к концу. Завершение этого большою этапа жизненного пути характеризуется формированием первой цельной формы - идентичности. Три линии развития приводят к этому кризису: бурный физический рост и половое созревание ("физиологическая революция"); озабоченность тем, "как я выгляжу в глазах других"), "ч10 я собой представляю"; необходимость найти своё профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и требованиям общества. В подростковом кризисе идентичности заново встают все пройденные критические моменты развития. Подросток теперь должен решить все старые задачи сознательно и с внутренней убежденностью, что именно такой выбор значим для него и для общества. Тогда социальное доверие к миру, самостоятельность, инициативность, освоенные умения создают новую целостность личности.

Однако, согласно многолетним исследованиям сотрудников Института Психологии Личности, конструктивное разрешение психологических и социальных проблем подросткового кризиса возможно не для всех подростков. Более 60% подростков имеют факторы риска деструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса. Почти каждый второй переживает кризис идентичности в форме стресса психологической аккультурапии.

Исходя из психологической теории дефицитарной патологии развития личности, - психологии интерактивного виктимогсне )а личности, разработанной Е.В.Руденским на базе вышеуказанных исследований, - факторы риска обусловлены отсутствием, а точнее дефицитами, культурного и психологического потенциалов личности подростка, необходимых для конструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса. Концепция потенциалов, которые мы рассматриваем как интегральные психологические конструкты, характеризующие реальные возможности личности разрешать адапотогенные ситуации своего развития и социального функционирования, дает теоретическое основание с иных позиций исследовать детерминацию процесса психологической и социально-педагогической деформации Я-концепции развивающейся личности подростка.

Для этого нами была выдвинута теоретическая гипотеза об интерактивной природе формирования культурного и психологического потенциала.

Гипотеза формировалась под влиянием идей Г.Салдевана и других психологов ингеракционистов, и, прежде всего, А.Адлера, КХорни, Э.Эриксона.

С позиции этой гипотезы в рамках вашего исследования изучено влияние интерактивного стиля агентов социализации на формирование Я-концепции развивающейся личности подростка. Не вдаваясь в характеристику самого феномена "интерактивнй стиль", отметим, что связь между деструктивными интерактивными стилями и процессом деформации Я-концепции, очевидно.

Деструктивные интерактивные стили семейного и педагогического общения самого разнообразного генезиса, создающие внешний психологический дискомфорт для развивающейся личности подростка. Определяют формирование интердерсональнйго фактора риска дефицитарной деформации.

А дезинтеграция системы социальной культуры, приведшая к возникновению неуправляемых процессов социализации личности, ценностной дезориентации, к социально-стрессовым расстройствам, определяет формирование дефицитарной деформации личности подростка.

И результате возникает деструктивное напряжение в виде эмоционального дискомфорта, тревоги и т.д. Сильное поле эмоционального напряжения деформирует Я-концепцию, осуществляющую регуляторную функцию по отношению к механизмам социального функционирования личности. Адаптивное функционирование личности связано именно с этой регулягорной функцией, определяющей отношение человека к самому себе и помогающей выстроить линию поведения, сообразную этому отношению.

Аккумуляция психического напряжения (во всех его деструктивных модификациях) в сочетании с возрастным психологическим фактором риска, создает самые разнообразные формы компенсации: от девиантной до адциктивной.

Криминальная обстановка современного российского общества все больше захватывает юный души. Самая страшная и разрушительная форма аддикции - наркомания - с каждым годом уносит всё больше жизней, Данная работа является лишь попыткой понять механизм деформации Я-концепции подростка и разработать коррекпионные методы, помогающие повернуть вспять вышеуказанный процесс деформации, предотвратив тем самым более серьезные проблемы.

Целью настоящей работы является разработка на основе изучения механизма интерактивного викгамогенеза. Определяющего формирование - деформации Я-концепции подростка системы, социально-педагогической диагностики и коррекции деформации Я-концепции.

Объект исследования: группа подростков от 13 до 15 дет, обучающихся в Колледже психолопш Института психологии личности и посещающих группы тренинга в Сибирском психосоциальном институте.

Предмет исследования: механизм интерактивной викгимогенной деформации Я-концепции подростка.

Исследование проводилось с участием студентов-дипломников кафедры специальной и коррекционной психологии Новосибирского государственного педагогического университета С.А.Казанцевой, Л.Б.Кузнецоаой, В.А. Балабановой и сотрудников Сибирского психосопиального института Д.Е.Руденского, Ю.Е.Руденской, Н.В.Гуляевской.

Исследовательская группа в своей работе исходила из того, что методология всех этапов работы определялась основными положениями психологической теории интерактивного виктимогенеза - дефицитарной деформации развития личности, разработанной Е.В.Руденским.

Согласно этой теории, существует три подхода к определению источников деформации развития личности - интерактивного виктимогенеза личности:
1. Психотравматический, источник - переживание травматического события как значимого факта личной жизни.
2. Дефицитарный, источник - переживание невозможности удовлетворения потребности, вследствие дефекта интерактивной системы развития личности, обусловленного рядом факторов, связанных с доминированием компенсирующих интерактивных стилей личности значимого для развивающейся личности подростка лица.
3. Виктимогенный, источник - виктимогенная интерактивная ситуация, которая характеризуется преобладанием насильственно-манипулягивного интерактивного стиля виктимогенного агента социализации, формирующая противоречивость самооценок развивающейся личности подростка.

Психологическим катализатором психологии интерактивного виктимогенеза личности во всех трех подходах выступает деструктивная фрустрация. Исследование психологического механизма деформации базируется на полифакторной модели личности, разработанной Е.В.Руденским.

Исходя из данной модели личности, мы в нашем исследовании сосредоточились на диагностике концептуального фактора и функционального фактора риска виетимогенеэа личности.

Экспериментальная коррекционная программа, разработанная нами, имеет два основания:

* Мы исходим из определения Я-концепции как динамической системы представлений человека о самом себе, включающей когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Согласно этому определению, мы сочли целесообразным в основу коррекшюнной программы положить технологические идеи и подходы рационально-змотивной терапии А. Элиса.
* Так как деформация личности обусловлена дефицитом психокультурных потенциалов, то разработанная нами программа тренивтов направлена на устранение данных дефипитов, характерных для различных форм деформации личносги.
Деформация Я-концепции как предмет социально-педагогической виктимологии
Психологический механизм деформации Я-концепции как стадии виктимогенеза личности


Как уже отмечалось нами, многолетнее исследование психологических проблем подросткового кризиса и его последствий в Институте психологии личности позволило прийти к выводу, что конструктивное разрешение психологических проблем подросткового кризиса возможно не для всех подростков. Это обстоятельство приводит к возникновению стресса психологической аккультурации. Стресс психологической аккультурации как результирующий индикатор интерактивного виктимогенеза личности рассматривается в работах Е.В.Руденского. Разработанные автором методология и методики превентивной диагностики факторов риска возникновения стресса психологической аккулътурации и технология социально-педагогической коррекции возникновения этого явления позволили значительно снизить деструктивные проявления его в развитии подростка. Однако, эти результаты весьма незначительны по сравнению с общей характеристикой состояния факторов риска.

Более 60% подростков имеют факторы риска деструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса.

Факторы риска обусловлены отсутствием, а точнее, дефицитами культурного и психологического потенциала личности подростка, необходимого для конструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса.

Дефициты культурного и психологического потенциалов личносги подростка в условиях кризисного функционирования подростка являются причинами деформации личности. Отсюда и характеристика этого феномена как дефипитарная деформация личности подростка.

Дефицитарная деформация личности подростка обосновывается в качестве основного звена в психологическом механизме деструктивной социализации личности и её психологических и культурологических следствий в реальной практике социального функционирования личности.

А реальная практика такова:
* дефицит психокультурных потенциалов личности определяет возникновение трудных ситуаций, т.е. неспособность личности подростка, решать социальные задачи своего функционирования;
* дефицит психологических механизмов рефлексии и переживания определяют невозможность для личности подростка конструктивно разрешить трудную ситуацию;
* конструктивное разрешение которой также затруднено дефицитом психокультурньк потенциалов.

В результате возникает деструктивное напряжение в виде эмоционального дискомфорта, тревоги и т.д. Аккумуляция этого напряжения создает внутри личностный фактор риска деформации: возникает сильное поле эмоционального напряжения, деформирующее Я-концепцию подростка.

Описание психологического механизма деформации Я-концепции следует начать с описания полифакторной модели личности, на которой базируется наше исследование,

Автор в своих характеристиках полифакторной модели личности концентрирует внимание на исследовании двух феноменов: социального и культурного потенциалов личности. Культурный потенциал L проявляется в следующем:
1. Познание, т.е. путь постижения, интерпретации себя, других людей и событий.
2. Эффективность, т.е. колебания, импульсивность и свойства эмоционального выражения личности.
3. Контроль над импульсивностью.

Психический потенциал L проявляется в следующем;
1. Эмоционально-волевая регуляция
2. Функционально-реальная пластичность
3. Интеллектуальное развитие.

Культурный и психический потенциалы - это личностные конструкты, определяющие динамику и своеобразие проявления базовых психологических механизмов полноценного социального функционирования L-адаптации и самоактуализации. Более того, культурный потенциал L определяет ценностные ориентации, а психический - способ совпадения ими для обеспечения полноценного социального функционирования личности.

