стр. 1
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>




в.н. волков
А.В. ДАТИЙ



СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА



Рекомендовано Министерством образования
Российской Федерации в качестве учебного пособия
для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по юридическим специальностям



Закон и право • Москва • 2000

УДК 340.6(075.8)
ББК 58я73
В67


Одобрено Редакционно-издательским советом
Юридического института МВД России


Рецензенты:
зам. начальника Медицинского управления ГУИН
Министерства юстиции РФ канд. мед. наук А.Г. Бородулин
и д-р мед. наук, проф., акад. МАНЭБ В.И. Дутов



Главный редактор издательства Н.Д. Эриашвили


Волков В.Н., Датий А.В.
В67 Судебная медицина: Учеб. пособие для вузов / Под ред. проф. А.Ф. Волынского. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000. — 639 с.
ISBN 5-238-00142-8.

Судебная медицина как самостоятельная отрасль медицины решает опре­деленный круг вопросов, возникающих при проведении следствия и судеб­ного разбирательства. Ее значение еще более возрастает в связи с тем, что она связана преимущественно с привлечением к уголовной ответственности по поводу преступлений против личности, а также других преступлений, когда возникают вопросы, касающиеся жизни и здоровья человека. Знание основ судебной медицины позволит юристам избежать ошибок при назначении и оценке результатов судебно-медицинской экспертизы.
Рассматриваются основные сведения о процессуальных основах судебно-медицинской экспертизы и ее организации в Российской Федера­ции, представлена методика проведения подобной экспертизы, особое внимание уделено систематизации предмета, даны определения понятий, встречающихся в судебной и судебно-медицинской практике, с которыми приходится встречаться юристам при оценке результатов судебно-медицинской экспертизы.
Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, юристов, работников органов следствия, а также всех тех, кто занимается проблемами судебной медицины.

ББК 58я73
ISBN 5-238-00142-8
O В.Н. Волков. А В. Датий, 2000
O ООО "ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА", 2000
Воспроизведение всей книги или любой ее части
запрещается без письменного разрешения
издательства


Введение

Судебная медицина изучает и разрабатывает различные проблемы биологии применительно к требованиям юридической и медицинской науки, правосудия и законности. Это самостоятельная отрасль медици­ны, решающая определенный круг вопросов, которые возникают при проведении следствия и судебного разбирательства. Кроме того, она дает этим проблемам свою судебно-медицинскую экспертную оценку, кото­рая является в юридической практике одним из видов доказательства.
В нашей стране «Основами законодательства Российской Федера­ции об охране здоровья граждан» (от 22 июля 1993 г.) установлено функционирование в системе здравоохранения подразделений судебно-медицинской экспертизы. Так, в ст. 52 определено, что «Судебно-медицинская экспертиза производится в медицинских учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения экспер­том бюро судебно-медицинской экспертизы, а при его отсутствии — врачом, привлеченным для производства экспертизы, на основании постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора или определения суда». При этом специфические особенности имеют методика судебно-медицинской экспертизы, ее документация и форму­лирование результатов исследования.
Судебно-следственная практика показывает, что неосведомленность и недостаточная подготовленность юристов в назначении и оценке ре­зультатов судебно-медицинской экспертизы могут привести к ошибкам и, как следствие, к неправильной их трактовке.
Значение судебной медицины тем более важно, что она связана пре­имущественно с привлечением к уголовной ответственности по поводу преступлений против личности (раздел 7 УК РФ), а также некоторых других преступлений (например, при грабеже, разбое, уклонении от во­енной службы путем членовредительства и т.д.), когда возникают вопро­сы, касающиеся жизни или здоровья человека (пострадавшего). Следует отметить и то, что круг медицинских вопросов, возникающих в судебной практике, весьма обширен и охватывает очень многие специфические для медицинской специальности проблемы. Поэтому разрешение ряда вопросов не может быть осуществлено только судебно-медицинским экспертом, необходимо привлечение врачей других специальностей.
В учебнике особое внимание уделено уточнению и определению встречающихся в судебной и судебно-медицинской практике понятий, с которыми приходится встречаться при оценке результатов судебно-медицинской экспертизы. Эти понятия должны быть известны юристам при постановке вопросов экспертам и оценке экспертных заключений.
Знание основ судебной медицины позволит работникам органов следствия квалифицированно осмотреть труп на месте происшествия, дать оценку повреждениям при освидетельствовании живого лица, своевременно обнаружить, правильно изъять и направить на исследо­вание вещественные доказательства, хотя бы ориентировочно опреде­лить давность повреждений и время наступления смерти.
До настоящего времени в учебниках по судебной медицине для юристов уделялось очень мало внимания систематизации предмета. Содержание науки излагалось авторами произвольно в зависимости от их личных склонностей или представлений о значимости того или иного раздела. Кроме того, основным недостатком учебников, по на­шему мнению, являлось то, что практически отсутствовала их диффе­ренциация для юридических и медицинских вузов.
В данном учебнике рассматриваются также основные сведения о процессуальных основах судебно-медицинской экспертизы и ее органи­зации в Российской Федерации, в частности, экспертиза вреда здоро­вью, побоев, истязаний, мучений, заражения венерическими заболева­ниями и ВИЧ-инфекцией, определения возраста и состояния здоровья, установления пола и преступлений против половой неприкосновенно­сти и половой свободы личности, экспертиза трупов, вещественных доказательств и ряд других вопросов.
Учебник «Судебная медицина» написан в соответствии с учебной программой по данному предмету для юридических вузов Российской Федерации. В нем на основе современных научных данных и практиче­ского опыта последовательно и доступно излагаются правовые положе­ния и нормативные указания, цели и задачи судебной медицины, основы анатомии и физиологии человека, особенности судебно-медицинской экспертизы травм, заболеваний, отравлений, расстройств здоровья от различных факторов, а также другие вопросы, важные для юристов. Кроме того, кратко описаны некоторые юридические понятия, дана уголовно-правовая характеристика правонарушений и иные сведения из области права для того, чтобы юрист правильно понимал стоящие перед судебно-медицинским экспертом задачи.
Все вопросы рассматриваются в соответствии с новым Уголовным кодексом Российской Федерации (1996 г.).
Учебник рассчитан на студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, сотрудников правоохранительных органов, работ­ников прокуратуры, суда и адвокатуры, а также будет полезен всем тем, кто интересуется проблемами борьбы с преступностью в России.
Авторы с признательностью примут все предложения, замечания и уточнения, касающиеся учебника.

Раздел I. Понятие о судебной медицине

Глава 1. Предмет, методы и объекты судебной медицины

Судебная медицина, как видно уже из самого названия нау­ки, имеет отношение к двум отраслям знания — медицине и праву. По своему содержанию это — наука медицинская, в ко­торой можно найти разделы различных медицинских специаль­ностей, и ее развитие тесно связано с развитием медицины и естествознания. Существенной особенностью судебной медици­ны как специальности является то, что она изучает не один вид расстройства или нарушения одного определенного органа, а имеет объектом исследования всего человека в его нормальном физиологическом и патологическом состоянии. Однако объем судебной медицины определяется потребностями науки права: в судебную медицину входят только избранные отделы медицин­ских специальностей и естествознания, именно те, содержание которых наиболее приложимы для судебных целей. Этим же объясняется существование в судебной медицине таких разде­лов, которые ни в какой другой медицинской специальности не встречаются.
Иными словами, судебной медициной называется медицинская наука, занимающаяся рассмотрением и разработкой вопросов ме­дицины и биологии, возникающих в судебно-следственной прак­тике, которые подлежат экспертной оценке врача (как правило судебно-медицинского эксперта).
По мере своего развития судебная медицина формировалась, как самостоятельная дисциплина со строго очерченным кругом проблем, определявшимися потребностями правовой практики. Развитие науки вообще, и медицинской науки в частности, про­должающаяся дифференциация и расширение медицинских дисциплин, привели, с одной стороны, к ограничению круга вопросов, включаемых в судебную медицину, с другой — к рас­ширению ее разделов.
Поясним это положение следующими примерами. Учение о повреждениях является обширным разделом судебной медици­ны. Судебные медики разрабатывают его в направлении потреб­ностей юридической практики. Однако сейчас развивается такая отрасль хирургии как травматология. Последняя изучает, в ча­стности, и механизмы возникновения повреждений, которые всегда приходится устанавливать при судебно-медицинской экс­пертизе повреждений. При этом возможности травматологии значительно шире, чем судебной медицины. Но судебно-медицинская травматология ограничивается определенным кругом вопросов и не может включать всю травматологию.
Расширение разделов судебной медицины можно видеть также на примере разработки проблем экспертизы огнестрель­ных повреждений. Развитие и совершенствование огнестрель­ного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ требуют от су­дебно-медицинского эксперта знаний огнестрельного оружия и его действия. В последние годы в нашей стране стало широко применяться газовое оружие как средство самообороны. В связи с этим раздел судебной медицины, посвященный огнестрельным повреждениям и их экспертизе, значительно расширился и про­должает пополняться новыми данными.
Непрерывное развитие медицинской науки сопровождается не только расширением, но и дифференциацией, более узкой специализацией отдельных ее отраслей, а это требует глубоких знаний конкретной специальности, изучения обширной литера­туры, освоения специальных методов исследования.
В то же время судебная медицина, как специальная дис­циплина, не может охватить все отрасли медицины, и судебно-медицинский эксперт не может быть экспертом во всех вопросах, относящихся к другим медицинским специально­стям. Основываясь на достижениях других отраслей медици­ны, судебный медик использует их данные и методы исследо­вания для разработки и освоения своих профессиональных проблем и задач.
Так, методы исследования, применяемые в отоларинголо­гии, используются в судебно-медицинской практике для выявле­ния потери слуха и при экспертизе искусственных и притворных болезней. Основы и методы акушерской, гинекологической, уро­логической, сексологической теории и практики используются при судебно-медицинской экспертизе половых состояний. Однако спе­циальные вопросы отоларингологии, акушерства, гинекологии, урологии, сексологии и других наук могут разрешаться в судебной практике только специалистами именно в этих областях.
Например, причинную связь между травмой уха и развившим­ся понижением слуха может установить специалист-отоларинголог а не судебно-медицинский эксперт. Последний на основе заключения отоларинголога определит степень тяжести причинения вре­да здоровью, но не может произвести самостоятельного специаль­ного исследования.
Развитие судебной медицины обусловлено также и влиянием правовых наук. Правовая теория и практика ставила и ставит перед судебной медициной новые проблемы и вопросы, тре­бующие углубленного и всестороннего исследования. Так, толь­ко в последние годы были приняты Гражданский (1994 г.) и Уголовный кодексы (1996 г.) РФ. На повестке дня принятие Гражданского процессуального и Уголовно-процессуального ко­дексов РФ. Именно их разработка требует практического при­менения медицинских данных в судебно-следственной практи­ке, что и составляет предмет судебно-медицинской экспертизы являющейся составной частью судебной медицины. Содержание предмета судебной медицины определяется существующей прак­тикой судебно-медицинской экспертизы. То есть, предметом су­дебной медицины являются теория и практика судебно-меди­цинской экспертизы и исследование ее объектов.
Судебно-медицинская практика заключается прежде всего в исследовании объектов судебно-медицинской экспертизы по определенным поводам. Необходимо уточнить, что объектами судебно-медицинской экспертизы являются:
• живые лица;
• трупы;
• вещественные доказательства;
• материалы следственных и судебных дел;
• нарушения профессиональных обязанностей медицинским персоналом.
Таким образом, предмет судебной медицины можно пред­ставить следующим образом.
1. Понятие о судебной медицине. Определение судебной меди­цины. Предмет, методы, объекты судебной медицины и история ее развития.
2. Процессуальные и организационные основы судебно-медицин­ской экспертизы. Судебно-медицинская экспертиза и ее виды. Судебно-медицинские эксперты, их права и обязанности. Орга­низация судебно-медицинской экспертизы в России.
3. Расстройство здоровья и смерть от различных видов внеш­него воздействия. Расстройство здоровья и смерть от механиче­ских повреждений, от кислородного голодания, от действия фи­зических, химических и биологических факторов.
4. Судебно-медицинская экспертиза живых лиц. Поводы и по­рядок назначения и проведения экспертизы живых лиц. Экспер­тиза степени тяжести вреда здоровью, утраты трудоспособности, состояния здоровья, определения возраста, искусственных и притворных болезней, половых состояний и преступлений, за­ражения венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией.
5. Судебно-медицинская экспертиза трупа. Умирание и смерть. Трупные явления. Поводы и порядок назначения и проведения экспертизы трупов. Объекты экспертизы.
6. Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств. Поводы и порядок назначения и проведения экспертизы вещест­венных доказательств. Объекты экспертизы.
7. Судебно-медицинская экспертиза по материалам следствен­ных и судебных дел. Поводы и порядок назначения и проведения экспертизы по материалам следственных и судебных дел. Объек­ты экспертизы.
8. Судебно-медицинская экспертиза по делам о нарушении ме­дицинским персоналом профессиональных обязанностей. Поводы и порядок назначения и проведения экспертизы дел о нарушении медицинским персоналом профессиональных обязанностей. Объекты экспертизы.
Предлагаемая система дает довольно четкое представление о содержании судебной медицины, о взаимной связи всех ее разделов.
Единым методом судебной медицины является диалектический материализм. Учение великого отечественного ученого И.П. Пав­лова о высшей нервной деятельности, о единстве физиологии и патологии, о локализации и компенсации функций, о единстве процессов возбуждения и торможения открыло перед судебными медиками методологически правильный путь к пониманию и разработке проблем судебной медицины: процессов танатогенеза, скоропостижной смерти, кислородного голодания, действия ядо­витых веществ и ряд других.
В судебной медицине широко используются и частные ме­тоды исследования, применяемые в других отраслях медицины. Так, при экспертизе живых лиц широко используются методы исследования, применяемые в различных клинических специальностях. При исследовании трупов используются гистологические, микробиологические, инструментальные, судебно-химические и другие методы.
Кроме того, в судебной медицине разрабатываются и приме­няются свои специальные методы исследования. Например при исследовании огнестрельных повреждений важно определить дистанцию выстрела. Для этой цели применяется, во-первых, эксперимент, устанавливающий признаки близкого выстрела и, во-вторых, рентгенологическое, микрохимическое и спектро­графическое исследования пороховых остатков. Разработаны методы определения видовой, групповой и половой принадлежности крови в пятнах и многие другие, которые будут приводиться в различных главах учебника.

Контрольные вопросы
1. Дайте определение понятию «судебная медицина».
2. Чем обусловлено развитие судебной медицины в последние годы?
3. Какие объекты исследуются при проведении судебно-медицинской экспертизы?
4. Что составляет предмет судебной медицины?
5. Какие методы используются при проведении судебно-медицинской экспертизы?

Глава 2. История отечественной судебно-медицинской службы

2.1. Судебная медицина в России до 1917 г.

Судебная медицина в России развивалась своим, самобытным путем в соответствии с особенностями развития общественного строя, организации системы здравоохранения и медицинской науки.
История судебной медицины в России складывается из ис­тории развития судебно-медицинской теории и практики как отрасли медицинской науки. Потребности правовой и судебной практики в разрешении специальных медицинских вопросов требовали проведения судебно-медицинских исследований. Из этого вытекала необходимость совершенствования специальных медицинских знаний.
Медицинские освидетельствования для нужд правовой прак­тики проводились в Российском государстве уже в XVII в. Апте­карский приказ в XVI—XVII вв. стал высшим государственным «организационным» медицинским учреждением в России. Для истории судебной медицины особый интерес представляет на­блюдение за профессиональной деятельностью лекарей и аптека­рей, проводивших помимо этого и освидетельствование для опре­деления годности к государственной и военной службе, а также производство врачебной и судебно-медицинской экспертизы.
Первые законодательные положения о судебно-медицинской экспертизе содержатся в Воинском Уставе Петра I с 1716 г. Так, в артикуле 154 Воинского Устава указывается на необходимость вскрытия трупов убитых и установления причины их смерти. Но уже в 1706 г. по Указу Петра I в Москве был основан госпиталь. В анатомическом театре при нем вскрывались трупы.
В 1737 г. издается Указ «О содержании в знатных городах ле­карей», которые были обязаны производить судебно-медицинские исследования.
В 1755 г. учреждаются должности докторов в уездах и окру­гах, а в 1796 г. — должности инспекторов в губерниях. В 1797 г. создаются врачебные управы, состоящие из инспектора и двух членов управы, на которые возлагалась также и судебно-медицинская практика.
В 1803 г. была образована Государственная Медицинская Управа при Министерстве внутренних дел России. По положению о его Медицинском Совете (1841 г.), он стал высшим врачебно-полицейским, врачебно-судебным и врачебно-учебным учрежде­нием. В 1842 г. был издан Устав судебной медицины, действо­вавший с небольшими изменениями до революции 1917 г.
В 1864 г. в России была проведена судебная реформа. Судебно-медицинская экспертиза заняла должное место при рас­смотрении и оценке доказательств.
В 1869 г. врачебные управы были реорганизованы во врачеб­ные отделения губернских правлений с врачебным инспек­тором во главе.
Развитие судебной медицины как науки тесно связано со становлением университетов, появлением в них кафедр судеб­ной медицины и ее преподаванием на юридических и медицин­ских факультетах.
Так, преподавание судебной медицины в Московском универ­ситете началось со второй половины XVIII в. Уже в 60-х гг. XVIII в. профессор И. Эразмус производил судебно-медицинские вскрытия и читал лекции по судебной медицине для студентов. В 1804 г. в университете была образована кафедра анатомии, физио­логии и судебно-врачебной науки. С 1813 г. кафедру возглавил профессор Е.О. Мухин. Он ввел чтение курса лекций по судебной медицине и обязательный курс практических занятий по исследо­ванию трупов с составлением судебно-медицинских заключений.
В 1824 г. в Военно-медицинском журнале хирург И.В. Буяльский опубликовал «Руководство врачам к правильному осмотру мерт­вых человеческих тел для узнания причин смерти, особливо при судебных исследованиях» (в 1829 г. на его основе вышло офици­альное наставление для судебно-медицинского вскрытия тру­пов). Чуть позднее профессор А.П. Нелюбин опубликовал «Пра­вила для руководства судебного врача при исследовании отрав­лений с присовокуплением синоптических судебно-медицин­ских таблиц о ядах».
В 1832 г. вышел первый отечественный учебник профессора С.А. Громова «Краткое изложение судебной медицины для ака­демического и практического употребления».
В XIX в. судебная медицина преподавалась также в Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии и на медицинских факультетах Юрьевского, Харьковского, Казанского, Киевского и ряда других университетов.
Большое внимание уделял судебной медицине великий рус­ский хирург Н.И. Пирогов. В 1841 г, он издал уникальный атлас «Анатомические изображения человеческого тела, назначенные преимущественно для судебных врачей». Н.И. Пирогов впервые описал признаки входного и выходного огнестрельных отверстий.
В 1847 г. профессор Казанского университета Г.И. Блосфельд издал первый учебник для юристов «Начертание судебной меди­цины для правоведов, приспособленное к академическим преподаваниям в российских университетах».
Научные работы по судебной медицине с 1823 г. стали сис­тематически помещаться в «Военно-медицинском журнале» в специальном разделе. С 1865 г. стал выходить первый судебно-медицинский журнал «Архив судебной медицины и обществен­ной гигиены», который издавался до 1917 г.
Судебно-медицинские вопросы в период с 1861 по 1913 гг. неоднократно рассматривались на Пироговских съездах врачей.

2.2. Судебная медицина после Октябрьской революции

После Октябрьской революции был организован новый го­сударственный аппарат. Созданный декретом Совета Народных Комиссаров 11 июля 1918 г. Народный комиссариат здравоохра­нения РСФСР осуществлял и организацию судебно-медицинской экспертизы. В нем был организован отдел гражданской медицины с подотделом медицинской экспертизы, который уже в феврале 1919 г. издал «Положение о правах и обязанностях государственных медицинских экспертов».
В апреле 1919 г. Народным комиссариатом здравоохранения и Народным комиссариатом юстиции РСФСР были изданы «Прави­ла о порядке вскрытия трупов, лиц, умерших в больницах и лечеб­ных заведениях» и «Временные правила классификации телесных повреждений».
В 1920 г. состоялся 1-й Всероссийский съезд судебно-меди­цинских экспертов, уделивший большое внимание вопросам организации экспертизы и преподавания судебной медицины в медицинских и юридических вузах страны.
В 1922 г. была проведена организационная перестройка сис­темы судебно-медицинской экспертизы. В Народном комисса­риате здравоохранения РСФСР учреждалась секция судебно-медицинской экспертизы, в губерниях — должность губернского судебно-медицинского эксперта, в уездах — уездного судебно-медицинского эксперта. В крупных городах один судебно-медицинский эксперт приходился на 100 000 жителей.
В 1922—1923 гг. вводятся в действие Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР. Последний определил про­цессуальное положение судебно-медицинской экспертизы.
В 1924 г. в Народном комиссариате здравоохранения РСФСР была введена должность Главного судебно-медицинского экс­перта, и таким образом завершилась организация структуры су­дебно-медицинской экспертизы, сохранившаяся в основном до настоящего времени. В том же году в Ростове-на-Дону, Ленин­граде и Свердловске были организованы первые в России судебно-медицинские лаборатории.
В 1926 г. состоялся 2-й Всероссийский съезд судебно-медицинских экспертов. А в 1928 г. Народный комиссариат здраво­охранения и Народный комиссариат юстиции РСФСР утверди­ли «Правила для составления заключений о тяжести поврежде­ний» и «Правила судебно-медицинского исследования трупов».
Важное значение в развитии судебно-медицинской науки имела организация в 1932 г. Государственного научно-исследо­вательского института судебной медицины Народного комис­сариата здравоохранения РСФСР, первым директором которого стал профессор Н.В. Попов. В 1934 г. вышло в свет новое «По­ложение о производстве судебно-медицинской экспертизы».
В 1937 г. в связи с государственной реорганизацией была вве­дена должность Главного судебно-медицинского эксперта Народ­ного комиссариата здравоохранения СССР. Важное значение для развития судебной медицины имело постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 4 июля 1939 г. № 985 «О мерах укрепления и развития судебно-медицинской экспертизы».
Судебные медики, участвуя в 1942—1946 гг. в работе Чрезвы­чайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, выявили большое количество достоверных объективных доказательств преступлений фашистов против человечества.
В 1946 г. было организовано Всесоюзное научное общество судебных медиков.
В послевоенный период, особенно после выхода в 1948 г. приказа министра здравоохранения СССР № 82, стала широко разрабатываться одна из актуальных проблем современной судеб­ной медицины — экспертиза в случаях скоропостижной смерти.
В 1952 г. была введена новая «Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы». А в 1953 г. произведена ре­организация учреждений судебно-медицинской экспертизы, созданы бюро судебно-медицинской экспертизы в областях и республиках.
С 1958 г. и по настоящее время выходит журнал «Судебно-медицинская экспертиза».
В 70—80-е гг. был издан ряд приказов Министерства здраво­охранения по улучшению деятельности судебно-медицинской службы, организации бюро судебно-медицинской экспертизы, ут­верждены новые правила проведения различных видов экспертиз.
Состоялось три съезда Всесоюзного научного общества су­дебных медиков (1976, 1982, 1988 гг.) и четыре съезда Всерос­сийского научного общества судебных медиков (1981, 1987, 1992, 1996 гг.).
Решением 3-го Всероссийского съезда судебных медиков в 1992 г. был создан Учебно-методический центр по судебной ме­дицине при Министерстве здравоохранения РФ.
В марте 1995 г. приказом № 51 Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации был создан Республиканский центр судебно-медицинской экс­пертизы на базе двух учреждений федерального масштаба — Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РФ и НИИ судебной медицины Минздрава РФ. На Центр возложены разработка наиболее актуальных вопросов су­дебной медицины и судебной химии, организация и планирова­ние научно-исследовательских работ в Российской Федерации, внедрение научных результатов в судебно-медицинскую практи­ку, производство наиболее сложных судебно-медицинских экс­пертиз по поручению правоохранительных органов, участие в подготовке кадров судебно-медицинских экспертов и их последипломном образовании.
В 90-е гг. в ряде постановлений Правительства РФ по борьбе с преступностью было предусмотрено участие в этой работе су­дебно-медицинской службы России.
С 1997 г. действует новый Уголовный кодекс РФ, который имеет большое значение в становлении судебно-медицинской экспертизы в России. В частности, для реализации ряда его по­ложений издан приказ Министерства здравоохранения РФ № 407 от 10 декабря 1996 г. «О введении в практику правил произ­водства судебно-медицинских экспертиз».
В начале октября 1996 г. в Суздале состоялся 4-й Всерос­сийский съезд судебных медиков. На нем были обсуждены ос­новные направления развития и проблемы судебно-медицин­ской службы России.
Таким образом, рассмотрение истории развития судебной медицины говорит о том, что она всегда находилась на передо­вых позициях отечественной науки, отвечала современным, прогрессивным требованиям медицинской и юридической наук, пользовалась большим авторитетом у представителей правоохра­нительных органов как наука, объективно отражающая различ­ные стороны доказательного процесса при тех или иных деяни­ях в судебно-следственном процессе.

Контрольные вопросы

1. В каком российском документе впервые законодательно отмечены отдельные, но существенные положения судеб­но-медицинской экспертизы?
2. Охарактеризуйте основные этапы становления судебно-ме­дицинской службы в России.

Раздел II. Процессуальные и организационные основы судебно-медицинской экспертизы в России

Глава 3. Процессуальные основы судебно-медицинской экспертизы

3.1. Общие положения

Судебно-медицинская экспертиза служит целям и задачам оте­чественного правосудия и осуществляется на основе и с соблюде­нием действующего в Российской Федерации уголовного и граж­данского, уголовно-процессуального и гражданского процессуаль­ного законодательства, а также положений, правил, приказов и инструкций, издаваемых Министерством здравоохранения РФ.
Освидетельствование и экспертиза. Врач может быть привле­чен к освидетельствованию и экспертизе. Эти действия отлича­ются между собой.
Освидетельствование — следственное действие, проводимое следователем, иногда с привлечением врача.
Экспертиза — судебно-медицинское исследование, прово­димое врачом-экспертом в соответствии с постановлением сле­дователя (судьи) при возбужденном уголовном деле — судеб­ном разбирательстве.
За освидетельствование несет ответственность следователь, за экспертизу — врач-эксперт.
Освидетельствование. Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 181 УПК РСФСР) предусматривает освидетельствование. По­следнее является процессуальным действием и представляет со­бой вид судебно-следственного осмотра.
Следователю законом предоставлено право произвести осви­детельствование подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего. Освидетельствование производится следователем по различным поводам, например для установления на их теле следов преступления или наличия особых примет (татуировок определенного содержания на определенных местах, рубцов, ка­ких-либо надписей, родимых пятен и др.), если при этом не тре­буется судебно-медицинской экспертизы. Освидетельствование производится в присутствии понятых, а в некоторых случаях — с участием врача. Если освидетельствование сопровождается обнажением свидетельствуемого лица, то следователь и понятые должны быть того же пола. При освидетельствовании не может присутствовать следователь, если освидетельствованию подвер­гается лицо другого пола и оно сопровождается обнажением свидетельствуемого лица. В этом случае освидетельствование производится врачом в присутствии понятых.
Экспертиза. Одним из доказательств по уголовному делу яв­ляются любые фактические данные, на основе которых следова­тель и суд устанавливают наличие или отсутствие правонаруше­ния и виновность совершившего его лица. Эти данные устанав­ливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, веществен­ными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами (ст. 69 УПК РСФСР). Приме­нение специальных судебно-медицинских знаний для решения вопросов, возникающих в практической деятельности органов доз­нания, следствия и суда, называют судебно-медицинской эксперти­зой. Экспертиза производится экспертами соответствующих уч­реждений или иными специалистами. В качестве эксперта мо­жет быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми по­знаниями для дачи заключения (ст. 78 УПК РСФСР).
Судебно-медицинская экспертиза производится обычно экс­пертами бюро судебно-медицинской экспертизы. Но закон пре­дусматривает также и то, что экспертом может быть назначен любой врач, обладающий необходимыми познаниями для про­ведения судебно-медицинской экспертизы.
Порядок назначения экспертизы. Если возникает необходи­мость в проведении экспертизы, следователь выносит постанов­ление, в котором указываются: основания для назначения экс­пертизы, фамилия эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть произведена экспертиза; вопросы, постав­ленные перед экспертом; материалы, предоставляемые в распо­ряжение эксперта. До назначения эксперта следователь выясня­ет необходимые данные о его специальности и компетентности (ст. 184 УПК РСФСР). Судебно-медицинская экспертиза может производиться только в установленном законом порядке, только по назначению лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда (ст. 78 УПК РСФСР). Судебно-медицинская экспертиза не может производиться по просьбе частных лиц, учреждений, организаций, товарищеских судов.
Большую роль при назначении экспертизы играет правиль­ное формулирование вопросов в постановлении, которые следо­ватель ставит на разрешение экспертов. Их характер зависит от объекта экспертизы и специфических особенностей, подлежа­щих выяснению при различных обстоятельствах смерти, а равно от целей экспертизы живых лиц. Если при формулировании во­просов у следователя возникают затруднения, то ему целесооб­разно предварительно проконсультироваться со специалистом в области судебной медицины или даже с тем экспертом, которо­му предполагается поручить производство экспертизы.
Обязательное проведение экспертизы (ст. 79 УПК РСФСР) необходимо для:
1) установления причин смерти и характера телесных повре­ждений;
2) определения психического состояния обвиняемого или по­дозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу его вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими;
3) определения психического или физического состояния сви­детеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
4) установления возраста обвиняемого, подозреваемого и по­терпевшего, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют.
Обязанности и права эксперта. Врач, назначенный экспер­том, обязан явиться по вызову лица, проводящего дознание, следователя, прокурора и суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам (ст. 82 УПК РСФСР).
Эксперт имеет право:
1) знакомиться с материалами дела, относящимися к прове­дению экспертизы;
2) заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнитель­ных материалов, необходимых для дачи заключения;
3) с разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда присутствовать при допросах и других след­ственных и судебных действиях и задавать допрашиваемым во­просы, относящиеся к предмету экспертизы.
Эксперт может получать материалы только от следователя. Следователь должен сообщить обвиняемому, какие материалы он предоставляет эксперту для исследования, и узнать, нет ли у него каких-либо дополнительных материалов для предоставле­ния их эксперту. Обвиняемый имеет право возбудить ходатайст­во об истребовании дополнительных материалов, необходимых для представления экспертизе. Эксперт может предварительно просмотреть со следователем материалы, собранные для экспер­тизы, и установить, достаточны ли они для дачи заключения.
Если поставленный эксперту вопрос выходит за пределы специальных знаний эксперта или представленные ему материа­лы недостаточны для заключения, эксперт в письменной форме сообщает органу, назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение (ст. 82 УПК РСФСР).
Орган, назначивший экспертизу, рассматривает заявление эксперта о недостаточности материалов и при действительной необходимости истребует эти материалы — документы, напри­мер, историю болезни, заключение специалиста; вещественные доказательства (кровь для определения ее группы); протоколы допросов свидетелей, обвиняемого или потерпевшего и т.д.
Эксперт может и не отвечать на поставленные ему вопросы, если они не относятся к его специальности, его специальным знаниям или если представляемые материалы недостаточны. Так, судебно-медицинский эксперт не может давать заключение о правильности или неправильности проведения хирургической операции, поскольку это относится к компетенции хирурга, или судить о психическом состоянии, вменяемости, — это относится к компетенции психиатра. В данном случае эксперт должен объ­яснить, почему невозможно ответить на поставленные вопросы.
Следователь направляет в Бюро судебно-медицинской экс­пертизы постановление о назначении экспертизы и необходи­мые для ее проведения материалы.
Руководитель экспертного учреждения поручает экспертизу одному или нескольким сотрудникам данного учреждения. По поручению следователя руководитель экспертного учреждения разъясняет сотрудникам, которым поручается производство экс­пертизы, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РСФСР, предупреждает их об ответственности за дачу за­ведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ и за разглашение данных предварительного расследования по ст. 310 УК РФ, о чем он берет у них подписку. Последняя вместе с заключением эксперта направляется следователю (ст. 187 УПК РСФСР).
Производство экспертизы вне экспертного учреждения. При проведении экспертизы вне экспертного учреждения следова­тель выносит постановление о назначении экспертизы, вызыва­ет к себе лицо, которому поручается экспертиза, удостоверяется в его личности, специальности и компетентности, устанавливает отношение эксперта к обвиняемому, подозреваемому, потер­певшему и проверяет, нет ли оснований к отводу эксперта.
Следователь вручает эксперту постановление о назначении экспертизы, разъясняет ему права и обязанности, предусмотрен­ные ст. 82 УПК РСФСР, и предупреждает об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и за разглашение данных предварительного расследования. Обо всем этом следователь де­лает отметку в постановлении о назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта (ст. 189 УПК РСФСР).
Допрос эксперта. Следователь имеет право допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного экспертом заключения (ст. 192 УПК РСФСР). При допросе эксперта составляется про­токол с соблюдением требований ст. 141 и 142 УПК РСФСР.
Отвод эксперта. Эксперту может быть заявлен отвод (ст. 67 УПК РСФСР). Эксперт не может принимать участия в произ­водстве по делу в следующих случаях:
1) если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, свидетелем, а также если он участво­вал в данном деле в качестве переводчика, лица, производив­шего дознание, следователя, обвинителя, защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, граж­данского истца или гражданского ответчика;
2) если он является родственником потерпевшего, граждан­ского истца, гражданского ответчика или их представителей, родственником обвиняемого или его законного представителя, родственником обвинителя, защитника, следователя или лица, производившего дознание;
3) если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что эксперт лично, прямо или косвенно заинтересован в этом деле;
4) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;
5) если он производил по данному делу ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела;
6) в случае, когда обнаружится его некомпетентность.
Но врач (ст. 67 п. За УПК РСФСР) может быть экспертом даже в том случае, если он в качестве специалиста в области су­дебной медицины принимал участие в наружном осмотре трупа на месте происшествия.
Пределы компетенции судебно-медицинского эксперта. При экспертизе живых лиц судебно-медицинскому эксперту и врачу-эксперту в процессе производства по делу задают самые разно­образные вопросы. На одни вопросы эксперт может, должен и обязан отвечать — это вопросы, относящиеся к специальности эксперта. Другие вопросы, не относящиеся к его специальности, эксперт обязан отклонить, отказаться от ответа на них. Эти пра­во и обязанность эксперта предусмотрены законом.
Вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта (ст. 78 УПК РСФСР).
Эксперт должен строго придерживаться пределов своих спе­циальных знаний. Прежде всего он не должен в своих заключе­ниях касаться вопросов умысла, неосторожности, противоправ­ности, квалификации действия. Так, эксперт не может в своем заключении указывать, что имело место изнасилование, члено­вредительство и др. Эти понятия юридические и решаются сле­дователем, судом.
Эксперт обязан установить, если ему это позволяют меди­цинские данные, происхождение повреждений, были ли они причинены посторонней или собственной рукой, механизм воз­никновения повреждений, давность их и другие особенности. Эксперт может сопоставлять объективные данные, обнаружен­ные им при исследовании, с объяснениями подэкспертного и ответить на вопрос, соответствуют ли объективные данные объ­яснениям подэкспертного.
Процессуальный закон дает право следователю проверить компетенцию эксперта и сформулировать вопросы, подлежащие разрешению с помощью экспертизы. О повседневных взаимоот­ношениях эксперта со следователем и прокурором в процессе проведения экспертизы в законе ничего не говорится. Эти взаи­моотношения регулируются не процессуальными, а моральны­ми, этическими нормами. Решающим фактором в этих взаимо­отношениях является стремление к установлению истины по делу. Закон устанавливает определенные сроки расследования, в то время как сроки проведения экспертизы законом не предусмотрены. Вот почему следователь нередко просит эксперта закончить экспертизу к определенному сроку. Естественно, экс­перт должен рассматривать подобную просьбу следователя как необходимость, вытекающую из существа дела, и приложить максимум усилий, чтобы ее выполнить.
В процессе следствия (судебного заседания) роль и задачи ка­ждого участника процесса, в том числе и эксперта, определены Уголовно-процессуальным кодексом, предоставляющем право следователям (судьям) по своему внутреннему убеждению оцени­вать все имеющиеся доказательства, иногда не соглашаясь с вы­водами экспертизы. В этом случае следствие (суд) должен моти­вировать причины своего несогласия (ст. 80 УПК РСФСР).
Определенные этические нормы складываются у судебно-медицинского эксперта с подсудимым и потерпевшим. Эксперт объективностью своего заключения должен убедить не только суд, но и подсудимого и потерпевшего. Поэтому он должен спо­койно ответить на все их вопросы, какими бы наивными или не­вежественными с точки зрения судебной медицины они не были.
Наиболее этически сложным является вопрос о компетентно­сти эксперта. Судебно-медицинский эксперт как специалист должен хорошо понимать, подготовлен ли он по уровню своих знаний и опыту к проведению конкретной экспертизы. Если у него возникают сомнения по поводу своей компетентности, он должен довести это до сведения лица, назначившего экспертизу. Судебная этика также рекомендует не скрывать тех сомнений, которые возникли у эксперта в процессе проведения экспертизы.
Определение и разграничение правовых и медицинских понятий. Судебно-медицинскому эксперту в процессе расследования и при судебном разбирательстве ставят на разрешение самые раз­нообразные вопросы. Как уже было сказано, эксперт должен, ознакомившись с вопросами, выяснить, что не относится к его компетенции. Недостаточно опытным судебно-медицинским экспертам и врачам, которым редко приходится выступать в ка­честве экспертов, иногда кажется, что они обязаны отвечать на любой вопрос, заданный следователем или судьей. Еще и сейчас в законе встречаются понятия, не имеющие четкого определе­ния. Одни считают, что это понятия медицинские, другие — юридические. Работники органов расследования и суда задают судебно-медицинскому эксперту вопросы, относящиеся к по­добным понятиям, а судебно-медицинские эксперты на них от­вечают, не учитывая, что эти понятия не медицинские. При судебно-медицинской экспертизе приходится встречаться со сле­дующими понятиями: сильное душевное волнение, насилие, по­бои, истязание, мучение, опасность для жизни и здоровья, иные действия сексуального характера и др. Более подробно мы рас­смотрим некоторые из этих понятий в следующих главах.
Ответственность эксперта за заведомо ложное заключение предусмотрена ст. 307 УК РФ.

