СОДЕРЖАНИЕ

Выявление и документирование преступлений, связанных с незаконным вывозом из страны денежных средств и их легализацией (отмыванием).

Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, - это не только российская проблема. С ней несколько десятилетий назад столкнулись правоохранительные органы многих государств. На рубеже XX-XXI веков отмывание "грязных" денег стало неотъемлемой составляющей любой криминальной деятельности, основным звеном всей экономической преступности.
Под легализацией понимается - совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.
Данный вид преступления носит международный характер. Объективная сторона этого преступления состоит в том, что добытые преступным путем деньги вывозятся за границу и в разных государствах помещаются на счета коммерческих банков. На эти средства официальным путем приобретаются или создаются предприятия, банки и др. юридические лица, скупается иностранная валюта, заключаются внешнеэкономические сделки. Соучастниками легализации нередко являются работники банков, пользующиеся принципом банковской тайны вкладов. Легализация преступных доходов отнесена к числу международных уголовных преступлений Страсбургской конвенцией о розыске, получении и конфискации незаконных средств, полученных преступным путем, 1990 г. Государства-участники взяли на себя обязательства объявить отмывание таких средств преступлением на своей территории, принять уголовные и др. законы о порядке розыска, изъятия и конфискации незаконно полученных средств, снять все ограничения от разглашения или недобросовестного использования работниками банков информации о вкладах своих клиентов, разрешить доступ уполномоченных работников правоохранительных органов к банковским операциям, позволяющим своевременно выявить эти преступления. Работникам банков должна вменяться обязанность сообщать уполномоченным органам о подозрительных помещениях и перемещениях денег.
По оценкам Генеральной прокуратуры РФ в качестве основных правонарушений, доходы от которых легализуются и незаконно вывозятся за границу, выступают злоупотребления при приватизации и акционировании, хищения, злоупотребления должностными полномочиями, получение взяток, контрабанда, уклонение от уплаты налогов и таможенных платежей, незаконный сбыт запрещенных к обороту предметов, товаров, веществ и продукции, незаконная предпринимательская и банковская деятельность, незаконные операции с ценными бумагами, незаконное пользование природными ресурсами, незаконная страховая деятельность и т.д. Все это создает основу для легализации (отмывания) незаконных доходов и незаконного вывоза денежных средств за границу.
Чувствуя угрозу своим национальным интересам и осознавая сложность выявления легализованных в международной финансовой системе денег, развитые государства пришли к выводу о необходимости выработки коллективных мер борьбы с этим явлением.
Следствием этого стало образование Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег - ФАТФ (Financial Action Task Force), которая была учреждена "семеркой" ведущих индустриальных держав (США, Японией, Германией, Великобританией, Францией, Италией, Канадой) и Европейской комиссией во время Парижской встречи на высшем уровне в июле 1989 г. по инициативе Президента Франции.
В настоящее время членами ФАТФ являются 31 страна и 2 международные организации. Россия была принята в постоянные члены ФАТФ на пленарном заседании ФАТФ в июне 2003 г.
Список организаций и стран-членов ФАТФ
1. Австралия;
2. Австрия;
3. Аргентина;
4. Бельгия;
5. Бразилия;
6. Великобритания;
7. Германия;
8. Гонконг, Китай;
9. Греция;
10. Дания;
11. Ирландия;
12. Исландия;
13. Испания;
14. Италия;
15. Канада;
16. Люксембург;
17. Мексика;

18. Нидерланды;
19. Новая Зеландия;
20. Норвегия;
21. Португалия;
22. Российская Федерация;
23. Сингапур;
24. США;
25. Турция;
26. Финляндия;
27. Франция;
28. Швейцария;
29. Швеция;
30. ЮАР;
31. Япония;
32. Европейская комиссия;
33. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Необходимо отметить, что ранее (в июне 2000г.) ФАТФ опубликовала "черный список" стран, не сотрудничающих в деле борьбы с отмыванием капиталов, в него входила и Россия. Наряду с Российской Федерацией в список таких стран вошли Багамские острова, Каймановы острова, острова Кука, Доминика, Израиль, Ливан, Лихтенштейн, Маршалловы острова, Науру, Ниуэ, Панама, Филиппины, Сент-Киттс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины.
По состоянию на июль 2003г. в "черный список" ФАТФ входят 7 стран:
1. Острова Кука.
2. Гватемала.
3. Индонезия.
4. Мьянма.
5. Науру.
6. Нигерия.
7. Филиппины.
В настоящее время оценки проводятся по методике, согласованной ФАТФ с МВФ и МБРР, при этом по согласованию с международными финансовыми организациями указанный список "заморожен" и новые государства в него временно не включаются. По этой причине ориентироваться на вышеприведенный список при оценке надежности контрагента не целесообразно.
Для эффективной борьбы с отмыванием денег во многих странах были созданы специализированные государственные структуры, занимающиеся проблемой отмывания денег. Они получили название "подразделения финансовой разведки" (ПФР).
Создание подразделений финансовой разведки вначале рассматривалось как изолированное явление. С 1995 года ПФР стали работать вместе в неформальной организации, известной как Группа "Эгмонт" (названной так по месту первой встречи во дворце Эгмонт-Аренберг в Брюсселе). Целью этой группы стало создание форума ПФР, который будет оказывать поддержку национальным программам по борьбе с отмыванием денег, в том числе по расширению обмена финансовой информацией, повышению квалификации персонала, содействию развитию каналов связи с использованием новых технологий.
На первой учредительной конференции в Брюсселе были созданы рабочие группы для изучения вопросов развития практического сотрудничества между ПФР Группы "Эгмонт", особенно в области обмена информацией и опытом.
На четвертом заседании Группы "Эгмонт" в ноябре 1996 г. в Риме было сформулировано определение "подразделение финансовой разведки" (ПФР), регламентирующее минимальные требования к таким подразделениям.
Согласно этому определению, подразделение финансовой разведки является "центральной государственной структурой, ответственной за получение (и, в рамках закона, затребование), анализ и передачу компетентным органам следующей финансовой информации:
* касающейся доходов, подозреваемых в криминальном происхождении;
* требуемой в соответствии с национальным законодательством для осуществления борьбы с отмыванием денег.

