<<

стр. 3
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Отравления ядовитыми примесями растительного проис­хождения называются еще сорняковыми токсикозами, по­скольку вызываются семенами ядовитых сорняков. Юристам следует помнить, что большое разнообразие клинической картины многочисленных пищевых отравлений, их источников и причин приводит к тому, что в прижизненной диагностике пищевых отравлений наблюдается много ошибок. С одной стороны, расстройства желудочно-кишечного тракта, имити­рующие пищевое отравление, могут быть рефлекторной реак­цией при различных заболеваниях, в том числе при абдоми­нальной форме инфаркта миокарда. С другой — ряд пищевых отравлений сопровождается симптомами серьезного расстрой­ства сердечно-сосудистой системы (чувство стеснения в груди, боли в области сердца, падение артериального давления и т.д.). Они приводят к значительным изменениям на электрокардиограмме. Такие нарушения при пищевых отравлениях могут осложняться тяжелой коронарной недостаточностью и даже инфарктом миокарда. Это обстоятельство должно учитываться судебно-медицинскими экспертами при установле­нии причины смерти на вскрытии.
Как известно, в задачу судебно-медицинской экспертизы входит выявление врачебных ошибок, в том числе и в случаях пищевых отравлений. Основными причинами подобных диагно­стических ошибок являются следующие:
§ недостаточное знание врачами клиники пищевых отравле­ний;
§ переоценка анамнестических данных («недоброкачест­венная» пища);
§ атипичное клиническое течение заболевания с резко выраженными явлениями, симулирующими пищевое от­равление;
§ неполноценное обследование больного вследствие кратко­временного пребывания его в больнице, тяжести заболева­ния, в результате неопытности или халатности врача.

Контрольные вопросы

1. На какие группы классифицируются пищевые отравления?
2. Каковы особенности пищевых отравлений бактериального происхождения?
3. Каковы особенности пищевых отравлений небактериального происхождения?
4. Каковы особенности пищевых отравлений неустановленного характера?

Раздел VII. Судебно-медицинская экспертиза живых лиц

Глава 28. Основания, порядок назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы живых лиц

28.1. Общие положения

Вопросы, возникающие в правовой практике и касающиеся жизни и здоровья человека, весьма разнообразны и относятся ко многим медицинским специальностям. Судебно-медицинская практика показывает, что экспертиза живых лиц производится по следующим основаниям, которые возникают в уголовных и гражданских делах.
1. При причинении вреда здоровью:
§ для определения степени тяжести вреда здоровью и реше­ния ряда других вопросов, связанных с этим;
§ для определения размеров утраты общей трудоспособно­сти;
§ для определения размеров утраты профессиональной тру­доспособности;
§ для установления заражения венерической болезнью;
§ для установления заражения ВИЧ-инфекцией;
§ для определения состояния здоровья, физического состоя­ния подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свиде­теля;
§ для определения искусственных и притворных болезней (симуляции, аггравации, диссимуляции, а также самопо­вреждения).
2. При определении полового состояния для выявления:
§ спорного полового состояния (гермафродитизма);
§ половой неприкосновенности;
§ половой зрелости;
§ производительной способности (способности к половому сношению, оплодотворению, зачатию, деторождению);
§ беременности (существовавшей, существующей), бывших родов, аборта.
3. При половых преступлениях:
§ изнасилования;
§ развратных действий;
§ мужеложства;
§ лесбианства.
4. По другим поводам:
§ для определения возраста;
§ для идентификации личности.

28.2. Порядок проведения судебно-медицинской экспертизы живых лиц

Место и условия проведения экспертизы живых лиц. Исследова­ние живых лиц лучше проводить в судебно-медицинских амбулаториях. Но оно также проводится в поликлиниках, стационарных лечебных учреждениях, кабинете следователя, на судебном заседании и в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Кроме того, судебно-медицинскую экспертизу в исключительных случаях проводят на дому у подэкспертного, если он по состоянию здоровья не может явиться на экспертизу в официальные учреждения.
Производство экспертизы без обследования потерпевшего (заочно) только по медицинским документам (истории болезни стационарного больного, медицинской карте амбулаторного больного) допускается лишь в исключительных случаях при невозможности очного проведения судебно-медицинским экспертом обследования потерпевшего и при наличии медицинских документов, содержащих исчерпывающие данные о состоянии потерпевшего в момент травмы, характере повреждений, их клини­ческом течении, процессе заживления, исходе повреждения и иные сведения, необходимые для производства экспертизы.
Экспертиза в амбулатории. При республиканских, областных и краевых бюро судебно-медицинской экспертизы обычно имеются специальные судебно-медицинские кабинеты (амбулатории), где и проводится судебно-медицинская экспертиза живых лиц. В крупных городах существуют специальные судебно-медицинские амбулатории с рядом отделений: для исследования тяжести вреда здоровью, определения возраста; акушерско-гинекологического исследования; исследования по поводу установления производительной способности, заражения венериче­ской болезнью и ВИЧ-инфекцией, по подозрению в мужелож­стве и лесбианстве; исследования по поводу определения разме­ров утраты общей и профессиональной трудоспособности.
Судебно-медицинские эксперты проводят экспертизу по по­воду повреждений, привлекая через должностное лицо, назна­чившее экспертизу, в необходимых случаях других специали­стов: хирурга, травматолога, ортопеда, невропатолога, офталь­молога, отоларинголога, уролога, сексопатолога и ряда других. В судебной медицине принято условие, при котором акушерско-гинекологическое исследование проводится судебно-медицинским экспертом, специализировавшимся в области акушерско-гинекологической экспертизы или при участии консультанта — специалиста акушера-гинеколога. Специальные исследования по венерологии, урологии, сексопатологии проводятся специализи­ровавшимися в этой области судебно-медицинскими экспертами или при участии консультантов-специалистов — венерологов, дерматологов, урологов, сексопатологов. Участие консультантов оформляется постановлением лица, назначившего экспертизу.
В небольших городах и районных центрах амбулаторная экс­пертиза проводится судебно-медицинским экспертом обычно в районной поликлинике, где имеется возможность пригласить для участия в экспертизе специалиста нужного профиля.
Экспертиза в стационарном лечебном учреждении. В отдельных случаях приходится проводить судебно-медицинское исследова­ние лица, находящегося в стационарном лечебном учреждении, когда пострадавший по поводу тяжелой травмы, отравления или заболевания поступает в лечебное учреждение и находится в нем продолжительное время. Экспертиза проводится, как правило, вскоре после поступления пострадавшего в лечебное учреждение, когда органам расследования необходимо срочно выяснить харак­тер травмы или отравления, степень тяжести причинения вреда здоровью, от чего зависят дальнейшие следственные действия или избрание меры пресечения по отношению к подозреваемому или обвиняемому. Если, например, вред здоровью у пострадавшего оказывается тяжким или средней тяжести, то может идти речь о заключении обвиняемого под стражу.
Иногда необходимость проведения исследования в лечебном учреждении может быть обусловлена тем, что по делу имеется арестованный, и дальнейшее содержание его под стражей зави­сит от результатов экспертизы. При экспертизе в лечебном уч­реждении иногда приходится привлекать в качестве консультан­тов или экспертов врачей этого учреждения, но обязательно только по постановлению следователя.
Наблюдение в стационарном лечебном учреждении. Иногда судебно-медицинский эксперт, осматривая потерпевшего, уста­навливает, что для выяснения ряда вопросов и дачи заключения требуются детальное обследование и наблюдение за клиническим течением травмы (заболевания) у подэкспертного, а это не может быть выполнено в условиях амбулатории, поскольку такое медицинское наблюдение необходимо проводить в опреде­ленный период времени в стационарном лечебном учреждении. В таких случаях эксперт, осмотрев данное лицо, составляет первичное заключение, в котором указывает, что для окончательного заключения требуются клиническое обследование и на­блюдение в стационарном лечебном учреждении. При этом указываются примерный срок медицинского наблюдения и основания для его проведения, о чем сообщается следователю или суду, назначившему экспертизу. Эксперт направляет заключение в органы, назначившие экспертизу, и сообщает свои рекоменда­ции по поводу того, куда именно следует направить обследуе­мого. Последнего на основании постановления следователя или определения суда помещают в лечебное учреждение. Дальнейшее наблюдение за ним проводится в лечебном учреждении по указаниям судебно-медицинского эксперта. Результат обследо­вания обсуждается экспертом единолично либо в процессе консультации с наблюдавшими подэкспертного врачами. После чего составляется экспертное заключение или проводится экс­пертиза на основании всех имеющихся данных.
Заключение в таких случаях обычно дает судебно-медицинская комиссия, в которую в качестве экспертов постановлением следователя могут включаться и врачи, обследовавшие, лечившие и наблюдавшие подэкспертного. В других же случаях заключение дается судебно-медицинским экспертом только на основании документальных данных (истории болезни, заключения врачей, наблюдавших подэкспертного).
Экспертиза в кабинете следователя и в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Иногда экспертизу живого лица прихо­дится проводить в служебном помещении у следователя и в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Чаще всего это лица, задержанные по подозрению или обвинению в совершении какого-либо преступления (убийства, изнасилования, причинения тяжкого вреда здоровью, грабежа и т.д.). Экспертиза проводится для обнаружения у них каких-либо повреждений или следов со­вершенного преступления. Иногда приходится проводить судебно-медицинскую экспертизу этих лиц по поводу симуляции и аггравации травмы (болезни), нанесения самоповреждений.
Для обнаружения следов совершенного преступления судебно-медицинскому эксперту приходится иногда осматривать по поручению следователя одежду, обувь, головной убор и другие вещественные доказательства, а затем самого субъекта.
При этом тщательно и последовательно осматриваются все части одежды и обуви, описываются все имеющиеся поврежде­ния, следы, подозрительные на кровь, семенная жидкость и дру­гие биологические объекты. Следователь при участии эксперта составляет протокол осмотра одежды и в случае необходимости направляет ее в лабораторию бюро судебно-медицинской экс­пертизы.
При осмотре задержанного по поводу обнаружения у него повреждений (их происхождения, давности) и других следов це­лесообразно для детального осмотра предложить снять всю оде­жду и последовательно осмотреть отдельные части тела, обращая внимание на все обнаруживаемые изменения: повреждения, рубцы, пигментные пятна, татуировки, следы от укусов зубами, следы крови, спермы, других биологических выделений. Тща­тельно осматриваются скрытые части тела: подмышечные облас­ти, под молочными железами, ягодичные складки, область по­ловых органов (где, например, могут быть обнаружены отдель­ные волосы, возможно принадлежащие потерпевшим), под ног­тями иногда находятся следы крови, кусочки эпидермиса, по­павшие при сдавлении шеи жертвы руками, и др.
Судебно-медицинская экспертиза задержанного может про­изводиться также комиссией врачей экспертов.
При экспертизе составляется обычное заключение эксперта — судебного медика. В нем отмечается необходимость дополнитель­ных лабораторных и инструментальных исследований (если это нужно).

Пример.
Гражданка А. 23 января 1998 г. заявила в дежурную часть отделения милиции № 145, что примерно в 22 часа 40 минут вечера она возвраща­лась с работы и в лифте дома № 23 по проспекту Мира была изнасилована неизвестным, который, угрожая ножом, порезал ей пальцы. А. не могла рассмотреть закрытое маской лицо нападавшего, но указала, что, сопротив­ляясь, она его отталкивала от себя и на его плаще должны были остаться следы ее крови. В ближайшие часы оперативно-розыскными мероприятия­ми был задержан подозреваемый в этом преступлении гражданин Ж. При его осмотре в отделении милиции судебно-медицинский эксперт обнаружил на его плаще пятна, оказавшиеся при исследовании следами крови потер­певшей А.
В дальнейшем гражданин Ж. сознался в совершенном преступлении.

Экспертиза в судебном заседании. Судебно-медицинскую экс­пертизу иногда приходится проводить в судебном заседании. В одних случаях эксперта вызывают в судебное заседание для уча­стия в связи с экспертизой, которую он проводил на предвари­тельном следствии. В других случаях эксперту приходится про­водить по определению суда первичную или повторную экспер­тизу лица в самом судебном заседании. Кроме того, эксперт от­вечает на поставленные ему судом и сторонами вопросы. Если эти вопросы сложны и эксперт не может тут же на них ответить, он заявляет об этом суду, объясняя, что ему необходимо время, чтобы обдумать и сформулировать ответы на вопросы, просмот­реть литературу, провести консультации со специалистами. Эксперт сообщает, какое количество времени ему потребуется для составления заключения и ответов на поставленные вопросы, и ходатайствует об этом перед судом. Суд обычно объявляет на это время перерыв в судебном заседании.
Судебно-медицинскому эксперту, особенно не имеющему достаточного опыта, необходимо иметь в виду, что участие в су­дебном заседании требует предварительной подготовки. Поэтому, когда эксперт получает повестку с вызовом в судебное засе­дание, то ему необходимо явиться в суд за несколько дней до судебного заседания, ознакомиться с материалами дела, выписать необходимые данные для будущей судебно-медицинской экспертизы, предусмотреть те вопросы, которые могут возникнуть в ходе судебного заседания, ознакомиться с литературой, посоветоваться с более опытными специалистами.
В судебном заседании эксперт должен внимательно прослу­шать ход процесса, делая необходимые заметки. Вопросы, кото­рые могут у него возникнуть в ходе судебного заседания, он обязан разрешить, используя свое право задавать вопросы подсудимому, (свидетелям, потерпевшему), уточняя обстоятельства, которые необходимы ему для дачи заключения.
Допрос судебно-медицинского эксперта в судебном заседании проводится после допроса подсудимого, потерпевшего и свидете­лей. Хотя на всем протяжении судебного заседания эксперту мо­гут задавать вопросы суд, стороны, подсудимый, потерпевший. Эксперт обязан внимательно выслушать и записать поставленные ему вопросы. Если они не вызывают затруднений, эксперт на них отвечает. Обычно же эксперту рекомендуется перед началом его допроса в судебном заседании обратиться с ходатайством, чтобы ему были заданы вопросы в письменном виде, относящиеся к конкретным фактам, рассматриваемым судом. Эксперт обязан отказаться от ответа на вопросы, выходящие за пределы его ком­петенции. Он также должен отказаться отвечать на неконкретные вопросы, задаваемые в общей форме, и на такие, на которые эксперт вообще не может ответить.
Например, следует отказаться от ответов на следующие во­просы: «Какой был бы исход повреждения руки у Петрова, если бы он был быстро доставлен в больницу и ему была оказана квалифици­рованная медицинская помощь?» Эксперт не может знать, что «бы­ло бы» в данном случае. Вопрос мог быть задан и в такой форме: «Какой обычно исход имеет такое повреждение руки, какое было у Петрова, при быстрой доставке в больницу и оказании квалифици­рованной медицинской помощи?» На этот вопрос эксперт может дать ответ примерно в следующей формулировке: «Такое повреж­дение руки (закрытый перелом обеих костей предплечья без смеще­ния) при быстром оказании квалифицированной медицинской помо­щи, при обычном его течении, заканчивается полным выздоровлени­ем, без утраты общей трудоспособности, но при длительном рас­стройстве здоровья, в продолжение 3—6 недель».
Если эксперт единолично не может дать заключение по не­которым вопросам, он заявляет об этом суду, указав, какие спе­циалисты должны быть дополнительно привлечены к производ­ству экспертизы.
Заключение и ответы на вопросы эксперт представляет обяза­тельно в письменной форме за своей подписью и передает суду.
Экспертиза на дому у подэкспертного. Судебно-медицинскую экспертизу приходится иногда проводить и на дому у подэкспертного. Это имеет место по различным поводам по отноше­нию к потерпевшему, обвиняемому, привлекаемому к ответст­венности, свидетелям, вызываемым по делу, когда эти лица, ссылаясь на состояние своего здоровья, отказываются явиться к следователю или в судебное заседание, предъявляя листок не­трудоспособности и предписание врача о необходимости соблюдения постельного режима.
Экспертиза на дому у подэкспертного имеет свои особенности. Судебно-медицинский эксперт или врач, которому поруче­на такая экспертиза, как правило, не должен производить экс­пертизу единолично. Экспертизу на дому у такого лица необходимо производить в присутствии представителя органов расследования или суда. Последние или присутствуют при проведении экспертизы, если подэкспертный того же пола, или находятся в соседнем помещении. Такого порядка требуют необычная обстановка исследования на дому, отличающаяся от условий ле­чебного учреждения, а также возможность обвинения эксперта в дальнейшем в неправильных или незаконных действиях. Для экспертизы установления состояния здоровья часто необходимо участие врачей других специальностей (терапевта, невропатолога, окулиста).
Экспертиза по медицинским документам. Данная экспертиза будет рассмотрена более подробно в главе 62 «Экспертиза по материалам дела».

28.3. Особенности судебно-медицинской экспертизы живых лиц

Время проведения экспертизы. При судебно-медицинской экспертизе живых лиц очень важно зафиксировать как можно раньше возникшие изменения (при повреждениях, изнасилова­нии, искусственной болезни). Чтобы иметь возможность подробно ознакомиться с этими изменениями, лучше представить то, что имеется, и с исчерпывающей полнотой ответить на по­ставленные следователем вопросы в более сжатый срок. Поэтому исследование субъекта необходимо производить возможно раньше после происшествия. Однако судебно-медицинский эксперт не всегда имеет возможность осмотреть изменения вскоре после их возникновения, так как потерпевшему нередко необходимо прежде всего оказать медицинскую помощь, или исследование приходится производить спустя продолжительное время после получения повреждений. Состояние потерпевшего также может препятствовать осмотру его экспертом. Возмож­ность осмотра пострадавшего, поступившего в лечебное учреж­дение, должна устанавливаться только лечащим врачом и с его разрешения, как бы ни настаивал на осмотре следователь. В та­ких случаях эксперт все-таки должен переговорить с лечащим врачом потерпевшего, получить от него необходимые сведения и в свою очередь объяснить ему, что нужно сохранить при вра­чебном вмешательстве (например, при хирургической обработке раны) и на что обратить внимание.
Иногда в таких случаях эксперт должен рекомендовать сле­дователю провести допрос врачей, оказавших первую помощь потерпевшему, особое внимание обращая на те данные, которые необходимы для дальнейшего экспертного заключения.
Если эксперт имеет возможность осмотреть потерпевшего тут же или вскоре после получения повреждения, т.е. до того, как последний обратился за оказанием медицинской помощи, он во избежание инфицирования раны фиксирует в документе экспертизы только то, что можно обнаружить при осмотре, и после оказания первой помощи направляет потерпевшего в по­ликлинику или стационарное лечебное учреждение для лечения. Потерпевшему предлагается в таких случаях прийти для повтор­ного обследования через определенный срок. Данные о прове­денном лечении эксперт получает через следователя. Последний также оформляет запрос в лечебное учреждение о выдаче после окончания лечения справки о всех обнаруженных изменениях и повреждениях.
Повторное исследование потерпевшего необходимо прово­дить по ряду причин. В одних случаях при осмотре только что полученного повреждения эксперт не может быть уверен в его исходе. Поэтому он не может дать заключения и вынужден ждать исхода повреждения. В практике бывает так, что повреж­дение, кажущееся при первом осмотре легким, на самом деле в дальнейшем может причинить вред здоровью средней тяжести или даже тяжкий. Особенно серьезного внимания заслуживают повреждения головы (черепно-мозговые травмы). Когда потер­певший направляется к эксперту непосредственно после полу­чения повреждения (травмы) головы, эксперт ни в коем случае не должен немедленно давать заключение о степени тяжести такого повреждения, даже если нет угрожающих симптомов. За­ключение по данному повреждению следует давать только после определившегося исхода черепно-мозговой травмы.
Повторное исследование пострадавшего иногда приходится проводить неоднократно и в тех случаях, когда повреждение требу­ет длительного амбулаторного или стационарного лечения. Исход, а следовательно, и степень тяжести вреда здоровью могут быть оп­ределены лишь после установленного исхода повреждения.

Пример 1.
Гражданин Б., 32 лет, 7 февраля 1998 г. получил удар ножом в пра­вую подмышечную область. Рану обработали в больнице № 33, где Б. на­ходился на стационарном лечении 10 дней.
Жалоб в настоящее время никаких не предъявляет. Объективные дан­ные: на передней поверхности грудной клетки справа и в верхней трети правого плеча в поперечном направлении расположен рубец дугообразной формы длиной 5,5 см, розового цвета, со следами хирургических швов, слегка втянутый. В центральном отделе рубца имеется небольшое отвер­стие, из которого выделяется скудное желтоватого цвета отделяемое. Дви­жение в правом плечевом суставе совершается в полном объеме. Дан за­прос в больницу и поликлинику.
28 февраля 1998 г. представлена история болезни № 131 хирургиче­ского отделения больницы № 33, из которой видно, что Б. поступил 7 февраля 1998 г. с резаной раной в области передней поверхности правого плечевого сустава размером 5 х 2 см, кровотечение незначительное; пульс лучевой артерии определяется хорошо. Под местной анестезией рассечены края раны. Раневой канал проходит через дельтовидную мышцу, значи­тельно расслаивая ее волокна, до латеральной части головки плеча. Указа­ний на повреждение сосудисто-нервного пучка и капсулы сустава нет. В рану введен пенициллин; наложены швы. Послеоперационный период ос­ложнился нагноением. Регулярно производились перевязки; рана очисти­лась. 18 февраля 1998 г. Б. в удовлетворительном состоянии выписан для амбулаторного лечения.
Выводы судебно-медицинского эксперта: на основании судебно-медицинской экспертизы гражданина Б. и предъявленной выписки из исто­рии болезни № 111 следует заключить, что резаная рана в области правого плечевого сустава с повреждением дельтовидной мышцы, проникающая до головки плечевой кости, могла быть причинена остро-режущим предметом 7 февраля 1998 г. Это повреждение повлекло за собой расстройство здо­ровья менее 21 дня и поэтому относится к разряду легкого вреда здоровью, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья.

Пример 2.
Гражданка С., 60 лет, 2 февраля 1998 г. от толчка соседа по комму­нальной квартире О. упала на пол и подняться не смогла. Машиной скорой помощи была доставлена в больницу № 15. Со 2 февраля 1998 г. по 3 мая 1998 г. находилась на излечении в больнице по поводу «вколоченного перелома шейки левого плеча н чрезвертельного перелома левого бедра». В настоящее время с трудом передвигается по комнате.
Представлена история болезни № 2023, в которой отмечено, что гражданка С. поступила в больницу 2 февраля 1998 г. с диагнозом: перелом шейки левого плеча и левого бедра. Клинический диагноз: вколоченный пе­релом шейки левого плеча и чрезвертельный перелом левого бедра. При осмотре обнаружено: контуры левого плечевого сустава сглажены. По лате­ральной поверхности плеча — подкожное кровоизлияние. Объективные из­менения движения в плечевом суставе отсутствуют; крепитации определить не удается вследствие болезненности. Длина по оси левого плеча 33 см, пра­вого — 35 см; левая нога ротирована кнаружи, фиксирована двумя шинами: длина левой ноги 91 см, правой — 93 см. Болезненность при надавливании в области вертелов. Наложены скелетные вытяжения на руку и ногу.
6 февраля 1998 г., рентгенограмма: перелом кости левого плеча со смещением кверху и чрезвертельный перелом левого бедра с умеренным смеще­нием. Движения в обоих суставах резко болезненны.
В дальнейшем в истории болезни отмечено, что при общем удовлетво­рительном состоянии больная жалуется на боли в левой руке и ноге, спит с перерывами. В других органах изменений не обнаружено. В легких — сухие хрипы, кашля нет; на ногах отеки. Беспокоят головная боль, слабость.
26 марта 1998 г. (на 51-й день болезни) снято скелетное вытяжение, нога уложена в шину; нога хорошо поднимается. 27 марта 1998 г. рентге­нограмма: состояние костных фрагментов хорошее. Линия перелома почти не дифференцируется; остеопороз.
В последующие дни руку и ногу больная поднимает хорошо. Общее состояние удовлетворительное. С 7 апреля 1998 г. встает на здоровую ногу и с большой нагрузкой на левую ногу, но в первое время при ходьбе чувствует боли в левой ноге. 19 апреля 1998 г., рентгенограмма: состояние костных отломков плеча без изменений; линия чрезвертельного перелома почти не дифференцируется. С 23 апреля 1998 г. ходит со стулом. Отек на левой ноге больше, чем на правой; нога с трудом поднимается. С 30 апре­ля 1998 г. ходит с помощью санитарки и медицинской сестры. 3 мая 1998 г. С. выписана в удовлетворительном состоянии. В поликлинику по месту жительства пока не обращалась. Ходит дома с палочкой.
5 мая 1998 г. при осмотре судебно-медицинским экспертом отмечет те же изменения, что и при выписке из больницы. Ходит самостоятельно с палочкой. Жалобы на боли в области плеча и бедра.
Выводы судебно-медицинского эксперта: на основании данных истории болезни № 2023 обнаруженные у С. повреждения — вколоченный пере­лом шейки левого плеча и чрезвертельный перелом левого бедра — полу­чены ею 2 февраля 1998 г. от ударов о твердый, тупой предмет при паде­нии. В настоящее время степень тяжести этих повреждений установить еще невозможно ввиду не определившегося их исхода. Необходимо повторное обследование через 2 недели для окончательного установления объема ут­раты общей трудоспособности.

Повторное обследование приходится проводить и при необ­ходимости осмотра потерпевшего консультантом-специалистом и при проведении дополнительных исследований.
Лица, присутствующие при судебно-медицинской экспертизе. В инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы имеется общее указание на то, что все виды судебно-медицинской экспертизы, осуществляемые по требованию орга­нов следствия или суда, производятся в присутствии их предста­вителей. Последние иногда присутствуют при экспертизе живых лиц в особо серьезных и сложных случаях.
Гинекологическое исследование малолетних производится обязательно в присутствии одного из родителей, или сопровож­дающих обследуемых старших, или представителей отдела на­родного образования. Присутствие понятых при экспертизе живых лиц не требуется.
Экспертиза в лечебных учреждениях, судебно-медицинских или других специализированных амбулаториях практически всегда производится в присутствии среднего и младшего медицинского персонала. На практике в присутствии этих лиц всегда производится также акушерско-гинекологическая экспертиза. При этой экспертизе даже рекомендуется присутствие фельдшера, медицинской сестры, младшего медицинского персонала для оказания помощи, необходимой эксперту при ее проведении. Судебно-медицинскую экспертизу на дому, как было указано выше, необходимо производить в присутствии следователя или уполномоченных им лиц (лица).
Общий порядок судебно-медицинской экспертизы живых лиц
1. Ознакомление с документами, на основании которых должна быть произведена судебно-медицинская экспертиза. Она может производиться только по постановлению органов следст­вия или определению суда, без чего эксперт не может и не дол­жен производить исследования потерпевшего. Такое исследование, если оно даже и будет произведено, не является эксперти­зой. Эксперт в таких случаях может быть вызван в суд лишь в качестве свидетеля, а его заключение может фигурировать толь­ко в виде свидетельского показания. Экспертом же в этом слу­чае должен быть назначен другой врач — судебный медик. Ор­ган, принявший дело к производству, выносит постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы, в котором изла­гает кратко обстоятельства дела и ставит перед экспертом во­просы, подлежащие разрешению.

Пример.
Постановление. Город Тула, 15 января 1997 г.
Следователь городской прокуратуры, юрист 2-го класса Артамоно­ва Н.М., рассмотрев материалы дела № 93277 по обвинению Вилкова Ива­на Петровича в преступлении, предусмотренном частью 1 ст. 111 УК РФ, и принимая во внимание, что по делу необходимо получить заключение специа­листов для установления происхождения и степени тяжести причинения вреда здоровью гражданина Новикова П.Е., руководствуясь ст. 184 УПК РСФСР, постановил:
1. Назначить по настоящему делу судебно-медицинскую экспертизу гражданина Новикова П.Е., поручив ее производство судебно-медицинскому эксперту Кулакову П.Ф.
2. Поставить на разрешение эксперта следующие вопросы:
§ Какого происхождения повреждения, имеющиеся на голове и ниж­них конечностях у гражданина Новикова П.Е.?
§ Могут ли имеющиеся у гражданина Новикова П.Е. повреждения быть получены от ударов по голове и ногам или эти повреждения могли возникнуть при падении?
§ Какова степень тяжести телесных повреждений, имеющихся у граж­данина Новикова П.Е.?
3. Представить в распоряжение эксперта:
§ историю болезни № 511 городской больницы № 3 гражданина Но­викова П.Е.;
§ амбулаторную карту № 433 поликлиники № 1 гражданина Нови­кова П.Е.;
§ протоколы допроса свидетелей Аникина Р.Д. и Корбута Р.А., при­сутствовавших при нанесении Новикову П.Е. повреждения. Предупредить эксперта по ст. ст. 307 и 310 У К РФ. Следователь городской прокуратуры, юрист 2-го класса Артамонова Н.М.