Статья 307 УК РФ. Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод
1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо за­ключение эксперта, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования —
наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного до­хода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязатель­ными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.
2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —
наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Судебно-медицинский эксперт является представителем меди­цинской профессии в процессе следствия или суда и поэтому на него распространяются положения врачебной и судебной этики. Он должен сохранять не только врачебную, но и следственную тайну.
Ответственность эксперта за разглашение данных предвари­тельного расследования предусмотрена ст. 310 УК РФ.

Статья 310 УК РФ. Разглашение данных предварительного расследования
Разглашение данных предварительного расследования лицом, преду­прежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание, —
наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Возмещение эксперту понесенных им расходов. За лицом, вы­зываемым в качестве эксперта, сохраняется средний заработок по месту его работы за все время, затраченное им в связи с вы­зовом к лицу, производящему дознание, следователю, прокурору или в суд. Кроме того, эксперт имеет право на возмещение по­несенных расходов по явке.
Эксперт имеет право на вознаграждение за выполнение сво­их обязанностей, кроме тех случаев, когда эти обязанности вы­полнялись в порядке служебного задания (ст. 106 УПК РСФСР).
Экспертиза в судебном заседании. Судебно-медицинская экс­пертиза проводится как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.
Обычно участие эксперта в судебном заседании вызывается необходимостью разъяснить медицинское заключение, данное на предварительном следствии, и ответить на дополнительные вопросы, которые могут возникнуть впоследствии. В таких слу­чаях вызывается, как правило, тот эксперт, который проводил экспертизу на предварительном следствии. Экспертиза в судеб­ном заседании производится в соответствии с положениями, предусмотренными Уголовно-процессуальным кодексом.
Ходатайства о вызове эксперта могут быть заявлены обвини­телем, подсудимым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком и их представителями. При этом они долж­ны обязательно указать, для разъяснения каких обстоятельств вызываются эксперты (ст. 253 УПК РСФСР). Суд, признав, что обстоятельства, о разъяснении которых ходатайствуют участни­ки процесса, могут иметь значение для дела, не вправе отказать в вызове экспертов.
Эксперт в судебном заседании, как правило, не проводит новой экспертизы, а повторяет то, что он проделал на предвари­тельном следствии. Заключение, данное экспертом, после его устного изложения должно быть предоставлено им в письмен­ном виде и приобщено к делу.

3.2. Назначение судебно-медицинской экспертизы

Судебно-медицинская экспертиза назначается (ст. 78 УПК РСФСР) органами дознания, следствия и суда в тех случаях, когда необходимы специальные познания в естествознании (биологии) и медицине.

3.3. Заключение эксперта

Эксперт дает судебно-медицинское заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответст­вии со своими специальными знаниями и несет за данное им заключение личную ответственность.
При проведении экспертизы несколькими экспертами до да­чи заключения они совещаются между собой. Если судебно-медицинские эксперты придут к общему заключению, последнее подписывается всеми экспертами. В случае разногласия между ними каждый эксперт дает свое заключение отдельно (ст. 80 УПК РСФСР). Так как эксперт несет личную ответственность за заключение, то никто не может потребовать от него того, чтобы он дал иное заключение или изменил ранее данное. Судебно-медицинский эксперт сам отвечает за свое заключение.
Документ экспертизы, содержащий заключение эксперта и фигурирующий в деле, является источником доказательства. Поэтому эксперт должен внимательно относиться к его состав­лению. Данный документ должен быть исчерпывающе полным по содержанию и безупречным по форме. Иногда к заключению эксперта прилагаются результаты дополнительных исследова­ний, схемы, рисунки, фотографии, дополняющие и разъясняю­щие описание исследования.
Заключение эксперта должно быть изложено понятно, по возможности без медицинской терминологии, а если она все же применяется, то в скобках следует объяснить использованные термины, так как документ будут читать и изучать следователь, прокурор, судья, адвокат, обвиняемый; и он должен быть им понятен.
Содержание заключения эксперта. Проведенные исследова­ния оформляются документом — «Заключением эксперта». За­кон предусматривает содержание заключения эксперта. В нем должно быть указано: когда, где, кем (фамилия, имя и отче­ство, образование, ученая степень и звание, занимаемая должность), на каком основании была произведена эксперти­за, кто присутствовал при экспертизе, какие материалы экс­перт использовал, какое исследование произвел, какие вопро­сы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы. Если при проведении экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении. Заключение дается в письменном виде и подписывается врачом-экспертом (ст. 191 УПК РСФСР). За­ключение эксперта передается органу, назначившему экспер­тизу, не позднее трех дней после производства экспертизы. Второй экземпляр заключения эксперта остается в Бюро судебно-медицинской экспертизы, проводившей данное иссле­дование.
Таковы обязательные требования, предъявляемые к состав­лению заключения судебно-медицинского эксперта. Более под­робно о составлении заключений по различным объектам экс­пертизы будет рассказано в соответствующих главах.

Контрольные вопросы

1. В чем разница между освидетельствованием и экспертизой?
2. Каков порядок назначения экспертизы?
3. В каких случаях обязательно назначается экспертиза?
4. Каковы обязанности и права эксперта?
5. Какими статьями Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность эксперта?
6. Кем может назначаться судебно-медицинская экспертиза?
7. Каков порядок составления «Заключения эксперта»?

Глава 4. Виды судебно-медицинской экспертизы

Судебно-медицинская экспертиза, кроме первичной, может быть дополнительной и повторной (ст. 81 УПК РСФСР), Она может производиться единолично судебно-медицинским экс­пертом, экспертом с участием консультанта-специалиста, ко­миссией экспертов (комиссионная экспертиза), или экспертом (экспертами) с участием врачей других специальностей (комплексная экспертиза). То есть различают следующие виды судебно-медицинской экспер­тизы: первичная, дополнительная, повторная, единоличная, с участием консультантов-специалистов, комиссионная и ком­плексная.
Первичной экспертизой называется первое судебно-медицинское исследование объекта. Согласно ст. 78 УПК РСФСР она назначается в тех случаях, когда необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Она может производиться с исследованием самого лица или по докумен­там, материалам дела, вещественным доказательствам. Основ­ная масса экспертиз ограничивается первичным исследовани­ем, заключение по которому является окончательным.
Дополнительная экспертиза может быть назначена в случае недостаточной ясности или полноты заключения. Она может быть поручена тому же или другому эксперту и представляет собой последовательное, поэтапное исследование с окончатель­ным заключением после одного или нескольких исследований объекта экспертизы в динамике. Например, эксперт осматривает потерпевшего с только что полученными повреждениями, опи­сывает их, отмечает в заключении давность повреждения, харак­тер орудия, которым оно нанесено, и указывает на необходи­мость дополнительного исследования после окончания лечения, ознакомления с материалами дела или получения данных в ди­намике с последующим исследованием и др. Дополнительное исследование по получении достаточных данных дает основание для окончательного заключения.
Дополнительная экспертиза представляет собой исследова­ние, состоящее из ряда этапов, после чего возможно сделать окончательное заключение.
Повторная экспертиза назначается в случае необоснованно­сти первичной экспертизы, когда она была недостаточно полной и квалифицированной, не удовлетворила органы следствия или суда и противоречит другим доказательствам, имеющимся в де­ле. Обычно она поручается более опытному эксперту или дру­гим экспертам. Повторная экспертиза производится после уже проведенной, иногда даже комиссией экспертов. При повторной экспертизе желательно, но не обязательно, присутствие экспер­та, проводившего первичную (дополнительную) экспертизу. Сам эксперт также может обратиться с ходатайством к следователю о назначении повторной экспертизы в его присутствии, что про­цессуально оформляется следователем.
На практике следователь и суд иногда производят и третью экспертизу, если первичная и повторная представили противоре­чащие друг другу заключения. Третья экспертиза производится в том же порядке, как и повторная. Экспертам для ознакомления должны быть представлены все заключения предыдущих экспертиз.
Повторная экспертиза может производиться и единолично экспертом, и экспертом с участием консультантов-специалистов, и комиссией экспертов.
Единоличная экспертиза. Судебно-медицинская экспертиза по различным поводам — определение степени тяжести телес­ных повреждений, половой зрелости, половой неприкосновен­ности и другим — обычно производится судебно-медицинским экспертом единолично. Эксперт полностью обследует субъекта и дает заключение. Основная масса экспертиз живых лиц произ­водится единолично судебно-медицинским экспертом.
Экспертиза с участием консультантов-специалистов. Иногда необходимо разрешить вопросы, требующие знаний по другой медицинской специальности, например, установление срока бе­ременности, наличия венерического заболевания, состояния зрения. В таких случаях необходимо привлечение консультан­тов-специалистов. Нужно только иметь в виду, что участие кон­сультантов должно быть оформлено постановлением следовате­ля или определением суда о назначении экспертизы. В некото­рых судебно-медицинских амбулаториях имеются постоянные специалисты-консультанты, например, акушер-гинеколог, вене­ролог, невропатолог, рентгенолог и др. Участие консультантов-специалистов в экспертизе может быть непосредственным, т.е. эксперт производит исследование совместно с консультантом. В этом случае заключение эксперта составляется и подписывается судебно-медицинским экспертом и консультантом-специалис­том. В других случаях судебно-медицинский эксперт, направляя субъекта к консультанту-специалисту, получает от него пись­менное заключение. Полученное заключение специалиста экс­перт включает в свое заключение. Затем на основании заключе­ния специалиста и своего исследования делает выводы и состав­ляет экспертное заключение за своей подписью.

Пример.
Гражданке А., 22 лет, 21 февраля 1998 г. сожителем Б. были нанесе­ны множественные телесные повреждения. За врачебной помощью она не обращалась.
27 февраля 1998 г. заявила об избиении в отдаление милиции по месту жительства и ей была назначена судебно-медицинская экспертиза.
27 февраля 1998 г. при осмотре экспертом отмечены жалобы на шум в правом ухе. Объективные данные: ссадины в области правой ушной раковины. На верхней поверхности средней трети правого плеча 4 округлых кровоподтека темно-синего цвета диаметром от 1,5 до 2 см. Ввиду жалоб на боли и шум в правом ухе направлена к консультанту-отоларингологу.
28 февраля 1998 г. представлена справка поликлиники № 734, в которой указано, что у гражданки А. 28 февраля 1998 г. при осмотре отоларингологом было обнаружено следующее: ссадины на коже правой ушной раковины; в правом слуховом проходе свертки крови; барабанная перепонка ярко гиперемирована и втянута, слух резко понижен. Заключение: правосторонний травмати­ческий отит, ушиб правой ушной раковины с осаднениями кожи. Нуждается в амбулаторном лечении в течение 7—10 дней.
Выводы судебно-медицинского эксперта: полученные гражданкой А. по­вреждения: кровоподтеки в области правого плеча, ссадины на правой ушной раковине и правосторонний травматический отит — могли быть причинены ударами твердым тупым предметом и сдавлением пальцами (кровоподтеки).
Эти повреждения вызвали расстройство здоровья свыше 7 дней и по­этому относятся к легкому вреду здоровья, повлекшим за собой кратковре­менное расстройство здоровья.

Комиссионная экспертиза. В более сложных исследованиях судебно-медицинский эксперт не может единолично разре­шать поставленные перед ним вопросы. В таких случаях сле­дователь назначает несколько экспертов-врачей в области су­дебной медицины.
Все назначенные для экспертизы врачи составляют судебно-медицинскую экспертную комиссию. Комиссия обсуждает постав­ленные органами расследования или суда вопросы, производит необходимые первичные и дополнительные исследования свиде­тельствуемого. Если все эксперты, входящие в состав комиссии, приходят к единому мнению, то они составляют общее заключение и подписывают его. Если же кто-либо из экспертов не соглашается с мнением остальных, хотя бы по какому-либо одному из вопро­сов, он пишет свое отдельное заключение, которое передается сле­дователю, как и заключение остальных экспертов.
УПК РСФСР не предусматривает комиссионной эксперти­зы, и с процессуальной точки зрения каждый эксперт дает свое заключение. Но ст. 80 УПК РСФСР предусматривает следую­щее: «Если эксперты одной специальности придут к общему за­ключению, последнее подписывается всеми экспертами. В слу­чае разногласия между экспертами каждый эксперт дает свое заключение отдельно».
В то же время судебно-медицинские экспертизы, например:
а) по определению степени утраты трудоспособности; б) по де­лам о привлечении к ответственности работников медицинского персонала за профессиональные нарушения; в) особо сложные экспертизы по материалам уголовных и гражданских дел — должны производиться обязательно комиссионно как первич­ные, так и повторные.
Выработанный практикой порядок проведения комиссион­ной экспертизы с участием нескольких судебных медиков сле­дующий. Начальник бюро судебно-медицинской экспертизы получает постановление следователя и дело, требующее прове­дения комиссионной экспертизы. Он поручает одному из судебно-медицинских экспертов составить по представленным мате­риалам «обстоятельства дела». Последние в сжатом виде вклю­чают все основные данные, имеющие значение для проведения экспертизы, и вопросы, поставленные следователем.
«Обстоятельства дела» передаются экспертам для изучения. Эксперты обсуждают поставленные вопросы, знакомятся более детально с материалами дела, формулируют ответы на вопросы и заключение по делу. Документ экспертизы «Заключение» дол­жен включать все данные, требуемые ст. 191 УПК РСФСР.
Экспертизы по отдельным уголовным делам организуются обычно при Бюро судебно-медицинской экспертизы (города, области, края, республики). В каждом конкретном случае экс­пертизы назначаются в установленном законом порядке, и каж­дый эксперт в процессе имеет равные права и обязанности не­зависимо от занимаемой должности, ученого звания и степени.
Комплексная экспертиза предусматривает участие специали­стов разных областей знаний (например, судебно-медицинского эксперта, судебного химика, эксперта-автотехника и др.). При комплексной экспертизе применяются медицинские, кримина­листические, химические, физические, технические и иные ме­тоды исследования.
Например, комплексные медико-криминалистические экс­пертизы проводят для установления транспортного средства, направления его движения и решения вопроса, кто находился за рулем при транспортной травме, а также в некоторых других случаях. Главным условием проведения такой экспертизы явля­ется структурное единство объекта — носителя свойств, исполь­зуемых лицами, являющимися специалистами в судебной меди­цине и криминалистике. При этом, в зависимости от целей комплексные медико-криминалистические экспертизы могут быть разделены на идентификационные и диагностические.
В конкретном случае при решении вопросов, связанных с транспортной травмой, широко применяются знания судебного медика, криминалиста, автотехника и материаловеда. При подоб­ной экспертизе комплексно решаются идентификационные (уста­новление конкретного транспортного средства) и диагностические задачи (определение направления движения транспортного сред­ства и потерпевшего в момент транспортной травмы).

Контрольные вопросы

1. Какие виды судебно-медицинской экспертизы существуют в Российской Федерации?
2. В каких случаях назначается дополнительная судебно-медицинская экспертиза?
3. Когда назначается повторная судебно-медицинская экспертиза?
4. В каких случаях назначается комиссионная судебно-медицин­ская экспертиза?
5. При каких обстоятельствах назначается комплексная судеб­но-медицинская экспертиза?

Глава 5. Организация судебно-медицинской экспертизы в России

В России созданы и функционируют государственные учреж­дения судебно-медицинской экспертизы. Они независимы от органов следствия, прокуратуры и суда, что обеспечивает широ­кие процессуальные гарантии обвиняемым. Потребность в такой экспертизе при расследовании правонарушений и в судебном разбирательстве возникает особенно часто при рассмотрении дел по поводу преступлений против личности. Постоянная заинтере­сованность органов следствия и суда в производстве судебно-медицинской экспертизы привела к необходимости создания и организации в нашей стране учреждений, которые бы специально занимались судебно-медицинской экспертизой.
Эти специальные учреждения находятся в системе Мини­стерства здравоохранения РФ и называются бюро судебно-медицинской экспертизы. Их система построена в соответствии с административным делением Российской Федерации. В субъ­ектах Российской Федерации судебно-медицинскими учрежде­ниями являются республиканские, краевые, областные (в Моск­ве и Санкт-Петербурге городские) бюро судебно-медицинской экспертизы, которые находятся в ведении соответствующих ми­нистерств, управлений, департаментов, комитетов и отделов здравоохранения.
Их административная подчиненность органам здравоохране­ния объясняется, во-первых, необходимостью независимости от органов расследования или суда и, во-вторых, органической связью с медицинской наукой и практикой. Они не могут быть подчинены ни суду, ни прокуратуре, ни милиции. Судебно-медицинская экспертиза представляет свое заключение как одно из доказательств в уголовном (гражданском) процессе, и поэто­му не может находиться в тех органах, которые собирают дока­зательства и затем их рассматривают.
Функции Бюро судебно-медицинской экспертизы Мини­стерства здравоохранения РФ выполняет Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы. Центр состоит из двух основных структурных подразделений:
§ Бюро судебно-медицинской экспертизы (123242, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д.3/2);
§ Научно-исследовательского института судебной медицины (113035, г. Москва, Пятницкая улица, д.1/2).
Кроме Республиканского центра судебно-медицинской экс­пертизы в России имеется 86 территориальных бюро судебно-медицинской экспертизы, в структуре которых 190 городских и 964 районных и межрайонных отделений судебно-медицинской экспертизы.
К компетенции бюро судебно-медицинской экспертизы относится:
§ экспертиза трупов в случаях насильственной смерти;
§ экспертиза трупов при подозрении на применение насилия или при других обстоятельствах, обусловливающих необхо­димость производства исследования трупа в судебно-медицинском порядке (например, трупы лиц, умерших в лечеб­ных учреждениях при неустановленном диагнозе заболева­ния, или трупы лиц, умерших скоропостижно, независимо от места смерти, в тех случаях, когда причины смерти вра­чом лечебного учреждения не установлены и "Врачебное свидетельство о смерти" не выдано, или трупы лиц, лич­ность которых не установлена);
§ экспертиза потерпевших, обвиняемых и других лиц для определения характера и тяжести причинения вреда здо­ровью, возраста, половых состояний, трудоспособности и разрешения других вопросов, требующих познании в об­ласти судебной медицины;
§ экспертиза вещественных доказательств (путем примене­ния лабораторных методов исследования);
§ экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел.
В докладе на 4-м Всероссийском съезде судебных медиков Главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения РФ профессор В.В. Томилин отметил, что анализ ре­зультатов деятельности судебно-медицинских учреждении Рос­сии свидетельствует о том, что на протяжении 5 лет (1991-1995) объем выполненных экспертиз (исследовании) значитель­но увеличился. Так, произведено фактически в 2,5 раза больше вскрытий трупов; в 1,5 раза возросло число экспертиз (освидетельствований) потерпевших, обвиняемых и других лиц; в 2 раза увеличилось число экспертиз по материалам уголовных дел.
Все возрастающий объем судебно-медицинских исследова­ний выполняет в настоящее время 13 000 человек, в том числе 4400 судебно-медицинских экспертов, 7400 работников среднего и младшего медицинского персонала, 1200 других сотрудников.
Каждый вид экспертизы проводится в соответствии со спе­циальными правилами, например, «Правилами судебно-медицинской экспертизы трупа», «Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью», «Правилами производства судебно-медицинской экспертизы в гистологических отделениях бюро судебно-медицинской экспертизы», «Правилами произ­водства судебно-медицинских экспертиз в медико-криминалис­тических отделениях лабораторий бюро судебно-медицинской экспертизы», «Правилами производства судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств и установления родства в судебно-биологических отделениях лабораторий бюро судеб­но-медицинской экспертизы», «Правилами производства экс­пертизы вещественных доказательств в судебно-химических от­делениях лабораторий бюро судебно-медицинской экспертизы», «Правилами производства судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел» и т.д. Эти правила утверждены Министерством здравоохранения РФ и согласованы с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ и Ми­нистерством внутренних дел РФ, в связи с чем они являются обязательными как для врачей, так и для работников органов следствия и суда на всей территории Российской Федерации.
Все медицинские учреждения и отдельные медицинские ра­ботники обязаны оказывать судебно-медицинским экспертам всемерное содействие при производстве экспертизы (проведе­нии клинических анализов и инструментальных исследований, консультаций специалистов, участие в работе комиссионных или комплексных экспертиз).
В бюро судебно-медицинской экспертизы проводится науч­ная разработка конкретных проблем патологии человека и спе­циальных судебно-медицинских вопросов, ведется анализ мате­риалов скоропостижной смерти, транспортных травм, промыш­ленных и бытовых отравлений, осуществляются специализация и усовершенствование судебно-медицинских экспертов и судеб­ных химиков, биохимиков и биологов.
В состав каждого бюро судебно-медицинской экспертизы входят судебно-медицинские эксперты на правах городских, районных и межрайонных экспертов, а также другие специали­сты судебно-медицинского профиля: биологи, химики, физики, биохимики и др.
Руководство деятельностью бюро судебно-медицинской экс­пертизы (республиканского, краевого, областного, городского и т.д.) осуществляет начальник бюро, одновременно являющийся главным специалистом по судебной медицине соответствующего органа здравоохранения.
Организационно в каждом бюро судебно-медицинской экс­пертизы имеется:
§ отдел судебно-медицинской экспертизы живых лиц (судебно-медицинская амбулатория);
§ отдел судебно-медицинской экспертизы трупов с гисто­логическим отделением (танатологический отдел);
§ лаборатория судебно-медицинского исследования вещест­венных доказательств с отделениями: судебно-биологическим, судебно-химическим, медико-криминалистичес­ким и биохимическим.
Структура бюро судебно-медицинской экспертизы соответ­ствует основным видам объектов судебно-медицинского иссле­дования. Наиболее сложные экспертизы производятся комис­сиями экспертов под руководством начальника бюро судебно-медицинской экспертизы или его заместителя по экспертной работе.
В Министерстве обороны России организована своя судебно-медицинская служба. Главный судебно-медицинский эксперт Министерства обороны возглавляет Центральную судебно-медицинскую лабораторию Министерства обороны России и службу судебно-медицинских экспертов в военных округах и флотах.
Подготовку судебных медиков и повышение их квалификации осуществляют кафедры и институты усовершенствования врачей Министерства здравоохранения РФ. Головной базой подготовки и сертификации специалистов в области судебной медицины яв­ляется кафедра судебной медицины Российской медицинской академии последипломного образования врачей.
Повышение квалификации судебно-медицинских экспертов на­прямую связано с расширением их кругозора, уровнем не только специальных знаний, но и знаний в пограничных отраслях. Назре­вает вопрос о более узкой специализации отдельных экспертов в коллективах бюро. Сегодня очень остро стоит вопрос о специали­зации врачей-биохимиков, генетиков, бактериологов и т.д.
Судебно-медицинская экспертиза в России, помимо прямых задач по обеспечению квалифицированной экспертизой органов правосудия, имеет и другие обязанности, обусловленные необхо­димостью практического использования органами здравоохране­ния данных и результатов исследований, производимых экспер­тами в профилактических и научных целях.

Контрольные вопросы

1. Какова организационная структура судебно-медицинской службы в Российской Федерации?
2. Какие экспертизы относятся к компетенции бюро судебно-медицинской экспертизы?
3. В соответствии с какими документами проводится судебно-медицинская экспертиза?
4. Из каких структурных подразделений состоит бюро судебно-медицинской экспертизы?

Раздел III. Расстройство здоровья и смерть от действия механических факторов

Глава 6. Общие данные о травме и травматизме

6.1. Травматизм и его виды

Повреждением (травмой) называется всякое нарушение ана­томической целости или физиологической функции тканей и органов тела под воздействием факторов внешней среды (меха­нических, термических, химических и т.д.). Механические по­вреждения выделяются в отдельную, самую обширную группу и объединяются по характеру возникновения. В таких случаях травма наносится предметом, движущимся к человеку, находя­щемуся в покое или относительно небольшом движении, или когда движущееся тело человека ударяется о неподвижный предмет (например, при падении).
Повторение однородных травм у лиц, находящихся в сход­ных условиях труда и быта, называется травматизмом.
Различают следующие виды травматизма:
§ производственный (промышленный и сельскохозяйствен­ный);
§ транспортный (автодорожный, железнодорожный, авиаци­онный и т.д.);
§ уличный (повреждения от падения людей на улице);
§ бытовой (повреждения, возникающие в бытовой обста­новке от случайных причин или нанесенные умышленно);
§ военный (травмы военного и мирного времени у военно­служащих);
§ спортивный (повреждения, полученные при занятиях спортом).
Каждый вид травматизма имеет свои особенности, связан­ные не только с обстоятельствами происшествия, но и с харак­тером причиненных повреждений. Например, при производст­венном травматизме преобладают раны, при уличном — перело­мы, при спортивном — ушибы и растяжения. Наиболее часто в практике судебно-медицинской экспертизы встречаются случаи бытового и транспортного травматизма, когда имеет место нане­сение умышленных или случайных повреждений; реже наблюда­ются случаи уличного, производственного и спортивного травма­тизма. Военный травматизм входит в компетенцию военных вра­чей (врачей ОВВК, ГВВК).
В судебно-медицинской практике обстоятельства происше­ствия нередко остаются неизвестными, особенно в начале рас­следования. В связи с этим эксперт должен установить: причину смерти пострадавшего, характер обнаруженных повреждений, их локализацию*, прижизненность и давность нанесенных повреж­дений, механизм возникновения повреждений, предмет, кото­рым нанесены повреждения, а также ответить на другие вопро­сы, поставленные органами следствия перед экспертизой.
* В судебной медицине принято описывать повреждения или другие изменения на теле человека, привязывая их к анатомическим точкам - ориентирам, используя систему прямоугольных координат в линейных единицах (см), или от подошв стопы.

Все механические повреждения могут причиняться: оружи­ем, имеющим специальное применение для нападения и защиты (кастет, финский нож, кинжал и т.д.), орудиями, обычно упот­ребляемыми на производстве, в строительстве, быту (молотки, топоры, столовые ножи и т.д.), а также другими предметами, которые не относятся ни к орудию, ни к оружию и обозначают­ся как предметы: камень, палка и т. д.
По характеру ударяющей поверхности все ранящие предме­ты (в том числе орудия и оружие) подразделяются на тупые и острые.

6.2. Повреждения, возникающие при механической травме

В результате механической травмы могут возникать ссадины, кровоподтеки, раны, вывихи, переломы, разрывы органов, размятия и расчленения тела.
Ссадина — нарушение целости эпидермиса, поверхностное или до сосудистого слоя, с нарушением лимфатических и кровеносных сосудов. Ссадина не проникает через всю толщу кожи, являясь поверхностным повреждением. Ссадины ли­нейной формы называются царапинами. Большое предохра­няющее значение в образовании ссадины на месте травмы имеет одежда. Поверхность ссадины, вначале влажная, через некоторое время покрывается корочкой свернувшейся плазмы и крови. Корочка по мере эпителизации ссадины отпадает. На месте ссадины некоторое время сохраняется пигментация ко­жи. Значительный интерес представляют сроки заживления ссадины, что дает возможность по ним определять время на­несения повреждений. При заживлении ссадины различают четыре периода:
1. От момента образования ссадины до появления корочки, когда дно осадненного участка ниже уровня неповрежденной кожи. Этот период продолжается примерно 12 часов после по­вреждения.
2. Дно подсохшей ссадины начинает как бы расти и сравни­вается с уровнем окружающей кожи, а затем становится выше. Этот период продолжается в среднем от 12 до 24 часов, иногда до 48 часов от момента травмы.
3. Стадия эпителизации, начинающаяся на 4—5-й день и за­канчивающаяся отпадением корочки к 7—12-у дню.
4. Стадия заживления характеризуется постепенным исчез­новением следов, остающихся на месте отпавшей корочки, и за­канчивается на 7—15-й день после травмы.
Приведенные выше данные показывают значительную ва­риабельность сроков заживления ссадин, что зависит от возрас­та, состояния здоровья организма, локализации, величины и ря­да других факторов. Поэтому необходимо детально исследовать подлежащие ткани, где могут быть обнаружены кровоизлияния, переломы и другие повреждения, свидетельствующие о значи­тельной силе воздействия. Заключение о происхождении ссади­ны от определенного предмета можно сделать лишь в том слу­чае, когда ее размеры и форма отражают особенности повреж­дающего предмета.
Судебно-медицинское значение ссадин заключается в том, что они:
во-первых, всегда указывают на место приложения силы и иногда являются единственным наружным знаком насилия;
во-вторых, описанные выше особенности заживления ссадин позволяют установить давность травмы;
в-третьих, обнаружение на поверхности ссадин каких-либо частиц (песчинок, мелкого угля, шлака и т.д.) имеет важное зна­чение для установления места происшествия (например, выяв­ление под обрывками эпидермиса по краю ссадины частичек уг­ля в случае, когда труп обнаружен на песчаной или глинистой почве, свидетельствует о том, что травма произошла в другом месте, а труп после этого был перемещен);
в-четвертых, локализация ссадин имеет значение при опре­делении характера происшествия (например, полулунные ссади­ны на шее свидетельствуют о сдавлении ее руками, ссадины в области половых органов и на внутренней поверхности бедер могут указывать на попытку изнасилования и т.д.).