Общественная опасность процесса легализации с финансово-экономической точки зрения обусловлена тем, что он сопряжен с вовлечением в сферу легального оборота денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем. Легализацию подобного имущества не только нарушает установленный порядок осуществления экономической деятельности, но и способствует распространению наиболее опасных форм нелегального предпринимательства, находящегося под контролем организованной преступности (наркобизнес, торговля оружием, похищение людей и др.) Кроме того, преступно полученные доходы легализуются, а затем инвестируются в коммерческую деятельность, ставя ее, тем самым, под контроль организованных преступных структур и расширяя сферу из влияния.
Аспекты экономической системы и финансовых интересов государства:
* Вывоз капитала из страны происхождения в целях инвестирования в зарубежную экономику
* Ослабление государственного контроля за источниками владения имуществом участниками гражданского оборота
* Серьезное сдерживание инвестиций в национальную экономику в виду недоверия иностранных инвесторов к государствам, где легализация широко распространена
* Усиление влияния криминальных структур в экономику страны
В расследовании любых преступлений выявление способа их совершения играет значительную, а иногда и решающую роль. Особенно велика эта роль в расследовании преступлений в сфере экономики и более всего по такому "суперэкономическому" деянию, как легализация доходов, полученных преступным путем.
По исследуемой разновидности преступлений установление способа криминального деяния позволяет перебросить информационно-тактические "мостики" к другим, еще неизвестным обстоятельствам, успешно разрешить острую проблемную ситуацию, полностью раскрыть и расследовать преступление.
Знание типовых способов совершения преступления и использование этой информации по отдельным уголовным делам позволяет эффективно применять одну из наиболее известных и перспективных формул (схем) раскрытия преступлений: "от способа преступления - к лицам (лицу), его совершившим". Разумеется, рассчитывать на получение точных "аптечных рецептов" при расследовании сложных, тщательно замаскированных криминальных деяний, в условиях существенного недостатка информации и активного противодействия со стороны опытных лидеров организованных преступных формирований, даже при хорошо разработанной криминалистической методике, достаточно сложно. Однако знание и эффективное использование видовой (групповой) криминалистической методики, отвечающей всем современным требованиям, позволяет создать гибкий алгоритм расследования. Несомненно, что решающую роль в создании подобных "гибких алгоритмов", максимально адаптированных к конкретной ситуации, особенно по таким "суперэкономическим" деяниям как легализация преступных доходов, играют типовые способы преступлений - центральный структурный элемент криминалистической характеристики. Более того, вероятностное прогнозирование возможных способов легализации преступных доходов позволит предвидеть многие негативные последствия, повысить эффективность общепрофилактической деятельности и конкретной работы правоохранительных органов по пресечению готовящихся преступлений.
Способы легализации (отмывания) преступных доходов весьма многообразны, нередко носят многоэтапный и весьма ухищренный характер. Следует специально подчеркнуть, что последовательный рост организованных преступных проявлений, особенно в сфере экономики, стремительное увеличение объема отмываемых "грязных" денег и иного имущества способствовали радикальному усложнению и усовершенствованию способов совершения данной категории преступлений, к появлению новых чрезвычайно эффективных методов и приемов криминальной легализации. Обороты "мировой системы" преступной легализации настолько возросли, что специальная финансовая комиссия по проблемам отмывания денег (FATF), считает ее третьей по значения "индустрией" (после нефтяного бизнеса и торговли оружием). Если же включить в обороты отмывания "грязных" денег все суммы укрытых от налогообложения средств, то первое место этой мировой "индустрии" безусловно, обеспечено.
Наиболее распространенной является трехфазная модель, По этой динамической модели процесс легализации доходов подразделяется на три фазы.
В первой фазе преступного механизма осуществляется предварительное введение денежных средств, главным образом, в наличной форме в финансовый оборот внутри страны.
Во второй фазе криминального способа в результате множества разнообразных банковских, финансовых, валютно-обменных, иных операций и сделок происходит "отрыв" преступных доходов от их криминальных источников, при этом они "отсекаются" от породившей их нелегитимной среды. Вследствие совершения этих акций маскируется действительная криминальная природа и, что самое желанное для преступных лидеров, вуалируются следы фактического происхождения исходных капиталов, по которым можно было бы установить конкретные источники преступных финансовых средств и имущества.
В третьей фазе происходит окончательная легализация преступных капиталов, они приобретают новый, внешне легальный статус и инвестируются в официальную экономику Важнейшая особенность способа легализации, а именно - многие, в том числе и основные действия по подготовке и укрытию самого процесса отмывания криминальных капиталов, чаще всего, сливаются, происходят одновременно и параллельно с действиями по непосредственной легализации преступных доходов, по вуалированию их криминального происхождения.
Обобщение зарубежной и отечественной следственной и судебной практики свидетельствует о том, что, чаще всего, реальные процессы на этапе непосредственной легализации преступных доходов действительно осуществляются в три фазы (стадии, ступени). При этом необходимо отметить, что границы между этими фазами весьма подвижны, поскольку весь процесс отмывания "грязных" денег исключительно динамичен и ситуативен. Эти факторы и приводят к своеобразному "наложению" пограничных зон исследуемых фаз друг на друга, как в функциональном, так и во временном отношениях. Поэтому иногда некоторые действия "отмывателей", традиционно относящиеся к первой фазе, реализуются на второй фазе и наоборот.
Тем не менее, именно в рамках и границах трехфазной модели, поскольку она наиболее адекватна реальному криминальному процессу, методически правильнее провести исследование содержания и структуры способов непосредственной легализации преступных доходов. Но традиционность преступных приемов ни в коей мере не означает ее несовременности (устарелости) или криминальной неэффективности. Наоборот, большая часть входящих в нее приемов отличается результативностью. Именно поэтому приемы и методы этой группы наиболее распространены. Термин "традиционные" означает лишь, что эта классификационная группа приемов и методов основана на четкой функциональной и временной дифференциации двух криминальных процессов первоначальное создание преступных капиталов в результате совершения "основных правонарушений" и лишь затем их легализация (отмывание). Подобная последовательность является традиционной для многих преступлений, совершаемых в сфере экономики: вначале создаются преступные доходы, которые затем сбываются, либо укрываются, либо используются другим путем .
В 1996-97 г.г. собранные мошенниками деньги вывозились за рубеж контрабандой сотрудниками компании "SI Save-Invest", выезжающими за границу на ежемесячные семинары. Каждый раз вывозилось 300000-400000 долл. Более того, часть денег вывозилась с помощью дипломатической почты, и через фельдъегерскую связь. После перемещения валюты за рубеж, она вносилась различными суммами в банки Венгрии, Австрии и оффшорных зон, маскируя таким способом ее криминальное происхождение.
В 1998-2000 годах сотрудники "SI Save-Invest" стали использовать банковский способ перевода денежных средств за границу под вполне благовидным предлогом - страховые договоры они якобы подписывают и окончательно оформляют в Австрии. После перечисления денег в Австрию, в банк "Sparkasse Hartberg - Vorau", деньги могли быть переведены либо в "Budapest Bank" (Венгрия), либо в "Hansabank-Latvia" (г. Рига). Кроме того, деньги отмывались через швейцарские банки "Shweizerisjer Bankverein" и "Bank of Cyprus". По оперативным данным для вуалирования преступного происхождения "страховых" денег использовались и другие банки, в том числе и расположенные в оффшорных зонах. По ориентировочным подсчетам с 1996 по 2000 годы из России было вывезено не менее 3 млрд. долларов.
Если на первой фазе отмывания, действия преступников, как правило, носят внутригосударственный характер, то почти все остальные приемы второй фазы приспособлены для отмывания "грязных" денег за пределами страны и поэтому им присуще свойство транснациональности. "Отмывание" внутри страны применяется, прежде всего, как предварительная ступень к международному "отмыванию".