Судебно-медицинский эксперт начинает проведение экспер­тизы с внимательного изучения документов, на основании кото­рых она должна быть проведена, и вопросов, подлежащих раз­решению. Следует также обращать внимание на содержание, оформление медицинских и других документов, подписи, печа­ти, штампы, учитывая возможность их подделки.
2. Ознакомление с личностью обследуемого. После ознакомле­ния с документами о направлении на экспертизу эксперту реко­мендуется ознакомиться с личностью подэкспертного по пас­порту или иным документам. В случае сомнения эксперт прово­дит проверку через органы следствия или суда.
3. Ознакомление с материалами уголовного дела, медицинскими документами. Эксперт должен прежде всего ознакомиться с материалами дела, необходимыми для дачи заключения. Объем материала, представляемого эксперту для ознакомления, опре­деляет следователь. Эксперт, ознакомившись с представленными ему материалами, выясняет, достаточны ли эти материалы для дачи заключения и ответа на поставленные следователем вопро­сы или же необходимы еще какие-либо дополнительные материалы. В последнем случае эксперт сообщает следователю, ка­кие материалы необходимы ему для заключения. Следователь излагает эксперту те пункты, по которым должно быть дано за­ключение. Обвиняемый также имеет право представить в пись­менной форме те вопросы, по которым должно быть дано за­ключение. Эксперт имеет право с разрешения следователя озна­комиться с теми обстоятельствами дела, уяснение которых необ­ходимо ему для дачи заключения.
Если эксперт находит, что представленные ему следователем документы недостаточны для дачи заключения, он составляет мотивированное сообщение о невозможности дать заключение. В этих случаях пределы материалов предварительного следствия, которые должны быть представлены эксперту, разрешаются прокурором или судом, которым подсудно данное дело (ст. 171 УПК РСФСР).
Обязательным для эксперта является ознакомление со всеми медицинскими документами, относящимися к данному делу. Обычно следователь представляет эксперту медицинские доку­менты в подлинниках. Никогда не следует пользоваться выпис­ками из медицинских документов. Они очень часто не содержат необходимых данных, нередко составляются наспех и неквалифицированно. Это связано еще с тем, что лицо, составляющее выписку, например, из истории болезни (обычно это медицин­ская сестра), не знает, что требуется эксперту, и иногда не вклю­чает в выписку очень важные данные или сокращает их. Поэтому эксперт всегда должен требовать через следователя подлинник медицинского документа, который затем должен быть возвращен следователем в лечебное учреждение.
Следователь имеет право изъять в случае надобности любой документ и приобщить его к делу. Запрашивать медицинские документы и другие материалы, необходимые для экспертизы, должен не эксперт, а только следователь. Все материалы, необ­ходимые для дачи заключения, эксперт получает исключитель­но от следователя и никаким другим путем. Следователь обя­зан представить эксперту все необходимые для экспертизы и заключения материалы, в том числе и уголовного дела, т.е. те, без которых не могут быть произведена экспертиза и дано за­ключение.
Полученные материалы эксперт детально изучает, обращая особое внимание на те данные, которые имеют значение для разрешения поставленных перед экспертизой вопросов. Особое внимание следует обращать на правильность и подлинность ме­дицинских документов, рентгеновских снимков, штампы, печа­ти, даты и их соответствие обстоятельствам дела, а в случае со­мнения передать их следователю для уточнения.
После изучения всех материалов и представленных докумен­тов эксперт приступает к опросу подэкспертного. При необхо­димости допрос подэкспертного по вопросам, интересующим эксперта, должен проводиться следователем в присутствии экс­перта. При проведении экспертизы без следователя эксперт, по­лучая от обследуемого им лица сведения, которые не имелись в материалах дела, не заносит их в документ экспертизы, а сооб­щает о них следователю. Последний допрашивает такое лицо и включает материалы допроса в дело. Если эксперт сам внесет полученные им новые сведения, не имевшиеся в деле, в доку­мент экспертизы, то он может быть переведен из эксперта в свидетели. И в суде сможет фигурировать уже не как эксперт, а как свидетель, дающий показания о фактах, не известных следствию и суду.
4. Опрос подэкспертного для собирания судебно-медицинского анамнеза эксперт вправе делать сам, начиная с выяснения тех обстоятельств, которые необходимы для разрешения поставленных вопросов. Например, о времени получения по­вреждения, об орудии, которым оно было нанесено, механизме нанесения, течении заболевания и другие данные. Опрос необ­ходимо проводить подробно и последовательно, выясняя отдельные обстоятельства и детали о получении повреждений, их течении и др.
Важно учитывать, что подэкспертный сообщает данные, исходя прежде всего из своих интересов, и нередко без умысла, а иногда и сознательно, может излагать данные, относящиеся к происшествию не так, как это было на самом деле. Неправильные данные могут относиться к различным обстоятельствам: возникновению повреждений, времени их получения, течению и т.д.
Особенно важно иметь в виду возможность умышленного ложного освещения тех или иных данных с целью введения эксперта в заблуждение (например, предъявление старых кро­воподтеков за недавно полученные и т.д.). Необходимо поэто­му критически относиться к объяснениям подэкспертного, об­ращать внимание на противоречия в его объяснениях и сопос­тавлять их с объективными данными. Одной из главных задач, стоящих перед экспертизой, и является установление соответствия или несоответствия объективных данных объяснениям подэкспертного.
Все сомнительные данные должны быть особенно тщатель­но проверены повторными вопросами, «контрольным» сопос­тавлением. Однако эксперт ни в коем случае и никогда не должен высказывать своих сомнений, вступать в пререкания или спор с подэкспертным, уличать его во лжи или противоре­чиях. После получения всех необходимых данных эксперт опрашивает обследуемого о его жалобах. Внимательно и подроб­но расспрашивая, эксперт вносит их в документ экспертизы. Затем приступает к осмотру.
Осмотр подэкспертного имеет целью и задачей выявить объективные данные: имеющиеся повреждения и другие изме­нения. Осмотр необходимо производить постепенно, последо­вательно, в определенном порядке. Осмотр должен произво­диться обязательно при естественном освещении. Для более детальных осмотров с лупой можно применять и специальное освещение участков тела, где имеются изменения. Осмотр нужно начинать с выяснения того, какие повреждения имеются у обследуемого. Затем осматривают последовательно отдельные части тела, и в этом же порядке описывают обнаруженные изменения и повреждения.
В уголовных (гражданских) делах, когда обследуемый может быть заинтересован в предъявлении всех имеющихся у него изменений и повреждений, эксперт иногда может ограничиться осмотром того, что предъявляет подэкспертный. В более сложных и сомнительных случаях, особенно при осмотре подозреваемых и обвиняемых, а также потерпевших целесообразно предложить обследуемому раздеться совсем, затем производить осмотр. Это дает полное и правильное представление об имеющихся изменениях и повреждениях и их характере, лишает возможности подэкспертного скрыть какие-либо повреждения, а эксперт может быть уверен в том, что он все осмотрел. Подобный осмотр необходимо производить всегда. Эксперт должен иметь в виду, что иногда подэкспертный по различным причинам старается не предъявить, скрыть имеющиеся у него изменения или повреждения, ввести эксперта в заблуждение. Для этого-то и требуется полный осмотр подэкспертного. Последовательно осматривают отдельные части тела: голову, шею, грудь, спину, верхние конечности, нижние конечности и особенно тщательно скрытые части тела: подмышечные впадины, части тела под молочными железами ягодичные складки. Такой полный осмотр эксперту следует отметить в своем заключении.
Описание обнаруженных изменений. После осмотра всех изменений эксперт приступает к их описанию. Последовательно описываются повреждения, расположенные на отдельных частях тела, и другие изменения и особенности, в зависимости от характера объекта. Порядок может быть принят различный, однако рекомендуется описывать изменения и особенности, начиная с головы, затем переходить к осмотру шеи, верхних конечностей, груди, спины и живота, области половых органов, ягодиц, нижних конечностей.
Каждое повреждение и изменение (например, татуировка, рубец) описываются отдельно. Если повреждений (рубцов) много, их объединяют в отдельные группы и описывают. Можно описывать повреждения последовательно под номерами, но нужно обязательно указывать все.
Помимо описания обнаруженных изменений и поврежде­ний, рекомендуется занести их на схемы. Хорошо это делать цветными карандашами, что особенно необходимо для показа кровоподтеков. Во всех сложных экспертизах следует фотогра­фировать повреждения. Обязательно должны быть сфотографи­рованы повреждения лица, так как в дальнейшем может воз­никнуть вопрос о его обезображивании.
При некоторых видах судебно-медицинской экспертизы приходится измерять отдельные органы, объемы тела. Такие из­мерения должны производиться по определенной методике, иначе полученные результаты не будут достоверными. Для про­ведения измерений необходимо пользоваться специальными из­мерительными приборами, которые предварительно должны быть проверены и заклеймены в соответствующих региональных отделах Комитета РФ по стандартизации, метрологии и серти­фикации. К таким приборам, необходимым в судебно-медицин­ской практике, относятся: медицинские весы, ростомер, санти­метровые ленты и специальные циркули. В практике эксперти­зы утраты трудоспособности используют и другие приборы: ди­намометр — для определения силы мышц, спирометр — для оп­ределения жизненной емкости легких. Всеми упомянутыми приборами должны быть оборудованы и судебно-медицинские кабинеты.
Осмотр одежды обследуемого. Для выяснения ряда вопросов, интересующих органы следствия и суд, большое значение имеет осмотр судебно-медицинским экспертом одежды, обуви, голов­ного убора подэкспертного.
Повреждения наносятся не только открытым частям тела, но и прикрытым одеждой, поэтому на ней остаются следы от дей­ствия орудий, оружия и другие особенности. Судебно-медицинский эксперт, осматривая подэкспертного, обязательно должен обратить внимание на одежду. Большое значение имеет осмотр одежды в том случае, когда подозревают, что подэкспертный сам нанес себе те повреждения, которые он выдает за повреж­дения, причиненные другим лицом. Сопоставление (проециро­вание) повреждений на одежде и на теле иногда позволяет уста­новить, что ее повреждения возникли неодновременно с повре­ждениями тела, не совпадают с ними. Одежда может потребо­вать специального (криминалистического, судебно-химического) исследования. В таких случаях одежда как вещественное доказательство направляется следователем для криминалистиче­ской или судебно-химической экспертизы.
Исследования одежды для разрешения ряда специальных вопросов должны производиться судебно-медицинским экс­пертом или экспертом-криминалистом, судебным химиком с применением всех необходимых методов исследования. Экс­перт же в ряде случаев осматривает одежду потерпевшего, и поэтому он должен уметь увидеть и описать имеющиеся на ней повреждения, следы и другие особенности. Одежда, требующая специального исследования, может быть изъята и направлена на экспертизу только следователем. Эксперт, установив, что одежда требует специального исследования, сообщает об этом следователю.
Специальные исследования. В большинстве случаев для прове­дения судебно-медицинской экспертизы достаточно осмотра подэкспертного без каких-либо дополнительных исследований, требующих специальных знаний. Это бывает в тех случаях, ко­гда имеются поверхностные повреждения и нет подозрений на какие-либо повреждения более глубоких тканей, костей, внут­ренних органов, т.е. когда речь идет о повреждениях легких, без причинения расстройства здоровью.
Но иногда эксперт не может ограничиться осмотром подэкс­пертного, а для ответа на поставленные вопросы требуются до­полнительные и специальные исследования не только испытуе­мого, но и лабораторные исследования, например, его биологи­ческих выделений, вещественных доказательств и т.д.
Заключение эксперта может основываться на результатах таких специальных исследований. Результаты специальных ис­следований и заключение консультантов-специалистов зано­сятся в документ судебно-медицинской экспертизы, к нему прилагаются рентгеновские снимки и заключение по лабора­торным исследованиям.
Документ судебно-медицинской экспертизы, его структура и составление. К составлению «Заключения эксперта» судебный медик должен относиться с особой тщательностью. Этот доку­мент в дальнейшем в судебном процессе является доказатель­ством по делу. Он должен быть исчерпывающим и безукориз­ненным как по содержанию, так и по форме, полностью отра­жать то, что было обнаружено у подэкспертного, и давать на­учно обоснованные ответы на поставленные эксперту вопросы.
Данный документ должен быть хорошо иллюстрирован фото­графиями, схемами, рисунками. Содержание заключения экс­перта предусмотрено ст. 191 УПК РСФСР. Сюда же включают и данные, полученные экспертом при ознакомлении с меди­цинскими документами, т.е. извлечения из них. В этих вы­держках указывают наименование самого документа, подлин­ник или копию, дату, номер, учреждение, в котором заполнен документ, и все данные, необходимые для дачи судебно-медицинского заключения.
Заключение подписывается судебно-медицинским экспер­том или экспертами, консультантом, если он участвовал в ка­честве эксперта в проведении экспертизы. Документ экспер­тизы заверяют печатью. К документу прилагают заверенные подписью эксперта и печатью схемы, рисунки, фотографии. При этом в самом документе должно быть указано, что к не­му прилагается.

Контрольные вопросы

1. Каковы основные поводы проведения судебно-медицинской экспертизы живых лиц?
2. Каков порядок проведения судебно-медицинской экспертизы живых лиц?
3. Какие существуют особенности проведения судебно-медицинской экспертизы живых лиц?
4. Как составляется «Заключение эксперта»?

Глава 29. Экспертиза степени тяжести причинения вреда здоровью

29.1. Общие положения

Судебно-медицинскую экспертизу тяжести причинения вре­да здоровью в настоящее время производят в соответствии с Уголовным кодексом РФ и Уголовно-процессуальным кодек­сом РСФСР. Экспертиза потерпевших для определения степе­ни тяжести причинения вреда здоровью является наиболее час­тым видом судебно-медицинской экспертизы и проводится в соответствии с «Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью» (1996 г.).
В этой главе детально излагается оценка тяжести причинения вреда здоровью согласно ныне действующему Уголовному кодексу РФ. Приведенные примеры будут способствовать лучшему понима­нию и усвоению критериев тяжести причинения вреда здоровью.
Под вредом здоровью принимают либо телесные поврежде­ния, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей, или их физиологических функций, либо заболевания или пато­логические состояния, возникшие в результате воздействия раз­личных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.
Судебно-медицинская экспертиза тяжести причинения вреда здоровью производится только на основании поста­новления лица, производящего дознание, следователя, про­курора или по определению суда. Руководством к определе­нию тяжести причинения вреда здоровью служат ст. ст. 111, 112, 115, 116, 117 Уголовного кодекса РФ.
В то же время следует иметь в виду, что при наличии пись­менного поручения органов прокуратуры, МВД или суда может производиться судебно-медицинское освидетельствование.
При судебно-медицинской экспертизе тяжести вреда здоро­вью составляют «Заключение эксперта», а при судебно-медицинском освидетельствовании — «Акт судебно-медицинского освидетельствования».

29.2. Методика судебно-медицинской экспертизы потерпевшего

Судебно-медицинскую экспертизу причинения вреда здоровью производит судебно-медицинский эксперт путем медицин­ского обследования потерпевших. Судебно-медицинская экспертиза потерпевших (как уже было сказано) проводится в специальных судебно-медицинских амбулаториях (в крупных городах), поликлиниках и больницах, помещениях органов следствия и суда, а также иногда на дому у подэкспертного, если он по состоянию здоровья не может явиться на экспертизу в другое место. При этом обязательно устанавливают личность подэкспертного по паспорту или иному заменяющему его документу (военному билету, удостоверению военнослужащего); предъявленный подэкспертным паспорт или заменяющий его документ указывают в «Заключении эксперта» («Акте»). Затем изучаются обстоятельства дела (предварительные сведения).
Предварительные сведения. Источником предварительных сведений об обстоятельствах происшествия может послужить постановление о назначении экспертизы, направление на экспертизу или другой документ органов дознания, следствия или суда. В нем содержатся данные о личности подэкспертного, краткие сведения о происшествии, а также цель экспертизы — вопросы, которые следует разрешить судебно-медицинскому эксперту. Чаще обстоятельства дела узнаются со слов подэкспертного, который отвечает на вопросы, поставленные экспертом.
В первую очередь необходимо выяснить: а) когда (день, час) и где (дома, на улице, на работе и т.д.) были нанесены повреж­дения; б) кто нанес повреждения (фамилия, имя, отчество, пол, возраст и внешнее физическое развитие лица, нанесшего трав­му); в) каким орудием и способом были причинены поврежде­ния (удары кулаками, ранения ножом, ожоги и пр.); г) какая часть тела подверглась повреждению (голова, грудь, руки и т.д.).
Кроме того, целесообразно выяснить, каково было самочув­ствие потерпевшего в первый период после нанесения повреж­дения, в частности, не терял ли он сознания, не было ли тош­ноты, рвоты, головокружения, кровотечения, обращался ли он за лечебной помощью и если обращался, то в какое лечебное учреждение и пр.
При расспросе подэкспертного не следует задавать прямых наводящих вопросов, поскольку при определении степени тя­жести повреждений могут иметь место элементы намеренного преувеличения (аггравации) и даже притворства (симуляции). Кроме того, нередко повреждения, являясь кульминационным моментом какой-нибудь ссоры, семейной драмы и т.д., сопро­вождаются значительной психической травмой, которая ухуд­шает общее состояние организма и приводит к тому, что по­терпевший может и без умысла преувеличивать симптомы по­вреждения.
Наряду с этим нельзя исключить случаи патологической си­муляции (например, при истерии), когда симуляция является одним из симптомов основного заболевания.
Поэтому постановка наводящих вопросов врачом может привести к значительному преувеличению субъективных сим­птомов повреждения со стороны потерпевшего.
Из сказанного, конечно, не следует, что судебно-медицинский эксперт не должен учитывать анамнестические сведения. Он обязан подвергать их тщательному анализу, сопоставляя с данными объективного исследования и основывая свое мнение на результатах последнего.
Объективное исследование. Производя объективное исследо­вание потерпевшего, следует помнить, что судебно-медицинская экспертиза есть врачебное, научно-практическое исследование, и оно должно проводиться по всем правилам современной ме­дицинской науки. Вместе с тем судебно-медицинская эксперти­за не представляет собой сугубо клинического исследования и поэтому не нужно стремиться к полному описанию общего со­стояния, а только к тщательному описанию состояния тех орга­нов и систем, которые имеют или могут иметь значение для судебно-медицинской оценки повреждения.
Общее состояние организма потерпевшего исследуется в судебно-медицинской практике примерно в том же объеме и по­рядке, какие существуют при обычном амбулаторном приеме больных. Большее внимание следует уделять состоянию нервной системы и психики потерпевшего, так как в судебно-медицинской практике повреждения нередко усугубляются еще и психической травмой.
Повреждения целесообразно выделять особо, примерно так же, как это делается в амбулаторной хирургической практике.
Судебно-медицинская экспертиза повреждений подчинена, в первую очередь, разрешению тех вопросов, которые необходимо отразить в заключении. К ним относятся:
1) вид и характер повреждения (кровоподтек, рана, ожог и т.д.);
2) время нанесения повреждения, т.е. его давность;
3) тип орудия или средство, которым могло быть причинено данное повреждение;
4) квалификация степени тяжести вреда здоровью, принятая в Уголовном кодексе РФ.
Вид и характер повреждения устанавливают на основании судебно-медицинского исследования и представленных медицин­ских документов. При этом необходимо указать локализацию повреждения по отношению к определенным анатомическим точкам тела, форму, размеры, цвет, характеристику краев, при­знаки заживления, состояние тканей, окружающих повреждение (краснота, припухлость, болезненность и пр.), наличие инород­ных тел и другие особенности. Ощущение болезненности при повреждении следует определять на основании болевой реакции потерпевшего во время исследования (ощупывания, постукива­ния, объема активных и пассивных движений и пр.), стараясь отвлечь внимание подэкспертного.
Конечно, судебно-медицинское исследование не должно причинять дополнительного вреда здоровью потерпевшего. Если эксперт не имеет возможности соблюсти правила асептики и антисептики из-за отсутствия стерильного перевязочного мате­риала или специальной перевязочной, он не должен снимать наложенную в лечебном учреждении стерильную повязку. В та­ких случаях он предлагает потерпевшему явиться после оконча­ния лечения с амбулаторной картой, в которой должно быть от­ражено полное описание повреждения. Естественно, что подоб­ные случаи не могут быть правилом, поскольку судебно-медицинское исследование, являясь исследованием медицин­ским, должно проводиться в условиях, отвечающих современ­ному состоянию медицинской науки.
Форму повреждения принято сравнивать с геометрическими фигурами и общеизвестными предметами (например, круглая, овальная, квадратная, прямоугольная, треугольная, трапецие­видная, ромбовидная, дугообразная, линейная, крестообразная, звездчатая, веретенообразная и т.д.). Если повреждение по форме не соответствует названным фигурам или предметам, то го­ворят о повреждении «неправильной формы».
При описании окраски повреждения применяют общепри­нятые названия цветов: синий, красный, багровый, зеленый, желтый и т.д. Если повреждение (например, кровоподтек) имеет неоднородную окраску, то отмечают цвет его центра, краев, ок­ружающих неповрежденных тканей и пр.
Размеры повреждения должны измеряться в сантиметрах (три размера: длина, ширина, высота). В судебно-медицинской прак­тике не рекомендуется сравнивать размеры повреждения с вели­чиной каких-нибудь предметов (монета, горошина, орех и т.д.).
Если до экспертизы повреждение подвергалось хирургиче­ской обработке, необходимо запросить у лечащего врача под­робное описание размеров и характера повреждения, имевшихся до этого. Такие сведения должны быть зафиксированы врачом в истории болезни или амбулаторной карте.
Время нанесения повреждения определяется по тем изменени­ям, которые наблюдаются в тканях в процессе его заживления. Точность определения давности повреждения в первую очередь зависит от времени обследования. Чем раньше произведено ис­следование, тем более точно может быть определена давность причинения повреждения.
Давность кровоподтеков определяется по изменению окра­ски, причем следует иметь в виду, что изменение окраски кро­воподтеков при прочих равных условиях зависит от локализации повреждения, обширности и глубины кровоизлияния. Напри­мер, кровоподтеки на лице из-за лучшего кровоснабжения бы­стрее изменяют свою окраску, чем на ногах. При глубоких кро­воподтеках окрашивание кожи нередко появляется через 2—3 дня, а иногда и вообще может отсутствовать. Первоначальный сине-багровый или синий цвет кровоподтека в среднем на 3-й — 6-й день сменяется зеленоватым и в начале 2-й недели превра­щается в желтый, после чего постепенно исчезает.
Необходимо отметить, что изменение цвета кровоподтеков на слизистых губ, конъюнктивах и склерах глаз в большинстве слу­чаев вообще не наблюдается, а происходит лишь постепенное побледнение окраски до полного исчезновения кровоподтека.
Кровоподтеки могут появляться не только соответственно месту нанесения удара, но и в другом месте, что связано с пере­мещением излившейся крови по фасциальным пространствам.
Например, при травме области брови и надбровья кровоподтеки обычно появляются на верхнем веке и под глазом.
Время нанесения ссадин определяется на основании подсыхания, появления и образования буроватой корочки (от не­скольких часов до 2—4 суток), степени эпителизации под ко­рочкой и отпадения корочки (7-й—9-й день). Давность ран устанавливается по степени их заживления, в частности, по вы­раженности воспалительного процесса, наличию грануляцион­ной ткани и по характеру формирования рубцов. Давность пере­ломов определяется с учетом развития костной мозоли.
При установлении давности повреждений следует учитывать возраст освидетельствуемого, его состояние здоровья, способы лечения повреждения и другие особенности.
Определение типа орудия производится на основании тех признаков повреждения, которые характерны именно для этих орудий. Так, резаные раны характеризуются ровными краями, острыми углами, отсутствием перемычек, значительным зияни­ем. Напротив, ушибленные раны имеют неровные осадненные края, тупые углы, относительно мало зияют, на дне их отмеча­ются перемычки.
Ушибленные раны кожи и мягких тканей, близко прилежа­щих к костям (на голове, передней поверхности голени и т.д.), могут иметь линейную форму, довольно ровные края и по внешнему виду быть похожими на раны резаные. Однако нали­чие перемычек на дне таких рассеченных ран свидетельствует о действии твердого тупого предмета, т.е. об ушибленной ране.
О свойствах повреждающего орудия можно в ряде случаев судить по форме ссадин и кровоподтеков. Например, ссадины, причиненные ногтями человека, как правило, имеют полулун­ную форму. Иногда форма кровоподтека указывает на то, каким орудием он был причинен (кровоподтек вследствие отпечатка пряжки ремня, кровоподтек линейной формы в результате нане­сения его веревкой, палкой и т.д.).
Характер переломов костей зачастую дает возможность вы­сказать предположение о виде примененного орудия или о ме­ханизме его возникновения. Так, косой перелом костей пред­плечья чаще возникает не от прямого насилия в месте перелома, а от падения на вытянутые руки и удара о твердую поверхность. Поперечные переломы, особенно нижних конечностей, свиде­тельствуют о действии предметов с большой силой соответст­венно месту перелома.
Что касается идентификации конкретного экземпляра ору­дия по характеру повреждений, то на этот вопрос судебно-медицинский эксперт обычно не может дать ответа, поскольку различные виды тупых и острых орудий могут причинять сход­ные повреждения.
Для установления характера насилия в ряде случаев большое значение имеет не только форма, особенности, но и локализа­ция повреждений. Так, ссадины полулунной формы около рта и носа или на шее свидетельствуют о попытках удушения, ссади­ны на внутренней поверхности бедер и в окружности половых органов женщины наблюдаются при изнасиловании, при борьбе и самообороне ссадины могут располагаться на лице, кистях рук, грудной клетке и т.д.
Естественно, что судебно-медицинский эксперт не может владеть всеми методиками клинического исследования по раз­личным специальностям. В частности, при повреждении глаз требуется консультация офтальмолога, при жалобах на сниже­ние слуха — отоларинголога и т.д. Поэтому эксперт при необхо­димости направляет подэкспертного на консультацию к врачу-специалисту в поликлинику по месту жительства или работы.
Для установления делового контакта и взаимопонимания между врачом-консультантом и судебно-медицинским экспер­том последний должен указывать в направлении характер и цели экспертизы, ставить на разрешение определенный круг вопро­сов, входящих в его компетенцию. В первую очередь нужно вы­яснить, связано ли данное повреждение или заболевание с имевшей место травмой, каков срок излечения этого поврежде­ния или заболевания при обычном исходе, в какой степени по­влияет или уже повлияло данное повреждение на состояние здоровья подэкспертного или на ухудшение его основного забо­левания и каковы объективные признаки ухудшения.
Постановка перед врачом-консультантом широкого круга вопросов окажет существенную помощь в производстве экспер­тизы. И напротив, отсутствие вопросов в направлении эксперта дает возможность врачу-консультанту отвечать в очень краткой форме, ограничится лишь диагнозом. Последнее обстоятельство не только затрудняет работу судебно-медицинского эксперта, но и затягивает сроки экспертизы, поскольку переписка между экспертом и консультантом (с соответствующим направлением потерпевшего) иногда может продолжаться довольного долго.
Если до экспертизы потерпевший находился на излечении в больнице или поликлинике, то эксперту следует через следовате­ля обязательно запросить подлинник истории болезни или амбу­латорной карты, заверенный печатью лечебного учреждения.
Особенно тщательный анализ медицинских документов необходим тогда, когда с помощью экспертизы требуется установить, имеется ли ухудшение хронического заболевания после травмы, о чем заявляет потерпевший. В подобных случаях целесообразно узнать, в каком лечебном учреждении лечится или наблюдается потерпевший в связи со своим хроническим забо­леванием. Туда же следует направлять подэкспертного для вы­яснения вопроса, имеет ли место ухудшение состояния здоровья в связи с травмой и в чем это проявляется.
Содержание медицинских документов частично или полно­стью вносится экспертом в «Заключение эксперта» и использу­ется при составлении выводов заключения.
Следует подчеркнуть, что врач-эксперт обязан подвергать медицинские документы тщательному анализу и учитывать в них, в первую очередь, те данные, которые не вызывают сомне­ния. Нужно иметь в виду, что подэкспертный мог длительное время находиться в больнице для наблюдения и обследования в связи с его обоснованными или необоснованными жалобами (например, подозрение на сотрясение мозга).
Что касается листка нетрудоспособности, то последний мо­жет выдаваться не только при повреждениях и заболеваниях, отражающихся на общей трудоспособности, но и с учетом про­фессии пострадавшего. Так, ушиб пальца у машинистки или кровоподтек на лице у продавца дают им право на получение больничного листка в течение 7—10 дней. В то же время, на­блюдаются случаи отказа потерпевшего от получения листка нетрудоспособности или преждевременная выписка пострадавшего из больницы по его просьбе.
Поэтому при оценке степени тяжести причинения вреда здо­ровью судебно-медицинский эксперт обязан критически подхо­дить к медицинским документам и листку нетрудоспособности. Основывая свое заключение на данных объективного исследо­вания повреждения и вызванного им расстройства здоровья, длительности течения заболевания, он должен дать ответы на все вопросы, содержащиеся в постановлении следователя (опре­делении суда), за исключением тех, для решения которых экс­перт не располагает необходимыми данными.
При производстве судебно-медицинского освидетельствова­ния врач (ст. 181 УПК РСФСР) должен помочь следователю вы­явить и описать имеющиеся повреждения, их характер с меди­цинской точки зрения (ссадины, кровоподтеки, раны и др.), ло­кализацию и свойства. Другие вопросы решают только при про­ведении судебно-медицинской экспертизы.
Уголовный кодекс РФ различает: тяжкий вред здоровью, среднюю тяжесть вреда здоровью и легкий вред здоровью. Кро­ме того, УК РФ предусматривает особые способы причинения повреждений: побои, мучения, истязания, установление которых не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта. Ре­шение этого вопроса относится к компетенции органов дозна­ния, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
Квалифицирующими признаками тяжести причинения вреда здоровью являются:
§ опасность вреда здоровью для жизни человека;
§ длительность расстройства здоровья;
§ стойкая утрата общей трудоспособности;
§ утрата какого-либо органа или утрата органом его функ­ций;
§ утрата зрения, речи, слуха;
§ полная утрата профессиональной трудоспособности;
§ прерывание беременности;
§ неизгладимое обезображивание лица;
§ психическое расстройство;
§ заболевание наркоманией или токсикоманией.
Для установления тяжести вреда здоровью достаточно нали­чие одного из квалифицирующих признаков. При наличии не­скольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда здоровью устанавливается по тому, который соответствует большей тяже­сти вреда здоровью.
Установление неизгладимого обезображивания лица не вхо­дит в компетенцию судебно-медицинского эксперта, так как это понятие не является медицинским.
Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здо­ровью как опасного для жизни.
Длительность расстройства здоровья определяют по продолжи­тельности временной утраты трудоспособности (временной нетру­доспособности). При экспертизе тяжести вреда здоровью учитыва­ют как временную, так и стойкую утрату трудоспособности.
С судебно-медицинской точки зрения, стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.
При определении величины стойкой утраты общей трудо­способности (в процентах) эксперт руководствуется «Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью» (1996 г.). Выдержки из них приведены в таблице.
Таблица
Определение степени утраты трудоспособности в результате различных травм (проц.)


При определении степени утраты профессиональной трудоспо­собности эксперт руководствуется специальным «Положением о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комис­сиями степени утраты профессиональной трудоспособности в про­центах работникам, получившим увечье, профессиональное забо­левание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнени­ем ими трудовых обязанностей» (Утверждено постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. № 392 Собрание законода­тельства Российской Федерации. 1994. — № 2. С. 127—133).
Длительность временной нетрудоспособности определяют с учетом данных, содержащихся в представленных медицинских документах. Судебно-медицинский эксперт, оценивая характер и продолжительность заболевания или нарушения функций, связанных с причиненным вредом здоровью, должен исходить из объективных медицинских данных, в том числе установленных в процессе проведения экспертизы.
Судебно-медицинский эксперт должен критически оценивать данные, содержащиеся в медицинских документах, так как длительность лечения потерпевшего может быть необоснована харак­тером травмы. В то же время может иметь место отказ потерпев­шего от листка нетрудоспособности и преждевременный выход на работу по личному желанию. Во всех случаях Судебно-медицин­ский эксперт должен оценивать продолжительность заболевания и его тяжесть исходя из объективных данных.
Ухудшение состояния здоровья потерпевшего в результате неквалифицированного оказания медицинской помощи по поводу причиненных ему повреждений устанавливают комиссионно с участием соответствующих врачей. Это не является основанием для увеличения степени тяжести вреда здоровью, вызванного травмой. В подобных случаях судебно-медицинские эксперты обязаны указать в заключении характер наступившего ухудшения или осложнения и в какой причинной связи оно находится с причиненным повреждением, а также с дефектами оказания медицинской помощи.
Осложнения, возникшие при производстве операций или применении сложных современных методов диагностики, квали­фицируются как вред здоровью, если они явились следствием дефектов при указанных врачебных вмешательствах. В этих случаях тяжесть вреда здоровью, обусловленную такими осложнениями, определяют в соответствии с общими положениями. Установление дефектов медицинских вмешательств при этом осуществляют комиссионной врачебной экспертизой.
Осложнения при производстве операций или применении сложных методов диагностики при отсутствии дефектов их вы­полнения, являющиеся следствием других причин (тяжесть со­стояния больного, непредвиденные особенности организма боль­ного, нетипичные реакции и др.), не подлежат судебно-медицинской оценке тяжести вреда здоровью.
При оценке тяжести причинения вреда здоровью, причинен­ного лицу, страдающему каким-либо заболеванием, следует учиты­вать только последствия причиненной травмы. При этом эксперт должен определить влияние травмы на заболевание (обострение заболевания, переход его в более тяжелую форму и т.п.). Данный вопрос целесообразно решать комиссией экспертов с участием со­ответствующих врачей — специалистов клинического профиля.
При причинении повреждений человеку, страдающему ка­ким-либо заболеванием или имеющему индивидуальные осо­бенности организма, необходимо учитывать, что последние мо­гут повысить степень тяжести телесного повреждения.

Пример.
Гражданин Е., 43 лет, вечером 16 ноября 1999 г. получил удар ногой в область правой голени, у потерпевшего был остеомиелит большеберцовой кости. Рентгеновские снимки этой кости, сделанные много ранее, до полу­чения повреждения, показали уже значительное разрушение кости с секве­страми. От удара произошел перелом кости в этом месте. Возникло обост­рение хронического процесса, в связи с чем потерпевшему Е. 3 декабря 1999 г. пришлось ампутировать правую голень.
Полученное в результате удара повреждение — перелом кости — повлекло за собой необходимость ампутации голени и должно быть оце­нено по этому признаку как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью.

В заключении эксперт должен был дать развернутое объяс­нение условий, которые определили такое повреждение и его исход. Он должен был указать, что перелом такой измененной кости мог быть вызван весьма незначительным насилием, кото­рое могло бы не вызвать перелома здоровой большеберцовой кости, в частности, и от удара ногой. Заболеванием же кости объясняются и тяжелые последствия, вызвавшие необходимость ампутации ноги. Как сам перелом, так и возникшее осложнение явились следствием того, что кость была значительно изменена и разрушена глубоким хроническим воспалительным процессом, обладала повышенной хрупкостью. Поэтому и исход поврежде­ния был тяжким. Следовательно, исход данного повреждения должен рассматриваться как случайный, обусловленный индивидуальными особенностями организма пострадавшего. В таких случаях эксперту необходимо определить не только степень тяжести самого повреждения, но и объяснить причины и условия возникновения тяжелых последствий.
С юридической точки зрения, в таких конкретных случаях суд обязан поставить эксперту вопрос: мог ли нападавший предвидеть последствия своих действий. На этот вопрос эксперт, конечно, может ответить только отрицательно. Для того чтобы предвидеть, нужно знать, что такое остеомиелит, что он был у потер­певшего и в какой степени развит патологический процесс. На­падавший, нанося удар по больной ноге, не мог предвидеть последствий своих действий (в приведенном примере перелома кости, пораженной остеомиелитом).
В этом случае и повреждение и исход, хотя он и был связан с самим повреждением и находился с ним в причинной связи, должны рассматриваться как случайные, в силу привходящих обстоятельств предсуществовавшего остеомиелита.
В остальных случаях исход является непосредственным следствием причиненного повреждения, и тогда он, конечно, должен рассматриваться иначе, а повреждение по-другому оцениваться.
Пример.
У гражданки Е., 23 лет, в связи с полученным 12 ноября 1999 г. ударом по голове диагностировано кровоизлияние под твердой оболоч­кой мозга, ушиб мозга и развилась травматическая эпилепсия. Повреж­дение вызвало тяжелые последствия, которые стоят в непосредственной причинной связи с полученным повреждением и являются его прямым следствием.
Такое повреждение, повлекшее за собой психическое расстройство, значительную стойкую утраты трудоспособности — травматическую эпи­лепсию, должно быть оценено как тяжкий вред здоровью.

Рассмотрим еще один пример.
Гражданин Н., 42 лет, 18 ноября 1999 г. был сбит автомашиной «Мерседес-300» при переходе улицы Забелина и получил закрытый пере­лом обеих костей правой голени. Малая берцовая кость срослась в обычное время, большая берцовая кость и после 6 месяцев наблюдения оказалась несросшейся. Образовался ложный сустав. Потерпевшему Н. была опреде­лена инвалидность 2-й группы. Хирург, лечивший потерпевшего, заявил, что и операция не может гарантировать исправления этого последствия пе­релома. Таким образом, по исходу это повреждение должно быть оценено как тяжкий вред здоровью, так как оно повлекло за собой стойкую утрату общей трудоспособности свыше одной трети.
Такое повреждение у мужчин среднего возраста обычно заканчивается полным выздоровлением и, как правило, не сопровождается стойкой утратой трудоспособности. Особенности исхода такого повреждения в данном случае должны быть объяснены либо тем, что сращению перелома препят­ствовали ткани, попавшие между отломками кости, либо какими-то инди­видуальными особенностями организма потерпевшего.
Все такие условия должны быть детально объяснены в заключении эксперта, однако само повреждение по непосредственному исходу для дан­ного потерпевшего должно быть оценено как тяжкий вред здоровью. В данном случае тяжелый исход явился непосредственным, прямым последствием полученного повреждения.

Следовательно, эксперт должен в каждом отдельном случае разобраться, чем обусловлен исход повреждения и является ли он непосредственным, т.е. прямым результатом самого повреж­дения, или возник в результате случайных, привходящих усло­вий или индивидуальных особенностей организма.
При наличии повреждений, возникших от неоднократных травматических воздействий, тяжесть вреда здоровью, обуслов­ленную каждым травмирующим воздействием, эксперт оценива­ет раздельно.

Пример.
Гражданин Е., 20 лет, вечером 13 декабря 1999 г. на улице Полянка подвергся нападению трех лиц. Один из них нанес ему чем-то удар по ли­цу, другой ударил ножом в грудь; потерпевший бросился бежать, тогда третий из нападавших поднял камень и бросил в потерпевшего, попав ему в затылок. От этого удара потерпевший упал, потерял сознание и в бессоз­нательном состоянии был доставлен машиной скорой помощи в больницу № 23, где вскоре пришел в сознание.
Все случившееся произошло на глазах у нескольких свидетелей, и нападавшие были задержаны нарядом милиции.
Следователю важно было выяснить, какова степень тяжести каждого из полученных повреждений. При экспертизе потерпевшего было обнару­жено следующее: спинка носа припухла, сине-багрового цвета. При рентгенографии определен перелом костей носа с небольшим смещением. Ножевая рана оказалась проникающей в грудную полость. В области затылка имелась ушибленная рана кожи с обширной гематомой вокруг. При рентгенографии была обнаружена трещина затылочной кости.
Потерпевший через 3 недели был выписан для амбулаторного лечения и через месяц после поступления в больницу приступил к работе.
Заключение эксперта: 1) переломы костей носа возникли от удара тупым твердым предметом; это повреждение относится к разряду легкого вреда здоровью, влекущего обычно за собой кратковременное расстройство здоровья — не свыше 21 дня; 2) проникающее ранение груди нанесено острым колюще-режущим орудием; оно опасно для жизни и поэтому отно­сится к разряду тяжкого вреда здоровью; 3) ушибленная рана головы, трещина затылочной кости получены от одного удара тупым твердым предметом, каким мог быть в данном случае камень. Это повреждение опасно для жизни и относится к разряду тяжкого вреда здоровью.
На основании данных экспертизы следователь мог предъявить раздельно обвинение каждому из задержанных за причиненное им повреждение.

