стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ)

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ










М.Ю. ЗЕЛЕНКОВ



ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ОБЩЕЙ ТЕОРИИ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
В XXI ВЕКЕ












МОСКВА-2002

ББК 68.9
УДК 61
З-48
Зеленков М.Ю. Правовые основы общей теории безопасности Российского государства в XXI веке. - М.: Юридический институт МИИТа, 2002. - 209 с.

В монографии Зеленкова Михаила Юрьевича, доктора политических наук, действительного члена (академика) Академии военных наук, член-корреспондента Академии педагогических и социальных наук рассматриваются юридические аспекты общей теории безопасности Российской Федерации.
На основе анализа отечественного и зарубежного опыта обеспечения безопасности государства, изучения современного ее состояния и потенциальных возможностей предлагаются правовые основы общей теории безопасности России в XXI веке.
В основу рассмотрения проблемы положена методология системно-комплексного целостного научного исследования. Видное место в работе занимает сравнительный анализ законодательного обеспечения, внешних и внутренних угроз безопасности Российской Федерации на период до 2015 года.
Научный труд представляет интерес для профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений, научных работников, докторантов и аспирантов, а также студентов, интересующихся юридической стороной проблемы обеспечения безопасности государства.

Рецензенты: О.В. Золотарев, доктор исторических наук, профессор;
В.Н. Ремарчук, доктор философских наук;
В.М. Корякин, кандидат юридических наук.







? Юридический институт МИИТа, 2002

В В Е Д Е Н И Е

Положение в мире характеризуется динамичной трансформацией системы международных отношений. После окончания эры биполярной конфронтации возобладали две взаимоисключающие тенденции.
Первая тенденция проявляется в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играют экономические, политические, научно-технические, экологические и информационные факторы. Россия, в перспективе, будет способствовать формированию идеологии становления многополярного мира на этой основе.
Вторая тенденция проявляется через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права.
Формирование международных отношений сопровождается конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую политику, в том числе путем создания оружия массового уничтожения. Мировой опыт показывает, что значение военно-силовых аспектов в международных отношениях продолжает оставаться существенным, примером тому отношения Индии и Пакистана, Израиля и Палестины; НАТО и Югославии; США и Ирака и др.
В Вашингтоне считают, что после прекращения существования Советского Союза только американская элита располагает средствами, необходимыми для разработки планетарных программ, и может позволить себе мыслить глобальными категориями. Цель США состоит в том, чтобы превратить Вашингтон в главный центр посредничества и урегулирования, необходимого для неизбежной интеграции планеты.
Один из примеров - политика в области охраны окружающей среды, которую проводила администрация Клинтона и которая направлена на то, чтобы разработать основные принципы и общие положения, приемлемые для всего мира. Замысел состоит не в том, чтобы создать в США некий центр управления, господствующий над миром, а в том, чтобы сделать в США перекресток, через который будут обязательно проходить все потоки, двигающиеся по миру, вставшему на путь интернационализации.
Америка - сознательно разгромила всю экономику Африки, ввела Латинскую Америку в долги, из которых ей не выкрутиться на протяжении десятков лет.
20% наиболее богатых людей в мире получают 83% мирового дохода, а 20% беднейших - лишь 1,4%, при этом лишь 4% населения развивающихся стран догоняют население развитых стран, а 96% все более отстают. И эта тенденция - богатство одного и бедность другого полюса - продолжается.
Россия является одной из крупнейших стран мира с многовековой историей и богатыми культурными традициями. Несмотря на сложную международную обстановку и трудности внутреннего характера, она в силу значительного экономического, научно-технического и военного потенциала, уникального стратегического положения на Евразийском континенте объективно продолжает играть важную роль в мировых процессах. Так, например, удельный вес России в современном мире по территории составляет 13%, при этом на ее просторах сосредоточено около 35% всех мировых ресурсов, в том числе 45% природного газа, 23% угля, 14% урана и 13% нефти. Несметные богатства таит в себе континентальный шельф России, составляющий 20% площади всего мирового океана. Общие прогнозные запасы ресурсов на территории России оцениваются мировыми экспертами в 140 трлн. долл.
В перспективе - более широкая интеграция Российской Федерации в мировую экономику, расширение сотрудничества с международными экономическими и финансовыми институтами.
Объективно сохраняется общность интересов России и интересов других государств по многим проблемам международной безопасности, включая противодействие распространению оружия массового уничтожения, предотвращение и урегулирование региональных конфликтов, борьбу с международным терроризмом и наркобизнесом, решение острых экологических проблем глобального характера, в том числе проблемы обеспечения ядерной и радиационной безопасности.
Вместе с тем активизируются усилия ряда государств, направленные на ослабление позиций России в политической, экономической, военной и других областях. Попытки игнорировать интересы России при решении крупных проблем международных отношений, включая конфликтные ситуации, способны подорвать международную безопасность и стабильность, затормозить происходящие позитивные изменения в международных отношениях.
Во многих странах, в том числе в Российской Федерации, резко обострилась проблема терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире, что обусловливает необходимость объединения усилий всего международного сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации.
Для анализа эффективности систем безопасности государства представляются важными не только официальные взгляды в сфере безопасности, содержащиеся в нормативных и политических документах, но также общие подходы и мнения специалистов, участвующих в разработке идей и концептуальных положений в этой области, выраженные в аналитических статьях, в выступлениях действующих политиков и официальных лиц. На основе этих общих подходов становятся яснее механизмы выработки решений в сфере безопасности государства, принципы и цели этого процесса, особенности расстановки приоритетов.
Для уяснения сути и содержания анализируемой проблемы значительную ценность представляют работы, в которых рассматриваются общие вопросы безопасности, история ее возникновения, становления и развития. Многие из этих работ стали классическими. Среди них следует выделить труды таких зарубежных ученых, как Ф. Ратцель, Х. Маккиндер, А. Мэхен, Видаль де ла Бланш, Н. Спайкмен, К. Хаускофер, а также представителей русской научной школы: Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого, Л.П. Карсавина, Г. В. Вернадского, Н.Я. Данилевского, И.А. Ильина, Л.Н. Гумилева и др.
Сегодня за рубежом хорошо известны также работы З. Бжезинского, Г. Киссенджера, Б. Клинтона, Р. Макнамары, Г. Моргентау, У. Перри, Ф. Фукуямы, С. Хантингтона и других авторов1.
Так, например, Дж. С. Най в статье "Политика США в области безопасности: задачи XXI века" следующим образом дает оценку изменений в расстановке и соотношении сил в мире: "Распался Советский Союз, и мощь России продолжает убывать. Влияние же Китая, наоборот, очень быстро растет, и, судя по всему, этот рост продолжится в будущем. Однако, несмотря на эти драматические события основной фактор мирового соотношения сил остается неизменным с 1990 года - США по-прежнему остаются единственной сверхдержавой, имеющей глобальные преимущества по ключевым аспектам - военному, экономическому и политическому"2. В статье также отмечается, что в XXI веке сохранится парадокс американской безопасности и внешней политики. Даже будучи самым сильным государством в мире, США не могут достичь своих международных целей, действуя в одиночку. Для этого недостаточно как международных, так и внутренних предпосылок для урегулирования каждого конфликта в мире. В каждом отдельном случае роль США должна быть пропорциональной американским интересам, поставленным на карту, и расходам на их обеспечение. Таким образом, США должны продолжать способствовать созданию и мобилизовывать международные коалиции с целью отражения общих угроз в области безопасности. И США последовательно работают над воплощением этой цели. Так, например, экс-министр обороны США Коэн, выступая на неофициальной встрече министров стран-членов НАТО в Бирмингеме 10 октября 2000 года, говорил о необходимости делать совместный анализ обстановки в Европе в области безопасности, призывая к разработке более конкретной и позитивной концепции будущих отношений между НАТО и Европейским союзом.
В то же время общепризнанным является тот факт, что осмысление и понимание необходимости всестороннего совершенствования процесса обеспечения безопасности России к нам пришло со значительным опозданием. Поэтому обществом с интересом были встречены специальные работы отечественных исследователей А.Г. Арбатова, О.А. Белькова, Г.А. Зюганова, А.А. Кокошина, В.Л. Манилова, Г.В. Мухина, А.А. Першина, Э.А Позднякова, Е.М. Примакова, Е.И. Рыбкина, К.Э. Сорокина, А.В. Щеголева и ряда других авторов3.
В обобщенном виде теоретические выводы и практические предложения отечественных ученых нашли свое отражение в ряде официальных документов, определяющих основные положения государственной политики в области безопасности России4.
Таким образом, можно сделать вывод, что теоретическая база для дальнейшего исследования общих проблем безопасности России в российской и зарубежной науке имеется.
Г л а в а I
ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ БЕЗОПАСНОСТИ
РОССИИ: ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Последнее десятилетие XX века, как известно, бесспорно ассоциируется с изменением многополярного мира на однополярный. Быстрое совершенствование структур мировой безопасности коснулось и России.
Перефразируя слова Н. Маккиавели, который писал: "Война - такого рода ремесло, которым частные люди честно жить не могут, и она должна быть делом только республики"5, можно сказать сегодня так: "Обеспечение безопасности личности и общества - это в современном мире такого рода ремесло, которым физические и юридические лица честно жить не могут, и она должна быть делом только государства".
Однако процессы построения структур мировой безопасности в Российском государстве привели к появлению ряда стратегических проблем.
Одной из них стала проблема обеспечения безопасности Российской Федерации и ее национальных интересов. С переходом к политике создания в нашей стране демократического открытого общества и правового государства эта проблема выдвинулась в разряд ключевых в оценке перспектив выживания России. Актуальность этого вывода, с правовой точки зрения, диктуется многими обстоятельствами. Наиболее существенные из них следующие:
Во-первых, изменились условия обеспечения безопасности Российской Федерации в экономической сфере, являющейся базовой в этом процессе. В связи с переходом к рыночным отношениям в экономике появилось множество юридических лиц - производителей и потребителей, в том числе и зарубежных. Например, по состоянию на 1 июля 1998 г. в России было зарегистрировано 1694 совместных с инофирмами предприятий, в том числе 1342 с участием стран НАТО, Японии, Южной Кореи, Израиля и др.
Но о какой стабилизации экономики может идти речь в условиях разваленного народного хозяйства, при "конституционно" сложившейся системе безответственной перед народом власти, в буквальном смысле приватизированной разного рода казнокрадами, баями и панами? О каком согласии может идти речь, если, например, на начало 1999 года основные слои населения ранжировались по уровню доходов по шести позициям:
супербогатые, долларовые миллионеры - 0,001%;
богатые и очень богатые - 1%;
состоятельные (высоко обеспеченные) - 3%;
средне обеспеченные - 16%;
малообеспеченные - 21%;
бедные - 59% (в том числе "социальное дно" - 15%)?
О какой внутренней безопасности можно говорить, если среднедушевые доходы богатых и средне обеспеченных соотносятся как 100 к 1, а государственный бюджет формируется из расчета не более чем 6-7% потенциально возможного. Создавшееся положение достаточно образно можно охарактеризовать словами поэта Андрея Вознесенского: "Все прогрессы реакционны, если рушится человек".
В то же время ст. 34 Конституции Российской Федерации предусматривает право на свободу предпринимательства. Данное право предусматривает свободное использование человеком своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ). В сочетании с правом частной собственности такая свобода предпринимательства выступает как правовая база рыночной экономики, исключающая монополию государства на организацию хозяйственной жизни. Эта свобода рассматривается как одна из основ конституционного строя (ст. 8 Конституции РФ). Право на экономическую деятельность включает ряд конкретных прав, обеспечивающих возможность начинать и вести предпринимательскую деятельность. Для этого субъект права на экономическую деятельность может создавать предприятия под свой риск и ответственность, свободно вступать в договоры с другими предпринимателями, приобретать и распоряжаться собственностью. Никакой государственный орган не имеет права диктовать предпринимателю, какую продукцию он обязан производить и каковы должны быть на нее цены (если пределы не регулируются законодательством). В результате вышеизложенной правовой политики в настоящее время Россия не имеет оборонной промышленности.
Во-вторых, в создавшихся условиях резко возросла необходимость повышения эффективности обеспечения безопасности России в информационной сфере. Ибо, приходится отмечать, что одним из товаров, пользующимся как на Западе, так и на Востоке большим спросом, стала информация о системе безопасности России. Появилась реальная опасность расхищения этого ресурса за счет снижения возможностей государства по контролю за информационными потоками. Ориентация на кооперацию с зарубежными странами при развитии рынка продуктов и услуг в России привела к появлению на этом рынке информации, утечка которой представляет угрозу для безопасности страны, в особенности при широкомасштабной деятельности на рынке зарубежных и совместных фирм.
Дремучее невежество и необычайно развитые животные инстинкты власть имущих, причисляющих себя к элите, не позволяют даже осознать проблемы информационной безопасности государства. В то же время, например, в "Стратегии национальной безопасности США в следующем столетии" вопросы информационной безопасности занимают второе место после проблемы квалифицированных кадров, опережая такие направления, как "космос", "противоракетная оборона", "присутствие за границей и влияние американской мощи". Кроме того, приходится с сожалением отмечать, что в России вместо правового гражданского общества, "миллионов акционеров" и обещанного процветания создана полукриминальная власть денег, силы и беззакония, а главное - беспримерная в новой истории система эксплуатации населения. Трудно ожидать единства в обществе, когда вместо социально-ориентированной политики внедряется идея обогащения меньшинства за счет ограбления подавляющего большинства.
Стремление к более тесному взаимодействию с зарубежными странами в процессе конверсии оборонного комплекса, ориентация при этом на открытость и гласность привели к утечке важнейших информационных сведений об оборонном потенциале страны и передовых технологиях. Такая неуправляемая конверсия стала угрожать тенденцией "расползания" ядерных и ракетных технологий, технологий двойного применения и т. д.
Коммуникационные и компьютерные технологии, которые способствуют законному развитию безопасности государства, преступные группы используют для совершения серьезных уголовных преступлений. Они применяют их для совершения как традиционных правонарушений, таких, как мошенничество, так и новых преступлений, например, создание и распространение компьютерных вирусов. Ущерб, причиняемый современными компьютерными вирусами, оценивается в миллиарды долларов. Легкость, с которой правонарушители могут действовать через национальные границы, и сложность борьбы с такими преступлениями выводят киберпреступность в разряд серьезных глобальных проблем безопасности. Такая преступность создает серьезную угрозу наведению "цифровых мостов" посредством использования компьютерных и телекоммуникационных технологий. Следовательно, борьба с киберпреступностью должна стать составной частью программы обеспечения безопасности государства в современном мире.
Энергичное освобождение общества от "чрезмерной милитаризации" за годы перестройки не привело к резкому повышению благосостояния народа и динамизму экономики. Не в пользу России произведен и раздел "трофеев холодной войны": она потеряла больше, чем приобрела в результате вывода войск, сокращения и раздела вооруженных сил бывшего СССР. Пространство, ранее занимавшееся Варшавским Договором, не стало нейтральным, а превратилось в арену скрытого военно-политического соперничества. Бывшие противники получили новых союзников и приблизились к российским рубежам, США выступают инициаторами дальнейшего расширения НАТО, продолжают гонку вооружений - теперь уже на качественно новом уровне. В результате этого сегодня не единичны случаи, когда отдельные государственные и негосударственные организации, предприятия и граждане, получившие каким-либо путем закрытую информацию, продают ее за бесценок, нанося ущерб государству и даже своему бизнесу.
Однако необходимо отметить, что наряду с чисто организационными и техническими причинами подобное стало возможным в связи со слабой правовой урегулированностью отношений этой сферы деятельности. Отсутствие четких юридических предписаний как в понятийном аппарате гражданского и уголовного законодательств России, так и в регламентации порядка принятия правоохранительных мер соответствующими компетентными органами, организациями и должностными лицами, а также принятие с процессуальным нарушением нормативно-правовых ведомственных актов, касающихся охраны государственной тайны, способствовало криминализации внутригосударственных и международных отношений.
Анализ законодательных основ обеспечения безопасности России показывает, что сегодня возрастает актуальность разработки и принятия нормативно-правовых актов высшей юридической силы. В этих актах необходимо четко обозначить базовые юридические понятия, характеризующие как законность, так и противоправность действий в сфере обеспечения безопасности России, как суверенного государства; определить границы содержания этой деятельности, составляющей государственную тайну; установить четкий порядок защиты безопасности государственных интересов Российской Федерации.
В-третьих, углубление процесса обеспечения безопасности страны, а следовательно, увеличение доли военно-промышленного ресурса в потенциале современных государств усилило стремление военно-политического руководства этих стран добиться превосходства в этой области над своими геостратегическими противниками. Этой цели, например, служат поисковые работы, начатые в 1989 г. по заказу военного ведомства США по созданию средств программно-математического воздействия, выход США в 2001 г. из Договора по ПРО и начало испытаний. По признанию мировых экспертов, эти и другие факты положили начало созданию нового класса средств межгосударственной борьбы, цель которого - захват и удержание единоличного всестороннего превосходства США над миром. Завоевание такого превосходства по планам аналитиков предшествует непосредственному началу военных действий и позволяет достичь стратегических преимуществ.
Одним из примеров, подтверждающих аналитические выводы, выступает разработанное и осуществляемое в настоящее время США и их союзниками информационно-психологическое и программно-математическое воздействие на информационный ресурс потенциального противника, в т.ч. Россию. Содержание такого организованного и спланированного воздействия, как известно, составляют массированные, групповые и одиночные программные удары, специальные операции и систематические действия по выявлению данных о наиболее важных объектах информационного ресурса противника, заблаговременному установлению скрытого контроля над ним с целью перераспределения и (или) поражения (либо хотя бы создания угрозы для удержания его от аналогичных действий в отношении российского информационного ресурса), а также информационно-психологиче-ские воздействия на сознание противоположного общества.
Возрастающая зависимость общества и государства от современных информационных технологий приводит к появлению новых уязвимых мест и одновременно создает новые благоприятные возможности для США. Потенциальный противник способен использовать уязвимые места посредством применения таких средств воздействия, как программно-компьютерная атака и оружие направленной энергии. Появление подобных средств международной борьбы предоставляет возможность планировать применение так называемого "некинетического оружия".
При осуществлении специального воздействия на сферу духовной, информационной и социальной безопасности государства могут решаться следующие глобальные задачи: дезорганизация системы государственного управления; подрыв экономического потенциала; разложение общества; уничтожение национальных интересов и ценностей; скрытая экономическая и демографическая экспансия; ведение разведки и др.
В этих условиях мы считаем необходимым вспомнить слова Алена Даллеса - бывшего шефа ЦРУ США, которые он написал во время первого этапа "холодной войны", определяя задачи борьбы с Россией и намечая наиболее оптимальный и эффективный путь их решения. В частности, он писал: "Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа; окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства - словом, всякую безнравственность. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм, вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, - все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества".
Таким образом, с точки зрения международного права, мы имеем:
новый вид межгосударственной борьбы - информационное противоборство;
новый класс средств борьбы - средства программно-математического и информационно-психологического воздействия.
Однако в современных условиях достаточно очевидна сложность квалификации подобных действий с позиции общепринятых международных норм, объявленных в Гаагских (1907 г.) и Женевских (1949 г.) конвенциях относительно права войны и военных конфликтов. Прежде всего потому, что трудно определить, к какому виду оно относится - к обороне или к наступлению. Неясно также, к какому именно уровню относятся проводимые мероприятия специального информационно-психологического воздействия - к личному, общественному, государственному. Стираются различия между такими традиционными атрибутами противоборства как фронт и тыл (воздействие осуществляется на всю глубину информационного пространства противостоящего общества). Наконец, весьма неопределенной оказывается грань между войной и миром. Следовательно, возникает насущная потребность в международно-правовом регулировании этой области противостояния государств.
В-четвертых, цель блоковой стратегии "мирового сообщества" во главе с США - обеспечить содержание "золотого миллиарда" на достигнутом высоком уровне потребления. Разрушение СССР в 1991 году способствовало осуществлению этих планов, выгодных не только для Запада, но и для развивающихся стран Востока, в частности, КНР, которая проводит политику, направленную на отторжение от России континентальной части российского Дальнего Востока и Забайкалья (например, численность "китайского населения" в Приморском крае на лето 1999 года уже составила 15%, а глубина проникновения в результате "мирной экспансии" на отдельных направлениях превысила 350-400 км). По существу, образование новых субъектов международного права в административных границах СССР было беззаконием, поддержанным мировым сообществом.
В настоящее время в мировом сообществе культивируется мнение, будто бы Советский Союз исчерпал возможности для дальнейшего развития и закономерно перестал существовать в качестве великой державы. После разрушения СССР этот тезис был распространен на Российскую Федерацию. В сознании человечества создается миф о том, что дальнейшее территориальное дробление России - необходимость и благо не только для ее народов, но и для всего мира. При этом известный "доброжелатель" России З. Бжезинский, обосновывая необходимость расчленения России, цинично называет Россию "главной разменной картой американской политики". В общественное сознание внедряются "приоритеты" коренных народов, легализуются идеи "национального самоопределения" и главенства местных законов, повышения экономической самостоятельности регионов, разделения полномочий центра и субъектов федерации.
Например, если во второй половине 90-х годов США предлагали купить нашу Сибирь за 3 трлн. долл. (при реальной стоимости одних ее ресурсов - в 100 раз большей), то в начале XXI века они уже просто намерены забрать ее силой. Так в американском журнале "Джи-Кью" появилась статья под названием: "Мы купим вас. И тем спасем". Здесь же помещалась карта. Жирная желтая линия, разрезая надвое выкрашенную в жгуче красный "советский" цвет Россию, поднималась по Енисею с севера на юг, пересекая Байкал западнее Иркутска, и упиралась в Монголию. Все, что находилось слева от линии, называлось "Россией", а справа - "Американской Сибирью". Статья сопровождалась призывом: "Давайте купим Сибирь!". Далее называлась сумма: "Всего за каких-то три триллиона долларов мы можем спасти Россию, прибавив семь звезд к нашему флагу, и обеспечить целому поколению невиданное процветание". (Звезды - это семь новых американских штатов под названиями Сибирь, Западная Якутия, Восточная Якутия, Амурская Бурятия, Хабаровский, Приморский и Беринг)6.
В-пятых, важным обстоятельством актуальности проблемы обеспечения безопасности Российской Федерации является факт существования реальной угрозы потери суверенитета и территориальной целостности государства через духовно-нравственное и интеллектуальное разложение общества. Приходится признать, что наши стратегические "оппоненты" одержали над СССР, а затем и над Россией политическую (раскол СССР, распад содружества государств Варшавского Договора, установление нового политического режима в России), экономическую (промышленность и сельскохозяйственные предприятия России либо стоят, либо находятся под контролем западных и криминальных структур), а также и военную победу (реформа в Вооруженных Силах пробуксовывает на месте, ввиду недофинансирования ярко выражены тенденции деморализации личного состава и т.д.).
Но мировая практика показывает, что поражение в политической, экономической и военной областях не является окончательным, если не сломлен духовно-нравственный и культурный потенциал народов России. Поэтому сегодня делается все, чтобы лишить население страны (прежде всего молодое поколение) исторической памяти, воспитать у русских людей как государствообразующей нации (82% от населения России) сознание неполноценности и необходимости идти на поводу США в уготовленное для них "стойло". Одной из составных частей этого процесса является информация. Необходимо отметить, что информация, помимо созидательной силы, может в себе нести и "отрицательный" заряд. По масштабности и разрушительности информационного оружия с ним не может сравниться ни одно из существующих средств вооруженной борьбы. Для негативного информационно-психологического воздействия на сознание русской нации используются все доступные средства: телевидение, радио, художественная литература, учебники, периодические издания, религиозные секты, кино, компьютеры и т. п. Причем спектр направленности их действия распространяется от порнографии до зомбирования сознания людей.
Например, проведенный в одном из научных исследований контент-анализ содержания, времени показа отечественных и зарубежных художественных фильмов на трех телевизионных каналах (ОРТ, РТР, НТВ) показал, что немалую долю занимают фильмы, пропагандирующие насилие, вседозволенность. Когда в обществе духовной основой была марксистко-ленинская идеология, государственный контроль осуществлялся над всеми СМИ, появление низкопробных фильмов на телевидении было большой редкостью. Так, если в 1995 г. они составляли 33,6% от всех демонстрируемых фильмов, то в 1998 г. уже 36,2%, и преобладающее количество из них (80%) - зарубежные. Заслуживает внимания и тот факт, что 88% из них демонстрировались в вечернее время (прайм-тайм).
Особенно в спектре информационного воздействия хотелось бы остановиться на появлении компьютерных технологий по генерированию виртуальных реальностей и на возможных путях их применения. Анализ этого процесса позволяет сделать вывод, что их опасность для человека - будь то отдельная личность или общество в целом - заключается в следующем:
погружение в иллюзорный мир и подмена им действительности, подобно наркотическому состоянию, чреваты психическими заболеваниями;
увлечение эффектами виртуальной реальности и выключение из других видов активности ограничивает развитие личности;
"калькирование" восприятия и мышления в соответствии с программами обусловливают шаблонность поведения в пределах схем, созданных виртуальной реальностью;
при взаимодействии с информационной средой возможно тотальное психическое включение в систему в поисках нужной или полной информации или же полное отторжение среды как средства взаимодействия и получения нового информационного ресурса;
при взаимодействии пользователя с сетевыми партнерами возможен уход в иной мир человеческого взаимодействия, замена реального общения контактами с реальными и виртуальными сетевыми партнерами.
Этот тип контактов при полном погружении в виртуальную реальность непредсказуем, поэтому опасен. В результате возможно аккумулирование эффектов виртуальности и возникновение эффектов зомбирования со сложными процедурами выхода из виртуальной реальности. В связи с этим уже сейчас среди ученых-правоведов звучат призывы к созданию новой отрасли права - компьютерной.
Известен также опыт американских ученых по созданию лазерными устройствами голографического изображения, которое способно влиять на психику человека особенно в экстремальных условиях. В ходе таких действий планируется, например, создавать на небе голографические изображения различных авторитетных личностей, которые будут советовать "своим единоверцам" прекращать сопротивление, сдаваться на милость победителя и возвращаться домой (например, опыт действий многонациональных сил в ходе войны в Ираке в 1991 г.). Эта идея заимствована американскими учеными из области рекламы и развлекательных шоу. Лазерная технология сегодня позволяет проецировать, например, на облака движущиеся трехмерные изображения. Именно такие и им подобные установки используются в качестве так называемого оружия несмертельного действия.
Таким образом, виртуальные технологии и соответствующие им технические средства характеризуются тотальностью информационно-психологического воздействия на сознание человека, что позволяет обеспечить высокую степень включенности его в виртуальный мир. Эти технологии преодолевают защитные барьеры и фильтры рефлексии человека и могут воздействовать на его психику. В этих условиях, по мнению мировых аналитиков, особую трудность и опасность представляют переходные режимы от виртуальной к действительной реальности.
В сложившейся ситуации необходимо напомнить, что Конституция РФ (ст. 71) устанавливает, что "в ведении Российской Федерации находятся ... оборона и безопасность; оборонное производство", а в ст. 114 говорится, что правительство "осуществляет меры по обороне страны". Хотелось бы, чтобы это было реально, а не виртуально. Ибо в самом широком смысле обеспечение безопасности государства включает:
создание благоприятных внешнеполитических условий для обороны страны;
определение приоритетных национальных интересов в области оборонной безопасности, комплекса политико-дипломатических и иных невоенных средств и способов ее обеспечения;
разведывательную и контрразведывательную деятельность и определение характера угроз оборонной безопасности;
организацию военно-политического и стратегического руководства обороной страны, вооруженными силами и другими войсками;
принятие законодательных документов по обороне, создание необходимой экономической и научно-технической базы для надежной обороны;
формирование оборонного сознания граждан и общества, создание морально-политического и психологического потенциала оборонной безопасности;
подготовку территории страны к обороне;
стратегическое планирование боевого применения Вооруженных Сил и поддержание вооруженных сил и других силовых структур, привлекаемых к обороне, в состоянии высокой боеспособности, боевой и мобилизационной готовности к вооруженной защите Отечества;
развитие военной науки и военного искусства;
сохранение и развитие оборонно-промышленного комплекса.
Исследовав вышеуказанное содержание процесса обеспечения безопасности государства, можно выявить основные взаимосвязи системы безопасности государства, общества, личности, которые показаны на рис. 1.