Основные преступные комплексы отмывания "грязных" денег второй фазы легализации можно свести к следующим типовым криминальным схемам:
Первая схема. Не ограничиваясь денежными трансфертами, собственник нелегитимных финансовых средств, приобретает действующее предприятие, респектабельную гостиницу, доходный дом, или же иную недвижимость. Более того, через некоторое время купленные объекты, для более надежного вуалирования их фактически нелегального происхождения перепродаются, чаще всего, даже с некоторыми убытками, а затем вновь может быть приобретена другая недвижимость или иное имущество (автопарк, круизный теплоход, автокомпания и т.д.).
Анализ одного из уголовных дел, получившего международный резонанс хорошо иллюстрирует первую и вторую схемы, действующие на второй фазе отмывания доходов, приобретенных преступным путем. С 1999 г. голландская фирма регулярно поставляла двум московским торговым фирмам крупные партии мясной продукции на автомашинах (еврофурах) солидного российского автопредприятия, который являлся официальным таможенным перевозчиком с автопарком в 365 грузовых автомобилей. Фактическим владельцем автопредприятия был гражданин России В. Розенбаум, длительное время скрывающийся от правоохранительных органов в Гааге (Нидерланды). Он и организовал аферу с поставкой мясных товаров в Москву. При пересечении границы преступники предъявляли в таможенные органы фиктивные документы, в которых стоимость груза занижалась в десятки раз. С учетом большого объема поставок сумма упущенной государством выгоды составляла миллионы долларов США (Следует отметить, что по данным правоохранительных органов Москвы лишь за 1999 год в результате аналогичных действий контрабандистов, доставляющих
различные товары в адрес предприятий и фирм Московского региона, сумма невзысканных таможенных платежей исчислялась десятками миллионов долларов).
Миллионы криминальных долларов, полученные В. Розенбаумом и его подручными через две торговые фирмы и коммерческие банки, перечисляли по фиктивным документам в качестве официальной оплаты очередного контракта в адрес голландской фирмы-поставщика за рубеж, где "грязные" деньги окончательно отмывались многочисленными перечислениями из одного банка в другой, окончательным аккумулированием легализуемых денежных средств на счетах в оффшорных зонах, открытых на подставных лиц. Кроме того, часть отмытых денег тратилась на приобретение недвижимости, другого имущества и акций солидных компани.
Вторая схема отмывания грязных денег основана на массовом приобретении акций и других ценных бумаг, их многоэтапном обороте и получении в конце этого длительного пути уже "отмытых" и хорошо завуалированных, но фактически преступных доходов.
Многоэпизодное уголовное дело, фабула которого фактически иллюстрирует все схемы, поскольку обвиняемые использовали их при совершении инкриминируемых им преступных действий. В сентябре 1999 г. А. Корогодский, Я. Портнов и их сообщники организовали в г. Нью-Йорке преступную группу с целью совершения мошеннических действий. Создав по поддельным документам фиктивную фирму "Ньютел", якобы торгующую компьютерами и потребительскими товарами, преступники, используя рекламу, почтовый ящик и сервис по обслуживанию телефонных звонков, а также фиктивное участие в российских торговых выставках, путем обмана и злоупотребления доверием заключили договоры с 26-ю российскими предприятиями на поставку компьютеров и потребительских товаров со 100% предварительной оплатой. Получив от российских фирм 4700000 долларов и не поставив клиентам ничего из обусловленных контрактами товаров, мошенники вначале перечислили похищенные ими деньги на счет российской фирмы "Информсвязь" (по договоренности), а затем 6-ю трансфертами перечислили валюту в различные банки оффшорных зон и США На похищенные денежные средства преступники приобретали недвижимость, векселя, акции различных фирм, осуществляли другие сделки, финансовые и товарные операции, пытаясь "скрыть или исказить природу, источники, владельцев и распорядителей преступных доходов".
Исследование второй фазы отмывания "грязных" денег позволяет сделать обоснованный вывод, что приведенные выше схемы легализации доходов, полученных преступным путем, хотя и являются типовыми и наиболее распространенными криминальными комплексами, однако, не исчерпывают возможность использования иных путей и способов. В результате преступных операций второй фазы процесса отмывания происходит завершающая легализация преступных доходов, надежно укрывается их преступное происхождение, на пути выявления последовательной "дорожки" следов воздвигаются труднопреодолимые барьеры, а успокоившиеся владельцы "отмытых" капиталов переходят к третьей фазе и инвестируют их в официальную экономику.
Третья фаза (Integration) состоит в инвестировании "отмытых" капиталов в легальную экономику путем приобретения рентабельных предприятий, транспортных организаций, коммерческих банков вложения средств в строительный или торговый бизнес и т.д. Примерно 10-15% вывезенных за рубеж и отмытых там преступных капиталов репатриируются в Россию и инвестируются в отечественную экономику, чаще всего, в ее высокодоходные отрасли.
Хотя в третьей фазе легализации функционируют уже "очищенные" денежные средства и имущество, тем не менее, сверхосторожные предприниматели, особенно те из них, которые репатриируют преступные доходы в Россию, предусматривают дополнительные меры безопасности для своих капиталов и лично для себя. Суть одного из наиболее распространенных дополнительных методов, который называется кредитным, заключается в следующем:
Значительные денежные вклады, легализуемые с помощью одного или нескольких описанных ранее способов, находятся в одном из западных банков, желательно достаточно солидных. Для "новых русских" это, скорее, правило чем исключение. Прежде чем инвестировать свои деньги в российскую экономику, владелец капиталов (принципал) получает от западного банка (гаранта) гарантийное письмо, которое передает российскому банку (бенефициару) и получает от последнего необходимый для него кредит. На полученный кредит можно приобретать контрольный пакет акций высокодоходной компании, казино или ресторан, иную недвижимость и т.д.
Несмотря на завершающий характер третьей фазы процесса легализации доходов и ее внешне полностью легальный характер, инвестирование капиталов в официальную экономику, также выполняет важную вуалирующую функцию, поскольку респектабельность многих фирм, банков и предприятий, куда вкладываются эти капиталы, играет определенную маскирующую роль (имидж, связи и т.д.).
Перечисленные методы и приемы отмывания преступных доходов далеко не исчерпывают преступное содержание первой фазы этапа непосредственной легализации преступных доходов. Но и исследованные приемы позволяют сделать обоснованные выводы о характере, функциях и специфической задаче этой фазы. Эта задача, главным образом, состоит в первичном (частичном) введении "грязных" денег в легальный финансово-хозяйственный оборот. По выражению одного из лидеров преступной группировки некоего К., орудовавшей в угольном бизнесе, "некоторые приемы "отмывания" действительно кажутся мелковатыми, но это только на первый взгляд. Главное же сделать первый шаг - "зацепиться", а потом все будет легче".
По данным экспертов многих стран менее 20% денежных сумм, отмываемых на первой (предварительной) фазе легализации, расходуется на приобретение недвижимости. В известной степени сравнительно небольшой объем приобретаемой недвижимости отражает серьезную озабоченность криминалитета возможностью конфискации преступных доходов.
Значительная часть лидеров организованных преступных групп и сообществ, действующих в сфере экономики, достаточно компетентны и осторожны и не ограничиваются первой, но по многим параметрам явно недостаточной фазой легализации криминальных доходов. Но некоторые из них, либо в силу своего недостаточного преступного опыта, а вероятнее всего, надеясь на свои коррумпированные связи и положение в государственных структурах или коммерческом бизнесе, ограничиваются первой фазой маскировки подлинного происхождения теневых капиталов и сразу же переходят к заключительной фазе - инвестированию "грязных" денег в официальную экономику, по крайней мере, в
отечественную. Однако большинство владельцев теневых капиталов, обоснованно полагают, что "разрыв в цепочке следов" явно недостаточен, а поэтому, не ограничиваясь предварительным отмыванием, сразу же переходят ко второй фазе легализации преступных доходов.
Анализ функционального состава второй фазы позволяет сделать вывод о более усложненной структуре методов легализации. Одна из особенностей механизма легализации на второй фазе этого процесса заключается в интегрировании отдельных приемов в достаточно сложные и ухищренные криминальные схемы. Эта важная специфическая черта связана и во многом обусловлена другой, не менее значимой особенностью - международным "размахом" второй фазы, необходимостью пересечения теневыми капиталами таможенных и государственных границ и естественным усилением контроля со стороны правоохранительных, пограничных, таможенных и иных органов.
В структуре второй фазы процесса непосредственного отмывания преступных доходов (Layering), основное место занимают приемы и методы, направленные на окончательное отделение (отсечение) "грязных" денег и имущества от источников их криминального происхождения. В результате проведения этих приемов и методов должна прерваться, в соответствии с планами преступников, цепочка следов, позволяющая установить криминальную природу капиталов и выявить конкретных лиц, причастных как к их образованию, так и последующей легализации.
Анализ уголовных дел и оперативно-розыскных материалов выявил отчетливую и последовательно возрастающую тенденцию к усилению не только функциональной, но и временной корреляции между преступлениями, предусмотренными ст. ст. 174 и 1741 УК РФ, и некоторыми корыстными посягательствами, совершаемыми в сфере экономики. Кроме существенного "сближения" во времени или даже параллельной реализации обеих криминальных функций: создания преступных капиталов и их легализации, эта группа приемов характеризуется еще одной не менее важной особенностью - их теснейшей связью с вывозом (как легальным, так и нелегальным) валюты, сырья, товаров, полуфабрикатов и иного имущества за границы России. Это и позволило выделить исследуемые методы совершения связанных между собой преступлений во вторую классификационную группу.