В случаях, когда множественные повреждения взаимно отягощают друг друга, эксперт производит совокупную оценку тя­жести вреда здоровью.
При нескольких повреждениях у одного лица в заключении эксперт нередко оценивает их «по совокупности». При этом не всегда можно установить, что эксперт понимает под «совокуп­ностью». Например, при наличии нескольких кровоподтеков определяют их как повреждения легкие, причинившие рас­стройство здоровья; переломы нескольких костей — как тяжкое телесное повреждение, обосновывая свое заключение ссылкой на «совокупность» и не объясняя, почему определена такая степень тяжести повреждения. Термин «совокупность» сам по себе ничего не объясняет и не может служить основанием для оцен­ки степени тяжести повреждения. Если у потерпевшего обнару­живается несколько мелких кровоподтеков на конечностях и проникающая ножевая рана брюшной полости, то здесь нельзя говорить о степени тяжести повреждений «по совокупности». Оценивать степень тяжести повреждений по совокупности сле­дует лишь тогда, когда их общим последствием будет один из признаков повреждений, указанных в Законе:
а) опасность для жизни (например, четыре резаные раны обеих предплечий вызвали шок и тяжелую кровопотерю);
б) стойкая утрата трудоспособности (в частности, повреждение уха с потерей слуха и травматическая ампутация левой кисти);
в) длительное расстройство здоровья (например, перелом ле­вой лучевой кости и переломы нижней челюсти);
г) кратковременное расстройство здоровья (в частности, ушиб­ленная рана головы, трещина носовых костей).
Если одно из повреждений тяжкое — например, по призна­ку, опасности для жизни, остальные же имеют признаки легкого вреда здоровью, то о совокупности говорить не следует, так как для этого нет оснований, а нужно оценивать каждое повреждение в отдельности. Другие опасные для жизни повреждения не утяжеляют кровоподтеков, а кровоподтеки не утяжеляют опас­ного для жизни повреждения.
Необходимо учесть, что в отдельных случаях общее состояние потерпевшего может быть обусловлено всеми полученными по­вреждениями, как, например, малокровие от нескольких резаных ран, сотрясение мозга от нескольких ударов по голове и др.
Осложнение повреждений и их судебно-медицинская оценка. Прежде всего необходимо определить, что называется осложне­нием, чтобы в дальнейшем этим и руководствоваться. Примем определение этого понятия, приведенное в «Энциклопеди­ческом словаре медицинских терминов»: «Осложнение — общее название присоединившихся к основному заболеванию патологиче­ских процессов, не обязательных при данном заболевании, но воз­никших в связи с ним». Так, осложнением перелома бедра будет остеомиелит, ложный сустав. Осложнением подкожного крово­подтека будет абсцесс или флегмона подкожной клетчатки и др.
При опасных для жизни повреждениях их исход, а следова­тельно, и возникающие иногда осложнения не влияют на оцен­ку степени их тяжести. Не опасные для жизни повреждения оцениваются по исходу. Исход отдельных повреждений может быть различным. Практике известны обычное течение и исход отдельных повреждений: ран, переломов костей. От обычного исхода повреждения наблюдаются отклонения как в сторону более легкого, благоприятного течения и заживления поврежде­ния, так и в сторону утяжеления обычного его исхода. Очень важно поэтому установить правильный подход к оценке исходов повреждений в связи с осложнениями их течения.
Осложнения повреждений могут быть обусловлены:
а) индивидуальными особенностями пострадавшего (напри­мер, поверхностная резаная рана мягких тканей предплечья у больного гемофилией привела к опасному для жизни состоянию вследствие острой кровопотери);
б) присоединившейся инфекцией (в частности, при повреж­дении мягких тканей — флегмоны, абсцессы, сепсис, при пере­ломах костей — остеомиелиты);
в) неправильной или неквалифицированной медицинской помощью (например, неправильное сращение костей или обра­зование ложных суставов).
В каждом конкретном случае эксперт должен тщательно про­анализировать течение повреждения и его исход с медицинской точки зрения: дать оценку степени тяжести самого повреждения, установить, имеется ли осложнение, объяснить причины, обусло­вившие осложнение, и оценить повреждение по его исходу.
При разной давности возникновения повреждений оценку тяжести каждого из них эксперт производит раздельно. При повреждении части тела с полностью или частично ранее утраченной функцией учитывают только последствия травмы. При повреждении здоровой парной части тела или парного органа оценке подлежат только последствия причиненной трав­мы, без учета нарушенной функции одноименной парной части тела или одноименного другого парного органа. Тяжесть вреда здоровью не определяют, если:
§ диагноз повреждения или заболевания (патологического состояния) потерпевшего достоверно не установлен (кли­ническая картина носит неясный характер, клиническое, инструментальное и лабораторное обследования проведе­ны недостаточно полно);
§ исход неопасного для жизни вреда здоровью не ясен;
§ подэкспертный отказывается от дополнительного обследо­вания или не является на повторный осмотр, если это ли­шает эксперта возможности правильно оценить характер вреда здоровью, его клиническое течение и исход;
§ отсутствуют документы, в том числе результаты дополни­тельных исследований, без которых не представляется возможным судить о характере и тяжести вреда здоровью.
В подобных случаях судебно-медицинский эксперт в своих выводах излагает причины, не позволяющие определить тяжесть вреда здоровью, указывает, какие сведения необходимы ему для решения этого вопроса (медицинские документы, результаты дополнительных лабораторных и инструментальных исследований и т.д.), а также определяет срок проведения дополнитель­ной экспертизы потерпевшего.
Мотивированное объяснение невозможности определения тяжести вреда здоровью не освобождает судебно-медицинского эксперта от необходимости решения других вопросов, содержа­щихся в постановлении о производстве экспертизы.
Следует указать, что одно и то же повреждение в зависимости от исхода может оцениваться по-разному. Например, перелом костей таза, сопровождающийся тяжелым шоком, должен квали­фицироваться экспертом как повреждение тяжкое, опасное для жизни в момент нанесения. Перелом костей таза, сопровождающийся нарушением функции ног в сильной степени, повлечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети и по этому признаку будет оцениваться как тяжкий вред здоровью. Перелом костей таза без нарушения целости тазового кольца и функции нижних конечностей, не сопровождающийся стойкой утратой трудоспособности, будет рассматриваться как средней тяжести вред здоровью, поскольку данный перелом вызывает длительное расстройство здоровья, т.е. на срок более 21 дня.
Составление судебно-медицинским экспертом каких-либо предварительных выводов, содержащих предположительное суж­дение о тяжести вреда здоровью, не разрешается.
«Заключение эксперта» выдают на руки лицу, назначившему экспертизу, или пересылают по почте в срок не позднее трех дней после проведения экспертизы. Указанный срок может быть удлинен при наличии уважительных причин (направление на дополнительную консультацию, проведение рентгенологиче­ского, лабораторных или иных исследований), причем эти при­чины должны указываться в конце «Заключения эксперта». Дуб­ликат документа сохраняется у эксперта.
Заключение эксперта состоит из трех частей: введения, опи­сательной части и заключения (выводов).
Во введении должно быть отражено: а) время и место проведе­ния экспертизы; б) кто назначил проведение экспертизы; в) фа­милия и инициалы судебно-медицинского эксперта (экспертов), г) фамилия, имя, отчество, возраст, местожительство подэкспертного; д) его профессия; е) цель экспертизы или вопросы, поставленные перед экспертизой; ж) предварительные сведения об об­стоятельствах, при которых были причинены повреждения (трав­мы); эти сведения могут быть получены от органов предваритель­ного расследования, следствия, суда, со слов подэкспертного ли­ца; з) жалобы потерпевшего в период исследования.
Описательная часть включает фабулу уголовного дела, исто­рию заболевания (травмы), данные медицинских документов и результаты объективного исследования.
Если при первичном исследовании потерпевший уже имеет медицинские документы о бывшей травме, то вначале эксперту лучше ознакомиться с ними и вписать в протокольную часть основные данные из этих документов.
Сделанные экспертом выписки из документов, включаемых в описательную часть, должны быть достаточно полными, подтверждающими диагноз, поставленный в лечебном учреждении. Кроме того, обязательно нужно указать наименование лечебного учреждения, номер медицинского документа (истории болезни, амбулаторной карты и пр.), дату их выдачи.
При описании результатов объективного исследования экс­перт должен подробно изложить его ход и все найденные при этом фактические данные. Вместе с тем в описательной части следует избегать экспертных выводов, т.е. формулировок о диагнозе заболевания, давности повреждения, орудии, способе на­несения и т.д.
Если подэкспертный направлялся к врачу-специалисту на консультацию или лечение, то судебно-медицинский эксперт обязан не только вписать в протокол результаты консультации или лечения, но и дополнительно обследовать потерпевшего и изложить в протоколе его состояние после консультации или лечения.
В заключении должны содержаться обоснованные выводы, по экспертизе, а также ответы на вопросы, поставленные органами следствия и суда. Кроме того, в этом разделе должны освещаться очевидные для эксперта вопросы, вытекающие из хода самого исследования. Одновременно заключение должно являться логическим следствием введения и описательной части и быть на ней основано.
Обычно при оценке степени тяжести причинения вреда здоровью в заключении указывают вид и характер повреждения (кровоподтек, ссадина, перелом, рана, вывих и пр.), его локализацию, время нанесения, мнение о виде оружия (орудия), кото­рым повреждение могло быть причинено, а также тяжесть причинения вреда здоровью согласно принятой в Уголовном кодек­се РФ квалификации.

Пример.
На основании объективных данных осмотра, исследования поврежде­ний одежды, анализа медицинских документов с учетом сведений об об­стоятельствах дела и в соответствии с вопросами следователя прихожу к выводам:
1. У гражданина И., 1965 года рождения, имелось колото-резаное проникающее ранение левой половины грудной клетки, сопровождавшееся образованием левостороннего гемопневмоторакса.
2. Свойства описанной в истории болезни раны (небольшая ширина, ровные края и значительная глубина раневого канала), а также особенности повреждения на одежде (ровность краев, разволокнение у верхнего угла повреждения и надрез поперечной нити в нижнем углу) свидетельствуют о том, что ранение гражданину И. причинено колюще-режущим оружием имеющим острое лезвие и тупую спинку, т.е. ножом типа финского.
3. Так как полученное гражданином И. ранение сопровождалось вскрытием грудной полости, его следует отнести к категории тяжкого вреда здоровью — по признаку опасности для жизни.
Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.
Судебно-медицинский эксперт

«Заключение эксперта» должно быть написано без употребления специальных медицинских и латинских терминов, без помарок и исправлений, сокращения слов и без пропусков между фразами, с полями для подшивки и подписано экспертом (экспертами).
В сложных, спорных случаях судебно-медицинский эксперт может не давать заключения о степени тяжести вреда здоровью, направив материалы экспертизы начальнику бюро для проведения комиссионной экспертизы.

Контрольные вопросы

1. В соответствии с какими законодательными и нормативными документами проводят экспертизу степени тяжести вреда здоровью?
2. Какue методы использует эксперт при проведении экспертизы степени тяжести причинения вреда здоровью?
3. Какие степени тяжести причинения вреда здоровью различает УК РФ?
4. Что является квалифицирующим признаком тяжести вреда здоровью?

Глава 30. Причинение тяжкого вреда здоровью

30.1. Общие положения

В судебной медицине принято делить тяжкий вред здоровью как опасный для жизни человека и неопасный для жизни, но с тяжкими последствиями. Рассмотрим это на примере ст. 111 УК РФ.

Статья 111 УК РФ. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, или выразившегося в неизгладимом обезображении лица, а также причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни или вы­звавшего расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой обшей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессио­нальной трудоспособности либо повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркомани­ей или токсикоманией, — наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.
2. Те же деяния, совершенные:
а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением обще­ственного долга;
б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для по­терпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;
в) общеопасным способом;
г) по найму;
д) из хулиганских побуждений;
е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;
ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —
наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей
статьи, если они совершены:
а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или орга­низованной группой;
б) в отношении двух и более лиц;
в) неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство, преду­смотренное статьей 105 настоящего Кодекса, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.
4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потер­певшего, —
наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

Таким образом, признаком причинения тяжкого вреда здо­ровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутст­вии этого признака — последствия причинения вреда здоровью:
§ потеря зрения, речи, слуха;
§ потеря какого-либо органа либо утрата органом его функ­ций;
§ неизгладимое обезображение лица;
§ расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть;
§ полная утрата профессиональной трудоспособности;
§ прерывание беременности;
§ психическое расстройство;
§ заболевание наркоманией или токсикоманией.

30.2. Опасный для жизни вред здоровью

Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. Опасными для жизни повреждениями являются:
§ повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего в момент их нанесения и могут привести его к смерти;
§ повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера.
В ряде случаев, особенно при оказании медицинской помо­щи, такие повреждения могут иметь благоприятный исход и не оставлять после себя тяжелых последствий. Поэтому в судебно-медицинской практике опасность повреждения для жизни рас­сматривается только в момент его нанесения.
При экспертизе опасных для жизни повреждений с целью решения вопроса о том, являлось ли возникшее у потерпевшего состояние угрожающим его жизни, а также для оценки влияния оказанной медицинской помощи на состояние потерпевшего может быть проведена комиссионная экспертиза с участием врача-консультанта.
К первой группе опасных для жизни повреждений относятся:
1. Проникающие ранения черепа, в том числе с повреждени­ем головного мозга.
2. Открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевых костей черепа и изолированной трещины только наружной пластинки свода черепа.
3. Ушиб головного мозга тяжелой степени; ушиб головного мозга средней степени при наличии симптомов поражения его стволового отдела.
4. Проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга.
5. Переломы-вывихи и переломы тел или двухсторонние пе­реломы дуг шейных позвонков, а также односторонние перело­мы дуг 1-го и 2-го шейных позвонков, в том числе и без нару­шения функции спинного мозга.
6. Вывихи (в том числе подвывихи) шейных позвонков.
7. Закрытые повреждения шейного отдела спинного мозга.
8. Перелом или перелом-вывих одного или нескольких груд­ных или поясничных позвонков с нарушением функции спин­ного мозга.
9. Ранения, проникающие в просвет глотки, гортани, тра­хеи, пищевода, а также повреждения щитовидной и вилочковой железы.
10. Ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе и без повреждения внутренних органов (например, проникающие в грудную полость ранения часто влекут за собой плевропульмональный шок, гемопневмоторакс, ателектаз лег­кого, т.е. состояния, явно опасные для жизни потерпевшего);

Пример.
Гражданин В., 29 лет, 19 мая 1999 г. во время драки получил удар каким-то острым предметом в область правой половины грудной клетки. Вскоре после ранения машиной скорой помощи доставлен в больницу № 37.
Из истории болезни № 6075 известно, что В. поступил в приемное отде­ление больницы 19 мая в 21 час в состоянии средней тяжести. Отмечались цианоз губ и кончика носа, пульс был 86 ударов в минуту, удовлетворитель­ного наполнения, ритмичный, артериальное давление 130/70 мм. рт. столба. Изо рта ощущался сильный запах алкоголя.
Жалобы на боли в груди справа, затрудненное дыхание. На передней поверхности правой половины грудной клетки в шестом межреберье на 2 см кнутри от соска имеется рана с ровными краями, размерами 1 х 0,8 см, при­сасывающая воздух. В окружности раны обширная подкожная эмфизема, распространяющаяся на верхнюю треть правой половины грудной клетки и лопаточную область справа. Рана не кровоточит.
Через 35 минут после поступления проведена операция: рана иссечена, разрез продлен параллельно 6-му ребру до мышцы. Раневой канал длиной 4 см располагается в шестом межреберье и имеет направление снизу вверх. Крови в грудной полости не обнаружено. Сердечная сорочка не поврежде­на. Наложены послойные швы на мышцы и кожу. Произведено отсасыва­ние воздуха из плевральной полости.
После операции общее состояние больного удовлетворительное. Через три дня произведена рентгеноскопия грудной клетки, при этом обнаружен правосторонний пневмоторакс со значительным поджатием легкого.
Клинический диагноз: колото-резаная рана (проникающая) передней поверхности грудной клетки справа. Открытый пневмоторакс.
При судебно-медицинской экспертизе гражданина В., произведенной в больнице на 5-й день после травмы, установлено: подэкспертный среднего роста, правильного телосложения, удовлетворительного питания. Жалуется на боли в правой половине грудной клетки. Спит хорошо. Пульс 84 удара в 1 минуту, удовлетворительного наполнения, ритмичный. На передней по­верхности грудной клетки справа имеется марлевая наклейка. При ощупы­вании кожи определяется крепитация (хруст), распространяющаяся справа до задне-подмышечной линии, вверху до 2-го ребра, снизу — до 12-го ребра, слева — до грудины.
Заключение эксперта: на основании данных истории болезни и судебно-медицинского исследования установлено, что у гражданина В. имеется колото-резаная рана правой половины грудной клетки, проникающая в грудную полость, сопровождавшаяся открытым пневмотораксом и подкож­ной эмфиземой.
Рана нанесена колюще-режущим оружием с шириной клинка около 1 см и длиной не менее 4 см. Судя по направлению раневого канала, удар был нанесен спереди назад и несколько снизу вверх.
Описанное повреждение могло быть получено при указанных выше об­стоятельствах и относится к тяжкому вреду здоровью ввиду опасности его для жизни в момент нанесения.

11. Ранения живота, проникающие в брюшную полость (та­кие повреждения нередко сопровождаются перитонитом, пред­ставляющим серьезную угрозу для жизни пострадавших. В прак­тике встречаются такие наблюдения, когда пострадавшего дос­тавляют в лечебное учреждение с повреждением, например, с колото-резаной раной брюшной стенки. При осмотре постра­давшего хирурги, подозревая проникающее ранение брюшной стенки, производят операцию диагностической лапаротомии. На операции устанавливается, что ранение не проникает в брюш­ную полость. Необходимо указать, что некоторые эксперты та­кие не проникающие в брюшную полость ранения брюшной стенки (по поводу которых была произведена лапаротомия) от­носят к повреждениям тяжким на том основании, что была вскрыта брюшная полость по поводу этой раны. Такое заключе­ние, конечно, неправильно, так как связь между повреждением брюшной стенки и вскрытием брюшной полости хирургом слу­чайная. Случайность здесь заключается в том, что такой постра­давший был доставлен в больницу, где оказался хирург. Если бы пострадавший не был в тот день доставлен в больницу, то не последовало бы вскрытия брюшной полости. Поэтому в таких случаях необходимо оценивать степень тяжести того поврежде­ния, которое было нанесено, не учитывая ошибочного вскрытия брюшной стенки хирургом. Эксперт, связывая вскрытие брюш­ной полости с непроникающим ранением брюшной стенки, бе­рет на себя обсуждение действий другого человека (хирурга), присоединяя и перекладывая их на обвиняемого, т.е. берет на себя функции судьи).
12. Ранения, проникающие в мочевой пузырь или кишечник (за исключением нижней трети прямой кишки).
13. Открытые ранения органов забрюшинного пространства — почек, надпочечников, поджелудочной железы (подобные ранения сами по себе или вызванные ими осложнения обычно со­провождаются угрожающим для жизни состоянием потерпевших и большой их смертностью).
14. Разрыв внутреннего органа грудной или брюшной полос­тей, или полости таза, или забрюшинного пространства, или разрыв диафрагмы, или разрыв предстательной железы, или раз­рыв мочеточника, или разрыв перепончатой части мочеиспуска­тельного канала.
15. Двусторонние переломы заднего полукольца таза с разры­вом подвздошно-крестцового сочленения и нарушением непре­рывности тазового кольца, или двойные переломы тазового коль­ца в передней и задней части с нарушением его непрерывности.

Пример.
Гражданин И., 33 лет, был сбит 23 декабря 1999 г. при переходе улицы в неположенном месте автомашиной. После травмы самостоятельно подняться не смог. Бригадой скорой помощи доставлен в больницу № 32. При поступлении состояние больного тяжелое, сознание ясное, но на во­просы не отвечает. Кожные покровы бледные, на лице холодный липкий пот. Пульс частый, нитевидный. Артериальное давление 80/40 мм. рт. ст. Нагрузка на таз в прямом и боковых направлениях резко болезненна. При рентгенографии костей таза обнаружен разрыв правого крестцово-подвздошного сочленения, оскольчатый перелом верхней ветви левой лон­ной кости. Больному произведено массивное переливание крови и кровезамещающих жидкостей. Артериальное давление поднялось до 110/70 мм. рт. ст. В последующие дни состояние больного средней тяжести.
Общая продолжительность стационарного и амбулаторного лечения со­ставила 3 месяца.
При контрольном обследовании через 4 месяца после травмы послед­ствий ее не обнаружено.
Заключение эксперта: на основании данных истории болезни и судебно-медицинского исследования установлено, что у гражданина И. обнару­жен разрыв правого крестцово-подвздошного сочленения, оскольчатый пе­релом верхней ветви левой лонной кости.
Описанное повреждение могло быть получено при указанных выше об­стоятельствах и относится к тяжкому вреду здоровью ввиду опасности его для жизни в момент нанесения.

16. Открытые переломы длинных трубчатых костей — пле­чевой, бедренной и большеберцовой; открытые повреждения тазобедренного и коленного суставов (эти переломы обычно сопровождаются тяжелым кровотечением, шоком, жировой эм­болией и т.д.).
17. Повреждения крупного кровеносного сосуда: аорты, сон­ной (общей, внутренней, наружной), подключичной, плечевой, бедренной, подколенной артерий и сопровождающих их вен (своевременно оказанная помощь, например наложение жгута, может предотвратить смертельное кровотечение. Однако такое повреждение само по себе будет потенциально опасным для жизни. Ранения других сосудов следует оценивать индивидуаль­но в зависимости от вызванных ими последствий, в частности, конкретной опасности для жизни — кровопотеря, шок и т.д.).
18. Термические ожоги 3-й — 4-й степени с площадью по­ражения, превышающей 15% поверхности тела; ожоги 3-й сте­пени более 20% поверхности тела; ожоги 2-й степени, превы­шающие 30% поверхности тела.

Пример.
Гражданин М., 30 лет, 13 декабря 1999 г. при проведении сварочных работ от загоревшейся одежды получил ожоги левой руки и левой части грудной клетки 3-й "б" степени. Площадь ожога составила около 20% по­верхности тела. Больной находился на стационарном и амбулаторном лечении в общей сложности 29 дней. При исследовании через 2 месяца после травмы обнаружены обширные стягивающие рубцы грудной клетки слева, передней и задней поверхности левого плеча и предплечья. Локтевой сустав постоянно находится в положении сгибания под углом 100 градусов. Активные и пас­сивные движения в локтевом и лучезапястном суставах левой руки отсутст­вуют, в плечевом — сохранены.
Заключение эксперта: на основания данных истории болезни и судебно-медицинского исследования установлено, что гражданин М. получил ожоги левой руки и левой половины грудной клетки 3-й "б" степени и площадь ожога составляла около 20% поверхности тела.
Описанное повреждение могло быть получено при указанных выше об­стоятельствах и относится к тяжкому вреду здоровью ввиду опасности его для жизни в момент нанесения.

Ко второй группе опасных для жизни относятся повреждения, если они повлекли за собой угрожающее жизни состояние.
Опасными для жизни являются также заболевания или пато­логические состояния, возникшие в результате воздействия раз­личных внешних факторов и закономерно осложняющиеся уг­рожающим жизни состоянием, или сами представляющие угрозу для жизни человека.
К угрожающим жизни состояниям относятся:
1. Шок тяжелой степени (3-й — 4-й степени) различной этиологии.
2. Кома различной этиологии.
3. Массивная кровопотеря.
4. Острая сердечная или сосудистая недостаточность, кол­лапс, тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения.
Последняя в том случае, если сопровождалась потерей соз­нания, амнезией, возникшей от сдавления шеи петлей или ру­ками, что подтверждается объективными клиническими данны­ми (например, странгуляционная борозда или полулунные сса­дины на шее, субконъюнктивальные кровоизлияния), а также обстоятельствами дела.

Пример.
Гражданке К., 19 лет, 24 января 1998 г. сожитель Б. в состоянии сильного алкогольного опьянения во время драки набросил на шею петлю из шарфа, пытаясь ее удавить. В момент сдавления шеи у К. было непро­извольное мочеиспускание и потеря сознания. Очнувшись, почувствовала значительную боль в области шеи, чувство онемения в конечностях и рас­стройство памяти. Подробности о случившемся узнала от соседки по ком­мунальной квартире.
При судебно-медицинской экспертизе на следующий день после проис­шествия обнаружена странгуляционная борозда на шее, мелкоточечные кро­воизлияния в соединительные оболочки обоих глаз и кожные покровы лица.
После консультации невропатолога в этот же день госпитализирована в больницу № 33. При поступлении состояние больной средней тяжести: зрачки сужены с вялой реакцией на свет, имеются отдельные нистагмоидные подергивания при взгляде в стороны, болезненность при движении глазных яблок, легкая асимметрия носогубных складок, пошатывание в позе Ромберга, тремор пальцев вытянутых рук, головокружение, общая сла­бость, вялость, медлительность, адинамичность, легкий двусторонний сим­птом Кернига.
Клинический диагноз: острое нарушение мозгового кровообращения в области ствола вследствие асфиксии.
Постепенно состояние больной улучшалось, исчезла головная боль и менингиальные симптомы. Через полтора месяца выписана из больницы под наблюдение невропатолога районной поликлиники с некоторыми остаточными явлениями (общая слабость, вялость, медлительность и астенизация психики).
Заключение эксперта: повреждения вследствие сдавления органов шеи с острым нарушением мозгового кровообращения в области стволового отдела могли быть причинены гражданке К. 24 января 1998 г. от сдавления шеи петлей и относятся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности их для жизни в момент нанесения.

Перечисленные группы не исчерпывают всего многообразия опасных для жизни повреждений. Иногда опасность для жизни представляет не само по себе повреждение, а присоединившиеся осложнения.

Пример.
У гражданки В., 18 лет, в мае 1999 г. имел место случай сепсиса вследствие гнойного мастита, развившегося в результате нагноения крово­подтеков молочных желез (после избиения мужем). Сами по себе крово­подтеки на молочных железах в данном случае, хотя и большие по величи­не, при исследовании на 2-й день после травмы были отнесены судебно-медицинским экспертом к категории легкого вреда здоровью.
Через несколько дней кровоподтеки нагноились, развился тяжелый гнойный мастит, осложнившийся сепсисом. В течение 1,5 месяцев больная находилась в больнице в очень тяжелом состоянии. При повторном ис­следовании данное осложнение было отнесено судебно-медицинским экс­пертом к категории тяжкого вреда здоровью ввиду опасности его для жизни.

5. Острая почечная или острая печеночная недостаточность.
6. Острая дыхательная недостаточность тяжелой степени.
7. Гнойно-септические состояния.
8. Расстройства регионального и органного кровообращения, приводящего к инфаркту внутренних органов, гангрене конеч­ностей, эмболии (газовой и жировой) сосудов головного мозга, тромбоэмболии.
9. Сочетание угрожающих жизни состояний.

30.3. Неопасный для жизни вред здоровью, являющийся тяжким по последствиям

Вред здоровью, приводящий к потере зрения, — под этим по­нимают полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состоя­ние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2-х м и до светоощущения).
При определении тяжести вреда здоровью по признаку поте­ри зрения не учитывают возможность улучшения зрения с по­мощью медико-технических средств (коррегирующие очки).
Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату орга­ном его функций и относится к тяжкому вреду здоровью. Кроме того, при повреждениях одного глаза нельзя исключить опас­ность слепоты на второй глаз (симпатическая офтальмия), а при оперативном удалении поврежденного глаза обычно возникает вопрос о неизгладимом обезображении лица.

Пример.
Гражданка Р., 24 лет, 18 января 1998 г. получила ранение левого глаза куском выпавшего из окна стекла. При поступлении в больницу обнаружена проникающая рана верхнего века и зияющая рана роговицы. В ране роговицы ущемлены выпавшие глазные оболочки и стекловидное тело. Из раны вытекает кровь. Произведена хирургическая обработка ран. В связи с атрофией поврежденного глаза и появлением в нем самопроизвольных болей спустя три недели после травмы произведено удаление левого глазного яблока. Операция и по­слеоперационный период протекали нормально. При судебно-медицинском ис­следовании веки левого глаза сомкнуты и западают внутрь. В области левой надбровной дуги — два красноватых западающих рубца длиной 1,7 и 1,5 см. Правый глаз в норме.
Заключение эксперта: проникающее ранение левого глазного яблока с последующим его удалением могло быть причинено 18 января 1998 г. каким-либо заостренным предметом, например куском стекла, и (отно­сится к тяжкому вреду здоровью, как повлекшее за собой утрату органом его функции. Установление обезображения лица относится к компе­тенции суда.

Потеря слепого глаза квалифицируется по времени длитель­ности расстройства здоровья.
Вред здоровью, приводящий к потере речи, — под этим пони­мают потерю способности выражать свои мысли членораздель­ными звуками, понятными окружающим, либо в результате по­тери голоса. С этой точки зрения заикание в резко выраженной форме также должно относиться к тяжкому вреду здоровью.
Вред здоровью, приводящий к потере слуха, — под этим понимают полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3—5 см от ушной раковины.
Потеря слуха на одно ухо как утрата органом его функций относится к тяжкому вреду здоровью.

Пример.
Гражданину Б., 38 лет, 22 февраля 1998 г. во время драки был нанесен удар кулаком в область левого уха. Возник разрыв барабанной перепонки, а в дальнейшем развился травматический отит, приведший к полной потере слуха на левое ухо.
При судебно-медицинской экспертизе через 2 месяца после травмы отмечено: полная глухота на левое ухо, слух на правое ухо сохранен. По заключению отоларинголога восстановление слуха возможно только при костно-пластической операции.
Заключение эксперта: ранение левого уха с последующей полной глухотой на левое ухо относится к тяжкому вреду здоровью как утрата органом его функции.

При определении тяжести вреда здоровью по признаку поте­ри слуха не учитывают возможность улучшения слуха с помощью медико-технических средств (слуховые аппараты и т.п.).
Вред здоровью, приводящий к потере какого-либо органа либо утрате органом его функций, - под этим следует понимать:
1. Потерю руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или ут­рату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность.
Потерю наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы) приравнивают к потере руки или ноги. Кроме того, потеря кисти или стопы влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети и по этому признаку также относится к тяжкому вреду здоровью.

Пример.
Гражданин С. 35 лег, ночью 12 января 1998 г. подвергся нападению четырех неизвестных лиц, которые сняли с него пальто и сапоги, а затем привязали к дереву. Температура воздуха была -12°С. Пострадавшего обнаружили утром случайные прохожие, которые на попутной автомашине доставили его в больницу.
При поступлении отмечено: сознание отсутствует, температура тела - +29° С, тоны сердца приглушены, пульс — 52 удара в минуту, слабого напряжения и наполнения; артериальное давление - 110/60 мм. рт. ст. Кожные покровы бледные, холодные. Больной согрет, проведено искусственное дыхание, введены соответствующие лекарства. Через несколько часов сознание возвратилось, стал реагировать на голос и окружающую обстановку. Кожа на на стопах обеих ног синюшная, покрыта пузырями, заполненными кровянистой жидкостью. Болевая, термическая и глубокая мышечная чувствительность в области стоп полностью отсутствует. На 12-й день появилась демаркационная линия на уровне дистальных головок плюсневых костей. Произведена ампутация обеих стоп в пределах здоровых тканей.
Заключение эксперта: ампутация обеих стоп на уровне дистальных го­ловок плюсневых костей относится к причинению тяжкого вреда здоровью как утрата органом его функции.

2. Повреждения половых органов, сопровождающиеся потерей производительной способности, т.е. способности к совокуплению, оплодотворению, зачатию, вынашиванию, деторождению и вскарм­ливанию.
3. Потерю одного яичка, являющуюся потерей органа.

Пример.
Гражданину А., 20 лет, 15 декабря 1999 г. при взрыве ручной гра­наты Ф-1 осколком был полностью отсечен половой член и мошонка с яичками. Сразу же бригадой скорой медицинской помощи доставлен в больницу, где отмечено: состояние средней тяжести, изо рта — резкий запах этилового спирта. Пульс 72 удара в 1 минуту, удовлетворительного наполнения и напряжения; артериальное давление 110/60 мм. рт. ст. Из пересеченных семенных канатиков и перевязанного отрубка полового чле­на — незначительное кровотечение. Кровоточащие сосуды перевязаны, наложены швы на кожу мошонки. В последующие дни состояние боль­ного удовлетворительное.
Через 12 дней выписан под амбулаторное наблюдение хирурга поли­клиники по месту жительства и еще через 7 дней — на работу.
Заключение эксперта: травматическая ампутация полового члена и мо­шонки с яичками, относится к тяжкому вреду здоровью как утрата органом его функции.

Психическое расстройство, его диагностику и причинную связь с полученным воздействием осуществляет судебно-психиатрическая экспертиза. Данная экспертиза может прово­диться также комплексно с участием психиатра, невропатолога под председательством судебно-медицинского эксперта.

Пример.
Гражданка П., 39 лет, вечером 13 августа 1999 г. в подъезде дома по ули­це Садово-Кудринской получила несколько ударов кулаком по лицу и голове, в результате чего упала и ударилась головой. После падения ей было нанесено не­сколько ударов ногой по голове. Теряла ли сознание, не помнит.
После травмы в течение 112 дней находилась в больнице № 33.
Клинический диагноз: ушиб правой затылочной области головного мозга, сотрясение мозга 2-й степени. Субдуральная гематома в области ле­вой лобно-височной доли.
На разрешение комиссии по сложным судебно-медицинским делам по­ставлены следующие вопросы:
1. Каковы характер и степень тяжести повреждений, полученных гра­жданкой П. 13 августа 1999 г.?
2. Могли ли эти повреждения быть результатом ударов кулаком, нога­ми, падения на пол?
3. Страдает ли гражданка П. в настоящее время психическим расстрой­ством или иным заболеванием, и если да, то находятся ли они в причинной связи с телесными повреждениями, полученными ею 13 августа 1999 г.?
Экспертная комиссия с участием психиатров и нейрохирургов пришли к следующим выводам:
1. У гражданки П. в результате телесных повреждений, нанесенных ей 13 августа 1999 г., была закрытая тяжелая черепно-мозговая травма с яв­лениями ушиба мозга и наличием субдуральной гематомы. Данное повреж­дение относится к тяжкому вреду здоровью, опасного для жизни в момент нанесения.
2. Описанные повреждения могли быть причинены твердым тупым предметом, возможно кулаками и ногами, а также могли возникнуть при падении и ударе о пол и другие предметы.
3 и 4. В настоящее время у гражданки П. признаков выраженного психического заболевания нет, но имеются изменения со стороны психи­ки, обусловленные хронической субдуральной гематомой, расположенной в левой лобно-височной области, что явилось результатом травмы от 13 августа 1999 г.