Пример.
Описание ссадины на лице: «В правой скуловой области отмечается ссадина овальной формы размерами 4х3 см, покрытая буроватой корочкой. Прилежащие ткани несколько отечны и болезненны при ощупывании. Отечность распространяется до нижнего века правого глаза, где имеется кровоподтек синего цвета размерами 2х1,6 см. Правая глазная щель суже­на, зрение сохранено».

Кровоподтек образуется вследствие разрывов сосудов в месте удара или сдавления с последующим кровоизлиянием в под­кожную клетчатку или глубжележащие ткани. Излившаяся кровь просвечивает через кожу и окрашивает ее в сине-багровый или синий цвет.
С течением времени цвет кровоподтека, вследствие реакции пигмента крови (гемоглобина), изменяется от сине-багрового, синего, бурого, зеленоватого до желтого. Чаще всего первона­чальный сине-багровый цвет свежего кровоподтека через не­сколько часов или 1—2 дня переходит в синий, на 3—6 день сменяется зеленоватым и в начале 2-й недели становится жел­тым, затем исчезает. Наблюдаются и другие варианты измене­ния цвета кровоподтеков. Например, кровоподтеки на конъюнк­тиве глаз, слизистых оболочках губ, шее не меняют своего пер­воначального цвета и постепенно бледнеют при исчезновении.
Интенсивность рассасывания кровоподтека зависит как от реактивности организма, так и от многих других причин (вели­чины, глубины, локализации и т.д.), поэтому давность крово­подтека можно определить только приблизительно. Например, небольшие кровоподтеки на лице, где хорошее кровоснабжение, могут исчезать в течение нескольких дней, в то время как круп­ные кровоподтеки в области ягодиц сохраняются неделями и месяцами.
При описании кровоподтека после указания на его локали­зацию отмечают цвет кровоподтека, его форму и размеры, изме­нение кожи над кровоподтеком и в его окружности, какие-либо наложения, загрязнения, осаднения и др. При больших крово­подтеках (гематомах) определяют, есть ли флюктуация (зыбление). В волосистой части головы гематомы (кровоподтеки) не изменяют цвета поверхности кожи, а имеют вид припухлости, иногда флюктуирующей в центре.
Нужно иметь в виду, что глубоко расположенные кровопод­теки могут выявиться иной, необычной окраской кожи только через некоторое время, иногда через несколько дней.
Судебно-медицинское значение кровоподтеков заключается в том, что они в большинстве случаев указывают на место при­ложения травмирующего предмета. В то же время в ряде случаев их локализация не всегда соответствует месту нанесения удара (например, симптом «очков» при переломе костей основания черепа). Это происходит потому, что кровь, изливающаяся из поврежденных сосудов, распространяется по подкожной клет­чатке, фасциям и мышцам. В данном случае величина и форма кровоподтека не будут соответствовать особенностям предмета, которым они причинены.
Иногда форма и локализация кровоподтеков указывают на характер насилия. Так, несколько округлых, расположенных по одной линии, отстоящих друг от друга на определенном рас­стоянии кровоподтеков на плече возникают от сдавления его пальцами рук. Обнаружение кровоподтеков на задней поверхно­сти бедер на уровне их средней трети, а также в поясничной об­ласти позволяет эксперту заподозрить удар частями движущейся автомашины.

Пример.
Описание кровоподтека в области глаза: «Верхнее и нижнее веки глаза на участке размерами 5х4 см (при закрытом глазе) отечны, сине-багрового цвета в центре с зеленоватым оттенком по периферии. Вследствие отечно­сти правая глазная щель несколько уже левой. На склере у наружного угла правого глаза имеется неправильной формы кровоизлияние красного цвета размерами 0,5х0,3 см. При надавливании на края правой глазницы отме­чается небольшая болезненность».

Рана — повреждение, нарушающее целость всей толщи кожи или слизистых оболочек и обычно проникающее в глубжележащие ткани.
Раны связаны с тремя основными опасностями для че­ловека:
1) кровотечением;
2) возможностью внедрения инфекции через поврежденные покровы;
3) нарушением анатомической и функциональной целости органов и тканей.
Характер раны зависит от особенностей предмета, которым она была причинена. Раны могут быть вызваны различными ви­дами оружия, орудиями, предметами и т.д. При расследовании обстоятельств происшествия (судебно-медицинскому эксперту) необходимо установить или уточнить, каким орудием была на­несена рана или раны. Поэтому исключительно важно детально описать и зафиксировать все первоначальные изменения. Они должны быть описаны так, чтобы по описанию можно было со­ставить о них полное и точное представление. Эксперту не надо ставить диагноз, а нужно описывать изменения. Нельзя, напри­мер, писать, что имеется огнестрельная или резаная рана, а нужно дать такое описание раны, чтобы по этому описанию можно было поставить диагноз огнестрельной, резаной раны и др. При описании ран рекомендуется придерживаться следую­щего порядка: указывают точную локализацию раны, ее форму, размеры, дефекты ткани, края раны и их особенности (ровные, размозженные, осадненные и др.); состояние тканей в глубине раны (подкожная клетчатка, мышцы, кость); состояние кожи, окружающей рану (гематомы, припухлости, отек, загрязнение, изменение окраски, наложения, вкрапления и др.). В ране и ее окружности могут быть обнаружены посторонние частички (отломки металла, дерева, порошинки и др.). Врачом все такие час­тички должны быть изъяты, сохранены, записаны в историю болезни и переданы следователю. Они могут оказаться очень важными вещественными доказательствами. Хирургу необходи­мо сохранить также иссеченные края ран, на которых специаль­ными исследованиями могут быть выявлены частицы металла, копоть, порошинки и др.
Судебно-медицинскому эксперту обычно не приходится ос­матривать повреждения в ближайшее время после их причине­ния, так как потерпевшим прежде всего оказывается медицин­ская помощь. Поэтому правильное описание повреждения должно производиться медицинским персоналом в медицинских документах. Этими описаниями в дальнейшем придется пользо­ваться эксперту при проведении экспертизы. Если же потер­певший по каким-либо обстоятельствам направляется к судебно-медицинскому эксперту сразу же после травмы, последний обязан принять меры для оказания первой помощи, осмотреть рану с соблюдением всех правил асептики и направить потер­певшего к хирургу для требуемого лечения. Иногда бывает необ­ходимо осмотреть рану вскоре после поступления потерпевшего в лечебное учреждение. Такой осмотр может производиться только с разрешения лечащего врача и с его участием.
Судебно-медицинское значение ран заключается в том, что они, как правило, указывают на место приложения травмирую­щей силы и дают возможность установить вид ранящего пред­мета. Так, раны от тупых предметов имеют обычно неровные, кровоподтечные, осадненные, размятые и несколько отслоенные от подлежащих тканей края с соединительно-тканными пере­мычками в глубине; раны от острых предметов характеризуются ровными, неосадненными краями, отсутствием перемычек меж­ду ними, остроугольными, закругленными или П-образными концами, значительным зиянием, особенно при перпендику­лярном повреждении эластических волокон.
Кроме вида орудия, по характеру и особенностям ран можно в ряде случаев судить о направлении движения травмирующего предмета, положении пострадавшего в момент травмы, возмож­ности или невозможности нанесения повреждения собственной рукой и других особенностях механизма травмы.

Пример.
Описание резаной раны кисти: «На ладонной поверхности левой кисти во втором межпальцевом промежутке имеется линейная рана с ровными краями, острыми углами длиной 3 см с расхождением краев на 0,3 см. На дне раны видны перерезанные волокна мышц. Рана умеренно кровоточит. Движения в 1, 2, 3-ем пальцах ограничены и болезненны. Тыльная по­верхность кисти несколько отечна. Поверхностная чувствительность паль­цев кисти снижена, глубокая сохранена».

Вывихи — полное и стойкое смещение костей в суставах. Вывихи возникают при действии силы на дистальный конец ко­нечности, например при падении, реже при непосредственном насилии на сустав. Чаще вывихи возникают в суставах верхних конечностей, реже в нижних, что зависит от анатомического строения сустава и степени подвижности в нем костей. Поэтому особенно часто имеют место вывихи в наиболее подвижных плечевом и лучезапястном суставах. Вывихи нередко сопровож­даются определенными повреждениями окружающих тканей, (например, разрывом или растяжением суставной сумки, крово­излиянием в полость сустава и т.д.).
Судебно-медицинское значение вывихов состоит в том, что они в ряде случаев позволяют судить о характере и механизме насилия. При их оценке следует учитывать возможность при­вычных и врожденных вывихов.

Пример.
Описание вывиха плечевого сустава: «Область левого плечевого суста­ва деформирована с отеком тканей. Активные движения в нем отсутствуют, пассивные — резко болезненны. При ощупывании головка левой плечевой кости определяется в подмышечной впадине впереди от суставной поверх­ности. Движения в локтевом и лучезапястном суставах сохранены. На внутренней поверхности верхней трети левого плеча имеется кровоподтек сине-багрового цвета размерами 8х5 см».

Переломы костей — нарушение целости всей толщи костей скелета, обычно сопровождающееся обширными повреждениями близлежащих тканей, кровоизлияниями, разрывами мышц и сосудов. Переломы весьма разнообразны как по характеру, так и по механизму возникновения.
Некоторые переломы (например, костей носа, пальцев рук, костей предплечья и голени) возникают при относительно небольшом насилии и могут быть причинены силой человека. Другие (например, костей таза, бедра, грудного отдела позвоночника у взрослых людей) возможны лишь от воздействия значительной силы, обычно превышающей силу человека. Различают закрытые и открытые переломы костей. В тех случаях, когда перелом кости происходит внутри мягких тканей без нарушения целости кожи, говорят о закрытом переломе. Если перелом кости сопровождается разрывом кожных покровов и область перелома кости сообщается с внешней средой, говорят об открытом переломе. Последний может возникнуть вследствие разрыва кожных покровов отломками костей или же от прямого воздействия орудия, вызывающего разрыв кожных покровов и перелом кости.
Судебно-медицинский эксперт, как правило, при осмотре сам не диагностирует переломов, требующих стационарного лечения. В отдельных случаях при осмотре потерпевшего эксперт может заподозрить перелом мелких костей (например, костей носа, фаланг пальцев, черепа и ряда других). В этом случае он обязан направить потерпевшего на рентгенографию. Рентгенов­ские снимки должны дать ясное представление о переломе кос­ти и его характере. В случае сомнения в наличии перелома не­обходимы повторные снимки (в различных проекциях или томограммы), консультации квалифицированных рентгенологов.
Наибольшее судебно-медицинское значение представляют переломы костей черепа, которые делятся на прямые и непря­мые. Прямые возникают в месте приложения силы; к ним отно­сятся переломы внутренней костной пластинки, вдавленные пе­реломы, дырчатые, террасовидные, оскольчатые переломы и пе­реломы костей основания черепа. Непрямые переломы черепа, образующиеся не в месте удара, возникают либо при сдавлении черепа между двумя тупыми твердыми предметами, либо в ре­зультате травмы тупым предметом с большой ударяющей по­верхностью.
При действии предметов с небольшой ударяющей поверхно­стью образуются вдавленные (оскольчатые) переломы. В том случае, если на плоскую кость действует край предмета, проис­ходит неравномерное распределение действующей силы на от­дельные участки и возникают так называемые террасовидные переломы; когда же действует предмет с ограниченной поверх­ностью (площадью до 16 см2), образуется дырчатый перелом.
Вдавленные переломы нередко сопровождаются образовани­ем трещин, по расположению которых можно в известной сте­пени судить о направлении удара. Если удар наносился перпен­дикулярно, то трещины расходятся от места вдавления по ра­диусам равномерно; если орудие действует под острым углом в каком-то направлении, то в этом же направлении будет отхо­дить большинство образующихся трещин.
Оскольчатые переломы трубчатых костей часто образуются при действии силы в перпендикулярном направлении к оси кос­ти. Возникающие при этом осколки часто имеют треугольную форму. По отношению к действующему предмету осколки, как правило, располагаются так, что основание треугольника на­правлено в сторону движения предмета. Обнаружение вколо­ченных переломов костей голени и бедер, а также продольное расщепление костей свидетельствуют о том, что травмирующая сила действовала параллельно длиннику кости. Обнаружение вколоченных и расщепленных переломов позволяет заподозрить падение на ноги с большой высоты.
Исходы переломов прежде всего зависят от возраста. Чем моложе человек, тем благоприятнее исход перелома. У детей пе­реломы заживают хорошо, у стариков медленно и плохо, а иногда сращение крупных костей может и не наступить. Неос­ложненные переломы крупных костей конечностей требуют для заживления от 25 до 70 дней.
При осложненных переломах, сопровождающихся большими оскольчатыми разрушениями кости, повреждением окружающих тканей, нагноительными процессами, сроки заживления увели­чиваются. Неправильное сращение кости может привести к то­му, что конечность укорачивается, ограничивается подвижность или образуется ложный сустав, что в свою очередь сопровожда­ется значительным нарушением функции конечности и утратой трудоспособности.
При описании переломов костей, кроме общих признаков повреждений, должны быть отмечены также следующие:
§ наименование сломанных костей;
§ локализация перелома;
§ характер стояния отломков;
§ распределение трещин;
§ линии переломов, их рисунок;
§ нахождение осколков, их количество, форма, величина;
§ повреждения мягких тканей в области перелома;
§ кровоизлияние в области перелома;
§ инородные тела (например, отломок ножа, пуля и т.д.).

Пример
Больная А., 46 лет, обратилась к травматологу в мае 1999 г. с жало­бами на боли в грудном отделе позвоночника, усиливающиеся при сгибании и поворотах туловища, продолжающиеся более 3 лет. Причину указанных явлений ни с чем не связывает. Периодически лечилась у травматолога и невропатолога в поликлинике по поводу «отложения солей», остеохондроза с корешковыми явлениями и других патологий. После проведенных курсов лечения наступал незначительный и кратковременный эффект.
При осмотре: больная правильного телосложения, повышенной упитан­ности. На уровне 8-го грудного позвонка слева отмечается гладкий рубец размером 1,2х0,5 см. Визуально и пальпаторно в этой области других осо­бенностей не обнаружено.
При спондилографии в двух проекциях в мягких тканях левой паравертебральной области обнаружен крупный отломок (острие) ножа длиной 8 см, шириной 1,2 см, расположенный косо на уровне углов 7—9-го ребер, своим острием упирающийся в боковую поверхность позвонка.
Более 8 лет назад больная получила удар ножом в спину. В больнице, не подозревая о наличии инородного тела, рану зашили наглухо. Она за­жила первичным натяжением и больная о травме забыла. От удаления инородного тела категорически отказалась.
Приведенный случай свидетельствует, что некачественная первичная обработка раны иногда приводит к оставлению в тканях крупного инород­ного тела, своевременное обнаружение отломка ножа в ране способствовало бы раскрытию преступления.

Судебно-медицинское значение переломов костей заключа­ется прежде всего в возможности выявить механизм перелома по его характеру и особенностям. Иногда важно выяснить, можно ли при известных обстоятельствах сломать кость силой человека.

Пример.
12 августа 1997 г. в больницу № 21 была доставлена гражданка Ж. У нее был обнаружен спиральный перелом левой плечевой кости. Ж. заявила, что в Измайловском парке г.Москвы она познакомилась с гражданами Ю. и Т. После распития большой дозы алкогольных напитков Т. уснул, а Ю. завел ее в отдаленную часть парка и пытался изнасиловать. Так как она сопротивлялась, то Ю. стал выкручивать ей левую руку, и в это время она почувствовала резкую боль в левом плече, отчего громко закричала. Ю. испугался и убежал, а Ж. после этого машиной скорой помощи была дос­тавлена в больницу.
Подозреваемый Ю. отрицал попытку изнасилования. Он заявил, что Ж. добровольно согласилась на половое сношение с ним. Но когда они пытались совершить половой акт на стоявшей вблизи скамейке, то упали, и Ю. упал на Ж., у которой при этом подвернулась левая рука. Следствию важно было выяснить механизм перелома плечевой кости у Ж.
На экспертизу была представлена вместе с историей болезни рент­генограмма руки Ж. со спиральным переломом плечевой кости. Экс­пертная комиссия с участием высококвалифицированного травматолога пришла к выводу, что подобный перелом не мог произойти при падении на руку, а мог возникнуть при повертывании плеча вокруг продольной оси, в частности при выкручивании рук.

При оценке тяжести повреждений при переломах костей необходимо иметь в виду возникновение ограничения функ­ции при заживлении осложненных переломов. Нередко по ха­рактеру повреждения можно судить о виде орудия (предмета), его форме, направлении удара и других деталях механизма травмы.

Пример.
Описание закрытого перелома обеих костей предплечья: «На границе средней и нижней трети правого предплечья имеется значительная дефор­мация в отечность мягких тканей, кожные покровы сине-багрового цвета. В области деформации отмечается патологическая подвижность костей пред­плечья, ощущается хруст, имеет место резкая болезненность. Правое пред­плечье короче левого на 3 см, окружность правого предплечья на границе средней и нижней трети на 5,5 см больше окружности левого предплечья. Активные движения в правом лучезапястном суставе отсутствуют, в локте­вом суставе резко болезненны».

Разрывы внутренних органов возникают либо в результате прямого удара или сдавливания тела (например, разрыв печени при ударе в живот), либо при сотрясениях его (например, раз­рывы печени, селезенки при падении человека с высоты). Как при прямых, так и при непрямых насилиях некоторые внутренние органы повреждаются чаще, другие — реже. Обычно паренхиматозные органы разрываются чаще, чем полостные. Из па­ренхиматозных органов наиболее часто повреждается печень, что связано с особенностями ее строения и локализацией (большой тяжелый орган, расположенный относительно поверх­ностно и доступно для прямых ударов, а также легко разрываю­щийся при сотрясениях, поскольку он подвешен на крепких связках).
Судебно-медицинское значение разрывов внутренних орга­нов состоит в том, что иногда по ним можно судить о механиз­ме травмы, опасности ее для жизни, причинной связи со смер­тью и т.д. Травматические разрывы внутренних органов нередко не сопровождаются какими-либо наружными повреждениями в месте удара. Подобные разрывы трудно отличить от самопроиз­вольных, развивающихся вследствие болезненных изменений внутренних органов.
В практике судебно-медицинской экспертизы большие труд­ности вызывает диагностика так называемых «вторичных (позд­них) разрывов внутренних органов», которые возникают через какой-то срок после нанесения повреждений. Связано это с тем, что в результате травмы может образоваться подкапсульный раз­рыв органов (чаще печени или селезенки), где накапливается кровь. Постепенно увеличивающаяся гематома приводит к рас­тяжению капсулы и ее разрыву. В некоторых случаях, особенно при разрыве селезенки, симптомы внутреннего кровотечения развиваются очень быстро и приводят к смерти.

Пример.
Гражданин А., 29 лет, в нетрезвом состоянии 31 января 1998 г. уча­ствовал в драке, во время которой получил несколько ударов ногами в об­ласть живота.
Был задержан работниками милиции. В отделении милиции А. стал жаловаться на боли в животе. Вызванный врач скорой медицин­ской помощи воздержался от осмотра А. и посоветовал дежурному по отделению милиции отправить его в медицинский вытрезвитель. В вы­трезвителе после приема ванны состояние А. ухудшилось, он был вновь направлен в отделение милиции. Дежурный по отделению, уви­дев тяжелое состояние задержанного, отпустил его домой. Ночью А. с трудом дошел до своего дома, поднялся по лестнице на второй этаж и упал около входной двери. Машиной скорой помощи он был доставлен в больницу № 37.
Дежурные врачи больницы заподозрили разрыв внутренних органов. Однако крови или другой жидкости в брюшной полости не определялось, в связи с чем хирургическое вмешательство было отложено до утра. Вместе с тем состояние больного А. ухудшалось, он кричал от болей в правом под­реберье, которые не уменьшались от введения обезболивающих средств. Утром после врачебного консилиума была сделана диагностическая лапаротомия, на которой был обнаружен большой подкапсульный разрыв печени. В начале операции при явлениях шока А. умер.
При судебно-медицинской экспертизе трупа А. был обнаружен под капсулой печени кровяной сверток весом около 1,0 кг. Смерть А. наступи­ла от шока.

Размятие (размозжение) тканей, органов или всего тела на­блюдается при сдавлении тела с большой силой между двумя массивными твердыми тупыми предметами (например, при ав­томобильных и железнодорожных травмах, обрушениях зданий, обвалах в шахтах и т.д.).
Размятие может быть закрытым, когда целость кожи не на­рушается, или открытым, когда наряду с повреждением внут­ренних органов происходит размятие или разрыв кожи и подле­жащих мышц.
Судебно-медицинское значение размятия заключается в том, что оно указывает на тяжесть и механизм травмы и иногда дает возможность говорить об орудии или способе, которым размя­тие было причинено.
Расчленения и отрывы частей тела чаще всего наблюдаются при транспортных травмах, при попадании в движущиеся ма­шины, при взрывах, реже от действия рубящих орудий (напри­мер, топора и т.д.).
Судебно-медицинское значение расчленения тела или от­рыва его частей состоит в том, что они дают возможность ус­тановить орудие или способ нанесения травмы и механизм возникновения повреждения. Величина, форма, характер и другие особенности повреждений нередко указывают на орудие или способ причинения травмы, о чем будет сказано в после­дующих главах.
Любое из этих повреждений должно быть описано по сле­дующей схеме: локализация, форма и размеры, характер краев и концов, состояние тканей, окружающих повреждение (вид и на­правление потеков крови, расположение загрязнений и каких-либо наложений и т.д.).
Фиксируя локализацию повреждения, эксперт тем самым устанавливает обычно место приложения ранящего предмета, что имеет важное значение для решения вопроса о механиз­ме нанесения травмы, форма и размеры некоторых повреж­дений, в частности ссадин и кровоподтеков, иногда позво­ляют высказать суждение о ранящем предмете. Поэтому они должны быть описаны как можно точнее. Лучшим способом фиксации повреждения является фотография (кино- и ви­деозапись).
В судебной медицине на основании обобщения материала судебно-медицинской практики и экспериментальных исследо­ваний изучаются повреждения от различных видов орудий и оружия и, кроме того, отдельные виды травматизма, т.е. обстоя­тельства и механизмы возникновения повреждений.

6.3. Классификация повреждений по происхождению и установление механизма возникновения
травмы
В зависимости от орудий (оружия) и механизмов возникно­вения различают:
I. Повреждения от тупых орудий:
§ повреждения от ударов тупыми орудиями (оружием, предметами);
§ повреждения от ударов о тупые предметы при падении;
§ транспортная травма;
§ спортивная травма;
§ производственная травма.
II. Повреждения от острых орудий:
§ режущими орудиями (оружием, предметами);
§ колющими орудиями (оружием, предметами);
§ колюще-режущими орудиями (оружием, предметами);
§ рубящими орудиями (оружием, предметами);
§ колюще-рубящими орудиями (предметами);
§ пилящими орудиями (предметами).
III. Повреждения от огнестрельного оружия:
§ от огнестрельного оружия;
§ от взрывчатых веществ и боеприпасов.
Установление механизма возникновения травмы по характеру обнаруженных на трупе повреждений является одним из наиболее важных и сложных вопросов судебно-медицинской экспертизы смертельных повреждений. Для решения этого вопроса большое значение имеют морфологические особенности повреждений. Например, при установлении механизма воз­никновения колото-резаного ранения должны учитываться локали­зация кожной раны, состояние ее концов и краев, направление ра­невого канала, наличие дополнительных повреждений в ее концах.
Характер и обширность повреждений головы зависят от мно­гих причин, в том числе от локализации повреждения, скорости движения ранящего предмета и силы удара. Так, удары лобно-теменной областью головы сопровождаются переломами костей черепа при меньших скоростях соударения и силе ударов по сравнению с ударами затылочной областью. Имеются законо­мерности и в возникновении трещин на основании черепа: по­перечные переломы чаще отмечаются при ударах сбоку, особен­но если голова находилась на какой-нибудь твердой опоре; про­дольные — при сильных ударах спереди или сзади.
По виду перелома костей черепа иногда можно говорить о силе удара. Например, если орудие действовало с небольшой силой, то в месте удара наружная костная пластинка, подвер­гающаяся преимущественно сдавливанию, остается целой, в то время как на внутренней пластинке, где превалирует процесс растяжения, образуется перелом. Такие переломы раньше объ­ясняли особой хрупкостью внутренней пластинки. Если удар наносится с большой силой, то свод черепа уплощается, сдавли­ваемый участок кости прогибается и, когда предел эластичности кости будет превзойден, образуется перелом.
Важное значение в установлении механизма возникновения повреждений имеет исследование характера переломов ребер. Об­наружение на внутренней костной пластинке ребра ровной ли­нии перелома с зиянием, а на наружной — перелома с расщеп­ленными краями и дефектами кости без зияния свидетельствует об ударе в это место грудной клетки. Если же на наружной ко­стной пластинке ребра линия перелома будет прямой, а на внутренней — края перелома будут расщепленными, нечеткими, без зияния, то повреждение нанесено при сдавлении грудной клетки.
При ударах орудиями с гранями (например, углом молотка или обуха топора) не перпендикулярно, а под острым углом происходит неравномерное распределение действующей силы на отдельные участки черепа. В местах большого приложения силы образуется продавливание, в местах с меньшим давлением — только растрескивание, что придает перелому вид лестницы, со­стоящей из двух — трех ступенек. Такие переломы, носящие на­звание террасовидных, указывают на действие орудия под углом.
Для выяснения некоторых особенностей получения повреж­дений, воспроизведения обстановки происшествия эксперту приходится участвовать в следственном эксперименте, который проводит следователь. Следственный эксперимент может прово­диться с участием обвиняемого и потерпевшего.
Очень часто эксперту ставят вопрос о позе потерпевшего в момент причинения повреждения. Нужно особенно подчеркнуть, что это очень трудная задача. Обычно трудно доказывать по имеющимся повреждениям. Поэтому заключения эксперта обычно бывают предположительными и нередко не подкрепленными какими-либо доказательствами. Иногда эксперт в своем заключении по поводу возможности получения повреж­дения в определенной позе указывает, что это маловероятно, причем такой вывод ничем не доказывает и не объясняет. В связи с этим данное заключение не может приниматься как доказательство.
Трудности установления позы и взаиморасположения напа­давшего и потерпевшего объясняются большим разнообразием возможных положений, тела обоих участников конфликта. Для выяснения этого приходится прибегать к следственному экспе­рименту или в процессе экспертизы проводится экспертный эксперимент с воспроизведением взаимного положения потер­певшего и нападавшего. В некоторых случаях удается выяснить, в каком положении или позе потерпевший не мог получить по­вреждение. Это особенно важно в тех случаях, когда потерпев­шим выдвигается ложная версия, что наблюдается обычно при самоповреждениях. Неправдоподобность версии в таких случаях становится очевидной самому потерпевшему.
При выяснении позы и взаимоположения нужно иметь в ви­ду следующее:
а) потерпевший по разным причинам может не помнить, как он получил повреждение (был пьян, возбужден, испуган, напа­дение было неожиданным, в темноте и т.д.);
б) потерпевший помнит и точно показывает, как все про­изошло;
в) потерпевший сознательно пытается ввести эксперта в за­блуждение, ссылаясь на то, что он не помнит, и умышленно не­правильно показывает происшедшее. Возможны и другие мотивы.
Нередко органы расследования предлагают эксперту устано­вить взаиморасположение и позу пострадавшего и нападавшего. Могло ли быть причинено повреждение при определенном по­ложении пострадавшего или нет? Опыт показывает, что это один из наиболее трудных вопросов, который сравнительно ред­ко удается разрешить. Его решение должно производиться в процессе следственного эксперимента на основе анализа повре­ждений тела, одежды, следов крови и других данных.
Трудности ответа на этот вопрос объясняются большим раз­нообразием поз и положений тела в момент деликта.
Возможности выяснения позы и взаиморасположения напа­давшего и потерпевшего несколько различны при повреждениях тупыми и острыми орудиями, огнестрельным оружием. Методи­ка исследования таких повреждений имеет свои особенности, которые будут рассмотрены в соответствующих главах учебника.
Нередко эксперту ставят вопросы и о механизме поврежде­ний. Часто необходимо установить, каков механизм возникнове­ния повреждения, возникло ли оно от удара или при падении, или же возможен какой-либо иной вариант.
Правильное разрешение этого вопроса имеет нередко весьма важное значение в процессе расследования в отношении привлечения к ответственности и квалификации действия.
Подобного рода вопросы, как и вопросы о происхождении повреждений от определенных видов орудий, в практике прихо­дится разрешать очень часто. Но сделать это при экспертизе достаточно трудно. Например, при экспертизе живых лиц экс­перту не всегда приходится осматривать повреждения вскоре после их возникновения, так как потерпевший нуждается преж­де всего в оказании медицинской помощи. Когда же имеется возможность осматривать свежие повреждения, то эксперт ли­шен права детально их исследовать. Во избежание внесения ин­фекции и других осложнений, он ограничивается описанием того, что видит.
Потерпевший обычно подвергается осмотру спустя некото­рое время после врачебного вмешательства, оказания медицин­ской помощи, длительного лечения, а иногда и после заживления повреждения. Это значительно затрудняет исследование по­вреждений и установление их происхождения и механизма. В таких случаях приходится пользоваться медицинскими докумен­тами, рентгеновскими снимками, иногда дополнительным опросом медицинского персонала, принимавшего и оказывавшего помощь пострадавшему.
В таких случаях целесообразно и желательно проведение допроса следователем с участием судебно-медицинского эксперта. При допросе потерпевшего выясняются особенности и характер повреждения, хирургического вмешательства и других меро­приятий, течения и исхода повреждения, что необходимо экс­перту для разрешения поставленных перед ним вопросов.
Обычно выявление и установление механизма травмы про­изводятся в процессе дополнительной экспертизы, а не при ос­мотре потерпевшего. Нередко при этом требуется проведение и других видов экспертизы: криминалистической, судебно-химической, а также следственного эксперимента.

Пример.
Гражданин С., 33 лет, вечером 15 января 1998 г. участвовал в драке в г. Москве. После прибытия наряда милиции участники драки начали раз­бегаться.
С., также желая избежать задержания, побежал через детскую площадку одного из ближайших дворов. Его стал догонять сотрудник милиции, и догнав, схватил его за правое плечо. В этот момент С. по­чувствовал резкую боль в ноге, упал и не мог подняться. Его доставили в больницу № 6, где был обнаружен перелом обоих мыщелков левого голеностопного сустава. При расследовании этого происшествия постра­давший С. заявил, что в момент задержания милиционер ударил его ногой в область левого голеностопного сустава, отчего и возник пере­лом. Преследовавший же потерпевшего С. заявил, что когда он его догнал и схватил за правое плечо, то потерпевший С, резко повернулся на бегу, вскрикнул и упал.
Следователю важно было установить, отчего возник перелом костей голени: от удара по ноге или от иной причины. Этот вопрос и был пред­ложен на разрешение судебно- медицинской экспертизе.
Эксперты в своем заключении ответили, что такой перелом обоих мыщелков голени не мог произойти от удара по ноге. Механизм такого перелома хорошо известен и заключается в том, что при плотно фиксиро­ванной стопе происходит резкий поворот голени. Это и приводит к пере­лому обоих мыщелков. Такой механизм перелома имел место и в данном случае, когда потерпевший во время бега резко повернулся на фиксиро­ванной правой ноге.