Внутренние
системы
(подсистемы)
Внешние
системы



Личность
Регион

Социальная группа
Мировое
Безопасность
сообщество
Общество


Государство
Природа

(среда обитания
Народ
человечества)

Рис. 1. Основные взаимосвязи системы безопасности государства
Исходя из вышеперечисленного вполне очевидно, что настала необходимость в усовершенствовании нормативно-правовой базы действующего российского законодательства, которая позволяла бы более тщательно, надежно оберегать права человека, граждан, общества и государства на безопасность своего развития, вводить ограничения и запреты в интересах повышения безопасности Российской Федерации в XXI веке. При этом необходимо учитывать, что при обеспечении безопасности государства права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения. Например, ст. 12 Федерального конституционного закона 2001 г. "О чрезвычайном положении" могут быть предусмотрены следующие меры или временные ограничения: введение комендантского часа; ограничение свободы печати и других средств массовой информации; приостановление деятельности политических партий и иных общественных объединений; проверка документов, удостоверяющих личность граждан, личный досмотр, досмотр их вещей, жилища и транспортных средств; ограничение или запрещение продажи оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, специальных средств и т.п. При этом граждане и организации в установленном законодательством порядке вправе получать разъяснения от субъектов обеспечения безопасности по поводу ограничения прав и свобод.
Рассмотрим возможные ограничения прав и свобод человека по законодательству Российской Федерации, учитывая при этом, что федеральным законодательством предусмотрены как правовые нормы, непосредственно направленные на обеспечение прав и свобод человека в условиях чрезвычайного положения, так и нормы, содержащие "процедурные" вопросы, но которые также косвенно служат целям предотвращения нарушения прав и свобод человека.
К первым относятся прежде всего нормы, содержащиеся в Конституции Российской Федерации (ст. 56), которая устанавливает, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с Федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные:
статьей 20 (право на жизнь с учетом положений о смертной казни);
статьей 21 (достоинство личности охраняется государством. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам);
статьей 23, ч. 1 (каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени);
статьей 24 (сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом);
статьей 28 (каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии сними);
статьей 34, ч. 1 (каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности);
статьей 40, ч. 1 (каждый имеет право на жилище, не может быть произвольно лишен жилища);
статьями 46-54 (положения о судебной защите, о праве на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, о том, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, что никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон).
Нетрудно заметить, что Конституция Российской Федерации имеет более широкий перечень прав и свобод человека, которые не могут быть ограничены даже во время чрезвычайного положения, о чем говорится в п. 2 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.
Таким образом, общая теория безопасности России должна строиться на развитой законодательной основе. Она должна предусматривать правовое закрепление терминологической базы, характеризующей отношения в этой сфере, четкие нормы уголовной и материальной ответственности за их нарушения, строго определять обязанности государственных и иных органов и должностных лиц по предупреждению нарушений в сфере обеспечения безопасности Российской Федерации, наконец, иметь международно-правовую регламентацию подобных действий.