Динамический фактор определяет динамику психического функционирования личности и включает 2 основных составляющих:

1. Мотивация - внутреннее побуждение к активности и деятельности субъекта (личности), связанное со стремлением удовлетворить определенные потребности.

2. Ценностные ориентации личности - разделяемые личностью социальные ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств достижения этих целей и в силу этого приобретающие функцию важнейших регуляторов социального поведения индивидов.

Функциональный фактор включает в себя адаптацию и само актуализацию личности.

Адаптация в данном контексте может рассматриваться как результат соответствия культурного потенциала личности культурному эталону идентификации, который принят в конкретной интерактивной системе общества.

В более широком плане адаптация рассматривается как процесс активного приспособления индивида к изменившейся среде с помощью различных социальных средств.

Самоактуализация - (по А-Маслоу) процесс развития человеком своих потенциальных способностей: предполагает для этого сопостройку со всей внутренней природой, честность и принятие ответственности за свои действия, достижение целостности личности через обнаружение и снятие своих "защит", искажающих восприятие как собственно личности, так и образов внешнего мира.

Адаптация и самоакгуализация личности подростка - это проекция состояния психокультурного потенциала личности. Проективный подход к адаптации и самоактуализации необходим в исследовательских целях для обоснования диагностических индикаторов исследования дефицитарной деформации L подростка.

3. Концептуальный фактор тождественен Я-концепции личности и является таким образом концепцией представлений человека о самом себе и выполняет регулирующую развитие личности функцию.

Исходя из вышеописанной модели личности, целостная личность определяется Е.В.Руденским как интеграция 5 факторов; динамического, функционального. концептуального, конститупионального и статусного. Показателями (диагностическими) целостной личности с данной позиции выступают высокие баллы по шкале адаптации теста социально-психологической адаптации, разработанного К.Роджерсом и Р.Далеондом в модификации А.К.Осинского; и высокие показатели самоавдуализационного теста Э.Шострома 8 модификации Л.Я.Гозман, М.В.Кроу, М.В.Латинской. Самоактуализационный тест ориентирован на выявление продуктивности интерактивного культурогенеза личности подростка и позволяет осуществить следующие измерения интрапсихических индукторов дефицитарной деформации личности:
1. Ценности и особенности их реализации в поведении (шкалы ценностных ориентации и гибкости поведения);
2. Рефлексивность и спонтанность личности подростка (шкалы сензитивности и спонтанности);
3. Самооценка личности подростка и степень ее устойчивости (шкалы самоуважения и самопринятия);
4. Экзистенциональные противоречия личности подростка (шкалы представлений о природе человека и супергии).
5. Межличностную чувствительность личности подростка (шкалы принятия агрессии и контактности),
6. Детерминацию экзистенциональной динамики (шкалы познавательных потребностей и креативности).

Возвращаясь к тесту СПА, следует отметить, что индикаторами целостной личности подростка являются таже:
* высокий показатель по шкале "внутренний контроль", характеризующий достижение личностью независимости по отношению к внешнему окружению, а значит, цельности Я-концеппии и наличие мотивации на себя как субъекта своей активности;
* высокий показатель по шкалам "эмоциональный комфорт", "приятие себя", приятие других является показателем интрапсихической уравновешенности за счет интерифизании сошяокультурных ценностей и овладения ваш как психотехнической системой регуляции своего социального функционирования в обществе;
* низкий показатель по шкале "эсканизм", характеризующий не только адекватную социокультурной ситуации компетентность личности, но и позитивный результат действия социально-регулирующего механизма - спецификации, который обеспечил адаптивную включенность личности подростка в новые для него социальные отношения.

Психологический механизм деформации Я-концепции, исходя из полифакторной модели личности предсгавляется нам следующим образом. Дефицит психокультурных потенциалов (конституционный фактор) может быть вызван дефицитом психологических и культурных условий развития личности, либо дефицитарным развитием личности. Однако, дефапитарное развитие личности является признаком аномального развития и является предметом изучения специальной психологии. Целью нашего исследования не является изучение дефицитарного развития психики. Но мы считаем необходимым дать определение этому понятию.

Итак, дефицитарное развитие психики - это характеристика дефицита функций психики, обусловленных: органическим дефектом сенсорных систем или соматических органов; психической депривацией; фрустрацией базовых потребностей или дефектом социальной ситуации развития. Дефицитарное развитие психики рассматривается чаще всего как психологическое основание для аномального, невротического, патохаракгерологического развития. Дефициты психокультурных потенциалов являются в данном случае следствием аномального развития.

Дефицитарная деформация личности же не является типом аномального развития и представляет собой искажение нормативного пути развития личности. Дефицигарная деформация личности является средним звеном между нормой и паталогией и является, по мнению Е.В.Руденского, обратимым процессом. Итак. дефицит психических и культурных потенциалов (конституционный факпгор) приводит к возникновению кризисных ситуаций социального функционирования личности (функциональный фактор). Осознание невозможности справиться с трудной ситуацией функционирования вызывает деструктивное эмоциональное напряжение (динамический фактор) в виде социальной фрустрации.

Социальная фрустрированность - это вид психического напряжения, обусловленного неудовлетворенностью достижениями и социальным статусом личности в интерактивных системах культуры.

Социальная фрустрапия в данном случае выступает психологическим механизмом деформации Я-концепции, выполняющей, согласно полифакторно" модели L, регулирующую развитие личности функцию. Неудовлетворенность социальными достижениями деформирует Я-концепцию личности подростка.

Таким образом, деформация Я-концепции - это искажение Я-концепции личности, которое препятствует её адаптации и самоакгуализации. Индикатором деформация Я-концепции выступает неконгруэтность двух её составляющих: Я-реального и Я-идеального. Конфликт между Я-реальньта и Я-идеальным диагностируется нами при помощи теста Лири в модификации Л.Н-Собчик. Как указывает Л.Н.Собчик, говорить о неконгруэнтности Я-реального и Я-идеального уместно, если расхождение между ними в баллах превышает L балла; либо если эти составляющие Я-концепции отнесены при тестировании к противоположенным октантам (например, Я-реальное оценено личностью как покорно-застенчивый тип, а Я-идеальное - как властно-лидирующий). Более подробное описание диагностики по данной методике мы приведем в практической части нашего исследования,

Деформированная Я-концеппия, как регулирующий фактор, блокирует потребность в самоактуализации, и актуализирует потребность в компенсирующей дискомфорт адаптации. Мотивация компенсирующей дискомфорт адаптации определяется тем, какая базовая социально-психологическая установка актуализируется в данный момент.

Согласно К.Хорни базовыми социально-психологическими установками являются: установка "от людей"; установка "к людям" и установка "против людей" Актуализация той или иной социально-психологической установки и потребность в компенсирующей адаптации определяет формирование психокультурного типа деформированной личности.

Как отмечено в наших работах по психологии виктимогенеза личности, актуализированная социально-психическая установка "от людей" определяет формирование психокультурного типа деформированной личности подростка - социофоб; актуализированная установка "к людям" - социофил; а актуализация установки "против людей" социопат.

Социофобия. как тип деформированной Я-концеппии подростка, характеризуется:
- стремлением к одиночеству;
- стремлением к самоизоляции;
- коммуникативным эскапизмом;
- эмоциональной анастеэией;
- социальным нейтралитетом:
- фрустрацией социогенньк потребностей;
- невротической компенсацией как стилем интеракции.

Содиофилия, как тип деформированной Я-коныепции. характеризуется:
- страх одиночества;
- конформизм;
- симбиотическая зависимость от других Я;
- утрата когнитивной индивидуальности;
- атрофия креативности,
- коммуникативная неуклюжесть.

Содиопатия характеризуется:
- Нравственный мазохизм
- Конфликтность
- Коммуникативная конфронтация
- Алексетемия.

Таким образом, нарушение стабильности Я-концепции как регулирующего фактора, приводит к деформации личности в целом. Итак, в нашем исследовании выделяется целостная личность и деформированная. Критерии целостной личности были уже приведены нами. Соответственно. деформированная личность характеризуется низкой адаптивностью и слабо выраженным стремлением к самоакгуализации. Крртвриями деформированной личности при анализе теста социальнопсихической адаптации являются:
* высокий показатель по шкале "дезадактивность", характеризующий наличие фрустрации сопиогенных потребностей;
* высокий показатель по шкале "эскапизм" указывает на низкий уровень развития волевой регуляции, обуславливающей стремление уйти от решения актуальных проблем социального функционирования;
* высокий показатель по шкале "эмоциональный дискомфорт" свидетельствует о технологическом дефиците социальной регуляции культурогенеза личности, которое нашло своё выражение в неприятии ценностей культуры и указываете о возможной девиактной или аддиктивной компенсации состояния эмоционального дискомфорта;
* высокий показатель по шкале "неприятие себя" определяет формирование дефицитной деформации личности по типу "социофилии";
* высокий показатель по шкале "неприятие других" демонстрирует тенденцию формирования дефицитной деформации L подростка по типу "социофобия";
* высокий показатель по шкале "эмоциональный комфорг" при низких показателях по шкалам "приятие себя" и "приятие других" при возможно удовлетворительных показателях по шкале "адаптивность" характеризует формирование дефицитной деформации L подростка по типу "социопата".

Итак. подводя краткий итог вышеизложенному, мы делаем следующие выводы:

Дефицит психокультурных потенциалов приводит к возникновению трудных ситуаций социального функционирования (фукционольный фактор).