6.4. Дополнительные методы исследования при экспертизе механической травмы

Во всех случаях механических повреждений, сопровождаю­щихся наружным кровотечением, кровь из трупа и с места про­исшествия должна направляться в судебно-биологические лабо­ратории для установления ее групповой и типовой принадлеж­ности. Одновременно кровь и моча (или внутренние органы) из трупа должны направляться в судебно-химические лаборатории для исследования на наличие алкоголя (качественное и количе­ственное определение).
При механической травме, вследствие контакта орудия (предмета) с телом и одеждой пострадавшего, на нем остают­ся различные следы-наложения: кровь, волосы, микрочастицы и изолированные клетки органов и тканей, текстильные во­локна из материалов одежды и т.д. Следы биологического происхождения подвергаются всестороннему исследованию в судебно-медицинской лаборатории с целью установления их природы, происхождения от человека, групповой и половой принадлежности.
В ходе экспертизы механической травмы используются следующие методики: фотографирование; непосредственная микроскопия; определение металлов вокруг повреждений с помощью цветных химических реакций; электрография или контактно-диффузионный метод; люминесцентный анализ; заливка раневых каналов; гистологическое исследование.
Фотографирование должно использоваться во всех случаях, поскольку оно наиболее точно отображает повреждение. Кроме того, изготовленная фотография может быть в дальнейшем использована для фотосовмещения и установления конкрет­ного орудия травмы.
Определение металлов вокруг повреждения возможно с по­мощью цветных химических реакций, когда кусочки ткани об­рабатывают смесью растворов желтой или красной кровяной соли и раствором соляной кислоты. При этом соли окислов и закисей железа окрашиваются в синий цвет. Электрография и контактно-диффузионный метод основаны на способности слабого раствора уксусной кислоты растворять металлы и перево­дить их на желатиновый слой фотобумаги, где они определяют­ся с помощью соответствующих реактивов.
Заливка раневых каналов и получение их слепков имеет важное значение для установления формы клинка, особенно при нанесении ранений колющими и колюще-режущими предметами. Слепки могут быть получены в случаях ранений плотных органов: печени, почек, мышцы сердца. Для этого раневой канал заполняют какой-либо быстро затвердевающей массой: зубоврачебным воском, гипсом. Иногда в раневой канал вводят какое-либо красящее вещество (анилиновые красители или просто чернила) и окрашивают его стенки, что также позволяет устано­вить форму клинка.
Гистологический метод позволяет разрешать вопросы давно­сти нанесения повреждений (установление реакции тканей на бывшее ранение); причины смерти пострадавшего, особенно при черепно-мозговой травме (определение признаков сотрясе­ния головного мозга); вид ранящего орудия и механизм возник­новения повреждений при действии колюще-режущих предме­тов (со стороны обушка отмечается уплотнение эластичных во­локон).

6.5. Функциональные изменения при механических повреждениях

При любом повреждении всегда более или менее нарушается функция поврежденного органа, нередко также функция других органов, а иногда и всего организма. Например, при переломе костей предплечья рука перестает работать, пока не заживет пе­релом; при ранениях крупных сосудов или нервов страдают функции частей тела и органов, снабжаемых этими сосудами и нервами, происходит омертвление, возникают параличи или иные расстройства жизнедеятельности; при сдавлении мозга ос­колками костей или кровью, при сдавлении сердца кровью, из­лившейся в околосердечную сумку, нарушается деятельность всего организма. Такие значительные нарушения функций всего организма нередко приводят к смерти.
Нарушения функций, иногда очень заметные, часто проис­ходят при полном отсутствии заметных анатомических измене­ний (например, из-за боли, которая появляется даже при уме­ренном сдавлении кожи; так как некоторые участки чрезвы­чайно чувствительны к ней). Непрекращающаяся боль (в част­ности, зубная) выводит человека из строя, делает его нетрудо­способным. Очень сильная, внезапно наступившая боль может вызвать резкий упадок сил и даже смерть вследствие шока При этом во время судебно-медицинской экспертизы трупа можно и не найти никаких изменений. То есть, организм реа­гирует на механическое насилие иногда значительно раньше, чем оно успеет вызвать анатомические нарушения целости тканей. Это обстоятельство всегда надо учитывать при оценке тяжести повреждения и способов его нанесения. Например, истязание и мучение, иногда доводящие человека до смерти, могут не сопровождаться типичными признаками повреждений — кровоподтеками, ссадинами и т.д., или же эти признаки бу­дут выражены слабо.
Без всяких анатомических нарушений могут проходить также сотрясения органов, вызывающие, однако, боль и шок. Особенно характерны в этом отношении сотрясения головного мозга, вызывающие иногда очень тяжелую картину расстройства функ­ций центральной нервной системы, а следовательно, и всего организма, без каких-либо видимых нарушений целости мозговой ткани. И все-таки следует осторожно относиться к симптоматике сотрясения мозга. Жалобы пострадавшего должны быть подробно записаны, сопоставлены с объективными данными и критически оценены. Все объективные данные необходимо подробно изложить в истории болезни. Потерпевшему не нужно задавать наводящие вопросы. Обозначать в истории болезни диагноз сотрясения мозга следует лишь при наличии достаточных для этого оснований, в противном случае следует указывать его положительно.
Обморок (коллапс) представляет собой временную потерю сознания вследствие внезапно наступившего малокровия го­ловного мозга. Обморок бывает не столько от самого повреж­дения, сколько от страха, испуга, боли, нередко только от боязни ожидаемой боли. При этом общая слабость, общее малокровие предрасполагают к обмороку. Обморок не представляет собой серьезного самостоятельного расстройства и при соот­ветствующих лечебных мероприятиях более или менее быстро проходит. Продолжительные обмороки (длящиеся несколько часов) бывают редко.
Расстройства функций при нарушениях целости тканей и органов происходят также вследствие разрушения органа или его части, кровотечения, сдавления, затеков крови в полости и т.д.
Если вследствие повреждения наступают длительные расстройства здоровья или возникают особые заболевания, то эти расстройства называются осложнениями; таковы, например, инфекции, эмболии, опухоли, последовательные обильные кро­вотечения и т.д. Осложнения играют весьма важную роль в ис­ходе и оценке тяжести повреждений.

Контрольные вопросы

1. Что называют повреждением в судебной медицине?
2. Какие виды травматизма встречаются в судебно-медицинской практике?
3. Какие повреждения возникают в результате механической травмы?
4. Каким образом классифицируются повреждения в зависимо­сти от орудий и механизма возникновения?
5. Как устанавливается механизм возникновения травмы?
6. Какие дополнительные методы исследования используют при экспертизе механической травмы?
7. Какие функциональные изменения возникают в организме че­ловека при механических повреждениях?

Глава 7. Повреждения от тупых предметов

7.1. Общие положения

Тупые предметы весьма разнообразны по величине, форме, характеру материала и наиболее широко распространены в быту и на производстве. Поэтому повреждения тупыми предметами чаще всего встречаются в судебно-медицинской практике. Глав­ным отличием тупых предметов является отсутствие у них ост­рых краев или концов.
Механизм травмы обычно имеет двоякий характер: либо по­вреждение наносится движущимся предметом человеку, нахо­дящемуся в покое или относительно небольшом движении, либо движущееся тело человека ударяется о неподвижный предмет (например, при падении).
Обширность и особенности повреждений тупыми предмета­ми зависят от массы и плотности повреждающего предмета, скорости движения, формы ударяющей поверхности тупого предмета, анатомического строения повреждаемой области тела и т.д. Большие тяжелые движущиеся предметы (например, гру­зовой автомобиль, электропоезд, часть здания при его обвале) причиняют обычно очень обширные повреждения, вплоть до размятий и расчленений. Другие менее тяжелые и малогабарит­ные предметы могут быть взяты в руку, которой они приводятся в движение, причиняя соответствующие повреждения. Послед­ние нередко наносятся и невооруженным человеком (например, удары кулаком, ногами, головой, сдавление пальцами, укусы зу­бами и т.д.).
В зависимости от характера тупых орудий и способов на­несения эти повреждения можно разделить на следующие группы:
1. Повреждения, причиняемые невооруженным человеком (пальцами, кулаком, ладонью, ногой, зубами и т.д.).
2. Повреждения предметами, находившимися в руках чело­века (ручные тупые орудия).
3. Повреждения, нанесенные в производственной обста­новке.
4. Повреждения средствами транспорта (автодорожная, же­лезнодорожная, авиационная, воднотранспортная травмы).
5. Повреждения при падении с высоты.
6. Повреждения при занятиях спортом.

7.2. Повреждения, причиняемые невооруженным человеком

Невооруженный человек может нанести повреждения пальца­ми рук, ладонями, кулаками, ступней ноги, зубами, которые бу­дут носить различный характер. Так, при сдавлении пальцами рук на теле обычно образуются или кровоподтеки со своеобразным расположением (одиночный округлый кровоподтек на одной сто­роне плеча и несколько аналогичных — на противоположной), или ссадины, чаще в виде полулуний (при сдавлении шеи).
Можно различать ссадины от нападения и ссадины при само­обороне. Первые образуются у человека в том случае, когда на него кто-либо нападает и стремится нанести ему повреждение. Такие ссадины диагностируют в окружности рта и носа, на гу­бах и слизистой щек при попытке к задушению путем закры­тия дыхательных отверстий; ссадины на шее при попытке сда­вить ее руками, нередко комбинирующиеся с кровоподтеками; ссадины в области женских половых органов и на слизистой преддверия влагалища. Вторые, это ссадины, наносимые напа­дающему его жертвой при самообороне (защитные), локализу­ются преимущественно на лице или на руках нападающего и могут иметь важное значение при осмотре лиц, подозреваемых в нападении, или при осмотре трупа для выяснения картины происшествия.
Более обширные повреждения пальцами констатируют ред­ко. Они требуют напряжения мускулатуры всей руки, причем пальцы, захватывая, не только сжимают, но и вытягивают части тела. При этом могут происходить вывихи мелких суставов, ред­ко переломы мелких костей; у новорожденных сильное сжатие рукой может вызвать перелом черепа с размозжением мозга.
Вырывание волос головы или бороды встречается довольно час­то как при нападении во время драки, так и при самообороне. Волосы, зажатые в руке убитого, имеют очень большое значение при расследовании преступлений. Не надо, однако, думать, что рукой можно вырвать сразу много волос, как часто утверждают потерпевшие.
Повреждения ногтями довольно характерны. Они имеют вид ссадин полукруглой или линейной формы. Частицы содранного эпидермиса можно обнаружить под ногтями у нападавшего.
Невооруженной рукой, кулаком причиняются различные по­вреждения. Обычно они без нарушения целости кожи, но могут причиняться и раны. От ударов кулаком возникают осаднения кожи, особенно в местах, расположенных на костях, костных выступах с тонкой прослойкой подкожно-жировой клетчатки мягких тканей: в области лба, носа, скуловых областей, подбо­родка, на тыле кистей и др.
От удара кулаком наиболее частым повреждением являют­ся кровоподтеки, подкожные гематомы различной величины и формы, ограниченные и распространенные. Особенно легко при этом возникают гематомы век. Они наблюдаются в виде так называемых очков при ударе в область спинки носа, пе­реносицы. При поступлении пострадавшего в больницу такие гематомы век обоих глаз заставляют заподозрить перелом кос­тей основания черепа. Однако они очень часто наблюдаются в амбулаторной судебно-медицинской практике и без перело­мов костей основания черепа и повреждений костей носа. При подозрении на переломы костей следует сделать рентге­новский снимок.
При ударах кулаком другим частым местом расположения гематом являются губы. При этом на слизистой обеих губ на­блюдаются ее осаднение, разрывы, проникающие на различную глубину. Повреждение внутренней поверхности обеих губ одно­временно или в отдельности при этом объясняется «размятием» их на «твердой подкладке», на зубах или челюстях. При повреж­дении губ нередко одновременно повреждаются и зубы. Послед­ние или выбиваются из лунок или переламываются в области шеек. Иногда отбивают и частички зуба.
От удара кулаком возможны переломы костей носа, нижней челюсти, верхней челюсти, скуловых отростков. При поврежде­нии височной области изредка встречаются переломы височных костей с эпидуральной и субдуральной гематомами и даже трав­мой мозга. Наблюдаются от ударов кулаком и прямые переломы ребер в месте удара, редко переломы грудины.
От удара кулаком возможны раны мягких тканей в виде ограниченных разрывов с ушибленными, размятыми краями в местах костных выступов, по надглазничному краю лобной кости, в области скуловых отростков, надпереносья. При пе­реломах носовых костей иногда раны вызываются вторично, отломками кости. Сила удара кулаком зависит от величины кисти и физического развития нападающего, а характер повреж­дений — от места приложения и величины травмирующей силы. Значительные повреждения встречаются при ударах кулаком, в который для утяжеления вкладывается какой-либо предмет — «закладка» (например, гирька, камень, кусок металла и т.п.).
Как видно, кулаком могут быть причинены самые различные и порой серьезные повреждения.
От ударов открытой ладонью или плашмя по ушной ракови­не возникают разрывы барабанной перепонки.
Захватывание рукой, сдавление пальцами может оставлять кро­воподтеки в виде полос округлой формы, особенно у лиц с по­вышенной хрупкостью сосудов. Форма кровоподтеков позволяет определить в таких случаях механизм их возникновения.
Травмы, причиняемые стопой, встречаются значительно реже, чем кулаком. Если удары наносятся ногой, обутой в какую-нибудь обувь, на теле остаются повреждения, иногда позволяю­щие ответить на вопрос о ранящем предмете. Обширность по­вреждений, возникающих при затаптывании лежащего человека, в ряде случаев бывает настолько большой, что приходится ду­мать о другом виде травматизма. Удары обутой ногой могут вы­зывать, кроме ссадин и кровоподтеков, переломы костей и бо­лее крупных, чем от ударов кулаком: костей верхней конечно­сти, стопы, малой берцовой кости, особенно мыщелков. До­вольно часты при этом и закрытые разрывы внутренних орга­нов: печени, селезенки, желудка, кишечника.
Сдавление груди коленом может вызвать перелом грудины, непрямые и прямые переломы ребер.
Повреждения, оставленные зубами, являются материальным отображением стоматологического статуса. Эти следы можно использовать для идентификации личности оставившего их че­ловека. Следы зубов подразделяют на укусы, надкусы, откусы­вания и следы-отпечатки.
При укусе эти особенности на участке скольжения отобра­жаются в виде ссадин, царапин, поверхностных ран.
При надкусе происходит неполное отделение части тела зу­бами на краях надкусов и прилежащей коже могут быть отображены те же особенности стоматологического статуса; кроме того, при надкусах иногда отображаются достаточно крупные неровности наружных и внутренних поверхностей зубов и даже могут быть выявлены объемные следы от погрузившихся в тело частей коронок.
При откусывании остаются рваные раны с элементами раз­рыва тканей от растяжения; особенности зубов выявляются хуже и с искажениями, но в краях раны могут быть отображены такие же признаки как и в надкусах; эти раны часто осложняются какой-либо инфекцией.
След-отпечаток – это поверхностный вариант надкуса, в нем отображаются признаки ширины коронок, межзубных промежутков, кривизны зубного ряда, неправильная постановка отдельных зубов; как правило, эти признаки выражены слабо и требуют особенно внимательного изучения и фиксирования. Для проведения полноценной медико-криминалистической идентификационной экспертизы необходима тщательная и подробная фиксация следов зубов на трупе. Сравнительным материалом являются экспериментальные следы зубов. Их можно получить непосредственно от подозреваемого, либо что более удобно и точно, с качественных моделей его челюстей. с приданием имевшегося прикуса. Для этих манипуляций требуется техническая помощь стоматолога (естественно, с соответствующим юридическим оформлением). Повреждения, нанесенные зубами, производятся как при нападении так и при защите. Первые располагаются на лице, шее, плечах, груди. Защитные повреждения чаще всего бывают на пальцах и других частях кисти, на предплечьях, но могут быть также на лице и шее.
Таким образом, характер, обширность, форма и локализация повреждений, возникающих при нанесении их невооруженным человеком различны и зависят от физического развития напа­дающего. Иногда такие повреждения заканчиваются смертью пострадавшего на месте происшествия. В этом отношении очень опасны удары по шее ребром ладони из-за возможности шока или разрыва аневризмы сонных артерий.

7.3. Повреждения тупыми предметами с плоской поверхностью, находящимися в руках
человека

Предметами с плоской ударяющей поверхностью являются: доски, кирпичи, молотки и т.д. Действие таких предметов может быть распространенным, ограниченным и смешанным; зависит это как от величины ударяющей поверхности, так и от части те­ла, куда наносится удар.
При распространенном действии ударяющая поверхность (на­пример, доски) больше ударяемого участка тела. В таких случаях образуются круглые или овальные кровоподтеки с нерезко выра­женными краями, при скольжении наблюдаются ссадины, а при большой тяжести предмета могут произойти переломы (в частно­сти, переломы костей черепа от сдавления). Распространенное действие плоского предмета проявляется на закругленных частях тела: на голове, в области плечевого сустава, колена и т.д.
При ограниченном действии ударяющая поверхность меньше повреждаемой поверхности тела. При ударах такими предмета­ми, (например, молотком) образуются кровоподтеки, нередко с осаднениями по краям. При большой силе удара возможны ушибленные, рваные и ушибленно-рваные раны кожи, размозжение мышц и даже дырчатые переломы костей свода черепа. Форма и размеры этих повреждений иногда соответствуют уда­ряющей поверхности повреждающего предмета, что может быть использовано для установления вида орудия, а в некоторых слу­чаях и его индивидуальных особенностей. Ушибленные раны характеризуются неровными, осадненными, кровоподтечными краями и соединительно-тканными перемычками в глубине.
При смешанном действии предмет соприкасается с телом, с одной стороны, своим краем, а с другой — ударяющая поверх­ность предмета выходит за пределы повреждаемой поверхности. В таких случаях соответственно краю ударяющего предмета об­разуются повреждения, сходные с последними, как при ограни­ченном действии, но с неполным отпечатком предмета. На кос­тях свода черепа при подобном действии ранящих предметов нередко возникают террасовидные переломы.
При действии больших предметов с плоской поверхностью (толстых досок и т.п.), когда они находятся в руках физически сильного человека, могут образовываться значительные повреж­дения вплоть до многооскольчатых переломов костей свода черепа. Подобные повреждения нередко сходны с другими видами травматизма и вопрос о ранящем предмете в ряде случаев может быть разрешен только методом исключения. Одним из диффе­ренциальных признаков при этом является отсутствие данных, указывающих на общее сотрясение тела.

7.4. Повреждения тупыми предметами с закругленной поверхностью, находящимися в руках человека

Предметами с закругленной поверхностью являются круглые палки (металлические, деревянные, пластмассовые и т.п.), ло­мы, гирьки, бутылки и т.д. Наиболее сильное действие таких предметов проявляется на выступающей поверхности тела, в об­ласти головы, плечевых суставов, боковых поверхностях грудной клетки и т.д. Вид возникающих при этом повреждений зависит от формы закругленного предмета (цилиндрической или сфери­ческой), ее размеров и силы воздействия.
Предметы с закругленной поверхностью (особенно цилиндри­ческой) при своем действии вызывают максимальное сжатие тканей в месте соприкосновения. В результате этого происходит выдавливание крови соответственно выпуклым частям ранящего предмета. Поэтому при ударах палками, плотной веревкой и т.д. нередко возникают кровоподтеки линейной формы в виде двух полос с перерывом в середине.
Цилиндрическая поверхность предметов (палка, лом, бутылка и т.д.) может давать при ударах длинные, иногда линейные раны с кровоподтечными и осадненными краями. Подобного рода раны нередко сочетаются с переломами подлежащих костей (че­репа, ребер, грудины), которые наблюдаются и при сохранении целости кожных покровов. Эти закрытые или открытые перело­мы подлежащих костей по форме и величине вдавления иногда могут соответствовать форме и размерам ударяющей поверхно­сти орудия.
При ударах цилиндрическими предметами со значительной силой в местах, где близко расположены кости (например, на голове), часто образуются ушибленные раны, которые имеют неровные, осадненные, кровоподтечные края. Основная особен­ность таких ран — наличие в их концах соединительно-тканных перемычек. Форма ушибленных ран в значительной степени зависит от особенностей закругленной поверхности ранящего предмета.
Предметы со сферической ударяющей поверхностью: шары, гири, ложки и т.д., при действии с небольшой силой приводят к образованию кровоподтеков часто округлой формы. Если удар наносится с большой силой, на коже возникают звездообразной или непра­вильной формы раны с округлой или овальной зоной осаднения. Края таких ран бывают кровоподтечными. На костях свода черепа в подобных случаях образуются вдавленные переломы.

7.5. Повреждения «ручными» предметами с угловатым краем

В зависимости от количества плоскостей, образующих угло­ватый край, различают предметы с двухгранным (например края досок, кирпичей и т.д.), с трехгранным, четырехгранным и многогранным углом (угол кирпича, обуха топора, молотка и т.д.). Угловатые края предметов представляют собой переход от типично тупой (плоской или закругленной) поверхности к ост­рым краям и концам, характеризующим острые орудия, причем чем острее угол, тем легче образуется рана и тем больше это действие приближается к рубящему.
Форма и размеры повреждений зависят от особенностей уг­ловатого края. При ударах предметами с двухгранным прямолиней­ным краем (доска и т.д.) образуются продольные кровоподтеки или раны Предметы же с двухгранным, дугообразным краем как у дна бутылки, будут давать кровоподтеки или раны дугооб­разной формы.
Степень выраженности кровоподтека в окружности раны за­висит от величины угла между плоскостями предмета, и чем меньше угол, тем слабее выражено кровоизлияние по краям ра­ны. По мере заострения угла повреждающего предмета края ра­ны становятся более ровными.
При ударах предметами с многогранными (пирамидальными) уг­лами образуются характерные ранения звездообразной формы причем число лучей раны нередко соответствует числу краев (ребер), сходящихся под углом. Так, предмет с трехгранным уг­лом (например, угол кирпича, доски) дает трехлучевую ссадину или рану, каждый луч которой образован краем угла предмета. Эти лучи, ссадины или раны могут быть различной длины в за­висимости от направления удара.
Трехгранные, многогранные и конусовидные углы тупых пред­метов по механизму действия являются переходными к колю­щим орудиям. При этом чем острее угол, тем слабее выражены кровоподтек и осаднение по краям образованной раны. При значительной силе удара и достаточной тяжести орудие с мно­гогранным углом дает характерные вдавленные или дырчатые переломы плоских костей.

7.6. Комбинированные повреждения тупыми предметами, находящимися в руках человека

При воздействии предметов с неровной ударяющей поверхно­стью возникают весьма разнообразные повреждения, зависящие от того, какая часть предмета соприкасалась с телом. В таких случаях при детальном исследовании можно найти отдельные элементы повреждения, характерного для плоского, закруглен­ного и угловатого предметов, поскольку отдельные части неров­ных предметов могут иметь плоскую, закругленную и угловатую поверхности.
Следует иметь в виду, что один и тот же предмет может при­чинять разнообразные повреждения, поскольку удары наносятся различной поверхностью предмета и под различными углами по отношению к поверхности тела. Например, отломок кирпича может действовать как предмет с плоской, угловатой и неровной поверхностью в зависимости от того, какой ее частью причине­но повреждение. Это обстоятельство нужно учитывать при ис­следовании множественных повреждений.
При нанесении повреждений тупыми предметами, изготовлен­ными из стекла (например, бутылкой), могут возникнуть повре­ждения различного характера. Если предмет не разрушается, то повреждения будут сходны с таковыми, полученными от воздей­ствия тупого предмета с закругленной поверхностью. Если при ударе предмет разбивается, то части его, имеющие острые кон­цы и края, причиняют повреждения, как от острых предметов.
Если в ходе судебно-медицинской экспертизы трупа возни­кает вопрос о возможности нанесения повреждения стеклянным предметом, необходимо подвергнуть дополнительному исследо­ванию раневой канал. Для этого мягкие ткани раневого канала помещают в сосуд и разрушают смесью концентрированной серной и азотной кислот. Осколки стекла при этом сохраняются и их можно обнаружить при микроскопировании остатка.
Исходя из описанных особенностей повреждений ручными тупыми орудиями (плоскими, закругленными, угловатыми и с неровной поверхностью) следует, что установление вида и тем более конкретного экземпляра орудия по свойствам поврежде­ния крайне затруднительно. Идентификация может способство­вать обнаружению в ране отломка орудия или предмета, кото­рыми рана была нанесена.

7.7. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при повреждениях от воздействия тупых орудий (предметов)

При подозрении на повреждения от воздействия тупых ору­дий (предметов) судебно-медицинскому эксперту могут быть поставлены следующие вопросы:
1. Какие повреждения обнаружены на пострадавшем (живом лице, трупе) и чем они могли быть причинены?
2. Каково количество повреждений? Каков механизм образования этих повреждений?
3. Имеют ли обнаруженные повреждения признаки, позво­ляющие установить размеры, форму, строение и другие особен­ности повреждающего предмета, а также идентифицировать его?
4. Не причинены ли повреждения частями тела человека (го­ловой, ногами, кулаками, зубами)?
5. Если на пострадавшем обнаружено несколько поврежде­ний, то какова последовательность их причинения? Нанесены они одним или разными предметами?
6. Какова давность причинения каждого повреждения?
7. Какова последовательность причинения повреждений?
8. Могли ли повреждения быть причинены предметами, представлеными эксперту?
9. Каким из представленных на экспертизу предметов могли быть нанесены повреждения?
10. В каком положении находился пострадавший в момент нанесения повреждения?
11. Каково было взаимное положение пострадавшего и напа­давшего в момент нанесения повреждений?
12. Имеются ли на теле пострадавшего повреждения, харак­терные для борьбы и самообороны?
13. Собственной или посторонней рукой нанесены повреж­дения?
14. Принимался ли алкоголь (наркотические вещества) неза­долго до смерти?
15. Имеются ли на предмете следы крови, волосы, наложе­ния клеток органов и тканей, а также волокон одежды?
16. Если на предмете есть кровь, то какова ее видовая, групповая и половая принадлежность?
17. Если на предмете есть наложения клеток, то какова их органная, тканевая, групповая и половая принадлежность?
18. В случаях исследования трупов — является ли данное по­вреждение причиной смерти?
19. К какой категории причинения вреда здоровью должно быть отнесено данное повреждение по характеру и степени тя­жести?
20. Причинены ли повреждения прижизненно или посмертно?
Тупыми предметами, орудиями, оружием могут быть вызваны самые различные повреждения — от поверхностных до глубоких и обширных. Характер их зависит от предмета и силы, с которой он действует на ткани. Поэтому при осмотре потерпевших требу­ется самое детальное исследование повреждения простым глазом, под микроскопом, ультрафиолетовыми лучами. Последнее позво­ляет иногда выявить незаметные изменения, подкожные крово­излияния, характерные загрязнения и другие особенности. Со­поставление предполагаемого или известного орудия с поврежде­нием позволяет подтвердить или исключить определенный пред­мет. Большую помощь в этом может оказать фотографирование повреждения и сопоставление его с орудием нападения. Повреж­дения должны быть описаны и измерены. Особые его детали также измерены и сфотографированы. Такая фиксация повреж­дений и обстоятельств происшествия с обязательным последова­тельным фотографированием может иногда помочь установить позу и взаиморасположение участников конфликта.

7.8. Повреждения при занятиях спортом

Спортивная травма является следствием несоблюдения мер предосторожности спортсменами и правил страховки при выполнении сложных упражнений. Характер возникающих при этом повреждений зависит от вида спорта. Это обстоятельство требует от судебно-медицинского эксперта ознакомления с пра­вилами проведения тренировок или соревнований и участия в осмотре места происшествия (особенно снарядов, на которых выступал пострадавший).
Повреждения, возникающие при занятиях спортом, стано­вятся обычно предметом расследования в том случае, когда они свидетельствуют о каких-либо нарушениях правил организации и проведения спортивных занятий. Как показывает опыт, каж­дому виду спорта соответствуют определенные повреждения. Это следует учитывать при проведении экспертизы и при необ­ходимости привлекать к участию в ней требуемых специалистов (спортивных врачей, тренеров, инструкторов и т.д.).
Наиболее распространенным видом повреждений при заня­тиях спортом являются вывихи, так как спортсменам очень часто приходится делать резкие движения, когда какая-либо часть тела бывает фиксирована (например, стопа при прыжках, метании молота, диска и т.д.). При падении во время занятий на пере­кладине часто возникают переломы шейного или грудного отдела позвоночника. При прыжках в воду возможны не только перело­мы позвоночника, но и переломы костей черепа.
При чрезмерном перенапряжении во время соревнований или неумеренных тренировок, требующих большой физической нагрузки, смерть может наступить от острой сердечной недоста­точности. В таких случаях возникают вопросы о том, мог ли спортсмен заниматься этим видом спорта, а также о правильно­сти врачебного контроля. Важное значение при этом имеет вы­явление какой-либо патологии внутренних органов.
При судебно-медицинской экспертизе спортивных травм важно тщательно изучить правила и особенности конкретного вида спорта, выяснить, каковы были реальные действия постра­давшего в момент травмы, соблюдал ли он спортивные правила, проводился ли врачебный контроль за состоянием здоровья спортсмена при тренировках и проведении соревнований.
Во время занятий специальными видами спорта (в авиаклу­бах, мотоклубах и т.д.) возникают повреждения, сходные с соот­ветствующими транспортными травмами. Поэтому здесь необ­ходим осмотр экспертом транспортных средств с участием специалистов по данному виду спорта.

7.9. Повреждения, нанесенные в производственной обстановке

Эта группа повреждений, как правило, отличается от преды­дущих большей массивностью и тяжестью, поскольку дейст­вующая сила в таких случаях обычно значительно превышает силу человека. Характер повреждений частями машин весьма разнообразен, что зависит от конструктивных особенностей ма­шин и механизма травмы. Чаще всего имеют место удары каки­ми-либо частями машин, отлетающими деталями, попадание во вращающиеся механизмы, воздействие внутрипроизводственных транспортных средств, падение с высоты и на плоскости и т.д. Наблюдаемые при этом повреждения в принципе сходны с по­вреждениями ручными тупыми орудиями, но отличаются значи­тельно большей обширностью и тяжестью.
Главной задачей судебно-медицинской экспертизы произ­водственного травматизма является установление технической (материальной) причины травмы на основании характера и осо­бенностей повреждений. Определение причины травмы, и осо­бенно способа нанесения повреждений, в таких случаях часто представляет для эксперта большие затруднения, связанные с отсутствием достоверных предварительных сведений и незнани­ем характера технологических процессов.
Значительные трудности в расследовании несчастных случа­ев на некоторых производствах заставляют органы следствия ставить на разрешение экспертизы ряд сложных вопросов по поводу механизма травмы, времени наступления смерти, орудия, причинившего повреждение, позы, в которой находился постра­давший в момент травмы и т.д. Особенно больше трудности встают перед органами расследования и экспертизой в случаях комбинированных производственных травм, когда возникает вопрос о смешанной ответственности.
Для правильной судебно-медицинской диагностики случаев производственного травматизма большое значение приобретает осмотр места происшествия с участием судебно-медицинского эксперта, что в настоящее время на практике, к сожалению, производится крайне редко.
В условиях сельскохозяйственного производства иногда на­блюдаются повреждения, нанесенные животными. Так, при уда­рах копытами лошади возникают разрывы внутренних органов, переломы ребер, переломы черепа с повреждениями вещества головного мозга. Удары рогами быка или коровы часто сопро­вождаются глубокими рваными ранами, иногда проникающими в полость груди и живота. Повреждения от зубов крупных жи­вотных обычно обширны, что зависит от строения челюстей, силы и остроты их зубов.

7.10. Повреждения, возникающие при падении с высоты

Характер и тяжесть повреждений от падения с высоты зави­сит от многих причин; и прежде всего от высоты падения, осо­бенностей почвы и предметов, на которые произошло падение, и позы пострадавшего. Одновременно имеют значение область тела, которой оно ударилось в момент падения, наличие или от­сутствие выступающих предметов, о которые тело пострадав­шего могло удариться при падении и, конечно, состояние здо­ровья и индивидуальные особенности потерпевшего. Высота па­дения варьирует в широких пределах: от высоты роста человека (падение на плоскость) до нескольких десятков или сотен мет­ров (падение с большей высоты).
При прямом падении основные повреждения на теле человека возникают от однократного удара о поверхность. При непрямом падении тело встречает при своем движении какие-либо высту­пающие предметы с ограниченной травмирующей поверхностью (балконы, карнизы, спутниковые антенны и др.).
При обрушении каких-либо строительных конструкций вместе с телом человека падают различные предметы (несво­бодное падение), которые могут причинять ему повреждения как во время движения, так и после падения тела на поверх­ность.
Большое значение имеет характер поверхности, на которую упал пострадавший. Чем тверже место «приземления», тем об­ширнее повреждения. Последние приводили к смерти даже в случаях падения на лестнице, на асфальте с высоты собствен­ного роста или с высоты до одного метра. Вне зависимости от условий падения с высоты более 20—25 м почти всегда оканчи­ваются смертью, причем падение на спину может сопровождать­ся значительно меньшими повреждениями, чем при падении на ноги. Это объясняется наибольшей устойчивостью организма к влиянию поперечных перегрузок.
При расследовании большое значение приобретает исследо­вание места, с которого могло произойти падение, в частности, возможность самостоятельного падения или выпрыгивания из окна, с крыши и т.д.

Пример.
17 января 1998 г. проведена экспертиза трупа гражданки М., 66 лет, погибшей в результате падения с 13-го этажа жилого дома по Ря­занскому проспекту. Гражданка М. при жизни после двух перенесенных кровоизлияний в головной мозг самостоятельно передвигалась по квар­тире, но с большим трудом. Нижний край окна, откуда произошло па­дение, отстоял от пола на 1,2 м, подоконник был шириной 57 см. По­гибшая была низкого роста, тучная, с резко ограниченной способностью к передвижению.
Состояние здоровья покойной при жизни, а также крайне плохие взаимоотношения ее со своими родственниками позволили подозревать ситуацию, при которой она была выброшена из окна с целью убийства. Тщательный осмотр места происшествия и, в частности, наличие у окна тахты, обнаружение трупа непосредственно у стенки 16-этажного дома, поза трупа и другие особенности дали основание говорить о возможности самостоятельного падения потерпевшей с целью самоубийства. Это под­твердилось найденной в квартире некоторое время спустя предсмертной запиской покойной.