Рассмотрим более подробно типовые приемы и методы этой группы:
1) занижение цен, иногда довольно значительное, по сравнению со среднемировыми, на экспортируемые товары. При этом зарубежные фирмы-импортеры могут быть специально созданы преступниками (как правило, в оффшорных зонах) для мошеннических сделок. В других случаях российские экспортеры-мошенники вступают в сговор с иностранными партнерами, имеющими стабильные предприятия, фирмы.
Поступившие за рубеж товары продаются импортерами по рыночной цене, а разницу; иногда достигающую многомиллионных сумм, преступники, в соответствии с договоренностью, делят между собой. При этом, большая часть преступной выручки обычно перечисляется на зарубежные счета российских мошенников. Эти деньги можно рассматривать как отмытые, поскольку все эти суммы, по официальным документам (российским и зарубежным), поступили после завершения якобы вполне рутинной и легальной сделки. О размерах этих мошеннических комбинаций можно судить хотя бы по самым распространенным российским экспортным поставкам газа, нефти, лесоматериалов и пушнины. По данным Государственного Таможенного Комитета ежегодный ущерб от занижения цен только на эти товары составляет не менее 2-х млрд. долларов.
2) завышение цен на импортируемые товары. Преступная сделка носит контрастный, по сравнению с предыдущим методом, характер. Российская сторона перечисляет иностранному контрагенту значительно большую сумму за ввозимые в нашу страну товары.
При этом цены устанавливаются намного выше среднемировых. Разница в стоимости от продажи всей партии товара, естественно, остается у экспортеров, которые не сразу, а лишь через некоторое время (элемент маскировки) перечисляют часть преступного дохода на счета в зарубежных банках своим российским сообщникам, чаще всего, используя анонимные ("номерные") счета или же подставных лиц (еще один элемент маскировки). Завышение цен на импортируемые товары, в случае необходимости, объясняется якобы внезапно возникшей неблагоприятной для импортеров рыночной ситуацией, форс-мажорными обстоятельствами, некомпетентностью исполнителей и другими подобными факторами (очередной элемент маскировки).
3) махинации осуществляются с помощью системы клиринговых безналичных расчетов за товары, ценные бумаги и услуги, основанной на зачете взаимных требований. Значительно завышая стоимость ввозимых товаров и оказываемых услуг зарубежными партнерами и, соответственно, уменьшая стоимость экспортируемых из России товаров и услуг, мошенники добиваются существенного превышения сальдо торгового баланса в пользу зарубежных партнеров. Поделив преступные доходы, они зачисляют их на банковские счета, преимущественно в оффшорных зонах или же в странах с мягким налоговым и финансово-контрольным климатом. Клиринговая система позволяет мошенникам создавать преступные доходы путем завышения стоимости товаров, ценных бумаг и услуг, предоставляемых российской стороне, аккумулировать эти доходы на банковских счетах зарубежных партнеров и параллельно с этим "отмывать" их, создавая видимость легальности клиринговых сделок. Тем самым создаются внешне законные, а на самом деле криминальные капиталы, предварительно отсеченные от криминальных источников их образования.
Несомненно, существуют и другие методы, но они, во-первых, менее распространены, а во-вторых, и это, пожалуй, главное - существует хотя и небольшой, но, тем не менее, очевидный временной разрыв между созданием криминальных капиталов и их последующим отмыванием. Хотя в некоторых случаях при большом профессионализме преступников, этот временной промежуток крайне незначителен.






В нашей стране принят Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ, который вступил в действие с 1 февраля 2002 года, а также приведены в соответствие с ним другие нормативные акты. Некоторое время спустя Указом Президента России "Об уполномоченном органе по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" от 1 ноября 2001 года № 1263 был образован новый федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный принимать меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и координирующий деятельность в этой сфере других федеральных органов исполнительной власти, - Федеральная служба Российской Федерации по финансовому мониторингу (ФСФМ).
ФСФМ России была принята в Группу "Эгмонт" в июне 2002 на девятом пленарном заседании этой Группы, подтвердив свое соответствие требованиям, предъявляемым к ПФР Группой "Эгмонт", и принимает активное участие в заседаниях рабочих подгрупп, являясь членом Рабочей подгруппы по правовым вопросам и подгруппы по поиску новых членов.
Целесообразно привести некоторые сведения о работе ФСФМ. Так в 2002 году по Закону о противодействии легализации преступных доходов по поступившему 1 миллиону сообщений возбуждено 13 уголовных дел, в тоже время ни одного обвинительного приговора не вынесено. В 2003 году в правоохранительные органы направлено 175 материалов о 18000 финансовых операциях, имеющих признаки легализации преступных доходов, по представленным материалам возбуждено всего 11 уголовных дел.
Международное сообщество относит легализацию преступных доходов к преступлениям международного характера и предписывает государствам в ряде международных актов принимать законодательные и другие необходимые меры с целью квалифицировать в качестве уголовного правонарушения действия, направленные на это деяние (Конвенция Совета Европы "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности", статья 6).
Учитывая транснациональный характер преступности в этой сфере, международное сообщество неоднократно выражало особую озабоченность ситуацией, сложившейся в России в области противодействия легализации преступных доходов.
Отметим, что необходимость "отмывания" денег напрямую связана с деятельностью организованной преступности, и поэтому борьба с "отмыванием" денег практически во всех развитых странах считается одним из важнейших средств противодействия именно организованной преступности.

О взаимосвязи "отмывания денег" и "бегства капиталов"

"Бегство капитала" является одной из форм вывоза (экспорта) капитала из страны. Оно представляет собой новое явление в мировой экономике, связанное с либерализацией международного движения капитала, начавшейся в 70-х гг. XX века. В нашей отечественной экономической литературе и официальных документах под бегством капитала чаще всего понимается нелегальный вывоз капитала.
Среди основных целей и мотивов бегства капитала называют следующие:
уклонение от налогообложения в России;
защита доходов и сбережений от инфляции;
защита доходов от политических рисков;
легализация доходов, полученных преступным путем;
желание обеспечить прибыльное вложение капитала за рубежом из-за недостаточной рентабельности инвестиций внутри страны и неблагоприятного предпринимательского климата.
Как уже отмечалось выше, в 2001г. наметилось некоторое сокращение бегства капиталов. Но, по расчетам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, сокращение затронуло в основном легальные каналы (чистый отток уменьшился по сранению с предшествующим периодом на 10 млрд долл.). В то же время, теневой отток средств, связанный с невозвратом экспортной выручки, фиктивным импортом и прочими схемами незаконного вывоза капитала не только не уменьшился, но даже вырос - с 14,6 млрд долл в 2000 году до 15,5 млрд долл в 2001 году. Возрос теневой отток капитала и в 1 кв 2002 года по отношению к 1 кв. 2001 года - с 2,2 млрд долл до 2,9 млрд долл, т.е. в 1,3 раза.
Основная масса "грязных капиталов" аккумулируется в теневой экономике. Она представляет большую угрозу финансовой безопасности России. Производственная, коммерческая, финансовая деятельность как сфера теневой экономики находится вне контроля государства. МВФ оценивает ежегодный объем нелегально полученных средств в сумме 1,5 трлн. долл.
Зарубежные аналитики считают, что в настоящее время теневая экономика в развитых странах эквивалентна 12% ВВП, в странах с переходной экономикой - 23% ВВП, в развивающихся странах - 39% ВВП. По оценкам специалистов МВД, в России к концу 90-х гг. теневой сектор составлял свыше 40 % ВВП. Госкомстат России отмечает, что в строительстве на теневой сектор приходится около 8% деятельности, в торговле он превышает 63%.
Особенно остро стоит проблема бегства капитала: по оценке МВД России за последние 10 лет из России незаконно вывезено за границу 120-150 млрд. долл. США. Значительная часть этих средств получена от торговли наркотиками и оружием, хищений, финансовых махинаций, уклонения от уплаты налогов, рэкета.
В Федеральный бюджет России поступает лишь половина подлежащих уплате налогов, треть всего числа налогоплательщиков - "мертвые налогоплательщики". Криминальные капиталы "отмываются" и вкладываются в высокодоходный бизнес, в том числе идут на финансирование терроризма, наркоторговлю.
Объем "серой" экономики - это легальные предприятия, скрывающие доходы, занимающиеся лжеэкспортом, другими махинациями, оцениваемыми ФСНП России в 50 млрд. долл. США в год, что сопоставимо с годовым объемом федерального бюджета.