Тяжесть психического заболевания, являющегося самостоя­тельным проявлением вреда здоровью, определяет судебно-психиатрическая экспертиза.
К тяжкому вреду здоровью относят повреждения, заболевания, патологические состояния, повлекшие за собой стойкую утрату об­щей трудоспособности не менее чем на одну треть.
Под трудоспособностью вообще понимается совокупность врожденных и приобретенных способностей человека к дейст­вию, направленному на получение социально значимого резуль­тата в виде определенного продукта, изделия или услуги.
Стойкая утрата трудоспособности определяется лишь после выявления исхода повреждения, когда наступает окончательное заживление повреждения. Размеры нетрудоспособности устанав­ливаются по официальной таблице для определения процента стойкой утраты общей трудоспособности.
У детей утрата трудоспособности определяется исходя из нетрудоспособности, которая возникает от этого повреждения в будущем. Так, потеря большого и указательного пальцев правой кисти у ребенка повлечет за собой в будущем утрату общей тру­доспособности в размере 55%, т.е. более одной трети, и поэтому такое повреждение у ребенка должно относиться к тяжкому вре­ду здоровью.
У инвалидов и стариков утрата трудоспособности определя­ется как у практически здоровых людей независимо от инвалид­ности и предшествующего состояния здоровья пострадавшего. Если инвалид 2-й группы с тяжелым соматическим заболевани­ем в результате автомобильной травмы получил закрытый пере­лом плеча, осложнившийся ложным суставом, то это поврежде­ние должно относиться к тяжкому вреду здоровью, поскольку оно само по себе приводит к потере трудоспособности более чем на одну треть (65%).
К тяжкому вреду здоровью также относят повреждения, забо­левания, патологические состояния, повлекшие за собой полную утрату профессиональной трудоспособности.
Под профессиональной трудоспособностью понимают способ­ность человека к выполнению определенного объема и качества работы по конкретной профессии. Если подэкспертный имеет несколько профессий, то основной считается та, при которой было получено повреждение или по которой имеется наиболее продолжительный стаж работы, либо та, которая получена путем специального обучения, либо та, в которой достигнута наивыс­шая квалификация. Именно эта профессия учитывается при оп­ределении степени утраты профессиональной трудоспособности.
Полная потеря (100%) утраты профессиональной трудоспо­собности устанавливается в тех случаях, когда у подэкспертного диагностируются резко выраженные нарушения функции орга­низма при наличии абсолютных медицинских противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности.
Прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким вредом здоровью, если оно находится в прямой при­чинной связи с внешним воздействием, а не обусловлено инди­видуальными особенностями организма или заболеваниями об­следуемой. Судебно-медицинскую экспертизу в этих случаях производят комиссионно с участием акушера-гинеколога. Акушерско-гинекологическими исследованиями должно быть установлено, что прерывание беременности не связано с индивиду­альными особенностями организма потерпевшей (заболевания или недоразвития внутренних половых органов), а стоит в пря­мой причинной связи с нанесенными повреждениями. Необхо­димо иметь в виду возможность предварительного производства криминального аборта, который подэкспертная может представ­лять как последствие причиненной, по ее словам, травмы.
Иногда судебно-медицинскому эксперту предъявляются ме­дицинские документы, в которых сказано об «угрожающем аборте», «угрожающих преждевременных родах» и т.д. Судебно-медицинский эксперт и акушер-гинеколог должны внимательно разобраться в этих документах и удостовериться в обоснованно­сти поставленного диагноза. Нередко в таких случаях диагноз основывается лишь на основании анамнестических данных.
Из сказанного, конечно, не следует, что судебно-медицинский эксперт не должен учитывать анамнестические сведения. Но он обязан подвергать их тщательному анализу, сопоставлять с данными объективного исследования, которое должно быть положено в основу выводов эксперта.

Пример.
Гражданка Р., 22 лет, 2 января 1998 г. во время декретного отпуска подверглась избиению со стороны соседа Ю. по коммунальной квартире. С 4 по 12 января 1998 г. была госпитализирована по поводу угрожающих преждевременных родов (беременность 33 недели). За время нахождения в отделении схваток не наблюдалось. Выписана из родильного дома с сохра­ненной беременностью. 1 февраля 1998 г. родила мальчика.
Первичная судебно-медицинская экспертиза начата 4 января 1998 г. и закончена 3 апреля 1998 г.
Выводы эксперта: кровоподтеки на левом коленном суставе и левом плече, а также шесть ссадин на левом предплечье могли быть причинены 2 января 1998 г. тупыми предметами и относятся к разряду легкого вреда здоровью, повлекших кратковременное расстройство здоровья. Пребывание в родильном доме с 4 по 12 января 1998 г. с диагнозом «угрожающие преждевременные роды» связано с нанесением телесных повреждений 2 января 1998 г. и относится к тяжкому вре­ду здоровью по последствиям повреждений.
Повторная судебно-медицинская экспертиза проведена комиссией с участием специалиста акушера-гинеколога.
Выводы комиссии:
1. На основании изучения истории болезни № 331 родильного дома № 12, где гражданка Р. находилась под наблюдением с 4 по 12 января 1998 г. с диагнозом «угрожающие роды; 33 недели беременности», видно, что объективных данных для установления такого диагноза у нее не было. На это указывает отсутствие выделений и схваток, сформированная шейка матки и закрытый внутренний и наружный зев матки, общее удовлетвори­тельное состояние и нормальная возбуждаемость матки.
2. Судя по данным медицинских документов и указаний беременной о сроке последней менструации, сроке первого шевеления плода, можно сде­лать вывод, что роды наступили, возможно, на 10—12 дней раньше срока, что не должно расцениваться как патологическое недонашивание и вполне допустимо по современным научным данным. Это положение подтвержда­ется рождением зрелого и вполне жизнеспособного плода.
3. Повреждения, обнаруженные при экспертизе 4 января 1998 г. в виде кровоподтеков на левом коленном суставе и левом плече и шести ссадин на ле­вом предплечье, относятся к категории легкого вреда здоровью, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья.
Таким образом, при первичной экспертизе судебно-медицинский экс­перт не смог разобраться в данных истории болезни и дать критическую оценку поставленного диагноза «угрожающие преждевременные роды». Это привело к ошибке в оценке степени тяжести причинения вреда здоровью, которая была исправлена при повторной комиссионной экспертизе с уча­стием опытного консультанта — акушера-гинеколога.

Неизгладимое обезображивание лица. При квалификации этих повреждений учитывают ряд факторов, как-то: опасность для жизни в момент нанесения (сотрясение или ушиб мозга, шок при ударах в область носа, кровотечение при ранении наружной челюстной артерии и т.д.), поражение органов чувств (зрения, слуха, обоняния) и причинение неизгладимого обезображения лица. Судебно-медицинский эксперт не устанавливает наличия обезображения лица, так как это понятие не является медицин­ским. Вопрос об обезображении лица решается судом, посколь­ку эта проблема юридическая.
Судебно-медицинский эксперт определяет в таких случаях характер травмы и степень тяжести исходя из признаков самого повреждения. Кроме того, судебно-медицинский эксперт дол­жен установить возможность изгладимости повреждений, если этот вопрос ставится на разрешение экспертизы.
Под изгладимостыо повреждения понимают возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значи­тельное уменьшение их (т.е. выраженности рубцов, деформа­ций, нарушения мимики) с течением времени или под влиянием консервативных методов лечения. Если же для устране­ния этих последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым вне зависимости от ис­хода операции. Это связано с тем, что косметические опера­ции, проводимые даже весьма квалифицированными специа­листами, нередко заканчиваются неблагоприятным исходом. Кроме того, такие обычно многомоментные операции создают для пострадавшего дополнительные физическую и психиче­скую травмы.

Пример.
Гражданке В., 36 лет, 19 декабря 1997 г. пьяный сожитель во время скандала на почве ревности откусил кончик носа. При поступлении в трав­матологическое отделение 13-й больницы обнаружено: зияющая, кровото­чащая рана концевой части носа, отсутствие кончика носа, половины пра­вого крыла и части носовой перегородки.
Потерпевшая находилась на стационарном лечении в течение 2,5 месяцев. Ей были произведены две операции: первая — в день поступления 19 декабря 1997 г. и вторая — операция по формированию кончика носа — через месяц после поступления. Заживление прошло первичным натяжением.
При исследовании найдено: кончик носа, часть правого крыла образова­ны кожным лоскутом размером 1,6 х 2,1 см, розоватой окраски, мало отли­чающейся от окружающей кожи. На правой щеке почти соответственно пра­вой носогубной складке имеется едва заметный линейный рубец розового цвета длиной 4,5 см. Основные функции носа не нарушены, носовое дыхание, обоняние, ясность произношения слов сохранены.
Заключение эксперта: описанные повреждения — укушенная рана носа с дефектом кончика носа, части правого крыла и носовой перегородки — могли быть причинены 19 декабря 1997 г. зубами и сами по себе относятся к средней тяжести вреда здоровью как повлекшие за собой длительное расстройство здоровья (свыше 21 дня). Послеоперационные рубцы в об­ласти носа и на правой щеке со временем могут стать менее заметными, но не исчезнут совсем (неизгладимые). Вопрос об обезображении лица реша­ется судом.
Суд установил в данном случае обезображение лица и квалифицировал описанное повреждение как причинение тяжкого вреда здоровью.

Заболевание наркоманией или токсикоманией. Оценку тяжести вреда здоровью, повлекшего за собой заболевание наркоманией или токсикоманией, производит судебно-медицинский эксперт с участием психиатра, нарколога и токсиколога.

30.4. Формулировки заключения эксперта

На основании установленных признаков повреждения судебно-медицинский эксперт дает обязательно мотивированное заключение. Примерные формулировки заключения следующие:
1) ...это повреждение (например, проникающая рана грудной клетки справа) является опасным для жизни, поэтому относится к тяжкому вреду здоровью...;
2) ...это повреждение повлекло за собой потерю зрения, по­этому относится к тяжкому вреду здоровью...;
3) ...это повреждение повлекло за собой утрату слуха на оба уха, поэтому относится к тяжкому вреду здоровью...;
4) ...это повреждение повлекло за собой паралич (полное прекращение функции) левой нижней конечности, поэтому от­носится к тяжкому вреду здоровью...;
5) ...это повреждение, в виде паралича (полное прекращение функции) правой верхней конечности, повлекло за собой пол­ную утрату профессиональной трудоспособности, поэтому отно­сится к тяжкому вреду здоровью...;
6) ...это повреждение повлекло за собой прерывание бере­менности, поэтому относится к тяжкому вреду здоровью....

30.5. Примеры заключений в случаях причинения тяжкого вреда здоровью

1. На основании истории болезни № 2366 и судебно-медицинского исследования гражданки Р., 50 лет, установлено, что обнаруженные по­вреждения (трещина теменной и височной костей справа, сотрясение мозга, травма правого среднего уха с разрывом барабанной перепонки) могли быть причинены 30 декабря 1997 г.
Принимая во внимание обстоятельства происшествия, следует счи­тать, что описанные повреждения могли быть причинены каким-либо массивным твердым тупым предметом или возникнуть от удара со зна­чительной силой о какой-нибудь твердый тупой предмет, что могло иметь место при толчке наехавшей автомашины. Эти повреждения со­провождались общим тяжелым состоянием, угрожали жизни потерпев­шей и потребовали 33-дневного пребывания в больнице с последующим амбулаторным и санаторным лечением. Поэтому данные повреждения следует отнести к категории тяжкого вреда здоровью, опасных для жизни в момент нанесения.
2. На основании судебно-медицинского исследования и данных ис­тории болезни № 2317 считаю, что у гражданки К., 44 лет, имели ме­сто повреждения в виде проникающей колото-резаной раны в области мечевидного отростка грудины и резаной раны правого предплечья. Описанные повреждения могли быть причинены 24 ноября 1997 г. ка­ким-либо острым колюще-режущим предметом, например, ножом и от­носятся к тяжкому вреду здоровью ввиду опасности их для жизни в момент нанесения.
3. На основании судебно-медицинского исследования гражданки А., 36 лет, и данных истории болезни № 1217 установлено, что обнаруженные повреждения (разрыв правой доли печени размером 3 х 2 см и ушиб пра­вой почки) могли быть причинены 6 октября 1997 г. как при сильных уда­рах в область живота и поясницы твердыми тупыми предметами, так и при ударах о твердые тупые предметы при падении. Эти повреждения относят­ся к тяжкому вреду здоровью ввиду опасности их для жизни. Вместе с тем с описанным выше разрывом печени гражданка А. могла некоторое время самостоятельно передвигаться и даже работать.
4. На основании судебно-медицинского исследования и данных исто­рии болезни № 3379 установлено, что у гражданина В., 48 лет, имели ме­сто повреждения в виде перелома основания черепа, ушиба головного моз­га, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, обширного кровоизлия­ния в мягкие ткани затылочной области, ушибленных ран мягких тканей затылочной области, ушибленной раны нижней губы и ссадин на тыле кис­тей и правой стопе. Все описанные повреждения, имеющиеся у В., могли быть причинены 21 декабря 1997 г. при обстоятельствах, указанных в по­становлении следователя. При этом повреждение нижней губы, по-видимому, могло произойти от удара рукой; повреждения же головы яви­лись следствием падения пострадавшего навзничь вниз по лестнице и удара затылком о ступеньки лестницы.
Ушибленная рана нижней губы и ссадины на кистях и правой стопе сами по себе относятся к легкому вреду здоровью, не повлекшему за собой крат­ковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности. Повреждения головы (перелом основания черепа, ушиб головного мозга и субарахноидальное кровоизлияние) относятся к тяжкому вреду здоровью ввиду опасности их для жизни.
5. На основании судебно-медицинского исследования и данных истории болезни № 2349 установлено, что у гражданки Б., 30 лет, имелась трав­матическая ампутация правого плеча в средней трети. Описанное повреж­дение могло быть причинено 16 февраля 1997 г. при обстоятельствах, ука­занных в постановлении следователя (частями движущегося станка).
По степени тяжести данное повреждение относится к тяжкому вреду здоровью, как повлекшее за собой потерю органа (руки).
6. На основании судебно-медицинского исследования и данных исто­рии болезни № 9381 установлено, что у гражданки В., 36 лет, в настоя­щее время имеется полная неподвижность правого глазного яблока (оф­тальмоплегия), двоение в глазах (диплопия), рубец нижнего века правого глаза, образовавшиеся в результате ранения в области правого глаза 30 де­кабря 1997 г. каким-либо острым режущим предметом, возможно, ножом.
Указанные заболевания при соответствующем лечении могут с течени­ем времени значительно улучшиться, в связи с чем окончательное заключе­ние о тяжести вреда здоровью может быть дано через несколько месяцев (5—6 месяцев).
В настоящее время болезненное состояние правого глаза у гражданки В., по заключению эксперта, дает утрату 35% общей трудоспособности, и поэтому эти повреждения по состоянию на период экспертизы следует от­нести к категории тяжкого вреда здоровью, как повлекшие за собой рас­стройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть.

Контрольные вопросы

1. На какие группы подразделяется тяжкий вред здоровью?
2. Какие признаки причинения тяжкого вреда здоровью вы знаете?
3. Какие повреждения относятся к опасным для жизни?
4. Какие повреждения относятся к неопасным для жизни, но тяжким по последствиям?
5. Какими статьями УК РФ предусмотрена ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью?

Глава 31. Причинение средней тяжести вреда здоровью

31.1. Общие положения

В судебной медицине принято подразделять средней тяжести вред здоровью на вызвавший длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату трудоспособности. Рассмот­рим это на примере ст. 112 УК РФ.

Статья 112 УК РФ. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
1. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, ука­занных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего дли­тельное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, — наказывается арестом на срок от трех до шести месяцев или ли­шением свободы на срок до трех лет.
2. То же деяние, совершенное:
а) в отношении двух и более лиц;
б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением обще­ственного долга;
в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для по­терпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;
г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или орга­низованной группой;
д) из хулиганских побуждений;
е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;
ж) неоднократно или лицом, ранее совершившим умышленное при­чинение тяжкого вреда здоровью или убийство, предусмотренное статьей 105 настоящего Кодекса, —
наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Таким образом, признаками вреда здоровью средней тяжести являются:
1. Отсутствие опасности для жизни.
2. Отсутствие последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, а именно: не причинившие потери зрения, слуха, языка, руки, ноги, производительной способности, психического заболева­ния, прерывания беременности, неизгладимого обезображения лица.
3. Длительное расстройство здоровья.
Под длительным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свы­ше 3-х недель (более 21 дня). При экспертизе повреждений, вы­звавших длительное расстройство здоровья, необходимо тща­тельно проанализировать медицинские документы, так как в некоторых случаях длительное пребывание больного на лечении обусловлено не самим повреждением, а необходимостью клини­ческого обследования или другими факторами.

Пример 1.
Гражданин Ш., 31 года, 28 июля 1997 г. получил ряд ударов кулака­ми по голове и телу во время пьяной драки, после чего он упал и потерял сознание на короткое время.
При поступления в больницу состояние удовлетворительное. На лбу слева имеется гематома размерами 5,5х4,3 см. Отмечается сглаженность левой носогубной складки, горизонтальный нистагм в обе стороны и сни­жение слуха на левое ухо. В процессе лечения состояние больного улучши­лось, слух на левое ухо стал восстанавливаться. Клинический диагноз: ге­матома лобной области слева, ушиб головы, сотрясение мозга 1-й — 2-й степени, травматический неврит левого слухового нерва. Находился в боль­нице в течение 18 дней, а затем 25 дней лечился амбулаторно в поликли­нике по месту жительства.
При проведении экспертизы жалуется на повышенную утомляемость, объективно отмечается пошатывание в позе Ромберга и вегетативная ла­бильность.
Заключение эксперта: описанные повреждения — сотрясение мозга 1-й — 2-й степени, травматический неврит левого слухового нерва могли быть причинены 28 июля 1997 г. каким-либо твердым предметом или при ударе о такой и относятся к средней тяжести вреда здоровью, как вызвавшие длительное расстройство здоровья (свыше 21 дня).

Пример 2.
Гражданин Н., 23 лет, 20 мая 1997 г. во время драки получил удар по левой руке бутылкой, осколки которой причинили ранения левого предплечья. Первичная обработка ран произведена в больнице. На 4-й день после травмы левая кисть отечная, активные движения 2-го пальца отсутствуют. 28 мая 1997 г. швы сняты, заживление первичным натяже­нием. Однако движения 2-го пальца не восстановились. Консультирован в травматологическом отделении, где установлен полный разрыв сухожи­лия 2-го пальца. После курса физиотерапии произведена операция по сшиванию сухожилия. Операция прошла успешно, послеоперационное те­чение без осложнений. Пострадавший имел больничный лист с 20 мая по 17 июля 1997 г.
При осмотре 28 августа 1997 г. отмечается небольшая тугоподвижность 2-го пальца левой кисти.
Заключение эксперта: повреждения — резаные раны левого предпле­чья с полным разрывом сухожилия 2-го пальца левой кисти — могли быть причинены 20 мая 1997 г. предметом с острым краем, возможно, куском стекла, и относятся к средней тяжести вреда здоровью, как вызвавшие длительное расстройство здоровья (свыше 21 дня).

4. Значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть. Под значительной стойкой утратой трудоспо­собности менее чем на одну треть следует понимать стойкую утрату трудоспособности от 10 до 30% включительно.

Пример.
Гражданину К., 25 лет, 19 декабря 1997 г. дверью автомашины «Жигули» придавило указательный палец правой кисти. При поступлении в больницу установлено, что поврежденный палец значительно деформиро­ван, размят. На тыльной поверхности основной фаланги пальца имеется рваная рана размерами 1,8х1,2 см, в которую выступают отломки раздроб­ленной кости. Проведена экзартикуляция пальца в пястно-фаланговом сус­таве. Заживление первичным натяжением.
Заключение эксперта: повреждение — открытый оскольчатый пере­лом указательного пальца правой кисти с последующим полным отры­вом его — могло быть причинено 19 декабря 1997 г. каким-либо тяже­лым, тупым, твердым предметом (например, в результате придавливания дверью автомашины) и относится к средней тяжести вреда здоро­вью, как повлекшее за собой стойкую утрату трудоспособности менее одной трети (20%).

31.2. Формулировки заключения эксперта

На основании установленных признаков повреждения судебно-медицинский эксперт дает обязательно мотивированное заключение. Примерные формулировки заключения следующие:
1) ...это повреждение, перелом правой плечевой кости, вы­звало длительное расстройство здоровья — свыше 21 дня и по­этому относится к средней тяжести вреда здоровью ...;
2) ...это повреждение повлекло за собой незначительные ос­таточные явления после сотрясения мозга, сопровождающиеся объективными признаками (сглаженностью носогубной складки и др.) и стойкой утратой трудоспособности от 15 до 25%, т.е. менее чем на одну треть, и поэтому относится к средней тяже­сти вреда здоровью.

Контрольные вопросы

1. Что является признаком, причинения вреда здоровью средней тяжести?
2. Что понимают под длительным расстройством здоровья?
3. Что понимают под значительной стойкой утратой трудо­способности?
4. Какими статьями УК РФ предусмотрена ответственность за причинение вреда здоровью средней тяжести?

Глава 32. Причинение легкого вреда здоровью

32.1. Общие положения

В судебной медицине принято подразделять легкий вред здоровью на вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности. Рас­смотрим это на примере ст. 115 УК РФ.

Статья 115 УК РФ. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего крат­ковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, —
наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными ра­ботами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо ис­правительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

Таким образом, признаками легкого вреда здоровью являются:
1. Кратковременное расстройство здоровья.
Под кратковременным расстройством здоровья следует пони­мать временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше 3-х недель (21 дня). К таким повреждениям относятся раны, когда необходимо накладывать швы, переломы 1-го — 2-го рe6ep, переломы костей носа, легкая степень сотрясения головного мозга, если диагноз подтверждается клиническими исследо­ваниями. При отсутствии каких-либо объективных симптомов сотрясения головного мозга это указывается в экспертных выво­дах без оценки степени тяжести.
Обычно потерпевший предъявляет судебно-медицинскому эксперту медицинские документы, свидетельствующие о времени длительности расстройства здоровья (листок нетрудоспособности, справку из амбулатории или выписку из истории болезни и другие документы). В этих документах следует тщательно ра­зобраться, для того, чтобы выяснить, была ли обоснована объек­тивной необходимостью длительность пребывания пострадав­шего в лечебном учреждении и обоснованно ли выдан листок нетрудоспособности. В некоторых случаях длительность заболе­вания может быть обусловлена профессией пострадавшего (на­пример, повреждение пальцев у машинистки или нагноившаяся царапина у кондитера). У лица с другой профессией длитель­ность такого повреждения не была бы обоснованной.
Следовательно, профессиональные особенности нельзя при­нимать во внимание при оценке степени тяжести телесного по­вреждения, основываясь на продолжительности расстройства здоровья у лица с такой профессией.
Однако в практике встречаются отказы пострадавшего от ли­стка нетрудоспособности и его предъявления, выход на работу по собственному желанию, обусловленному его личными сооб­ражениями. Это тоже не должно приниматься во внимание при оценке степени тяжести причинения вреда здоровью.
Эксперт должен исходить из объективных данных в оценке длительности расстройства здоровья и нарушения функций, вы­званных конкретным повреждением у данного человека. Необ­ходимо критически оценивать медицинские документы, листок нетрудоспособности, учитывая, что со стороны лечащих врачей возможна иногда необоснованная задержка пребывания постра­давшего в лечебном учреждении или освобождение его от рабо­ты. Врачи обычно не учитывают возможности возникновения в дальнейшем судебного преследования, а исходят из других сооб­ражений - заботы о пострадавшем. Поэтому чрезвычайно важно критически разобраться в данных, которые изложены в меди­цинских документах.

Пример 1.
Гражданка М; 48 лет, 13 февраля 1998 г. получила несколько уда­ров кулаком по лицу. Возникло обильное длительное кровотечение uз но­са. На следующий день после травмы обратилась в районную поликлини­ку № 37. При осмотре врачом обнаружены кровоподтеки под правым глазом размерами 5,2х3,4 см, отечность и некоторая деформация спинки носа. В носу отмечались засохшие корочки крови, дыхание через нос за­труднено. При рентгеновском исследовании установлен перелом костей носа в средней трети справа с незначительным смещением отломков. Имела больничный лист в течение 18 дней.
Заключение эксперта: повреждение — перелом костей носа справа -могло быть причинено 13 февраля 1998 г. каким-либо твердым тупым предметом, например, кулаком и относится к легкому вреду здоровью. повлекшему за собой кратковременное расстройство здоровья (продол­жительностью менее 21 дня).

Пример 2.
На основании данных амбулаторной карты № 33237, результатов рентгенографию, а также судебно-медицинского исследования установле­но, что у гражданина В., 28 лет, имеют место слепые огнестрельные ранения мягких тканей головы и спины, не проникающие в полость чере­па и грудной клетки. Исходя из данных рентгенографического исследова­ния, можно полагать, что выстрел был произведен из оружия, патрон которого был снаряжен дробью. Направление выстрела — сзади наперед. Судя по рассеиванию дробинок и отсутствию дополнительных факто­ров, выстрел был произведен с неблизкого расстояния. Повреждения мог­ли быть причинены 26 декабря 1997 г. и по степени тяжести относят­ся к легкому вреду здоровью, повлекшему за собой кратковременное рас­стройство здоровья (нетрудоспособность в течение 15 дней).

2. Незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.
Под незначительной стойкой утратой трудоспособности сле­дует понимать стойкую утрату общей трудоспособности до 5%. Примерами подобных повреждений могут служить неподвиж­ность межфалангового сустава большого пальца кисти, потеря одной ушной раковины, последствия переломов пястных кос­тей, сопровождающиеся легким нарушением функции кисти или пальцев, легкое нарушение носового дыхания после пере­лома костей носа и т.д.

Пример.
На основании выписки из амбулаторной карты № 3938 и судебно-медицинского исследования установлено, что у гражданина В., 19 лет, имеет место травматическая ампутация ногтевой и средней фаланги ука­зательного пальца правой кисти. Описанное повреждение могло быть причинено 24 января 1998 г. каким-либо острым рубящим предметом, возможно, топором и по степени тяжести относится к легкому вреду здоровья, повлекшему за собой незначительную стойкую утрату трудо­способности (5%).

32.2. Формулировки заключения эксперта

На основании установленных признаков повреждения судебно-медицинский эксперт дает обязательно мотивированное заключение. Примерные формулировки заключения следующие:
Легкий вред здоровью:
1) ...это повреждение, множественные кровоподтеки и сса­дины на туловище и верхних конечностях, вызвали расстрой­ство здоровья длительностью 12 дней и поэтому относятся к легкому вреду здоровью, повлекшему за собой кратковремен­ное расстройство здоровья...;
2) ...это повреждение, значительные дефекты мягких тка­ней ногтевой фаланги указательного пальца левой руки, вы­звавшие ее деформацию, относится к легкому вреду здоровью, повлекшему за собой незначительную стойкую утрату трудо­способности в размере 5%.

Контрольные вопросы

1. Что является признаком легкого вреда здоровью?
2. Что понимают под кратковременным расстройством здо­ровья?
3. Что понимают под незначительной стойкой утратой тру­доспособности?
4. Какой статьей УК РФ предусмотрена ответственность за причинение легкого вреда здоровью?

Глава 33. Побои, мучения, истязания

Побои являются действиями, характеризующимися много­кратным нанесением ударов. В результате побоев могут возни­кать телесные повреждения. Однако побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. Если в результате многократного нанесения ударов возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие дей­ствия не рассматриваются как побои, а оцениваются как причи­нение вреда здоровью соответствующей тяжести.
Если после нанесения ударов у подэкспертного обнаружива­ются повреждения (ссадины, кровоподтеки, небольшие раны, не влекущие за собой временной утраты трудоспособности или не­значительной стойкой утраты общей трудоспособности), их описывают, отмечая характер повреждений, локализацию, при­знаки, свидетельствующие о свойствах причинившего их пред­мета, давность и механизм образования. При этом указанные повреждения не расценивают как вред здоровью и тяжесть их не определяют.
Если побои не оставляют после себя объективных видимых следов, то судебно-медицинский эксперт в заключении отмечает жалобы подэкспертного, в том числе на болезненность при пальпации тех или иных областей тела, отсутствие объективных признаков повреждений и не определяет тяжесть вреда здоро­вью. В подобных случаях установление факта побоев осуществляется органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда на основании немедицинских данных.
Наказание за нанесение побоев предусмотрено ст. 116 УК РФ.

Статья 116 УК РФ. Побои
Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указан­ных в статье 115 настоящего Кодекса, —
наказываются штрафом в размере до ста минимальных размеров оп­латы труда или в размере заработной платы или иного дохода осужден­ного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными рабо­тами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

Мучения и истязания представляют собой действия, в резуль­тате которых может возникать вред здоровью.
Судебно-медицинский эксперт не устанавливает мучений и истязаний. Однако он должен определить:
§ тяжесть вреда здоровью, причиненного мучениями, т.е. действиями, причиняющими страдания (заболевание) пу­тем длительного лишения пищи, питья, воздуха, тепла или света; либо помещения (или оставления) потерпевшего во вредные для здоровья условия, либо другие сходные дей­ствия;
§ наличие, характер повреждений, их локализацию, орудие и механизмы возникновения, давность и неодновременность их нанесения, тяжесть вреда здоровью в случаях причине­ния их способом, носящим характер истязания.

Под истязанием понимают причинение физических или пси­хических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями (длительное причи­нение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми ко­лющими предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия).
Наказание за истязание предусмотрено ст. 117 УК РФ.

Статья 117 УК РФ. Истязание
1. Причинение физических или психических страданий путем систе­матического нанесения побоев либо иными насильственными дей­ствиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —
наказывается лишением свободы на срок до трех лет.
2. То же деяние, совершенное:
а) в отношении двух и более лиц;
б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общест­венного долга;
в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в ма­териальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, по­хищенного либо захваченного в качестве заложника;
д) с применением пытки;
е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или орга­низованной группой;
ж) по найму;
з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, —
наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Всякое повреждение сопровождается ощущением боли, но у органов следствия и суда возникает ряд вопросов: не было ли в данном случае особо мучительных болевых ощущений и не за­висят ли эти ощущения от особого способа применения повреждающих средств, свидетельствующего об умысле причинить особо острые и тягостные ощущения; не имеется ли в организме потерпевшего таких болезней или болезненных мест, которые были бы известны производящему насилие, и не были ли на­правлены насильственные действия на эти наиболее чувстви­тельные части организма; не имеется ли указаний, что насильст­венные действия были особенно продолжительны, или не носят ли повреждения характер многочисленности и повторности, причинения их через известные промежутки времени. Если эксперт находит признаки причинения «особенной боли» (следы множественных щипков или уколов, прижиганий и т.д.), то он указывает об этом в заключении и рассматривает их как признаки истязаний.
Если при исследовании обнаруживаются повреждения раз­личной давности (ссадины, кровоподтеки, рубцы и т.д.), то судебно-медицинский эксперт в своем заключении отмечает их неодновременность, способ их нанесения и, учитывая характер обнаруженных повреждений, указывает, что способ их нанесения связан с причинением особенной боли, следовательно, под­водит под признаки истязаний.

Пример.
Мария Б., 10 лет, подвергалась систематическим избиениям со сто­роны отчима, главы секты раскольников. Отчим систематически будил среди ночи ребенка, заставлял ее молиться и читать молитвы. Если Ма­рия долго не могла проснуться или отказывалась вставать на молитву, отчим не давал ей есть и зверски избивал веревкой или электрическим шнуром. Нередко он ставил ребенка голыми коленями на зерно или горох и в таком положении среди ночи по несколько часов подряд заставлял читать молитвы.
По заявлению соседей прокуратурой было возбуждено уголовное дело по обвинению отчима в истязании ребенка.
При судебно-медицинской экспертизе Марии Б. установлено, что де­вочка очень худая, истощенная и по физическому развитию значительно отстает от уровня развития своих сверстников. На теле ребенка обнаруже­ны кровоподтеки и ссадины в форме полос и петель сине-багрового, зеле­новатого и светло-желтоватого цвета. Местами ссадины кровоточат, неко­торые из них покрыты буроватыми корочками. В области колен и голеней отмечаются множественные белесоватые рубцы и свежие раны, частично нагнаивающиеся и покрытые буроватыми корочками.
Психоневрологическим обследованием (с участием детского психолога и педагога) установлено, что девочка сильно заторможена, пуглива, вздра­гивает при обращении к ней, заикается и резко отстает в умственном раз­витии по сравнению с детьми своего возраста.
Заключение эксперта: значительные психические нарушения и резкое снижение умственного развития ребенка следует отнести к тяжкому вреду здоровью, как повлекшему за собой психическое расстройство. Наличие множественных повреждений различной давности на теле, и особенно на коленях, а также значительное истощение ребенка подтверждают обстоя­тельства дела и свидетельствуют о том, что повреждения у Марии Б. но­сили характер мучений и истязаний.

Контрольные вопросы

1. Какие повреждения возникают у потерпевшего в результате причинения побоев?
2. Какие повреждения возникают при мучениях потерпевшего?
3. Какие повреждения возникают при истязаниях потерпевшего?
4. Какими статьями УК РФ предусмотрена ответственность за причинение побоев, мучений и истязаний?