Одним из общих признаков падения с высоты является преобладание внутренних повреждений, возникающих от со­трясения тела, над наружными, образующимися в момент уда­ра о поверхность. Наружные повреждения имеют характер сса­дин и кровоподтеков (очень редко встречаются ушибленные раны). Они нередко отображают рельеф поверхности, на кото­рую произошло падение. При внутреннем исследовании, как правило, отмечаются множественные переломы костей скелета, а также надрывы и разрывы внутренних органов (корней лег­ких, крупных сосудов у основания сердца, связок и капсулы печени и т.п.).
По характеру и локализации переломов костей скелета в ря­де случаев можно воссоздать картину происшествия, в том числе установить, на какую часть тела произошло падение. Так, при падении на ноги возможны вколоченные переломы костей голе­ни и бедер, а также круговые переломы костей основания чере­па. В случаях падения на голову образуются переломы костей черепа и компрессионные переломы тел позвонков шейного от­дела позвоночника. Поэтому при экспертизе такого трупа необ­ходимо вскрытие спинно-мозгового канала, мышц спины и ко­нечностей, включая и стопы (при падении на ноги будут обна­ружены кровоизлияния в мышцы подошв стоп).
При падении на плоскости (с высоты собственного роста) часто возникают переломы костей черепа в затылочной или ви­сочной области, сопровождающиеся внутричерепными кровоиз­лияниями и сдавлением мозга. Признаки сотрясения тела (над­рывы корней легких, связок печени и т.д.) при этом, как прави­ло, отсутствуют.

Пример.
Гражданин А., 31 года, 19 января 1998 г. во время работы поскольз­нулся и ударился головой о твердый тупой предмет. Спустя 3 часа после этого он почувствовал головокружение и через 6 часов умер.
Судебно-медицинский диагноз: массивное субарахноидное кровоизлия­ние. Мелкие очаги кровоизлияний в правой половине вещества головного мозга с размягчением последнего. Поверхностная ссадина кожи в правой затылочно-теменной области. Кровоизлияния в подкожной клетчатке под ссадиной.

Как известно, особые трудности возникают при необходимо­сти установить, получены ли повреждения от удара тупым пред­метом или при падении. Если повреждения не имеют каких-либо особенностей, характеризующих предмет, причинивший повреждение, то дифференциальная диагностика очень трудна. В таких случаях необходимо обращать внимание на локализа­цию повреждения, возможность или невозможность при такой локализации возникновение повреждения от удара о какой-либо тупой предмет. При падении могут возникать и типичные для этого механизма повреждения. Чаще всего во время ходьбы, когда человек поскользнулся, оступился, он падает навзничь на спину и ударяется затылком. При этом нередко бывают трещи­ны затылочной кости и ушибы мозга. При падении на ягодицы возникают переломы копчика. При падении на бок или вперед, что встречается значительно реже, могут быть кровоподтеки на верхних конечностях, на лице. Падение вперед и на бок нередко происходит на вытянутую руку, при этом происходят переломы костей запястья, нижнего эпифиза лучевой кости. Наблюдаются также симметрично расположенные ссадины, кровоподтеки на передней поверхности коленных суставов, на ладонях. Заключе­ние о происхождении повреждений при объяснении их падени­ем нужно делать на основании сопоставления объективных дан­ных с обстоятельствами происшествия. При необходимости сле­дует прибегнуть к показу на месте происшествия или следствен­ному эксперименту, проводимому следователем. Обширные повреждения наблюдаются при производственной травме.
Падение с высоты — это, как правило, результат несчастного случая. Реже оно используется для самоубийства. В судебно-следственной практике известны случаи убийств путем сбрасы­вания с высоты лиц, находящихся в беспомощном состоянии (в состоянии алкогольного или наркотического опьянения).

7.11. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при падениях с высоты

1. Какие повреждения обнаружены при экспертизе постра­давшего? Каков механизм их образования? Характерны ли они для падения с высоты?
2. В каком положении находилось тело пострадавшего в момент удара о поверхность? На какую часть тела произошло падение?
3. Можно ли по особенностям повреждений определить, пытался ли пострадавший координировать процесс падения?
4. Все ли повреждения образовались от падения с высоты? Нет ли на потерпевшем повреждений иного происхождения? Если такие повреждения имеются, то каким предметом они причинены?
5. Возможно ли образование всех повреждений в заданных условиях?
6. Каков вид падения (свободное, несвободное, прямое, непрямое)?
7. Если падение непрямое, то возможно ли образование повреждений на определенных отрезках траектории падения?
8. Прижизненного или посмертного характера повреждения, образовавшиеся в результате падения с высоты?
9. Употреблял ли пострадавший незадолго до падения спирт­ные напитки (наркотические вещества)?
10. Если на плоскости падения есть кровь, то какова ее ви­довая, групповая и половая принадлежность?
11. Если на плоскости падения есть наложения клеток, то какова их органная, тканевая, групповая и половая принадлеж­ность?
12. В случаях исследования трупов — какое из повреждений является причиной смерти?
13. К какой категории причинения вреда здоровью должно быть отнесено данное повреждение по характеру и степени тяжести?

Контрольные вопросы

1. Какие повреждения причиняются невооруженным человеком?
2. Какие повреждения причиняются тупыми предметами?
3. Какие вопросы решаются судебно-медицинской экспертизой при повреждениях от действия тупыми орудиями (предметами)?
4. Какие повреждения возникают при занятиях спортом и в производственной обстановке?
5. Какие повреждения возникают при падении с высоты?
6. Какие вопросы решаются судебно-медицинской экспертизой при падениях с высоты?

Глава 8. Повреждения острыми орудиями и оружием

8.1. Общие положения

К острым орудиям относятся предметы, край или конец которых заострен. Все разнообразие острых орудий можно разделить на следующие группы:
1) режущие орудия (бритва, нож столовый, лезвие);
2) колющие орудия (шило, гвоздь, заточка, иголка);
3) колюще-режущие орудия (кинжал, штык-нож, финский нож);
4) рубящие орудия (топор, сабля, палаш);
5) колюще-рубящие (стамеска, долото);
6) пилящие орудия (пила, ножовка).
Повреждения, нанесенные каждым из перечисленных видов орудий, имеют свои особенности, которые дают возможность определить вид орудия, причинившего ранение. Вместе с тем имеются общие признаки, типичные для всех повреждений острыми орудиями, а именно:
§ наличие раны (в отличие от повреждений тупыми орудиями, которые далеко не всегда определяются видимой раной);
§ характер раны (ровные края, острые углы, отсутствие осаднений на краях и по окружности раны, отсутствие перемы­чек на дне, значительное зияние, обильное кровотечение).
Осмотр пострадавших с повреждениями от острых орудий следует начинать с осмотра одежды, сопоставления поврежде­ний одежды с повреждениями на теле. Предметы одежды, на которых имеются повреждения, должны быть изъяты и высуше­ны. О них сообщается следователю, который решает вопрос об экспертизе одежды или выдаче ее потерпевшему. Одежда явля­ется очень важным вещественным доказательством при повреж­дениях острыми орудиями. Экспертиза ее может выяснить многие важные для расследования обстоятельства.
Осмотр повреждений желательно производить как можно раньше с обычной или бинокулярной лупой, операционным микроскопом. Повреждение обязательно фотографируется. По­следующее увеличение снимка может выявить важные детали и особенности повреждения. Травмированная поверхность описы­вается: отмечается, имеется ли только основной или дополни­тельные разрезы, их расположение, направление, характер краев и углов раны, глубина повреждений и длина при сближенных краях. Особенности углов раны изучаются обязательно под лу­пой, лучше под бинокулярной. Характер углов может отражать особенности орудия, лезвия, обушка и др.
Края ран обычно иссекают хирургическим путем и скрепля­ют их хирургическими швами. Осмотр такой операционной ра­ны уже ничего не дает. Иссеченные же края раны должны со­храняться. Их исследование позволяет нередко ответить на ос­новные вопросы следователя. Ряд авторов предлагают система­тически исследовать иссеченные оперативным путем раны от острых орудий, что дает возможность ответить на многие вопро­сы следователя.
Иссеченные хирургом ткани помещают в 2%-ный раствор формалина. Длина ран в таком растворе при длительном хране­нии или не изменяется или уменьшается на 1—3 мм. Исследуют не только раны кожи, но и раны мышц, внутренних органов, удаленных при операции. Их исследование позволяет устано­вить особенности орудия: ширину клинка, одно- или двусто­роннюю его заточку, форму обушка у колюще-режущих орудий; форму поперечного сечения у колющих орудий. Иссеченные ткани у лиц с любыми повреждениями нужно обязательно со­хранять в слабом растворе формалина и передать судебно-медицинскому эксперту для исследования.
При решении вопроса о направлении раневого канала, а следовательно, и о направлении, в котором двигалось орудие, необходимо тщательно исследовать одежду. Исследование одеж­ды в совокупности с исследованием ранений может помочь в решении вопроса о позах пострадавшего и нападающего в мо­мент происшествия. В частности, несоответствие уровня ране­ния на одежде и на теле помогает в ряде случае сказать, в какой позе находился пострадавший. Одновременно нужно учитывать возможность смещения одежды при подъеме рук, значительных поворотах туловища, приседаниях, во время борьбы и т.д.
Исследование подживающего или заживающего поврежде­ния дает уже меньшие возможности для выяснения особенностей орудия, причинившего повреждение. Если края раны при обработке не были иссечены хирургом, то измерение поврежде­ния и визуальный ее осмотр могут выяснить ширину клинка, был он односторонним или двусторонним, основной и дополни­тельный разрезы. Некоторое суждение об этих особенностях можно вынести и при осмотре рубцов.
На месте обнаружения трупа с повреждениями от острых предметов обычно имеется много следов крови, которые при необходимости изымаются по общим правилам. Следует только помнить, что отдельные следы крови могут происходить не от погибшего, а от преступника, который иногда получает резаные раны кисти или пальцев руки, державшей острый предмет без ограничителя рукоятки. Кровоточащие повреждения он может получать и при других обстоятельствах, в частности в процессе борьбы. При подозрении на такое происхождение следов крови они обязательно должны быть изъяты и упакованы отдельно.

8.2. Повреждения режущими орудиями (предметами)

К режущим орудиям относятся предметы, имеющие плоский клинок с остро заточенным лезвием (столовый нож, бритва и т.п.) без заостренного конца. Раны от их действия образуются в результате давления лезвия орудия на поверхность тела с одновременным движением по ней. Они характеризуются прямоли­нейным направлением, ровными незазубренными, заостренными краями, значительным преобладанием длины над другими разме­рами, клиновидным поперечным профилем сечения, зиянием.
Форма резаной раны не всегда бывает линейной. Если разрез прошел через складки кожи, то при расправлении раны будет обнаруживаться зигзагообразная форма, которая внешне может быть не похожа на резаную рану. Если разрез прошел в месте закругления, на выпуклой поверхности (плечевой сустав, голо­ва), то рана становится дугообразной. При действии орудия под углом нередко образуются лоскутообразные раны или могут быть отрезаны выступающие части тела (уши, нос и т.д.).
Величина и глубина раны зависят от остроты лезвия, силы давления, локализации раны (например, резаные раны на голове неглубокие, поскольку под кожей близко прилежит кость, в то время как на шее они глубокие и могут достигать позвоночни­ка). Степень зияния раны зависит от того, прошел ли разрез вдоль или поперек мышц и эластических волокон кожи. Если лезвие орудия было тупое, с зазубринами, то края раны могут быть неровными, напоминающими ушибленную рану.
При исследовании резаных ран нередко возникает вопрос о последовательности их нанесения. Разрешение этого вопроса бывает возможно в тех случаях, когда вторая рана наносится под некоторым углом к первой. После нанесения первой раны из-за сокращения краев она приобретает овальную форму и второй разрез проходит на разных расстояниях от его концов. При сближении краев первая рана будет прямолинейная (возможно и дугообразная), а вторая — ступенчатая.
О виде орудия и механизме нанесения резаной раны можно судить по особенностям краев, концов и дна раны. При деталь­ном исследовании дна раны иногда находят следы надрезов на надкостнице, костях, хрящах, изредка даже обнаруживают отломки лезвия, по которым можно с достоверностью идентифи­цировать режущее орудие. Важное значение для установления положения потерпевшего в момент ранения имеет направление потеков крови (например, вертикальные потеки свидетельствуют о том, что раненый стоял или сидел).

8.3. Повреждения колющими орудиями (предметами)

К колющим орудиям относятся предметы, имеющие цилин­дрический или многогранный стержень (игла, шило, гвоздь), за­канчивающийся острием. Последнее, внедряясь и раздвигая ко­жу и ткани, причиняет повреждение. Поэтому колотое ранение бывает сходным с огнестрельным, но в отличие от него не имеет дефекта ткани на коже.
Входное отверстие колотого ранения часто имеет небольшие размеры и потому малозаметно. Форма колотой раны на коже часто не соответствует форме того орудия, которым она причи­нена, поскольку на особенности колотого ранения влияет не только форма самого орудия, но и свойства кожи, в частности ее эластичность. Пока орудие находится в ране, очертания по­следней будут соответствовать форме орудия. Как только орудие извлекается, рана вследствие эластичности кожи сейчас же при­обретает щелевидную форму и как бы сокращается.
В мышцах колотое ранение определяется с большим трудом, так как колющее орудие раздвигает волокна и, когда оно изымается, волокна сдвигаются. Значительно лучше колотое ранение заметно на паренхиматозных органах, особенно на печени, где форма ранения приближается к форме орудия. Об особенностях колющего орудия можно судить по проникающим повреждениям на плоских костях, на которых форма и размеры ранения часто соответствуют форме и величине орудия.
При решении вопроса о направлении раневого канала, а следовательно, и о направлении, в котором двигалось орудие, необходимо тщательно исследовать одежду. В совокупности с исследованием ранений это может помочь в решении вопроса о позах пострадавшего в момент происшествия. В частности, несоответствие уровня ранения на одежде и теле помогает в ряде случаев установить, в какой позе находился потерпевший. Од­новременно нужно учитывать возможность смещения одежды при подъеме рук, значительных поворотах туловища, приседа­ниях, во время борьбы, самообороны и т.д.
Колотые ранения чреваты большими опасностями, посколь­ку они часто сопровождаются ранениями внутренних органов, сосудов, обильным внутренним кровотечением и инфицированием раны. Вместе с тем такие повреждения могут не оставлять почти никаких наружных следов. Следует помнить, что колющее орудие может тампонировать рану, препятствуя массивному кровотечению. Поэтому на месте происшествия, когда постра­давший еще жив, не следует торопиться с изъятием орудия из раны.

8.4. Повреждения колюще-режущими орудиями (предметами)

Колюще-режущие предметы (кинжал, финский, охотничий, перочинный ножи, ножницы и т.д.) имеют острый колющий конец и одно или два лезвия. По характеру заточки клинка все колюще-режущие предметы делятся на обоюдоострые с двумя лезвиями (например, кинжал), и односторонне-заточенные, имею­щие лезвие и обушок (финский, перочинный ножи и т.д.), причем обушок может быть закругленным или прямоугольным.
Колото-резаное ранение образуется за счет вкола острия и последующего разрезания тканей, поэтому края кожной раны и стенки раневого канала обычно бывают ровными. Сама кожная рана чаще имеет прямолинейную или веретенообразную форму, а характер ее концов будет зависеть от заточки клинка. При обоюдоостром клинке концы раны острые, при односторонне-заточенном — один конец будет остроугольным, а другой, соот­ветствующий обушку клинка, — закругленный или даже П-образный. Поэтому колото-резаные ранения представляют со­бой комбинацию повреждений колющим и режущим орудием. Они являются наиболее частым видом ранений острыми пред­метами. Колото-резаное ранение имеет входное отверстие, ране­вой канал и выходное отверстие, если ранение сквозное.
Если колюще-режущий предмет извлекается с некоторым поворотом вокруг продольной оси и нажимом на лезвие, то воз­никает рана в виде тупого угла. В ней различают основной раз­рез, имеющий закругленный П-образный конец от действия клинка. Кроме того, основной разрез характеризуется осаднением в конце раны, возникающим от действия бородки основания клинка при полном его погружении, и отложением ржавчины по краям повреждения, если нож был заржавевшим. Дополни­тельный разрез характеризуется остроугольным концом, часто с поверхностным надрезом ткани и отсутствием осаднения.
По длине основного разреза (при сближении краев раны) и характеристике его концов устанавливаются ширина клинка и характер заточки. Длина кожной раны может соответствовать ширине клинка на уровне погружения или чаще быть шире его, если орудие вводилось под углом и продвигалось в ране. Это может произойти и за счет движения пострадавшего. В редких случаях длина раны бывает несколько меньше ширины клинка (при действии под прямым углом к телу) за счет сокращения кожной раны.

Пример.
Гражданка Ц., 16 лет, 31 января 1998 г. была обнаружена мертвой в собственной квартире с множественными ранами в области груди и живота. Судебно-медицинский диагноз: множественные колото-резаные раны, про­никающие в грудную клетку и живот с повреждением левого предсердия, верхней доли правого легкого, печени и желудка. Гемоторакс (2000 мл), гемоперитонеум (200 мл). Резко выраженное малокровие внутренних орга­нов. Множественные резаные раны на пальцах правой руки. Ссадины и кровоподтеки на лице, правом плече, правом предплечье и груди.

Глубина раневого канала может соответствовать длине клинка, быть меньше его, если орудие введено в тело не полностью, и быть больше клинка, когда рукоятка вдавливается в тело (например, на животе). По форме раневого канала в ряде случаев можно сказать о форме клинка ранящего предмета (особенно при заливке раневого канала какой-либо пластической массой). По раневому каналу устанавливается также направление движения действующего орудия, а следовательно, и механизм нанесения ранения.

Пример.
Судебно-медицинский диагноз: колото-резаная рана груди справа, прони­кающая в правую плевральную полость, сопровождающаяся ранением правого легкого; раневой канал длиной 9,5 см. Правосторонний гемоторакс (1800 мл жидкой крови). Малокровие внутренних органов. Поверхностная резаная рана ладони правой кисти. Резаная рана нижней трети левого предплечья.
Выводы:
На основании данных судебно-медицинского исследования трупа граж­данки М., 19 лет, и данных дополнительных исследований, а также учиты­вая сведения об обстоятельствах ее смерти, прихожу к выводам в соответ­ствии с вопросами, изложенными в постановлении.
1. Смерть гражданки М. последовала от проникающего ранения груд­ной клетки с повреждением правого легкого и обильной кровопотерей.
2. Проникающее ранение грудной клетки причинено колюще-режущим орудием, о чем свидетельствуют ровные края, глубина, ширина, углы раны.
3. Данные, полученные при изучении повреждения тела и одежды с помощью лупы и стереомикроскопа, указывают на то, что колото-резаная рана гражданке М. причинена ударом колюще-режущего орудия, клинок которого имеет один острый режущий край (лезвие) и тупую спинку (обушок), т.е. ножом типа финского.
Разволокнение края повреждения на жилетке в месте перехода основ­ного разреза в дополнительный, некоторая кровоподтечность соответст­вующего края раны груди говорят о том, что у основания лезвия клинка, которым были причинены повреждения, имелась выступающая тупая часть, скорее всего «бородка», и погружение клинка при ударе в грудь было пол­ным. Учитывая изложенное, наибольшая ширина клинка, судя по величине основного разреза на одежде и коже, составляет около 1,7 см. Судя по глубине раневого канала (8,5 см), длина клинка повреждающего орудия равнялась приблизительно 7—8 см.
4. Свойства орудия, которым причинено повреждение, соответствуют свойствам ножа, представленного эксперту следователем.
5. У гражданки М. имеется только одно повреждение, расположенное на передней поверхности грудной клетки справа. Раневой канал проходит справа налево, несколько спереди назад и сверху вниз, через переднюю стенку грудной клетки с рассечением 2-го ребра и частично мышц 1-го и 2-го межреберий, проникающий в правую плевральную полость, верхнюю долю правого легкого, где оканчивается слепо, дойдя до стенки правого крупного бронха.
6. Нож, которым было причинено повреждение, проник в тело граждан­ки М. один раз в том же направлении, в котором проходит раневой канал.
7. В момент нанесения повреждения гражданка М. находилась в вертикальном положении, на что указывает расположение следов крови на жилетке в виде потеков, направленных сверху вниз.
8. Наличие признаков обороны на теле М.. характер смертельного по­вреждения тела, направление его раневого канала, особенности поврежде­ния жилетки, говорящие об извлечении ножа в направлении справа налево, сверху вниз, позволяют прийти к выводу, что наносивший повреждение на­ходился спереди и несколько слева от гражданки М.
9. Поверхностные резаные раны правой ладони и левого предплечья являются характерными признаками обороны; они возникли во время защи­ты от удара в грудь.
10. Локализация смертельного повреждения, направление раневого ка­нала при наличии признаков обороны, резаных ран на руках характерны для причинения повреждений посторонней рукой.
11. Результаты судебно-химического исследования крови и мочи из трупа гражданки М. свидетельствуют о том, что незадолго до смерти она употребляла алкоголь. Выделенное количество спирта (2,2%о) соответству­ет средней степени алкогольного опьянения.
12. На основании данных истории болезни 13-й больницы смерть гра­жданки М. последовала через 25 минут после нанесения повреждения.
13. После получения смертельного ранения гражданка М. была способна к самостоятельным действиям, могла бежать, кричать и производить какие-либо действия.
14. Степень развития трупных явлений — трупные пятна в стадии позднего стаза, выраженность трупного окоченения во всех группах мышц, отсутствие гниения свидетельствуют о том, что с момента смерти до исследования трупа прошло более 24 часов.
Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.
Судебно-медицинский эксперт

8.5. Повреждения рубящими орудиями (предметами)

Рубящие орудия (топоры, косы, шашки, тяпки и пр.) причиняют обычно обширные повреждения, что связано с большой силой нанесения ранения. Последнее зависит как от значительного веса самого орудия, так и от большой кинетической энергии, развивающейся при движении такого орудия. Характер ранения зависит от остроты рубящего орудия, его веса и силы, с какой наносится повреждение. Так, тупые топоры и колуны могут давать раны, сходные с повреждениями тупыми орудиями. Напротив, топоры с острым лезвием причиняют повреждения, напоминающие резаные раны.
Ранения, причиняемые топорами с острым лезвием, имеют линейную или слегка дугообразную форму, гладкие, прямые и ровные края и сопровождаются обильным кровотечением. Ха­рактер концов такого ранения будет зависеть от глубины про­никновения рубящего орудия. При повреждениях затупленными топорами края раны могут быть слегка осаднены и кровоподтечны, особенно с той стороны, где угол между топором и телом был острым. Это осаднение является одним из признаков, позволяющих судить о направлении удара.
Основным признаком рубленых ран, нанесенных как острым, так и затупленными орудиями, является нарушение целости кости. Там, где рана проникает только в мягкие ткани и целость кости не нарушена, т.е. при поверхностных рубленых ранениях, распознать рубленую рану трудно, поскольку она обладает почти теми же свойствами, что и резаная или ушибленная рана.
При исследовании кожных рубленых ран особое внимание должно быть обращено на их концы, так как в них образуются небольшие надрывы за счет клиновидного действия топора. Об­наружение надрывов только в одном конце раны свидетельству­ет о том, что полотно топора воздействовало своим носком или пяткой на плоской кости (череп); такое повреждение будет иметь вид треугольника. Наличие надрывов в обоих концах кожной раны и повреждения в виде прямоугольника на плоской кости указывают, что топор погрузился полностью, а размеры раны будут соответствовать размерам лезвия топора.
С полной достоверностью отличить рубленые раны от ран, нанесенных нерубящими предметами, можно по наличию щелевидного перелома плоских костей. Один край его может быть ровным, иногда со следами скольжения в виде бороздок и ва­ликов, образующихся на поверхности разруба («шлифа»). Эти бороздки и валики как бы отражают путь, пройденный разру­бающей частью орудия, и позволяют идентифицировать рубя­щий предмет,
Большинство повреждений рубящими орудиями наносится посторонней рукой с целью убийства. Но такие повреждения могут причиняться и собственной рукой с целью самоубийства. При этом характерно наличие большого числа поверхностных повреждений, сгруппированных обычно в области темени. Од­нако собственной рукой могут причиняться и ранения, прони­кающие в полость черепа. Подобные повреждения, как правило, наносятся психически больными лицами. Повреждения рубя­щими орудиями могут причиняться собственной рукой с целью членовредительства. Возможны и случайные ранения рубящими орудиями, например, на лесозаготовках, при колке дров и т.д.

8.6. Повреждения колюще-рубящими орудиями (предметами)

Колюще-рубящие предметы (стамеска, долото и т.д.) имеют длину лезвия от 6 до 25 мм и толщину рабочей части у скоса лезвия 2,5—7,5 мм. Данные орудия имеют различные попереч­ные сечения (прямоугольное, приближающееся к квадрату или трапеции), П-образную или прямоугольно-скошенную форму боковой поверхности.
При повреждениях кожи отсутствует четкая зависимость между формой поперечного сечения травмирующего орудия и формой ран. Форма ран обусловливается положением орудия по отношению к телу в момент нанесения удара, а также глу­биной его погружения.
При воздействии предметов с поперечным сечением, при­ближающимся к квадрату, раны непосредственно после нанесе­ния имеют четырехугольную форму.
При воздействии предметов с поперечным сечением, при­ближающимся к прямоугольнику, раны имеют прямоугольно-щелевидную или трапециевидную форму. При сближении кра­ев раны в этих случаях раны становятся вытянуто-прямоуголь­ными или линейными с разрывами разной степени выражен­ности на концах.
При погружении колюще-рубящих предметов выше их клиновидной части края ран отклоняются внутрь и с увеличением глубины погружения смещаются в стороны. После извлечения травмирующего орудия край в соответствии с действием скоса лезвия оказывается «сморщенным», валикообразно приподня­тым на большем протяжении, чем противоположный. Со стороны действия скоса лезвия осаднение также будет выражено больше. Следует отметить, что на выраженность осаднения краев ран влияет скорость погружения предмета. Так, при резком ударном воздействии осаднение имеет форму каймы шириной до 0,3 мм, при медленном погружении орудия оно будет неравномерным, шириной до 1,5 мм.
Края ран в результате воздействия колюще-рубящих предметов при визуальном осмотре чаще всего бывают ровными. Концы ран имеют П- или М-образный вид, закруглены или приоб­ретают остроугольную форму в зависимости от толщины боко­вой поверхности использованных предметов, глубины их погружения и положения орудий в момент нанесения ударов. При наличии многослойной одежды отдельные свойства воз­действовавших предметов и повреждения на коже не соответствуют друг другу, что необходимо учитывать при экспертизе. Глубина раневого канала может соответствовать длине клинка, быть меньше его, если орудие введено в тело не полностью, и быть больше клинка, когда рукоятка вдавливается в тело (например, в живот). По форме раневого канала в ряде случаев можно судить о форме клинка ранящего предмета (особенно при заливке раневого канала какой-либо пластической массой). По раневому каналу устанавливаются также направление движения действующегo орудия, а следовательно, и механизм нанесения ранения.

8.7. Повреждения пилящими орудиями

Повреждения пилящими орудиями (пила, ножовка, цирку­лярная пила) довольно редко встречаются в судебно-медицинской практике. Их исследование играет значение при раскрытии расчленения трупов с целью сокрытия тела пострадавшего. Пилами причиняются прямолинейные раны с несколько зазубренными и осадненными краями, перемычками тканей на дне, царапинами и насечками на концах раны. В окружности раны, по ее краям и в глубине раневого канала бывает большое количество мелких частиц мягких тканей и костного вещества.
Изучая признаки повреждений на теле пострадавшего, судебно-медицинский эксперт может установить вид и степень развода зубьев, расстояние между ними, характер заточки и ряд других признаков.
Успешное решение экспертных вопросов во многом завист от того, насколько квалифицированно были проведены осмотр и изъятие объектов на месте обнаружения трупа или его отдель­ных частей, в том числе костных опилок и т.д.
Большинство повреждений пилящими орудиями наблюдает­ся как несчастные случаи на производстве в результате наруше­ния правил техники безопасности. Такие повреждения могут иногда причиняться и собственной рукой с целью нанесения самоповреждений и самоубийства.

8.8. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при повреждениях от воздействия острых предметов

1. Какие повреждения обнаружены при исследовании по­страдавшего?
2. Каким предметом они могли быть причинены — режу­щим, колющим, колюще-режущим, рубящим, колюще-рубящим или пилящим?
3. Каковы количество, характер и прижизненность повреж­дений?
4. Каковы свойства орудия, которым нанесено повреждение (тип, форма, длина, ширина клинка, степень остроты, ширина спинки, количество режущих краев лезвия, наличие обушка, особенно желобка)? Каким было погружение орудия — полным или неполным?
5. Могли ли повреждения быть причинены предметом, представленным на экспертизу?
6. Одним или несколькими предметами причинены повреж­дения?
7. Каким из представленных на экспертизу предметов могли быть нанесены повреждения?
8. В каком направлении и сколько раз действовало повреждающее орудие?
9. В каком положении находился пострадавший в момент ранения?
10. Каково было взаимное положение пострадавшего и нападавшего в момент нанесения повреждений?
11. Соответствуют ли повреждения на одежде и теле постра­давшего?
12. Возможно ли нанести ранение в заданных условиях?
13. Имеются ли признаки борьбы и самообороны?
14. Принимался ли алкоголь (наркотические вещества) незадолго до смерти и в каком количестве?
15. Сохранялась ли способность к действию у смертельно раненного?
16. Сколько времени прошло от смерти до исследования?
17. Какими заболеваниями страдал покойный?
18. Имеются ли в повреждениях следы, пригодные для иден­тификации орудия травмы?
19. Имеются ли признаки, которые бы свидетельствовали о причинении повреждений собственной рукой, или это исключается?
20. Имеются ли на предмете (ноже) следы крови, волосы, наложения клеток органов и тканей?
21. Если на предмете есть кровь, то какова ее видовая, груп­повая и половая принадлежность?
22. Если на предмете есть наложения клеток, то какова их органная, тканевая, групповая и половая принадлежность?

Контрольные вопросы

1. На какие группы классифицируются острые орудия в судебной медицине? 2. Какие повреждения причиняются режущими орудиями?
2. Какие повреждения причиняются колющими орудиями? 4. Какие повреждения причиняются колюще-режущими орудиями?
5. Какие повреждения причиняются рубящими орудиями? 6. Какие повреждения причиняются колюще-рубящими ору­диями?
6. Какие повреждения причиняются пилящими орудиями?
7. Какие основные вопросы решаются судебно-медицинской экс­пертизой при повреждениях от воздействия острыми ору­диями (предметами)?