Невозможность справиться с ними создает фон эмоционального напряжения в виде социальной фрустрации, тревожности (динамически> фактор).

Деструктивное эмоциональное напряжение деформирует Я-концепцито личности (концептуальный фактор).

Деформация Я-концешщи, выражаясь в конфликте между Я-рельным и Я-идеальным, актуализирует компенсирующую адаптацию и блокирует самоактуализацию (функциональный фактор).

Все вышеуказанные факторы, интегрируясь определяют статус личности в обществе.

Деформированная Я-концещия на уровне динамического фактора актуализирует ингерапсихическую защиту (для снижения эмоционального напряжения), тем самым блокирует самоактуализационные ресурсы L.

Интрапсихическая защита, если следовать ориентации трактовке этого феномена в рамках современной аналитической психологии (Н.Мак-Вильямс) играет роль блокиратора одной из важнейших подсистем системного механизма социализации личности. Такой подсистемой является подсистема рефлексии. которая в целостном системном механизме интерактивной социализации личности играет роль координатора функционирования всех других подсистем.

Инграпсихическая защита рассматривается в психологии интерактивного вихтимогенеза личности в качестве блокирующего новообразования, под воздействием которого социализация как социально-педагогический механизм формирования потенциалов личности практически входит в состояние стагнации или деградации. Это обстоятельство обуславливает:

Во-первых, интервальный принцип диагностики в социальнопедагогической виктимологии для оценки уровня стагнации или деградации;

Во-вторых, обязательного введения в программы социально-педагогической реабилитации системного механизма социализации не только интерактивно-организующих технологий, но и интерактивно-рефлексивных технологий реабилитации.

Экспериментальное исследование основывалось на материалах сопиальнопедагогичеркой диагностики и контролировалось с применением этого метода исследования.


Виктимологическая экспертиза качества образования: психологические и социально-педагогические аспекты
Введение


Социально-педагогическая виктимология образования - новое направление педагогической теории и практики, разработанное автором на основе многолетних экспериментально-психологических и социальнопедагогических исследований.

Социально-педагогическая виктимология образования в качестве объекта своего исследования имеет педагогическое общение как социально-педагогическую систему, а предмета - процесс трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации личности.

Предлагаемые материалы отражают авторское понимание факторов риска такой трансформации и используются автором при осуществлении виктимологической экспертизы качества образования.

Виктимологическая экспертиза качества образования ставит своей целью:
* на психологическом уровне - определить возможности компенсации дефицитарной деформации развития личности в педагогическом общении конкретного учебного заведения;
* на социально-педагогическом уровне - определить возможности формирования социальной компетенции личности в педагогическом общении;
* на уровне управления качеством образования - выявить возможные деструктивные эффекты педагогического общения в образовательном процессе, обусловленные социально-психологической деформацией личности преподавателя и психокультурной деформацией личности учащегося (или студента).

Виктимологическая экспертиза - по своей сути - гуманитарная экспертиза, позволяющая вскрыть личностные блокираторы реализации концепций гуманитаризации образования.

Представленные материалы предназначены для участников мастер-класса, проводимого автором в рамках 3 Международной научно-методической конференции "Качество образования: концепции, проблемы".

В материалах рассматриваются основные понятия и характеристики социально-педагогической виктимологии образования, существенные для реализации целей виктимологической экспертизы.

В материалах представлена психологическая и социально-педагогическая информация, остающаяся при оценке качества образования зачастую вне поля внимания педагогов-методистов и специалистов по управлению качеством образования. Это информация о качестве развития личности (в частности, мной исследовано социальное качество развития личности подростка) в семье и школе, которая определяет реальный потенциал студента вуза или колледжа. Такая информация дана нами в предлагаемой работе, как и информация о социально-психологической деформации личности преподавателя и механизме ее возникновения.

В процессе работы мастер-класса основное внимание будет уделено исследованию процесса трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации личности и, прежде всего, раскрытию роли социально-психологической деформации личности преподавателя как основной причины возникновения процесса трансформации.

Представленные материалы логически не взаимосвязаны друг с другом. Каждый из разделов этой работы рассматривает один из узловых фрагментов целостной теории социально-педагогической виктимологии образования, разработанной автором.

Целостный характер данной теории может быть раскрыт только по прочтении всех работ, опубликованных автором за последние 10 лет.


Виктимологическая экспертиза качества образования: психологические и социально-педагогические аспекты
Актуальность виктимологической экспертизы качества образования


Система управления качеством образования в высших учебных заведениях России находится в состоянии кризиса. Кризис обусловлен, прежде всего, теоретической несостоятельностью предлагаемых подходов, которые реализуются в разнообразных тестах и опросниках, но не дают перспективы выхода в сферу управления. Это обстоятельство и побудило меня предложить в качестве теоретического основания исследования проблем управления качеством образования личностно-центрированный подход, который я реализую в разрабатываемой мной психологии личностной деформации.

Психология личностной деформации предоставляет возможность в процессе виктимологической экспертизы исследовать два личностных фактора риска возникновения процесса трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации: психокультурную деформацию личности обучаемого и социально-психологическую деформацию личности обучающего.

В течение длительного времени в своих работах, посвященных социально-педагогической виктимологии образования, я делал основной упор на исследование социально-психологической деформации личности как фактора риска возникновения процесса трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации личности обучаемого. Основываясь на позициях А.И. Рогова, представившего четырехуровневую модель профессиональной деформации личности учителя, мной совместно с О.И. Руденской проведено исследование детерминант формирования социально-психологической деформации личности учителя.

Однако выдвижение в качестве предмета исследования педагогического общения побудило меня рассматривать в процессе виктимологической экспертизы качества образования триаду: психокультурную деформацию личности обучаемого, социально-психологическую деформацию личности обучающего и нарушение аттракции как психологического механизма, обеспечивающего конструктивное влияние педагогического общения на социальное развитие обучающейся личности.

Такой подход весьма актуален для оценки качества образования в современных интерактивных системах средней и высшей школы. Актуален уже по той причине, что более 76 % поступающих в высшие учебные заведения имеют психокультурную деформацию личности. А более 89 % профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений характеризуются наличием явных признаков социально-психологической деформации личности. В такой, к сожалению, реальной педагогической ситуации общения двух деформированных субъектов факт нарушения конструктивной социально-педагогической аттракции предопределен.

Социально-психологическая деформация личности обучающего, вольно или невольно, под воздействием деструктивной фрустрации перейдет в педагогическом общении на принципы принудительной манипуляции личностью обучающегося. Обучающийся же в качестве своей техники психологической защиты избирает чаще всего конфронтацию.

Манипулятивный стиль обучающего в столкновении с конфронтационньш стилем обучающегося и приводят к нарушению аттракции в педагогическом общении. Это и является одним из основных деструктивных источников процесса трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации обучающейся личности.

Формирование такого процесса трансформации педагогического общения предопределено реальным состоянием социального качества развития личности обучающегося. Эта реальность определяется мной как дефицитарная деформация развития личности.

Обосновывая дефицитарную деформацию развития личности как психологическую теорию, раскрывающую ненормативное развитие, неадаптивное развитие, отклоняющееся развитие и патоадаптивное развитие, мы, (а это, прежде всего, сотрудники Сибирского психосоциального института и аспиранты кафедры специальной и коррекционной психологии Новосибирского государственного педагогического университета) считаем необходимым включение в алгоритм виктимологической экспертизы качества образования процедуру психоаналитической диагностики поступающих в высшие учебные заведения.

Психоаналитическая диагностика необходима и для преподавателей высших учебных заведений. Именно на основании этих материалов возникает возможность организовать тренинга педагогической реабилитации преподавателей, что приведет к снижению в интерактивных системах высшей школы риска возникновения процесса трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации личности. Эта идея получила свою реализацию в организации работы Кемеровского института усовершенствования учителей в период руководства им Т.С. Паниной. Она весьма актуальна и для современной школы.

Исследование интерактивных систем образования в ряде вузов Новосибирска, основанное на визуальной оценке интерактивных актов между студентом и преподавателем и проективная реконструкция этих интеракций, а также выборочное диагностическое исследование отдельных преподавателей и студентов, обратившихся добровольно за консультативной помощью в Институт психологии личности, показало, что:
* аккультурационный стресс, который пережили и преподаватели, и студенты, стал своего рода актуализатором таких тенденций личностной деформации, как отчуждение и эмоциональное выгорание;
* среди студентов растет число лиц с признаками анемичной депрессии, что сказывается на их активности в педагогическом общении.

Эти скромные выводы дают основание предложить в качестве необходимых мер для эффективного управления качеством образования:
* психологическое исследование на выявление синдрома личностной деформации (СЛД) как у преподавателей, так и студентов;
* разработку и реальное воплощение системы психологической коррекционно-образовательной деятельности как необходимого условия повышения эффективности образования;
* организацию системы просвещения преподавателей с целью их ознакомления с новейшими психологическими технологиями педагогического общения;
* создание системы индивидуальной психологической помощи студентам, испытывающим психологические трудности в освоении учебного материала.

СЛД - это фактор риска вовлечения молодежи в религиозные секты и возникновения наркотической зависимости. Риск увеличивается и в связи с тем, что состояние личностной деформации сопровождается ростом социальной фрустрации и интерактивной неконгруэнтности, что создает динамически прогрессирующий дискомфорт личности. Именно этот дискомфорт и побуждает многих студентов искать выход в аддиктивных формах поведения, а это обстоятельство преобразует СЛД из феномена психологии развития в фактор дефицитарной патологии развития.