Глава 34. Экспертиза утраты трудоспособности

34.1. Общие положения

Судебно-медицинская экспертиза определения размеров ут­раты трудоспособности проводится экспертными комиссиями бюро судебно-медицинской экспертизы по различным поводам: в связи с транспортными и бытовыми травмами; по поводу при­чинения вреда здоровью на производстве и в ряде других случа­ев, но только по определению суда.
Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья (увечьем), производится в виде присуждения убытков, связан­ных с потерей потерпевшим заработка. Размер убытков в этих случаях определяется в соответствии со степенью утраченной потерпевшим трудоспособности и средним заработком потер­певшего за 12 календарных месяцев, а при временной нетрудо­способности — за 2 календарных месяца полученной зарплаты потерпевшим от несчастного случая. При этом право вознагра­ждения за увечье принадлежит потерпевшему со дня причине­ния вреда, а не с момента обращения его с иском в суд. Если в результате увечья потерпевший частично лишился профессиональной и общей трудоспособности, то размер возмещения оп­ределяется пропорционально степени утраты им профессио­нальной трудоспособности.
При полной потере профессиональной трудоспособности и сохранении частично общей трудоспособности причитающееся потерпевшему возмещение должно быть уменьшено на сумму, какую мог бы зарабатывать неквалифицированный рабочий или служащий при соответствующем проценте общей трудоспособ­ности. Если в случае увечья по заключению врачебной экспер­тизы потерпевший нуждается в постороннем уходе, то суд сверх присужденного возмещения за потерю заработка может обязать причинившего вред оплачивать ему стоимость ухода. Суд может также возложить на причинившего вред обязанность возместить потерпевшему фактически понесенные расходы на дополнительное питание, протезирование, специальное лечение, в том числе на санаторно-курортное лечение, если потерпевший по заключению врачебной экспертизы действительно нуждается в указанных видах помощи и не получает ее через соответствую­щие организации бесплатно.
В случае причинения увечья несовершеннолетнему, не имею­щему ко времени увечья заработка, суд по иску несовершеннолет­него или его законных представителей (родителей или опекунов) может взыскать с причинившего вред расходы по уходу за потер­певшим, предоставлению ему усиленного питания, протезирова­нию и лечению, а также вынести решение о признании за потер­певшим права на возмещение по достижении им 16-летнего воз­раста убытков за потерю трудоспособности.
Если в материальном положении сторон или в состоянии здоровья потерпевшего произойдут после решения суда сущест­венные изменения (повышение или понижение трудоспособно­сти), то как потерпевший, так и причинивший вред могут обра­титься с иском в суд о соответствующем уменьшении или уве­личении размера присужденного возмещения за вред.
До начала слушания дела в судебном заседании судья должен в порядке ст. 80 ГПК РСФСР потребовать, чтобы стороны пред­ставили доказательства, имеющие важное значение для вынесе­ния правильного решения. К делу о возмещении вреда, причи­ненного повреждением здоровья (увечье), должны быть приоб­щены: а) акт о несчастном случае, составленный администраци­ей предприятия, органами соответствующего надзора (техниче­ский, строительный, санитарная инспекция и т.п.) или органами милиции; б) справка о размере заработка потерпевшего к мо­менту увечья; в) справка о размере назначенной потерпевшему пенсии или пособия по социальному страхованию или социаль­ному обеспечению; г) справка о семейном и имущественном положении потерпевшего. Кроме того, для выяснения вопроса о степени утраты потерпевшим профессиональной и общей трудо­способности от причиненного несчастным случаем вреда суд обязан потребовать, чтобы стороны представили заключения врачебной комиссии и технической инспекции, а при невоз­можности или затруднительности этого назначить по данным вопросам судебно-медицинскую и техническую экспертизу.
В судебном решении должны быть подробно указаны об­стоятельства, при которых причинен вред, и приведен точный расчет присуждаемых в возмещении вреда убытков. Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья (увечье), должно присуждаться в виде периодических, ежемесячных платежей, которые ответчик обязан выплачивать истцу, в зависимости от степени стойкой утраты трудоспособности, в течение опреде­ленного срока или пожизненно.
При определении размеров вреда здоровью суд, устанавливая размер убытков, должен исходить из размеров, т.е. процента ут­раченной потерпевшим трудоспособности. Если потерпевший лишился частично профессиональной и общей трудоспособно­сти, то опять-таки требуется установить размеры, т.е. процент утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а также и оставшейся общей трудоспособности. Поэтому суды требуют определять утрату профессиональной и общей трудо­способности потерпевшим в процентах. В связи с этим экспер­там необходимо устанавливать утрату общей и профессиональ­ной трудоспособности в процентах.
При определении трудоспособности комиссии бюро судебно-медицинской экспертизы руководствуются соответствующи­ми нормативными документами Министерства финансов РФ, Министерства здравоохранения РФ и Министерства труда и со­циальной защиты населения РФ.
Рассмотрение споров о возмещении вреда лицам, получив­шим увечье или иное повреждение здоровья на производстве, возмещение вреда производится не в судебном порядке, а адми­нистрацией учреждения совместно с представителями профсо­юзных организаций. Экспертиза по поводу определения разме­ров утраты трудоспособности в таких случаях производится уже не судебно-медицинской экспертизой, а Государственной служ­бой медико-социальной экспертизы.
Под общей трудоспособностью понимается способность к неквалифицированному труду.
Экспертиза в заключении отвечает также на вопросы, нужда­ется ли потерпевший в постороннем уходе, в дополнительном питании, в протезировании, в специальном, в том числе и санаторно-курортном, лечении.
Действующее законодательство предусматривает возмещение ущерба за увечье или иное повреждение здоровья. К сожалению, в законодательстве определение понятия «увечье» по существу отсутствует. Понятие «повреждение здоровья» — более широкое, оно включает также и понятие «увечье». Поэтому, по сути, все­гда определяется повреждение здоровья и его объем.
У лиц до 15 лет утрата трудоспособности до совершенноле­тия не определяется.
При повышении или понижении утраты трудоспособности у потерпевшего через некоторое время после происшествия может быть изменен размер присуждаемого ему возмещения за вред. Поэтому экспертиза утраты трудоспособности прово­дится повторно.
Иски о возмещении ущерба связаны только со стойкой утра­той трудоспособности, так как за временную нетрудоспособ­ность пособия определяются по социальному страхованию в размере 100%, если временная нетрудоспособность связана с работой, выполнявшейся потерпевшим.
Таким образом, определение размеров стойкой утраты трудо­способности в связи с увечьем или иным повреждением здоро­вья производится:
а) экспертными комиссиями Государственной службы меди­ко-социальной экспертизы, органом социального обеспечения;
б) экспертными комиссиями бюро судебно-медицинской экспертизы при спорах, рассматриваемых судом. Судебно-медицинская экспертиза по определению размеров стойкой ут­раты трудоспособности производится по определению суда.

Пример.
Заключение экспертов.
13 июня 1997 г. на основании определения народного суда города М. от 10 июня 1997 г. судебно-медицинские эксперты бюро судебно-медицинской экспертизы города М.: судебно-медицинский эксперт Ка­тин А.В., терапевт Петров И.И., психиатр Сидоров З.Д. в помещении амбулатории бюро произвели осмотр гражданина Мунтяна А.А. для опре­деления размера утраты трудоспособности.
Обстоятельства дела и документальные данные. У гражданина Мунтя­на А.А. 14 февраля 1997 г. на производстве во время тяжелой физической работы развилось кровоизлияние в мозг. До 18 апреля 1997 г. он находил­ся на излечении в больнице, а с 18 апреля 1997 г. по 8 мая 1997 г. был в психиатрической больнице по поводу психопатической вспышки.
Осмотр терапевтом. Жалобы на ограниченность движений в правой ноге и правой руке, периодический кашель, временами с большим количе­ством мокроты.
Объективное исследование: телосложение правильное, питание пони­женное; кожа и видимые слизистые окрашены нормально. Ногти рук по форме приближаются к «часовым стеклам», ногтевые фаланги несколько утолщены. Лимфатические железы не изменены. Легкие — коробочный звук в нижнебоковых отделах, дыхание на всем протяжении жесткое, сухие хрипы. В нижних отделах не постоянные, единичные, влажные хрипы. Сердце: границы не изменены, тоны ясные, чистые; пульс 70 ударов в ми­нуту, ритмичный, удовлетворительного напряжения и наполнения. Артери­альное давление 130/90 мм.рт.ст. Язык влажный, чистый. Живот мягкий, безболезненный. Печень и селезенка не увеличены.
Диагноз: хронический бронхит, бронхоэктатическая болезнь, пневмосклероз; гипертоническая болезнь 1-й степени.
Осмотр психиатром. Зрачки равномерные, правильной формы, реакция их на свет и конвергенцию удовлетворительная. Правый угол рта неподви­жен, ассимиляция носогубных складок: выраженный правосторонний гемипарез. Мышечный тонус в правых конечностях повышен; сухожильные рефлексы справа выше, чем слева. Движения в правой руке (кисти, паль­цах) почти отсутствуют. Небольшая атрофия мышц правой руки и ноги. Речь с элементами моторной афазии. Походка расстроенная, гемипаретическая. Интеллект снижен; слабодушен; критика нарушена.
Диагноз: остаточные явления нарушения кровообращения в бассейне средней мозговой артерии, выраженный правосторонний гемипарез.
Выводы. Изучив представленные материалы дела, медицинские до­кументы, предшествующие экспертные заключения и осмотрев граждани­на Мунтяна А.А., судебно-меднцинские эксперты установили: гражданин Мунтяна А.А. в течение многих лет страдает нервно-сосудистым заболе­ванием и с 1991 г. имел по поводу этого заболевания инвалидность 3-й группы. Выполнявшаяся Мунтяном А.А. 14 февраля 1997 г. тяжелая фи­зическая работа не явилась основной причиной развития мозгового крово­излияния, а лишь могла способствовать его развитию. Основной причи­ной мозгового кровоизлияния у гражданина Мунтяна А.А. послужила ги­пертоническая болезнь.
Утрата трудоспособности в связи со случаем от 14 февраля 1997 г. оп­ределяется: по общей трудоспособности 50% (пятьдесят), по профессио­нальной — 60% (шестьдесят).
Судебно-медицинские эксперты (подписи).
Права и обязанности эксперта согласно ст. 82 УПК РСФСР извест­ны, по ст. ст. 307 и 310 УК РФ предупреждены. Судебно-медицинские эксперты (подписи).

34.2. Методика определения размера стойкой утраты трудоспособности

Экспертные комиссии, состоящие из нескольких специали­стов (терапевт, хирург, травматолог, невропатолог, офтальмолог и др.) и врачей-экспертов Государственной службы медико-социальной экспертизы или судебно-медицинских экспертов, устанавливают размеры стойкой утраты трудоспособности на основании детального медицинского обследования потерпев­шего. В комиссию Государственной службы медико-социальной экспертизы входят также представители органа социального обеспечения и профсоюзной организации.
Комиссии определяют стойкую утрату профессиональной и общей трудоспособности в процентах.
При определении процента утраты профессиональной трудо­способности, т.е. способности к труду в своей профессии, ко­миссии руководствуются «Положением о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей», утвержденным постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. № 392. Однако следует учитывать, что разные профессии предъявляют различные требования к орга­низму, и одни и те же последствия увечья в разной степени на­рушают трудоспособность лиц различных профессий.
При определении утраты профессиональной трудоспособно­сти комиссия Государственной службы медико-социальной экс­пертизы должна исходить из возможности пострадавшего после увечья или иного повреждения здоровья продолжать свою про­фессиональную работу или работу, равную ей по квалификации.
При определении степени утраты профессиональной трудо­способности комиссия Государственной службы медико-со­циальной экспертизы в каждом конкретном случае учитывает выраженность нарушений функций организма, степень компен­сации утраченных функций, способность потерпевшего выпол­нять в той или иной степени работу по основной профессии, в том числе возможность выполнения работы в обычных или спе­циально созданных условиях, а также мероприятия по реабили­тации, включая профессиональное обучение и переобучение.
Устанавливается 100% утраты профессиональной трудоспо­собности в тех случаях, когда у потерпевшего наступила полная утрата трудоспособности вследствие резко выраженных наруше­ний функций организма при наличии абсолютных медицинских противопоказаний для выполнения любых видов профессио­нальной деятельности, даже в специально созданных условиях.
Устанавливается от 70 до 90% утраты профессиональной трудоспособности в тех случаях, когда потерпевший может вы­полнять работу лишь в специально созданных условиях вследст­вие выраженных нарушений функций организма.
Устанавливается утрата профессиональной трудоспособности в 60%, когда потерпевший утратил основную профессию и мо­жет выполнять легкие неквалифицированные виды труда.
В случае получения повторных трудовых увечий степень ут­раты профессиональной трудоспособности определяется по по­следствиям каждого из них раздельно.
Комиссия Государственной службы медико-социальной экс­пертизы выносит заключение о том, что потерпевший нуждается в обучении новой профессии, если он вследствие трудового уве­чья не может выполнять работу по прежней профессии.
Если увечье или иное повреждение здоровья вызвало утрату трудоспособности в размерах, дающих основания для установления одной из трех групп инвалидности, экспертная комиссия, кроме определения размеров стойкой утраты трудоспособности в про­центах, устанавливает группу инвалидности и дает трудовые ре­комендации пострадавшему, руководствуясь инструкциями и положениями по врачебно-трудовой экспертизе.
Комиссии устанавливают размер стойкой утраты только той трудоспособности, которая была вызвана и связана с работой по­страдавшего. Другие заболевания и дефекты, не связанные с кон­кретным происшествием на работе, во внимание не принимаются.
В некоторых случаях производится переосвидетельствование потерпевшего для выяснения возможности изменений размеров утраты трудоспособности. Повторная экспертиза проводится в срок от 6 месяцев до 2 лет. При этом учитываются характер по­следствий повреждения здоровья и возможность их ликвидации в результате лечения, а также определяются имеющиеся размеры утраты стойкой трудоспособности.
Если группа инвалидности на основании Инструкции уста­навливается бессрочно, то и размеры стойкой утраты общей и профессиональной трудоспособности могут также устанавли­ваться бессрочно. В этих случаях повторная экспертиза потер­певших может производиться или по их заявлению, или по за­явлению других заинтересованных лиц.
Судебно-медицинская экспертиза по определению размеров стой­кой утраты трудоспособности.
Экспертиза по определению размеров стойкой утраты трудо­способности производится в связи:
а) с травмами, полученными от различных видов транспорта;
б) с бытовыми травмами;
в) с исками по взысканию алиментов: к супругу при брако­разводных делах; к родителям — на содержание детей, которые по достижении совершеннолетия остались нетрудоспособными; к детям — от больных и нетрудоспособных родителей;
г) с причинением вреда здоровью на производстве при рас­смотрении таких дел в суде;
д) по другим поводам.
Комиссии бюро судебно-медицинской экспертизы, как и экс­пертные комиссии Государственной службы медико-социальной экспертизы, при определении размеров стойкой утраты трудо­способности руководствуются указанными выше нормативными документами.
В практике может возникнуть вопрос: как определить объем утраты трудоспособности при нескольких повреждениях, каждое из которых привело к стойкой утрате трудоспособности (например, повреждение глаза с неполной потерей зрения и травматическая ампутация кисти). В данном случае определение объема стойкой утраты трудоспособности производится для оценки степени тяже­сти телесного повреждения. Определяется объем утраты трудоспо­собности, вызванной только данным повреждением, имевшиеся ранее дефекты во внимание не принимаются, и стойкая утрата трудоспособности определяется так же, как и у здорового человека.

Пример.
В связи с повреждением был ампутирован большой палец правой кис­ти. У потерпевшего ранее был ампутирован указательный палец той же кисти. В таком случае определяется только утрата трудоспособности, свя­занная с ампутацией большого пальца, равная 25%. Имевшийся дефект, отсутствие указательного пальца, во внимание не принимается, тогда как отсутствие большого и указательного пальцев правой руки соответствует 50% стойкой утраты трудоспособности.

Если несколько повреждений расположены на одном органе, то утрата трудоспособности определяется по каждому поврежде­нию, а затем складывается. Полученный в итоге процент утраты трудоспособности не может превышать максимального процента, предусмотренного в таблице для полной потери данного органа.

Пример.
Потеря большого и указательного пальцев правой кисти составляет 50% утраты трудоспособности, а ограничение подвижности в плечевом сус­таве — 40%. В этом случае утрата трудоспособности должна быть опре­делена не в 90% (50 + 40), а в 75%, так как потеря всей правой руки оценивается как 75%.

При повреждении нескольких органов утрата трудоспособ­ности определяется по каждому дефекту в отдельности и полу­ченные результаты складываются. Однако сумма не может пре­вышать 100%.

Пример.
Частичная потеря зрения на один глаз (30%) и одновременно трав­матическая ампутация правой кисти (75%) составляют 105%. Однако стойкая утрата трудоспособности обоих повреждений должна быть опре­делена в 100%.

В случае увечья или иного повреждения здоровья граждани­на, не достигшего 15-летнего возраста и не имеющего заработка организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить расходы, связанные с восстановлением здоровья потерпевшего. По достижении потерпевшим 15 лет организация или гражданин, ответственные за вред, обязаны возместить потерпевшему также вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности исходя из размера среднего заработка не­квалифицированного рабочего в данной местности.

Контрольные вопросы

1. На основании какого документа проводится экспертиза ут­раты трудоспособности?
2. Какова методика определения размера стойкой утраты трудоспособности?

Глава 35. Экспертиза определения состояния здоровья

Поводом к судебно-медицинской экспертизе может быть не­обходимость определения состояния здоровья обвиняемых, по­терпевших, свидетелей в уголовных и гражданских делах. Права лиц, страдающих физическими недостатками, предусмотрены ст.ст. 47, 49, 72, 126, 142 УПК РСФСР. Судебно-медицинская экспертиза обязательна для определения физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомне­ние в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показа­ния (ст. 79 УПК РСФСР).
Нередко требуется определить состояние здоровья свидетеля, вызываемого в судебное заседание, если он отказывается явить­ся, ссылаясь на болезнь. У суда могут возникнуть сомнения в правильности представленных таким лицом медицинских доку­ментов, поэтому и назначается судебно-медицинская эксперти­за, которая обычно производится на дому у подэкспертного.

Пример.
Заключение судебно-медицинских экспертов.
29 января 1997 г. на основании определения Бауманского народного суда города М. от 24 января 1997 г. судебно-медицинские эксперты бюро судебно-медицинской экспертизы города М.: судебно-медицинский эксперт Попов Н.Т., терапевт Прохоров А.Л. и невропатолог Михайлов А.П. ос­мотрели гражданина Потапова Евгения Петровича, 62 лет, для определе­ния состояния его здоровья.
Обстоятельства дела и документальные данные. Гражданин Пота­пов Е.П., 62 лет, осматривается на дому для определения состояния его здоровья в настоящее время и возможности явки в суд для дачи показаний.
Представлены следующие документы: 1. Постановление следователя от 20 января 1997 г. 2. Определение суда от 24 января 1997 г. 3. Подлин­ник амбулаторной карты из поликлиники № 17.
История болезни начата в июне 1995 г. Лечился по поводу гипертони­ческой болезни. Артериальное давление 205/105; 180/100; 165/80; 190/110; 180/90; 210/160 мм рт.ст. Диагноз поликлиники с 1995 г.: ги­пертоническая болезнь 2-й — 3-й степени; кардиосклероз, коронаросклероз; церебральный склероз, нарушение коронарного кровообращения; хро­нический гастрит.
20 мая 1996 г. Диагноз: гипертонический криз, кардиосклероз, стено­кардия, нарушение мозгового кровообращения. В истории болезни поли­клиники имеется выписка из истории болезни больницы № 57, где Пота­пов Е.П. лежал с 14 ноября 1996 г. по 12 декабря 1996 г. с диагнозом: гипертоническая болезнь 2-й — 3-й степени, церебрально-кардиальная форма, общий атеросклероз. В выписке из истории болезни от 12 декабря 1996 г. указано, что страдает гипертонической болезнью с болями в облас­ти сердца с 1980 г. Артериальное давление колеблется от 200/100 до 165/85 мм рт.ст.
Осмотр невропатологом. Зрачки правильной формы. Реакция на свет и конвергенцию вялая. Парезов конечностей нет. Сухожильные рефлексы живые, равномерные. Патологических рефлексов нет. Сознание ясное. Полностью ориентирован. На вопросы отвечает по существу. Память удовлетворительная. Повышенно раздражителен. Слабодушен. Периодиче­ски наблюдаются головные боли. Диагноз: церебральный склероз, умеренно выраженный.
Осмотр терапевтом: жалобы на головные боли, головокружение, боли в сердце, сердцебиение, одышку. Объективное исследование: больной лежит в постели. Правильного телосложения, удовлетворительного питания. В по­кое — одышка до 30 дыханий в минуту. Пульс ритмичный, напряженный, удовлетворительного наполнения, 104 удара в минуту. Над легкими перкуторный звук с коробочным оттенком. Экскурсия легочного края уменьшена. Дыхание ослаблено. В нижних отделах обоих легких большое количество влажных хрипов. Рассеянные сухие хрипы в небольшом количестве в обоих легких. Границы сердца расширены влево на 1,5—2 см. Тоны сердца приглушены, первый тон на верхушке не чист, акцент второго тона на аор­те. Артериальное давление 200/120 мм рт.ст. Живот мягкий, безболезнен­ный. Печень прощупывается у реберного края, слегка чувствительна при пальпации. Селезенка не определяется. Симптом Пастернацкого отрицате­лен. Отеков нет. Небольшая пастозность в области крестца. Диагноз; ги­пертоническая болезнь 2-й — 3-й степени; общий атеросклероз. Эмфизема легких. Сердечно-легочная недостаточность 2-й стадии.
29 декабря 1996 г. вновь обследован. Общее состояние улучшилось, стал ходить. Выходит из дому на улицу.
Заключение: Потапов Е.П. страдает гипертонической болезнью 2-й— 3-й степени, общим атеросклерозом, эмфиземой легких. В настоящее время состояние его несколько улучшилось. Он может передвигаться на неболь­шие расстояния, пользоваться транспортом. По состоянию своей психики может участвовать в судебном процессе. Однако в связи с заболеванием сердечно-сосудистой системы возможные переживания, связанные с уча­стием в судебном следствии, могут вновь ухудшить состояние его здоровья.
Судебно-медицинские эксперты (подписи).
Права и обязанности эксперта согласно ст. 82 УПК РСФСР извест­ны, по ст. ст. 307 и 310 УК РФ предупреждены.
Судебно-медицинские эксперты (подписи).

Определение состояния здоровья может потребоваться у ли­ца, осужденного к исправительным работам и заявляющего о своей болезни, в связи с чем он не может отбывать наказание.
Статья 361 УПК РСФСР предусматривает отсрочку исполне­ния приговора об осуждении лица к лишению свободы, ссылке, высылке или исправительным работам без лишения свободы по следующим основаниям:
1. Тяжелая болезнь осужденного, препятствующая отбыва­нию наказания, — до его выздоровления.
2. Беременность осужденной — на срок не более одного года после родов.
Суд может удовлетвориться медицинскими документами, но может и поручить определение состояния здоровья бюро судебно-медицинской экспертизы.
В делах об уклонении от обязанностей военной службы также проводится судебно-медицинская экспертиза определения со­стояния здоровья.
В гражданских делах такая экспертиза может проводиться по поводу различных исков, определения нуждаемости в усиленном питании, санаторно-курортном лечении, моторизованном тран­спорте и по другим причинам.

Контрольные вопросы

1. По каким поводам производится экспертиза определения со­стояния здоровья?
2. По каким основаниям в УПК РСФСР предусмотрена отсроч­ка исполнения приговора?

Глава 36. Экспертиза рубцов кожи

36.1. Общие положения

Органам расследования и суду в ряде случаев необходимо выяснить происхождение и давность рубцов кожи, особенно, если была попытка скрыть истинное происхождение рубца.
Кожные рубцы могут быть как исходом каких-либо общих и местных заболеваний, сопровождающихся патологическими процессами в коже, так и последствием внешних воздействий на кожу — механической травмы, высокой температуры и др. Дифференциальная диагностика рубцов нетравматического и травматического происхождения нередко затруднительна.
Рубцы остаются после многих патологических процессов в коже и подкожной клетчатке: сифилиса, туберкулеза, фурунку­леза и т.д. По некоторым рубцам можно без особого труда рас­познать бывшие заболевания (оспа, фурункулез, гуммозный си­филис). В то же время отдельные фурункулы, например, могут оставлять рубцы, похожие на рубцы, образовавшиеся после ог­нестрельных пулевых ранений. Характерные особенности имеют рубцы после ожогов и резаных ран.
Рубцы после пулевых ранений. Рубец на месте входного от­верстия имеет обычно округлую или слегка овальную, большей частью неправильную форму и неровный край. Последний мо­жет быть пигментирован. Рубцы на месте выходного отверстия имеют неправильную форму, бывают иногда с лучистыми, слег­ка втянутыми краями.
От выстрелов на близком расстоянии в области рубца могут остаться внедрившиеся в кожу отдельные порошинки и мелкие металлические частички. Последние выявляются рентгенологи­ческим исследованием, особенно в мягких лучах. Рубцы на мес­те входного отверстия от выстрела в упор имеют большие раз­меры, чем рубцы от выходного отверстия, часто лучистую или неправильную форму вследствие разрывов краев входного от­верстия. В рубце могут оказаться вкрапленными отдельные по­рошинки и частички металлов.
Рубцы после повреждений острыми орудиями зависят от харак­тера заживления раны. При заживлении раны первичным натя­жением рубец имеет, как правило, линейную форму и к концам истончается. Эти особенности позволяют судить и о направле­нии движения лезвия. Подвижность рубца зависит от глубины повреждения.
Заживление раны вторичным натяжением оставляет рубец неправильной линейной формы, значительно превышающий по ширине лезвие. При затупленных лезвиях отличить рубцы после ран от острых орудий и тупых предметов невозможно.
Рубцы от повреждений колющими орудиями могут иметь фор­му поперечного сечения орудия, причинившего повреждение. Однако это, скорее, является исключением. Форма и величина рубцов после колотых и колото-резаных ран бывают различные. В некоторых случаях рубцы колотых ран имеют внешнее сходст­во с рубцами после пулевых ранений.
Рубцы после рубленых ран имеют характер рубцов от острых орудий, линейную форму. Они более глубоки, спаяны с подле­жащими тканями, иногда с поврежденными костями.
Рубцы после повреждений тупыми предметами могут в отдель­ных случаях по внешнему виду напоминать рубцы от острых орудий. В большинстве случаев повреждения от тупых орудий заживают вторичным натяжением. Поэтому рубцы после них имеют неправильную форму, неровные края и нередко спаяны с подлежащими тканями, особенно в области костей. Заживление ран вторичным натяжением может значительно изменить форму рубца, что делает невозможным определение по нему орудия, причинившего повреждение.
И все же на трудности, детальное изучение рубца с приме­нением всех существующих методов исследования может дать возможность установить происхождение повреждения, вызвав­шего его образование.
Так как экспертиза рубцов проводится спустя длительное вре­мя после травмы, а иногда и через много лет, то вещественные доказательства и медицинские документы обычно отсутствуют.
Определение давности рубца производится по его особенно­стям: плотности, цвету, поверхности, подвижности и другим особенностям. В формировании рубца отмечают несколько ста­дий, переходящих одна в другую без резких границ. Весь период формирования и изменения рубца продолжается около 4-х месяцев. Разнообразие повреждений в сочетании с индивидуальными особенностями значительно влияет на характер и особен­ности формирования рубца и дальнейшее его изменение.

36.2. Методика экспертизы рубцов кожи

Судебно-медицинская экспертиза рубцов кожи проводится в порядке, принятом для экспертизы по поводу повреждений. Вначале необходимо ознакомиться с материалами дела, особенно с медицинскими документами, уяснить цель экспертизы, вопросы, подлежащие разрешению. Особое значение приобретают медицинские документы, поскольку имеющиеся в них сведения, как правило, являются более объективными, чем свидетельские показания. Затем переходят к собиранию анамнеза и жалобам. Анамнестические сведения также играют большую роль, так как дают возможность после исследования рубцов сопоставить по­лученные объективные данные с рассказом подэкспертного. По­сле этого подробно осматривают, описывают и фотографируют рубец. При описании отмечают следующие особенности рубца: месторасположение, форму, размеры, поверхность, подвижность, плотность, цвет, отношение к окружающим тканям и со­стояние последних.
Иногда сопоставление всех обнаруженных на теле рубцов спо­собствует установлению происхождения и того рубца, который не­посредственно должен быть подвергнут экспертной оценке.
Придавливание рубца стеклом позволяет обнаружить иногда на фоне побледневшего участка посторонние включения. По­следние из поверхностных слоев кожи удается иногда извлечь и подвергнуть судебно-химическому исследованию. Для выявле­ния сосудов в рубце, если они не заметны, на рубец наносят каплю вазелинового масла для просветления поверхностных слоев эпидермиса.
При необходимости проводятся дополнительные исследова­ния. Рентгенологическое исследование позволяет обнаружить инородные включения и частички, что очень важно для выяс­нения происхождения повреждения. Исследование рубцов в ультрафиолетовых лучах дает возможность выявить невидимые при обычном освещении и мало заметные рубцы и осаднения, а также их давность. Предварительно исследуемый участок кожи хорошо промывают с мылом, чтобы избежать флюоресценции посторонних, загрязняющих кожу веществ, а затем осматривают под лучами ртутно-кварцевой лампы с фильтром.
Применение указанных методов расширяет возможности экспертизы рубцов, так как позволяет выявить детали, важные для обоснованного решения отдельных вопросов.
Следующим этапом экспертизы является сопоставление полу­ченных при исследовании рубцов объективных данных с рассказом подэкспертного о времени и способе получения повреждений.
Если есть возможность, то данные, имеющиеся в медицин­ских документах, сравнивают с результатами исследования руб­цов, что позволяет дать более категорическое и полноценное судебно-медицинское заключение. К нему желательно приложить схемы частей тела человека, на которых указывается расположе­ние, форма и величина имеющихся рубцов, что дает возможность представить их соотношение с остальными частями тела. Наибо­лее убедительным и объективным отображением исследованного рубца является фотография. Особенно важно фотографирование при экспертизе рубцов лица, поскольку их суд обычно признает обезображивающими, а высшие судебные инстанции не могут без фотографии оценить правильность таких выводов.
Заключение судебно-медицинского эксперта с приложенны­ми к нему иллюстрациями является убедительным и наглядным документом.

Пример.
Заключение эксперта.
28 января 1997 г., на основании постановления следователя прокуратуры города М., юриста 3-го класса Артамоновой Н.М. от 27 января 1997 г., судебно-медицинский эксперт бюро судебно-медицинской экспертизы города М. Боровитин И.П. произвел экспертное обследование гражданина Синилова Константина Петровича, 35 лет, для разрешения следующих вопросов:
1. Имеются ли рубцы на теле гражданина Синилова К.П. и если име­ются, то каково их происхождение?
2. Не явились ли эти рубцы следствием огнестрельного ранения или возникли от другой причины?
3. Какова давность рубцов?
Обстоятельства дела. Из постановления о назначении экспертизы из­вестно, что 5 июля 1996 г. во время драки на улице Лесной в городе М. ударом заточки был убит гражданин Петров П.П. Следствие располагав данными, что в этой драке мог участвовать и гражданин Синилов К.П который, по показаниям свидетеля Шилова Т.Г., получил повреждения лица от удара резиновой дубинкой. При допросе гражданин Синилов заявил, что в драке он участия не принимал, а имеющиеся у него «шрамы» воз­никли от огнестрельного ранения лица, полученного в бою в марте 1982 г. во время службы в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. После получения ранения он лечился в госпитале. Рана гнои­лась и заживала около 2-х месяцев. Медицинских документов о бывшем ранении не сохранилось.
Объективные данные: свидетельствуемый правильного телосложения, хорошего питания, кожа и видимые слизистые обычной окраски. На лице, в области надпереносья, имеется неправильно округлой формы рубец раз­мером 1,5х2 см, с неровными краями, втянутый, малоподвижный, тонкий, спаянный с костью. Цвет рубца бледно-коричневый, поверхность его рас­положена ниже уровня окружающей кожи. Отмечается деформация лобной кости в области рубца соответственно лобной пазухе. При исследовании рубца (на поверхность которого предварительно нанесено кедровое масло) под стереоскопическим микроскопом с различными увеличениями виден бледно-коричневый, ясный фон рубцовой ткани; кровеносных сосудов в рубце очень мало, расположены они группами.
На рентгенограмме черепа № 4464 от 25 января 1997 г. определяется асимметрия лобных пазух, передняя стенка их деформирована. Обнаружена тень от инородного тела неправильной формы размером 0,2х0,1 см.
На коже лба, параллельно левой брови, выше нее на 0,5 см располо­жен рубец неправильно линейной формы размером 2,3х0,2 см, с неровны­ми краями, плотноватый на ощупь, синевато-розовой окраски. Лобная кость под рубцом на ощупь гладкая. При исследовании рубца под МБС фон рубца розовато-синюшный, несколько мутноватый, с большим количе­ством мелких расширенных сосудов в поверхностном слое рубцовой ткани.
Выводы. На основании данных обследования гражданина Синило­ва К.П. и дополнительных исследований (рентгенологического и капилляроскопического) прихожу к следующим выводам.
1. На лице гражданина Синилова обнаружены два рубца: один в об­ласти надпереносья, другой — в области лба, слева. Рубец в области над­переносья является результатом раны с повреждением передней стенки лобной пазухи, зажившей вторичным натяжением. Наличие инородного те­ла металлической плотности в этой области подтверждает возможность возникновения рубца в результате слепого осколочного ранения.
Другой рубец (в области лба, слева) является результатом раны мяг­ких тканей, зажившей первичным натяжением.
Судя по характеру рубцов (плотности, цвету), они произошли разно­временно. Точно установить давность рубца в области надпереносья в настоящее время не представляется возможным, давность его больше 1-го— 2-х лет. Рубец в области лба (слева) находится в стадии формирования и давность его менее 1-го года. Он мог возникнуть в результате ушибленной раны в срок, указанный в постановлении о назначении экспертизы (6 ме­сяцев назад).
Судебно-медицинский эксперт.
Права и обязанности эксперта согласно ст. 82 УПК РСФСР извест­ны. По ст. ст. 307 и 310 УК РФ предупрежден.
Судебно-медицинский эксперт.
После предъявления гражданину Синилову К.П. заключения экспер­тизы он признался в том, что был участником драки 5 июля 1996 г. и по­лучил удар палкой по лицу.

Контрольные вопросы

1. По каким поводам проводится судебно-медицинская экспер­тиза рубцов кожи?
2. Как проводится судебно-медицинская экспертиза рубцов кожи?