Глава 9. Транспортная травма

Происшествия на автодорожном, железнодорожном, воздушном и водном транспорте часто сопровождаются человече­скими жертвами и большими материальными потерями. Большинство транспортных аварий и катастроф, приведших к человеческим жертвам, происходит в течение очень короткого промежутка времени, часто при отсутствии свидетелей или когда их показания крайне противоречивы. Это весьма затрудняет расследование происшествий. При таких происшествиях требуется проведение квалифицированной судебно-медицинской экспертизы.
Повреждения от различных видов транспорта по своему xарактеру относятся к повреждениям от тупых предметов и имеют характерные особенности.
В настоящее время принята следующая классификация транспортной травмы:
I. Автодорожная:
§ автомобильная (грузовые и легковые автомобили);
§ тракторная (гусенечные и колесные трактора);
§ мотоциклетная (мотоциклы с коляской, мотоциклы без коляски).
II. Железнодорожная (электровоз, тепловоз, железнодорожный вагон, трамвай).
III. Авиационная (самолет, вертолет).
IV. Водно-транспортная (речные и морские суда, катера, яхты).
Повреждения от других видов транспорта встречаются редко и имеют меньшее значение.
Транспортные происшествия с точки зрения объема и задач судебно-медицинской экспертизы можно разделить на две группы. К первой группе относят происшествия, сопровождающиеся повреждениями от транспортных средств и грузов. В этом cлучае судебно-медицинская экспертиза имеет сравнительно ограниченное применение и используется в основном для разрешения вопросов, связанных с физическим состоянием водителя, что может иметь существенное значение для установления причинной связи между его действиями и наступившими последствиями. Во второй группе рассматриваются происшествия, сопро­вождающиеся причинением повреждений непосредственно по­страдавшим. Именно в этой группе большое значение имеет участие судебно-медицинского эксперта в осмотре места происшествия.
Эксперт разрешает ряд вопросов, которые помогают следователю быстро сориентироваться в проведении оперативных действий на месте происшествия. Для этого эксперту достаточно провести осмотр трупа, его одежды, изучить обстановку проис­шествия. Причем необходимо учитывать, что разрешение этих вопросов в бюро судебно-медицинской экспертизы после транспортировки трупа может быть уже невозможным. К таким вопросам относятся: определение срока наступления смерти, определение изменения положения тела после смерти, переноса трупа в другое место и ряд других.
Определение времени наступления смерти судебно-медицинским экспертом на месте происшествия иногда приоб­ретает исключительное значение, позволяя следователю сразу правильно планировать свои действия. Это, в частности, помо­жет при необходимости подтвердить или отвергнуть алиби води­теля. В практике встречаются случаи, когда водитель, отрицая факт наезда, указывает, что пострадавшему были причинены повреждения до того момента, как он прибыл на место проис­шествия. При отсутствии свидетелей решение вопроса в значи­тельной степени зависит от результатов судебно-медицинской экспертизы.
Оперативные действия следователя на месте происшествия могут потребовать от эксперта предварительного разрешения вопросов о прижизненности или посмертности повреждений, причине смерти, механизме возникновения повреждений и т.д.
Первые два вопроса имеют большое значение при симуля­ции транспортных повреждений (например, когда на трупе об­наруживаются огнестрельные повреждения, колотые и рубленые раны и т.п.).
На основании наружного осмотра трупа и данных, получен­ных при осмотре места происшествия, эксперт может дать пред­варительное заключение и по другим вопросам, интересующим следствие, — факт транспортной травмы, тип, марка транспорт­ного средства. Разрешение этих вопросов соответствует первой задаче осмотра места происшествия — установлению факта и места транспортного происшествия, а также времени и месте преступления. Следующим вопросом, подлежащим выяснению, является воссоздание объективной картины происшествия. Ос­мотром должны быть добыты данные, возможно более полно расшифровывающие обстановку до происшествия, непосредст­венно в момент происшествия и после него. Судебно-медицинское значение имеет обнаружение на транспортном средстве повреждений (вмятин, царапин), следов крови, частей одежды и других вещественных доказательств на местности. На месте происшествия эксперт имеет возможность непосредствен­но сопоставить обнаруженные на трупе и его одежде поврежде­ния с повреждениями частей транспортного средства, что дает важные сведения о механизме происшествия (локализация удара транспортным средством, характер падения и т.д.). Этому спо­собствует также изучение положения трупа, взаиморасположе­ния тела и транспортного средства, характер потеков крови, об­наружение на одежде и теле пострадавшего частиц краски с транспортного средства, загрязнений тела и одежды дорожной грязью, мазутом, исследование характера разрывов одежды и т.д. Исследование одежды трупа при транспортных происшествиях следует признать столь же обязательным, как, например при ог­нестрельных повреждениях.
Оценивая общее значение осмотра места происшествия с точки зрения задач судебно-медицинской экспертизы, необхо­димо подчеркнуть особую ценность данных, имеющих отноше­ние к механизму травмы. Их использование обеспечивает пол­ноту и достоверность экспертизы.
Для выяснения механизма транспортной травмы особо большое значение имеют получаемые при осмотре места про­исшествия данные, позволяющие установить направление дви­жения пострадавшего и транспортного средства, скорость по­следнего, ту часть транспортного средства, которой могли быть нанесены повреждения, положение пострадавшего после наезда, наличие на местности предметов, при ударе о которые в момент происшествия пострадавшему могли быть причинены повреж­дения, характер дорожного покрытия и другие факторы.
В связи с этим следует признать целесообразным обязатель­ное участие судебно-медицинского эксперта в осмотре места происшествия также и в тех случаях, которые сопровождаются несмертельными повреждениями пострадавших. Как видно из вышеизложенного, это имеет большое значение для решения вопросов о механизме происхождения повреждений. Кроме того, в определенных случаях осмотр места происше­ствия следователю целесообразно проводить при участии судебно-медицинского эксперта и в более поздние сроки (при невозможности участия эксперта в первичном осмотре места происшествия), а также при повторных осмотрах для уточнения деталей, выяснившихся в процессе проведения судебно-медицинской экспертизы и расследования уголовного дела. Приведенная характеристика деятельности судебно-медицинского эксперта предполагает его активное участие в осмотре места транспортного происшествия, определяемое его компе­тенцией.
При осмотре места происшествия эксперт непосредственно выясняет ряд деталей, имеющих судебно-медицинское значение и подлежащих учету при последующем проведении экспертизы (исследовании трупа, экспертизе пострадавших и т.д.). Участие судебно-медицинского эксперта в осмотре места транспортного происшествия не исчерпывается осмотром трупа и некоторых вещественных доказательств (например, следов крови). Такое ограничение задач эксперта может неправильно ориентировать работников следствия и наносить существенный вред интересам расследования транспортных происшествий.

Контрольные вопросы

1. На какие виды подразделяется транспортная травма в су­дебной медицине?
2. Какие вопросы решает судебно-медицинский эксперт при ос­мотре места транспортной травмы?

Глава 10. Автодорожная травма

10.1. Автомобильная травма

Наиболее распространенным видом транспортных происше­ствий являются автодорожные травмы. В силу своих специфиче­ских особенностей (массивность транспортных средств, движе­ние их с большой скоростью и т.д.) они нередко заканчиваются смертью пострадавших, и поэтому довольно часто встречаются в судебно-медицинской практике. При исследовании автодорож­ных травм возникает множество различных вопросов, среди ко­торых наиболее важным является вопрос о механизме возник­новения повреждений.
При осмотре места происшествия могут быть обнаружены: следы от колес автомашины на грунте, торможения автомобиля, краски автомашины или предметов, которыми она была нагру­жена, от масла, воды, тосола, антифриза, бензина (дизельного топлива), от удара автомашиной; части и детали автомобиля, от­ломанные и оставшиеся на месте происшествия в связи с авари­ей и т.д. По этим следам и предметам в ряде случаев можно ус­тановить не только модель (марку), но и конкретный экземпляр автомашины. Не меньшее значение имеют и осмотр трупа на месте происшествия, и нахождение на окружающих предметах следов крови, волос, мозгового вещества и других биологиче­ских частиц, позволяющих в ряде случаев представить картину происшествия.
По механизму возникновения автотранспортные травмы под­разделяют на следующие виды: 1) удар частями движущейся автомашины, 2) прижатие тела колесом к грунту, 3) полный переезд тела колесом, 4) падение из движущейся автомашины, 5) травма внутри кабины, 6) прижатие автомашиной к непод­вижному предмету, 7) столкновение автомашины с другими видами транспорта, 8) комбинированные виды автотравмы, 9) прочие случаи.
Каждый из указанных видов автотравмы в свою очередь слагается из нескольких следующих друг за другом фаз, сопровождающихся определенным характером повреждений и их ло­кализаций. Например, при ударе пострадавшего частями дви­жущейся автомашины различают четыре фазы: первая — столк­новение автомашины с пострадавшим, когда отмечаются повре­ждения от удара и сотрясения тела; вторая — падение пострадавшего на автомобиль, повреждения при этом возникают при ударе о корпус его машины; третья — отбрасывание тела и падение его на землю, от чего повреждения располагаются на стороне, противоположной удару; четвертая — скольжение тела по земле с соответствующими повреждениями.
При других видах автотравм отмечается иное количество и со­четание фаз. Так, в случаях травмы внутри кабины различают две фазы: первая — столкновение тела с частями автомашины, когда повреждения локализуются, как правило, спереди; вторая — придавливание тела частями управления к стенке кабины. Аналогич­ные фазы отмечаются и в случаях прижатия тела частями автома­шины к неподвижным предметам.
Повреждения, возникающие при автомобильных происшест­виях, весьма разнообразны. Их можно разделить на три группы: 1) повреждения, характерные для автотравмы; 2) повреждения от автотранспорта, но не характерные для автотравмы; 3) по­вреждения, сходные с другими видами травм, в частности, с ра­нениями от острых предметов, из огнестрельного оружия и т.д.

10.2. Повреждения, характерные для автотравмы

К наиболее характерным для автотравмы повреждениям относятся отпечатки на поверхности тела протектора колеса автомашины. На протекторе шины эксплуатируемой автомашины нередко отмечаются индивидуальные особенности (дефекты, различный износ, заплаты, выступы), позволяющие по их отпечатку идентифицировать не только модель (марку), но и конкретный экземпляр автомобиля. Важное судебно-медицинское и криминалистическое значение имеют отпечатки на трупе или на одежде от других частей автомашины, в частности болтов, гаек и иных деталей, по которым также можно установить автомобиль, причинивший повреждения.

Пример.
При неизвестных обстоятельствах автомашина марки «Мерседес-500» ночью 10 января 1998 г. совершила наезд на пешехода Ш. Причем ее во­дитель из-за темноты не видел, как был сбит пострадавший Ш., а лишь почувствовал сотрясение автомобиля в момент переезда через тело. По данным следствия, незадолго до происшествия по этой же дороге проезжа­ла автомашина марки «Форд-Эскорт», в связи с чем возникло подозрение, что пострадавший был сбит «Фордом», а «Мерседес» лишь переехал через труп Ш. На одежде и теле Ш. был обнаружен только прижизненный от­печаток детали передней части кузова «Мерседеса». Этот отпечаток дал возможность сделать вывод, что пострадавший был сбит автомашиной мар­ки «Мерседес-500».

Для автотравмы характерны также (давления отдельных частей тела с их уплотнением вследствие переломов костей, разрывов внутренних органов, размятие мышц (уплощение грудной клетки, сплющивание головы, размятие конечностей). Иногда сдавление и уплощение тела не сопровождаются нару­шением целости кожных покровов, особенно в случаях, когда на пострадавшем была плотная, толстая одежда. О сдавлении тела могут свидетельствовать отпечатки одежды и ее складок на коже трупа.

Пример.
Редкий случай перемещения мозга при сдавлении автомобилем головы ребенка 8 лет описал И.Г. Споров (1961 г.). В результате переезда колесом автомашины голова мальчика была сплющена с боков. В затылочной области отмечалась рана, из которой выступали кровь и незначительное количество мозгового вещества. Около трупа на месте происшествия обнаружены следы крови и вещества мозга. При внутреннем исследовании в размятой черепной коробке отмечались только следы вещества головного мозга.
Вначале вызвало удивление отсутствие в черепной коробке вещества головного мозга. Однако при вскрытии под плеврой грудной полости, в заднем верхнем ее отделе, было обнаружено выбухание, содержащее около 260 г ткани мозга. Переломов ребер и позвоночника не было. Таким обра­зом, в результате сильного сдавления головы ткань мозга проникла между сломанными костями основания черепа и затем переместилась под плевру между глубокой фасцией мышц шеи и позвоночником.

При полном переезде колеса автомашины через грудную клетку отмечаются множественные, двусторонние, преимущест­венно тройные переломы ребер, чаще соответственно подмы­шечным линиям. Одновременно наблюдаются переломы ости­стых отростков грудных позвонков и лопаток, а также разрывы, отрывы, размятия и перемещения внутренних органов. Эти по­вреждения наиболее обширны со стороны движения колес. Иногда происходит отслаивание мышц от костей с образова­нием карманов, заполненных кровью (особенно при переезде конечности).
Обширные множественные переломы таза с повреждением седалищных и лобковых костей и образованием двусторонних двойных вертикальных переломов свидетельствуют о сильном сдавлении тела и характерны для переезда колесами автомашины.
Напротив, при ударе и наезде автомашиной переломы костей таза встречаются редко и ограничиваются чаще изолиро­ванным повреждением отдельных костей (особенно при пере­езде конечности).
При ударе и наезде автомашиной, движущейся с большой скоростью, на трупе погибшего нередко обнаруживаются признаки сотрясения тела. К ним относятся кровоизлияния у корней легких (в легочной связке), под эпикардом на основании сердца, разрыв интимы крупных сосудов, кровоизлияния и раз­рывы связочного аппарата печени, кровоизлияния в ткань селе­зенки, брыжейки тонкого кишечника, толщу печени, в область ворот и под капсулу почек. Удар и наезд автомашиной при ско­рости около 100 км/ч могут сопровождаться значительным со­трясением тела с разрывом или даже отрывом внутренних органов (сердца, легких, селезенки, печени).

Пример.
Гражданка Н., 57 лет, заявила, что 15 января 1998 г. она была сбита легковой автомашиной «Мерседес-500» во время перехода улицы Профсо­юзной в 30 м от установленного пешеходного перехода. По словам Н., пе­редняя часть автомашины ударила ее по внутренней части левой голени, в результате чего ее развернуло на левой ноге, на которую она в этот момент опиралась. Водитель «Мерседеса-500» Ф. это отрицал, утверждая, что по­терпевшая сама отшатнулась и упала, испугавшись проходившего мимо ав­томобиля. С места происшествия потерпевшая бригадой скорой медицин­ской помощи была доставлена в больницу № 39, где находилась более 50 дней по поводу винтообразного перелома левого бедра. Перед судебно-медицинской экспертной комиссией был поставлен вопрос, каков механизм описанных повреждений и могли ли они произойти при обстоятельствах, на которые указывает потерпевшая Н.
Заключение экспертной комиссии: 1. Винтообразный перелом левого бедра мог быть причинен при резком повороте туловища и фиксированной левой ноге, что соответствует показаниям потерпевшей Н. 2. Трасологическая экспертиза левого тапочка пострадавшей, на внутренней стороне кото­рого были обнаружены царапины и следы краски от автомашины «Мерсе­дес-500», подтвердили данный вывод.

К характерным для автотравмы повреждениям следует отно­сить и следы волочения, имеющие вид множественных парал­лельных царапин на фоне осадненной кожи, а также попереч­ные безоскольчатые переломы голени или бедер (бампер-переломы). Последние образуются от удара (буфером) автома­шины, движущейся с большой скоростью. По локализации бам­пер-переломов и, в частности по уровню их нахождения от по­дошв, можно судить о высоте расположения бампера автомаши­ны, т.е. об определенных моделях (марках) автомашин.
Осмотр пострадавших при автопроисшествиях нередко свя­зан с решением экспертом многих и сложных вопросов. Глав­ный интерес для органов расследования представляет механизм возникновения происшествий.

Пример.
Гражданка К., 36 лет, 18 января 1998 г. была сбита легковой автома­шиной «Мерседес-600» и доставлена в больницу № 22. При поступлении в истории болезни отмечены следующие данные: общее состояние удовле­творительное; на вопросы отвечает, сознание несколько спутанное; пульс 60 ударов в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напря­жения; тоны сердца приглушены. Отмечается резкая болезненность при пальпации тазовых костей; ссадины у крыла левой подвздошной кости, на правой голени и на лице. На рентгенограмме костей таза обнаружен пере­лом левой седалищной кости, двойной перелом лонной кости без смещения. Подозрение на перелом левого плеча. При осмотре больной в отделении через 2 часа после поступления установлено: больная ничего не помнит о случившемся, не может сказать, когда вышла из дома и куда направлялась. Пульс 74 удара в минуту, удовлетворительного наполнения; артериальное давление 90/50 мм рт. ст. Имеется гематома и болезненность в области лобковой кости; левую ногу поднять не может; гематома в области левого локтевого сустава. Нарушения функции тазовых органов не отмечается.
Еще через 2 часа — температура 38 , пульс 96 ударов в минуту, удовле­творительного наполнения, артериальное давление 120/70 мм рт. ст.
20 января 1998 г. состояние больной средней тяжести. Обширная гематома в области лобковых костей слева, распространяется на область половых губ. Анализ мочи 19 января 1998 г.: белок 0,3%о, лейкоцитов 2—3 в поле зрения; гиалиновых цилиндров 8—10 в препарате. Анализ крови 12 марта 1997 г.; гемоглобина 56%, эритроцитов 3 800 000, лей­коцитов 8500; РОЭ — 10 мм в час. Рентгенограмма тазовых костей 22 января 1998 г.: костные отломки стоят удовлетворительно; расхождение отломков седалищной кости по оси не превышает 1,0 см, а лобковой — 0,8 см. Вколоченный перелом хирургической шейки плеча с отрывом большого бугра.
Клинический диагноз: 1) закрытый перелом костей таза слева; вколо­ченный перелом левого плеча (шейки).; 2) сотрясение головного мозга лег­кой степени; шок 1-й степени.
Данные обследования экспертом 15 февраля 1998 г.: больная в соз­нании, на вопросы отвечает точно, ясно, в окружающей обстановке ориен­тируется. Состояние удовлетворительное. Температура 37,1 , пульс 72 уда­ра в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряжения, артериальное давление 110/70 мм рт. ст. Тоны сердца несколько приглу­шены. Со стороны легких особых отклонений от нормы нет. Язык влаж­ный, чистый, живот не вздут, мягкий, безболезненный, раздражения брю­шины нет, почки и селезенка не пальпируются. В левой паховой области кожные покровы окрашены в желтушно-зеленоватый цвет (следы бывшей гематомы). Левую нижнюю конечность больная приподнять не может (вы­раженный симптом «прилипшей пятки»), пассивные движения в левом та­зобедренном суставе свободны, несколько болезненны, а особенно болез­ненна ротация. Движения правой нижней конечностью во всех суставах как активные, так и пассивные в полном объеме, безболезненны. На левом плече кожные покровы окрашены (на участке размером 6 х 10-см) в жел­товато-зеленый цвет (следы гематомы). Активные и пассивные движения в левом плечевом суставе в полном объеме, но несколько болезненны.
В дальнейшем течение повреждений протекало благоприятно, и 26 ап­реля 1998 г. К. была выписана в удовлетворительном состоянии. Функции верхних и нижних конечностей полностью восстановлены.
Выводы: на основании изучения медицинских документов и осмотра гражданки К. судебно-медицинская экспертная комиссия приходит к сле­дующему заключению.
1. У гражданки К. имелись повреждения: закрытые переломы костей таза (перелом левой седалищной кости, двойной перелом левой лобковой кости) без повреждения и нарушения функций тазовых органов и без на­рушения непрерывности тазового кольца; закрытый вколоченный перелом шейки левой плечевой кости, сотрясение мозга легкой степени и явления шока 1-й степени (легкая степень).
Кроме того, у К. имелись кровоизлияния в мягкие ткани в местах пере­ломов плечевой кости и таза, а также ссадины на лице, в области левого крыла подвздошной кости и на правой голени.
2. Все указанные выше повреждения при их причинении не сопровож­дались какими-либо явлениями, угрожавшими жизни К., не вызвали стой­кой утраты трудоспособности, т.е. менее чем на одну треть.
3. Учитывая все изложенное, судебно-медицинская экспертная комис­сия приходит к выводу, что повреждения, полученные гражданкой К., не сопровождались стойкой утратой трудоспособности, а повлекли за собой длительное расстройство здоровья свыше 21 дня и их следует отнести к средней тяжести вреда здоровью.

Значительные затруднения возникают вследствие невозмож­ности осмотра и исследования повреждений непосредственно после происшествия из-за состояния пострадавшего, обширно­сти и тяжести повреждений. Оценка их производится по запи­сям в истории болезни, которые обычно не удовлетворяют судебно-медицинского эксперта. В них не учитывается то, что не­обходимо для экспертизы. Трудно судить о повреждениях и по имеющимся рентгеновским снимкам. Нужно знать типичные для автотранспортной травмы повреждения: следы на коже, ко­торые могут долго сохраняться, переломы костей в определен­ных местах (бампер-переломы). Необходимо точное описание повреждений, их локализации, измерение уровня расположения повреждений. Все должно быть нанесено на схемы. Показ об­стоятельств происшествия может быть осуществлен с другим че­ловеком такого же роста и телосложения. Одежду следует рас­сматривать на этом же человеке или манекене. Сопоставление повреждений одежды и на теле с частями автомашины может дать представление о механизме их происхождения. Все момен­ты такого сопоставления должны быть сфотографированы, а фотографии приложены к заключению эксперта. Целесообраз­нее такое сопоставление проводить в порядке следственного эксперимента.

Пример.
Судебно-медицинский диагноз: закрытая тупая травма головы. Кро­воизлияние в затылочной области головы. Перелом основания черепа. Кровоизлияния под твердую и мягкую мозговые оболочки. Кровь в же­лудочках мозга. Мелкие кровоизлияния в веществе затылочной доли и узлах основания мозга. Ссадины в виде отпечатка протектора автомо­бильного баллона на левой переднебоковой поверхности грудной клетки. Закрытый полный перелом 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 и 10-го ребер по правой среднеподмышечной и правой лопаточной линиям и 4, 5, 6, 7, 8, 9 и 10-го ребер — по левой заднеподмышечной линии. Разрывы легких и диафраг­мы. Множественные глубокие разрывы печени и селезенки. 1100 мл кро­ви в грудной и брюшной полостях. Резкое малокровие внутренних орга­нов. Закрытый перелом нижней трети левого бедра.
Выводы: на основании судебно-медицинского исследования трупа гра­жданки И., 29 лет, и результатов дополнительных исследований с учетом сведений об обстоятельствах ее смерти прихожу к следующим выводам в соответствии с вопросами, изложенными в постановлении.
1. Смерть гражданки И. наступила от перелома костей основания че­репа с ушибом мозга, множественных переломов ребер, разрывов легких, печени, селезенки, перелома левого бедра, сопровождавшихся обильной кровопотерей.
2. Массивность, локализация и форма повреждений свидетельствуют о том, что они явились результатом автотравмы.
3. Повреждения органов грудной и брюшной полостей возникли от сдавления при переезде колесом автомашины, на что указывают: ссадины в виде отпечатков протектора автомобильного колеса, множественные двух­сторонние переломы ребер и обширность повреждений внутренних органов.
Закрытый перелом нижней трети левого бедра возник, скорее все­го, в результате удара буферной дугой автомашины, на что указывает соответствие уровня повреждения бедра высоте буферной дуги автома­шины «Тойота». Перелом основания черепа и сотрясение мозга возник­ли при последующем падении и ударе затылком о покрытие дороги, о чем свидетельствует расположение кровоизлияния в кожно-мышечном лоскуте затылочной области.
4. Учитывая соответствие высоты буферной дуги автомашины и пере­лома левого бедра гражданки И., можно сказать, что во время удара авто­машины гражданка И. занимала вертикальное положение. Расположение отпечатков протектора на теле гражданки И. указывает на то, что она в момент переезда лежала на спине: колесо проехало справа налево и слегка снизу вверх по отношению к телу гражданки И.
5. Все обнаруженные на теле гражданки И. повреждения причинены прижизненно.
6. Гражданка И. незадолго до смерти принимала алкоголь. Выделен­ное количество (1,5%о) спирта свидетельствует о средней степени алко­гольного опьянения.
7. Смерть гражданки И. наступила быстро, на что указывает характер повреждений и жидкая кровь в полостях сердца.
8. После получения указанных выше повреждений гражданка И. пере­двигаться не могла.
9. От смерти до исследования трупа прошло более 24 часов, так как трупные пятна не бледнели и не исчезали, а трупное окоченение было вы­ражено во всех группах мышц.
Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.
Судебно-медицинский эксперт

10.3. Повреждения, нехарактерные для автотравмы и симулирующие другие виды повреждений

При автомобильных происшествиях возможны повреждения, нехарактерные для автомобильной травмы. Обычно они не свя­заны с переездом колесами или ударом выступающими частями автомашины. Эти повреждения весьма разнообразны. К ним от­носятся: кровоподтеки, ссадины, ушибленные раны, вдавленные и дырчатые переломы костей, изолированные разрывы внутрен­них органов.
Повреждения, нехарактерные для автомобильной травмы, чаще возникают при ударах о землю или об окружающие пред­меты вследствие отбрасывания задевшей автомашиной или вы­падения из движущегося автомобиля. Трудности экспертизы в подобных случаях связаны с тем, что при экспертизе встречают­ся повреждения, сходные с травмами от падения с высоты. В отличие от последних при автотравме могут быть обнаружены признаки волочения тела вследствие суммирования двух видов движений: поступательного и падения.
Наиболее трудны для диагностики повреждения, сходные с резаными, рублеными, колотыми ранами, т.е. симулирующие другие виды травмы. Эти повреждения чаще возникают от уда­ров выступающими частями автомашины, при отбрасывании те­ла пострадавшего на заостренные выступающие предметы. В случаях переезда тела колесами отломками костей могут причи­няться повреждения мышц и кожи, сходные с ранениями ост­рыми предметами.
При автомобильных травмах описаны своеобразные повреж­дения головы, симулирующие бытовые травмы тупым предметом. Они наблюдаются при ударах головой велосипедиста, еду­щего вслед за грузовиком, при резком и неожиданном торможе­нии последнего. В таких случаях велосипедист ударяется голо­вой об автомашину, получая вдавленный перелом лобной кости с повреждением мозга. Каких-либо других повреждений на трупе покойного, его одежде, а также на велосипеде может не об­наруживаться.
При резком торможении автомашины, движущейся с боль­шой скоростью, развиваются значительные перегрузки, вследст­вие чего вес внутренних органов как бы увеличивается во много раз. Поэтому при некоторых заболеваниях (например, при гипертонической болезни, атеросклерозе, коронарокардиосклерозе) может наступить разрыв мозговых сосудов, остановка сердца и скоропостижная смерть водителя. Последняя может привести к аварии с человеческими жертвами.
Значительная часть автомобильных травм является результатом несчастного случая.

Пример.
Гражданин А., 39 лет, 13 января 1998 г. был доставлен в больницу № 23 в состоянии сильного алкогольного опьянения с телесными повреждения­ми. Пострадавший А. не мог рассказать, что с ним произошло. Вследствие сильного опьянения он ничего не помнил.
Клинический диагноз: рваная рана промежности с отрывом прямой кишки от ануса с повреждением сфинктера и обширной отслойкой кожи. Шок 2-й степени. Ушибленная рана левой теменной области. Рана 3-го пальца левой кисти с повреждением сухожилий. Опьянение тяжелой степени.
При поступлении у А. было обнаружено следующее: обширная гематома, занимающая левую пахово-подвздошную область, левое бедро и голень. На голени и бедре имеется крепитация, на правом бедре — кровоподтеки. Рва­ная рана в области ануса размером 8 х 5 см с циркулярным отрывом кишки от кожи и обширной отслойкой кожи кзади до середины крестца и кпереди до лобка. Ушибленная рана теменной области слева размером 4 х 1,5 см и рана ногтевой фаланги 3-го пальца левой кисти с повреждением сухожилия.
Перед судебно-медицинскими экспертами был поставлен вопрос о про­исхождении и механизме повреждения у А.
Заключение судебно-медицинской экспертизы: у А. обнаружены об­ширные повреждения, занимающие большую поверхность. Большая протя­женность повреждений, разрывы кожи промежности с обширным отслоени­ем ткани свидетельствуют о том, что в этой области имело место придавливание мягких тканей тяжелым движущимся предметом. Обширные от­слоения кожи в области крестца и лобка с разрывами промежности могут быть объяснены прижатием кожи со значительным натяжением ее в облас­ти крестца, лобка, промежности. Такие повреждения наблюдаются при на­езде, например, краем колеса автомашины, что вызывает обширное натя­жение и отслоение кожи от подлежащих тканей, иногда с ее разрывами. Это и произошло с А. Повреждения у А. не могли возникнуть от воздей­ствия силы человека.

Известны отдельные случаи самоубийств, когда пострадав­ший умышленно бросается под автомашину. Встречаются и убийства путем преднамеренного наезда автомобиля, а также симуляция случайных автомобильных травм с целью сокрытия других способов убийства.

10.4. Мотоциклетная травма

В отличие от автомобильной травмы, повреждения мотоцик­лами бывают менее выраженными. Это связано с конструктив­ными особенностями мотоциклов, их меньшим весом и мень­шей скоростью и мощностью по сравнению с автомобилями. Различают следующие основные виды мотоциклетных травм: от столкновения человека с движущимся мотоциклом, от переезда колесом движущегося мотоцикла, от падения с движущегося мотоцикла, от ударов мотоцикла о неподвижные предметы.
Главным отличием мотоциклетной травмы от автомобильной является преобладание повреждений (ссадин, ран, кровоподте­ков), расположенных, как правило, на передней поверхности те­ла пострадавшего.
Часто при мотоциклетной травме наблюдаются вдавленные переломы костей свода черепа с отхождением от них трещин на основание черепа. Иногда эти переломы черепа комбинируются с повреждением внутренних органов, возникших от удара или сотрясения тела.
При мотоциклетной травме не наблюдается отпечатков ра­диатора и других выступающих деталей автомобиля, уплощения головы, грудной клетки, множественных переломов ребер, мно­жественных повреждений костей таза с расхождением сочлене­ний между ними, обширных размятий внутренних органов.
Нехарактерными для мотоциклетной травмы также являются отпечатки протектора, отслойка кожи на месте переезда, поперечные переломы голеней и бедер (бампер-перелом), наличие обширных глубоких кровоизлияний в мышцы спины, поясницы, ягодиц. Таким образом, несмотря на однотипный механизм возник­новения повреждений при автомобильной и мотоциклетной травме, выраженность и локализация повреждений при них имеют значительные отличия, позволяющие по характеру и особенностям обнаруженных повреждений отдифференцировать автомобильную травму от мотоциклетной.

Пример.
Гражданин А., 75 лет, 6 августа 1997 г. при переходе улицы был сбит мотоциклом «Ямаха» и потерял сознание. При поступлении в больницу № 12 пострадавший А. был в сознании, на вопросы отвечал невнятно, о случившемся ничего не помнил. Общее состояние очень тяжелое. Зрачки равномерные, ре­акция на свет замедленная. Гематомы в области обеих глазниц. Деформация носа, отмечается крепитация костных отломков носа. В области левого крыла носа ушибленная рана размером 1,7 х 0,4 см. Резкая болезненность, патологи­ческая подвижность и крепитация костных отломков в области левого колен­ного сустава. На коже нижних конечностей множественные ссадины. В прием­ном отделении наблюдалась рвота с примесью алой крови. На рентгенограмме черепа нарушений костей свода и основания черепа не выявлено; обнаружен перелом носовых костей с образованием нескольких отломков. В области ле­вого коленного сустава — перелом верхнего эпифиза большеберцовой кости, линия перелома продолжается в сустав; состояние отломков удовлетворительное. С 8 августа 1997 г. состояние больного А. средней тяжести.
При осмотре 16 августа 1997 г. состояние А. удовлетворительное, особых жалоб нет. Анализ мочи и крови особых отклонений не дает. Больной в созна­нии, лежит на спине, не может поворачиваться. На коже левой половины лица сине-желтого цвета исчезающий кровоподтек, занимающий всю область глаз­ницы и прилежащие части скуловой, щечной и подбородочной областей; кро­воподтек доходит до ушной раковины; общий размер его 9,2 х 7,3 см. На подбородке, на скуловой дуге и около ушной раковины кровоподтек желтова­то-сине-багрового цвета. На левой ушной раковине такого же цвета крово­подтек размером 6,8 х 7,1 см. Нос покрыт буроватой корочкой. У корня но­са синевато-красноватого цвета кровоподтек. При ощупывании носа отмеча­ется болезненность. На задней поверхности левого локтевого сустава кровоподтек желтовато-синеватого цвета, местами с багровым оттенком, раз­мером 5,3 х 8,2 см. На передней поверхности правого коленного сустава ссадина размером 0,3 х 0,9 см. На левой ноге гипсовая повязка.
Выводы эксперта: у гражданина А. при поступлении в больницу № 12 были обнаружены следующие повреждения: закрытый перелом проксимального эпифиза левой большеберцовой кости, открытый перелом костей носа; обширные кровоподтеки и ссадины на лице; кровоподтеки на груди и конечностях; сотрясение мозга 2-й степени.
Эти повреждения были получены, как указывается в истории болезни, 6 августа 1997 г. от удара тупым твердым предметом и от удара о твердый тупой предмет при падении. Они вызвали угрожающее для жизни состояние, и по этому признаку относятся к разряду тяжкого вреда здоровью.

10.5. Тракторная травма

Повреждения, причиняемые колесными или гусеничными тракторами, наблюдаются редко. Признаки тракторной травмы, причиненной колесными тракторами, сходны с автомобильной. Отличить их можно по отпечатку рисунка протектора колеса. Специфические особенности имеют травмы, причиненные трак­торами на гусеничном ходу.
Классификация тракторной травмы:
1. Удар частями движущегося трактора.
2. Переезд гусеницами или колесами трактора.
3. Выпадение из движущегося трактора.
4. Опрокидывание трактора и возникновение травмы внутри кабины.
5. Прижатие трактором к неподвижному предмету.
6. Удар трактором с последующим переездом.
7. Падение из движущегося трактора с последующим переездом.
8. Удар прицепом или буксируемыми орудиями.
При ударе частью движущегося трактора появляются множе­ственные повреждения (ссадины, кровоподтеки, рвано-ушиб­ленные раны, переломы костей).
После переезда тела гусеницами трактора возникают множе­ственные грубые повреждения, часто не совместимые с жизнью. Они зависят от строения траков гусениц трактора и чередования их по длине гусеницы и проявляются на коже полосовидными ссадинами и кровоподтеками, располагающимися перпендику­лярно линии переезда. У одного края ссадин образуется лоскут сдвинутой кожи, направленный в сторону, противоположную движению трактора. Помимо ссадин и кровоподтеков возника­ют обширные рвано-ушибленные раны, переломы костей и множественные повреждения внутренних органов.
Большое значение имеют исследования одежды пострадав­шего, на которой могут сохраняться следы и повреждения, характерные для переезда. При физико-химическом исследовании одежды в этих случаях выявляют частички металла. Прижатие трактором тела человека к неподвижным предме­там сопровождается множественными двусторонними перело­мами ребер, разрывами, размозжениями и перемещениями внут­ренних органов.
При выпадении из кузова движущегося с небольшой скоростью трактора возникают повреждения, характерные для падения с небольшой высоты.
При сдавлении частями кузова или прицепа опрокинувшего­ся или перевернувшегося трактора смерть наступает от механи­ческого задушения вследствие сдавления груди и живота.