Г л а в а II
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
И ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ
БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА

Сегодня, как никогда ранее, ныне особенно остро ощущается необходимость в научно обоснованной методологии и стратегии обеспечения безопасности нашего государства. При резком сокращении численности населения России, разрушении уклада жизни и разбазаривании природных ресурсов отсутствие адекватной ситуации методологии и стратегии безопасности страны смертельно опасно для русской нации и Российского государства. Нельзя забывать и о грядущей схватке за очередной передел мира, обусловленной нежеланием одних стран сократить потребление невозобновляемых ресурсов, а других - прирост населения.
Учеными доказано, что человечество выбрасывает ныне чуждых биосфере отходов в 2000 раз больше, чем сейсмо-вулканическая деятельность, а суммарное потребление им первичной биомассы и выделение тепла на порядок превышают приемлемый для планеты уровень. Прекращение губительной деградации биосферы возможно лишь при существенном (в 6-10 раз) сокращении численности населения Земли или снижении объема потребления невозобновляемых природных ресурсов. Поэтому мы вправе считать главной внешней угрозой широкомасштабную агрессию с целью перераспределения наших природных богатств потенциальными агрессорами - США и странами ЕЭС, ныне потребляющими почти 80% ресурсов при 15%-ной доле населения, а также Японию и Китай, обделенных ими.
Современная экологическая ситуация в регионах и в мире в целом характеризуется ухудшением многих параметров, что может представлять серьезную угрозу системе национальной безопасности. В целом ситуация характеризуется:
чрезмерным загрязнением и ухудшением среды обитания человека;
ограниченностью природных ресурсов, в том числе по таким жизненно важным параметрам, как вода, воздух, почва.
Впервые об этом громко заявила группа специалистов, подготовившая в 1972 году по проекту Римского клуба доклад на тему "Сложное положение человечества". В своем докладе, выразительно названном "Пределы роста", футурологи с тревогой отмечали катастрофическое сокращение сырьевых ресурсов, которое будет происходить при существующих темпах роста производства и народонаселения. Авторы доклада писали: "При существующем темпе расширения производства к концу столетия может иметь место нехватка серебра, олова и урана. К 2050 году источники еще нескольких минералов будут истощены, если сохранятся существующие темпы их потребления. Для многих ресурсов скорость их расходования растет даже быстрее численности населения. Это показывает на то, что с каждым годом все большее число людей потребляет ресурсы, и на то, что одновременно с каждым годом увеличивается также средняя величина потребления на одного человека"7.
Кроме истощения сырьевых ресурсов экологическую катастрофу приближает выброс в атмосферу углекислого газа, метана и других газов, которые, по прогнозам специалистов, могут в недалеком будущем вызвать т.н. "парниковый эффект", т.е. глобальное потепление. Это приведет к превращению в пустыни и полупустыни основных житниц планеты, что вызовет продовольственный кризис и голод и, в свою очередь, приведет к массовым миграциям населения.
Новым подходом в деятельности многих развитых государств, особенно в последние годы, стало их стремление в ответ на экологические вызовы к перенесению загрязняющих среду обитания производств в другие страны. Уже с середины 70-х гг. наметилась тенденция переноса производств по первичной переработке сырья, которое и является главным источником загрязнения атмосферы, за пределы государственных территорий ведущих стран мира. Так, например, по оценке японской газеты "Нихон Кейдзай", с 1993 по 1999 гг. выпуск продукции внутри Японии увеличится на 10%, а производство дочерними предприятиями за границей возрастет на 147%8.
Другим проявлением эгоизма данных стран является политика превращения стран "третьего мира" в кладбище отходов производства. В последнее время и наша отечественная печать все чаще сообщает о сбывшихся мечтах западных компаний использовать территорию России для захоронения экологически опасных отходов.
Для спасения России в создавшихся условиях нужна не только объединяющая все народы идея самосохранения, но и реализация всесторонне выверенных методов и приоритетов обеспечения безопасности Российской Федерации.
Обсуждая проблему опасности и безопасности в ее различных аспектах, стоит вспомнить одно из положений "Философии жизни", получившей заметное развитие в конце XIX - начале ХХ веков. Суть этого положения в том, что человек обречен на опасности, ибо жизнь опасна во всех своих проявлениях. Тот, кто хотел бы обеспечить ее полную безопасность, просто не должен был родиться. Более того, опасность является не только неустранимым, но и необходимым фактором эволюции всего живого, прогресса общественной жизни. Она требует активного и творческого отношения к окружающей природной и социальной среде, противодействия, поиска соответствующих мер и механизмов.
Жизнь полна опасностей, и все же род человеческий продолжает существовать, умножаться, добиваться все новых успехов на путях исторического прогресса. Происходит это потому, что человек способен, хотя и не сразу, и не легко, осознать степень опасностей, возникающих и помимо его воли и сотворенных им самим. Он способен выработать и принять меры, чтобы уменьшить или устранить одни опасности и более или менее надежно защититься от других.
Повышение безопасности человеческого бытия - дело, в первую очередь, практическое. Оно требует опыта, здравого смысла, интуиции, а также определенных материальных средств, целенаправленных действий со стороны каждого человека и всего общества, со стороны государства и некоторых специально созданных для этого общественных структур, государственных органов. Вместе с тем, обширная практика в этой области нуждается в теоретическом осознании, т.е. в развитии соответствующей отрасли научных знаний.
В этой связи важно рассмотреть вопрос о задачах общей теории безопасности государства.