В связи с возрастанием психологической роли преподавателя в формировании социальной компетенции личности студента и возможным патогенным влиянием педагогического общения на формирование личности студента представляется весьма актуальным рассмотрение проблемы личностной деформации преподавателя как фактора патогенеза личностной деформации студента.

Деформация личности - это изменения, нарушающие целостность личности, снижающие ее адаптивность и профессионально-эффективное функционирование.

Профессиональная деятельность преподавателей неизбежно сопровождается изменениями в структуре личности, когда, с одной стороны, происходит усиление и интенсивное развитие качеств, способствующих успешному осуществлению профессиональной деятельности, а с другой, изменение, подавление или даже разрушение структур, не участвующих в этом процессе. Если эти изменения расцениваются как негативные, т.е. нарушающие целостность личности, снижающие ее адаптивность и устойчивость, то их следует рассматривать как профессиональные деформации преподавателей...

Виктимологическая экспертиза качества образования: психологические и социально-педагогические аспекты
Заключение


Дефицитарная деформация развития личности обосновывается нами как психологическое основание виктимности личности, т.е. ее предрасположенности стать жертвой социально-педагогической виктимизации в педагогическом общении, если его инициатором становится личность педагога, имеющая социально-психологические деформации.

Риск социально-психологической деформации личности педагога обусловливает его обращение в педагогическом общении к насильственным (принудительным) стилям влияния. Это ведет не только к утрате аттракции между учеником и преподавателем, но и вводит в действие механизм конфронтации. Он используется учеником как механизм защиты от психологического насилия преподавателя. Все это приводит к развитию позиционного конфликта и сужает рамки развития социальной компетенции личности или искажает ее.

В этом, пусть схематично и упрощенно, раскрываются основные позиции процесса трансформации педагогического общения в механизм социально-педагогической виктимизации.

Для достижения эффективных результатов виктимологической экспертизы качества образования современному исследователю необходимо знание как социально-педагогической виктимологии личности - жертвы нарушенного социогенеза, так и знания психологической виктимологии личности - жертвы нарушенного культурогенеза психики.

Именно два этих интегрированных знания, в совокупности с теорией педагогического общения и дадут возможность произвести качественную экспертизу виктимогенных факторов образования.
http://rudenskij.narod.ru/

Дефицитарная деформация личности подростка как критерий виктимности
Дефицитарная деформация личности подростка как проблема психологической теории и практики


Дефицитарная деформация личности подростка в качестве предмета психологического исследования рассматривается впервые. Как и впервые представляется феномен "дефицитарная деформация личности подростка". Отсутствие психологической феноменологии дефицитарной деформации личности сдерживает развитие психологических исследований по диагностике и технологиям коррекции дефицитарной деформации личности. А необходимость в эюм назрела уже давно.

Дело в том, что исследование психологических проблем подросткового кризиса и его последствий, которое автор осуществляет более двадцати пяти лет, позволило прийти к выводу, что конструктивное разрешение психологических проблем подросткового кризиса возможно не для всех подростков. Более 60% подростков имеют факторы риска деструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса. Факторы риска обусловлены отсутствием, а точнее - дефицитами культурного и психологического потенциала личности подростка, необходимого для конструктивного разрешения психологических проблем подросткового кризиса.

Дефициты культурного и психологического потенциалов личности подростка в условиях кризисного функционирования подростка являются причинами деформации личности. Отсюда и характеристика этого феномена как Дефицитарная деформация личности подростка.

Дефицитарная деформация личности подростка (ДДЛП) рассматривается автором как психологическая предпосылка формирования у подростка виктимности и как следствие этой виктимности - девиаций, аддикций и маргинальности.

В таком контексте дефицитарная деформация личности подростка обосновывается в качестве основного звена в психологическом механизме деструктивной социализации личности и её психологических, социологических и культурологических следствий в реальной практике социального функционирования личности.

А реальная практика такова:
- дефицит психокультурных потенциалов личности определяет возникновение трудных ситуаций, т.е. неспособность личности подростка решать социальные задачи своего функционирования;
- дефицит психологических механизмов рефлексии и переживания определяют невозможность для личности подростка конструктивно разрешить трудную ситуацию;
- осознание этой невозможности трансформирует трудную ситуацию в кризисную;
- конструктивное разрешение, которое также затруднено дефицитом психокультурных потенциалов.

В результате возникает деструктивное напряжение в виде эмоционального дискомфорта, тревоги и т.д. Аккумуляция этого напряжения создает интрапсихический фактор риска деформации: возникает сильное поле эмоционального напряжения, деформирующее нестабильные структуры Я-системы подростка.

Деструктивные стили педагогического и семейного общения самого разнообразного генезиса, создающие внешний психологический дискомфорт для развивающейся личности подростка, определяют формирование интерперсонального фактора риска дефицитарной деформации. А дезинтеграция культуры, приведшая к возникновению неуправляемых процессов социализации личности, ценностной дезориентации и социально - стрессовым расстройствам, определяет возникновение психосоциального фактора риска дефицитарной деформации личности подростка.

Интрапсихический, интерперсональный и психосоциальный факторы риска дефицитарной деформации личности подростка, интегрируясь, определяют своеобразие для каждого конкретного подростка динамики деформирующего личность механизма. Таким механизмом является стресс психологической аккулътурации.

Аналитический взгляд на динамику развития деформации личности подростка показывает, что в её основании лежит дефицит психокультурного потенциала личности подростка, который понимается мною как личностный фактор риска дефицитарной деформации. Дефицит психокультурного потенциала личности - это реальное нарушение психологического механизма рефлексии и психологической техники переживания. В результате подросток для устранения дискомфортного состояния вынужден прибегнуть к механизмам интрапсихической защиты. Интрапсихическая же защита, чаще всего в виде неадекватного самооправдания, не разрешает трудную ситуацию социального функционирования подростка и ведет к подавлению напряжения и его аккумуляции. Аккумуляция психического напряжения (во всех его деструктивных модификациях) в сочетании с возрастным психологическим фактором риска дефицитарной деформации личности подростка создает самые разнообразные формы компенсации - от девиантной до аддиктивной.

Теоретические подходы, которыми располагают педагогическая психология, психология развития, коррекционная психология и психодиагностика, полностью исключают диагностику и психологическую коррекцию факторов риска дефицитарной деформации личности подростка. Отсутствие психологической теории, раскрывающей феноменологию дефицитарной деформации личности подростка (ДДЛП), создает ситуацию невозможности устранить факторы риска: психосоциальные, интрапсихические, интерперсональные, личностные и возрастные. Это обстоятельство указывает на актуальность выдвижения дефицитарной деформации личности подростка как предмета психологического исследования, в котором все пять выявленных нами факторов риска дефицитарной деформации анализируются одновременно, т. е. с позиции системно-динамического (Л.И.Анцыферова) и психосоциального (К.А.Абульханова) подходов и центрации на культурогенетическом механизме развития личности.

Такое исследование призвано обосновать культурогенетическую концепцию психологии развития личности подростка...
Дефицитарная деформация личности подростка как критерий виктимности
Дефицитарная деформация личности подростка как нарушение процесса формирования характера


Деформация процесса характерообразования, если исходить из логики В.Н. Мясищева, нарушает динамику трансформации подростка из регулируемого в ссшорегулируюиуюся психосоциальную систему - личность.

Характер личности и самосознание личности - это два динамических индикатора социальной зрелости подростка. И в то же время самосознание личности - это психологический механизм интрапсихической индивидуализации личности, характер личности - это психологический механизм интерпсихической индивидуализации личности, Личность как саморегулирующаяся психосоциальная система может быть целостной только в том случае, если самосознание личности, воплощенное в её Я- концепции, актуализируется в характере личности. Это означает, что целостная личность подростка предстает для исследователя как интегрированное целое структуры характера.

С позиции формальной (иерархической) теории индивидуальности А.В. Либиньш предложены следующие измерения характера:
- Я - концепция;
- симптомокомплекс черт;
- Я - система ориентации.

В этой системе измерений хорошо интегрирован механизм интрапсихической регуляции. Но для решения целей нашего исследования необходимо ввести еще одно измерение - Я-система культурных и психических потенциалов личности.

Я-система культурных и психических потенциалов личности ( для краткости целесообразнее называть Я- система культурно-психологических потенциалов) характеризует уровень развития основных психологических механизмов, обеспечивающих социальное функционирование личности и уровень овладения личностью психологическими техниками управления этими механизмами.

К основным психологическим механизмам, обеспечивающим социальное функционирование личности, относятся:
1) механизмы психического отражения (ощущение, восприятие, мышление, память);
2) механизмы проектирования будущего (внимание, эмоции, воображение, воля);
3) механизмы опредмечиванид психических образований (деятельность, психомоторика).

Основными психологическими техниками, обеспечивающими осознанное управление психологическими механизмами, являются:
1) уравление уровнем психической активности организма за счет информационно-энергетического притока (релаксация, концентрация, медитация, ритуализация. катарсис);
2) эмоционально-волевое управление (самоисповедъ, самоприказ, самоубеждение, самовнушение, самоподкрепление);
3) управление мотивацией (непосредственное и опосредованное);
4) интегративные техники оперативной коррекции личности (рефлексия, интроспекция).