Глава 37. Экспертиза установления возраста

37.1. Общие положения

Судебно-медицинская экспертиза по поводу установления возраста возникает по многочисленным и разнообразным причи­нам в уголовных и гражданских делах. Она проводится только по постановлению органов расследования или по определению суда.
В уголовных делах для определения возраста обязательна су­дебно-медицинская экспертиза. Статья 79 УПК РСФСР гласит: «Проведение экспертизы обязательно... для установления возраста обвиняемого, подозреваемого или потерпевшего в случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют».
Отделы записей актов гражданского состояния (ЗАГС) в не­обходимых случаях проводят установление возраста сами, без помощи судебно-медицинского эксперта, в определенном по­рядке, который приводится ниже.
Лица, на которых восстанавливается запись о рождении, на­правляются бюро ЗАГСа на медицинское освидетельствование в двух случаях: а) если в документах, представленных заявителем, и материалах, полученных в результате проверки, отсутствуют сведения о возрасте лица, на которого восстанавливается запись о рождении; б) если представлены документы с противоречивы­ми данными о возрасте или если противоречивые сведения о возрасте были получены в результате проверки.
Например, возраст, записанный в паспорте или в выписке из домовой (поселковой) книги, не соответствует возрасту, указан­ному в свидетельстве о браке; возраст заявителя, записанный в паспорте, не соответствует возрасту, указанному в выписке из домовой (поселковой) книги.
Необходимо иметь в виду, что врач при определении возрас­та подэкспертных лиц руководствуется рядом возрастных при­знаков, связанных с развитием и особенностями организма. Од­нако эти признаки не имеют четкого разграничения между от­дельными возрастами, поэтому врач может давать заключения только о приблизительном возрасте. В основном это относится к людям пожилого возраста. Во врачебных заключениях должно быть указано, на основании каких признаков определен возраст заявителя.
После окончания проверки и медицинского осмотра лиц, возраст которых восстанавливается, время рождения устанавли­вается комиссиями по определению возраста. Такие комиссии создаются при районных и городских отделах (бюро) ЗАГСа. В их состав обычно входят секретарь районной или городской ад­министрации, заведующий отделом (бюро) ЗАГСа и врач.
Возраст лиц определяется комиссией с учетом всех материа­лов, имеющихся в деле по восстановлению актовой записи о рождении: документов, представленных заявителями, а также полученных в результате проверки; заключения о медицинском осмотре; заявлений граждан и др. Если по представленным до­кументам и материалам, полученным в результате проверки, день и месяц рождения установить невозможно, датой рождения следует считать 1 июля установленного года. При отсутствии сведений только о дне рождения днем рождения считается 15-е число соответствующего месяца. Решение комиссии оформляет­ся протоколом. В протоколе, подписанном всеми членами ко­миссии, указывается, на основании каких документов и данных определен возраст заявителя. Таков порядок определения воз­раста для ЗАГСа.
В правовом отношении под возрастом понимается установ­ленное законом число лет жизни физического лица, определяю­щее его права, обязанности и ответственность. В возрастном от­ношении различают совершеннолетних и несовершеннолетних. Среди несовершеннолетних лиц особо выделяются малолетние.
Совершеннолетие. В Российской Федерации совершенноле­тие наступает по достижении 18-летнего возраста. С достижени­ем 18-летнего возраста наступает полная гражданская дееспо­собность, т.е. способность лица приобретать своими действиями права и создавать для себя обязанности. Лица мужского пола в возрасте 18 лет подлежат призыву в армию.
Брачный возраст. Условием вступления в брак является дос­тижение определенного возраста, который в Российской Феде­рации совпадает с достижением совершеннолетия, т.е. 18 лет.
Несовершеннолетние. Несовершеннолетние, не достигшие 14 лет, являются малолетними. Лица, не достигшие 18 лет, счита­ются несовершеннолетними. Определенная дееспособность у них наступает ранее достижения совершеннолетия. При дости­жении 16 лет наступают трудовое совершеннолетие и трудовая дееспособность.
Основным доказательством возраста до 16 лет является сви­детельство о рождении. В 14—16 лет обязательно получение паспорта. В 14 лет приобретается право совершать сделки с со­гласия родителей, усыновителей, попечителей; самостоятельно распоряжаться заработной платой и внесенными на свое имя вкладами в сберкассу; поступать в профессионально-технические училища. Достигшие 14-летнего возраста могут привлекаться к уголовной ответственности по ряду преступле­ний, предусмотренных ст. 20 УК РФ.

Статья 20 УК РФ. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.
2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадца­тилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийст­во (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), похищение человека (ст. 126), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), кражу (ст. 158), грабеж (ст. 161), разбой (ст. 132), вымогательство (ст. 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транс­портным средством без цели хищения (ст. 166), умышленное унич­тожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятель­ствах (часть вторая ст. 167), терроризм (ст. 205), захват заложни­ка (ст. 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья ст. 213), вандализм (ст. 214), хищение либо вы­могательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрыв­ных устройств (ст. 226), хищение либо вымогательство наркотиче­ских средств или психотропных веществ (ст. 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267).
3. Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного час­тями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отстава­ния в психическом развитии, не связанном с психическим рас­стройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и обществен­ную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Медицинская классификация возраста. С медико-биологичес­кой точки зрения у человека различают следующие возрастные периоды: период детства — от внутриутробного развития до пе­риода достижения половой зрелости — 18—20 лет, который включает и юношество (18—20 лет); период молодого возраста — 20—25 лет; период зрелого возраста — 25—50 лет; период пожи­лого возраста — 50—60 лет и период старческого возраста — по­сле 60 лет.
Эти возрастные периоды, переходящие без резкой грани один в другой, характеризуются некоторыми особенностями, позволяющими сравнительно легко устанавливать возрастной период. Этими же особенностями руководствуются при экспер­тизе установления возраста.
Поводы для экспертизы по установлению возраста. Необходи­мость судебно-медицинской экспертизы по установлению возраста возникает в следующих случаях: когда возраст неизвестен вследст­вие отсутствия документов, которые могут его подтвердить; когда имеется налицо умышленное сокрытие возраста; когда возникает сомнение в подлинности возраста, указываемого в представленных документах. Необходимость установления возраста на практике возникает во все возрастные периоды, но наиболее часто прихо­дится устанавливать достижение возраста 14—16—18 лет в связи с возбуждением уголовных дел или привлечением к уголовной от­ветственности, а также у потерпевших. Установление возраста в средние возрастные периоды встречается значительно реже, еще реже — в пожилом и старческом возрастах.
Установление возраста до 18 лет необходимо, например, в связи с возбуждением дела о подмене ребенка, с установлением измененной фамилии ребенка и по другим поводам. После 18 и до 20—25-летнего возраста — в связи с призывом на действи­тельную военную службу. Различные причины установления возраста возникают и в более поздние возрастные периоды.

37.2. Методика экспертизы по установлению возраста

Экспертиза по установлению возраста начинается с подроб­ного ознакомления с документами (направлением органов дознания, постановлением следователя, определением суда и т.д.) для выяснения ее причины. Это необходимо эксперту для ори­ентировки и правильного подхода к освидетельствуемому.
После ознакомления с документами эксперт приступает к со­биранию анамнеза — выясняет дату рождения, устанавливает, почему подэкспертный не может указать точно дату своего рож­дения и возраст. Кроме того, при этом как в уголовных, так и в гражданских делах судебно-медицинский эксперт должен преду­смотреть попытку умышленного введения его в заблуждение по самым разным мотивам. Не исключена и возможность подмены подэкспертного другим лицом. Поэтому необходимо удостове­риться в подлинности личности подэкспертного. При малейшем сомнении эксперт должен приостановить экспертное исследова­ние и заявить представителям тех органов, которые направили подэкспертного на экспертизу, о необходимости установления его личности. Лишь после того как эксперт удостоверится в личности подэкспертного, он может переходить к его обследованию.
Вначале рекомендуется произвести тщательный осмотр по­дэкспертного, для чего необходимо полностью раздеть его. Эта процедура обязательна, особенно при установлении возраста у детей, подростков, молодых людей. Далее эксперт описывает все обнаруженные изменения и признаки.
Осматриваются и описываются кожные покровы, вторичные половые признаки (их наличие или отсутствие), состояние по­ловых органов, развитие волосяных покровов на верхней губе, .подбородке, в подмышечных впадинах, на лобке; наличие, ха­рактер и локализация морщин, состояние постоянных или мо­лочных зубов, их число в каждой челюсти, степень стертости и другие особенности. У юношей отмечаются особенности голоса. Затем производятся антропометрические измерения, это осо­бенно важно при осмотре подэкспертных, не достигших поло­вой зрелости. В детском возрасте также обязательны измерения окружности головы, груди, плеча, бедра, роста стоя, сидя, веса. У лиц женского пола собирается специальный анамнез.
Обязательным является и рентгенографическое исследование как всего скелета подэкспертного, так и отдельных его частей. Рентгенографические данные, помогающие выяснить особенно­сти и время окостенения скелета, позволяют наиболее точно устанавливать определенные возрастные периоды. Суждение о возрасте по внешним признакам может быть ошибочным.
Большое значение для установления возраста имеют отдель­ные признаки. Нужно иметь в виду, что точное установление возраста, а именно: даты, месяца, в большинстве случаев и года рождения невозможно в силу значительных колебаний отдель­ных признаков в зависимости от пола, расовых особенностей, условий и образа жизни. Поэтому может быть установлен лишь приблизительный возраст.
В отдельные возрастные периоды точность установления возраста неодинакова.
Возраст может быть установлен:
§ в период новорожденности в первые дни — с точностью до одного дня, дальше — с колебаниями в несколько дней или недель;
§ в грудном периоде — с точностью до месяца;
§ в отроческом периоде — с точностью до 1 года;
§ в юношеском и молодом периодах — с точностью до 2— 3 лет;
§ в зрелом и пожилом возрастах — с колебаниями в 5 лет;
§ в старческом периоде — с колебаниями в 10 лет.
При установлении возраста используются различные возрас­тные признаки.
Рост (длина) тела. Этот признак имеет значение вместе с другими признаками до окончания периода полового созрева­ния (после чего интенсивность дальнейшего роста тела в длину прекращается). Известно, что длина тела новорожденного в среднем равна 50 см, к 5 годам она удваивается, а к 15 годам — утраивается. Рост тела у девушек прекращается приблизительно с 18 лет, у мужчин — с 25 лет.
Кожа. В период полового созревания характер кожных по­кровов, по существу, значения не имеет. Изменения кожи, на­ступающие после завершения периода полового созревания, ха­рактеризуются уменьшением эластичности и появлением при­знаков постепенного увядания: кожных морщин, складок, сухо­сти, незначительного ороговения, пигментации и атрофии.
Волосы. Они имеют меньшее значение для определения воз­раста, чем другие признаки, так как поседение волос, которое начинается обычно на висках с 35—40 лет, подвержено значи­тельным колебаниям. Иногда встречается значительное поседение в более раннем возрасте, а порой оно отсутствует и в пожилом возрасте, и даже в старческом. То же самое относится и к полысению, что объясняется сугубо индивидуальными особенностями субъекта. Поэтому состояние волосяного покрова головы при оп­ределении возраста имеет весьма относительное значение.
Появление волос на верхней губе и подбородке у юношей, а также в подмышечных впадинах и на лобке у лиц обоего пола связано с периодом полового созревания. Первые волосы на лобке появляются в 11—13 лет, в подмышечных впадинах — не­сколько позднее. Волосы на верхней губе и на подбородке в ви­де пушка начинают появляться у юношей в 15—16 лет и могут быть хорошо выраженными в 16—18 лет, но в известной мере это зависит от индивидуальных и других особенностей.
Зубы. Большое значение при определении возраста до окон­чания полового созревания имеют зубы. В более поздние воз­растные периоды это значение несколько снижается. Первые зубы прорезаются в возрасте 6—8 месяцев. Сначала появляются нижние средние резцы, потом верхние средние и верхние боко­вые; к концу первого года появляются нижние боковые резцы. Таким образом, к началу 2-го года у ребенка имеется 8 зубов, к концу 2-го года появляются остальные 12 молочных зубов. По­стоянные зубы также появляются в определенном порядке: к 5— 7 годам появляются первые постоянные, большие коренные зу­бы (моляры); с 7—8 лет начинается замена молочных зубов по­стоянными. Последние, третьи, большие коренные зубы, так называемые зубы мудрости, появляются иногда в возрасте до 30 лет, в отдельных случаях их может и не быть.
В дальнейшем происходят изменения зубов возрастного поряд­ка, характеризующиеся их стиранием и появлением клиновидных дефектов в области шеек зубов. К 25 годам начинает стираться эмаль, преимущественно на жевательной поверхности резцов; к 30 годам появляется дентин на резцах, на коренных зубах стираются жевательные бугорки. К 35 годам дентин темнеет, более резко вы­раженной становится стертость жевательных бугорков; к 40 годам отмечаются выраженная стертость резцов, появление дентина на коренных зубах; к 50 годам — значительная стертость коренных зубов, поверхность их становится ровной; в дальнейшем появля­ются углубления на жевательных поверхностях зубов. С 27—30 лет возникают клиновидные дефекты у шеек зубов.
Вторичные половые признаки. Развитие вторичных половых признаков связано с развитием половых желез. С наступлением периода полового созревания, обусловленного развитием гормональной функции половых желез и ее усилением, заканчивается появление вторичных половых признаков, по которым, собст­венно, и устанавливается период полового созревания. У маль­чиков в этом возрасте отмечается иногда временное набухание грудных желез, усиливается рост гортани, голос становится бо­лее низким; кожа мошонки темнеет, пигментируется так же, как и кожа полового члена; размеры наружных половых органов увеличиваются; на лобке, верхней губе, подбородке, в подмы­шечных впадинах начинается рост волос. Появляется и спермогенетическая функция половых желез; с 15 лет обычно начина­ется выделение из половых желез сперматозоидов, появляются поллюции. У девочек период полового созревания и начинается, и заканчивается раньше, чем у мальчиков. С 10—14 лет у дево­чек начинаются менструации, происходит увеличение молочных желез, появляется растительность на лобке и в подмышечных впадинах. Вторичные половые признаки наряду с другими по­зволяют ориентироваться в определении возраста.
Наибольшее значение при определении возраста в периоды до наступления половой зрелости (иногда и позднее) имеют де­формации отдельных костей скелета — появление точек окосте­нения (синостозов) в отдельных костях и других изменений, связанных с соответствующим возрастным периодом. Это наи­более достоверные признаки, устанавливаемые с помощью рентгенографического исследования. Оно производится в облас­ти различных отделов скелета. Наиболее подходящими объекта­ми являются стопа, кисть, грудина.
При определении возраста следует иметь в виду, что в период полового созревания возможны известные колебания в зависимо­сти от пола и расовых особенностей. Как уже было сказано, у мужчин созревание организма происходит на 1—2 года позднее, чем у женщин. Следовательно, при определении возраста прихо­дится учитывать: 1) признаки роста, формирования и созревания организма; 2) признаки увядания и старения организма. Поэтому судебно-медицинскому эксперту необходимо как можно более скрупулезно выявлять признаки созревания и увядания.
Возраст устанавливается на основании деления суммы воз­растов, определенных по каждому отдельному признаку, на чис­ло признаков. При этом следует исключить из числа признаков антропометрические измерения частей тела и рост. При оценке возраста, конечно же, необходимо учитывать индивидуальные особенности, пол, условия жизни, питание и ряд других.
Половые различия между мальчиками и девочками в первые 4 года выражаются в том, что девочки в развитии на несколько месяцев опережают мальчиков. В дальнейшем это опережение увеличивается до 1—1,5 лет, а после включения половых желез — на 2—3 года.

Пример 1.
Заключение судебно-медицинского эксперта по поводу установления возраста.
13 августа 1997 г. по предложению следователя 13-го отделения мили­ции г. М. лейтенанта юстиции Артамоновой Н.М. от 11 августа 1997 г. судебно-медицинский эксперт Иванов И.И. в помещении городского бюро судебно-медицинской экспертизы произвел экспертизу гражданина Нови­кова Сергея для установления его возраста.
Обстоятельства дела. Со слов матери, гражданки Новиковой Е.Е., ее сын Сергей Новиков родился в г. Грозном 11 сентября 1984 г. Из справ­ки, выданной средней школой, следует, что ученику Сергею Новикову ис­полнилось 12 лет. В Грозненском ЗАГСе актовой записи Сергея Новикова не обнаружено. По заявлению матери, Сергей в раннем возрасте длительно болел рахитом, рос хилым ребенком. Данные объективного исследования: подросток мужского пола ростом 140 см, окружность груди 66 см.
Кожные покровы бледные, но на щеках заметен нежный румянец. Морщин на лице нет. Половые органы слабо развиты. Волос нет ни на лице, ни в подмышечных впадинах, ни на лобке. Околососковые круж­ки розовые. Видны незначительно выступающие над десной первые ко­ренные зубы верхней челюсти. На нижней челюсти первые коренные зубы развиты полностью. Вторых коренных зубов не видно. Следов стертости зубов не отмечается, граница шейки зуба и десны представ­ляет собой прямую линию.
На рентгенограммах кистей рук видны повсеместно широкие эпифизарные щели. Сесамовидные кости 1-го пястно-фалангового сустава отсут­ствуют. Также не обнаружено синостозов в костях стопы. Видно разви­вающееся костное ядро бугристости 5-й плюсневой кости, отделенное от кости значительной щелью.
Заключение эксперта; отсутствие признаков полового созревания, сте­пень развития зубов; отсутствие сесамовидных костей и синостозов в кос­тях конечностей при развивающемся ядре бугристости 5-й плюсневой кости указывают, что Сергею Новикову, вероятно, исполнилось 12 лет.
Судебно-медицинский эксперт.

Пример 2.
Заключение судебно-медицинского эксперта по поводу установления возраста.
14 июня 1997 г. на основании предложения следователя прокуратуры г. М., юриста 2-го класса Артамоновой Н.М., от 11 июня 1997 г. судебно-медицинскнй эксперт Батий А.В. произвел в помещении городского бю­ро судебно-медицинской экспертизы экспертное исследование гражданина Боляринова Игоря Алексеевича для установления его возраста.
Обстоятельства дела. У гражданина Боляринова Игоря Алексеевича в документах имелось значительное несоответствие данных о возрасте. В метрическом свидетельстве запись о дате рождения неразборчива. Боляринов И.А. заявляет, что родился в январе 1947 г. в Смоленской области.
Данные объективного исследования: мужчина среднего роста, крепкого тело­сложения, избыточного питания, кожные покровы лица имеют землистый цвет. Русые волосы со значительной проседью, но достаточно густые. Резко развиты морщины лба, подглазничные, углов век, носогубные и предкозелковые, причем последние достигают вверх добавочной линии, а вниз — ниже козелковой. Вы­ражены морщины на шее, щеках и спинке носа, но в этих областях слабее, чем морщины описанной выше группы. На подбородке и верхней губе, на ушных мочках морщин нет. В слуховых проходах видны пучки волос. Кожа кистей рук сухая, ороговевшая, пигментирована, но без морщин. Голос заметно дрожит. Большее число зубов верхней челюсти заключено в коронки либо представлено протезами. Резцы нижней челюсти стерты почти наполовину. Дентин имеет бу­рую окраску. Шейка зуба в десну углубляется клинообразно.
Рентгенографически определяется подточенность как ульнарного, так и радиального края дистального конца основных фаланг. Суставные щели уз­кие. Заметно разрежение костной субстанции, особенно резкое в дистальном эпифизе лучевой кости. Видно резкое обызвествление всех реберных хрящей, кроме хрящей второй пары. Отмечается разрежение костного ве­щества тел поясничных позвонков.
Заключение эксперта: развитие морщин на лице, степень стертости зу­бов и инволюционные изменения костной системы Боляринова Игоря Алексеевича соответствуют примерному возрасту 50—55 лет.
Судебно-медицинский эксперт.

Контрольные вопросы

1. По каким основаниям проводят экспертизу по установлению возраста?
2. Какая методика используется при проведении экспертизы по установлению возраста?

Глава 38. Экспертиза искусственных и притворных болезней

38.1. Общие положения

Судебно-медицинскому эксперту при исследовании живых лиц необходимо иметь в виду возможность введений его в заблу­ждение со стороны потерпевшего. При этом поводы могут быть различными: попытка скрыть обстоятельства, связанные с про­исшествием и получением повреждений, изменением состояния здоровья, со сроком давности повреждений и др. В то же время судебно-медицинский эксперт не должен воспринимать потер­певшего как человека, заведомо сообщающего ложные сведения и пытающегося ввести его в заблуждение. В каждом конкретном случае судебно-медицинский эксперт должен объективно разо­браться, применяя различные методы исследования, строго со­поставляя объективные данные с объяснениями подэкспертного. На основании данных, устанавливаемых с помощью медицинских знаний, эксперт должен поставить правильный диагноз, опреде­лить характер и происхождение повреждения, заболевания, выяс­нить обстоятельства, интересующие следствие.
Часто судебно-медицинскому эксперту приходится встре­чаться с самоповреждениями. В одних случаях такие самопо­вреждения наносятся для того, чтобы изменить обстановку про­исшествия (изнасилования, ограбления, самоубийства, несчаст­ного случая), извлечь выгоду, показать себя пострадавшим, больным, а также с целью шантажа. Кроме того, встречаются притворные болезненные состояния, преувеличение симптомов заболевания и вызывание искусственных болезней. Такие со­стояния давно и хорошо известны в медицинской практике. Юристу и судебно-медицинскому эксперту нужно иметь о них ясное и правильное представление, уметь их диагностировать и проводить дифференциальный диагноз между действительным и искусственным заболеванием и состоянием.
Судебно-медицинскому эксперту приходится проводить ис­следования по поводу подозрения на искусственную или притворную болезнь в тех случаях, когда такие болезни являются основанием для привлечения к уголовной ответственности. Данные преступления предусмотрены в Уголовном кодексе.

Статья 339 УК РФ. Уклонение от исполнения обязанностей во­енной службы путем симуляции болезни или иными способами
1. Уклонение военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни, или причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство), или подлога документов, или иного обмана — наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.
2. То же деяние, совершенное в целях полного освобождения от ис­полнения обязанностей военной службы, — наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Следовательно, в одних случаях самоповреждение, притвор­ная или искусственная болезнь выявляются в процессе исследо­вания подэкспертного, а в других — исследование производится по поводу подозрения в самоповреждении, искусственной или притворной болезни.

38.2. Определение понятий

Самоповреждение — это умышленное, противоправное при­чинение вреда своему здоровью. Так обозначается причинение вреда своему здоровью в виде повреждений, вызываемых раз­личными средствами и способами самостоятельно или при по­мощи других лиц. Последние могут проходить как соучастники по делу. На практике встречаются самоповреждения, вызванные механическим воздействием на органы и ткани, а также химиче­ским, физическим и другими агентами. Их часто наносят себе осужденные.

Пример.
Осужденная Л., 23 лет, 23 августа 1997 г. была задержана дежурным помощником начальника учреждения уголовно-исполнительной системы за нарушение режима содержания и хулиганство, стала требовать свидания с начальником отряда, в чем ей было отказано. Придя в ярость, она бритвой нанесла себе множественные надрезы кожи на груди, животе и руках. При осмотре были обнаружены на передней поверхности груди и живота, oт ключиц до мечевидного отростка, в на коже нижней половины живота множественные надрезы и царапины кожи числом свыше 30, почти прямо­линейной формы, длиной 10—15 см. Повреждения покрыты буроватыми корочками. На груди в вертикальном направлении расположено 13 поверх­ностных, почти прямолинейных рубцов, длиной от 15 до 20 см, шириной до 0,2—0,3 см. В этой же области располагаются еще 6 такого же рода повреждений, но имеющих горизонтальное и косое направление. На на­ружной поверхности левого предплечья имеется 6 линейных, расположен­ных параллельно царапин длиной до 12—15 см. Кроме того, на передней поверхности живота обнаружено около 30 таких же рубчиков, расположен­ных вертикально, длиной 12—16 см, шириной до 0,5—0,6 см.

Часто судебно-следственным органам приходится встречать­ся с самоповреждениями путем проглатывания инородных тел.

Пример.
Осужденная Г., 21 года, отбывала наказание за уголовное преступле­ние в учреждении уголовно-исполнительной системы. Систематически предъявляла жалобы на состояние здоровья — головные боли, боли в жи­воте, уклонялась от работы в швейном цехе. Умышленно глотала инород­ные металлические предметы.
22 августа 1997 г. Г. заявила, что проглотила две швейные иголки длиной по 3—4 см. Была направлена для рентгенологического обследова­ния, где установлено, что у Г. в желудке действительно имеются две швей­ные иголки.
30 августа 1997 г. Г. вновь проглотила швейную иголку. При обзор­ной рентгеноскопии кишечника иголка была обнаружена на уровне 3-го по­ясничного позвонка.
12 сентября 1997 г. Г. проглотила 3 иголки и вновь была направлена в медицинскую часть, где при рентгеноскопии одна иголка была обнаружена в ситовидной кишке и 2 иголки в слепой кишке.
16 сентября 1997 г. инородных тел уже не обнаруживалось. Была на­правлена на судебно-медицинскую экспертизу для разрешения вопроса: на­сколько опасно для жизни Г. проглатывание ею швейных иголок?
Выводы судебно-медицинского эксперта: проглатывание инородных тел, а тем более игл, представляет значительную опасность для жизни, так как может привести к прободению стенки пищевода, стенки желудка, ки­шечника и последующим тяжелым осложнениям (воспаление брюшины, по­вреждение крупного кровеносного сосуда).

Искусственная болезнь. При искусственной болезни субъект тоже причиняет вред своему здоровью различными способами. Только появление этого вреда имеет характер не механической или химической травмы, а протекает в виде заболевания, кото­рое может не быть принято за самоповреждение. Например, конъюнктивит, вызванный механическим или химическим раз­дражителем, принимается за конъюнктивит инфекционный, ал­лергический; уретрит, вызванный введением мыла в уретру, — за гонорейный или вульгарный; колит, вызванный приемом внутрь мыла, — за дизентерию и др. В этих случаях субъект об­ращается к врачу не с травмой или ожогом, а с болезнью, ис­кусственный характер которой необходимо распознать.
Симуляция. В медицинской практике по отношению к бо­лезни этим термином обозначается притворная болезнь. При симуляции здоровый субъект только притворяется, изображает болезнь, применяя для этого иногда и некоторые средства, не причиняющие вреда здоровью. Например, подкрашивает уча­сток кожи, желая изобразить кровоподтек, добавляет к моче кровь, изображает эпилептический припадок и др. То есть здо­ровый человек притворяется больным, симулирует болезнь.
Судебно-медицинскому эксперту приходится встречаться не только с симуляцией болезней, но и с симуляцией различных происшествий. Тогда эксперту приходится осматривать участни­ков таких происшествий по поводу повреждений или заболева­ний. Встречается симуляция несчастных случаев, нападений, ограблений, самоубийства, террористического акта и т.д. К судебно-медицинскому эксперту могут направить для осмотра субъекта, который сообщил органам расследования, что он под­вергся нападению, что его связывали, наносили различные по­вреждения и проч. Однако появились основания подозревать, что такого нападения в действительности не было, оно инсце­нировано, а субъект себя связал сам и сам нанес себе поврежде­ния. В этих случаях органы расследования ставят эксперту пря­мой вопрос, предлагая установить, нанес ли свидетель повреж­дения себе сам или они были нанесены посторонней рукой.
Судебно-медицинскому эксперту приходится устанавливать не симуляцию происшествия, что к его ведению и не относится, а характер и происхождение повреждений и возможность нанесения их самому себе. Обычно же проводится исследование по поводу симуляции болезни, которую предъявляет свидетельствуемый.
Аггравация. В медицинской практике аггравация обозначает преувеличение симптомов действительно имеющегося заболевания. Об аггравации говорят тогда, когда больной, страдающий каким-либо заболеванием, преувеличивает отдельные его сим­птомы. Например, человек жалуется на сильную головную боль, когда она значительно слабее, или ревматик — на сильную боль в суставах, когда такой боли в действительности он не испытывает.
Разница между симуляцией и аггравацией заключается в том, что симулянт в действительности здоров и болезнь или симптомы болезни только изображает, а аггравант — действи­тельно больной человек, но преувеличивающий остроту сим­птомов заболевания.
Диссимуляция. Умышленное сокрытие действительно имею­щегося заболевания носит название диссимуляции. Диссимуля­ция — понятие, обратное симуляции. При симуляции здоровый человек притворяется больным, при диссимуляции больной че­ловек притворяется здоровым, скрывает свое заболевание по различным мотивам и поводам. Например, при страховании жизни и здоровья. Условия страхования предусматривают отказ от выплаты страховой премии, если выяснится, что застрахо­ванный скрыл при страховании имевшееся у него заболевание.
Самоповреждение, искусственная болезнь, притворная бо­лезнь (симуляция), аггравация и диссимуляция становятся спе­циальным предметом судебно-медицинской экспертизы в тех случаях, когда субъект, преследуя корыстные цели, вступает в конфликт с законом и совершает правонарушение. Задачей су­дебно-медицинской экспертизы при этом является установление действительного состояния здоровья подэкспертного, наличия или отсутствия у него заболевания, искусственной (притворной) болезни, аггравации и т.д., а также возможности нанесения по­вреждения собственной или посторонней рукой.
На практике приходится встречаться с различными формами всех этих ложных состояний, возникающих при различных об­стоятельствах и по самым разным поводам и мотивам.
Когда судебно-медицинское исследование проводится по подозрению в самоповреждении, притворной или искусственной болезни, или когда врач заподозрил такое состояние, обследова­ние и экспертиза имеют свои особенности, так же, как и меди­цинское исследование в каждом конкретном случае.
Собирание анамнеза и опрос подэкспертного должны произ­водиться подробно и тщательно. При этом эксперту нельзя по­казывать свои подозрения. Никогда и ни при каких обстоятель­ствах, даже в самых определенных, казалось бы, случаях симуляции, эксперт не должен подходить к подэкспертному, как к явному симулянту. Задача эксперта заключается в том, чтобы выявить, имеется у данного субъекта заболевание или этого за­болевания нет; вызвано оно искусственно или имеет обычное для данного заболевания происхождение; нанесено повреждение самому себе подэкспертным или посторонней рукой.
На основании своих знаний, опыта и тщательного всесто­роннего клинического исследования эксперт и должен в конце концов установить фактическое положение дела. Исследование, опрос, осмотр и наблюдение эксперт проводит внимательно, тактично, деликатно, относясь к подэкспертному, как к дейст­вительно больному человеку. Устанавливая симуляцию или факт нанесения повреждений собственной рукой, эксперт не объяв­ляет об этом подэкспертному и не пытается уличить его, а фик­сирует все полученные им данные, производя анализ и их син­тез, на основании которого затем приходит к такому заключе­нию в документе экспертизы. Последний передается представи­телю органов расследования.
Отметим, что экспертиза подобного рода часто бывает до­вольно сложной и не может быть произведена единолично, осо­бенно по подозрению в симуляции болезни. В таком случае эксперт сообщает представителю органов расследования о необ­ходимости привлечь для осмотра и исследования подэкспертного других специалистов.
В заключение следует сказать, что если в процессе судебно-медицинской экспертизы возникает сомнение в действительно­сти заболевания или в происхождении повреждения, то эксперт должен: во-первых, произвести тщательное обследование субъек­та для распознавания характера заболевания или повреждения и его происхождения, во-вторых, всегда помнить, что искусствен­ные (притворные) болезни, самоповреждения могут быть прояв­лением психического заболевания. В последнем случае эксперт сообщает следователю свое мнение о необходимости привлече­ния психиатра к участию в комиссии экспертов. Следователь при согласии с экспертом выносит постановление о привлече­нии к участию в экспертизе психиатра.
От судебно-медицинского эксперта и привлекаемого к экс­пертизе врача (консультанта) требуется постоянная, вниматель­ная и критическая оценка клинических симптомов и данных специальных исследований, что позволит исключить ошибоч­ную постановку диагноза заболевания там, где его нет.

38.3. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой по поводу симуляции

1. Какое заболевание обнаружено у испытуемого и каковы его причины?
2. Какие объективные данные подтверждают заболевание?
3. Типично ли протекает заболевание у подэкспертного?
4. Устанавливается ли общая картина болезни или отдельные ее симптомы, что воссоздать легче?
5. Не является ли необычность течения преувеличением от­дельных симптомов болезни?
6. Соответствуют ли объективные признаки болезни сообще­ниям испытуемого о сроках ее начала и причинах?
7. Каково отношение подэкспертного к проведенному ле­чению?
8. Нет ли попыток ухудшить течение болезни отказом от ле­чебных мероприятий или каким-либо другим способом?
9. Не отмечается ли преуменьшение подэкспертным эффек­тивности проведенного лечения?
10. Какими объективными данными подтверждается отсутст­вие болезни?

38.4 Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой по поводу самоповреждений

1. Какое повреждение обнаружено у подэкспертного?
2. Каким орудием или оружием оно было нанесено?
3. Каков механизм образования повреждений (число ударов, направление их и другие особенности)?
4. Каково (при огнестрельных повреждениях) расстояние и направление выстрела, отмечается ли локализация входных и выходных отверстий, наличие в раневом канале посторонних включений (элементов)?
5. Из какого оружия произведен выстрел?
6. Не обнаружено ли в области повреждения остатков или следов действия каких-либо веществ, которыми оно могло быть вызвано?
7. Соответствуют ли обстоятельства возникновения повре­ждения, изложенные потерпевшим, данным объективного ис­следования?
8. Возможно ли причинение обнаруженных повреждений са­мим потерпевшим?
9. Соответствует ли объективным данным сообщение потер­певшего о давности получения повреждения?
10. Какова степень тяжести причинения вреда здоровью?
11. Каково отношение подэкспертного к проводимому ле­чению?
12. Нет ли попыток искусственно ухудшить течение болезни (невыполнение лечебных процедур, срывание повязок )?

Контрольные вопросы

1. Дайте определение и приведите пример симуляции.
2. Дайте определение и приведите пример диссимуляции.
3. Дайте определение и приведите пример самоповреждения.
4. Каковы возможности и значение проведения судебно-медицинской экспертизы при подозрении на членовредительство?

Глава 39. Экспертиза установления пола и половых состояний

39.1. Общие положения

В судебно-медицинской практике приходится рассматривать широкий круг вопросов, связанных с определением пола. Одни вопросы относятся к установлению полового состояния и от­правлению нормальных половых функций, другие — к наруше­нию нормального полового уклада и связанными с этим престу­плениями. Поэтому каждая из этих групп вопросов рассматри­вается отдельно.
В уголовных и гражданских делах судебно-медицинская экс­пертиза определения полового состояния может быть связана с необходимостью установления:
1) истинного пола;
2) половой зрелости;
3) способности к половому сношению, оплодотворению, за­чатию;
4) половой неприкосновенности;
5) наличия беременности, ее отсутствия, бывших родов, аборта.