1. Место общей теории безопасности государства
в системе научных знаний

Многообразие областей, в которых возникают опасности, существенные различия в причинах, которые их порождают, и в самом характере их проявления вызывают необходимость очень разных по своему содержанию специальных исследований, позволяющих вырабатывать соответствующие меры безопасности. Мировая история и практика показывают, что некоторые из этих исследований имеют многовековую историю, другие были начаты в XVIII-XIX веках, третьи - в ХХ веке и главным образом в его второй половине.
Так, в частности, в глубокой древности понимание безопасности человеком не выходило за рамки обыденного представления и трактовалось им как отсутствие для него опасности или зла. В таком житейском значении термин "безопасность" употреблялся, например, древнегреческим философом Платоном.
В то же время в средние века, согласно словарю Робера, под безопасностью уже понимали спокойное состояние духа человека, считавшего себя защищенным от любой опасности. Однако в этом значении данный термин не вошел прочно в лексику народов Европы и до XVII в. использовался редко.
Широкое же распространение в научных и политических кругах западноевропейских государств понятие "безопасность" приобретает благодаря философским концепциям Т. Гоббса, Д. Локка, Ж.Ж. Руссо, Б. Спинозы и других мыслителей XVII-XVIII вв., означая состояние, ситуацию спокойствия, появляющуюся в результате отсутствия реальной опасности (как физической, так и моральной).
Именно в этот период учеными предпринимались первые попытки теоретической разработки этого понятия. Наиболее интересной представляется версия, предложенная Зонненфельсом, который считал, что безопасность - это такое состояние, при котором никому нечего опасаться. Для конкретного человека такое положение означало частную, личную безопасность, а состояние государства, при котором нечего опасаться, составляло общественную безопасность.
По мере развития понятийного аппарата теории безопасности совершенствуется и содержание наук, занимающихся проблемой обеспечения безопасности как человека, так и общества и государства. Например, одной из самых древних наук, исследующих опасности, грозящие здоровью человека, и вырабатывающих меры борьбы с его болезнями, является медицина. Этому служат все ее разделы, а такие, как санитария, гигиена, фармакология, иммунология и т.п. фактически выступают как своеобразные теории медико-биологической безопасности.
В то же время в связи с дальнейшим расширением природохозяйственной деятельности человека, с необходимостью более точного предвидения природных катаклизмов и уменьшения возникающих при этом опасностей получили развитие сейсмология и вулканология, метеорология, океанология, а затем и радиология, теория радиационной безопасности и ряд других аналогичных наук. В последние годы все большее внимание уделяется экологии, которая выявляет опасности, проистекающие из все более интенсивного воздействия общества на природу. При этом вырабатываются и специальные рекомендации по обеспечению экологической безопасности государства.
Например, в ст. 42 Конституции Российской Федерации записано, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.
При таком теоретическом подходе в условиях постоянного присутствия каких-либо опасностей, исходящих от других личностей, иностранных государств или стихийных сил природы, безопасность выступает в качестве целевой установки, определяющей всю деятельность государства. "Безопасность собственная есть высший закон в политике...", - писал наш великий соотечественник Н. Карамзин.
В российской научной литературе термин "государственная безопасность" появился в работах ученых лишь в XIX в. Так, в частности, профессор И. Тарасов разделил опасность на общую и частную. Однако такое различие не заключает столь резкого обособляющего признака, на основании которого можно было бы правильно разграничить и сгруппировать меры борьбы с обоими этими видами опасности. Ибо, например, измена угрожает всей государственной безопасности, но она в то же время угрожает и безопасности частной; класс воров и мошенников посягает на имущество единичных лиц, но развитие этого явления угрожает и всему государству. То же следует сказать и относительно различия между опасностью общей и местной. Так, например, относительно эпидемий и эпизоотий, хотя бы и местных, нередко принимаются меры не только местные, но и общегосударственные и даже международные. В этот период понятие "государственная безопасность" по своему содержанию совпадало с такими понятиями, как "безопасность Российской империи", "безопасность царской России", "безопасность государства" и др.
"...В нашей стране, по заключению А. Малыгина, как до, так и после революции, в силу особенностей исторического развития общества и власти, термин "государственная безопасность" понимался гораздо шире - как безопасность общества". Во времена СССР термин "государственная безопасность" был введен в нашей стране в 1934 г. при образовании в составе НКВД Главного управления государственной безопасности, которому были переданы функции ОГПУ при ликвидации последнего. При этом следует отметить, что термин "государственная безопасность" в известной мере отражал официальную точку зрения военно-политического руководства страны о приоритете интересов государства диктатуры пролетариата перед интересами общества в целом и интересами личности ("общество для государства"). А в 1936 г. термин "государственная безопасность" уже был официально включен в текст Конституции СССР (пункт "и" статьи 14 главы 2) и начал употребляться в документах и актах органов советского государства, в советской правовой литературе. Хотелось бы отметить, что на протяжении длительного времени этим термином в нашей стране пользовались без какого-либо разъяснения его значения. И только в 50-е годы в юридической и специальной литературе можно отметить попытки глубоко проанализировать указанную проблему.
Стоит отметить, что сфера безопасности всегда была монополией нашего государства. Притом не только в политическом и практическом плане, но и в теоретическом отношении. Сами же представления о безопасности носили весьма ограниченный характер. Главным объектом политики безопасности выступала безопасность государства, под которой на практике в конечном счете подразумевалась безопасность политического режима и господствующего положения высшей партгосноменклатуры. Не случайно в общественном сознании России в период демократизации (1989-1993 гг.) сложилось отношение к государственной безопасности как к чему-то такому, что противостоит обществу, человеку, личности и от чего необходимо отказаться, если стремиться к демократическому развитию страны. Подобный подход отчетливо проявился в годы перестройки, когда в стране развернулась широкая критика органов государственной безопасности, которая подчас сопровождалась их дискредитацией. При этом постепенно стал развиваться и другой процесс - переосмысление самой природы безопасности и практической политики в этой сфере. Этот процесс, естественно, развивался в самом государственном аппарате, в том числе в органах, ответственных за обеспечение безопасности. Но особенно важно, что он шел и за их пределами. Это выразилось в возникновении целого ряда общественных организаций и независимых научно-исследовательских центров, специализирующихся на проблемах безопасности. Их состав рекрутировался из научных работников - специалистов по проблемам военной политики, международных отношений, криминологии, бывших сотрудников правоохранительных органов, военных. Таким образом, стал формироваться пусть еще узкий круг неправительственных организаций, готовых разрабатывать проблемы безопасности независимо от государства.
Если проследить историю раскрытия содержания понятия "государственная безопасность" в научных и государственных документах за период с начала 50-х до конца 80-х гг., то можно сделать вывод о существовании в СССР нескольких подходов к определению этого понятия.
Часть авторов рассматривает государственную безопасность как состояние прочности и незыблемости государственного и общественного строя государства, нерушимости его территориальной целостности и независимости в определении внешней и внутренней политики.
Есть авторы, которые рассматривают государственную безопасность в качестве состояния защищенности от подрывной деятельности противника. При этом государственная безопасность СССР в их понимании есть защищенность основ общественного и государственного строя советского государства от посягательств со стороны враждебных социалистическому строю сил, осуществляющих подрывную деятельность.
Можно отметить представителей, которые раскрывают понятие государственной безопасности через систему общественных отношений, обеспечивающих независимость государственного и общественного строя.
Кроме того, выделяется группа авторов, которая настаивает на том, что государственная безопасность - не что иное, как способность советского государства противостоять враждебным силам и защищать интересы народа. Безопасность советского государства, по их мнению, есть состояние, которое характеризуется способностью государства противостоять посягающим на него враждебным силам и защищать интересы трудящихся или всего общества (в условиях общенародного государства).
В Большой советской энциклопедии термин "государственная безопасность" трактуется как совокупность мер по защите существующего государственного и общественного строя, территориальной неприкосновенности и независимости государства от подрывной деятельности разведывательных и иных специальных служб враждебных государств, а также от противников существующего строя внутри страны. В юридическом словаре говорится: "Государственная безопасность - в СССР система мероприятий, направленных на охрану политической и экономической основ Советского социалистического государства и его государственных границ". А в Кратком политическом словаре 1987 года издания этот термин вообще отсутствует.
Хотелось бы отметить, что в отечественных исследованиях по проблемам безопасности, так же как и на Западе, наметилась тенденция отхода от концепции "государственной (национальной) безопасности" и переноса центра тяжести на глобальный уровень решения проблем всего человечества. Как и на Западе, в отечественной науке налицо проблемы с неопределенностью понятия "безопасность". Так, в частности, В. Спиридонова отмечает: "Термин "безопасность" в научной литературе весьма многозначен, до сих пор не выработано четкого и строго определения этого понятия. Иногда безопасность рассматривается как цель, в других случаях как концепция, в третьих, как научная программа или научная дисциплина. До сего времени не существует целостной концепции безопасности: понятия "личная безопасность", "национальная безопасность", "международная безопасность" и "глобальная безопасность" имеют дело с различным набором проблем и исходят из различных исторических и философских контекстов".
Произошедшие глубокие изменения политической и экономической ситуации в стране и мире в конце 80-х годов, прекращение противостояния между Востоком и Западом потребовали серьезного пересмотра существующей концепции обеспечения безопасности нашего государства. Это обстоятельство привело к тому, что примерно с 1990 г. исследование проблем безопасности выходит за рамки закрытых учреждений бывшего СССР. Так в мае 1990 г. по инициативе группы Комитета Верховного Совета СССР по науке, народному образованию, культуре и воспитанию под руководством академика
Ю. Рыжова сделана первая попытка разработки концепции безопасности нашей страны с учетом новой геополитической ситуации. В апреле 1990 г. организован Фонд национальной и международной безопасности (президент Л. Шершнев), принимающий активное участие в разработке теоретических и научно-практических проблем безопасности. Начала работу секция "Геополитика и безопасность" Академии естественных наук (председатель секции В. Пирумов), на базе которой впоследствии был создан Центр исследований геополитики и безопасности АЕН РФ, а принятый в 1992 г. Закон Российской Федерации "О безопасности" способствовал проявлению более широкого интереса политических, научных и общественных кругов нашей страны к этой проблеме.
В этот же период Институтом социально-политических исследований (директор - академик Г. Осипов) на основе результатов исследований, проведенных в 1991-1993 гг., разработана и представлена на всеобщее обсуждение новая парадигма безопасности страны, а при Отделении философии, социологии, психологии и права РАН создан Центр социальных исследований безопасности России во главе с Р. Яновским. При этом в качестве позитивной программы движения новой мыслящей оппозиционной общественности предлагался проект национальной доктрины, разработанный С. Кургиняном. В 1994 г. был опубликован проект концепции обеспечения национальной безопасности, подготовленный группой А. Подберезкина (впоследствии председатель Центрального Совета Движения "Духовное наследие").
В результате анализа научной литературы по проблемам безопасности, а также по ее правовым аспектам, опубликованной за последние 10 лет XX века, можно сделать вывод, что границы понимания безопасности учеными нашей страны в сравнении с предыдущими разработками в этой области существенно расширились. Так, если ранее безопасность, за редким исключением, рассматривалась только применительно к государству, затем и к обществу, то сегодня чаще всего безопасность рассматривается в отношении триединства - личности, общества, государства. Хотелось бы обратить внимание на тот фактор, что данная триада для России не нова, мы встречаем ее в работах профессора Андриевского, которые были опубликованы в конце XIX в. Как для отдельного гражданина, так и для целого общества и государства, могут существовать опасности от таких деяний и учреждений, кои сами по себе в высшей степени важны и необходимы, как самостоятельные условия для безопасности и благосостояния граждан. Развитие таковых условий не только желательно, но на государстве лежит обязанность оказывать всевозможное содействие их развитию и распространению; но вместе с тем на государстве лежит и обязанность предупреждать опасности, которые могут от таких учреждений или деяний явиться для отдельного лица, для целого общества и государства. При этом, как видим, акценты делаются не на сами субъекты и объекты, а на их жизненно важные интересы, в чем, несомненно, проявляется влияние западных научных подходов в этой области.
В то же время хотелось бы отметить, что некоторые ученые считают выделение в качестве объектов обеспечения безопасности в государстве - личности, общества и государства не совсем корректным с научной точки зрения9.
Во-первых, два понятия - лицо как целостность человека (лат. реrsona) и личность как его социальный и психологический облик (personalitas) - терминологически различимы. Также различимы в современной науке понятия "человек", "индивид", "личность", "гражданин", "особь" и т.д. Таким образом, в качестве объекта обеспечения безопасности, не следуя традициям гуманизма, выделен социально-психологический абстракт, а не живой из плоти и крови человек. Кроме того, как быть с обеспечением безопасности детей и других людей которые еще или уже не являются личностями?
Во-вторых, каким образом возможно обеспечение в меньшем (государстве) безопасности большего (общества), в части безопасности целого, в элементе безопасности системы, в институте всего социума и т.д.? Следует напомнить, что государство только лишь в совокупности с гражданским обществом составляет общество. Государство - это всегда лишь часть общества, и уменьшающаяся в сегодняшней России часть.
В-третьих, с позиций формальной логики Аристотеля неверно, что объекты обеспечения безопасности расставлены в следующей последовательности: личность, общество, государство так, как объем (денотат, предметное значение, экстенсионал) понятия "общество" шире, чем объем понятия "государство". Правильнее будет последовательность: человек, государство, общество.
В-четвертых, в качестве объекта обеспечения безопасности не выделена окружающая среда. Ни люди, ни государство, ни общество не могут быть в безопасности вне среды существования. Без нее можно вести речь лишь о какой-то эфемерной безопасности.
Общее понимание безопасности России как состояния общественных отношений и в теоретическом и в практическом плане подводит нас к необходимости выделения во всей системе этих отношений проблем политической, экономической, духовной, военной, научно-технической, социальной, экологической и иной безопасности, которые выступают как виды безопасности страны. Страна представляет собой единый общественный организм, состоящий из ряда подсистем - политической, экономической, социальной, духовной, в каждой из которых зарождаются и развиваются противоречия вокруг основных ценностей (материальных и духовных). Именно эти противоречия, а точнее некоторые из них, ведут в случае их обострения к формированию источников опасности не только и даже не столько для самой этой сферы отношений, сколько для безопасности страны в целом, для всей суммы жизненных интересов общества. И для того, чтобы иметь объективную возможность отслеживать процессы возникновения и развития противоречий, эффективно управлять этими процессами и воздействовать на них, общество, государство вынуждены и обязаны классифицировать всю сумму отношений на однотипные, имеющие свою сущностную характеристику, свои закономерности развития и поддающиеся системному и проблемному анализу. Отсюда и возникает острая необходимость классификации всей суммы отношений в сфере безопасности России на ее определенные виды.
Одновременно с общественно-политическими дискуссиями в нашей стране шла выработка официальной государственной концепции безопасности. В результате этой работы вслед за неправительственными концепциями появились и официальные документы, в которых разрабатывались вопросы стратегии России после окончания "холодной войны". Официальный подход властей к проблемам безопасности России был представлен в Послании Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации "О национальной безопасности" (июль 1996 г.) и, наконец, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации в декабре 1997 года и затем уточненной в 2000 г. Появление этих государственных нормативно-правовых документов знаменует завершение важного этапа в формировании и развитии теории и политики безопасности в России. Их содержание позволяет судить о характере официальной политики безопасности с точки зрения условий для развития гражданского общества в России.
В этих правовых документах общество признается самостоятельным объектом безопасности, равноценным компонентом триады, составляющей национальную безопасность (наряду с государством и личностью), определяются интересы общества в области безопасности, характеризуются угрозы этим интересам и намечаются способы противодействия им, утверждается идея взаимосвязи и взаимозависимости безопасности государства и общества и, соответственно, предполагается взаимодействие государства и общества в сфере безопасности.
В Послании Президента России Федеральному Собранию "О национальной безопасности" политика национальной безопасности трактуется как активный и конструктивный процесс, который "не ограничивается и не сводится к защите". Безопасность связывается с устойчивым демократическим развитием государства и рассматривается как его условие и неотъемлемая часть. В этой связи особо подчеркивается, что "обеспечение безопасности должно быть направлено не только на предотвращение угроз, но и на осуществление комплекса мер по развитию и укреплению прав и свобод личности, материальных и духовных ценностей общества...". В Приложении к проекту президентского послания о национальной безопасности, поясняющему основные положения этого документа, указывалось, что "необходимым условием развития является формирование в России "Открытого общества", которое предполагает сочетание гражданского общества, правового государства и рыночной экономики".
Интересы общества учтены и в формулировке конечной цели политики безопасности: "Главной целью обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является создание и поддержание такого экономического, политического и военно-стратегического положения страны, которое бы создавало благоприятные условия для развития личности, общества и государства".
Кроме того, "обеспечение безопасности и развития граждан и общества" было провозглашено основной задачей политики национальной безопасности России в 1996-2000 гг. наряду с укреплением российской государственности, нынешних геополитических рубежей и территорий и обеспечением достойной роли и места России в мировой политике.
Касательно взаимоотношений между государством и обществом в сфере безопасности в президентском Послании утверждается, что "обеспечение национальной безопасности страны невозможно без активного участия в этом процессе общественных организаций и граждан, что требует формирования специальных механизмов демократии участия". Участие политических партий и общественных организаций в выработке стратегии безопасности государства позитивно оценивается и в Концепции национальной безопасности Российской Федерации. В документе отмечается, что "широкое участие политических партий и общественных объединений в выработке стратегии обеспечения национальной безопасности" является одним из факторов, позволяющих "обеспечить национальную безопасность Российской Федерации и ее прогрессивное развитие в ХХI веке". Концепция прямо ориентирует на взаимодействие государства и общества в сфере национальной безопасности. При этом указывается, что "обязательным и непременным условием эффективной защиты национальных интересов России" является "обеспечение национальной безопасности Российской Федерации путем совместной целенаправленной деятельности государственных и общественных институтов, а также граждан, принимающих участие в выявлении, предупреждении различных угроз безопасности личности, общества и государства и в противодействии им".
В настоящее время произошло существенное расширение представлений о безопасности, как в отношении объектов посягательства, так и в отношении источников опасности, а в принципиальных вопросах при определении понятия "безопасность" речь по-прежнему идет либо о способности (иногда свойстве, качестве) какой-либо системы противостоять посягательствам, либо о состоянии объекта, характеризующегося защищенностью от опасности или отсутствием самой возможности разрушительного воздействия.
Наряду с вышеизложенным хотелось бы отметить, что в настоящее время важным направлением специальных исследований и разработок является также безопасность труда в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в энергосистемах, а также противопожарная и т.п. безопасность. Эти вопросы изучаются в рамках многих технических и технологических наук, в разработках по научной организации труда. При этом опасности иной природы, обусловленные спецификой социального бытия, особенностями общественных отношений, выявляются различными социальными науками. Ими же вырабатываются и соответствующие рекомендации по обеспечению экономической, политической, в частности - государственной, общественной, гуманитарной, а также и политической безопасности. Экономические науки, политология, юридические науки, теория международных отношений, информатика, культурология, конфликтология, военная теория и специальные оперативные дисциплины с разных сторон обращены к этим проблемам и фактически выступают как специальные направления теории безопасности.
В этих условиях возникает вопрос: какое место общая теория безопасности государства занимает в существующей системе научных знаний и в частности по отношению к упомянутым специальным разработкам по вопросам безопасности, какие задачи она решает?
Многие ученые считают, что, по-видимому, прежде всего следует отказаться от понимания общей теории безопасности государства как объединенной универсальной теории, рассматривающей все виды опасности, вырабатывающей единые принципы обеспечения безопасности государства в любой области. Эти области настолько многочисленны и различны по характеру, что объединенные знания о них неизбежно окажутся искусственным конгломератом. Невозможно простым сложением объединить упомянутые разделы медицины и экономические науки, политологию и экологию, юридическую и военную науки, теорию безопасности труда и др.
Общая теория безопасности государства представляет собой введение в специализированные теории безопасности государства, причем введение, в котором рассматриваются и разрабатываются своего рода философские - мировоззренческие и методологические - вопросы безопасности государства. Поскольку особый, обостренный интерес вызывают вопросы опасности и безопасности, порожденные самим обществом, социальными отношениями, общая теория безопасности государства ставит эти вопросы, выделяя в первую очередь их философский, правовой, социологический и политологический аспекты. Рассмотрение их в самом общем виде стимулирует дальнейшие, более специальные, углубленные исследования.
Это означает, что основными задачами общей теории безопасности государства и ее главными проблемами являются:
обзор научных знаний, обращенных к проблемам безопасности государства, их классификация, выявление мировоззренческой и правовой основы, уровня развития, особенностей различных теорий безопасности, в том числе обоснование необходимости и возможности общей теории безопасности государства и решаемых ею задач;
решение методологических проблем общей и специальных теорий безопасности, в частности, отбор и оценка исследовательских подходов, приемов, методик, позволяющих более эффективно разрабатывать и анализировать проблемы безопасности государства;
анализ и определение наиболее фундаментальных понятий, которыми оперируют теории безопасности, а соответственно и общая характеристика отражаемых этими понятиями явлений;
философско-социологическая и политологическая характеристика природы и сущности опасностей, порождаемых социальными силами и факторами;
разработка общих и социально-политических концептуальных идей, сравнительный анализ систем безопасности государства и методов ее обеспечения.
При этом основными целями общей теории безопасности государства являются:
соблюдение законности при осуществлении деятельности по обеспечению безопасности страны;
оперативное взаимное информирование и согласованность действий сил обеспечения безопасности государства;
единство, взаимосвязь и сбалансированность всех видов безопасности государства;
приоритетность политических, экономических, правовых и информационных мер;
взаимная ответственность личности, общества и государства;
контроль за реализацией всей совокупности действий по защите безопасности государства.
Выясняя место общей теории безопасности государства в системе научных знаний важно также определить не только ее взаимоотношения с другими более специальными теориями безопасности, но и необходимо уточнить ее связи и с другими науками.
Учитывая то, что проблемы опасности и безопасности особенно остро встают по отношению к человеку, обществу, государству, нельзя не видеть, что наиболее глубокие и тесные отношения у общей теории безопасности государства складываются с социальными и правовыми науками. Большая часть ее содержания имеет философский, правовой и социально-политический характер. Ее главные ориентиры находятся в социологии, политологии, общественной психологии, юридической науке и др. Именно в их интересах в первую очередь и разрабатываются названные выше мировоззренческие и методологические проблемы общей теории безопасности государства.
По своему теоретическому статусу общая теория безопасности государства выступает как особое направление исследований, нацеленных на решение комплексной, метанаучной проблемы, и в этом плане она близка к другим аналогичным теоретическим направлениям (метаматематике, системологии, конфликтологии, кибернетике, синергетике и т.п.).
Общая теория безопасности государства пересекается с общей теорией систем, поскольку ее объектом выступают те же системы, но она решает проблемы их стабильности, сохранности, защищенности, безопасности в условиях воздействия на них деструктивных сил. Общая теория безопасности государства связана с конфликтологией, ибо деструктивные воздействия, если иметь в виду социальную сферу, так или иначе сопряжены с конфликтными ситуациями. Общая теория безопасности государства имеет точки пересечения с общей теорией управления, так как предотвращение и разрешение конфликтов, недопущение катастрофических изменений системы недостижимы без определенных информационно-управляющих воздействий. Следовательно, общая теория систем, конфликтология, общая теория управления, а в известной мере и теория катастроф (возможно и другие аналогичные дисциплины) вооружают общую теорию безопасности государства важными понятиями, закономерностями, принципами, методами познания, то есть выполняют по отношению к ней специфические методологические функции.
Таким образом, можно сделать вывод, что мировоззренческую и методологическую базу общей теории безопасности государства составляют прогрессивные, реалистические направления философии, социологии, фундаментальные положения ряда других естественных и общественных наук, например, биологических наук, экологии, общественной психологии, политологии, юридической науки. В более специальном плане методологические функции по отношению к общей теории безопасности государства выполняют общая теория систем, конфликтология, общая теория управления, теория катастроф и некоторые другие. В свою очередь, сама общая теория безопасности государства выступает как исходный пункт и методологическая основа для разработки специальных теорий безопасности или по крайней мере для организации соответствующих исследований в различных областях действительности.
Следует подчеркнуть также, что общая теория безопасности государства не может не опираться на государственные и международные нормативно-правовые акты, регулирующие внутренние и внешние политические отношения. Особую роль при этом играют Устав ООН, Договоры об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ - 1, СНВ - 2), Договор об ограничении стратегических ядерных потенциалов (СНП), международные акты по вопросам безопасности, в частности документы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975, 1992 гг.) и др. Для развития общей теории безопасности государства в условиях российской действительности важное значение имеет Конституция Российской Федерации, Закон Российской Федерации "О безопасности", Федеральный закон Российской Федерации "Об обороне", Концепция национальной безопасности Российской Федерации, Военная доктрина Российской Федерации, Доктрина информационной безопасности Российской Федерации и другие государственные нормативно-правовые документы.
Соответственно своему предмету, задачам и месту в системе научных знаний общая теория безопасности государства использует определенную совокупность исследовательских методов. При этом ей нет необходимости разрабатывать какие-то особые, сугубо специфические методы. Она использует подходы, приемы, методики тех областей знаний, на которые опирается и с которыми взаимодействует, решая упомянутые ранее методологические проблемы.
Базовую, философскую основу применяемых методов составляют, как уже отмечалось, идеи и установки реализма, прагматизма, диалектики. В их числе следует прежде всего назвать принципы: реалистичности, объективности, конкретности оценок, системности, опоры на практику и признание ее решающей роли при рассмотрении вопросов безопасности.
Особое значение для общей и специальных теорий безопасности государства имеют идеи и установки системного подхода. Он необходим при решении упомянутых методологических задач - выяснения сути, места, роли общей и специальных теорий безопасности государства в системе научных знаний, определения содержания и соотношения исходных понятий. В еще большей мере он нужен для анализа факторов опасности и сопоставления систем (теоретических моделей) безопасности.
На базе идей и требований системного подхода используются в разных сочетаниях и другие научные методы: эмпирические - наблюдение, эксперимент, опросы, обследования; теоретические - анализ, синтез, абстрагирование, сравнение, обобщение, мысленный эксперимент, формализация, различного рода математические приемы. Следует упомянуть и так называемые эвристические методы индивидуального и коллективного характера, особенно когда решаются прогностические или конструктивные задачи, осуществляется поиск новых идей, подходов, решений в области обеспечения безопасности.
Таким образом, опираясь на определенные мировоззренческие положения и названный арсенал методологических средств, общая теория безопасности государства исследует весь круг проблем, относящихся к ее компетенции. Важнейшей среди них является выяснение сущности и содержания исходных, фундаментальных для всех теорий безопасности государства понятий.