Психокультурный потенциал личности подростка представляет собой базальный уровень его характера, уровень, который обеспечивает не только формирование, но и функционирование всей структуры характера. И этим действительно обеспечивает реальное функционирование личности подростка как самоуправлясмой Я- системы.

Дефицит психокультурного потенциала личности подростка нарушает динамику формирования и функционирования характера. А сбои в системе "актуальная задача социального функционирования личности - психокультурный потенциал личности создаст источник ненормативного эмоционального напряжения, которое в силу дефицита психокультурного потенциала не в состоянии трансформироваться в переживание. а значит, обеспечить импульс для развития личности. Возникает трудная ситуация социального функционирования личности подростка (стресс, конфликт, фрустрация, кризис). Но она не может быть разрешена- ибо дефицит психокультурного потенциала определил возникновение для этой трудной ситуации дефицита переживания.

Переживание, в контексте идей Ф.Е. Василюка рассматривается мною как особая внутренняя деятельность, а точнее, работа сознания, с помощью которой личность подростка преодолевает трудные ситуации социального функционирования и восстанавливает равновесие Я-системы. В такой трактовке сущности переживания его можно отнести к интегративным психологическим технологиям управления психологическими механизмами развивающейся личности подростка.

Дефицит переживания, как показывают исследования К.А. Абульхановой-Славской и её сотрудников, стал ведущей тенденцией развития личности в последние годы. Дело в том, что техникой переживания подросток овладевает спонтанно в процессе активного включения в игровую деятельность. Игра является своего рода тренажером, обеспечивающим формирование психологической техники переживания личности. Эта феноменальная особенность игры была выявлена нами в процессе разработки социально-психологической теории праздничного общения, которое я рассматривал как механизм социального тренинга развития личности

Ограничение участия развивающейся личности в игровой деятельности является психокультурным фактором формирования у неё дефицита переживания, создающего психологическое основание для деформации характера. Это означает, что механизм дефицитарной деформации личности подростка необходимо рассматривать как трехзвенный процесс:
1) дефицит психологических и культурных условий развития-личности;
2) дефицит психокультурных потенциалов;
3) дефицит переживания.

Дефицит переживания представлен мною отдельно. Именно дефицит переживания и создает избыток негативного эмоционального напряжения, деформирующего характер личности и обуславливающего переход на деструктивно - компенсирующее социальное функционирование: аддикции, девиации, маргинализация.

Дефицит переживания создает в трудных ситуациях социального функционирования системную деформацию личности подростка, которая имеет следующие индикаторы:
1) когнитивный - системный интрапсихический конфликт между мотивами, ценностями и самооценкой личности;
2) аффективный - системная фрустрация социогенных и персоногенных потребностей развивающейся личности подростка;
3) акциональный - системная трансформация паттернов поведения на деструктивно- агрессивные и ведущие к анапсиозу личности.

Интегральным индикатором психологии дефицитарной деформации личности является неадекватный ситуации социального функционирования уровень социальной компетенции. Неадекватность социальной компетенции личности подростка определяет формирование критических ситуаций социального функционирования, что усиливает деструктивный процесс деформации и определяет переход личности подростка из состояния деформированной в статус виктимной.

Виктимная личность подростка с позиции психологии развития личности - это личность, ставшая жертвой деформации своего характера и самосознания.

Дефицитарная деформация личности подростка как критерий виктимности
Заключение


Представленная концепция дефицитарной деформации личности подростка как предмет психологического исследования ориентирована прежде всего на обоснование виктимологической концепции социальной работы и психологической концепции социальной педагогики.

Однако психологическое исследование дефицитарной деформации личности подростка и обоснование дефицита психокультурного потенциала личности как базовой детерминанты виктимизации, а самого процесса дефицитарной деформации личности в качестве психологического механизма виктимиэации представляет интерес для психологии развития, акмеологии, возрастной и педагогической психологии, психологии юридической и политической.

На такой общепсихологический статус исследования дефицитарной деформации личности выводят материалы аналитического сопоставления полученных результатов с работами по патопсихологии подросткового возраста, криминальной патопсихологии, психосоциологии развития, социальной и политической психологии, юридической психологии и психологии политики, психологии развития и акмеологии.

Психологические и социальные утраты, которые понесли люди нашей страны и стран СНГ в результате рецидивирующей модернизации социокультурной системы общества, выдвигают проблему психологии дефицитарной деформации личности в ряд наиболее актуальных и социально значимых проблем развития и практического приложения психологии.

Психосоциальные, интрапсихические, интерперсональные, возрастные и личностные аспекты актуализации исследования психологии дефицитарной деформации личности отражены в моих работах последних лет. Изложенные в них концептуальные подходы стали основой для разработки ряда психологических проблем личности, которые нашли отражение в диссертационных исследованиях по психологии, социологии и педагогике.

Анализируя динамику рецидивирующей модернизации российского общества в контексте её влияния на механизмы социогенеза и культурогенеза, все более и более убеждаюсь в росте, а не снижении актуальности проблемы дефицитарной деформации развития личности подростка как общепсихологической проблемы с большим спектром практической значимости. Это подтверждают и исследования ученых Институтов РАН: системного анализа, социально-экономических проблем народонаселения и социологии Российской Академии наук.

Концептуальные основы психологии адаптирующейся личности
Введение


...Работа раскрывает функционально-динамический подход к пониманию нормы и патологии социального функционирования личности в противовес существующему еще в ряде работ статистически - адаптационному подходу. Такой подход к трактовке нормы в психопатологии подвергнут критическому анализу в широко известной работе Б.С. Братуся <Аномалии личности>. Несмотря на то, что в названии нашей теории есть слово <адаптация>, как и в критикуемом методологическом подходе, предложенный и раскрытый функционально динамический подход рассматривает сам феномен <адаптация> не как модификацию конформизма, а как ситуативную субъективизацию личности. Именно в трактовке адаптации как ситуативной субъективизации, а через неё и самоактуализации, индивидуализации и социальной интеграции, и определяется своеобразие функционально-динамического подхода к пониманию нормы социального функционирования личности. Это понимание отражено в названии психологической теории социального функционирования личности - психологии адаптирующейся личности.

Не адаптированной, а именно адаптирующейся, что означат находящейся в динамическом равновесии, в динамическом действии личности. Нарушение динамического равновесия в социальном функционировании адаптирующейся личности неизбежно приводит её в социальной дезинтеграции.

Работа ставит цель вскрыть социокультурные механизмы социальной дезинтеграции личности и выдвигает феномен адаптирующейся личности как характеристику личности, обладающей способностью оптимально функционировать в условиях кризисных ситуаций общественной жизни и конфликтов личности с её социокультурным окружением.

В работе проблемы личности, её социального функционирования впервые на психологическом уровне рассматриваются проблемы социальной дезинтеграции.

Социальная интеграция, по выражению одного из крупнейших американских ученых Т. Парсонса, является основной проблемой социологии.

Нами предложен психологический взгляд на проблему интеграции социокультурной системы общества. Опираясь на предложенный более 30 лет назад Л.П. Буевой системный взгляд на личность, мы исходим в анализе проблем её социального функционирования, во-первых, из системного подхода, а во-вторых, из принципа иерархии психосоциальных систем. Это позволяет нам рассматривать в качестве первичной проблемы социокультурную систему общества, а в качестве основополагающей, формирующей социокультурную систему общества - личность.

Личность является автономной психосоциальной системой, стремящейся к интеграции с социокультурной системой. Адаптация в случае интеграции личности в социокультурную систему выполняет роль интефативного механизма. А дезинтеграция личности формируется под воздействием дезадаптивных механизмов функционирования личности.

Социальная интеграция личности не является фиксированным процессом. Она обеспечивается динамической адаптацией личности, а отношения личности и общества носят характер динамического равновесия, что позволяет рассматривать интеграцию как элемент в системном процессе социального функционирования личности.

Нами выявлено, что дезинтеграция личности может быть обусловлена нейродинамическими дефектами, патологиями личности, аномалиями психического развития, социально-психологическими деформациями, конституционно-психологическими нарушениями и т. д. Но мы будем рассматривать проблемы социального функционирования личности в единстве адаптогенных факторов: стрессов, кризисов, фрустраций и функциональной готовности личности к использованию этих факторов для личностного роста. В этом аспекте предлагаемая психологическая теория личности представляет собой вклад в развитие проблем социоонтогенеза личности и психологию развития личности.

Работа была выполнена при моральном покровительстве моего научного консультанта по докторантуре академика Международной академии акмеологических наук, доктора философских наук, профессора Евгении Анатольевны Яблоковой, за что ей большое спасибо! Спасибо Игорю Николаевичу Яблокову - доктору философских наук, профессору и Наталье Игоревне Яблоковой - кандидату философских наук, доценту. Они в короткие минуты наших междугородних телефонных разговоров умели прекрасно помочь мне преодолевать экзистенциональныс кризисы, возникающие в процессе работы над данной проблемой.

Психология адаптирующейся личности кристаллизировалась в спорах с прекрасными педагогами и моими самыми дружественными оппонентами - доктором педагогических наук, профессором Натальей Эмильевной Касаткиной и доктором педагогических наук, профессором Светланой Николаевной Чистяковой.