10.6. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при автодорожной травме

При автодорожной (автомобильной, мотоциклетной, тракторной) травме на разрешение судебно-медицинского эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:
1. Какие повреждения обнаружены на пострадавшем (живом лице, трупе)?
2. Каков механизм образования этих повреждений?
3. Могли ли эти повреждения образоваться от удара транспортным средством? Если да, то в какую часть тела, на какой высоте, в каком направлении был нанесен первичный удар?
4. Какова возможность причинения повреждений определенными частями или деталями транспортного средства?
5. Не образовались ли повреждения от переезда колесом (гу­сеницей)? По какой части тела и в каком направлении перека­тились колеса (гусеницы) транспортного средства?
6. В каком положении по отношению к транспортному сред­ству находился пострадавший в момент травмы?
7. Имело ли место волочение тела транспортным средством? Если да, то каково его направление, в каком положении нахо­дилось тело во время волочения?
8. Могли ли повреждения, обнаруженные у погибшего, обра­зоваться при травме в кабине автомобиля (трактора)?
9. Можно ли по локализации и особенностям повреждений сказать, какое место в кабине автомобиля (трактора) занимал пострадавший?
10. Могли ли повреждения, обнаруженные у погибшего, образоваться при выпадении из движущегося транспортного средства?
11. Не страдал ли потерпевший заболеваниями органов зре­ния и слуха?
12. Какова последовательность причинения повреждений?
13. Нанесены ли смертельные повреждения прижизненно?
14. Какова причина смерти?
15. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?
16. Являются ли трасологические изменения, обнаруженные на транспортном средстве (автомобиле, мотоцикле, тракторе), следами крови? Если это кровь, то какова ее видовая принад­лежность? Если это кровь человека, то какова ее групповая спе­цифичность и половая принадлежность?
17. Является ли волос, обнаруженный на транспортном сред­стве (автомобиле, мотоцикле, тракторе), волосом человека или животного? Если это волос человека, то с какой части тела? Ка­кова его групповая принадлежность?
18. Какова возможность причинения повреждений конкрет­ным транспортным средством?
19. Какова возможность образования всех повреждений в данных условиях автотранспортного происшествия?

Контрольные вопросы

1. На какие виды в судебной медицине подразделяется автодо­рожная травма?
2. Какие повреждения наиболее характерны для автомобильной травмы?
3. Какие повреждения наиболее характерны для мотоциклет­ной травмы?
4. Какие повреждения наиболее характерны для тракторной травмы?
5. Какие основные вопросы решаются судебно-медицинской экс­пертизой при автодорожной травме?

Глава 11. Железнодорожная травма

11.1. Возможные обстоятельства железнодорожных повреждений

Смерть на полотне железной дороги в подавляющем большинстве случаев связана с травматизмом, зависящим от движения железнодорожного транспорта. Ниже приводится перечень возможных происшествий, сопровождающихся травматической смертью на железнодорожном полотне, по данным О.Х. Поркшеян.
1. Несчастные случаи, зависящие от движения поездов:
§ при случайном попадании под движущийся железнодо­рожный подвижной состав или отбрасывании им лиц, ока­завшихся на полотне железной дороги; при попытках пе­рейти путь или нахождении на путях с другими целями (например, при ремонте под вагоном, неожиданно при­шедшим в движение);
§ при падении с движущегося подвижного состава;
§ при ударе частями движущегося железнодорожного подвижного состава пострадавшего, оказавшегося у колеи же­лезной дороги в пределах контура габаритов подвижного состава, или же ударе предметами, гружеными на плат­формы и выступающими за пределы габаритов подвиж­ного состава;
§ при сдавлении между буферами;
§ при сдавлении в автосцепном механизме;
§ при ударах о путевые сооружения (виадуки, арки тонне­лей) при переезде на крышах вагонов;
§ при поражении электрическим током от проводов электрической сети железной дороги (например, проезд на крыше вагона);
§ при крушениях поездов.
2. Случайная смерть на полотне железной дороги, не завися­щая от движения подвижного железнодорожного состава:
§ при погрузочно-разгрузочных работах;
§ при ударах о шлагбаум на переездах;
§ при ремонтных работах на путях;
§ от прочих причин.
3. Самоубийства с использованием для этой цели подвижного железнодорожного состава осуществляются:
§ укладыванием на один из рельсов головы, шеи, туловища;
§ внезапным появлением перед движущимся железнодорож­ным подвижным составом или между вагонами;
§ падением с движущегося состава;
§ прикосновением к проводам электрической железной до­роги, для чего самоубийца забирается на крышу вагона, электровоза, тепловоза, паровоза.
4. Самоубийства на полотне железной дороги возможны пу­тем использования огнестрельного или колюще-режущего оружия.
5. Убийства на полотне железной дороги, не связанные с ис­пользованием железнодорожного подвижного состава, могут со­вершаться при помощи огнестрельного и холодного оружия, ту­пыми тяжелыми предметами, удавлением руками и т.п. Не так уже редки случаи, когда преступник осуществляет свой замысел на полотне железной дороги с целью последующего подкладывания тела жертвы под движущийся железнодорожный состав для симуляции несчастного случая или самоубийства.

11.2. Судебно-медицинская классификация железнодорожных повреждений (по О.Х. Поркшеян)

1. Повреждения, наносимые преимущественно колесами желез­нодорожного транспорта при перекатывании их через тело, рас­полагающееся на рельсах:
§ полосы давления;
§ полосы обтирания;
§ отделение головы от туловища (полное, неполное);
§ разделение туловища на две половины (полное, неполное);
§ отделение конечностей (полное, неполное).
2. Повреждения, возникающие от ударов и трения о железнодо­рожный путь и наносимые преимущественно частями локомоти­вов, вагонов, располагающимися ниже их рам (исключая колеса):
§ отрывы конечностей;
§ следы волочения;
§ открытые и закрытые переломы костей;
§ различной степени повреждения внутренних органов: от незначительных вплоть до перемещения их и выпадения через открытые полостные раны.
3. Повреждения, образующиеся преимущественно в результате отбрасывания частями движущегося железнодорожного транспорта:
§ следы удара частями движущегося железнодорожного транспорта; обширные ссадины на коже, кровоподтеки, переломы костей;
§ следы падения на теле.
4. Повреждения, образующиеся преимущественно в связи с на­хождением жертвы у колеи в пределах габаритов подвижного со­става в момент его следования:
§ повреждения, характерные для наносимых твердыми тупыми предметами;
§ в случаях сжатия между платформой и движущимся тран­спортом — размятие тела.
5. Повреждения, связанные преимущественно с падением из движущегося состава:
§ при падении под подвижной состав — характерные для повреждений колесами, частями, располагающимися ниже рам локомотива, вагонов, волочения тела;
§ при падении с движущегося железнодорожного транспорта без последующего попадания под него — характерные для падения с высоты.
6. Повреждения, связанные преимущественно с поражением электрическим током при нахождении на крышах вагонов, дви­гающихся по путям электрифицированной железной дороги:
§ электрометки, признаки асфиксии;
§ характерные для падения с высоты в случае, если после поражения током жертва падает с крыши вагона.
7. Повреждения, преимущественно связанные со сдавленном бу­ферами и в автосцепном механизме:
§ закрытые переломы ребер, позвоночника, лопаток;
§ разрывы диафрагмы, отрывы и разрывы внутренних орга­нов, перемещения их; выхождение легких через рот, раз­рывы промежности с выпадением петель кишечника; об­разование травматических грыж (паховых, бедренных) с заполнением грыжевых мешков внутренними органами, вплоть до сердца и желудка;
§ отпечатки контуров буферов на коже груди и спины.

11.3. Повреждения, типичные для железнодорожной травмы

Железнодорожная травма характеризуется значительной тя­жестью и, как правило, приводит пострадавшего к смерти на месте происшествия. При этом возникают повреждения в результате перекатывания через тело колес транспорта (полосы давления и обтирания, расчленение тела); типичные, не связан­ные с действием колес (следы волочения, отрывы конечностей, сдавление тела между буферами или в автосцепном механизме); нетипичные и симулирующие другие виды травмы.
Полоса давления — это отпечаток колеса на поверхности ко­жи. Ширина ее колеблется от 7 до 13 см. В первые часы после травмы мягкая, бледно-розовая; к концу суток становится пер­гаментной плотности, темно-коричневого цвета.
Полоса обтирания — это участок осаднения кожи по краю полосы давления, он образуется при трении кожи о боковые по­верхности колеса. Ширина ее колеблется в значительных преде­лах от 2 до 15 см. Если на теле имеется несколько слоев одеж­ды, полоса обтирания не образуется.
Отделение головы от туловища, а также расчленение тела зависят от перекатывания через тело колеса. В ряде случаев возможно разделение тела на множество частей. Отделение конечностей происходит со своеобразным многооскольчатым переломом костей, причем конец отчлененной кости, обра­щенный кнаружи от колеи, оказывается прямым, в то время как на конце, обращенном внутрь колеи, отмечается косой перелом. Подобные переломы трубчатых костей зависят от расположения гребня колеса (реборды) по внутреннему краю рельс.
К типичным железнодорожным повреждениям, не связан­ным с действием колес, относятся следы волочения на теле, от­рывы конечностей, загрязнение, расчленение тела на множество частей, сдавление тела между буферами или в автосцепном ме­ханизме. Характер следов волочения весьма разнообразен, при этом на осадненной поверхности нередко видны частички бал­ластного слоя пути и следы смазки.
Отрывы конечностей могут возникать не только от дейст­вия колес, но и при ударах выступающими частями движуще­гося состава, особенно с фиксацией конечностей какой-либо деталью. Из-за большой действующей силы при железнодо­рожной травме возможно расчленение тела на множество час­тей, причем их можно обнаружить на значительном расстоянии от места происшествия. В подобных случаях по линиям отде­ления конечностей не будут образовываться полосы давления и обтирания.
При необходимости вещественные доказательства биоло­гического происхождения (следы крови, волосы, частицы мозгового вещества, мягких тканей, мелкие осколки костей и т.п.), обнаруженные на участке железнодорожного полотна, путевых сооружениях, на частях локомотива и вагонов, изы­маются по обычным правилам. На пакетах, куда они поме­щаются, должно быть указано точное место, с которого взят тот или иной объект.

11.4. Повреждения рельсовым транспортом, нетипичные для железнодорожной травмы

К нетипичным для железнодорожной травмы относятся по­вреждения, которые чаще возникают от отбрасывания тела по­страдавшего и ударов его о какие-нибудь выступающие предме­ты. При этом могут образовываться вдавленные переломы костей свода черепа с повреждением вещества головного мозга и кровоизлияниями под его оболочки, подкожные разрывы внутренних органов, переломы ребер, костей конечностей и т.д.

Пример.
Гражданин Г., 22 лет, 13 декабря 1999 г. во время перехода железно­дорожных путей в районе платформы «Перерва» был сбит электропоездом и отброшен к платформе.
Судебно-медицинский диагноз:
1. Закрытая тупая травма головы с небольшим сплющиванием перед­ней части свода черепа. Многооскольчатый перелом лобной, теменных, височных и основной костей. Обширные субдуральное и субарахноидальное кровоизлияния, ушиб и разрушение височных долей головного мозга с множественными мелкими и крупными кровоизлияниями в обоих полуша­риях головного мозга и в подкорковых узлах. Кровоизлияния в мягкие ткани головы в области переломов.
2. Мелкие кровоизлияния под эндокардом левого желудочка сердца.
3. Перелом правой ветви нижней челюсти и верхней челюсти справа. Закрытая тупая травма груди и живота справа с переломом 5-го и 6-го ребер по средней подмышечной линии, ушибом нижней доли правого легкого, разрывом купола диафрагмы, разрушением правой доли печени. Гемоторакс (400 мл), гемоперитонеум (300 мл). Множественные ссадины на высту­пающих частях лица, на коже правого плеча, правой подвздошной кости, верхней трети правого бедра и правой голени. Закрытый оскольчатый пе­релом обеих костей нижней трети правой голени без кровоизлияний в мяг­кие ткани в области переломов.

Среди нетипичных для железнодорожного транспорта встре­чаются повреждения, симулирующие ранения режущими, рубя­щими, колющими орудиями или от действия огнестрельного оружия. Они возникают либо от ударов выступающими частями подвижного состава, либо чаще вследствие разрыва кожи отломками костей при открытых переломах. Правильная судебно-медицинская диагностика подобных повреждений облегчается обнаружением на трупе типичных железнодорожных поврежде­ний. Установление повреждений, нетипичных для железнодо­рожного транспорта, иногда вызывает подозрение на посторон­нее насилие с последующим подкладыванием трупа на полотно железной дороги. В подобных случаях большое значение приоб­ретает определение прижизненности повреждений, что является одним из наиболее важных вопросов судебно-медицинской экс­пертизы железнодорожной травмы. Особое место при этом при­надлежит гистологическому методу исследования, т.е. обнару­жению признаков уже начавшегося реактивного воспаления.
При железнодорожных травмах следы крови на месте про­исшествия, а также кровоизлияния в окружности ранений бы­вают незначительными и нередко не соответствуют обширности обнаруженных повреждений. Подобное явление можно объяс­нить быстрым наступлением смерти, размятием мягких тканей и резким сокращением сосудов. Наблюдаемая иногда анемия по­врежденных тканей зависит от большого сдавления их тяжестью железнодорожного вагона.
Повреждения рельсовым (откаточным) транспортом встреча­ются на других производствах, например в шахтах. Они отлича­ются от обычных железнодорожных травм как по механизму их возникновения, так и по характеру обнаруженных повреждений.
При попадании под колеса движущейся вагонетки полос сдавления и расчленения, как правило, не наблюдается, по­скольку вагонетка не имеет такого веса, как железнодорожный вагон, и обладает сравнительно меньшей скоростью. Поэтому при встрече с преградой в виде тела человека вагонетка обычно сходит с рельсов и причиняет потерпевшему повреждения не колесами, а корпусом.

11.5. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при железнодорожной травме

1. Какие повреждения обнаружены на трупе?
2. Все ли повреждения образовались от воздействия частей железнодорожного транспорта или на трупе имеются поврежде­ния иного происхождения?
3. Характерны ли имеющиеся повреждения для железнодо­рожной травмы?
4. Имеются ли на трупе повреждения от удара частями дви­жущегося железнодорожного транспорта? В какую часть тела, на какой высоте и в каком направлении нанесен первичный удар?
5. Есть ли повреждения от переезда? По какой части тела, в каком направлении перекатились колеса поезда? Сколько раз тело подвергалось переезду?
6. Имеются ли признаки протаскивания тела по полотну же­лезной дороги?
7. В каком положении по отношению к транспорту находил­ся пострадавший в момент травмы?
8. Нет ли признаков падения пострадавшего из движущегося железнодорожного транспорта?
9. Нет ли признаков, свидетельствующих о повреждениях на теле, возникших при попытке вскочить в движущийся железно­дорожный транспорт?
10. Все ли части расчлененного трупа представлены на ис­следование? Одному ли трупу они принадлежат?
11. Какова последовательность причинения повреждений?
12. Все ли повреждения на трупе являются прижизненными?
13. Сохранялась ли способность к самостоятельным действи­ям смертельно раненного?
14. Какова возможность образования всех повреждений в за­данных условиях железнодорожной травмы?
15. Какова возможность причинения повреждений определен­ными частями локомотива, вагона или их отдельными деталями?
16. Какова возможность причинения повреждений локомо­тивом или вагоном определенного типа или марки?
17. Какова возможность причинения повреждений конкрет­ным локомотивом или вагоном?
18. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?
19. Является ли след, обнаруженный на железнодорожном транспортном средстве, следом крови? Если это кровь, то како­ва ее видовая принадлежность? Если это кровь человека, то ка­ковы ее групповая специфичность и половая принадлежность?
20. Принадлежит ли волос, обнаруженный на железнодо­рожном транспортном средстве, человеку или животному? Если это волос человека, то с какой части тела он происходит? Како­ва его групповая принадлежность?
21. Сколько времени прошло от смерти до исследования трупа?

Контрольные вопросы

1. Как классифицируются железнодорожные происшествия по своему происхождению?
2. Как классифицируются железнодорожные повреждения?
3. Какие повреждения типичны для железнодорожной травмы?
4. Какие вопросы решаются судебно-медицинской экспертизой при железнодорожной травме?

Глава 12. Авиационная травма

12.1. Общие положения

Авиационной травмой называют повреждения, возникающие у членов экипажа, пассажиров и других лиц в процессе эксплуа­тации и обслуживания самолетов. Чаще всего такие поврежде­ния причиняются лицам, находящимся внутри самолета, при падении его на землю.
В зависимости от условий и обстоятельств происшествия авиационную травму делят на следующие виды:
§ травма внутри самолета во время полета;
§ травма при покидании летящего самолета;
§ травма внутри самолета при падении его на землю;
§ травма внутри самолета, находящегося на земле;
§ травма лиц, находящихся на земле вне самолета;
§ комбинированные травмы.
Характер авиационной травмы зависит от типа самолета, скорости и высоты полета, угла падения и т.д. Авиационные травмы на земле встречаются значительно реже и связаны с по­паданием людей под винты работающего двигателя самолета или сопровождающих его потоки воздуха. При этом наблюдают­ся обширные грубые повреждения тела. С появлением реактив­ных самолетов отмечены случаи засасывания в работающие дви­гатели человека, слишком близко подошедшего к самолету.
Повреждения, наблюдающиеся при падении самолета, весь­ма многообразны. Иногда по характеру обнаруженных на трупах повреждений можно в некоторой степени судить об условиях, при которых произошла катастрофа. Так, при падении самолета с большой высоты трупы погибших часто подвергаются расчле­нению. И напротив, при ударе самолета о землю во время гори­зонтального полета или при небольшом наклоне к земле рас­членения трупов, как правило, не наблюдается.
Для выяснения причин катастрофы большое значение имеет исследование крови и внутренних органов из трупов пилота и членов экипажа на предмет определения алкоголя (наркотиков) и окиси углерода. Эти исследования должны производиться вне зависимости от того, поставлены или нет подобные вопросы на разрешение экспертизы. Отравление окисью углерода возможно вследствие попадания в кабину пилота ее небольших количеств, тем более, что на высоте действие угарного газа усиливается.
Обнаружение карбоксигемоглобина в крови трупов погиб­ших, конечно, не дает возможности решить вопрос об источни­ке окиси углерода, поскольку последняя может образоваться в самолете при пожаре от разбитого огнетушителя и т.д. Одновре­менное нахождение копоти в дыхательных путях и ожогов сли­зистой оболочки дыхательного горла позволяет утверждать, что пострадавший находился в атмосфере пожара. Отсутствие всех этих признаков указывает на то, что труп обгорел уже после па­дения самолета.
При исследовании трупов в случаях авиационной травмы часто возникает вопрос об идентификации личности погибших. Для этого должны быть использованы особые приметы (татуи­ровки, родимые пятна и т.д.), рубцы, зубные протезы, а также одежда и обувь. Иногда возникает необходимость в проведении реставрации трупа для последующего опознания.

Пример.
17 июня 1997 г. пассажирский самолет «Ан-2» потерпел катастрофу в Тульской области через несколько минут после взлета с аэродрома.
На борту самолета находилось семь человек (пять пассажиров и два члена экипажа). Через 10 минут после взлета у самолета начал с перебоя­ми работать двигатель. При аварийной посадке самолет зацепил шасси за высоковольтный провод линии электропередачи и рухнул на землю.
В результате аварии пять человек погибли, а двое с множественными тяжелыми повреждениями в критическом состоянии доставлены в област­ную больницу.

Проведение судебно-медицинской экспертизы при авиа­ционной травме подразделяется на следующие этапы: выявле­ние повреждений, свойств травмирующего предмета и меха­низма его действия; определение последовательности возник­новения повреждений; группировка повреждений по свой­ствам и механизму действия травмирующих предметов; фор­мулирование выводов о возможности образования всех обна­руженных повреждений при условиях, установленных органа­ми расследования.

12.2. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при авиационной травме

При судебно-медицинской экспертизе разрешают следующие вопросы:
1. Каково было состояние здоровья пилота и других членов экипажа перед полетом? Не ухудшилось ли оно во время полета?
2. Какие повреждения обнаружены на трупах членов экипа­жа, каков механизм их образования, от воздействия каких час­тей кабины они образовались?
3. Какова последовательность образования этих повреждений?
4. Являются ли эти повреждения прижизненными?
5. Находились ли члены экипажа при жизни в очаге пожара?
6. В какой позе находились пилот и другие члены экипажа в момент столкновения самолета с землей? Находился ли пилот на своем рабочем месте и пытался ли управлять самолетом?
7. Обнаружен ли в крови и тканях погибших этиловый спирт (наркотики)?
8. Какова причина смерти членов экипажа, когда и как быстро она наступила?
9. Нет ли на трупах пилота и других членов экипажа огнестрельных или колото-резаных ран, а также иных повреждений, не являющихся авиационной травмой?
10. Какому члену экипажа, кому из пассажиров принадлежат обнаруженные останки, предметы снаряжения, одежды и обуви?
11. Какова возможность причинения повреждений конкретными деталями и частями самолета?
12. Соответствуют ли повреждения на теле и одежде пострадавших?
13. Какова возможность возникновения повреждений при определенных обстоятельствах авиационного происшествия?
Расследование авиационных катастроф проводится комисси­онной экспертизой с участием судебно-медицинского эксперта и специалистов по авиационной медицине и авиационной технике.

Контрольные вопросы

1. Как классифицируются авиационные повреждения?
2. Какие повреждения типичны для авиационной травмы?
3. Какие основные вопросы решаются судебно-медицинской экспертизой при авиационной травме?

Глава 13. Водно-транспортная травма

13.1. Общие положения

К числу травм этой группы относятся повреждения гребны­ми винтами двигателей кораблей, повреждения тросами и якорь-цепью. Наибольшие трудности в ходе экспертизы возникают при изучении повреждений, нанесенных гребными винтами. Послед­ние могут причинять ранения как живому человеку, когда он за­сасывается струей воды и попадает на вращающиеся гребные винты, так и трупу, находящемуся в воде.
Если живой человек (или труп) попадает в струю воды, об­разующуюся от работающих гребных винтов, то он с силой за­тягивается под днище корабля и перемещается около вращаю­щихся гребных винтов, где наибольшая сила течения, а затем выталкивается за корму. Количество, характер и обширность повреждений зависят от размеров и скорости вращения греб­ных винтов.
Повреждения от действия гребных винтов чаще локализу­ются на голове и верхних конечностях и нередко имеют вид больших надрубов и разрубов (при массивных металлических лопастях с острыми ребрами), характеризующихся косым на­правлением, лоскутным характером ран, значительным их зия­нием, осадненностью кожных краев. При наличии нескольких повреждений обращает на себя внимание одинаковая направ­ленность ран с отклонением лоскутов в одну сторону, т.е. как бы их веерообразное расположение; от действия тупых граней винта на туловище, ягодицах и бедрах могут образовываться только значительные ушибы, сопровождающиеся закрытыми переломами костей.
Гребные винты судов малых размеров (моторные лодки, не­большие катера) не дают разрубов и рассечений, а лишь наносят обширные рвано-ушибленные раны мягких тканей с осаднением кожи. Часто эти раны имеют одинаковый характер, направлен­ность и величину. Количество повреждений будет зависеть от времени нахождения тела в зоне вращения лопастей, их числа и скорости вращения.

Пример.
Гражданин Е., 16 лет, 13 августа 1997 г. выпал из весельной лодки в момент ее столкновения с моторной лодкой на Борисовских прудах в ока­зался около вращающегося гребного винта моторной лодки.
При извлечении из воды у пострадавшего Е. отмечалось две сход­ные по характеру и величине рвано-ушибленные раны правого бедра. Первая рана размерами 20 х 8 х 9 см начиналась от верхней передней ости подвздошной кости до паховой области с повреждением большой части передней и внутренней группы мышц бедра с их сосудами и фас­циями. Вторая рана размерами 19 х 7 х 8 см располагалась на нижней трети правого бедра с повреждением передней группы мышц бедра и ранением сосудисто-нервного пучка.
Смерть Е. последовала от присоединившегося сепсиса на 17-й день по­сле травмы.

Повреждения тросами и якорь-цепью образуются при их об­рыве или попадании в образующиеся петли при швартовке или отчаливании. В таких случаях могут наблюдаться обширные по­вреждения вплоть до ампутаций конечностей, размятия внутренних органов и даже расчленения тела.

13.2. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при водно-транспортной травме

При водно-транспортной травме на разрешение судебно-медицинского эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:
1. Какие повреждения обнаружены на пострадавшем (живом лице, трупе)?
2. Каков механизм образования этих повреждений?
3. Могли ли эти повреждения образоваться от удара водно-транспортным средством? Если да, то в какую часть тела, в каком направлении был нанесен первичный удар? Какой частью водно-транспортного средства он мог быть нанесен?
4. В каком положении по отношению к водно-транспортному средству находился пострадавший в момент травмы?
5. Имело ли место волочение тела водно-транспортным средством? Если да, то каково его направление, в каком поло­жении находилось тело во время волочения?
6. Могли ли повреждения, обнаруженные у погибшего, обра­зоваться при выпадении из движущегося водно-транспортного средства?
7. Не страдал ли пострадавший заболеваниями органов зре­ния и слуха?
8. Какова последовательность причинения повреждений?
9. Нанесены ли смертельные повреждения прижизненно?
10. Какова причина смерти?
11. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?
12. Является ли след, обнаруженный на водно-транспортном средстве, следом крови? Если это кровь, то какова ее видовая принадлежность? Если это кровь человека, то каковы ее группо­вая специфичность и половая принадлежность?
13. Является ли волос, обнаруженный на водно-транспорт­ном средстве волосом человека или животного? Если это волос человека, то с какой части тела он происходит? Какова его групповая принадлежность?
14. Сколько времени прошло от смерти до исследования трупа?

Контрольные вопросы

1. Какие повреждения типичны для водно-транспортной травмы?
2. Какие основные вопросы решаются судебно-медицинской экспертизой при водно-транспортной травме?

Глава 14. Огнестрельные повреждения

14.1. Общие положения

Огнестрельные повреждения в последние годы заняли важ­ное место среди объектов судебно-медицинской экспертизы.
Под огнестрельными повреждениями понимают такой вид механической травмы, который происходит в результате выстрела из огнестрельного оружия, от взрыва снаряда, гранаты, запала или какого-либо взрывчатого вещества. Характер огнестрельных ранений зависит в первую очередь от особенностей оружия и боеприпасов.
Судебно-медицинская экспертиза огнестрельных повреждений с учетом данных осмотра места происшествия и всех обстоя­тельств дела может оказать большую помощь при расследовании.

14.2. Краткие сведения об огнестрельном оружии и боеприпасах

Оружием называются предметы, изготовленные для целей нападения или защиты. Особенностью огнестрельного оружия является наличие ствола, открытого спереди, и приклада или ручки, с которыми соединяется задний конец ствола. В стволе различают казенную часть, в которую вставляется патрон. В ав­томатическом оружии, пистолетах и др. патроны находятся в магазинах, откуда автоматически досылаются в канал ствола после производства выстрела.
Огнестрельное оружие подразделяется на артиллерийское и стрелковое. Последнее делится на групповое (пулеметы, минометы) и ручное (индивидуальное). Ручное оружие может быть боевым (винтовки, пистолеты, револьверы), спортивным, охотничьим, специальным (сигнальные пистолеты и др.), самодель­ным (самопалы) и дефектным (обрезы). Наибольшее количество огнестрельных повреждений в мирное время причиняется из ручного короткоствольного или охотничьего оружия.
Боевое оружие является нарезным. Канал его ствола имеет на внутренней стороне нарезы, идущие винтообразно и придающие пуле вращательное движение (обычно это 4—6 нарезов). Выступающие промежутки между нарезами называются полями нарезов. Расстояние между противоположными полями нарезов в миллиметрах называется калибром оружия. Большинство бое­вого оружия имеет калибр от 7 до 9 мм.
Боевые патроны состоят из пули, гильзы, содержащей порох, и капсюля со взрывчатым веществом. Различают пули основ­ного и специального назначения (трассирующие, бронебойные и др.). Пули основного назначения могут быть оболочечными и свинцовыми. Оболочечные состоят из сердечника (сплава свин­ца и сурьмы) и оболочки из более прочного металла — стали. Свинцовые пули обычно употребляются в охотничьем и спор­тивном оружии.

14.5. Выстрел и механизм образования огнестрельных повреждений

Выстрелом называется совокупность физических явлений, сопровождающихся воспламенением порохового заряда в заряд­ной камере огнестрельного оружия и вылетом снаряда из канала ствола. При ударе бойка по капсюлю происходит взрыв удар­ного состава. Образующееся при этом пламя через затравочные отверстия проникает в полость гильзы и воспламеняет порох.
При воспламенении пороха происходит взрывчатое его пре­вращение, сопровождающееся огромным повышением давления в канале ствола, в результате чего пуля получает поступательное и вращательное движение. За счет давления газов происходит отдача оружия, ствол которого отбрасывается вверх и несколько влево. В автоматическом оружии давление газов используется для выброса стреляной гильзы и перезарядки оружия.
Огнестрельный снаряд имеет очень большую кинетическую энергию, которую он передает тканям при соприкосновении с ними. Эффект действия огнестрельного снаряда на ткани зави­сит от его веса (массы), скорости полета и физического состоя­ния тканей (их сопротивляемости). Кинетическая энергия дви­жущегося снаряда определяется, как половина произведения его массы на квадрат скорости полета.
Пуля, соприкасаясь с тканями, мгновенно вызывает их коле­бание, которое в виде ударной волны распространяется на со­седние частицы тканей. Вслед за пулей образуется значительно большая по объему пульсирующая полость, которая передает колебательные движения соседним тканям. Следовательно, дей­ствие пули слагается из удара (прямое действие) и воздействия энергии, передаваемой в стороны (боковое действие).
При значительной кинетической энергии пули в момент со­прикосновения с тканями она действует как пробойник, выби­вая кусочек ткани (пробивное действие). При понижении энер­гии пуля лишь раздвигает ткани, и их дефекта не образуется (клиновидное действие) и при попадании пули в органы, содер­жащие жидкую или полужидкую среду, наблюдается гидродина­мическое действие, приводящее к разрыву органа. При незначи­тельной энергии (например, на излете) пуля действует как лю­бой тупой твердый предмет (контузионное действие).
При выстреле из канала ствола кроме пули вылетают пламя, газы, копоть и порошинки. При выстрелах из смазанного ору­жия из канала ствола вылетают также капельки оружейной смазки. Указанные частицы, возникающие при выстрелах, отно­сятся к дополнительным факторам выстрела и оставляют на теле человека определенные следы, а иногда даже повреждения.
В момент выстрела у дульного среза оружия появляется пла­мя, характер и величина которого зависят в первую очередь от вида пороха. Черный (дымный) порох дает значительное пламя и много раскаленных несгоревших порошинок, которые могут вызвать опадение волос, ожоги кожи и даже загорание одежды. Термическое действие бездымного пороха выражено гораздо меньше и может привести к незначительному опадению ворса одежды или пушковых волос кожи.
Горячие пороховые газы обладают ушибающим действием, вызывая образование пергаментных пятен. Тепловое действие газов незначительно. При выстрелах в упор или с близкой дис­танции при расположении под кожей плотной ткани (кость) га­зы отслаивают ее с мышцами и надкостницей, нередко образуя значительные разрывы. Последние являются наиболее важным признаком действия газов.
Копоть, образующаяся в результате сгорания пороха, рас­пространяется на расстояние до 20—30 см от дульного среза оружия. Интенсивность и диаметр закапчивания будут различ­ными и сильнее выраженными при более близкой дистанции.
Форма накапчивания может быть круглой при выстрелах под прямым углом к поверхности тела или овальной, если ствол оружия в момент выстрела располагался под углом к поверхно­сти тела.
При выстреле не происходит полного сгорания пороха, и по­этому несгоревшие или частично обгоревшие порошинки при близких дистанциях могут быть обнаружены на преграде. Они могут внедряться в ткань одежды, пробивать ее, а также осаднять эпидермис. В некоторых случаях они обнаруживаются в глубине раны. Обнаружение порошинок в окружности входной раны свидетельствует о близкой дистанции выстрела. Кроме того, исследование порошинок позволяет решить вопрос о виде использованного пороха.

Пример.
Гражданин К., 36 лет, 17 декабря 1998 г. выстрелил из пистолета в голову.
Судебно-медицинский диагноз:
1. Огнестрельное одиночное пулевое сквозное ранение головы. Входное отверстие в подборочной области с наличием на коже штанцмарки, копоти и порошинок вокруг раны. Выходное отверстие в затылочной области. Множественные мелко- и крупнооскольчатые переломы костей основания и свода черепа. Обширное разрушение вещества мозга с кровоизлияниями по ходу раневого канала и внедрением мелких отломов костей.
2. Брызги крови на тыльной поверхности 1, 2, 3-го пальцев правой кисти.