2. Основные понятия общей теории
безопасности государства

Одна из основных задач общей теории безопасности государства - определение логических средств, с помощью которых можно более корректно решать проблемы безопасности. К числу таких средств относятся, во-первых, уже упомянутые исследовательские методы, методики, делающие более эффективным изучение названных проблем, во-вторых, используемые при этом понятия и обозначающие их термины.
К числу основных понятий общей теории безопасности государства относятся: "опасность", "угроза", "источники опасности", "объект опасности", "деструктивная сила" (или "фактор опасности"), "уровень (степень) опасности", "безопасность", "защищенность", "субъекты и объекты безопасности", "система безопасности", "факторы (силы, средства) безопасности", "уровень (степень) безопасности", "методы обеспечения безопасности" и др. Кроме них в различных научных трудах и научно-исследовательских работах по безопасности активно используются такие понятия, как: "стабильность", "риск", "ущерб", "надежность" и др. Причем авторы используют эти понятия, как правило, на интуитивно-эмпирическом уровне, т.е. без специального анализа и сопоставления их содержания.
В связи с этим представляется целесообразным дать краткую характеристику некоторым из них.
Рассмотрение этой проблемы начнем прежде всего с уточнения самого понятия "безопасность", содержание которого, несмотря на частое употребление, как мы уже выяснили, до сих пор не получило всестороннего изучения и толкуется неоднозначно политиками и учеными. В этой связи следует подчеркнуть, что безопасность как состояние сохранности, надежности предполагает поддержание определенного баланса между негативным воздействием на субъект окружающей его среды и его способностью преодолеть это воздействие либо собственными ресурсами, либо при помощи соответствующих, специально для этого созданных органов или механизмов.
Безопасность следует интерпретировать как свойство системы, включающей в себя потенциальные жертвы и угрозы для них. Она обеспечивается стабильностью, устойчивостью, живучестью жертвы и использованием ею следующих методов: уклонение, защита либо уничтожение источников опасности, угроз и вызовов. Под устойчивостью подразумевается способность нормально функционировать при возмущениях; под стабильностью - совокупность устойчивостей к длительно действующим возмущающим факторам, а под живучестью - способность систем сохранять функционирование в условиях целенаправленного противодействия.
Применительно к социальным субъектам (государство именно таким и является) под безопасностью следует понимать такое их качественное состояние, при котором обеспечивается их устойчивое существование и функционирование, удовлетворение и реализация необходимых потребностей и интересов, способность к эффективному предотвращению или устранению различного рода опасностей и угроз, прогрессу и саморазвитию.
Ранее мы уже отмечали, что термин "безопасность" в самом общем случае означает отсутствие, предотвращение, устранение, минимизацию опасности, защищенность системы от действия деструктивных сил (факторов). Практика показывает, что в интересах определения сущности безопасности как социального явления представляется необходимым рассмотреть ее взаимосвязь с некоторыми однопорядковыми понятиями и категориями, особенно защищенность и стабильность.
Выше уже приводился пример отождествления безопасности с защищенностью. У подмены этих понятий есть вполне определенные основания. Они состоят в том, что и безопасность, и защищенность противостоят одному и тому же образованию: угрозе, опасности. Однако необходимо отметить, что общность названных понятий здесь фактически и заканчивается.
Деятельность, основанная на употреблении категории "защищенность" ассоциируется прежде всего с созданием надежных средств, спасающих от опасности. Деятельность же, основанная на употреблении категории "безопасность", в значительной мере характеризуется иными, преимущественно политическими и правовыми средствами, другими механизмами и структурами, устраняющими саму опасность. Необходимость в защищенности возникает и существует там, где происходит конфронтация. В свою очередь, основы безопасности государства возникают и существуют там, где формируются условия взаимодействия, сотрудничества, партнерства.
Проблема защищенности систем от действия деструктивных сил усложняется вместе с ростом их сложности, количества воздействующих факторов, степени случайности в их взаимопереплетениях. Эта защищенность, как правило, не является абсолютной, и устранение одних опасностей не исключает неожиданного проявления других. Это обстоятельство отражено не только в серьезных работах по теории систем и конфликтологии, но и в шутливых афоризмах типа "законов" Мэрфи, Чизхолма, Питера, так называемых "законов подлости". Как утверждает один из них: "все, что может испортиться, - портится", а следствие из него: "все, что не может испортиться, - портится тоже". Или: "из всех неприятностей произойдет именно та, ущерб от которой больше"; "если четыре причины возможных неприятностей устранены, то всегда найдется пятая" и т.д.
Таким образом, безопасность государства включает в себя не только защищенность от угроз извне, но и защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в сфере политики, экономики, экологии, права, культуры, межнациональных отношений и т.п.
Отдельные ученые рассматривают безопасность как стабильность. Действительно, взаимосвязь безопасности и стабильности - ключевой момент в осмыслении, с одной стороны, поступательного движения международных отношений, участником которых является то или иное государство, а с другой стороны, положение внутри этой страны. Под стабильностью, как известно, понимают устойчивость, постоянство, утвердившееся на определенном уровне. Перемены, снижающие безопасность, ухудшающие внешние и внутренние условия существования государств, содержат в себе потенциал нестабильности. Стабильность, как и безопасность, - непременные условия развития суверенного государства. Обеспечение стабильной благоприятной внешней и внутренней среды для жизни государства неотделимо от повышения безопасности. Вместе с тем государство при определенных условиях может ощущать себя в безопасности и в период бурных перемен (нестабильности), а не только в процессе спокойного, эволюционного развития. С другой стороны, стабильной, фиксированной может быть и конфронтационная обстановка, военное противостояние; относительно стабильным может быть, например, тоталитарный или жестко авторитарный политический режим. Вряд ли в этих случаях можно говорить о подлинной безопасности государства и общества. Следовательно, неизбежно напрашивается вывод, что в науке и практике нельзя отождествлять стабильность с безопасностью, как это делают некоторые ученые, политики и политологи.
Как нами было отмечено ранее, понятие стабильности государства целесообразно определять как отсутствие угроз (опасностей) данному объекту (личности, обществу, государству), либо при наличии таковых, обеспечение защищенности и, следовательно, заданной устойчивости объекта по отношению к возможным опасным воздействиям (величина и вероятность ущерба меньше заданных). Критерием стабильности является уровень согласованности интересов различных социальных групп общества и государства.
Можно выделить три уровня стабильности. Первый уровень - стабильность военно-политического руководства государства (относительная продолжительность его существования, неизменность основного состава). Второй уровень - стабильность политического режима (сохранение существующей в настоящее время социально-политической системы, эволюционный характер политических изменений, отсутствие политического насилия). Третий уровень - стабильность общности, народа (сохранение территориальной целостности государства, обеспечение личной безопасности и благосостояния его граждан, улучшение охраны окружающей среды и поддержание демографического баланса). Исследования выделенных нами уровней показывают, что именно третий уровень стабильности представляет наибольшую сложность, но именно он соответствует представлениям о стабильности, как свойстве динамической системы, ибо невозможно сохранение стабильности первого и второго уровней при нарастающей дестабилизации самой общности и ее упадке. Только на третьем уровне исследований появляются условия для создания системы обеспечения стабильности и следовательно безопасности государства.
Устаревают не только географические и политические карты. Сегодня приходится говорить и о том, что существенно устарела т.н. "карта опасности" - т.е. представления об опасности, которые существуют в массовом сознании.
Некоторые из новых опасностей уже осознаются людьми (например, угроза межнациональных конфликтов, терроризма и т.п.). Некоторые же остаются вне поля нашего внимания, поскольку их эпицентры расположены в самых непривычных местах. "Опасность" можно охарактеризовать как наличие и действие сил (факторов), которые являются деструктивными и дестабилизирующими по отношению к какой-либо конкретной системе. При этом деструктивными и дестабилизирующими следует считать те силы (факторы), которые способны нанести ущерб данной системе, вывести ее из строя или полностью уничтожить.
Надо сказать, что в окружающем нас мире не существует абсолютно деструктивных или конструктивных сил. Они выступают таковыми лишь по отношению к конкретным системам, в конкретных условиях места и времени. Это же относится и к дестабилизирующим силам. Даже землетрясения или извержения вулканов (со всеми их катастрофическими последствиями) в геологических масштабах могут рассматриваться как конструктивные факторы, приводящие в соответствие тектонические силы, обеспечивающие развитие структуры земной коры. Аналогичным образом и война как социальное явление в разных условиях места и времени, а иногда и одновременно, но в разных отношениях, может выполнять и деструктивную, разрушительную, и конструктивную, созидательную роль.
Практика показывает, что можно назвать три глобальных источника всех мыслимых опасностей. Это, во-первых, природа, во-вторых, человеческое общество и, в-третьих, созданная им "вторая природа" - мир техники и технологии. Нетрудно заметить, что эти глобальные источники опасности являются одновременно и объектами опасности. Каждая из трех названных областей может быть источником опасности для двух других и для самой себя. Соответственно, каждая из них выступает и в качестве объекта опасности, подвергаясь ей со стороны двух других областей и со стороны самой себя.
Природа порождает опасности через действие космических и земных сил - механических, физических, химических, биологических, геологических и др. Эти силы (факторы) проявляются вне и независимо от сознания, стихийно и поэтому часто именуются "природными стихиями". Но природа и сама подвергается опасности в результате все возрастающего воздействия на нее общества, созданной им техники и технологии. В результате возникают те самые экологические дисбалансы, которые уже обратным образом опасно воздействуют на жизнедеятельность людей, человеческого общества.
Человек, общество, государство порождают наибольшее число опасностей и для самих себя и для окружающей среды через действия различных социальных сил - наций, классов, партий, группировок, силовых структур. Наиболее характерными источниками опасностей разного порядка выступают такие человеческие качества, как незнание (некомпетентность), неумение, беспечность, безответственность. Еще в большей мере такую роль играют прямой злой умысел (преступные намерения), общий аморализм, деградация личности, а порой и психические расстройства. В качестве наиболее характерных деструктивных сил общества можно выделить преступный мир, политических экстремистов, вышедшие из-под общественного контроля военнизированные формирования, терроризм.
Деструктивную роль играют, с одной стороны, паралич власти, а с другой, - политический произвол, властолюбие, националистический и религиозный фанатизм, моральная деградация значительной части общества и т.п. Их действия могут быть сознательно планируемыми (преступления против личности, общества, государства, государственные перевороты, террористические акты, агрессивные войны и т.п.), но они могут быть и относительно стихийными, дающими незапланированные, а нередко и непредсказуемые результаты. Таковы некоторые проявления рыночной стихии, некоторые массовые политические выступления. Такими могут оказаться последствия недостаточно продуманных или ошибочных экономических, социальных, политических решений руководства. Объектами опасности в общественной жизни выступают экономика, социально-политический строй и государственные структуры, юриспруденция, культура, образование, информационные системы, здоровье и жизнь людей, свободы и права личности, общественных институтов, суверенитет и целостность государства и т.п.
Источником и объектом опасностей является также созданная людьми производственная и военная техника, технология. Надо подчеркнуть, что она выступает таковой не столько сама по себе, сколько в руках человека, через сознательно планируемые и стихийные действия людей. Производственная и военная техника создает прямые и косвенные опасности как для природы, так и для людей, человеческого общества, как для тех, кто оперирует ею, так и для тех, против кого (если речь идет о военной технике) она направлена. Вместе с тем, техника, технология могут и сами быть объектом опасных воздействий природных сил, неумелых или преступных действий людей, что оборачивается авариями, катастрофами с самыми серьезными последствиями. Примером одной из самых трагических стала катастрофа на Чернобыльской АЭС в 1986 году.
Опасности важно различать не только по источникам, действующим силам или по объектам их воздействия, но и по уровню развития или степени опасности. В данном случае имеется в виду, с одной стороны, насколько актуальна, зрела, остра опасность, а с другой, - каков ее масштаб, размеры. Здесь нет четкой, а тем более строго количественно выраженной градации, но некоторые качественные различия между состояниями опасности назвать можно.
В самом общем плане можно провести различие между потенциальной и реально проявляющейся, "нависшей" опасностью. Первая характеризует абстрактную возможность каких-либо деструктивных воздействий, которые, вообще говоря, могут и не проявиться. Во-втором случае опасность уже налицо, она действует и заставляет принимать соответствующие защитные меры. В условиях существования земного тяготения всегда есть возможность упасть с той или иной высоты, но нужен ряд условий объективного и субъективного порядка, чтобы эта опасность стала вполне реальной. Само существование вооружений и вооруженных сил создает опасность их применения, возникновения военного конфликта, войны, однако только с определенным развитием военно-политических отношений, в условиях кризисной международной обстановки эта опасность приобретает реальные очертания. Поэтому политологи и аналитики иногда говорят о назревающей, возрастающей (усиливающейся) и угрожающей опасности.
В этой связи, особенно в политической области, проводят различие между "опасностью" и "угрозой". Сделать это достаточно строго довольно сложно. В обычном словоупотреблении различие оказывается относительным, поэтому и появляются словосочетания: "опасная угроза", "угрожающая опасность" и т.д. Однако в политологии в последнее время все больше утверждается представление о том, что угроза - это конкретный момент в развитии опасности, ее высшая степень. Опасность может иметь общий и нередко ненаправленный, безадресный характер, тогда как угроза есть не только обострение опасности, но и обретение ею конкретного, адресного характера. Иными словами, опасность может иметь разную степень, исходить из многих источников, действовать по отношению ко многим объектам.
Угроза имеет высокую степень обострения, исходит из конкретного источника, имеющего реальную возможность и намерение действовать, адресована конкретному объекту.
По силе, масштабу, размерам опасности, по-видимому, можно, как и в других подобных случаях, различать ограниченную (частную), локальную, региональную и глобальную опасности. Деление это столь же условно, как и предыдущее, однако и в нем есть определенная нужда.
Опасность, которая исходит из относительно ограниченных по масштабам природных, социальных, технических источников, которая может нанести ущерб отдельным личностям, отдельным объектам, техническим сооружениями, можно квалифицировать как малую, ограниченную, частную опасность. Если действия деструктивных сил охватывают значительные территории, значительное количество людей, техники (природные и социальные катаклизмы, особо опасные общественные преступления, крупные столкновения), можно говорить об опасностях среднего уровня, о локальных, региональных опасностях, которые, однако, могут в этих масштабах иметь и катастрофический характер. Наконец, если опасность угрожает целым континентам или даже всей планете, всему человечеству, ее можно характеризовать как всеобщую, глобальную опасность. Таковой сегодня, например, следует считать опасность мировой ядерной и всеобщей мировой войны, международный терроризм, нарастающую экологическую опасность, а также опасность широкомасштабных - эпидемических, пандемических - инфекционных заболеваний типа СПИДа, сибирской язвы и т.д.
Отсутствие опасности вообще, в абсолютном смысле, как уже замечалось, вещь невозможная в реальной действительности. Однако отсутствие конкретного вида опасности для конкретной системы на определенном промежутке времени возможно, если еще не существует или уже не существует соответствующего фактора опасности, либо приняты исчерпывающие меры по его нейтрализации и т.п. Так, пока не было на планете мощной, разнообразной и многочисленной техники, естественно не было и опасностей техногенной природы, современным проявлением которых стала и экологическая опасность. Точно так же ядерная опасность практически отсутствовала до появления ядерных средств военного и мирного назначения и т.п.
Проблема предотвращения опасности возникает, когда опасность зарождается и существует еще в потенциальном виде, в возможности. Важно не дать этой возможности превратиться в реальную действительность. Скажем, всегда есть потенциальная опасность заболеть оспой, холерой, тифом и т.п., а в результате ранения - столбняком. Но сделанные своевременно прививки и уколы предотвращают развитие таких болезней. В политической области всегда существует потенциальная опасность резкого поворота событий, неблагоприятного развития обстановки, неожиданных маневров, ударов, контрударов. Предотвращение таких опасностей предполагает своевременное их прогнозирование и принятие необходимых мер политического характера, прежде всего - создание резервов, удержание инициативы в своих руках, осуществление упреждающих действий.
Устранение или минимизация опасности является продолжением и более сильным выражением действий по ее предотвращению. Здесь речь идет уже о реально проявляющейся опасности, об устранении, подавлении, ликвидации, резком ослаблении вызывающих ее деструктивных сил (факторов). Например, борьба с преступностью должна быть действительно борьбой, предполагающей самые жесткие меры против преступных элементов, ликвидацию преступных структур. Устранение (исключение) ядерной опасности, реально угрожающей человечеству, возможно лишь на основе согласованных действий всех ядерных и неядерных государств по ликвидации ядерного оружия, недопущению его распространения, а в перспективе и воссоздания этого оружия. То есть необходимо полное ядерное разоружение под строгим международным контролем. Устранение опасности развала на данном этапе жизнедеятельности Российского государства требует установления твердой и законной федеральной власти над всей его территорией, четкого разделения прерогатив центральной и местной властей, принятие решительных мер против экстремистских, сепаратистских сил на основе принципов Конституции России и норм права.
Понятие "угрозы" достаточно широко используется как в официальных юридических документах, так и в научных трудах и работах, однако практика показывает, что его содержание и проблемы, связанные с обеспечением безопасности государства, раскрыты далеко не полностью. Как свидетельствует исторический опыт, неудачи в обеспечении безопасности государства во многом связаны с неточной оценкой угроз. Если ответственные за выработку политического курса институты не располагают достаточной информацией о формирующейся или уже сложившейся угрозе интересам государства, то ему придется иметь дело с результатом действия угрозы, т.е. нанесением ущерба безопасности. Ошибки в оценке угроз оборачиваются неоправданным отвлечением ресурсов от решения актуальных проблем общественного развития и ослаблением государства, которое, в конце концов, становится неспособным защитить самого себя, интересы общества и личности. Угроза лишиться части своего национального достояния заставляет государство заблаговременно разрабатывать и претворять в жизнь комплекс мер политического, экономического, правового, военного и информационного порядка, которые смогли бы нейтрализовать эту опасность. Исключительно важное место среди них занимают действия по своевременному мониторингу характера, особенностей и масштабов угроз и их прогнозированию.