Практическую проверку в течение трех лет психология адаптирующейся личности прошла в <Авторской школе социальных педагогов профессора Руденского>, созданной в Кемеровском областном институте усовершенствования учителей по инициативе академика Академии педагогических и социальных наук, заслуженного учителя России Татьяны Семеновны Паниной.

Условия для экспериментальной проверки основных положений психологии адаптирующейся личности помог создать бессменный декан филологического факультета Новосибирского педагогического университета Надежда Ивановна Прокопьева.

Особую благодарность за помощь в создании концептуальных основ психологии адаптирующейся личности хочется выразить исполнительному директору Института психологии личности, психологу-диагносту Ольге Ивановне Руденской, моим ученикам психологам-аналитикам Института психологии личности и моим детям, психологам-лаборантам Дмитрию Евгеньевичу Руденскому и Юлии Евгеньевне Руденской, которые тоже внесли свой вклад в создание этой психологической теории.

Концептуальные основы психологии адаптирующейся личности формировались в процессе становления Кафедры специальной и коррекционной психологии Новосибирского педагогического университета, факультета психологии Сибирского университета, Института психологии личности, Колледжа психологии и Сибирского психосоциального Института, которые автор организовывал для практического воплощения разработанной концепции адаптирующейся личности. Вся организационно-методическая и финансовая деятельность по их созданию легли на плечи автора. Было нелегко, но и то, что они реально существуют, и что они созданы в трудное время, все это - доказательство верности основных положений концепции психологии адаптирующейся личности.

Динамическая адаптация как стратегия собственной личной жизни помогла мне преодолеть очень многие психосоциальныс барьеры, создаваемые моими оппонентами на ниве психологического просвещения. Я не буду называть их фамилии не потому, что все не уместятся, а потому что, пропустив кого-либо, не отдам должное за создание мне стрессов как адаптогенных факторов, так необходимых в создании этой психологической теории личности.

Работа над концептуальными основами психологии адаптирующейся личности помогла мне адаптироваться к условиям рыночных отношений и правилам общения, адекватным этим условиям. Поэтому в работе воплощён не только опыт профессиональной деятельности, но и опыт личного адаптивного социального функционирования в тех условиях, которые и вспоминать не всегда приятно. Но все стрессы, кризисы и конфликты в конечном итоге привели к тому, что вы найдете на страницах этой работы.

Концептуальные основы психологии адаптирующейся личности
Кризис периода взросления


Термин <кризис периода взросления> - весьма неточное обозначение для большого числа различных субъективно переживаемых трудностей и разных видов отклоняющегося поведения. Это понятие, если его вообще можно считать диагностической категорией, служит собирательным диагнозом, ичего не говорящим о нозологической принадлежности нарушений и о течении процесса. Кризисами периода взросления называют чрезвычайно гетерогенную группу расстройств, общий признак которых - возрастной этап их появления и, как правило, бурное полисимптоматическое течение. Эти кризисы чреваты возникновением экстремальных ситуаций, если переживания или действия подростка приводят к искажению отношений с действительностью или делают его опасным для себя самого или для окружающих.

Как синоним термина <кризисы периода взросления> используется понятие <варианты нормальных переживаний и форм поведения в период взросления>, т. е. это варианты протекания развития. Характерными являются переживания кризисов самооценки физической привлекательности и способностей, чувства вины, собственной неполноценности, в поведении возможны суицидальные попытки, побеги, утрированные реакции протеста. Глубокий кризис - общий знаменатель этих переживаний и поведенческих отклонений - девиаций, ведущих к социальной дезинтеграции личности.

Неуверенность и сомнения подростков, связанные со становлением собственной сексуальности, часто приводят к тяжелым кризисам и нередко выливаются в суицидальные попытки. Большинство этих нарушений преходящи, но, с другой стороны, именно в период взросления закладываются основы расстройств, устойчиво проявляющихся во взрослом возрасте.

У подростков часто нет четких представлений о сексуальности и сексуальном поведении или же они чувствуют <давление социальных норм в отношении сексуальных достижений>. Это переживание обычно не принимает форму частых половых контактов, а выражается в страхе несоответствия собственного сексуального развития возрастной норме.

Кризис идентичности может проявляться в различной симптоматике. Характерно чувство неполноценности, депрессивное настроение и суицидальные намерения. Нередко они связаны с переживанием деперсонализации и с ипохондрическими опасениями (пубертатная ипохондрия). Кризисы идентичности можно рассматривать как реакцию на утрату статуса ребенка, на глубокое несоответствие биологических возможностей социальным, на неуверенность в своей компетентности в новом статусе, на резкие биологические изменения, происходящие в организме взрослеющего человека.

Неуверенность и страхи могут достигать такой степени, что возникает боязнь утратить телесное и душевное единство. В таких случаях подростки часто создают поведенческие ритуалы, позволяющие им снова и снова убеждаться в наличии себя самого (например, ощупывают свое тело, часто смотрятся в зеркало, записывают свои мысли и навязчивые действия). На этом примере можно видеть, как различные нарушения периода взросления связаны между собой или перекрываются по симптоматике (кризисы идентичности, синдромы деперсонализации и навязчивости).

Помимо субъективного чувства неуверенности в различных аспектах собственного существования это расстройство предполагает наличие неопределенности, по меньшей мере, в трех из перечисленных ниже областей:
* долгосрочные цели;
* выбор профессии;
* круг друзей;
* сексуальная ориентация и сексуальное поведение;
* религиозная идентификация;
* нравственные устои;
* групповая лояльность.

Широко распространенные в период взросления реакции протеста могут иметь генерализованный характер, быть направленными против семьи, отца или выражаться в побегах из дома. Содержание их - противостояние авторитетам, существующим порядкам, структуре социальных норм или же побег - отказ от этого противостояния, избегание его. Другими формами подобного избежания могут быть наркотическая зависимость или вступление в псевдорелигиозные общины (так называемые молодежные религии). Кризисы авторитетов иногда сопровождаются нарушениями процессов созревания и перерастают в психиатрические экстремальные случаи: дслинквентное поведение (например, групповые преступления) или суицидальные попытки. Все это связано с переживанием отчуждения (деперсонализация и дереализация). Под <переживанием отчуждения> понимают изменения восприятия самого себя (деперсонализация), других людей или окружающей обстановки (дереализация), которые субъективно выглядят как трансформация действительности или как утрата реальности. Телесные переживания такого рода нередки в период взросления. Они протекают приступообразно и расцениваются подростком скорее не как выпадение из восприятия фрагментов действительности, а как <усиленная или достигающая кризисной кульминации саморефлексия>.

Деперсонализация тесно связана с проблемами идентичности и пубертатной ипохондрии. Основу всех этих нарушений составляет необходимость изменить представления о собственном теле, возникающая в период взросления. Синдром деперсонализации может встречаться в начале шизофренического процесса и циклотимии, в рамках неврозов и как реактивное состояние. Для деперсонализации характерна тревога, связанная с изменениями собственного тела. Основные симптомы здесь следующие:
* чувство отчуждения;
* беспокойство в связи с этим переживанием;
* отсутствие его бредовых интерпретаций;
* субъективное ощущение неадекватности эмоциональных реакций.

Подростки высказывают, например, беспокойство в связи с тем, что их руки или ноги увеличились или уменьшились, пропорции лица изменились, что их нога или рука, кажется, им больше не принадлежит; иногда они испытывают сомнения в реальности собственного существования. В зависимости от вербальных способностей подростки могут описывать эти ощущения более или менее четко. Некоторые высказывают <подлинные> сомнения в реальности собственной личности. Описывая свое состояние, они часто говорят, что чувствуют себя как во сне или что реагируют на окружающее как машина. С этими переживаниями связано опасение утраты контроля над собственной личностью и своими поступками. Некоторые вырабатывают настоящие поведенческие ритуалы, позволяющие убеждаться в реальности своих действий и самого собственного существования: ощупывают свое тело, щиплют себя или другим способом причиняют себе легкую боль, смотрятся в зеркало, чтобы удостовериться в наличии собственного лица. Эта симптоматика часто связана с сенсорными нарушениями: больным кажется, что они слышат все звуки как бы издали, окружающие предметы зрительно воспринимаются удаленными.

Основной признак синдрома дереализации - измененное восприятие окружения. Форма или размеры предметов и людей воспринимаются искаженными, люди - неживыми.

Нарушения оценки собственной внешности наиболее часто связаны:
* с действительным или мнимым уродством лица (например, слишком длинный нос, асимметричные черты, слишком маленький рот, угревая сыпь, шрамы);
* с размерами тела: к нарушениям самооценки могут приводить как слишком маленькие, так и слишком крупные его размеры (у девочек, чаще, - слишком крупные, у мальчиков - слишком маленький рост);
* с искривлениями позвоночника (сколиозы и кифозы), ограничениями подвижности, аномалиями походки, последствиями разного рода повреждений (ожогов, обваривания).

У слишком чувствительных подростков в связи с такими физическими особенностями иногда возникают тяжелые кризисы самооценки, хотя в некоторых случаях даже значительные дефекты тела не вызывают никаких или почти никаких психических отклонений. Это подтверждает существование индивидуальных различий во взаимодействии факторов риска с защитными факторами, а также свидетельствует о возможности справиться с неблагоприятными личными и социальными обстоятельствами, т. е. активно формировать условия собственного развития.