Для незаконного вывоза капитала используются следующие приемы:
* сокрытие экспортной выручки в иностранных банках путем занижения экспортных цен по сравнению с мировыми и экспорт конечной продукции под видом сырья;
* фиктивные импортные контракты;
* создание фиктивной задолженности перед подконтрольными юридическими лицами за рубежом;
* операции по продаже за рубежом ценных бумаг (акций, облигаций) ниже рыночной стоимости;
* валютные операции, включая форвардные, для вывода из банков активов;
* выдача заведомо невозвратных кредитов, в том числе вексельных;
* лжебанкротства банковских учреждений, сопровождаемые выводом средств на заграничные счета.
К главным причинам оттока капитала, в Стратегии развития Российской Федерации до 2010г., указывается на неустойчивую политическую ситуацию, сохраняющийся высокий уровень налоговой нагрузки на экономику, ненадежность банковской системы, отсутствие гарантий прав собственности, макроэкономическую несбалансированность. Поэтому, подчеркивается в документе, меры, направленные на борьбу с оттоком капитала, должны быть не столько запретительными, "полицейскими", сколько экономическими. Далее говорится: "Административные методы следует использовать только для борьбы с незаконным вывозом капитала". Это следующие меры:
* ужесточение режима финансово-хозяйственных операций с оффшорными зонами, включая отмену соглашений об избежании двойного налогообложения с государствами - оффшорами;
* активное участие России в глобальном регулировании оффшорных зон;
* борьбу с искажением контрактных цен при осуществлении экспортно-импортных операций, в том числе путем перехода на использование справочных цен мирового рынка;
* мониторинг невозвращенных кредитов, применение санкций (вплоть до лишения лицензий) по отношению к финансовым институтам, осуществляющим безвозвратное кредитование;
* сокращение числа уполномоченных банков с генеральной лицензией;
* тесную кооперацию с международными организациями, специализирующимися на предотвращении нелегального капитала.
Очевидно, что сам характер легализации доходов, полученных преступным путем, их связь с теневой экономикой, незаконным бегством капиталов требует широкой системы мер противодействия экономического, правового и политического характера. В экономическом плане необходима общегосударственная система экономического регулирования, финансового контроля, правоохранительной деятельности по обеспечению экономической и финансовой безопасности. В юридическом плане необходимо создавать и совершенствовать целостную инфраструктуру применения законодательства по противодействию легализации грязных денег, включая координацию деятельности правоохранительных структур и спецслужб, развитие их эффективного взаимодействия с ФСФМ.

О Федеральном законе "О противодействии легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем"
Одним из новшеств российского законодательства стало принятие Федерального закона "О противодействии легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем" от 7 августа 2001 г., который вступил в силу с 1 февраля 2002 года. Данный закон определяет систему мероприятий по противодействию отмыванию доходов, полученных преступным путем. Сразу следует отметить, что Закон регулирует отношения граждан Российской Федерации, иностранных граждан и постоянно проживающих в Российской Федерации лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом, в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем.
Данный закон, в первую очередь, направлен на борьбу с организованной преступностью, призван подорвать ее финансовую базу, сделать невыгодным преступный бизнес.
Закон ограничивает понятие легализации доходов, полученных преступным путем, не относя к ней придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Указанные преступления в настоящее время представляют повышенную общественную опасность, ущерб от них составляет десятки миллиардов рублей. Эта позиция сформирована и обоснована Комитетом Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам. Невключение в понятие легализации доходов, полученных в результате совершения преступлений, средств, сокрытых от налоговых органов аргументируется следующим образом: источником этих средств является вполне легальная экономическая деятельность. В ее основе отсутствует преступление. Причины уклонения от уплаты налогов, невозвращения средств из-за границы, уклонения от уплаты таможенных платежей усматриваются в сугубо экономических причинах, связанных с неблагоприятным предпринимательским климатом. В настоящее время Президент Российской Федерации, Правительство, парламент принимают вполне конкретные меры по его улучшению, ослаблению налоговому бремени. В этой связи Комитет посчитал возможным допустить эти сокрытые от налогообложения средства в экономику, в том числе, и не препятствуя их легализации.
Во-первых, такой подход не вполне согласуется с принятой мировой практикой. ФАТФ неоднократно подчеркивал, что основными видами преступлений, на сокращение которых направлена борьба с легализацией доходов, полученных преступным путем, являются наркоторговля, торговля оружием и уклонение от уплаты налогов.
Во-вторых, трудно согласиться с мнением о том, что средства, уведенные из-под налогообложения - это чистые средства. Уклонение от уплаты налогов - преступление, которое относится к категории средней тяжести и тяжких. Доходы, полученные в результате нарушения законодательства о налогах и сборах, никак нельзя назвать чистыми, ибо их источник - теневая деятельность, не контролируемая государством. Сложившееся представление о том, что доходы, полученные от общеуголовных преступлений - "плохие", а в результате налоговых, таможенных и валютных преступлений - "хорошие", поскольку эти преступления совершаются вынужденно, из-за сильного налогового пресса, может привести к ситуации, когда налоговая преступность начнет поощряться государством, причиняя ему вместе с тем огромный ущерб. Следует предостеречь государство и общество от политики двойных стандартов, когда одни преступления считаются морально оправданными, а другие - морально вредными. Государство само устанавливает правовые нормы, и оно должно принимать все зависящие от него меры по защите тех отношений, которые эти нормы регулирует.
Средства, уведенные из-под налогообложения, становятся в последнее время одной из финансовых основ организованной преступности, ибо именно они идут на оплату "услуг" преступных группировок и коррумпированных чиновников.
Закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, в целом соответствует принципам и нормам международного права, посвященным межгосударственному сотрудничеству в этой области. В Законе учтены требования 40 Рекомендаций ФАТФ. Вместе с тем, следует учитывать, что этот международный документ носит рамочный характер, содержит нормы - принципы, на которых должны основываться внутригосударственные нормативно-правовые акты, направленные на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем. В этой связи следует отметить недостаточность норм Закона для построения эффективной системы противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Закон, по сути, направлен на создание элементов системы финансового мониторинга за операциями с денежными средствами и иным имуществом, которые могут служить индикаторами легализации доходов, полученных преступным путем, т.е. на выявление этих процессов. Механизмы же предупреждения и пресечения в Законе представлены недостаточно.
Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" в ст. 6 Закона о противодействии легализации внесены изменения, в соответствии с которыми в число операций, подлежащих обязательному контролю включено зачисление или перевод на счет денежных средств, предоставление или получение кредита (займа), операции с ценными бумагами в случае, если хотя бы одной из сторон является экстремистская организация, либо физическое лицо, в отношении которого имеется вступивший в законную силу приговор суда о признании его виновным в совершении преступления экстремистской направленности, либо организация, прямо или косвенно находящаяся в собственности или под контролем таких организации или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица.
Принятая Федеральным Собранием Российской Федерации поправка в Закон о противодействии легализации далеко не исчерпывает перечень мер, которые могли бы быть приняты государством для предотвращения использования доходов от совершения преступлений в деятельности экстремистских организаций. Так, еще в июне 2002 г. Президентом РФ на рассмотрение в Государственную думу РФ был внесен законопроект № 215969-3 "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем"". В нем содержались разумные предложения по повышению эффективности борьбы с легализацией доходов, полученных преступным путем, а также с финансированием терроризма.
Одной из проблем существующей редакции Закона о противодействии легализации, а также Уголовного кодекса РФ является вопрос о так называемых предшествующих преступлениях. Согласно Закона о противодействии легализации, а также УК РФ ответственность за легализацию доходов, полученных преступным путем, может наступать, после вступления в законную силу приговора суда, которым установлено предшествующее преступление. Вместе с тем, предложенная Комитетом Эгмонт методология оценки соответствия стандартам по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма не ставит в прямую зависимость факт обвинения лица в совершении предшествующего преступления для установления того, что доходы получены преступным путем, и обвинение любого лица в отмывании таких доходов.