Обычно угрозы принято рассматривать в контексте анализа этапов обеспечения безопасности государства в условиях конфликтов или войны. Вместе с тем в настоящее время мировыми аналитиками делаются попытки исследовать содержание угроз, существующих в мирное время, рассматривая их как демонстрацию силы и как состояние межгосударственных отношений, при котором возможно возникновение конфликта между соперничающими сторонами. Поэтому угрозы целесообразно характеризовать как возможность прямого или опосредованного применения силы со стороны одного государства (коалиции государств, военно-политических организаций террористического, сепаратистского, религиозного толка) против другого государства, его суверенитета и территориальной целостности, общества и граждан с целью реализации своих интересов и получения экономических, политических и прочих привилегий за счет противоположной стороны.
Угрозы, существующие в форме демонстрации готовности к применению силы, присутствуют в любом конфликте, затрагивающем государственные интересы. В таком виде угроза, во-первых, выступает в качестве предупреждения оппоненту. Она призвана подкрепить дипломатические и другие средства внешней политики, запугать противника и добиться таким образом осуществления намеченных целей. Во-вторых, угроза использования силы может выступать, как показала история "холодной войны", в качестве мощного фактора истощения экономических, политических и духовных сил государства и является своеобразной проверкой на прочность его способности защищать свои интересы. Несмотря на разорительность гонки вооружений, она продолжается и после "холодной войны", выступая в качестве своеобразного состязания, в ходе которого одно или несколько государств создают угрозы, а их оппоненты стремятся эти угрозы парировать. В подобном противостоянии "нападающая" и "обороняющаяся" стороны, как и в классическом поединке, могут меняться местами. Успех в этой борьбе, если она не дошла до стадии открытого применения вооруженных сил, определяется совокупностью внутриполитических, экономических, геополитических, научно-технических, морально-психологических и прочих факторов.
Как свидетельствует история, демонстрация готовности применить силу может продолжаться в течение длительного времени, а перспектива конфликта - существовать в гипотетическом, виртуальном виде. В этом случае угрозы выступают в качестве средства, позволяющего, не прибегая к прямому использованию силы, достигать желаемых результатов.
Что же касается непосредственной угрозы, то она характеризует такое состояние межгосударственных отношений, при котором имеются антагонистические противоречия, присутствуют политические намерения и воля, хотя бы у одной из противоборствующих сторон, применить силу в интересах решения поставленных задач. Непосредственные угрозы - это "последний довод королей", когда исчерпаны все остальные средства разрешения противоречий. Наличие непосредственных угроз существенно осложняет политическую обстановку, поскольку содержит в себе совершенно очевидные предпосылки возникновения конфликта между соперничающими сторонами и вовлечения в него других действующих лиц.
Развязывание конфликта возможно, на наш взгляд, не только тогда, когда имеются объективные факторы, обеспечивающие достижение успеха в противоборстве. Принципиальная возможность конфликта может допускаться вследствие, по крайней мере, иррациональных мотивов и действий со стороны одного или даже обоих субъектов политики.
Угроза представляет собой средство достижения определенных целей, например, изменения (сохранения, восстановления) политического и территориального статус-кво. Конечной же целью, вероятнее всего, будет экономическая выгода, а именно перераспределение победителем в свою пользу ресурсов проигравшей стороны - природных, информационных, производственной базы, транспортных коммуникаций и т.д.
Практика показывает, что оценку возможных угроз целесообразно проводить по следующим направлениям:
обеспечение стабильности общества, государства;
обеспечение безопасности национальных интересов;
обеспечение безопасности информации.
При этом все множество угроз по природе возникновения можно разделить на два класса: объективные (естественные), характеризующие воздействие на объект безопасности процессов, не зависящих от военно-политического руководства страны, например, стихийные бедствия, технологические катаклизмы и др., и субъективные, связанные с деятельностью военно-политического руководства государства. Среди субъективных можно выделить: непреднамеренные, вызванные ошибочным или непреднамеренным действием руководства государства, например, реформа экономики 1991 или 1998 гг.; умышленные, являющиеся результатом преднамеренных действий руководителей страны, например, развал Советского Союза.
При анализе перспектив появления угроз следует учитывать не только характер и глубину межгосударственных противоречий, состояние вооруженных сил, которые могут быть использованы для их разрешения, но и существование союзнических обязательств, позволяющих опираться на помощь других государств. О формировании угроз, как правило, свидетельствует направленность официальных заявлений высших государственных деятелей, односторонний выход государств из совместных договоров или мораториев (например, односторонний выход США из Договора по ПРО 1972 г.), концепций национальной безопасности, военных доктрин, в которых содержатся элементы враждебности, территориальные претензии, намерение сломать примерное равенство военных сил и т.д. Например, в США сегодня это: ежегодный доклад президента конгрессу "Стратегия национальной безопасности", послание конгрессу "О положении страны", "Ежегодный доклад министра обороны президенту и конгрессу", "Национальные разведывательные оценки", "Стратегия национальной безопасности США в регионах", 4-х летний план развития вооруженных сил, директивы президента по национальной безопасности, "Национальная военная стратегия", указания министра обороны о планировании в области обороны и др. В КНР: "Стратегия национального развития", "Международная стратегическая ситуация", "Национальные интересы КНР и стратегия национальной безопасности", и др. В Японии: ежегодная "Белая книга Управления национальной обороны", доклад Института комплексных исследований "Номура", "Стратегия к XXI веку. Как преодолеть кризис развития нации", концепция "Комплексное обеспечение национальной безопасности Японии" и др.
Угрозы могут быть классифицированы по различным основаниям. В зависимости от места зарождения они делятся на внешние и внутренние и возникают в различных сферах борьбы: на континентальном пространстве, в Мировом океане, в воздушно-космической области. По масштабу угрозы целесообразно подразделять на глобальные, региональные, локальные; по способу осуществления - на прямые и опосредованные; по вероятности осуществления - на реальные и потенциальные. Реальная угроза - это та, которая уже существует или возникнет в ближайшее время. Потенциальной считается угроза, появление которой возможно в перспективе, в связи с неблагоприятным развитием событий. Угрозы могут также носить открытый и скрытный (тайный) характер.
Угроза может быть мнимой, что обусловлено неверной оценкой информации (дезинформацией), когда угроза интерпретируется субъектом как действительно существующая (при ее реальном отсутствии). Заинтересованная сторона может сознательно дезинформировать оппонента относительно своих намерений, создавая тем самым страх перед угрозой, которой в действительности нет, и заставляя его, таким образом, проводить ошибочный курс. Например, этим приемом в 80-х годах воспользовались США, когда стремились убедить советское руководство, что программа "звездных войн" (СОИ) вполне осуществима и американская сторона близка к ее воплощению в жизнь. Делалось это, в конечном счете для того, чтобы оказать морально-психологическое воздействие на руководство СССР и направить соответствующие НИОКР на решение неактуальных в то время задач и тем самым ослабить экономический потенциал СССР. Мнимые угрозы, как свидетельствует история "холодной войны", занимают важное место в стратегии межгосударственного противоборства.
Аналитические службы мира выявляют источники угроз обычно на основе анализа альтернативных вариантов (в виде сценариев) развития военно-политической и других видов обстановки. Это связано с ростом динамичности ее развития, а также с неопределенностью и комплексностью самих угроз безопасности10. Исследование государственных и других нормативно-правовых документов, научных трудов позволяет выделить основные угрозы безопасности России. Представляется целесообразным классифицировать их по содержанию направленности, предварительно отметив, что все они носят комплексный характер и во многом зависят от того, каким будет в будущем политическое устройство мира, и что станет в начале XXI века определяющим вместо биполярного мира, основанного на противостоянии двух сверхдержав.
Концептуальные: переход НАТО от целей обороны территории стран-членов Альянса к защите их "интересов и ценностей", что создает возможности для широкой интерпретации этого и принципиально меняет перечень оснований для применения силы (миру навязывается выгодное для Запада расширительное толкование понятий "миротворчество", "международный терроризм") и др.
Прямые и потенциальные военные угрозы: приближение военных группировок на 700 километров, использование аэродромов новых стран-членов Альянса для подготовки к нанесению первого удара, создание новых систем оружия и др.
Политические: вмешательство стран-членов НАТО во внутренние дела России, непрекращающиеся попытки воздействовать на формирование ее внешней и внутренней политики, дезинтеграция России, поддержка прозападных сил, противодействие интеграции в рамках СНГ, формирование на постсоветском пространстве блока государств антироссийской направленности и др.
Морально-психологические: проникновение в СМИ России, дезинформация общественного мнения России об опасной сути преобразований НАТО, создание негативного представления о России у мировой общественности, в том числе предпосылок для объявления ее "угрозой международной безопасности"; стимулирование культурного перерождения России, продолжение целенаправленных попыток добиться отказа от традиционных ценностей и др.
Разведывательные: расширение агентурной сети стран-членов НАТО, в том числе через использование легальных структур, организаций "содействия и развития", "фондов помощи", информационных бюро и др.
Экономические: осуществление мер, направленных на разрушение российской экономики и Вооруженных Сил, создание экономической и политической зависимости от Запада и др.
Научно-технические: расширение использования странами-членами НАТО научно-технического потенциала России для создания новых систем оружия и др.
Полученные нами выводы накладывают особую печать на надежность систем безопасности государства и предъявляют особые требования к тем, кто за них отвечает. Причем в этом случае всегда необходимо исходить из того, что субъектами безопасности, теми, кто ее организует и обеспечивает, во всех случаях являются люди (отдельный человек, социальная группа, общество, государство, его органы и организации), ибо только они ставят сознательные цели, подбирают средства, используют соответствующие методы.
Граждане, общественные и иные организации и объединения являются субъектами безопасности, обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством республик в составе Российской Федерации, нормативными актами органов государственной власти и управления краев, областей, автономной области и автономных округов, принятыми в пределах их компетенции в данной сфере (ст. 2 Закон РФ "О безопасности").
Объектами же безопасности, теми, кто в ней нуждается, могут быть все системы и все сферы действительности: сами люди, созданная ими техника, социальные структуры - общество, государство, мировое сообщество и, наконец, среда обитания, окружающая природа.
В связи с этим различие объектов безопасности и видов опасностей, которые им угрожают, порождает и различие форм, систем безопасности государства, путей ее обеспечения. Подходы к их классификации аналогичны тем, какие применялись при рассмотрении нами видов опасностей. Прежде всего правомерно различать формы (системы) безопасности по отношению к силам и процессам природного, социального и технического характера. Их можно определить как системы геобиофизической, социальной и технической безопасности.
Например, важно по мере возможности обезопасить людей и технику от катастрофических воздействий сил природы. В этих целях создаются метеослужба, сейсмическая служба, гидрологические станции, посты и т.п. Однако не менее важно обеспечить безопасность самой природы от негативного воздействия людей и техники, а тем самым, в конечном счете, и их собственную безопасность. Следовательно, возникает проблема экологической безопасности, разрешить которую призваны специальные районные и региональные, ведомственные и общественные, государственные и международные экологические организации.
Безусловно, необходимо обеспечить безопасность и людей, и окружающей природы от все более разрастающейся числом и мощью техники. Этому служат системы безопасности труда, безопасности движения транспорта, безопасности энергосистем, особенно ядерных, противопожарной безопасности, рассчитанной на все возможные источники пожаров и др. Вместе с тем, следует защитить и саму технику, технологические процессы от опасных воздействий природы и некомпетентных людей. Этому служат специальные конструктивные элементы техники, ее резервирование, системы типа предохранителей, компенсаторов, громоотводов и др.
Но особое место среди систем безопасности государства занимают те, которые призваны обеспечить защиту социальных объектов от сил и процессов, происходящих в самом обществе. В связи с этим Закон Российской Федерации "О безопасности" определяет понятие безопасности в этой области следующим образом: "Безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз".
Жизненно важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства (ст. 1 Закон РФ "О безопасности").
По определению И.А. Ильина, государство имеет дело "исключительно с общим, всенародным интересом; ибо частный и личный интерес граждан может постольку приниматься в расчет, поскольку он... может быть воспринят и истолкован как общий интерес и всенародный"11.
Обычно к жизненно важным относят потребности государства и общества, от удовлетворения которых в прямой зависимости находится само их существование и развитие. Критерии "существование" и "развитие" в данном случае являются качественными признаками для дифференцирования интересов.
Анализ внешнеполитической концепции, ежегодных президентских посланий и прочих государственных документов позволяет сделать некоторые обобщения и, руководствуясь названными критериями и рядом других показателей, сформулировать перечень жизненно важных для России интересов. К ним относятся: сохранение государственного суверенитета; обеспечение территориальной целостности страны; сохранение социально-политической стабильности и незыблемости конституционного строя государства; поддержание стратегической стабильности и безопасности в прилегающих к границам России регионах и в мире в целом; обеспечение беспрепятственного доступа к важным для России международным экономическим и стратегическим зонам и коммуникациям при строгом соблюдении норм международного права; другие - защита граждан России в зонах военных конфликтов и в иных случаях угрозы их жизни, связанных с вооруженным насилием, и т.д.
Исходя из вышеизложенного классификацию безопасности государства можно строить различным образом: по объекту безопасности (человек, семья, народ, нация, общество, государство, человечество); по предмету безопасности (биология, химия, радиация, экология, техносфера...); по проблемному (ситуационному) признаку (этноконфессиальная безопасность, демографическая, генетическая, духовная, нравственная...); по функциональному признаку (социальная, экономическая, политическая...).
Эти срезы сложным образом пересекаются между собой, не являясь единственными и, быть может, не самыми наглядными. К примеру, очень наглядной классификацией является деление безопасности по виду угроз.
Соответственно первым шагом классификации должно быть различение видов безопасности по ее основным объектам: безопасность личности, безопасность общества, безопасность государства. Когда речь идет о личности, имеется в виду защищенность ее жизни и здоровья, прав и свобод, имущества, чести, достоинства. Безопасность общества составляет прямое продолжение безопасности личности. Она предполагает защиту "гражданского общества", т.е. общественного порядка и спокойствия, материальных и духовных ценностей общества, прав и свобод общественных объединений, организаций, их нормальной деятельности. Безопасность государства составляет необходимый элемент и одно из условий безопасности общества. Здесь речь идет о защите конституционного строя, законных органов власти, суверенитета, границ, территориальной целостности государства.
Поскольку названные объекты могут подвергаться как внутренним, так и внешним угрозам, постольку правомерно разделить внутреннюю и внешнюю безопасность, которые требуют для их обеспечения соответствующих систем, особых сил и средств. В зависимости от характера объектов, масштабов и методов обеспечения безопасности речь может идти об индивидуальной и коллективной, о национально-государственной и международной (локальной, региональной, всеобщей) безопасности.
Виды безопасности можно различать и по сферам бытия, деятельности, из которых складывается жизнь личности, общества, государства. Можно выделить политическую, экономическую, духовную безопасность. Особое место занимает военная (или оборонная) безопасность. В этом же ряду можно назвать пожарную, промышленную, медико-биологическую, бытовую, информационную безопасность, упоминавшуюся уже безопасность труда, а также экологическую безопасность, имеющую сложную природу, в которой социальный фактор играет решающую роль.
Сообразно приведенной классификации видов безопасности решается и вопрос о силах и средствах обеспечения безопасности государства. Здесь следует прежде всего иметь в виду, что в самом широком смысле слова все граждане, все общественные и государственные организации, будучи объектами и субъектами безопасности государства, вместе с тем входят и в число соответствующих сил и средств ее обеспечения. Но для ряда из них обеспечение безопасности государства будет лишь одной из их функций, хотя и очень важным, но не основным их предназначением. Другие же целиком будут предназначены для решения такого рода задач, которые составят специальные органы и службы безопасности. Скажем, многочисленные финансово-экономические структуры - министерства, банки, концерны, кампании и т.п. - занимаются вопросами экономической безопасности, но лишь в связи с решением всего гигантского спектра своих финансово-экономических проблем. Аналогично, учреждения культуры, науки, образования призваны заботиться о духовной безопасности, но их общее предназначение - более широко и емко. Вместе с тем, для обеспечения различных видов безопасности (в том числе и экономической, и духовной) могут создаваться и специальные органы, службы, предназначенные именно и только для этого. И понятно, что в этих целях должны выделяться необходимые контингенты специальных сил и средств.
Обратимся в этой связи еще раз к Закону Российской Федерации "О безопасности". В нем (ст. 8) говорится, что систему безопасности образуют все органы законодательной, исполнительной и судебной властей, государственные, общественные и иные организации, граждане, принимающие участие в обеспечении безопасности. Органы власти занимаются вопросами безопасности на основе четкого разграничения их полномочий в данной сфере. Вместе с тем по этому закону создан и специальный орган - Совет Безопасности Российской Федерации.
Совет Безопасности Российской Федерации является конституционным органом, осуществляющим подготовку решений Президента Российской Федерации в области обеспечения безопасности. Совет Безопасности Российской Федерации рассматривает вопросы внутренней и внешней политики Российской Федерации в области обеспечения безопасности, стратегические проблемы государственной, экономической, общественной, оборонной, информационной, экологической и иных видов безопасности, охраны здоровья населения, прогнозирования, предотвращения чрезвычайных ситуаций и преодоления их последствий, обеспечения стабильности и правопорядка и ответствен за состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз.
Закон Российской Федерации "О безопасности" в ст. 12 определяет состав сил и средств обеспечения безопасности. Они включают в себя: "Вооруженные Силы, федеральные органы безопасности, органы внутренних дел, внешней разведки, обеспечения безопасности органов законодательной, исполнительной, судебной властей и их высших должностных лиц, налоговой службы; службы ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, формирования гражданской обороны; пограничные войска, внутренние войска; органы, обеспечивающие безопасное ведение работ в промышленности, энергетике, на транспорте и в сельском хозяйстве; службы обеспечения безопасности средств связи и информации, таможни, природно-охранительные органы, органы охраны здоровья населения и другие государственные органы обеспечения безопасности, действующие на основании законодательства".
Практика показывает, что этот перечень не полон. Жизнь порождает новые ситуации, а соответственно и требует иных сил и средств обеспечения тех или иных видов безопасности государства. Нельзя считать достаточно полной и характеристику упомянутых терминов и понятий, которые исследует и разрабатывает общая теория безопасности государства. Однако данная нами характеристика позволяет более уверенно и определенно оперировать ими при анализе конкретных систем безопасности государства, при рассмотрении других вопросов, особенно социально-политического и юридического плана, связанных с обеспечением безопасности личности, общества, Российского государства.