Концептуальные основы психологии адаптирующейся личности
Симптомы нарастающего эмоционального выгорания


ФАЗА <НАПРЯЖЕНИЯ>

Тревожное напряжение служит предвестником и <запускающим> механизмом в формировании эмоционального выгорания. Напряжение имеет динамический характер, что обусловливается изматывающим постоянством или усилением психотравмирующих факторов. Тревожное напряжение включает несколько симптомов:

1.Симптом <переживания психотравмирующих обстоятельств>.

Проявляется усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов социального функционирования личности, которые трудно или вовсе неустранимы.

Если человек не ригидсн, то раздражение ими постепенно растет, накапливается отчаяние и негодование. Неразрешимость ситуации приводит к развитию прочих явлений <выгорания>.

2.Симптом <неудовлетворенности собой>.

В результате неудач или неспособности повлиять на психотравмирующие обстоятельства, человек обычно испытывает недовольство собой, избранной профессией, занимаемой должностью, конкретными обязанностями. Действует механизм <эмоционального переноса> - энергетика направляется не только и не столько вовне сколько на себя. По крайней мере, возникает замкнутый энергетический контур <Я и обстоятельства>: впечатления от внешних факторов деятельности постоянно травмируют личность и побуждают ее вновь и вновь переживать психотравмирующие элементы социального функционирования.

В этой схеме особое значение имеют известные нам внутренние факторы, способствующие появлению эмоционального выгорания: интенсивная интериоризация обязанностей, роли, обстоятельства деятельности, повышенная совестливость и чувство ответственности. На начальных этапах <выгорания> они нагнетают напряжение, а на последующих провоцируют психологическую защиту.

З.Симптом <загнанности в клетку>.

Возникает не во всех случаях, хотя выступает логическим продолжением развивающегося стресса. Когда психотравмирующие обстоятельства очень давят и устранить их невозможно, к нам часто приходит чувство безысходности. Мы пытаемся что-то изменить, еще и еще раз обдумываем неудовлетворительные аспекты своей работы. Это приводит к усилению психической энергии за счет индукции идеального: работает мышление, действуют планы, цели, установки, смыслы, подключаются образы должного и желаемого. Сосредоточение психической энергии достигает внушительных объемов. И если она не находит выхода, если не сработало какое-либо средство психологической защиты, включая эмоциональное выгорание, то человек переживает ощущение <загнанности в клетку>.

Это состояние интеллектуально-эмоционального затора, тупика. В жизни мы часто ощущаем состояние <загнанности в клетку>, и не только по поводу профессиональной деятельности. В таких случаях мы в отчаянии произносим: <неужели это не имеет пределов>, <нет сил с этим бороться>, <я чувствую безысходность ситуации>. Нас повергает в исступление бюрократическая казенщина, организационная бестолковщина, людская непорядочность, повседневная рутинность.

4.Симптом <тревоги и депрессии>.

Обнаруживается в связи с профессиональной деятельностью в особо осложненных обстоятельствах, побуждающих к эмоциональному выгоранию как средству психологической защиты. Чувство неудовлетворенности работой и собой порождает мощные энергетические напряжения в форме переживания ситуативной или личностной тревоги, разочарования в себе, в избранной про4)ессии, в конкретной должности или месте службы. Симптом <тревоги и депрессии> - крайняя точка в ормировании тревожной напряженности при развитии эмоционального выгорания.

ФАЗА <РЕЗИСТЕНЦИИ>

Вычленение этой фазы в самостоятельную весьма условно. Фактически сопротивление нарастающему стрессу начинается с момента появления тревожного напряжения. Это естественно: человек осознанно или бессознательно стремится к психологическому комфорту, снизить давление внешних обстоятельств с помощью имеющихся в его распоряжении средств. Формирование защиты с участием эмоционального выгорания происходит .на фоне следующих явлений:

5.Симптом <неадекватного избирательного эмоционального реагирования>.

Несомненный признак <выгорания>, когда человек перестает улавливать разницу между двумя принципиально отличающимися явлениями: экономичное проявление эмоций и неадекватное избирательное эмоциональное реагирование.

В первом случае речь идет о выработанном со временем полезном навыке (подчеркиваем это обстоятельство) подключать к взаимодействию с другими людьми эмоции довольно ограниченного регистра и умеренной интенсивности: легкая улыбка, приветливый взгляд, мягкий, спокойный тон речи, сдержанные реакции на сильные раздражители, лаконичные формы выражения несогласия, отсутствие категоричности, грубости. Такой режим общения можно приветствовать, ибо он свидетельствует о высоком уровне профессионализма. Он вполне оправдан в случаях:
* если не препятствует интеллектуальной проработке информации, обусловливающей эффективность деятельности. Экономия эмоций нс снижает <вхождение> в партнера, то есть понимание его состояний и потребностей, не мешает принятию решений и формулировке выводов;
* если не настораживает и не отталкивает партнера;
* если, при необходимости, уступает место иным, адекватным формам реагирования на ситуацию.

6. Симптом <эмоционально-нравственной дезориентации>.

К сожалению, в жизни мы зачастую сталкиваемся с проявлениями эмоционально-нравственной дезориентации. Как правило, это вызывает справедливое возмущение, мы осуждаем попытки поделить нас на достойных и недостойных уважения. Но с такой же легкостью почти каждый, занимая свое место в системе служебно-личностных отношений, допускает эмоционально-нравственную дезориентацию. В нашем обществе привычно исполнять свои обязанности в зависимости от настроения и субъективного предпочтения, что свидетельствует, если можно так сказать, о раннем периоде развития цивилизации в сфере межсубъектных взаимосвязей.

7.Симптом <расширения сферы экономии эмоций>.

Такое доказательство эмоционального выгорания имеет место тогда, когда данная форма защиты осуществляется вне профессиональной области - в общении с родными, приятелями и знакомыми.

8.Симптом <редукции профессиональных обязанностей>.

Термин редукция означает упрощение.

Реагирование без чувств и эмоций наиболее яркий симптом <выгорания>. Он свидетельствует о социально-психологической деформации личности и наносит ущерб субъекту общения. Партнер, обычно, переживает проявленное к нему безразличие и может быть глубоко травмирован.

9.Симптом <личностной отстраненности или деперсонализации>.

Метастазы <выгорания> проникают в установки, принципы и систему ценностей личности. Возникает деперсонализированный защитный эмоционально-волевой антигуманистический настрой. Личность утверждает, что работа с людьми не интересна, не доставляет удовлетворения, не представляет социальной ценности. В наиболее тяжелых формах <выгорания> личность рьяно защищает свою антигуманистическую философию: <ненавижу,..>, <презираю...>, <взять бы автомат и всех...>. В таких случаях <выгорание> смыкается с психопатологическими проявлениями личности, с неврозоподобными или психопатическими состояниями.

10.Симптом <психосоматических и психовегетативных нарушений>.

Как следует из названия, симптом проявляется на уровне физического и психического самочувствия. Обычно, он образуется по условно-рефлекторной связи негативного свойства. Многое из того, что касается субъектов профессиональной деятельности, провоцирует отклонения в соматических или психических состояниях. Порой даже мысль о таких субъектах или контакт с ними вызывает плохое настроение, дурные ассоциации, бессонницу, чувство страха, неприятные ощущения в области сердца, сосудистые реакции, обострения хронических заболеваний.

Переход реакций с уровня эмоций на уровень психосоматики свидетельствует о том, что эмоциональная защита (<выгорание>) самостоятельно уже не справляется с нагрузками, и энергия эмоций перераспределяется между другими подсистемами индивида.

Это приводит к формированию субсиндромов травматического влияния трансформации социокультурной системы российского общества. Влияние которой на личность мы рассматриваем как социально-стрессовое расстройство.


Основы психотехнологии общения менеджера
Психологическая технология как система действий


Психотехника представляет собой систему взаимосвязанных операций, направленных на изменение состояний, мотиваций, установок и т. д. у личности, на которую оказывается воздействие.

Так как руководитель в управлении оказывает воздействие на две относительно самостоятельные структуры личности: психологическую и социальную, то целесообразно выделить две группы психотехник - индивидуально-психологические и социально-психологические.

Индивидуально-психологические психотехники ориентированы на использование в межличностном управленческом общении и учитывают следующие факторы:
а) индивидуально-психологические особенности личности руководителя (понятые им в процессах психодиагностики, аутопсиходиагностики и управляемые им);
б) психотип личности, на которую оказывается воздействие (определяемый руководителем на основе метода визуальной диагностики);
в) психологический и социальный контакт взаимодействия (включающий взаимный интерес или его отсутствие общающихся).

Социальные психотехники используются в групповом (или массовом) общении и требуют учета: индивидуальных способностей руководителя; способности руководителя к ролевой самоорганизации в соответствии с ситуацией управленческого общения; особенностей состояния группового (или массового) настроения; композиционного состава психотипов личности в группе (или характера межгруппового общения, если речь идет о массе); психологических дистанций общения; типа реагирования, профессионально или этнически обусловленного в группе, и т. д.

Если рассматривать психосоциологию управления в предлагаемом нами аспекте как учебный предмет, то его целью будет сформировать:
а) навыки аутопсиходиагностики и визуальной психодиагностики личности;
б) практическое владение социальной технологией ролевого управления в социальных организациях;
в) владение психологическими технологиями воздействия на личность и социально-психологическими технологиями воздействия на малые и большие социальные группы.