Созданная в соответствии с Законом Федеральная служба по финансовому мониторингу (ФСФМ), выполняет посредническую функцию между организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, с одной стороны, и правоохранительными органами - пользователями информации об операциях, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем, с другой.
Поскольку большинство операций по движению денежных средств осуществляется банковской сферой, нормативно-правовая база противодействия легализации грязных денег определяется Центробанком России. Основными нормативно-правовыми актами в этой области являются:
1) Указание ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 137-Т "О рекомендациях по разработке кредитными организациями правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем";
2) Положение ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 160-П "О порядке осуществления Банком России контроля за исполнением кредитными организациями Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем";
3) Положение ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 161-П "О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем".
Банкам и другим кредитным организациям вменено в обязанность осуществлять т.н. внутренний контроль - то есть деятельность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, по выявлению операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем. Кредитные организации как субъекты внутреннего контроля обязаны выявлять ряд операций, подлежащих обязательному контролю и иных операций с денежными средствами, связанных с легализацией доходов, полученным преступным путем. Эта обязанность ограничена теми операциями, которые в соответствии с учредительными документами и условиями лицензии имеет право проводить кредитная организация. Перечень банковских операций и сделок включает в себя:
-привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);
-размещение указанных привлеченных средств от своего имени и за свой счет;
-открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц; осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;
-инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;
-купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах; привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;
-выдача банковских гарантий; осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов).
Кредитная организация вправе также осуществлять следующие сделки: -выдачу поручительств за третьих лиц, предусматривающих исполнение обязательств в денежной форме;
-приобретение права требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме;
-доверительное управление денежными средствами и иным имуществом по договору с физическими и юридическими лицами;
-осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями в соответствии с законодательством Российской Федерации;
-предоставление в аренду физическим и юридическим лицам специальных помещений или находящихся в них сейфов для хранения документов и ценностей;
-лизинговые операции; оказание консультационных и информационных услуг. Кредитная организация вправе осуществлять иные сделки в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Кроме того, кредитные организации могут осуществлять функции профессионального участника рынка ценных бумаг в соответствии со ст.6 Закона о банках и банковской деятельности и Законом РФ "О рынке ценных бумаг" от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ.
В соответствии с Указанием оперативного характера ЦБР от 15 февраля 2001 г. N 24-Т "О Вольфсбергских принципах" в целях более активного применения международных стандартов в области осуществления мер борьбы с легализаций (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, Банк России должен использовать в работе кредитных организаций Вольфсбергские принципы для разработки ими собственной политики противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, а также для организации работы с клиентами. В развитие этого указания Банк России принимает ряд документов: Положение ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 160-П, Положение ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 161-П и Указание ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 137-Т, в которых инкорпорированы нормы Вольфсбергских принципов.
Положение ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 160-П устанавливает порядок контроля за исполнением кредитными организациями Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" в части фиксирования, хранения и представления информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также за организацией в кредитных организациях внутреннего контроля по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
Банк России в целях осуществления контроля:
1. Устанавливает порядок представления кредитными организациями отчетности по вопросам фиксирования, хранения и представления информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также организации в кредитных организациях внутреннего контроля по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
2. Проводит инспекционные проверки кредитных организаций в рамках выполнения своих функций в области банковского надзора для определения:
- соответствия деятельности кредитной организации положениям Федерального закона и нормативных актов Банка России в части фиксирования, хранения и представления информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также организации в кредитных организациях внутреннего контроля по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем;
- организации работы кредитной организации в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем;
- достоверности представляемой в Банк России отчетности кредитной организации.
Положение ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 161-П устанавливает порядок представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, а также иных операциях с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем.
Указание ЦБР от 28 ноября 2001 г. № 137-Т содержит рекомендации по разработке кредитными организациями правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
Таким образом, Центральный Банк наиболее последовательно и оперативно приводит свои нормативно-правовые акты в соответствии с нормами и рекомендациями международного сообщества в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Следует отметить значимость такой политики Центрального Банка для всей системы финансового мониторинга в России.

Валютное регулирование

Согласно принятой 29 декабря 1998 г. поправке к Федеральному закону "О валютном регулировании и валютном контроле", рублевые расчеты между резидентом и нерезидентом были отнесены к валютным операциям. До начала 2000 г. не существовало никаких ограничений на рублевые экспортные операции. Теперь на рублевые операции распространена технология таможенно-банковского контроля. Таможенным органам достаточно было предъявить экспортный контракт, справку из банка о наличии у импортера счета типа "Т" - и товар выпущен.
Указание Банка России от 12 февраля 1999 г. № 500-У установило порядок предоставления уполномоченными банками информации о валютных операциях, проводимых их клиентами на основании договоров, имеющих следующие признаки: отсутствие в контракте штрафных санкций, авансовый платеж превышает 30% цены контракта, проценты по кредитному договору в размере более 20% годовых, возврат аванса нерезидентом, перевод денег в адрес нерезидента, не являющегося стороной по договору, и др. Указанием определен список государств и территорий, предоставляющих льготный режим налогообложения, валютные операции с которыми подлежат обязательному уведомлению Банка России. Перечень отражает практически все существующие "классические" и "не классические" оффшорные зоны, в него включена даже Латвия, банки которой специализируются на предоставлении услуг (открытие рублевых счетов) оффшорным компаниям, зарегистрированным за пределами Латвии.
В соответствии с Указанием Банка России от 22 марта 1999 г. № 519-У предписано импортеру в случае авансового платежа открыть в обслуживаемом уполномоченном банке депозит в размере средств, перечисленных на покупку валюты. Возврат суммы депозита осуществляется в соответствии с договором депозита после предоставления грузовой таможенной декларации. Данное указание установило серьезный "кордон" против утечки капиталов по фиктивным импортным товарным контрактам.
Указание Банка России от 13 июля 1999 г. № 606-У предписывает уполномоченным банкам формировать резервы под операции с резидентами оффшорных зон, что существенно снижает эффективность оффшорной финансовой схемы. Введение данного указания осложнило жизнь банкам, которые снижали свои налоговые платежи путем перевода средств на приобретение векселя оффшорной компании.
Еще одним документом, регламентирующим установление уполномоченными банками корреспондентских отношений с оффшорными банками, стало Указание Банка России от 26 августа 1999 г. № 634-У. Теперь не допускается открытие уполномоченными банками счетов типа "Лоро" в валюте Российской Федерации. Целая индустрия по перекачке капитала за рубеж прекратила свое существование для вновь вступающих в этот бизнес. Однако указание не объясняет, что делать с уже открытыми корреспондентскими счетами типа "Лоро". Действие этого указания не распространяется на установление корреспондентских отношений с оффшорными банками, зарегистрированными с разрешения Банка России, имеющими размеры собственных средств и уставного капитала не менее 100 млн. евро. а также с центральными банками оффшорных юрисдикции.
Согласно Указанию Банка России от 30 декабря 1999 г. № 721-У "О покупке юридическими лицами - резидентами иностранной валюты для осуществления платежей за выполнение работ, оказание услуг или передачу результатов интеллектуальной деятельности", покупка валюты юридическими лицами по импортным контрактам (оплата услуг или результатов интеллектуальной деятельности) разрешается после предоставления в уполномоченный банк Заключения ВЭК России. Документом установлено 149 видов оказываемых услуг, оплата которых производится с разрешения ВЭК России. Действие данного Указания не распространяется на импортные контракты на сумму менее 10 тыс. долл. [13].
Положением ЦБ РФ от 28 ноября 2001 г. № 161-П "О порядке предоставления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным Законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем". Банк России определил перечень банковских операций с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, если такая операция равна или превышает 600 тыс. руб.
Указанием от 28 ноября 2001 г. № 137-т Банк России разработал для кредитных организаций рекомендации по организации внутреннего контроля, которые определили общие признаки, свидетельствующие о возможном осуществлении легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем:
1. Излишняя озабоченность клиента вопросами конфиденциальности в отношении осуществляемой операции.
2. Пренебрежение клиентом более выгодных условий оказания услуг (тариф комиссионного вознаграждения, ставки по срочным вкладам (депозитам) и вкладам (депозитам) до востребования и т.д.).
3. Операции клиента не имеют явного экономического смысла, не соответствуют характеру деятельности клиента и не имеют целью управление ликвидностью или страхование рисков.
4. Необоснованная поспешность в проведении операции, на которой настаивает клиент.
5. Внесение клиентом в ранее согласованную схему операции (сделки) непосредственно перед началом ее реализации значительных изменений, особенно, касающихся направления движения денежных средств или иного имущества.
6. Явное несоответствие операций, проводимых клиентом с участием кредитной организации, общепринятой рыночной практике совершения операций.
7. Зачисление на счет клиента по одному основанию от одного или нескольких контрагентов сумм денежных средств, не превышающих по отдельности сумму, эквивалентную 600 тыс. руб., но в результате сложения (если бы денежные средства были зачислены на основании одного платежного документа) превышающих указанную сумму (при условии, что деятельность клиента не связана с обслуживанием населения, сбором обязательных или добровольных платежей) с последующим переводом денежных средств на счет клиента, открытый в другой кредитной организации, или использованием денежных средств на покупку иностранной валюты, ценных бумаг и других высоколиквидных активов.
8. Отсутствие информации о клиенте (юридическом лице, в том числе, кредитной организации) в официальных справочных изданиях, а также невозможность осуществить связь с клиентом по указанным им адресам и телефонам, а также отсутствие информации о клиенте у обслуживающих (или ранее обслуживавших) его кредитных организаций.
9. Невозможность установления контрагентов клиента.
10. Отсутствие очевидной связи между характером и родом деятельности клиента с услугами, за которыми клиент обращается к кредитной организации.