3. Концептуальные идеи общей теории
безопасности государства

Народная мудрость на протяжении многих веков вырабатывала и бережно сохраняла некоторые самые общие идеи, помогающие человеку выживать в окружающем его сложном и опасном мире. Они приобретали форму кратких наставлений, афоризмов, пословиц, легко запоминающихся и поэтому почти автоматически направляющих дела и поступки людей: "Не зная броду, не суйся в воду!", "Не руби сук, на котором сидишь!", "Семь раз отмерь - один отрежь!", "На Бога надейся, а сам не плошай!", "Береженного Бог бережет!" и т.д. и т.п.
Понятно, что концептуальное наследие народной мудрости не может охватить всех случаев, какие возникают в современной все усложняющейся действительности. Именно поэтому понадобилась разработка специальных документов на уровне государства и общества, в которых нашли отражение некоторые наиболее актуальные идеи, относящиеся к проблеме безопасности. Среди таких документов российского происхождения следует еще раз упомянуть: Закон Российской Федерации "О безопасности", Закон Российской Федерации "Об обороне"; Федеральный конституционный закон Российской Федерации "О чрезвычайном положении"; Послание Президента России Совету Федерации "О национальной безопасности" (1996 г.); Концепцию национальной безопасности Российской Федерации; Государственную стратегию экономической безопасности Российской Федерации; Концепцию перехода к устойчивому развитию; Основные положения государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей природной среды и обеспечению устойчивого развития; Концепцию внешней политики Российской Федерации; Военную доктрину Российской Федерации; Доктрину информационной безопасности Российской Федерации и др. В этих документах изложены концептуальные и правовые основы и названы конкретные шаги и меры по обеспечению безопасности жизненно важных интересов личности, общества и Российского государства.
Все эти документы подчеркивают то, что обеспечение безопасности является необходимой и первейшей задачей государства, общества и каждого гражданина. Организация ее решения возлагается на федеральные органы законодательной, исполнительной и судебной властей, на органы власти субъектов федерации и органы местного самоуправления в пределах их полномочий.
Какими принципиальными соображениями следует руководствоваться, решая задачи обеспечения безопасности государства?
Практика и история показывают, что, во-первых, отправным пунктом обеспечения безопасности должны быть коренные интересы личности, общества, государства. Главными из них являются стремление к самосохранению, выживанию как отдельной личности, так и любой социальной группы, общества, государства. Вместе с тем необходимо отметить, что если исходить из теории систем, то надо учитывать, что любая система стремится не только сохранить себя в данном качестве, но и повысить уровень этого качества, эффективность своего взаимодействия с внешним миром, другими системами, расширить сферу и степень своего влияния. Защитная, охранительная и расширительная, экспансионистская тенденции свойственны всем живым и социально-организованным системам, и дело политики, права, морали придать этим тенденциям законосообразные и цивилизационные формы.
Во-вторых, концептуальный характер имеет понимание того, что опасность может иметь различную природу и разную степень. Следует различать потенциальную и реальную опасности, опасность и прямую угрозу. Для России особое значение приобретают сегодня опасности, перерастающие в серьезные угрозы: экономическо-финансовые, научно-технические, социальные (особенно связанные с сепаратизмом, терроризмом, организованной преступностью и коррупцией), духовные, информационные, экологические и др.
В-третьих, при решении задач безопасности государства важно учитывать, что абсолютная безопасность ни в одной области недостижима. Необходимо верно определить желаемую степень, пределы безопасности государства, установить соответствующие приоритеты, действуя по принципу необходимой и разумной достаточности при формировании действующих структур, выделяемых для них сил и средств.
В-четвертых, фундаментальное значение для теории и практики общей безопасности государства имеет системный подход к ее обеспечению. Различие объектов и задач требует дифференциации систем безопасности, максимального учета при их развертывании специфики объектов и применяемых средств. Вместе с тем необходима и интеграция всех видов обеспечения безопасности, концентрация самых различных сил и средств для решения особо сложных и масштабных задач.
В-пятых, особой тенденцией при соотнесении и выборе сил и средств обеспечения безопасности является возрастание роли политико-дипломатических, экономических, научно-технических, гуманитарных, информационных, экологических и других средств по отношению к военно-силовым воздействиям, применение которых не исключается, но приобретает подчиненное значение, используется в крайних и оговоренных случаях.
В-шестых, в числе отправных концептуальных идей общей теории и практики безопасности государства следует подчеркнуть их нацеленность на предвидение и предупреждение возникающих опасностей, стремление противодействовать им на ранней стадии их проявления.
Подводя краткий итог сказанному, следует, на наш взгляд, еще раз подчеркнуть, что возникновение общей теории безопасности государства является естественным следствием современного состояния теории и практики обеспечения безопасности личности, общества и государства, а также природных и технических систем, нашей общей среды обитания. Объектом ее внимания являются реально существующие системы безопасности и иные теории, решающие соответствующие специальные задачи. Непосредственным предметом исследований является мировоззренческий и методологический базис этих теорий: исходные концептуальные идеи по вопросам безопасности государства, используемые в этой области понятия, категории, методы познания и практической деятельности. Понятно, что в этих целях общая теория безопасности государства должна обращаться и к вопросам истории соответствующих наук, к вопросам их классификации и систематизации. Учитывая особую значимость и недостаточную разработанность ряда философских и социально-политических аспектов безопасности, общая теория безопасности государства призвана инициировать анализ этих аспектов и вносить свой вклад в развитие безопасности Российской Федерации в XXI веке.


Г л а в а III
СИСТЕМА ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ОБЩЕЙ ТЕОРИИ БЕЗОПАСНОСТИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Обострение проблем безопасности по мере нарастания негативных социальных процессов в российском обществе потребовало концентрации усилий высших органов государственной власти в этом направлении. Законодательное обеспечение безопасности страны - краеугольный камень в фундаменте государственного строительства. В связи с этим в последнее время Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации проводит активную работу по разработке и принятию федеральных законодательных актов в области правового регулирования обеспечения обороны страны. Кроме того, в период с 1993 по 2002 гг. эта проблема неоднократно обсуждалась на заседаниях Совета Безопасности Российской Федерации. В результате проделанной работы в России принимается решение о формировании концептуальной системы взглядов, которая впоследствии нашла свое воплощение в Концепции национальной безопасности Российской Федерации (2000 г.)
Концепция базируется на современных взглядах на проблемы безопасности, основных программных документах, определяющих приоритеты текущей политики Российской Федерации (Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, Программа действий Президента на 1996-2000 гг. "Россия: человек, семья, общество, государство", Государственная стратегия экономической безопасности и др.), накопленном отечественном опыте разработки концептуальных программных документов.
Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. В Концепции сформулированы важнейшие направления государственной политики Российской Федерации.
Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации.
Оценка существующих и потенциальных источников угроз безопасности России требует системного анализа, свободного от идеологических соображений и политической конъюнктуры. Здесь уместен, на наш взгляд, единственный подход - учет национальных ценностей и интересов России. С этой точки зрения, источники угроз безопасности России по объективному признаку их реального существования или по научно обоснованному предвидению их возникновения могут быть классифицированы (табл. 1).
С точки зрения права, основные угрозы безопасности интересам личности, общества и государства можно разделить на три группы.
Первая группа включает в себя угрозы воздействия на личность, общество, государство в целом.

Таблица 1
ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ УГРОЗ
НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Территориальные претензии
Посягательства на государственное единство и территориальную целостность страны
Локальные войны и вооруженные конфликты, прежде всего в непосредственной близости от границ России
Распространение ядерного и других видов оружия массового поражения, увеличивающее возможность его применения (в том числе несанкционированного)
Ущемление экономических интересов государства
Посягательство на национальное достояние, в том числе природные богатства страны
Нанесение ущерба экологической, информационной, технологической и другим системам жизнеобеспечения
Качественное и количественное наращивание вооруженных сил и вооружений другими странами, расширение военных блоков и союзов в ущерб национальным интересам и безопасности России
Вмешательство во внутренние дела государства
Дискриминация граждан Российской Федерации в зарубежных странах
Нападение на российские объекты, расположенные на территории зарубежных государств
Национал-экстремизм, вооруженный сепаратизм, воинствующий фундаментализм
Международный терроризм

В рамках этой группы особую важность приобретает Федеральный закон "О борьбе с терроризмом" (25 июля 1998 г. № 130-ФЗ), который является базовым законом в системе правового обеспечения борьбы с терроризмом для правоохранительных и силовых органов Российской Федерации, особенно в условиях обострения обстановки на Северном Кавказе. Закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности. В законе впервые даны расширенные трактовки таких понятий, как терроризм, террористическая деятельность и акция, контртеррористическая операция и ряд других важных понятий, а также определены субъекты и их компетенция в борьбе с терроризмом, порядок проведения и руководство контртеррористическими операциями.
Вторая группа включает в себя угрозы несанкционированного и неправомерного воздействия посторонних лиц на сознание личности и общества.
В связи с этим в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации (Указ Президента РФ от 9 сентября 2000 г. № Пр-1895) сказано, что обеспечение информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни имеет целью защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, связанных с развитием, формированием и поведением личности, свободой массового информирования, использования культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, с сохранением культурного достояния всех народов России, реализацией конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина в интересах сохранения и укрепления нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, здоровья граждан, культурного и научного потенциала Российской Федерации, обеспечения обороноспособности и безопасности государства.
К числу основных объектов обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни относятся: достоинство личности, свобода совести, включая право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, свобода мысли и слова (за исключением пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду), а также свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания; свобода массовой информации; неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна; русский язык как фактор духовного единения народов многонациональной России, язык межгосударственного общения народов государств-участников Содружества Независимых Государств; языки, нравственные ценности и культурное наследие народов и народностей Российской Федерации; объекты интеллектуальной собственности.
Третья группа предполагает угрозы праву и свободе личности: право на производство, распространение, поиск, получение, передачу и использование информации; право на интеллектуальную собственность и личную собственность на документированную информацию; право на личную тайну; право на защиту чести и достоинства и др.
В этом аспекте принципиально важным стало принятие Федерального закона "Об оружии" (13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ), регулирующего правоотношения при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия на территории Российской Федерации. Закон нацелен главным образом на защиту жизни и здоровья граждан, собственности, обеспечение общественной безопасности, охрану природы и природных ресурсов, укрепление международного сотрудничества в борьбе с преступностью и незаконным распространением оружия.
В системе правового обеспечения безопасности России важную роль играет правовое регулирование комплекса мер по обеспечению социальной защиты военнослужащих, повышению престижа военной службы, что особенно важно при переходе к комплектованию Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований на контрактной основе. Основными задачами в данной сфере являются правовое регулирование механизма реализации прав и льгот военнослужащих, установленных действующим законодательством, в частности Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и их реальное исполнение. Принятые законодательные акты, регулирующие льготы военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей, в процессе разработки бюджета зачастую не берутся в расчет, и соответствующее финансирование не предусматривается. Невозможность реализации декларированных прав и льгот нагнетает социальную напряженность среди военнослужащих и гражданского общества. В этом плане серьезной проблемой, требующей законодательных решений, является социальная защита военнослужащих, подлежащих увольнению в связи с сокращением численности военной организации России.
К середине 90-х гг. в российском законодательстве начинает формироваться правовая система обеспечения безопасности государства. Анализ замысла военно-политического руководства страны показывает, что она должна способствовать:
развитию научно-практических основ обеспечения безопасности России, отвечающих современной геополитической ситуации, условиям политического и социально-экономического развития государства;
формированию законодательной и нормативно-правовой базы обеспечения безопасности России, а также разработке систем учета национальных ресурсов, нормативного закрепления ответственности должностных лиц органов государственной власти, других юридических лиц и граждан за соблюдение требований безопасности государства;
разработке механизмов реализации конституционных прав граждан на личную и общественную безопасность, а также безопасность государства;
формированию системы безопасности России, обеспечивающей реализацию государственной политики в области безопасности страны;
разработке современных методов и средств обеспечения безопасности России;
разработке критериев и методов оценки эффективности систем и средств безопасности государства и их сертификации;
выработке форм и способов цивилизованного воздействия государства на формирование индивидуального, группового и общественного сознания.
В ходе реализации концепции правового обеспечения безопасности России федеральные законы "О статусе военнослужащих" (27 мая 1998 г. № 76-ФЗ), "О воинской обязанности и военной службе" (28 марта 1998 г. № 53-ФЗ), "О материальной ответственности военнослужащих" (12 июля 1999 г. № 161-ФЗ) и "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" (28 марта 1998 г. № 52-ФЗ) в соответствии с Конституцией Российской Федерации определили права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, а также основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, а также порядок прохождения воинской службы и материальной ответственности военнослужащих.
Федеральный закон "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" (26 февраля 1997 г. № 31-ФЗ) устанавливает права, обязанности и ответственность органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также организаций независимо от форм собственности и их должностных лиц, граждан Российской Федерации в этой области.
Закон Российской Федерации 1993 г. "О государственной тайне" регулирует отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации. Положения настоящего Закона обязательны для исполнения на территории Российской Федерации и за ее пределами органами представительной, исполнительной и судебной властей, местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне.
Анализ системы правового обеспечения безопасности России показывает, что она предусматривает три направления деятельности государственных органов (рис. 2):
деятельность по разработке нормативно-правовой базы, регулирующей отношения в сфере безопасности личности, общества и государства;
исполнительную деятельность органов государственной власти;
правоприменительную деятельность уполномоченных органов.
Учитывая определяющую роль, ядром такой системы является нормативная деятельность. Суть ее заключается в создании высокоупорядоченной совокупности норм законодательных актов и нормативно-правовых документов подзаконного уровня, регулирующих деятельность государственных учреждений, служб и должностных лиц, а также правоохранительных органов и судов по пресечению противоправных действий в сфере обеспечения безопасности России.
Основу системы правовой защиты безопасности государства составляет Конституция Российской Федерации. В ней наряду с провозглашением личных прав и свобод (глава 2) указаны и ограничения содержания отношений в данной сфере:





