Исходя из предложенной трехчленной цели психосоциология управления предстает как наука и практика о психологических и социальных технологиях воздействия на личность через организацию и управление исполняемыми ее социальными ролями. В таком смысле сам процесс управления людьми предстает как:
а) правильное определение профессионально-функциональной роли каждого человека в социальной организации и его места в технологической цепи производства;
б) создание условий для каждого человека для максимально точного усвоения предназначенной ему профессионально-функциональной роли;
в) обеспечение условий для выполнения каждым человеком его профессионально-функциональной роли.

Введение социальной роли в ранг базовой категории психосоциологии управления и обусловливает рассмотрение управленческого общения в качестве социальной игры. При этом уточним - социально-ролевой игры. Характеристика управленческого общения как социально-ролевой игры обусловлена целым рядом факторов...

Основы психотехнологии общения менеджера
Публичная речь как диалогистическая форма коммуникативной деятельности


...Диалогистический принцип общения в публичной речи реализуется при условии, если говорящий (инициатор общения) и слушающий (реципиент) организуют свое взаимодействие при соблюдении определенных правил.

ПРАВИЛА ДЛЯ ГОВОРЯЩЕГО

Первое правило: уважительность, доброжелательность по отношению к партнеру, с которым вы вступаете в общение.

Второе правило: вежливость (обязательно уместная) и недопустимость категоричности в суждениях.

Третье правило: скромность в самооценках и самопрезентация, ненавязчивость изложения своих позиций, взгядов и оценок.

Четвертое правило: ориентироваться на партнера, создавать для него психологический комфорт.

Пятое правило: постоянно стимулировать интерес партнера к теме общения, учитывать его интересы.

Шестое правило: быть логичным в изложении своих взглядов и позиций.

Седьмое правило: поддерживать внимание партнера, стимулировать его активность в восприятии речи.

Восьмое правило: избирать стиль речи, приемлемый не только для ситуации общения, но и для восприятия партнером.

Девятое правило: избирать дистанцию в общении, систему жестикуляции и мимики, не раздражающих партнера и создающих для него удобства в общении.

ПРАВИЛА ДЛЯ СЛУШАЮЩЕГО

Первое правило: не жалейте времени для того, чтобы выслушать партнера.

Второе правило: терпеливо и уважительно относитесь к говорящему.

Третье правило: не перебивайте партнера, выслушайте его до конца.

Четвертое правило: дайте партнеру выразить себя в общении, стимулируйте его активность.

Пятое правило: используйте речевые, жестовые, мимические средства эмоционально-психологической поддержки говорящего.

Основы психотехнологии общения менеджера
Психологический прием <Золотые слова> и <Терпеливый слушатель>


...3. Психологический прием <Золотые слова>

<Золотое слово> - это комплимент. Комплименты - это слова, содержащие, по мнению А. Ю. Панасюка, небольшое преувеличение в оценке положительных качеств человека. В нашем же понимании комплимент - это динамическая система логически упорядоченных вербальных знаков, несущих позитивную, подчеркивающую значимость личности, информацию.

В этом смысле использование комплимента в общении будет приемом формирования аттракции.

В основе психотехники комплиментарного воздействия на личность лежит феномен психологического внушения. Под внушением в психотехнологии (как, впрочем, и в психологии в целом) понимается создание у партнера определенного состояния или побуждения к определенным действиям с помощью эмоционально окрашенного представления этого состояния и этих действий.

Комплимент создает очаг раздражения в коре головного мозга и формирует как бы <заочное> удовлетворение потребности в самосовершенствовании. Эмоционально окрашенный словесный текст комплимента формирует в сознании партнера по общению новое представление собственного <Я> и дает стимул к действиям. Однако, как справедливо отмечает А. Ю. Панасюк, фактически потребность в самосовершенствовании при этом не будет удовлетворяться, но реальными будут ощущение ее удовлетворения и возникшие на этой почве положительные эмоции.

Психологический механизм формирования аттракции путем комплиментарного воздействия на личность (прием <Золотые слова>)
(1) Воздействие комплиментом - эмоциональная завышенная оценка качеств личности.
(2) Возникновение эффекта внушения.
(3) Следствие внушения-удовлетворение потребности <выглядеть> лучше.
(4) Следствие удовлетворения потребности - образование положительных эмоций.
(5) Расположенность к источнику комплиментарного воздействия.

Самый эффективный способ формирования аттракции - это комплимент на фоне антикомплимента себе.

Можно рекомендовать следующие правила применения комплиментов в общении:
(1) Комплимент должен отражать положительные, и только положительные, качества того, кому он адресуется.
(2) Положительное качество в комплименте не должно чрезмерно преувеличиваться, т. е. комплимент должен быть тонким.
(3) Тонким комплимент будет лишь тогда, когда вы знаете мнение партнера об этом его качестве.
(4) Нельзя превращать комплимент в обязанность.
(5) Комплимент должен подчеркивать совершенство, а не рекомендовать стать совершеннее.

4. Психологический прием <Терпеливый слушатель>

У каждого человека есть потребность в самовыражении. Это процесс актуализации собственного <Я>. Самовыражение связано с установлением психологического контакта между субъектами общения. Условия возникновения психологического контакта - установление равенства психологических позиций общающихся.

Психологический механизм действия <Терпеливый слушатель>
(1) Признание равенства психологических позиций с человеком, стремящимся к самовыражению в общении.
(2) Концентрация внимания на интересующей его проблеме.
(3) Установление визуального контакта с ним.
(4) Стимулирование его высказываний.
(5) Терпеливое и активное выслушивание его.
(6) Удовлетворение его потребности в самовыражении.
(7) Образование у него положительных эмоций.
(8) Расположенность его к источнику положительных эмоций.

В основу психологической техники формирования аттракции положен принцип изменения поля ценностных ориентации на основе использования знания о психосоциальных потребностях личности. Психотехнология в данном случае нацелена на то, чтобы сформировать ценностные ориентации как фундамент аттракции. Эмоции здесь выполняют функции модулятора процессов аттракции.

Опираясь на потребности человека в общении, взявший на себя функции психотехнолога воздействия создает (используя предлагаемые приемы) эмоциогенную атмосферу, психологически комфортную для партнера. В такой атмосфере ускоряется формирование аттракции.

Таким образом, психотехнология формирования аттракции направлена на эмоциональное поле личности, через которое оказывает воздействие на систему ее ценностных ориентации...




Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой первое исследование проблем, связанных с виктимологическими аспектами предупреждения преступлений в сфере компьютерной информации.
Предпринятое диссертантом исследование позволило:
-определить, что компьютерные преступления - это общественно опасные противоправные виновно совершаемые наказуемые деяния, в которых в качестве предмета преступления выступает, информация ЭВМ;
-произвести анализ соотношения понятий "вредоносная программа" и "компьютерный вирус". на основании которого сделан вывод, что вирусные программы являются самостоятельным классом вредоносных программ для ЭВМ;
-сделать вывод, что не всякое создание и распространение компьютерного вируса необходимо считать преступлением;
-провести анализ компьютерного уголовного законодательства зарубежных стран, на основе чего показать традиционные для мирового права черты и новизну российских уголовно-правовых норм, посвященных ответственности за преступления в сфере компьютерной информации компьютерного права;
-систематизировать способы совершения преступлений в сфере компьютерной информации;
-провести сравнительный анализ жертв компьютерных преступлений по Ю.М.Батурину и жертв компьютерных преступлений, изученных автором:
-определить круг субъектов впктимологической профилактики преступлений в сфере компьютерной информации;
-сформулировать вывод о том. что отсутствие необходимых рекомендаций со стороны Верховного суда России затрудняет работу правоохранительных органов.
Новизна работы определяется также положениями, выносимыми на защиту:
1) преступления в сфере компьютерной информации - те уголовные правонарушения, в которых компьютерная информация выступает в качестве их предмета;
2) доступом к компьютерной информации является санкционированное и упорядоченное собственником информационной системы взаимодействие лица с устройствами ЭВМ с последующей любой формой проникновения к информации с возможным ознакомлением с информацией или без такового и позволяющее манипулировать данной информацией;
3) положение о "компьютерной викптмности (уязвимости)" как о способности компьютеров в силу своих технических, потребительских свойств быть виктимным:
4) положение о разделении, витимологических факторов, влияющих на совершение преступлении в сфере компьютерной информации по направленности воздействия на:
-относящиеся к личности жертвы преступлений в сфере компьютерной информации;
-относящиеся к личности преступника;
5)положение о выделении двух групп жертв компьютерных преступлений: физических лиц и общностей (юридические лица и иные образования):
6)положение о структуре субьектов виктимологической профилактики преступлений в сфере компьютерной информации:
7) положение о выделении в системе предупредительного воздействия на преступность в сфере компьютерной информации виктимологического элемента предупреждения, как самостоятельного направления;
8) положение о необходимости создания Центра учета и анализа преступлений в сфере компьютерной информации;
9) положение о том, что виктимологическая профилактика компьютерных преступлений может осуществляться на трех уровнях:
-виктимологическая профилактика в отношении одного компьютера
-внутренняя виктимологическая профилактика;
-виктимологическая профилактика в интерактивной среде;
-виктимологическая профилактика при работе с другими людьми;
Внешняя виктимологическая профилактика
10) Введение в понятийный аппарат криминологии понятия "информационная виктимность" для определения степени виктимности ук преступлениям в сфере компьютерной информации физических и юридических лиц.




СОДЕРЖАНИЕ