39.2. Судебно-медицинская экспертиза установления истинного пола

Необходимость установления истинного пола возникает в случаях сомнения в принадлежности субъекта к тому или друго­му полу. Это может быть связано с различными поводами и производится как в отношении детей, так и взрослых.
Пол может быть ошибочно установлен у ребенка при его рождении вследствие неправильного, врожденного нарушения развития половых органов. В дальнейшем, с развитием ребенка, возникает сомнение в правильности определения пола и необ­ходимость установления истинного пола с последующим ис­правлением в документах. Неопределенное половое состояние, когда имеются внешние признаки и того и другого, или проти­воположного пола, принято обозначать как гермафродитизм.
В настоящее время различают:
1. Истинный гермафродитизм, для которого характерно на­личие в гонадах ткани яичка и яичника и нарушение эмбрио­нальной функции ткани яичка еще в эмбриональном периоде.
2. Мужской псевдогермафродитизм, характеризующийся поч­ти всегда мужским генотипом, наличием двух яичек, но различ­ной степенью нарушений образования этими яичками в эм­бриональном и постнатальном периодах морфогенетических инкретов и андрогенов.
3. Женский псевдогермафродитизм, который характеризуется нормальным женским генотипом, нормальным развитием внут­ренних женских половых органов и резко выраженным, похо­жим на мужские, строением наружных половых органов (обыч­но под влиянием избытка андрогенов).
Как истинный гермафродитизм, так и ложный в судебно-медицинской практике встречается очень редко, и устанавливать характер нарушений развития пола бывает крайне трудно.
В связи с исключительными сложностями диагностики и клиническим разнообразием форм детальное обследование та­ких лиц должно производиться только в специализированном клиническом центре. Нельзя давать какое-либо заключение на основании одного вида и состояния наружных половых органов. Вопрос об установлении паспортного пола и у взрослых, и у де­тей должны решать клиницисты: эндокринологи, психиатры и сексопатологи.
Все сказанное выше определяет организацию, возможности и направление судебно-медицинской экспертизы.

39.3. Судебно-медицинская экспертиза установления половой зрелости

Поводом к установлению достижения или недостижения по­ловой зрелости может явиться обвинение в нарушении половой неприкосновенности лица, не достигшего половой зрелости. Половая жизнь направлена на произведение потомства, следова­тельно, и половая зрелость есть определенное состояние физи­ческой подготовленности к воспроизведению потомства.
Организм женщины должен быть подготовлен не только к половому сношению, оплодотворению и зачатию, что может на­ступить значительно раньше половой зрелости, но к вынашиванию плода и родоразрешению без вреда для здоровья женщины. Таким образом, главными и основными критериями половой зрелости женщины будут подготовленность к вынашиванию плода и родоразрешению без вреда для ее здоровья.
Из всего сказанного можно сделать вывод: половой зрело­стью лиц женского пола является такое физическое развитие и физиологическое состояние организма, при котором вынашивание плода и родоразрешение совершаются без вреда для здоровья женщины и являются нормальным физиологическим актом. Предлагается учитывать совокупность следующих при­знаков: а) общее развитие организма; б) развитие половых органов и способность к совокуплению; в) способность к за­чатию; г) способность к вынашиванию плода; д) способность к родоразрешению; е) способность к вскармливанию.

Пример.
Заключение судебно-медицинского эксперта.
10 апреля 1997 г. на основании постановления следователя Следствен­ного управления города М., лейтенанта юстиции Артамоновой Н.М., от 9 апреля 1997 г. судебно-медицинский эксперт городского бюро судебно-медицинской экспертизы Звягинский Н.Н. и гинеколог Арканов А.А. в гинекологическом отделении больницы № 23 произвели осмотр гражданки Петровой Изольды Олеговны, 17 лет 2 месяцев, для определения половой зрелости и половой неприкосновенности.
Обстоятельства дела. Из постановления следователя известно, что гражданин Сидоров А.Н. в январе 1997 г. вступил в половую связь с гражданкой Петровой И.О.
Следователем поставлены перед экспертом следующие вопросы:
1. Достигла ли гражданка Петрова И.О. половой зрелости в настоя­щее время, а также достигла ли она половой зрелости в январе 1997 г.?
2. Жила ли гражданка Петрова И.О. половой жизнью, и если да, то можно ли установить, с какого времени?
При осмотре гражданки Петровой И.О. обнаружено следующее: она правильного телосложения, удовлетворительного питания, мышечная систе­ма развита хорошо, рост 164 см, вес 57 кг, окружность груди 82 см, раз­меры таза 23х25х30х21 см. Грудная клетка правильной формы, молочные железы хорошо развиты, шаровидной формы, плотные, размером 23х25 см, соски и околососковые кружки хорошо пигментированы, из сосков вы­делений нет. Волосяной покров подмышечной впадины и на лобке развит нормально. На бедрах, плечах, в области молочных желез, лобка и наруж­ных половых органов подкожная жировая клетчатка развита хорошо. Половая щель закрыта большими половыми губами, малые губы выступают из-под больших, слизистая входа во влагалище розового цвета. Наружные половые органы сформированы правильно. Девственная плева мясистая, высокая, кольцевидной формы, с толстым закругленным краем. Соответст­венно цифрам 4 и 9 циферблата часов имеются разрывы, доходящие до основания. Края разрывов закруглены, утолщены, белесоватого цвета, от­верстие входа во влагалище свободно пропускает два пальца. Складки сли­зистой влагалища хорошо выражены. Матка хорошо развита, зев ее не­сколько щелевидный, придатки не определяются.
Специальный анамнез: менструации с 12 лет, по 3—4 дня, через 3 не­дели, без болей. Половой жизнью живет с января 1997 г. В половую связь вступила добровольно, ни к кому претензий не предъявляет.
Выводы судебно-медицинской экспертизы: на основании осмотра гра­жданки Петровой И.О. в соответствии с поставленными вопросами следу­ет: по своему физическому развитию гражданка Петрова И.О. в настоящее время половой зрелости достигла и, судя по ее физическому развитию, это имело место и 3 месяца назад.
Целость девственной плевы у гражданки Петровой И.О. нарушена; давность ее нарушения в настоящее время установить не представляется возможным.
Судебно-медицинский эксперт (подпись).
Гинеколог-эксперт (подпись).
Права и обязанности эксперта согласно ст. 82 УПК РСФСР извест­ны, по ст. ст. 307 и 310 УК РФ предупреждены.
Судебно-медицинский эксперт (подпись).
Гинеколог-эксперт (подпись).

39.4. Судебно-медицинская экспертиза установления способности к половому сношению, оплодотворению, зачатию

Экспертиза установления способности к половому сноше­нию и оплодотворению у мужчин и способности к половому сношению и зачатию у женщин может иметь место в уголовных и гражданских делах.
Установление производительной способности у мужчин. Пово­дом к такой экспертизе в уголовных делах являются обычно преступления, связанные с изнасилованием или нарушением половой неприкосновенности, когда обвиняемый отрицает у себя способность к половому сношению и оплодотворению вследствие каких-либо заболеваний или импотенции. В граж­данских делах данная экспертиза производится иногда в связи с предъявлением алиментных исков.
Способность к воспроизведению потомства у мужчин скла­дывается из способности к половому сношению и способности к оплодотворению.
Способность к половому сношению и способность к оплодо­творению могут присутствовать независимо друг от друга. Муж­чина может быть способен к половому сношению и в то же время у него может отсутствовать способность к оплодотворе­нию. И наоборот, при отсутствии способности к половому сно­шению мужчина иногда может сохранить способность к оплодо­творению. Поэтому при экспертизе установления производи­тельной способности приходится устанавливать и способность к половому сношению, и способность к оплодотворению.
Установление способности к половому сношению и зачатию у женщин. Поводом к проведению данной экспертизы в граждан­ских делах является чаще всего заявление о расторжении брака. Однако такая необходимость возникает и в уголовных делах (например, при ложном обвинении в изнасиловании).
Способность к воспроизведению потомства у женщины складывается из способности к половому сношению и способ­ности к зачатию. Как и у мужчин, способность к половому сношению и способность к зачатию у женщин приходится уста­навливать раздельно.
Установление способности к половому сношению. Как уже ука­зывалось, способность к половому сношению у женщин возни­кает ранее достижения половой зрелости, и половое сношение становится возможным при нормальном развитии организма к 14-15 годам, а иногда и ранее. К этому возрасту развитие поло­вых органов достигает такой степени, что допускает введение нормального полового члена взрослого мужчины без особого травмирования половых органов.
Неспособность к зачатию. Неспособность к зачатию приво­дит к бесплодию женщины. Различают абсолютное бесплодие, обусловленное патологическими состояниями, препятствующи­ми зачатию, и относительное бесплодие, при котором причины, вызывающие бесплодие, могут быть устранены. Кроме того, различают первичное и вторичное бесплодие. Первичным бес­плодием называют отсутствие вообще у данной женщины беременности; вторичным бесплодием называется отсутствие спо­собности к зачатию у женщины, которая имела уже одну или несколько беременностей.

39.5. Судебно-медицинская экспертиза установления половой неприкосновенности

Установление половой неприкосновенности приходится про­изводить у лиц женского пола. Только в исключительных случаях половая неприкосновенность устанавливается у подростков муж­ского пола.
Поводом для установления половой неприкосновенности может явиться обвинение в развратных действиях с малолетни­ми, в делах об изнасиловании или покушении на изнасилова­ние. Поводом к установлению половой неприкосновенности у лиц женского пола является нередко привлечение к ответствен­ности за клевету, оскорбление (например, при ложном обвине­нии в сожительстве с определенным лицом или несколькими лицами). Подобные дела возникают в порядке частного обвине­ния, по заявлению потерпевшей. Суд, принимая заявление по­терпевшей, в отдельных случаях может направить ее на экспер­тизу для установления половой неприкосновенности.
Установление половой неприкосновенности производится только по постановлению органов следствия или определению суда.
Установление половой неприкосновенности у лиц женского пола сводится, по существу, к исследованию состояния девст­венной плевы — ее целости или наличия повреждений. Лише­ние физической девственности определяется только по наруше­нию целости девственной плевы. Судебно-медицинский эксперт должен установить: 1) имеет ли место нарушение целости девст­венной плевы, 2) произошло ли нарушение целости девственной плевы путем введения полового члена во влагалище или имел место иной механизм ее нарушения.
Установление половой неприкосновенности у малолетних и несовершеннолетних мужского пола производится крайне редко. Поводом могут быть либо половое сношение с малолетним или несовершеннолетним, либо развратные действия с малолетними и несовершеннолетними, совершенные лицами женского пола. При экспертизе мальчика или подростка составляется заключение, в котором описывается состояние половых органов. В вы­водах отмечается, что данных, указывающих на нарушение по­ловой неприкосновенности, при исследовании не обнаружено.

39.6. Судебно-медицинская экспертиза установления беременности, родов, аборта

В уголовных и гражданских делах может возникнуть необхо­димость разрешения многих вопросов, связанных с беременно­стью: установление существующей беременности и ее срока, продолжительности; установление бывшей беременности, быв­ших родов, их давности; установление прерывания беременно­сти, его давности, причины и способа аборта, причинной связи прерывания беременности с травмой, механической или психи­ческой, и ряд других.
В уголовных делах установление беременности необходимо производить:
а) в делах о нарушении половой неприкосновенности, при обвинении в развратных действиях, половом сношении с лицом, не достигшим половой зрелости, при изнасиловании, когда по­следствием этих действий является беременность;
б) при нарушении нормального течения беременности после травмы, психического воздействия или других внешних воздей­ствий;
в) при подозрении в детоубийстве, когда исчезает ребенок или обнаруживается труп новорожденного, и подозрение падает на определенную женщину, а также при подкидывании ребенка;
г) при разрешении вопросов, связанных с вынесением при­говора и определением меры наказания; для отсрочки исполне­ния приговора беременной; для смягчения меры наказания.
В гражданских делах установление беременности произво­дится:
а) при алиментных исках — для установления наличия бере­менности и ее срока;
б) в делах о наследовании — для установления продолжи­тельности беременности;
в) в бракоразводных делах;
г) в трудовых делах при нарушении законоположения о приеме на работу при беременности, для определения льгот на получение пособий и т.д.
Судебно-медицинской экспертизе приходится разрешать при этом следующие вопросы:
§ установление наличия беременности и ее срока;
§ могла ли быть такая продолжительность беременности;
§ установление бывшей беременности, родов и давности их.
Диагностика беременности зависит прежде всего от ее срока: чем меньше срок беременности, тем труднее ее определить. По­этому и методы исследования беременности в известной мере обусловлены ее сроками.
Если беременность окончилась родами, то единственным кри­терием срока беременности являются признаки зрелости плода.
Главными признаками зрелости новорожденного являются его рост и вес. Эти показатели могут колебаться в значительных пределах. Так, вес новорожденного при срочных родах может быть от 2500 до 5500 г (средний вес равен 3200—3250 г). Рост может колебаться в пределах 48—58 см (средний рост для обоих полов 50,9 см). Нижними границами роста и веса для зрелых доношенных новорожденных установлены 47 см и 2500 г.
Необходимость установления бывших родов может потребо­ваться по различным поводам. Например, поступает заявление, что женщина была беременна, но беременность свою скрыла. По-видимому, были роды, но ребенка нет. Обнаруживается труп новорожденного, в связи с чем разыскивается мать. Установле­ние бывших родов может быть связано с детоубийством. Жен­щина может скрывать, что она была матерью, по разным при­чинам, или же утверждать, что родила ребенка, который на са­мом деле ею похищен.
При этой экспертизе приходится разрешать следующие во­просы:
§ рожала женщина или не рожала;
§ если рожала, то как давно были роды.
Разрешение этих вопросов требует акушерско-гинекологического исследования.
По состоянию половых органов можно установить, что женщина не рожала. Возможность установления бывших родов зависит от их давности. В первые дни и недели после родов ди­агноз бывших родов ставят без затруднений по состоянию поло­вых органов, выделениям из них, родовым повреждениям поло­вых путей, по состоянию, выделению и цитологическому анали­зу молочных желез. После родов и соответствующей инволюции матки установление бывшей беременности затруднительно. Ука­занием на бывшие роды могут служить рубцы влагалища после разрывов, имевших место в процессе родов, надрывов шейки матки. В этих случаях могут возникнуть сложности в определе­нии давности родов.

Пример.
Заключение судебно-медицинского эксперта.
29 сентября 1997 г. на основании постановления следователя Следст­венного управления города М. лейтенанта юстиции Артамоновой Н.М. от 28 сентября 1997 г. судебно-медицинский эксперт городского бюро судебно-медицинской экспертизы Котов А.А. и акушер-гинеколог Котин К.К. в гинекологическом отделении больницы № 33 произвели осмотр девочки Прокловой Изольды, 13 лет, для определения достижения ею половой зре­лости и установления у нее срока беременности.
Обстоятельства дела и документальные данные. 10 сентября 1997 г. Проклова Иэольда обратилась в детскую гинекологическую консультацию с жалобой на боли в животе. При осмотре ее было установлено, что у нее имеется беременность 20—22 недель. Об этом были поставлены в извест­ность органы милиции. Проклова рассказала, что в мае—июле 1997 г. она неоднократно имела половые сношения с гражданином Тузиковым И.Ю. Против Тузикова И.Ю. возбуждено уголовное дело, в связи с чем Про­клова И. и была направлена на судебно-медицинскую экспертизу.
Данные объективного исследования: при опросе Прокловой установле­но, что менструации у нее появились на 12-м году, по 4—5 дней, безбо­лезненные. Последняя менструация была 26 апреля 1997 г. Учиться начала в 7 лет. Училась плохо. Всего окончила 5 классов.
Рост Прокловой И. 140 см, вес 42 кг, окружность груди 69 см, ок­ружность плечей 19 см, окружность бедер 41 см. Размеры таза: 22х23х26х16 см. Телосложение правильное, питание среднее. Верхние и нижние конечности несколько укорочены, скелетная мускулатура развита слабо, молочные железы развиты хорошо, в коже их мелкие белесоватые рубчики, железы грушевидной формы, отвисшие, размером 10х11 см, соски и околососковые кружки хорошо выражены, резко пигментированы, темно-коричневого цвета. Волосы в подмышечных впадинах единичные, волосы на лобке развиты слабо. Наружные половые органы недоразвиты: большие половые губы развиты недостаточно, с небольшим количеством подкожной клетчатки, малые губы и клитор выступают из-за больших губ, половая щель несколько зияет, девственная плева кольцевидной формы, мясистая; соответственно цифрам 4—6—9 циферблата часов имеются старые разры­вы, доходящие до основания плевы. Дно матки на 3 поперечных пальца выше пупка, на 26 см выше лобкового сочленения, окружность живота 75 см, положение плода продольное, головка стоит высоко над входом в таз. Сердцебиение плода 130 ударов в минуту, хорошо прослушивается справа. Выводы. На основании данных осмотра Прокловой Изольды, 13 лет, устанавливается следующее:
1. Проклова И. в настоящее время, а следовательно, и несколько ме­сяцев назад половой зрелости не достигла. По физическому развитию она соответствует своему возрасту — 13 годам.
2. У Прокловой И. установлена беременность, срок которой соответст­вует 26—27 неделям.
3. Общее физическое состояние ее организма соответствует возрасту. Недоразвитие и некоторая деформация таза в связи с перенесенным в дет­стве рахитом свидетельствуют о том, что самостоятельные роды живым и доношенным ребенком, без каких-либо осложнений, для нее невозможны. Поэтому родоразрешение ее придется проводить путем оперативного вме­шательства (кесарева сечения).
4. Девственная плева у Прокловой нарушена давно. Давность наруше­ния в настоящее время установить невозможно.
Судебно-медицинский эксперт (подпись).
Акушер-гинеколог-эксперт (подпись).
Права и обязанности эксперта согласно статьи 82 УПК РСФСР из­вестны, по ст. ст. 307 и 310 УК РФ предупреждены.
Судебно-медицинский эксперт (подпись).
Акушер-гинеколог-эксперт (подпись).

Судебно-медицинская экспертиза при расследовании дел о не­законном аборте. Хотя прерывание беременности при нежела­нии женщины ее сохранить разрешено российским законода­тельством, но и в настоящее время экспертиза по делам о не­законном аборте встречается часто.
При расследовании уголовных дел, возбуждаемых в связи с незаконным производством аборта, следователю приходится выяснять, проверять и устанавливать ряд данных, разъяснение которых требует специальных медицинских знаний. В связи с этим прежде всего требуется произвести судебно-медицинское исследование женщины, подозреваемой в прерывании своей беременности.
При судебно-медицинской экспертизе приходится выяснять следующие данные:
§ беременна ли данная женщина, и если да, то какой у нее срок беременности;
§ не имело ли место прерывание беременности, и если да, то на каком месяце;
§ не было ли в данном случае самопроизвольного прерыва­ния беременности;
§ если имело место прерывание беременности, то каким способом и какие имеются для этого доказательства;
§ какие последствия имело прерывание беременности;
§ какова степень тяжести причиненных при прерывании бе­ременности повреждений;
§ какова степень тяжести осложнений, возникших в связи с прерыванием беременности;
§ не имеется ли стойкая утрата трудоспособности в связи с повреждениями или осложнениями, возникшими вследст­вие прерывания беременности; если да, то каковы разме­ры стойкой утраты трудоспособности;
§ не связаны ли возникшие осложнения после прерывания беременности с антисанитарной обстановкой и способом производства аборта.
Судебно-медицинскую экспертизу при расследовании дел о незаконном производстве аборта приходится проводить иногда только по материалам дела. Однако их может быть достаточно для того, чтобы составить заключение. В других случаях прихо­дится производить осмотр женщины, у которой было или пред­полагается прерывание беременности.

Пример.
Гражданка А., 20 лет, узнав, что она беременна, решила сделать себе аборт. По совету знакомых она вводила в полость матки при помощи ре­зинового баллона с эбонитовым наконечником раствор мыла и марганцово­кислого калия. Проделала это 12 апреля 1997 г. около 23 часов вечера. На следующий день пошла на работу. Вечером почувствовала боль внизу жи­вота и 13 апреля 1997 г. поступила в гинекологическое отделение больницы № 49 с диагнозом «начавшийся аборт».
При поступлении в больницу обнаружено следующее; кожа и види­мые слизистые бледные; сознание сохранено; пульс 90 ударов в минуту, среднего наполнения. Передняя брюшная стенка мягкая. При пальпации определяется болезненная опухоль, доходящая до пупка, смещенная вле­во от средней линии. Опухоль напоминает беременную матку. Шейка матки резко подтянута к симфизу, синюшная, размягчена, не поврежде­на. Зев щелевидной формы. В 3 см кзади от задней губы в заднем своде отверстие размером 5х6 см, из которого выступает неповрежденный плодный пузырь. Край этого отверстия со стороны задней губы кровоподтечен на участке размером 2,1х1,6 см, остальные края отвер­стия неровные, отечные, слегка кровоподтечные. Через это отверстие свободно извлечен неповрежденный плодный пузырь с плодом и частью плаценты. Длина плода 12 см.
Заключение судебно-медицинского эксперта: на основании данных объективного исследования установлено, что у гражданки А. имеется ин­фицированный аборт на 13-й неделе беременности с повреждением заднего свода влагалища и матки. Это повреждение влагалища и матки могло быть произведено действием тупого твердого предмета, каким мог быть эбонито­вый наконечник резинового баллона.

При такого рода происшествиях органы расследования ино­гда ставят вопрос о возможности или невозможности производ­ства прерывания беременности и причинения подобных повре­ждений самой женщиной при введении различных предметов в матку, в частности, наконечника баллона, катетера и др.

Контрольные вопросы

1. По каким поводам проводится экспертиза установления ис­тинного пола?
2. В связи с чем проводится экспертиза установления половой зрелости?
3. По каким поводам проводится экспертиза установления спо­собности к половому сношению, оплодотворению, зачатию?
4. Каковы причины проведения экспертизы установления поло­вой неприкосновенности?
5. По каким поводам проводится экспертиза установления на­личия беременности, ее отсутствия, бывших родов, аборта?

Глава 40. Экспертиза в делах о расследовании половых преступлений

40.1. Общие положения

В Уголовном кодексе РФ в главе 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» в специальных статьях 131—135 предусмотрены преступления, представляющие собой действия, посягающие на половую не­прикосновенность и половую свободу граждан.
При расследовании половых преступлений в ряде случаев требуется судебно-медицинская экспертиза, которой могут под­вергаться потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые и вещест­венные доказательства.
Перед судебно-медицинской экспертизой ставится на разре­шение ряд специальных вопросов. От правильного их разреше­ния нередко зависит квалификация действия и приговор суда. В УК РФ предусматриваются следующие действия, в связи с кото­рыми может быть назначена судебно-медицинская экспертиза:
§ изнасилование, т.е. половое сношение с применением насилия, угроз или с использованием беспомощного состоя­ния потерпевшей;
§ изнасилование, сопряженное с причинением тяжкого вре­да здоровью;
§ изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия;
§ изнасилование несовершеннолетней;
§ действия сексуального характера с применением насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния по­терпевшей;
§ действия сексуального характера, сопряженные с причи­нением тяжкого вреда здоровью;
§ действия сексуального характера, повлекшие особо тяжкие последствия;
§ действия сексуального характера с несовершеннолетней;
§ понуждение к действиям сексуального характера;
§ половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего воз­раста;
§ развратные действия в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста;
§ мужеложство с применением физического насилия;
§ мужеложство в отношении несовершеннолетнего.
§ лесбиянство с применением физического насилия;
§ лесбиянство в отношении несовершеннолетней.
Перед судебно-медицинской экспертизой ставят на разреше­ние следующие вопросы:
1) имело или не имело место половое сношение;
2) имело ли место половое сношение в извращенной форме или удовлетворение половой страсти в извращенной форме;
3) имели ли место развратные действия в отношении несо­вершеннолетних;
4) имело ли место половое сношение мужчины с мужчиной.

40.2. Судебно-медицинская экспертиза при расследовании уголовных дел по поводу развратных действий

Наказание за развратные действия предусмотрено ст. 135 УК РФ.

Статья 135 УК РФ. Развратные действия
Совершение развратных действий без применения насилия в отно­шении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, —
наказывается штрафом в размере от трехсот до пятисот минималь­ных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти месяцев, либо ограниче­нием свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Эта статья предусматривает действия, нарушающие нор­мальное половое развитие несовершеннолетних.
Развратные действия могут совершаться и мужчиной, и женщиной по отношению к несовершеннолетним, т.е. не дос­тигшим 14 лет, как того, так и другого пола. При этом не имеет значения, достигло ли лицо, в отношении которого совершались развратные действия, половой зрелости, жило ли оно уже поло­вой жизнью или нет и др.

Статья 134 УК РФ. Половое сношение и иные действия сек­суального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста
Половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста, —
наказываются ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до четырех лет.

Судебно-медицинская экспертиза требуется лишь в тех случаях, когда в результате развратных действий на теле потерпев­шего оставлены какие-либо изменения, которые позволяют та­кие действия установить. Предметом судебно-медицинской экс­пертизы могут быть также вещественные доказательства.
Следовательно, к компетенции судебно-медицинской экс­пертизы относится не установление развратных действий, что определяется органами следствия и судом, а обнаружение изменений на теле потерпевшего и механизма их происхождения.
Обследование потерпевших (малолетних и несовершеннолет­них) производят в присутствии их близких или родителей. При исследовании также необходима помощь другого медицинского персонала: медицинской сестры, санитарки. Для собирания анамнеза у малолетних следует приглашать опытного педагога, с помощью которого и выясняются необходимые анамнестические данные. Нужно иметь в виду, что в экспертной практике встре­чаются и ложные обвинения, обусловленные шантажом, какими-либо корыстными целями, местью и другими мотивами. Поэтому все, что относится к собиранию анамнеза, должно быть тщатель­но зафиксировано в документе экспертизы. Основные же сведения об обстоятельствах происшествия должны быть получены от представителя органов дознания или следователя.
После ознакомления с обстоятельствами дела и анамнестическими данными производится осмотр потерпевшей в обычном порядке. Отмечают общие данные (возраст, пол, физическое развитие) и затем переходят к осмотру половых органов. Осмотр производится в гинекологическом кресле при хорошем естест­венном освещении, с помощником. У лиц женского пола осмат­ривают наружные половые органы: большие половые губы, их покровы, слизистую больших и малых губ, вход во влагалище, девственную плеву и ее состояние. Найденные изменения подробно описываются. Обнаруженные изменения следует зарисо­вать на схемах и сфотографировать.
Развратные действия могут заключаться в прикосновении к половым органам и к другим частям тела руками или половыми органами, в трении и раздражении руками или половым орга­ном половых органов девочки, в движениях половым членом между бедрами и в других действиях, но не в половом сношении (т.е. не во введении полового члена во влагалище).
Для предупреждения возможных ошибочных экспертных за­ключений необходимо подчеркнуть, что половое сношение — это введение полового члена во влагалище. Если было введение полового члена во влагалище, значит, было половое сношение. Если не было введения полового члена во влагалище, следова­тельно, не было и полового сношения.
Изменения, обнаруживаемые у осматриваемого лица, зависят и от того, однократно ли производились развратные действия или систематически, в течение длительного времени.
При однократных развратных действиях в большинстве слу­чаев никаких изменений не возникает, и при осмотре потер­певшего лица ничего обнаружить нельзя.
Если же изменения есть, то чаще всего они проявляются в раздражении слизистой оболочки наружных половых органов, поверхностных ссадинах, кровоподтеках в слизистой наружных половых органов. Эти изменения бывают обычно весьма по­верхностными и могут быть обнаружены только при экспертизе вскоре после совершения каких-либо действий, так как через 1—2 дня они, как правило, проходят.
Повреждения более глубокого характера наблюдаются уже при попытках к половому сношению и носят иной характер.
Систематические развратные действия. Развратные действия могут совершаться в течение продолжительного времени (на­пример, в течение многих месяцев), вследствие чего иногда воз­никают изменения в области половых органов в виде хрониче­ского воспаления слизистой входа во влагалище и девственной плевы. Слизистая их оказывается припухшей, красного цвета, покрытой слизистыми или слизисто-гнойными выделениями. Если в течение длительного времени имели место попытки к половому сношению с давлением в области наружных половых органов, то постепенно может образоваться воронкообразное углубление в области преддверия влагалища.
Кроме того, могут возникнуть атрофия и истончение девст­венной плевы. Но такие изменения бывают редко, и то при очень длительном и систематическом механическом воздействии на эту область.
Оценка обнаруженных изменений и формулировка заключе­ния эксперта зависят от характера обнаруженных изменений.
При исследовании может быть установлено следующее:
а) отсутствие каких-либо изменений в области наружных по­ловых органов;
б) изменения острого характера (повреждения, воспаление);
в) изменения хронического характера со стороны тканей на­ружных половых органов.
Отсутствие изменений в области наружных половых органов не исключает возможности развратных действий, которые в та­ких случаях устанавливаются другими доказательствами по делу. Эксперт же формулирует свое заключение следующим образом:
«При экспертизе девочки Кати Б., 12 лет, не обнаружено каких-либо изменений в области наружных половых органов, свидетель­ствующих об имевших место каких-либо действиях, в частности механическом раздражении».
Повреждения в области половых органов могут быть в виде кровоподтеков, ссадин, трещин слизистой, надрывов девствен­ной плевы. Более обширные и глубокие повреждения наблюда­ются при попытках к половому сношению.
Для установления характера повреждений и их происхожде­ния имеет значение локализация повреждений. Кровоизлияния, ссадины и трещины слизистой у входа во влагалище и девствен­ной плевы возникают чаще всего при механических раздраже­ниях и манипуляциях. Такие повреждения могут быть вызваны давлением как напряженным половым членом, так и пальцами.
При обнаружении повреждений эксперт в своем заключении указывает характер, происхождение и давность. Например: «При экспертизе девочки Кати Н., 12 лет, обнаружены следующие из­менения: два маленьких кровоизлияния в слизистой малых половых губ, у отверстия девственной плевы и надрыв в 1 мм края девст­венной плевы. Эти повреждения располагаются в задних отделах наружных половых органов. Такие повреждения могли возникнуть от давления на эту область каким-либо тупым предметом (паль­цем, напряженным половым членом и др.). Давность этих повреж­дений не более одних суток. По своему характеру эти повреждения не причинили кратковременного расстройства здоровья».
Повреждения могут обнаруживаться и на других частях тела подэкспертной. Поэтому при обследовании рекомендуется про­изводить тщательный и подробный осмотр всей поверхности тела. Это необходимо также и потому, что в дальнейшем со сто­роны родственников потерпевшей могут возникнуть претензии и заявления, якобы повреждения были и на других частях тела, однако эксперт их не осмотрел и не зафиксировал. Происхож­дение повреждений на других частях тела определяется по их характеру. Осмотр и оценка повреждений производятся в обыч­ном порядке. Повреждения при развратных действиях могут об­наруживаться вокруг заднепроходного отверстия. Иногда обна­руживаются надрывы уголков рта, уздечки языка и другие по­вреждения, особенно у маленьких девочек.
При обнаружении хронических изменений в области поло­вых органов (атрофии слизистой входа во влагалище, воронко­образного углубления в области влагалища, захватывающего ладьевидную ямку, огрубения слизистой в этой области) экспер­том может быть дано заключение с указанием, что обнаружен­ные изменения носят хронический характер и возможно обу­словлены повторной (систематической) травматизацией и раз­дражением наружных половых органов, и только.
Потерпевшую следует также осмотреть специалистам — ги­некологу, урологу, венерологу.
Что касается предметов (одежда, белье и др.), которые дос­тавляются вместе с исследуемым лицом родителями, родствен­никами, то эксперт не должен принимать их для исследования или направлять лично в лабораторию, а тем более сам произво­дить исследование.
Направление предметов, на которых обычно подозревают или прямо обнаруживают следы крови, семенной жидкости или каких-либо выделений, на судебно-медицинское или какое-либо другое исследование должно производиться только следователем в обычном порядке, установленном для направления на иссле­дование вещественных доказательств.

40.3. Судебно-медицинская экспертиза при расследовании дел об изнасиловании

Наказание за изнасилование предусмотрено ст. 131 УК РФ.