Оффшоры - зоны отмывания преступных доходов
Действующее российское законодательство не разъясняет понятия "оффшорные зоны", не ограничивает деятельность отечественных предприятий в России, зарегистрированных в иностранных оффшорных зонах. В целом, антиоффшорное законодательство ограничивается несколькими подзаконными ведомственными актами, а именно:
1. Указание ЦБ РФ от 12.02.1999 № 555-У "Об усилении валютного контроля со стороны уполномоченных банков за правомерностью осуществления их клиентами валютных операций и о порядке применения мер воздействия к уполномоченным банкам за нарушения валютного законодательства",
2. Указание ЦБ РФ от 13 июля 1999 № 607-У "О внесении изменений и дополнений в Инструкцию Банка России "О порядке регулирования деятельности банков" от 01.10.1997 № 1",
3. Указание ЦБР от 13.07.1999 № 606-У "О формировании резерва под операции кредитных организаций РФ с резидентами оффшорных зон".
Основополагающие нормативные акты (прежде всего Налоговый кодекс РФ, ФЗ РФ "О валютном регулировании и валютном контроле") имеют серьезные пробелы в данном вопросе.
В принципе, любые ограничения деятельности на территории России предприятий, зарегистрированных в оффшорных зонах, идут вразрез с существующим законодательством об иностранных инвестициях, не допускающим дискриминации иностранных инвесторов в зависимости от их правового статуса.
В то же время нельзя не признать, что оффшорные налоговые системы активно используются недобросовестными предпринимателями в целях уклонения от налогообложения или получения необоснованных налоговых льгот. Зарубежные страны, имеющие проблемы с уходом национальных капиталов в оффшорные зоны, или использованием таких стран с целью получения не облагаемых налогами доходов или доходов, облагаемых по минимальным ставкам, как правило, имеют в своих национальных законодательствах специальные положения, защищающие собственную доходную базу. Основным инструментом здесь выступают международные соглашения об избежании двойного налогообложения, имеющие приоритет перед национальным законодательством.
Широкому использованию оффшорных компаний в целях увода капиталов из России в значительной мере способствует отсутствие прямых налоговых соглашений с оффшорными юрисдикциями. Международная практика заключения соглашений об обмене налоговой информацией (в частности опыт США, имеющих как общие - об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов, так и специализированные соглашения (двусторонние договора о правовой помощи по уголовным и гражданским делам и многосторонние конвенции об административной помощи по налоговым вопросам) с рядом "налоговых гаваней" - Барбадосом, Бермудскими островами и др., а также соглашение Великобритании с островом Мэн свидетельствует об их высокой эффективности.
В настоящее время Россия имеет лишь два налоговых соглашения с оффшорными юрисдикциями - Кипром и Ирландией, которые, однако, не признаются специалистами ОЭСР вполне подпадающими под определение "налоговая гавань".
В соответствии с международной практикой при отнесении компании к юрисдикции того или иного государства во внимание обычно принимается не столько место формальной регистрации, сколько два других квалификационных признака:
1. государство, где фактически или преимущественно осуществляется экономическая (предпринимательская) деятельность компании;
2. государство, из которого осуществляется фактическое (как правило, оперативное) управление компанией.
Наличие хотя бы одного из этих двух признаков обычно признается достаточным для того, чтобы присвоить компании статус "национальной" компании соответствующего государства. При этом, как правило, не имеет значение то, в каком именно государстве учреждена или официально зарегистрирована компания.
Отсутствие подобных правил в России приводит к тому, что в результате некоторые компании могут не получить национального статуса ни одного государства (при этом они смогут резко сократить свои налоги), а другие приобретут его более чем в одном государстве и вынуждены будут платить дополнительные налоги.
Дополнительно к изменению подхода к определению налогового статуса иностранных юридических лиц, возможным (не идущим в противоречие с принципом не дискриминации) представляется принятие ряда принудительных мер одностороннего характера. В число таких мер может входить проверка действующих на территории России фирм, оказывающих услуги по покупке/регистрации компаний в различных оффшорных юрисдикциях. В частности, целесообразно рассмотреть вопрос о лицензировании деятельности компаний, занимающихся этим видом деятельности, и специальной регистрации (ведении реестра) этих компаний. В соответствии со ст. 4 Федерального закона РФ "О лицензировании отдельных видов деятельности" "к лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба безопасности государства и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензирование". С этих позиций лицензированию подлежат аудиторская, страховая, оценочная, лизинговая, банковская деятельность. Отнесение той или иной деятельности к разряду лицензируемых предполагает контроль со стороны соответствующего государственного органа за предприятиями и организациями, ее осуществляющими.
Таким образом, необходимы соответствующие дополнения к закону "О лицензировании отдельных видов деятельности", предусматривающие включение деятельности по оказанию услуг по покупке/регистрации оффшорных компаний в число лицензируемых видов деятельности, а также возможно разработка специального закона (на подобии законов "О лизинге", "О банках и банковской деятельности"), который бы регламентировал оказание услуг по покупке/регистрации оффшорных компаний, а также предусматривал бы в качестве обязательных требования о составлении и предоставлении уполномоченным государственным органам специальных форм отчетности для организаций, занимающихся данным видом деятельности, и об из обязанности сообщать в налоговые органы и органы валютного и экспортного контроля обо всех сделках с оффшорными компаниями, а также предусматривал бы ответственность за невыполнение этих обязанностей.
Для налогового законодательства крайне важной является категория взаимозависимых лиц, между которыми существуют особые отношения, могущие повлиять на условия или экономические результаты сделок между ними. Это в полной мере относится и к оффшорным компаниям, в большинстве случаев учреждаемых конкретными лицами для проведения определенных финансово-хозяйственных операций.
Суть проблемы состоит в том, что, если существуют различия в условиях налогообложения в разных регионах одного государства (оффшорные зоны внутри России) или в разных государствах, то при взаимной договоренности партнеров всегда можно оформить сделку таким образом, чтобы в том регионе (государстве), где существуют высокие ставки налогов, показать минимальную прибыль или даже убыток, а в регионе (государстве) с низкими налоговыми ставками - максимальную прибыль. Таким образом, достигается существенная "экономия" на налогах в силу того, что при особых отношениях между партнерами влияние рынка на условия сделки может быть исключено полностью.
Механизм трансфертного ценообразования уже давно и активно используется в России как российскими, так и иностранными компаниями.
На сегодняшний день практически не осталось государств, налоговое законодательство которых не уделяло бы вопросам трансфертного законодательства самого пристального внимания. Как правило, с этой целью разработаны специальные правила налогообложения, которые должны применяться к сделкам между взаимозависимыми лицами в целях "корректировки" цены сделки. При этом государство не пытается регулировать цены сделок, но требует корректировать сумму налогов таким образом, чтобы налоги в каждом случае уплачивались так, как если бы сделки осуществлялись между добросовестными и независимыми партнерами. Особое внимание, в частности, уделяется сделкам с оффшорными компаниями.
Наиболее важными здесь являются 3 группы вопросов:
* к каким компаниям и сделкам должны применять специальные правила?
* Что собой представляет "рыночные цены", служащие ориентирами для применения специальных правил?
* Каковы правила корректировки сумм налогов, если сделки совершаются не по рыночным ценам?
В качестве запретительной меры для использования оффшорных компаний для осуществления финансово-хозяйственных операций можно предусмотреть обложение денежных переводов в оффшорные зоны высокими налогами, делающими операции с данными юрисдикциями экономически невыгодными (подобная практика существует в ряде европейских стран), а также запрет для физических и юридических лиц, имеющих задолженность по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, создавать или выступать в качестве учредителей предприятий, зарегистрированных в оффшорных зонах.
Признаки фиктивных сделок для большинства незаконных финансово-хозяйственных операций :
* В договоре предусмотрен экспорт резидентом товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности) либо платежи по импорту товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности) в пользу нерезидентов, зарегистрированных в государствах и на территориях, где расположены оффшорные зоны;
* Получатели денежных средств либо товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности) - нерезиденты, не являющиеся стороной по договору (кроме кредитных договоров).
Тем не менее, банки осуществляют расчеты по подобным контрактам, закрывая глаза на явно фиктивный их характер.