14.4. Особенности судебно-медицинского исследования трупа при огнестрельных повреждениях

Один из наиболее важных вопросов при экспертизе трупа с механическими повреждениями — определение вида и характера повреждений, и в первую очередь является ли исследуемое по­вреждение огнестрельным. Установление огнестрельного повре­ждения основывается на обнаружении характерных признаков этого вида ран — дефекта ткани (входного и выходного отвер­стия), следов дополнительных факторов выстрела, наличия поя­сков загрязнения, осаднения и т.д.
Большое значение при экспертизе огнестрельных поврежде­ний имеет исследование одежды, на которой могут оставаться признаки близкого выстрела, кусочки преграды, через которую прошла пуля перед повреждением тела и др. Сопоставление по­вреждений одежды и тела пострадавшего может дать основание для разрешения вопроса о направлении выстрела, а в некоторых случаях — о положении потерпевшего в момент ранения.
При внутреннем исследовании трупа до извлечения внут­ренних органов необходимо, осторожно раздвигая их, опреде­лить локализацию повреждений внутренних органов, что позво­лит более точно установить направление раневого канала. Зон­дировать огнестрельные повреждения запрещено, поскольку при этом можно сделать добавочные ходы, которые затрудняют дальнейшее исследование.
Огнестрельные ранения могут быть сквозными, слепыми или касательными.
Сквозные огнестрельные ранения характеризуются наличием всех составных частей огнестрельного повреждения:
§ входным огнестрельным отверстием;
§ раневым каналом;
§ выходным огнестрельным отверстием.
Одним из основных признаков входного огнестрельного от­верстия является дефект ткани. Он образуется при достаточной кинетической энергии пули (пробивное действие пули). В этом случае при исследовании раны и попытке сближения ее проти­воположных краев последние не совпадают друг с другом, а по краям раны при натяжении кожи образуются складки. При меньшей кинетической энергии пули дефекта ткани может не образоваться (клиновидное действие). В области выходных от­верстий дефекта ткани, как правило, не образуется.
Форма входного огнестрельного отверстия обычно круглая или овальная, что зависит от угла, под которым пуля входит в ткани тела человека. При прямом угле входа пули рана будет округлой. Форма выходного огнестрельного отверстия чаще ли­нейная, дугообразная, реже звездчатая. Вследствие сокращения подлежащих тканей, подсыхания краев раны, локализации по­вреждения и ряда других факторов первоначальная форма раны может измениться, и поэтому решение вопроса о входном или выходном отверстии по форме раны будет затруднено.
При проникновении в тело пуля обтирает по краям входного отверстия те частицы, которые на ней находятся (следы смазки, копоти, порохового нагара, ржавчины и пр.), образуя в окружности отверстия так называемый поясок обтирания, или загряз­нения сероватого цвета. При наличии на теле одежды наиболее хорошо поясок обтирания виден на первых ее слоях, на после­дующих — слабее. В области выходного огнестрельного отвер­стия пояска обтирания не образуется.
В месте входа пуля сначала втягивает, а затем пробивает ко­жу; при этом она своей боковой поверхностью трется об обтяги­вающую ее кожу и сдирает поверхностные слои (эпидермис), вследствие чего образуется поясок осаднения шириной 1—3 мм. В этом пояске имеет значение также меньшая эластичность эпи­дермиса по сравнению с собственно кожей, вследствие чего он растрескивается и легко осадняется. Наружный диаметр пояска осаднения приблизительно равен диаметру пули. В области вы­ходного отверстия поясок осаднения может образоваться только в том случае, когда область выхода пули прижата к твердому предмету, например, к каменной стене.
При рентгеновском исследовании в области входного огне­стрельного отверстия обнаруживается отложение металла в виде непрерывного кольца различной ширины (поясок металлиза­ции). Поясок металлизации образуется при любой дистанции выстрела. В области выходного огнестрельного отверстия также могут быть обнаружены частицы металла, но они никогда не образуют непрерывного кольца, а расположены в виде отдель­ных вкраплений. При наличии одежды поясок металлизации на коже может отсутствовать.
Путь, который проходит пуля в теле, называется раневым, или огнестрельным, каналом. Направление раневого накала не всегда соответствует прямой линии, соединяющей входное и выходное отверстия, так как пуля может изменять направление движения в теле. Установление направления пулевого канала производится при внутреннем исследовании трупа. Оно имеет большое значения для решения вопроса о направлении выстре­ла, а в ряде случаев — о взаиморасположении пострадавшего и нападавшего, позе человека в момент ранения и пр.
Пулевые каналы можно разделить на прямые и непрямые, прерывистые и непрерывные. Прямой непрерывный канал прохо­дит через все органы по одной линии; прерывистый образуется за счет смещения органов по отношению друг к другу. Непрямые каналы образуются при изменении направления полета пули в результате ее столкновения с костью, более плотными тканями и др. Прерывистые непрямые каналы чаще всего бывают при попадании пули в полость позвоночника, кишечника и пр., в которых она может пройти какое-то расстояние, а затем выйти в другом месте.
Характер огнестрельного канала зависит в первую очередь от особенностей строения органов и тканей. Наиболее трудно оп­ределить раневой канал в жировой клетчатке, мышцах, посколь­ку они обильно пропитываются кровью. В паренхиматозных органах наблюдаются звездчатые разрывы, вследствие растрес­кивания в области входного отверстия и образования циркулярных и радиальных трещин по ходу канала. Полые органы имеют небольшие входные и значительные выходные отверстия, а в ряде случаев в силу гидродинамического действия пули напол­ненные полные органы разрываются.
Для плоских костей (череп, лопатка, крылья подвздошных костей, грудина) наиболее характерным является дырчатый пе­релом. Раневой канал в таких костях имеет вид воронки или усеченного конуса, расширяющегося в сторону полета пули. При перпендикулярном вхождении пули на наружной пластинке образуется круглое отверстие, диаметр которого равен или чуть меньше диаметра пули, что имеет определенное значение для установления калибра оружия.
В диафизах трубчатых костей чаще всего образуются оскольчатые или оскольчато-дырчатые переломы. При сопоставлении отломков обнаруживается, что в области входного отверстия обычно имеется дефект неправильно округлой формы, от кото­рого отходят в косом направлении трещины, образующие на бо­ковых сторонах кости осколки треугольной или трапециевидной формы. В области выходного отверстия отходят преимуществен­но продольные по длине кости трещины, соединяющиеся между собой поперечными или косыми трещинами.

Пример.
Тяжело раненого солдата во время чеченской компании (1999 г.) дос­тавили с поля боя в медсанбат со слабыми признаками жизни: слепое пуле­вое ранение в области сердца. При выслушивании сердца слышен был только громкий посторонний звук. Раненый был отправлен в тыл в связи с отступлением. Он остался в живых. Несколько месяцев спустя рентгенов­ский снимок обнаружил присутствие пули в левом желудочке сердца. Ра­неный в госпитале был под постоянным наблюдением. Однажды он почув­ствовал острую боль в левом бедре. Просвечивание рентгеновскими лучами обнаружило пулю в левой бедренной артерии, которая была немедленно из­влечена оперативным путем с наложением сосудистого шва.

Слепые огнестрельные ранения образуются при небольшой кинетической энергии пули. Перед внутренним исследованием трупа со слепым огнестрельным ранением необходимо прощу­пать область предполагаемого места выхода пули, которая мо­жет быть извлечена при небольшом дополнительном разрезе мягких тканей. При экспертизе слепых огнестрельных ранений наибольшее значение имеют обнаружение и изъятие пули для дополнительных исследований. На поверхности оболочечных или свинцовых пуль могут быть найдены следы от полей наре­зов или же внутренней поверхности ствола оружия, которые позволяют идентифицировать не только вид, но и конкретный экземпляр оружия.
Морфологические особенности касательных огнестрельных ран освещены в судебно-медицинской литературе недостаточно. Между тем их диагностика может оказаться весьма затрудни­тельной, особенно при поздних экспертизах. Распознавание пу­левого происхождения касательных ран больше всего осложня­ется в тех случаях, когда при экспертизе живых лиц в ране об­наруживается воспалительно-гнойный процесс или касательное повреждение подвергалось хирургической обработке.
Под повреждением «по касательной» понимают пулевое ра­нение, при котором пуля входит в округлую часть тела (бедро, плечо, голень, предплечье, бок туловища) под острым углом и выходит близко от входа. Каналы подобных ранений часто про­ходят под кожей, реже задевают мышцы и внутренние органы, близко расположенные к поверхности тела.
К другой категории относят раны, проходящие через кожу вдоль по ее поверхности, образуя открытые раневые каналы в виде различной глубины желоба, начиная от поверхностных осаднений верхних слоев кожи до глубоких желобоватых каса­тельных ран, проникающих в подкожную клетчатку до апонев­розов и мышц включительно.
Отсутствие обычных для сквозных пулевых ранений входных и выходных отверстий и закрытых раневых каналов может зна­чительно затруднить не только, как уже отмечено, определение направления движения пули в кожных покровах, но и распозна­вание самого характера раны.
Начало касательной раны, т.е. тот незначительный участок кожи, где начиналось соприкосновение с ней пули, как правило, сопровождается образованием характерного поверхностного осаднения. По мере продвижения пули вперед осаднение посте­пенно углубляется, захватывая слои дермы, и в последующем переходит в желоб (открытый раневой канал), который распо­лагается чаще всего в подкожной жировой клетчатке.
Осаднение в области входа пули имеет чаще всего несколько закругленный край, благодаря чему ссадины приобретают полу­круглую форму. На месте выхода пули, т.е. там, где пуля отры­валась от кожной поверхности, осаднение эпидермиса возникает не всегда.
Все ссадины на месте начала касательных ран носят следы обтирания пули. Ссадины в области выхода пули, в отличие от ссадин на входе, практически не имеют следов загрязнения или они выражены незначительно.
Таким образом, на характер касательных ранений оказывают влияние их глубина, месторасположение, а также толщина по­вреждаемых кожных покровов.
При обнаружении огнестрельных ран пользуются следующей схемой их описания:
1) локализация раны с указанием ее высоты от уровня подошв;
2) общая форма раны, наличие и форма дефекта (минус-ткани);
3) размеры дефекта, общие размеры раны;
4) характер краев (ровные, неровные, отклонены внутрь или наружу);
5) наличие, форма, размеры и цвет поясков осаднения и за­грязнения;
6) чем нанесена рана, наличие в ней инородных частиц;
7) наличие и особенности отпечатка дульного конца оружия (намушника, второго ствола охотничьего ружья и др.);
8) отложение копоти (форма, размеры, цвет, отношение к центру раны);
9) повреждения от порошинок и их отложения (площадь, форма, количество и густота, отношение к центру раны, глубина внедрения);
10) наличие пергаментации кожи, кровоподтеков, инородных частиц на коже вокруг раны;
11) состояние волос (повреждение, опаление);
12) следы крови (направление потеков).

Пример описания раны при выстреле с неблизкого расстояния (снайпера)
На передней поверхности правой половины груди, на расстоянии 8 см от срединной линии в четвертом межреберье, на высоте 117 см от по­дошвенной поверхности стоп рана округлой формы с дефектом кожи в центре диаметром 0,4 см. Края раны ровные. По краям дефекта имеется циркулярный поясок осаднения шириной 0,2 см. Наружный диаметр поя­ска — 0,8 см. В глубине раны размозженная, пропитанная кровью, под­кожная жировая клетчатка.

Пример описания раны при выстреле с близкого расстояния
В центре лобной области, на расстоянии 172 см от подошвенной по­верхности стоп имеется рана округлой формы с дефектом кожи в центре диаметром 0,5 см. Края раны относительно ровные. По краям дефекта циркулярный поясок осаднения шириной 0,2 см, на который накладыва­ется поясок обтирания темно-серого цвета шириной 0,2—0,3 см. Рана заполнена темно-красным свертком крови. Вокруг раны на участке круг­лой формы имеются внедрившиеся в эпидермис до собственно кожи час­тицы пороховых зерен синевато-серого цвета, общим числом 28, и следы от ударов порошинок в виде мелких ссадин, равномерно расположенные по всей площади пораженного участка кожи. От нижнего края раны про­ходит потек засохшей крови в направлении к правой ушной раковине,

Перед пересылкой трупа в морг желательно завернуть его в чистую простыню или другой подручный материал, чтобы при транспортировке не потерять пулю, дробины, пыжи и другие предметы, застрявшие в одежде. На кисти рук можно надеть пластиковые или лучше бумажные пакеты, завязав их в области запястий.

Пример.
Труп гражданки А, обнаружен вечером 12 декабря 1998 г. у дома №12 на улице Домодедовской.
Судебно-медицинский диагноз: сквозное огнестрельное ранение шеи. Входное отверстие с круглым дефектом ткани, ободком осаднения и об­тирания на левой боковой поверхности шеи. Раневой канал, проходящий через мягкие ткани шеи, с повреждением левой общей сонной артерии и гортани. Выходное отверстие щелевидной формы, без дефекта ткани и ободков осаднения и загрязнения на правой переднебоковой поверхности шеи. Жидкая кровь в трахее и бронхах. Аспирация кровяных масс. Рез­кое малокровие внутренних органов. Единичные порошинки в воротнике пальто справа.
Выводы: на основании судебно-медицинской экспертизы трупа граж­данки А., 19 лет, учитывая результаты дополнительных исследований, при­хожу к следующим выводам в соответствии с поставленными вопросами:
1. Смерть гражданки А. последовала от сквозного огнестрельного ра­нения шеи с повреждением левой общей сонной артерии и обильной кровопотери.
2. Входное отверстие расположено на левой боковой стороне шеи, вы­ходное — на правой переднебоковой поверхности шеи. Раневой канал про­ходит горизонтально (по отношению к вертикальному положению тела) и несколько сзади вперед.
3. Ранение причинено выстрелом с расстояния около 50 см, на что указывают отсутствие копоти и наличие порошинок, внедрившихся в ворот­ник пальто у входного отверстия.
4. Локализация ранения и расстояние выстрела указывают на то, что ранение гражданке А. нанесено посторонней рукой.
5. Гражданка А. незадолго до смерти алкоголь не употребляла, об этом свидетельствует отрицательный результат судебно-химического иссле­дования.
6. Смерть гражданки А. последовала в течение нескольких минут по­сле ранения, что подтверждается наличием повреждения крупного сосуда и аспирацией крови.
7. От смерти гражданки А. до исследования трупа прошло более 24 часов, так как трупные пятна не бледнели и не исчезали при надавливании пальцем, а трупное окоченение было выражено во всех группах мышц.
Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.
Судебно-медицинский эксперт

14.5. Определение дистанции выстрела

Под дистанцией выстрела понимается расстояние между дульным срезом ствола оружия и поверхностью повреждаемого тела. В судебной медицине различают три дистанции: выстрел в упор, выстрел с близкого расстояния и выстрел с неблизкого расстояния. Такое разделение обусловлено своеобразным рас­пределением дополнительных факторов выстрела.
Под выстрелом в упор понимается выстрел из оружия, плот­но (полный герметический упор), неплотно (неполный герме­тический упор) или боковой частью (боковой упор) прижатого к поверхности тела. Основными признаками выстрела в упор являются расположение дополнительных факторов внутри ра­невого канала или на небольшой части кожи вокруг огне­стрельной раны, разрывы кожи и штанцмарка — отпечаток (ссадина) дульного среза ствола оружия, а также ало-красное окрашивание тканей в области входного отверстия (карбоксигемоглобин).
Под близкой дистанцией выстрела признают такое расстоя­ние между дульным срезом ствола оружия и поверхностью по­вреждаемого тела, когда действуют дополнительные факторы выстрела — пламя, газы, копоть, порошинки. Цифровое выра­жение расстояния близкого выстрела зависит от системы ору­жия, характера и состояния боеприпасов и степени изношен­ности оружия.
Под выстрелом с неблизкого расстояния рассматривают вы­стрел с такой дистанции, когда на тело действует только пуля, а дополнительные факторы выстрела не обнаруживаются. Для ручного боевого оружия такое расстояние будет начинаться уже за пределами 1 м. Конкретное определение дистанции выстрела в таких случаях невозможно. Некоторое значение для определе­ния дистанции выстрела со стандартными патронами из извест­ного образца оружия имеет характер действия пули на ткани че­ловека (пробивное, клиновидное и др.).
В некоторых случаях при выстрелах с дальней дистанции можно обнаружить отложение копоти на внутренних слоях одежды или коже при отсутствии ее на поверхностных слоях одежды (феномен Виноградова). Основными условиями для возникновения такого отложения копоти являются наличие нескольких слоев одежды, отстоящих друг от друга до 1—1,5 см, и большая скорость полета пули (свыше 500 м/с). Диффе­ренциальными признаками служат отложение копоти на неко­тором расстоянии от края повреждения внутренних слоев оде­жды и ее лучеобразный вид.

14.6. Установление последовательности огнестрельных ранений

При обнаружении нескольких огнестрельных ранений часто необходимо решить вопрос о последовательности их нанесения. Разрешение этого вопроса нередко помогает определить характер и последовательность происшествия, а ряде случаев устано­вить местоположение стрелявшего и потерпевшего по отношению друг к другу.
При огнестрельных ранениях головы радиальные трещины, возникающие при втором выстреле, доходят до трещин, воз­никших при первом, но не переходят через них. При небольшой дистанции выстрела и большой кинетической энергии пули во­круг первых повреждений образуются крупные радиальные тре­щины, соединенные между собой дугообразными трещинами, которые располагаются в два—три ряда на различном расстоя­нии от центра. У краев отверстий от вторичных выстрелов обра­зуются в основном лишь радиальные трещины.
При огнестрельных ранениях грудной клетки с повреждени­ем легких после первого выстрела раневой канал в легком вследствие опадения легочной ткани (гемопневмоторакс) сме­щается по отношению к частям раневого канала в стенках груд­ной клетки. При последующих выстрелах, когда легкое уже спа­лось, пуля либо совсем не повреждает легкое, либо повреждает его периферические отделы, причем раневой канал представляет собой прямую линию на всем протяжении. Кроме того, первое ранение легкого всегда более обширное.
Первичное огнестрельное ранение живота с повреждением внутренних органов брюшной полости вызывает значительные повреждения желудка и кишечника из-за содержания в них жидкости и газа и проявления гидродинамического действия пули. Второе ранение возникает при опадении органов, обра­зующиеся при этом повреждения будут менее значительными. Если в области первого ранения могут быть обнаружены об­ширные разрывы стенки органа, то при втором ранении повре­ждения обычно носят щелевидную форму.
При выстрелах из вычищенного и смазанного оружия поя­сок обтирания в области раны от второго выстрела будет го­раздо лучше выражен, чем от первого, что связано с большим загрязнением пули копотью при втором выстреле. Кроме того, при выстрелах из смазанного оружия в области входной раны от первого выстрела обнаруживается большее количество ору­жейной смазки по сравнению с областью второго ранения. Не­которое значение имеет массивность кровоизлияний, которые в области первого ранения будут выражены больше, чем в об­ласти второго.

14.7. Определение вида огнестрельного оружия

Определение оружия, из которого был произведен выстрел, может касаться либо системы оружия, либо определенного его экземпляра (идентификация конкретного образца оружия). Оп­ределение вида оружия основывается на специфических особен­ностях огнестрельного ранения, характере действия дополни­тельных факторов выстрела, на обнаружении пули или ее остат­ков. Обычно для разрешения этого вопроса назначается крими­налистическая экспертиза.
Обнаружение нескольких ранений, расположенных в цепоч­ку, одинаковое направление раневых каналов, соединенный ха­рактер повреждений, т.е. одно общее повреждение от несколь­ких пуль, свидетельствуют о ранении из автоматического ору­жия (пулеметов, автоматов, пистолетов-пулеметов). И напротив, входные отверстия при одиночных выстрелах располагаются на теле беспорядочно, раневые каналы имеют различное направле­ние, иногда перекрещиваются.
Определить вид огнестрельного оружия в ряде случаев мож­но по размерам огнестрельной раны кожи и костей. Обычно размеры ран кожных покровов вследствие эластичности кожи меньше диаметра пули. Для разрешения этого вопроса наи­большее значение имеют повреждения плоских костей (черепа, лопаток и др.), где диаметр повреждения кости соответствует калибру пули. При значительной кинетической энергии пули (пробивное действие) для определения калибра и, следователь­но, вида оружия большую роль играют также повреждения фас­ций, на которых размеры повреждений примерно соответствуют диаметру пули.
Известное значение для определения вида оружия имеет от­печаток дульного среза ствола оружия, так как для каждого вида имеется свой характерный отпечаток. Кроме того, в некоторых случаях определить вид оружия можно по следам дополнитель­ных факторов выстрела. Так, по характеру и форме отложения копоти в области входного огнестрельного отверстия можно ус­тановить выстрел из автомата Калашникова и некоторых зару­бежных аналогов. Определенное значение имеет также обнару­жение в области огнестрельного отверстия или на одежде поро­ховых остатков или несгоревших порошинок.
Определение вида оружия и, что наиболее важно, конкрет­ного экземпляра оружия основывается на данных исследования гильз, пуль. На оболочке пули остаются следы от нарезов, различных неровностей и дефектов канала ствола, характерных для определенного экземпляра оружия. Для целей идентификации оружия используются также особенности следов от удара бойка на донышке гильзы и следы отсечки — отражателя.

14.8. Особенности огнестрельных повреждений при рикошете и преодолении пулей преград перед ранением

При столкновении пули с преградой под углом менее 15 гра­дусов пуля не входит в преграду, а изменяет свое направление. Изменение направления полета пули от встречи с преградой на­зывается рикошетом. Пуля может рикошетировать от любой преграды, но чаще от плотных предметов, например, каменной стены, ветки дерева, края пуговицы и пр.

Пример.
Интересный случай описан А.П. Громовым (1970 г.). Несколько моло­дых людей отдыхали на берегу озера. Один из них сел в лодку и отплыл на расстояние 30 м от берега. Другой, имевший пистолет, шутя прицелился в воду примерно на 10 м ближе и на 3-4 м в сторону от лодки и выстре­лил. Юноша, стоявший в лодке, упал за борт и пошел ко дну. Остальные участники прогулки вернулись домой и, боясь ответственности, рассказали о происшествии только через день. Труп утонувшего был найден на дне озера. На лбу отмечалось большое входное огнестрельное ранение с разо­рванными краями, а в мозгу была найдена пуля.
Для подтверждения показаний свидетелей происшествия был произве­ден следственный эксперимент. На лодку был поставлен шит высотой 180 см (рост покойного 180 см) и было произведено 5 экспериментальных вы­стрелов при тех же условиях, о которых говорили участники происшествия. При этом 4 пули попали в верхнюю часть шита, что подтвердило возмож­ность смертельного ранения при описанных выше обстоятельствах.

При рикошете пуля не только изменяет свое направление, но зачастую и правильность полета. При этом эксцентричная пуля летит, кувыркаясь, и может причинить повреждения раз­личными частями — боковой поверхностью, донышком и т.п. Наиболее резко это проявляется у остроконечных пуль. Кроме того, при столкновении с преградой пуля может деформировать­ся, и вследствие этого возникают раны неправильной формы, нередко симулирующие повреждения другими предметами.
Большое значение для разрешения вопроса о возможном рикошете пули имеет обнаружение нескольких огнестрельных ранений неправильной формы, которые чаще всего бывают сле­пыми. В мягких тканях в этих случаях обнаруживаются части оболочки, сердечника и др. Реже образуются сквозные ранения. При экспертизе подобных случаев наиболее важным является извлечение всех частей пули для последующего определения ви­да оружия.
Если выстрел произведен через какие-либо предметы или пуля перед повреждением тела человека преодолевала преграду (дверь, деревянную перегородку, некачественный бронежилет и пр.), последняя может частично или полностью защитить тело от факторов близкого выстрела. Часто преграда вызывает замед­ление скорости полета пули, что приводит к появлению слепых ранений. Нередко частицы преграды заносятся пулей в раневой канал, что может помочь выяснению механизма образования повреждений.
При экспертизе огнестрельных повреждений, когда возни­кают подозрения о возможном рикошете пули или же о преодо­лении пулей какой-либо преграды, большое значение имеет ос­мотр места происшествия. При рикошете пули от твердых пред­метов на последних остаются следы воздействия пули. Обнаружение на преградах следов дополнительных факторов выстрела позволяет более правильно решить вопрос о дистанции выстрела, о возможности ранений из определенного вида ору­жия или местоположении стрелявшего.

14.9. Повреждения холостыми патронами и патронами специального назначения

Холостыми называются патроны, не имеющие пули или другого снаряда. Повреждения холостыми патронами встречают­ся при неумелом обращении с оружием, при выстрелах в упор или с очень близкого расстояния. Они могут сопровождаться серьезными и даже смертельными повреждениями. Обширные ранения при этом объясняются высоким давлением пороховых газов и большой скоростью их движения. Такие повреждения обычно бывают случайными, связанными с незнанием разруши­тельного действия пороховых газов.

Пример (А.П. Громов, 1970 г.).
На сцене клуба силами самодеятельности ставился любительский спектакль, по ходу которого один из действующих лиц должен был вы­стрелить в себя из револьвера системы наган холостым патроном. Актер выстрелил в левую половину груди, упал и вскоре умер. При вскрытии трупа на мундире погибшего обнаружен округлый дефект диаметром 1 см. Соответственно этому дефекту в третьем межреберье слева констатирова­на рана размером 10 х 0,7 см неправильной формы, заполненная сгустками крови, выходное отверстие отсутствовало. В верхней доле левого легкого отмечалось слепое ранение диаметром 4 см. В левой плевральной полости обнаружено значительное скопление крови. Экспериментальный выстрел из этого револьвера с аналогичным холостым патроном дал на трупе сходные повреждения.

К пулям специального назначения относятся трассирующие, зажигательные, пристрелочные. При определенных условиях они могут причинять повреждения, не характерные для обыч­ных пуль. При близких дистанциях, или когда трассирующее вещество еще не начало выделяться или уже выделилось, по­вреждения имеют обычную для огнестрельных ранений картину.
При ранениях трассирующими пулями у входного отверстия по краям появляется сероватая кайма, напоминающая копоть, или поясок загрязнения. Она появляется обычно на вторые су­тки после ранения и представляет собой омертвение ткани от действия специальных веществ. При разрывах таких пуль (при рикошете, преодолении преград) независимо от расстояния, которого произведен выстрел, повреждения напоминают ране­ния от выстрела с близкой дистанции. Диагностика в этих слу­чаях основывается на обнаружении в ране специфического со­става трассирующего вещества.
Своеобразные повреждения возникают при разрыве пристрелочных пуль перед поражением тела. При этом происходит ране­ние осколками и специальными деталями пули, осколками преграды и др. Поражения в этих случаях очень разнообразны по характеру, форме, объему и могут быть похожими на повре­ждения от взрывов запалов к ручным гранатам. Диагностике этого вида повреждений способствует обнаружение в ранах ос­колков и деталей пули.
При ранениях бронебойно-зажигательными пулями входное отверстие часто ничем не отличается от обычного огнестрель­ного ранения. В тех случаях, когда пуля встречает на своем пути кости, происходит ее разрыв, в результате чего возникают об­ширные повреждения мягких тканей. Определению этого вида ранений помогают особенности повреждения тканей тела, обна­ружение сердечника пули и изменение тканей вследствие дейст­вия зажигательных веществ (фосфора), а также химическое ис­следование.

14.10. Повреждения из дефектного и самодельного оружия

Дефектное оружие (обрез) представляет собой деформиро­ванное стандартное оружие (винтовка, карабин, автомат), у ко­торого обрезан ствол, удалена часть или все ложе. Такая дефор­мация производится с целью облегчения незаконного хранения и ношения оружия. Обычно для стрельбы из дефектного оружия применяются стандартные патроны (винтовочные, пистолет­ные). В мирное время наиболее часто встречаются обрезы из охотничьих ружей.
Деформация оружия резко изменяет его баллистические свойства. При этом наблюдаются разрывы оболочки пули, пуля нередко летит, кувыркаясь, и причиняет обширные рваные ра­ны. От выстрела из такого оружия обычными патронами на близком расстоянии сильное повреждающее действие оказывают газы. Кроме того, при выстрелах из обрезов сильно выражено термическое воздействие, так как часть пороха не успевает сго­реть в канале ствола.
Если разрыв оболочки пули произошел до попадания в тело, то от одного выстрела могут образоваться несколько входных ран, что может давать сходство с дробовыми ранениями. Отли­чить эти повреждения помогает довольно значительный поли­морфизм входных ран по сравнению с дробовыми ранениями. При разрыве пули внутри тела отмечается несколько выходных отверстий, в то время как входное было одно.
Самодельное оружие (самопалы) состоят обычно из трубки, один конец которой закрыт наглухо. Трубка присоединяется к деревянной или металлической рукоятке. Трубка заряжается по­рохом, серой от спичек, кусочками киноленты, затем заклады­вается пыж и снаряд в виде кусочков свинца, гвоздей, камешков и пр. Через отверстие в стенке трубки взрывчатая смесь поджи­гается; происходит выстрел. Нередко вместо выстрела взрывает­ся сама трубка, распадаясь на отдельные части, которые могут причинить даже смертельные повреждения.

Пример (А.П. Громов, 1970 г.).
Труп К., 13 лет, был доставлен в морг с округлой раной на лбу, про­никающей в полость черепа. На лице отмечалось вкрапление буроватых и синеватых частиц диаметром до 0,2 см. На правой кисти в первом межпальцевом промежутке обнаружены следы копоти. Правая штанина сатино­вых шаровар почти полностью отсутствовала, края дефекта обгорелые. На правой ноге обнаружены следы обширных посмертных ожогов.
Из протокола осмотра трупа на месте его обнаружения известно, что труп К. найден на окраине города. Труп лежал на спине, между раздвину­тых ног трупа в землю была воткнута закопченная металлическая трубка с загнутым концом и с поперечным распилом, какие бывают на самопалах. В окружности трупа под кустом имелись следы обгоревшей травы.
При судебно-медицинском вскрытии трупа К. обнаружено: дефект ко­жи на лбу, воронкообразный дефект лобной кости, повреждение мозгового вещества на глубину 1,5 см, причем какого-либо снаряда в мозгу найдено не было. В кусочках мозга, обнаруженных на земле и взятых с места про­исшествия, найден комок ваты со следами копоти.
В заключении эксперт указал, что в данном случае имело место слепое огнестрельное ранение головы с близкого расстояния из атипичного (само­дельного) оружия. Характер ранения дает основание полагать, что оно бы­ло причинено трубкой самопала, которая была извлечена из раны самим пострадавшим, о чем свидетельствуют следы копоти на правой кисти. Обгорание одежды и следы ожогов на трупе могли быть получены в резуль­тате воспламенения сухой травы на месте происшествия при выстреле из представленного на экспертизу оружия.
Заключение было впоследствии подтверждено материалами следствен­ного дела.

Характер повреждений из самодельного оружия зависит от конструкции самопала, его величины, состава заряда и предме­тов, использованных в качестве снарядов. Как правило, ранения из самодельного оружия слепые, в связи с чем по особенностям обнаруженного снаряда можно предполагать о возможности применения самодельного оружия. В случаях ранений из само­дельного оружия большое значение имеют осмотр места проис­шествия и проведение следственного эксперимента.

14.11. Особенности повреждений из охотничьего оружия

Охотничье оружие делится на гладкоствольное, нарезное и комбинированное (пульно-дробовое). Гладкоствольное оружие может быть одноствольным и двуствольным. Ранения из нарез­ного огнестрельного оружия дают такие же повреждения, как и из винтовок, карабинов, автоматов. Для судебно-медицинской практики в основном имеют значение повреждения из гладкост­вольного оружия. Характер образующихся от этого вида оружия повреждений зависит от его калибра, характера заряда и снаряда патронов.
Наиболее тяжелые повреждения возникают при выстрелах в упор или с близкого расстояния (до 100 см), когда дробовой снаряд действует компактно. Такой снаряд причиняет одно входное огнестрельное ранение как на одежде, так и на кожных покровах округлой или овальной формы диаметром от 1,5 до 4 см, что зависит от калибра оружия. Края входного ранения обычно бывают относительно ровные или же фестончатые вследствие незначительного рассеивания дроби. Разрывы кожи как правило, не наблюдаются из-за небольшого давления газов.
При дистанции выстрела около 2 м диаметр центрального отверстия обычно 3—3,5 см, вокруг него много мелких отвер­стий от внедрившихся дробинок. При увеличении дистанции до 3—5 м центральное отверстие уменьшается до 1—1,5 см в диа­метре с рассеиванием дробинок на площади диаметром до 15 см. На дистанции выстрела свыше 5 м (при бездымном поро­хе) центральное отверстие исчезает и появляются множествен­ные мелкие отверстия от отдельных дробинок.
Определение дистанции выстрела из охотничьего оружия производится по характеру входного огнестрельного отверстия, отложению на коже дополнительных факторов выстрела, а так­же по рассеиванию дробинок. Степень рассеивания дроби зави­сит от системы оружия, его калибра, количества пороха, разме­ров и формы дроби, характера пыжа. Для точного определения дистанции выстрела большое значение имеют эксперименталь­ные выстрелы.
При выстрелах в голову в упор и с очень близкого расстоя­ния повреждения часто носят характер почти полного разруше­ния головы. Мягкие покровы оказываются разорванными на не­сколько лоскутов, череп сломан на множество осколков, голов­ной мозг частично или полностью разрушен и выброшен из че­репа. В таких случаях для установления характера ранения очень важно обнаружение дробин, мелких вдавлений на костях от дробин, а на обрывках твердой мозговой оболочки — мелких пробоин.

14.12. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при огнестрельных повреждениях

1. Все ли обнаруженные на пострадавшем повреждения яв­ляются огнестрельными?

стр. 1
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>