Статья 131 УК РФ. Изнасилование
1. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, — наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет.
2. Изнасилование:
а) совершенное неоднократно или лицом, ранее совершившим на­сильственные действия сексуального характера;
б) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой;
в) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отноше­нию к потерпевшей или к другим лицам;
г) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием;
д) заведомо несовершеннолетней —
наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет.
3. Изнасилование:
а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;
б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоро­вью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяж­кие последствия;
в) потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, —
наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

Физическое насилие может заключаться в нанесении телесных повреждений различного характера и степени, а также в лишении потерпевшего лица возможности сопротивления вследствие вызывания бессознательного состояния повреждением, преодо­лением оказываемого сопротивления, которое должно быть действительным, а не мнимым (вызываемым). Вопросы к эксперти­зе могут касаться характера и степени тяжести повреждений у потерпевшей, характера и степени оказанного ею сопротивле­ния, а также признаков, свидетельствующих о лишении воз­можности потерпевшей сопротивляться.
Психическое насилие может быть осуществлено в угрозах, запугивании с целью добиться возможности полового сношения. При этом угроза должна быть действительной и непосредственной (например, угроза применения огнестрельного оружия или ножа, приставленного к телу, которым иногда даже наносятся поверхностные повреждения). Угроза должна быть такой, чтобы она могла парализовать свободу действий или сопротивление потерпевшего лица. В одних случаях установление угрозы нахо­дится всецело в компетенции следственных органов (например, применение огнестрельного оружия). В других, когда эта реаль­ная угроза сопровождалась оставлением каких-либо следов (в частности, уколов, надрезов ножом), эти следы могут быть объ­ектом судебно-медицинской экспертизы для выяснения их про­исхождения и степени тяжести. Угроза может быть и в виде чис­то психического насилия (например, заключаться в угрозе огла­шения достоверных и действительных, но позорящих данное лицо сведений), направлена в отношении самого потерпевшего или близких ему лиц. Но при таких условиях вопросы к компе­тенции судебно-медицинской экспертизы обычно не относятся.
Использование беспомощного состояния потерпевшего лица. Имеется в виду такое состояние потерпевшего лица, при котором оно не имело возможности сопротивляться, бессознательное состояние или состояние физической беспомощности (алкогольное или наркотическое опьянение, наркоз, гипнотическое состояние и ряд других). Возможны и такие случаи, когда потерпевшее лицо оказалось в бессознательном состояния без участия преступника, а последний воспользовался этим состоянием.
Судебно-медицинской экспертизе могут предъявляться на разрешение вопросы, касающиеся удостоверения реальности бес­помощного состояния потерпевшей в результате алкогольного (наркотического) опьянения (например, для выяснения степени опьянения, физической беспомощности).
Использование согласия путем обманных действий. Если по­ловое сношение совершается путем обмана, когда, например, потерпевшая во время сна (отдыха) принимает насильника за своего мужа, то такое половое сношение, хотя оно и не имело характера насилия в смысле физического или психического воз­действия, рассматривается законом как насильственное половое сношение.
Задачи судебно-медицинской экспертизы заключаются в об­наружении при исследовании потерпевшей или вещественных доказательств таких медицинских данных, которые могут послужить для органов следствия и суда доказательствами факта имевшего места насильственного полового сношения. Данное исследование проводится для установления фактов: 1) введения полового члена во влагалище; 2) повреждений, указывающих на применение физического насилия; 3) беспомощного состояния потерпевшей; 4) психического воздействия; 5) изменений, которые судом могут быть определены как особо тяжелые последствия изнасилования.
Порядок экспертизы. Судебно-медицинский эксперт должен учитывать особую сложность и деликатность обследований в делах о насильственном половом сношении, а также возможность ложного обвинения в изнасиловании по различным мотивам. Поэтому эксперт должен относиться к таким исследовани­ям исключительно осторожно, щепетильно. Необходимо под­робно фиксировать все, что будет заявлять потерпевшая, а также все то, что будет экспертом обнаружено при самом подробном и детальном ее осмотре. Необходимо подчеркнуть также, что экспертиза по поводу насильственного полового сношения должна производиться экспертом обязательно в присутствии и с помощью других лиц медицинского персонала. Если следователь — женщина, то желательно в ее присутствии. Так же осторожно эксперт должен относиться и к собиранию анамнестических данных. Предварительно необходимо ознакомиться с материа­лами дела у следователя или получить от него эти материалы, а уже затем следует приступать к исследованию потерпевшей.
Исследование должно включать собирание анамнеза (в частности и специального анамнеза), общий осмотр наружных поло­вых органов, осмотр повреждений, если они имеются. Рекомен­дуется, особенно в целях обнаружения сопутствующих насилию повреждений, производить полный общий осмотр. Для этого лучше всего предложить обследуемой полностью раздеться и в таком виде осматривать тело (сверху вниз, справа налево), тщательно описывая обнаруженные повреждения, их локализацию и характер. Все повреждения и их детали наносятся на схемы, а также фотографируются. Подобный осмотр исключит возможность упущения каких-либо повреждений и даст представление о характере и происхождении обнаруженных повреждений .
Насильственному половому сношению могут подвергаться лица женского пола разного возраста. Как показывает практика, такие покушения могут совершаться как в отношении детей, так и в отношении пожилых и старых женщин.
При попытке насильственного полового сношения с детьми или подростками возникают обширные повреждения в области половых органов: разрывы не только наружных половых органов и промежности, но и влагалища, его сводов, прямой кишки. По­страдавшие с подобными повреждениями поступают в лечебные учреждения, где и приходится производить их первоначальный осмотр. У таких испытуемых все обнаруженные повреждения и изменения должны быть подробно описаны в истории болезни.
У подростков и лиц, находящихся в периоде полового созре­вания, повреждения в области половых органов зависят от степе­ни их развития. У таких потерпевших повреждения бывают раз­личного характера или отсутствуют вовсе, если наружные поло­вые органы достаточно развиты и половые контакты возможны. Если половое сношение совершается впервые, то обнаруживают­ся разрывы и надрывы девственной плевы (характер таких по­вреждений был описан выше). У женщин, живших половой жиз­нью, после насильственного полового сношения может не остать­ся и обычно не остается никаких изменений в области наружных и внутренних половых органов. В отдельных случаях возникают повреждения, если половой акт совершался грубо или был бур­ным. Возможно повреждение слизистой входа во влагалище, дев­ственной плевы, где могут быть обнаружены кровоподтеки и осаднения. Иногда наблюдаются разрывы сводов влагалища.
Но в большинстве случаев факт полового сношения установ­лен быть не может. У пожилых и старых женщин при насильст­венном половом сношении иногда возникают повреждения в области наружных половых органов в виде кровоподтеков, осаднений, надрывов и разрывов, располагающихся также и во вла­галище. Возникновение таких повреждений обусловлено со­стоянием и атрофией тканей половых органов.
В задачу судебно-медицинского эксперта входит обнаруже­ние данных, свидетельствующих о введении полового члена во влагалище. Указаниями на имевшее место половое сношение, т.е. введение полового члена во влагалище, могут быть: 1) обна­руживаемые в области половых органов повреждения; 2) у лиц, не живших половой жизнью, у которых насильственный поло­вой акт был первым, — наличие повреждений девственной пле­вы и обнаружение спермы во влагалище; 3) у лиц, живших по­ловой жизнью, — обнаружение во влагалище семенной жидко­сти (в таком случае при экспертизе должны быть приняты меры для определения групповой принадлежности спермы и взяты мазки из влагалища); 4) прямым или косвенным указанием на бывшее введение полового члена во влагалище может быть зара­жение венерической болезнью с локализацией патологии (гуммы, язвы и т.д.) в области половых органов; 5) относительным указа­нием на бывшее введение полового члена во влагалище может быть беременность, срок которой совпадает со временем насиль­ственного полового сношения (нужно только учитывать, что бе­ременность может наступить и без введения полового члена во влагалище при эякуляции спермы в преддверие влагалища); ука­зания на имевшее место введение полового члена во влагалище могут быть получены при исследовании подозреваемого и иден­тичности обнаруженной спермы у испытуемой.
Юристам следует иметь в виду, что эксперт устанавливает не факт полового сношения, а факт введения полового члена во влагалище, на основании которого органы расследования и суд сделают вывод, что половое сношение было. Установление фак­та введения полового члена во влагалище требует специальных медицинских знаний. Вывод же из этого факта, что было поло­вое сношение, делают органы расследования и суд.
При необнаружении данных, свидетельствующих о введении полового члена во влагалище, эксперт в своем заключении отме­чает: «При осмотре гражданки Н., 19 лет, не обнаружено достовер­ных данных, указывающих на введение полового члена во влагалище». Однако это не исключает того, что половое сношение имело ме­сто, особенно у женщин, живших до этого половой жизнью.
При следственных мероприятиях и судебном разбирательстве дел об изнасиловании возникает необходимость установления применения физической силы при насильственном половом сношении. Поэтому перед экспертом нередко ставится вопрос: имело ли место насилие, оказывалось ли достаточное сопротив­ление и возможно ли было совершение полового сношения при обстоятельствах, излагаемых подэкспертной? Отметим, что не все эти вопросы может и должен разрешать судебно-медицинский эксперт. В некоторых случаях при описанных обстоятель­ствах эти вопросы могут быть разрешены самим судом и следо­вателем исходя из обычного житейского опыта. Эксперт должен устанавливать только данные, требующие медицинских знаний и опыта, а отнюдь не те, которые могут разрешаться на основа­нии общежитейских сведений и опыта.
Насильственное половое сношение совершается, как правило, без присутствия посторонних лиц, в уединенном месте, где потер­певшей не могут прийти на помощь, и у суда в таких случаях не­редко возникает вопрос: мог ли данный субъект изнасиловать по­терпевшую? В судебно-медицинской и криминалистической лите­ратуре это решается отвлеченно. Указывается, что в принципе женщина не может быть изнасилована мужчиной при приблизи­тельно равном соотношении сил. В судебной практике же это при­ходится устанавливать не отвлеченно, а конкретно, в каждом от­дельном эпизоде, ибо нередко возникает ряд таких привходящих обстоятельств, которые могут возникнуть только в данном случае.
Изнасилование, кроме того, может быть совершено двумя и более лицами (групповое), которые или все принимают участие в изнасиловании и совершают половой акт, или же некоторые из них не совершают полового акта, а только подавляют сопро­тивление жертвы, помогая другим насильникам. Лица, подав­лявшие сопротивление жертвы, но не совершавшие сами поло­вого сношения, также привлекаются к уголовной ответственно­сти за изнасилование.
Необходимо иметь в виду возможность ложного обвинения в групповом изнасиловании. Известны факты, когда женщина, добровольно совершившая сношение с несколькими лицами, затем обвиняла их в групповом изнасиловании. При групповом изнасиловании должны быть осмотрены все участники.
Повреждения у потерпевшей при насильственном половом сно­шении. При осмотре потерпевшей у нее на теле могут быть об­наружены повреждения, указывающие на применение насилия для совершения полового сношения: поверхностные поврежде­ния в виде кровоподтеков различного характера, ссадин, цара­пин, следов от укусов зубами, а иногда раны от колющих, ре­жущих и тупых предметов. Повреждения могут располагаться на различных частях тела: на лице, в области губ, носа, щек, в виде кровоподтеков от давления пальцами, ударов кулаком, ссадин ногтями, укусов зубами, имеющих характерную форму. На шее возможны кровоподтеки от сдавления пальцами, ссадины полу­лунной формы от давления ногтями, а также повреждения, имеющие характерную форму и указывающие на имевшее место сдавление шеи руками.
Повреждения могут располагаться: на плечах — от захваты­вания и сдавления руками в виде кровоподтеков; на предплечьях, особенно в области лучезапястных суставов, — от захватыва­ния и удерживания рук; на груди, часто в области молочных же­лез, — следы от укусов зубами, кровоподтеки от насасывания; в области половых органов: больших половых губ — от ударов и грубого воздействия пальцами, на внутренней поверхности бе­дер — при разведении ног. На спине и ягодицах, в поясничной области возможны следы от ударов о твердые предметы при па­дении, ссадины и царапины на коже, возникшие при движении, протаскивании, если жертва лежала на неровной поверхности. Такие повреждения могут свидетельствовать о позе, в которой находилась жертва, оказывая сопротивление, и подтвердить ее объяснения об их происхождении. Следы от укусов зубами об­наруживаются иногда в области лобка, наружных половых орга­нов, на бедрах, ягодицах. На голенях возникают кровоподтеки при ударах по ногам при попытке свалить жертву.
В одних случаях повреждения бывают незначительными, ог­раниченными, в других — весьма распространенными, множест­венными и тяжелыми, порой даже в виде переломов костей (особенно носа, челюстей). Сдавления шеи могут сопровождать­ся повреждением гортани и нарушением звучной речи.

Пример 1.
На основании объективных данных освидетельствования, данных до­полнительных исследований, учитывая предварительные сведения об об­стоятельствах дела, прихожу к следующим выводам в соответствии с во­просами следователя:
1. Целость девственной плевы у гражданки Н. нарушена. Срок нару­шения около 2 дней тому назад, на что указывают наличие красноты и припухлости по краям слипшегося разрыва, а также кровоизлияния у осно­вания плевы.
2. Обнаруженные повреждения в виде ссадин на шее и кровоподтеков на внутренней поверхности бедер по давности соответствуют времени на­рушения девственной плевы (о чем свидетельствуют синий цвет кровопод­теков и наличие на ссадинах свежих светло-красных корочек, прочно спа­янных с кожей). Указанные повреждения могли быть получены при борьбе и самообороне, и по степени тяжести они относятся к легкому вреду здоро­вью, не повлекшим за собой кратковременного расстройства здоровья.
3. Гражданка Н. достигла половой зрелости, о чем свидетельствует общее развитие ее организма, наличие зубов мудрости, менструации в те­чение 2-х лет, выраженность вторичных половых признаков, развитие мо­лочных желез, состояние наружных и внутренних половых органов.
Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.
Судебно-медицинский эксперт

Пример 2.
На основании объективных данных освидетельствования, данных до­полнительных исследований, учитывая предварительные сведения об об­стоятельствах дела, прихожу к следующим выводам в соответствии с во­просами следователя:
1. При исследовании мазков из влагалища гражданки Н. сперматозои­дов не обнаружено.
2. Так как Н. является женщиной, жившей половой жизнью, устано­вить, имел ли место половой акт (указать дату), не представляется воз­можным.
3. Обнаруженные при исследовании повреждения на внутренней по­верхности бедер в виде кровоподтеков, царапин и ссадин относятся к ука­занному потерпевшей сроку и могли быть получены в результате борьбы и самообороны.
Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.
Судебно-медицинский эксперт

Наличие множественных повреждений, расположенных в оп­ределенных частях тела, может косвенно подтвердить объяснения потерпевшей и указать на имевшее место насилие. Все поврежде­ния должны быть нанесены на схемы и сфотографированы.
Изнасилование с использованием беспомощного состояния. Беспомощные состояния, вызванные неблагоприятным стечени­ем обстоятельств внешнего порядка, например, неудобным по­ложением потерпевшей, придавливанием тяжестью или какими-либо другими, не требуют специальных медицинских знаний, т.е. судебно-медицинской экспертизы, так как могут быть объ­яснены и не медиками.
Беспомощность, обусловленная физиологическим состояни­ем у детей, стариков и дряхлых лиц, также, по существу, не тре­бует судебно-медицинской экспертизы и может быть установле­на следователем и судом.
Беспомощное состояние у лиц, страдающих психическими заболеваниями, требует проведения квалифицированной судебно-психиатрической экспертизы. Последняя устанавливает на­личие психического заболевания, его характер, возможность и наличие беспомощного состояния, отсутствие у субъекта воз­можности сознавать свои действия.
Беспомощное состояние, зависящее от соматических заболе­ваний, устанавливается на основании обследования потерпевшей, и заключение зависит от особенностей конкретного случая.
Беспомощное состояние, вызванное испугом и эмоциональ­ным шоком, должно устанавливаться также совместно с психи­атром и психологом.
Беспомощное состояние, вызванное травмой (например, по­теря сознания от удара по голове или других повреждений), ус­танавливается обследованием потерпевшей. К таким обследова­ниям необходимо привлекать по постановлению следователя травматолога, невропатолога, а иногда и психиатра.
Беспомощное состояние, вызванное приемом алкоголя (нар­котических средств), и ссылка на это встречаются чаще всего. Но нередко потерпевшая ссылается на опьянение, желая как-то оправдать свое поведение, и поэтому делает заявление, что она была умышленно приведена в состояние опьянения. В подобных случаях надо иметь в виду следующее: если данное обстоятель­ство имело место в отношении подростка, молодой девушки или женщины, незнакомых с действием алкоголя, не употреблявших его ранее, то приведение в состояние опьянения и вызванная им беспомощность, как показывает практика, возможны с це­лью последующего насильственного полового сношения. Опья­нение и беспомощное состояние, снижение способности к со­противлению могут быть вызваны у таких лиц сравнительно не­большими количествами алкоголя. У женщин, употребляющих алкоголь регулярно и имеющих представление о его действии, ссылки на приведение в состояние опьянения должны вызывать сомнение. Однако всегда надо учитывать конкретные обстоя­тельства происшествия. Если заявление об алкогольном опьяне­нии делается на следующий день после приема алкоголя или ранее, то необходимо произвести количественное определение алкоголя в крови и моче для получения объективных данных, а также тщательное расследование и выяснение возможного коли­чества принятого потерпевшей алкоголя.
Таким образом, установление беспомощного состояния за­висит от конкретных обстоятельств дела и производится на ос­новании тщательного анализа всех материалов дела.
Симуляция изнасилования. В практике часто встречаются слу­чаи симуляции изнасилования, покушения на изнасилование и ложного обвинения в насильственном половом сношении. Побудительными мотивами для симуляции и ложного обвинения могут быть различные обстоятельства: месть, шантаж, желание оправдать свое поведение и др. Такие обвинения могут иметь место по отношению к различным лицам, в частности, к врачам и судебно-медицинским экспертам, которые проводили осмотр и обследование «потерпевших».
Чаще всего ложные обвинения предъявляют лица, страдаю­щие истерией, психическими заболеваниями, особенно с эроти­ческим бредом. Выдвигаемые ими версии об обстоятельствах изнасилования иногда сразу же вызывают сомнения в их прав­доподобности и заставляют думать о психическом заболевании заявительницы. В других случаях заявления бывают весьма правдоподобными и представляются обоснованными для возбу­ждения уголовного преследования против лиц, обвиняемых в изнасиловании.
Симуляция изнасилования заключается в том, что женщина, заявляя об изнасиловании или попытке изнасилования, предъ­являет ряд повреждений, которые, по ее мнению, должны сви­детельствовать о факте будто бы имевшего место насилия. Такие повреждения бывают разнообразными по своему характеру, но обычно представляют собой кровоподтеки, вызванные щипками или насасыванием губами, в местах, доступных для подобных манипуляций самой заявительницы. Встречаются также множе­ственные царапины и даже надрезы, особенностью которых яв­ляется то, что они бывают поверхностными, множественными и расположены параллельно или во взаимно перекрещивающихся направлениях. Указанные самоповреждения располагаются большей частью на открытых частях тела. но иногда и на закры­тых. В последних случаях требуется осмотр и исследование оде­жды, через которую такие повреждения должны были наносить­ся. Повреждения, нанесенные собственной рукой при симуля­ции изнасилования, настолько характерны, что их происхожде­ние становится ясным опытному эксперту уже при первом ос­мотре. В некоторых случаях необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы, так как обвинения в изнасилова­нии с причинением самоповреждений могут быть у психически больных.
Обвинения в насильственных действиях в отношении детей и подростков требуют, кроме судебно-медицинской экспертизы, обязательной судебно-психиатрической экспертизы и опросов таких «потерпевших» экспертом-психиатром, психологом, пе­дагогом в присутствии следователя, что позволяет выяснить ис­тинный характер происшествия и заявлений. В случаях ложного обвинения детей обычно обучают определенной версии, кото­рую они стереотипно повторяют. Помимо этого, нужно иметь в виду возможность и ложного рассказа ребенка в силу присущей его детской психике фантазии.
Изнасилование, соединенное с половыми извращениями. В не­которых случаях пострадавшие заявляют, что изнасилование было связано с половыми извращениями. К последним относят­ся извращенные формы полового сношения с введением поло­вого члена в задний проход или в рот. При осмотрах в таких случаях могут быть обнаружены изменения, подтверждающие правильность заявлений. При проведении экспертизы (осмотр в гинекологическом кресле) вскоре после происшествия могут быть обнаружены изменения в области заднепроходного отвер­стия в виде осаднений, надрывов кожи и слизистой и более глу­боких повреждений, ран, продолжающихся на слизистую пря­мой кишки. На слизистой оболочке прямой кишки могут быть найдены отдельные кровоизлияния и осаднения, а иногда и глу­бокие надрывы, проникающие в параректальную клетчатку. При экспертизе необходимо брать для исследования мазки из пря­мой кишки, в которых могут быть обнаружены сперматозоиды. Обнаружение последних является безусловным доказательством имевшего место введения полового члена.
В таких случаях необходимо проводить также обязательное обследование обвиняемого. У него могут быть обнаружены до­казательства сношения в виде остатков каловых масс (каловой крошки) в складках крайней плоти полового члена.
В других случаях возможно обнаружение повреждений в об­ласти рта у потерпевшей в виде осаднения слизистой губ, над­рывов уздечки языка, кровоизлияний в области твердого и мяг­кого неба, слизистой щек.
Особо тяжкие последствия изнасилования могут потребовать судебно-медицинской экспертизы. Изнасилование может сопро­вождаться расстройством здоровья, психическими нарушениями у потерпевшей, причинением ей тяжкого вреда здоровью. При из­насиловании детей и подростков, а иногда и взрослых женщин, при грубом половом сношении в области половых органов порой возникают обширные повреждения, сопровождающиеся либо значительным кровотечением, либо тяжелыми осложнениями, приводящими к деформациям и рубцовым изменениям в этой области. Подобные повреждения иногда нарушают способность к деторождению, что также является тяжким последствием.
К тяжким последствиям относится заражение венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией. Последнее устанавливается специ­альным исследованием в венерологическом диспансере, прово­димом через определенный период после имевшего место сно­шения или покушения на него. Тяжелым последствием изнаси­лования следует считать и беременность, в частности, у подро­стков и лиц, не достигших половой зрелости. Поэтому при экс­пертизе по поводу изнасилования требуется обязательное по­вторное исследование потерпевшей для установления возмож­ного наступления беременности.
Особо тяжкими последствиями при изнасиловании являются смерть или самоубийство потерпевшей, либо психическое рас­стройство, последовавшее в результате изнасилования, а также причинение ей тяжкого вреда здоровью, предусмотренного ст. 111 УК РФ. Наличие психического расстройства и его связь с имев­шим место изнасилованием устанавливаются судебно-психиатрической экспертизой.
При расследовании факта насильственного полового сноше­ния большое значение имеют вещественные доказательства, в частности, предметы одежды потерпевшей, подозреваемого (об­виняемого). На них очень часто обнаруживаются следы крови и семенной жидкости, доказательства которых и обнаружение их групповых свойств иногда имеют решающее значение. Кроме того, могут быть обнаружены и различного рода загрязнения (почвой и др.), посторонние частички, исследование которых относится к ведению криминалистической экспертизы. В каче­стве вещественных доказательств могут выступать и другие предметы. Например, в одном случае следы семенной жидкости были обнаружены на обивке заднего сиденья автомашины, где произошло изнасилование. В другом — следы семенной жидко­сти были найдены на полу в комнате, где происходило изнаси­лование. Однажды насильственное половое сношение было со­вершено на столе в служебном кабинете учреждения. Потер­певшая заявила следователю, что субъект, совершивший с ней половой акт, вытирал половой член о находившуюся на столе скатерть. На изъятой следователем скатерти действительно были обнаружены сперматозоиды, что и послужило доказательством имевшего место полового сношения.
Нередко потерпевшая сама приносит судебно-медицинскому эксперту предметы своей одежды с указанием, что эти вещи бы­ли на ней в момент изнасилования. Судебно-медицинский экс­перт ни в коем случае не должен сам принимать такие предметы или направлять их в лабораторию. Рекомендуется сообщить об этом следователю или направить потерпевшую с упомянутыми вещами к следователю. Последний в соответствии с установлен­ным УПК РСФСР порядком должен запротоколировать изъятие вещей у потерпевшей и направить ее с постановлением о назна­чении экспертизы для исследования в судебно-медицинскую лабораторию.
Предметы, изъятые самим судебно-медицинским экспертом и направленные непосредственно им на исследование, не будут являться вещественными доказательствами, так как такое изъя­тие является нарушением установленного УПК РСФСР порядка.

Пример.
13 сентября 1997 г. проведена судебно-медицинская экспертиза граж­данки А., 20 лет.
Обстоятельства происшествия. А. заявила в дежурную часть 35-го отде­ления милиции г. М. следующее: 11 сентября она была на дне рождения подруги Р., где употребляла спиртные напитки. Когда опьянела, то прилегла отдохнуть в соседнем помещении. Через 2 часа пошла домой. Когда А. во­шла во двор, то ее знакомый К. затащил ее на детскую игровую площадку. К К. присоединились еще несколько человек и на детской площадке они все А. изнасиловали. А. кричала и отбивалась, но ничего не могла сделать.
Специальный анамнез: менструации с 15 лет, приходили через месяц, 1—2 дня, небольшие, без болей; последний раз — в середине августа. По­ловая жизнь началась 3 года назад. Половые сношения не были частыми, беременностей не было.
Объективные данные: вторичные половые признаки — оволосение на лобке и в подмышечных впадинах обильное, густое; молочные железы раз­виты, довольно упругие, несколько отвисшие, соски нормальные, из них ничего не выдавливается. Соски и околососковые кружки розового цвета.
Повреждения. Над правой бровью буроватый поверхностный струп овальной формы размером 1х0,5 см. Каких-либо других повреждений на теле вообще и, в частности, на животе, в окружности половых органов, на внутренней поверхности бедер не обнаружено. Наружные половые органы развиты нормально. Слизистая входа во влагалище бледно-розового цвета, без повреждений. Выделений из влагалища нет. Девственная плева цирку­лярной формы с высоким входом, гладкими свободными краями и неболь­шой естественной выемкой соответственно 2-м часам циферблата. По сред­ней линии плевы, в заднем ее отделе, соответственно цифре 6, имеется старый разрыв с белесоватыми рубцовыми краями, продолжающийся в ладьевидную ямку. Отверстие девственной плевы легко пропускает указа­тельный палец. Кольцо сокращения отсутствует. Внутренние половые орга­ны: матка нормальной величины, подвижна и чувствительна. Шейка с щелевидиым отверстием; трубы, яичники и своды нормальные. Из сводов влагалища были взяты мазки, сперматозоиды обнаружены не были.
Заключение судебно-медицинского эксперта: целость девственной пле­вы гражданки А. нарушена давно, и срок нарушения ее в настоящее время установить не представляется возможным. Обнаруженное повреждение над бровью получено 2—3 дня назад от удара каким-либо тупым предметом; относится к разряду не причинивших расстройства здоровья; признаков из­насилования не обнаружено.

40.4. Судебно-медицинская экспертиза при расследовании дел о мужеложстве

Статья 132 УК РФ. Насильственные действия сексуального характера
1. Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального харак­тера с применением насилия или с угрозой его применения к по­терпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использова­нием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) —
наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет.
2. Те же деяния:
а) совершенные неоднократно или лицом, ранее совершившим изна­силование;
б) совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой;
в) соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вре­да здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по от­ношению к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам;
г) повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием;
д) совершенные в отношении заведомо несовершеннолетнего (несо­вершеннолетней), —
наказываются лишением свободы на срок от четырех до десяти лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:
а) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей);
б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия;
в) совершены в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадца­тилетнего возраста, —
наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадца­ти лет.

Статья 133 УК РФ. Понуждение к действиям сексуального ха­рактера
Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (по­терпевшей) —
наказывается штрафом в размере от двухсот до трехсот минималь­ных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех месяцев, либо исправи­тельными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

Эти преступления посягают на половую нравственность и нормальный уклад в области половых отношений. Преступление заключается в совершении полового сношения между лицами мужского пола как достигшими совершеннолетия (18 лет), так и несовершеннолетними. Данное преступление может быть со­вершено с применением насилия, а также с использованием ви­новным зависимого положения потерпевшего. В таких случаях к ответственности привлекается только лицо, применившее наси­лие или использовавшее зависимое положение другого лица. Преступление считается законченным и совершившимся в том случае, если имело место введение полового члена в естествен­ное отверстие тела другого мужчины. Другие действия в виде раздражения половых органов различными способами, объятий и т.п. не являются основанием для квалификации этих действий как мужеложства. Если они совершены по отношению к мало­летним, то виновные могут быть привлечены к ответственности за развращение малолетних или несовершеннолетних.
При расследовании дел о мужеложстве может потребоваться судебно-психиатрическая экспертиза, так как в некоторых слу­чаях мужеложство может быть проявлением психопатологиче­ских особенностей данного субъекта. Однако в большинстве случаев такая склонность обусловлена преимущественно усло­виями воспитания и сексуальными извращениями. Лица, зани­мающиеся мужеложством, одновременно могут вести и нор­мальную половую жизнь, быть женатыми, иметь семью и детей.
Судебно-медицинской экспертизе подлежат оба участника. Чем ранее после акта мужеложства произведены такие исследо­вания, тем более существенные данные могут быть получены при осмотре обоих субъектов. Субъект, выполняющий роль мужчины, называется активным партнером, пассивную — пас­сивным партнером.
При экспертизе активных партнеров выявляется обычно ма­ло данных. На белье и одежде, соответственно половым орга­нам, можно отыскать следы кала, семени, крови, но значение этих находок условно. На половых частях никаких характерных особенностей не бывает.
При осмотре наружных половых органов активных партнеров вскоре после совершения акта мужеложства в складках крайней плоти, на половом члене, в препуциальном мешке могут быть найдены частички (крошка) каловых масс (это подтверждается лабораторным исследованием), что в таких случаях является до­казательством введения полового члена в прямую кишку. Для бактериологического исследования можно использовать содер­жимое препуциального мешка. В последнем может быть опреде­лено наличие кишечной палочки, кишечной флоры вообще. Са­мо по себе обнаружение кишечной палочки, особенно у лиц не­чистоплотных, еще не доказывает мужеложства. Оно может лишь косвенно указывать на введение полового члена в прямую кишку.
Если имело место насилие и сопротивление потерпевшего, то в области половых органов, на половом члене обнаруживают­ся повреждения в виде ссадин, царапин, кровоподтеков. Если у потерпевшего были повреждения и кровотечение, то на половых органах подозреваемого возможно остались следы крови. Опре­деление группы крови в некоторых случаях также может быть косвенным указанием на имевшее место насилие, если обнару­живается группа крови, одинаковая с группой крови пострадав­шего. Следует обратить особое внимание на наличие венериче­ского заболевания (твердого шанкра, гонореи), учитывая воз­можность заражения потерпевшего. Специальное исследование при подозрении на заражение венерическим заболеванием должно производиться в венерологическом диспансере.
У пассивных партнеров могут наблюдаться несмыкание, не­которое расхождение мышечного жома ануса, образующего во­ронкообразное углубление; сглаживание лучеобразных складок в окружности прохода; образование поверхностных рубцов слизи­стой заднего прохода. Иногда анус даже зияет, и слизистая обо­лочка прямой кишки видима на некотором протяжении. Как следствие повторных раздражений нередко наблюдаются воспа­лительные явления в прямой кишке, экзема в окружности зад­него прохода. Если акт совершается грубо и насильственно, то наблюдаются ссадины и разрывы. Более доказательны следы спермы в области заднепроходного отверстия или в прямой кишке, наличие свежего сифилиса или гонореи прямой кишки.
Необходимо иметь в виду, что нередко биологически обу­словленные пассивные партнеры тяготеют к женским занятиям и платью, обладают женскими вкусами, походкой и психологи­ческими особенностями.
Гомосексуалисты переживают целые романы со всеми атри­бутами любовных увлечений и мук. Они очень ревнивы, и на этой почве у них происходят оскорбления, телесные поврежде­ния и даже убийства.
Но в ряде случаев один и тот же субъект в зависимости от си­туации выполняет роль то активного, то пассивного партнера. Поэтому каждый из участников должен быть подвергнут подроб­ному объективному исследованию в области наружных половых органов, окружности заднепроходного отверстия и прямой киш­ки. Следует обязательно подробно зафиксировать повреждения, обнаруженные на теле подэкспертного. Для этого необходимо осмотреть всю поверхность тела, предложив освидетельствуемому снять одежду. Иногда подобные лица пытаются скрыть повреж­дения и другие следы. Вещественные доказательства направляют­ся следователем для экспертизы в установленном порядке.
Обстоятельства происшествия могут быть различными. С со­вершеннолетними субъектами половые сношения могут совер­шаться по добровольному согласию однократно или в течение продолжительного времени. Порой преступник спаивает при­глашенного субъекта и, когда тот находится в состоянии силь­ного опьянения, совершает с ним половой акт. В таких случаях потерпевший может и не подозревать о совершении с ним по­лового акта. Он только заподозрит происшествие по другим об­стоятельствам (например, по тому, что с него была снята одеж­да, по ощущению боли в области заднепроходного отверстия или крови на белье или при дефекации, если имелось повреж­дение в области прямой кишки). Он может найти следы семен­ной жидкости на одежде. Насильник способен воспользоваться также сном жертвы. В таком случае потерпевший просыпается от необычных ощущений и обнаруживает, что с ним совершает­ся половое сношение. Потерпевший может подвергнуться наси­лию с причинением обширных повреждений.
Насилие может применяться и по отношению к малолетним. Повреждения в этих случаях в области заднепроходного отвер­стия могут быть весьма обширными и грубыми. Мужеложство может совершаться также группой лиц по взаимной договорен­ности и обнаруживаться по случайным обстоятельствам. У субъ­ектов, занимающихся мужеложством, иногда находят специаль­ную литературу, переписку, фотографии. Эти вещественные до­казательства могут подтверждать факт мужеложства и фигуриро­вать в судебном процессе.
Повреждения у насильников нередко возникают при сопро­тивлении жертвы. В зависимости от этого они носят разный ха­рактер и имеют различную локализацию. В каждом конкретном случае происхождение повреждений у обвиняемого устанавлива­ется исходя из их характера и локализации.
При этом нужно обращать внимание на давность поврежде­ний. Дополнительные исследования заключаются в анализе маз­ков из заднепроходного отверстия и прямой кишки с целью об­наружения спермы. При экспертизе, проведенной сразу же по­сле совершения преступления, сперма может обнаруживаться в мочеиспускательном канале активного субъекта. Кроме того, его как было указано выше, исследуют и на наличие крошек кала, инфузорий, микрофлоры, яиц глистов в препуциальном мешке. На одежде потерпевшего, а также на белье можно найти следы семенной жидкости. Определение группы спермы может исклю­чить происхождение ее от потерпевшего.
Большое доказательное значение имеет присутствие спермы на одежде у малолетних и несовершеннолетних.
Помимо этого, исследуют следы крови на одежде и теле по­терпевшего и обвиняемого. Дополнительно исследуются и дру­гие объекты. В некоторых случаях имеет значение осмотр места происшествия следователем совместно с судебно-медицинским экспертом.

Пример.
Гражданин Ф., 23 лет, 12 октября 1997 г. совершил с гражданином А. акт мужеложства. После этого Ф., увидев кровь на половом члене, об­ратился к врачу, рассказав, что якобы повредил половой член во время по­лового акта с женщиной. А. на следующий день сообщил о случившемся в 37-е отделение милиции г. М.
При осмотре А. предъявил жалобы на боли и кровотечение из задне­проходного отверстия.
Объективные данные: на слизистой заднепроходного отверстия (ануса) имеется поверхностная, продольно расположенная, зияющая небольшая ра­на размером 0,9 х 0,3 см, кровоточащая; других изменений не обнаружено.
Поверхностная рана слизистой заднепроходного отверстия могла быть получена от действия тупого твердого предмета при введении в задний проход. Давность повреждения соответствует времени, указываемому подэкспертным А.

Контрольные вопросы

1. Какими статьями УК РФ предусмотрена уголовная ответ­ственность за преступления против половой неприкосновен­ности и половой свободы личности?
2. В связи с какими действиями может быть назначена судебно-медицинская экспертиза?
3. Какие основные вопросы ставят перед судебно-медицинским экспертом при половых преступлениях?
4. Каков порядок проведения судебно-медицинской экспертизы при расследовании уголовных дел по поводу половых преступлений?

Глава 41. Экспертиза заражения венерической болезнью и ВИЧ-инфекцией

41.1. Заражение венерической болезнью

<<

стр. 3
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>