Международное сотрудничество в борьбе с финансовыми преступлениями и место России

За последние два года Россия добилась определенных результатов в налаживании партнерских отношений с рядом ведущих стран мира и международными организациями в обеспечении экономической безопасности. Так, по решению ФАТФ осенью т.г. Россию исключили из черного списка неблагонадежных стран, не борющихся с отмыванием преступных доходов. На очереди дальнейшее расширение связей, важно их закрепить конкретными делами, прежде всего в ОРД, обмене информацией.
Упор делается в реформировании внутреннего уголовного и хозяйственного законодательства, регулирующего финансы, в направлении сближения с международными нормами и правилами, что в целом находится в русле взятого курса на проведение реформ, главной целью которых является превращение России в цивилизованного равноправного партнера мирового сообщества. Слабым местом, однако, остается практическая реализация принятых изменений в законодательстве, отсутствует настойчивость и последовательность в действиях правоохранительных и судебных органов по раскрытию, прежде всего крупных финансовых преступлений, в том числе в отмывании доходов, коррупции, взяточничестве. Это наносит большой моральный и материальный ущерб России, подрывает ее позиции в мировом сообществе, не позволяет в полной мере использовать международное сотрудничество в борьбе с финансовыми преступлениями в нашей стране, и в итоге в качестве фактора экономического роста.
Проблемы экономической безопасности России носят, прежде всего, внутренний характер. Преступные доходы в значительной степени формируются в сфере ВЭД, которая преступным бизнесом используется в качестве канала торговли оружием, наркотиками и др. Кроме того, огромные средства, в том числе полученные внутри страны преступным путем, незаконно выводятся за границу в целях отмывания. За границей российские преступные доходы сливаются с финансовыми потоками таких же преступных доходов зарубежных стран принимая транснациональный характер. Находясь вне государственного контроля страны происхождения транснациональные преступные финансы в поиске максимизации прибыли, а также по злому умыслу могут быть использованы в финансировании как национального, так и международного терроризма, других видов преступного бизнеса.
Учитывая растущие в правоохранительных органах, судебной системе и властных структурах всех уровней масштабы коррупции, размеры теневой экономики, огромные объемы бегства капитала, нарастающую экономическую преступность представляется проблематичным установление контроля над преступными финансами. Есть все основания утверждать о продолжающемся сползании государства в пропасть беззакония с самыми непредсказуемыми последствиями не только для экономической, но и государственной безопасности.
Российская экономическая преступность пересекла государственную границу и приняла международный характер. Это делает необходимым особое внимание уделять проблемам движения транснациональных преступных доходов, что важно в связи с тем, что Россия - отмывочная страна и, кроме того, является объектом международного терроризма, финансируемого, в том числе транснациональным капиталом.
В условиях глобализации экономики, интернационализации хозяйственной деятельности, а также транснационализации преступных доходов, объективно назрела необходимость объединения усилий стран в противоборстве с экономической преступностью и финансируемой ею международного терроризма. Транснациональную преступность можно контролировать и нейтрализовать только консолидированными международными усилиями стран.
Активное участие России в этих усилиях диктуется жизненной необходимостью борьбой с международной транснациональной преступностью, но и что особенно важно подчеркнуть, в целях обеспечения экономической безопасности не только в финансово-налоговой сфере в противодействии усиливающемуся влиянию преступности на властные государственные структуры всех уровней, включая федеральные.
Для России исключительно важное значение имеет позитивное влияние внешнего фактора в последовательном, настойчивом проведении рыночных реформ, а также на усилия в борьбе с финансовыми преступлениями. Ослабление воздействия внешнего фактора чревато не только пробуксовыванием, но и возможностью замедления и отката в общественных преобразованиях, эрозии экономической безопасности под влиянием деструктивных внутренних сил.
В условиях углубления взаимозависимости, ускорения процесса глобализации возрастает значение коллективных мер в использовании международных инструментов в сфере борьбы с коррупцией. Международное сотрудничество может играть роль катализатора и стимулировать политические и экономические преобразования. Однако необходима твердая политическая воля руководства России в борьбе с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, коррупцией.
Ратификация Госдумой России Международной Конвенции по борьбе с отмыванием денег расширила возможности налоговой полиции, более четко определила характер и особенности понятия "отмывания грязных денег" в стране. Теперь открылась возможность дифференциации зарубежных стран по определению понятия "отмывания грязных денег", разработки адекватных правовых норм и налаживания тесного взаимодействия в оперативно-розыскной деятельности применительно к конкретной стране, исходя из интересов России.
В международном сотрудничестве по противодействию отмывания преступных доходов требуют особого внимания вопросы соответствия действующего в нашей стране законодательства нормам и требованиям развитых стран и международных организаций, противодействующих отмыванию денег, полученных преступным путем. При сопоставительном анализе необходимо руководствоваться национальными интересами нашей страны, принимая во внимание её особенности и руководствуясь тем, что не все зарубежное для России приемлемо.
Прослеживается стремление ведущих развитых стран "большой восьмерки" по мобилизации международных сил на борьбу с терроризмом, с источниками его финансирования, особенно после событий в США 11 сентября 2001 г. В этой борьбе Россия должна занять достойное место, что будет способствовать укреплению ее международных позиций и усиления влияния не только в вопросах обеспечения международной экономической безопасности, но и в международных экономических и политических отношениях.








СОДЕРЖАНИЕ