Схема 1(файл стр. 70)


















не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ст. 29 п. 2);
свободное содержание информации ограничивается государственной тайной (ст. 29 п. 4).
Кроме того, ст. 55 констатирует, что права и свободы могут ограничиваться в интересах обороны страны и безопасности государства. Запрещается распространение сведений, могущих причинить ущерб интересам обороны и безопасности государства.
Важную роль в системе правового обеспечения безопасности Российской Федерации играют международно-правовые договоры, соглашения и т. д. К таким документам можно отнести:
всеобщую Декларацию прав человека от 1948 г.;
международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 2 января 1976 г.;
международный пакт о гражданских и политических правах от 23 февраля 1972 г.;
факультативный протокол к международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и ряд др.
Нормы международного права, провозглашенные в них, легли в основу положений Конституции и законов Российской Федерации относительно основных прав граждан и их ограничений в области безопасности государства.
В то же время российское руководство обратилось в Организацию Объединенных Наций как член мирового сообщества с предложением, учитывая появление новой области борьбы между государствами - средства программно-математического и информационно-психологического воздействия, - рассмотреть насущную потребность международно-правового регулирования этой проблемы.
Действительно, в дополнительном Протоколе от 8 июня 1977 г. к Женевским конвенциям 12 августа 1949 г., касающимся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, в части III ("Методы и средства ведения войны") в ст. 36 ("Новые виды оружия") говорится: "При изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны Высокая Договаривающаяся Сторона должна определить, попадает ли их применение, при некоторых или при всех обстоятельствах, под запрещения, содержащиеся в настоящем Протоколе".
В рамках правового обеспечения международных аспектов безопасности государства качественно новое международно-правовое оформление должно получить создание всеобъемлющих европейских структур безопасности, перевод на договорную основу партнерства России и НАТО, замедление процесса расширения НАТО за счет предоставления двусторонних гарантий безопасности странам Восточной Европы и Балтии. При этом с позиции решения первостепенных задач безопасности России, по мнению многих отечественных аналитиков, целесообразно в сжатые сроки выработать и ратифицировать Государственной Думой широкомасштабное соглашение (договор) с НАТО, предусматривающее адаптацию НАТО к новым геополитическим условиям, превращение этого блока в организацию, ориентированную на предотвращение и урегулирование кризисов, коллективное миротворчество строго по мандату Совета Безопасности ООН и ОБСЕ, развитие сотрудничества с Россией в военно-технической сфере, включая использование российских стандартов вооружений.
В рамках этого соглашения, при необходимости в последующем, можно было бы внести ряд уточнений в действующие договорные и нормативные акты, в том числе в договоры о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) и об обычных вооружениях в Европе, а также в Заявление о выводе тактического ядерного оружия и др.
Выше мы уже отмечали, что важнейшим элементом правовой системы обеспечения безопасности Российской Федерации являются федеральные законы. Например, в период с 1991 по 2002 гг. в нашей стране их принимается свыше тридцати. Каждый из них в концептуальном виде направлен на ликвидацию "белых пятен" правовых отношений в сфере обеспечения безопасности России. Наиболее важными из них являются: Закон Российской Федерации "О безопасности" (1992); Закон Российской Федерации "О государственной тайне" (1993); Федеральный закон Российской Федерации "Об информации, информатизации и защите информации" (1995); Федеральный закон Российской Федерации "Об обороне" (1996); Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" (1991 г., изменения и дополнения к нему в 1995 г.); Закон Российской Федерации "О связи" (1995); Закон Российской Федерации "О рекламе" (1995); Закон Российской Федерации "О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных" (1992); Закон Российской Федерации "О порядке освещения деятельности органов государственной власти и управления в средствах массовой информации" (1995); Федеральный конституционный закон Российской Федерации "О чрезвычайном положении" (2001) и др.
Базовым законом в этом пакете является Закон Российской Федерации "О безопасности" (в ред. Закона РФ от 25 декабря 1992 г. № 4235-1, Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2288). Настоящий Закон закрепляет правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавливает порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности.
Другим, не менее важным является Федеральный закон "Об обороне" (31 мая 1996 г. № 61-ФЗ), который определяет основы и организацию обороны Российской Федерации, полномочия органов государственной власти России, функции органов власти субъектов Российской Федерации, организаций и их должностных лиц, права и обязанности граждан Российской Федерации в области обороны, силы и средства, привлекаемые для обороны, а также ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в области обороны. Закон устанавливает воинскую обязанность граждан Российской Федерации. В соответствии с Законом в целях обороны создаются Вооруженные Силы, составляющие основу обороны Российской Федерации, к обороне привлекаются другие войска (Пограничные, внутренние войска МВД, железнодорожные войска, войска ФАПСИ и гражданской обороны). Для выполнения отдельных задач в области обороны привлекаются воинские формирования при федеральных органах исполнительной власти (инженерно-технические и дорожно-строительные), а также СВР, органы ФСБ, пограничной службы, правительственной связи и информации, государственной охраны, обеспечения мобилизационной подготовки.
Закон запрещает создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику, либо предусматривающих прохождение военной службы, не предусмотренной федеральными законами.
Практика показывает, что в эти же годы в нашем государстве наращивается другой важный элемент правовой системы обеспечения безопасности Российской Федерации: вводятся в действие кодифицированные правовые документы, в которых отдельные статьи, главы, а порой и целые разделы с учетом вновь принятых профилирующих законов содержат нормы, регулирующие отношения в той или иной отрасли права применительно к сфере обеспечения безопасности страны. К ним относятся: Гражданский кодекс Российской Федерации (1995-1996); Уголовный кодекс Российской Федерации (1996); Кодекс об административных правонарушениях (изменения и дополнения 1994, 1996, 1998, 2001 гг.); Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (изм. и доп. 1998 г.); Основы законодательства об Архивном фонде Российской Федерации и архивах (1995) и др. Так, например, специальные уголовно-правовые запреты установлены в Уголовном кодексе Российской Федерации в отношении: заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст. 207 УК РФ); предоставления должностным лицом гражданину неполной или заведомо ложной информации (ст. 140 УК РФ); предоставления заведомо неполной либо ложной информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной Палате Российской Федерации (ст. 287 УК РФ); искажения информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды (ст. 237 УК РФ); изготовления и использования заведомо подложного документа (ст. 328 УК РФ); служебного подлога (ст. 292 УК РФ) и др.
Изучая законодательное обеспечение безопасности государства, хотелось бы отметить, что одна из важных ролей в правовой системе обеспечения безопасности России принадлежит подзаконным актам Президента и Правительства России. Так, например, в период с 1992 по 2002 гг. было принято более 40 указов и распоряжений Президента России, более 60 постановлений Правительства России. Важность содержания этих документов в правовом отношении очевидна даже по их названию: "Концепция национальной безопасности Российской Федерации" (Указ Президента РФ 10 января 2000 г. № 24); "О защите государственных секретов" (Указ Президента РФ 1992 г.); "О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне" (Указ Президента РФ 1998 г. № 61); "О судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации" (Указ Президента РФ 1993 г.); "Положение о порядке обращения со служебной информацией ограниченного пользования в федеральных органах исполнительной власти" (Постановление Правительства РФ 1994 г. № 1233); "Об утверждении Правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, с различными степенями секретности" (Постановление Правительства РФ 1995 г.) и др.
С учетом нормативных требований вышеназванных правовых документов в этот же период в министерствах и ведомствах ведется активная разработка и введение в действие соответствующих положений и руководств по регулированию отношений в сфере безопасности России. Систематизация содержания этих документов показывает, что в них раскрываются:
наиболее уязвимые объекты безопасности;
особенности возможных опасностей и угроз в различных сферах деятельности личности, общества и государства, а также в условиях чрезвычайной обстановки;
должностной функционал специалистов при работе с документами, обеспечивающими безопасность государства;
содержание технико-экономических аспектов при работе с закрытой информацией и др.
Проведенный анализ содержания ранее перечисленных элементов правовой системы обеспечения безопасности государства позволяет нам сделать некоторые обобщающие выводы.
Во-первых, основными направлениями правовых усилий по регуляции отношений в сфере обеспечения безопасности России являются:
оценка состояния действующего законодательства и разработка программы его совершенствования;
создание нормативных и организационно-правовых механизмов обеспечения безопасности государства;
определение правового статуса всех субъектов отношений в сфере обеспечения безопасности государства и их ответственности за соблюдение действующего законодательства;
разработка правил и организационно-правовых процедур спора и анализа статистических данных об источниках угроз безопасности, а также о последствиях их проявления с учетом всех видов опасностей;
разработка нормативных актов, регулирующих порядок организации следствия и судебного разбирательства по фактам противоправных действий в сфере обеспечения безопасности государства, включая противоправные действия при работе с открытой и конфиденциальной информацией в информационных и телекоммуникационных системах, а также порядок ликвидации последствий этих противоправных действий;
разработка составов правонарушений с учетом специфики уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной ответственности и включение соответствующих правовых норм в уголовный, гражданский, административный и трудовой кодексы, в законодательство Российской Федерации о государственной службе.
Во-вторых, в качестве основных объектов правового обеспечения безопасности государства выступают:
права граждан, юридических лиц и государства на безопасность;
информационные ресурсы, включающие в себя документы и массивы документов с открытой и конфиденциальной информацией, а также со сведениями, составляющими государственную тайну;
система формирования, распространения и использования национальных ресурсов;
система формирования общественного сознания (мировоззрение, моральные ценности, нравственные оценки, социально допустимые стереотипы поведения и взаимоотношений между людьми).
В-третьих, рассмотрение сферы безопасности государства под углом зрения криминалистики позволяет выделить одно из важнейших современных качеств безопасности России - дефектность, то есть наличие изъяна, недостатка. Вышеупомянутое качество безопасности особенно сильно заявило о себе в последние годы. Так, например, в связи с событиями в Чеченской Республике Президентом Российской Федерации было принято решение о пресечении деятельности незаконных вооруженных формирований (Указ от 9 декабря
1994 г. № 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта"). Конституционный Суд Российской Федерации своим решением от 31 июля 1995 г. (п. 2) признал, что Указ № 2166 соответствует Конституции Российской Федерации, решение было принято Президентом РФ в пределах конституционных полномочий.
На момент издания Указа № 2166 (предусматривающего в том числе разоружение незаконных вооруженных формирований) законодательное регулирование допускало использование Вооруженных Сил РФ для защиты государства не только от внешних угроз для защиты населения, территорий и суверенитета (ст. 1 Закона РФ от 24 сентября 1992 г. "Об обороне"), но также и для защиты от внутренних угроз, направленных против личности, общества и государства, включая его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность (ст. 1 Закона РФ от 5 марта 1992 г. "О безопасности").
Президент Российской Федерации, являясь в соответствии со ст. 87 Конституции РФ Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации, осуществляет общее руководство по их использованию в качестве обеспечения безопасности в пределах определенной законом компетенции (ст. 11 Закона РФ "О безопасности"). При этом Конституция РФ и федеральные законы "Об обороне" и "О безопасности" не связывают использование Вооруженных Сил только с введением чрезвычайного или военного положения.
Такая позиция законодателя была подтверждена и Постановлением Государственной Думы в связи с положением в Чеченской Республике и с изданием Указа № 2166. Принимая Постановление от 23 декабря 1994 г., Государственная Дума заявила, что разоружение созданных в этой республике незаконных регулярных вооруженных формирований, оснащенных танками, ракетными установками, артиллерийскими системами и боевыми самолетами, "без использования сил армии невозможно в принципе".
Кроме того, оно нашло отражение и в новых нормативно-правовых актах России, разработанных и принятых в ходе контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона. В целях усиления социальной защиты военнослужащих и членов их семей срочно были подготовлены и вышли в свет следующие нормативно-правовые акты Правительства Российской Федерации: Постановление Правительства РФ № 930-54 от 20 августа 1999 г. "О дополнительных гарантиях военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Республике Дагестан"; Распоряжение Правительства РФ № 1294-р от 25 сентября 1999 г. по дополнительным мерам материальной помощи, оказываемой по проезду и проживанию родственников в местах лечения раненных военнослужащих; Постановление Правительства РФ № 936 от 25 августа 1999 г. "О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел, непосредственно участвовавших в борьбе с терроризмом на территории Республики Дагестан и погибших (пропавших без вести) при выполнении служебных обязанностей".
Кроме того, в качестве примера можно проанализировать вывод, полученный в ходе исследования действующего в России законодательства, который гласит, что любая информация о состоянии безопасности личности, общества и государства в момент своего создания является тайной или конфиденциальной и подлежит дальнейшей защите ее собственником в зависимости от степени секретности. Например, согласно ст. 2 Федерального закона об информации, конфиденциальная информация представляет собой документированную информацию, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством Российской Федерации, а в ст. 21 этого Закона устанавливается правило, гласящее о том, что "защите подлежит любая документированная информация, незаконное обращение с которой может нанести ущерб ее собственнику, владельцу, пользователю и иному лицу". Однако практика вызывает обоснованное сомнение. Ибо утверждение о том, что законодатель при принятии названного Закона считал объектом правового регулирования не содержимое и смысл информации и не материальный носитель информации, а документированную информацию (документ) в целом, нельзя считать обоснованным. Подобное утверждение противоречит логике закона, определяющего режим использования документированной информации и построенного на ее основе информационного пространства, в зависимости от содержания и смысла документированной информации. Таким образом, тайна или конфиденциальность есть обязательное свойство документированной информации.
В то же время конфиденциальной объявляется информация, принадлежащая государству или его субъектам и образованиям ("государственная конфиденциальная информация"). Видами такой информации являются: служебная тайна (ст. 139 ГК РФ, ст. 10 Закона РФ "О федеральных органах налоговой полиции); государственная тайна (Закон РФ "О государственной тайне", ст. 275, 276, 283, 284 УК РФ); данные предварительного следствия (ст. 310 УК РФ); сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ); сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ) и др.
В заключении хотелось бы сделать вывод, что анализ законотворческой деятельности в области безопасности Российской Федерации и практика показывают, что несмотря на серьезные сдвиги в законодательном обеспечении безопасности страны пакет законов, регламентирующих это важнейшее направление деятельности государства, еще далек от совершенства. Пока не удалось выстроить законодательное обеспечение безопасности государства в целостную систему. Скоординированность действий президентских и правительственных структур, силовых министерств и ведомств, профильных комитетов палат Федерального Собрания в решении этой проблемы еще недостаточна. Разработка правовых основ, регламентирующих деятельность министерств и ведомств, вовлеченных в процесс обеспечения безопасности России, включая силовые структуры, носит в значительной мере ведомственный характер. В результате этого количество нормативных документов частного характера увеличилось, а общие проблемы обеспечения безопасности Российской Федерации не получили необходимого нормативно-правового разрешения.
Таким образом, важнейшим условием предупреждения угроз безопасности российского общества должна стать разрабатываемая в стране система правовых основ общей теории безопасности государства.



Г л а в а IV
ПРАВОВЫЕ КОЛЛИЗИИ БЕЗОПАСНОСТИ
СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Мировой исторический опыт показывает, что наиболее существенным фактором, оказывающим принципиальное влияние на безопасность государства, является наличие идейно-теоретических аспектов, лежащих в основе содержания процесса укрепления морально-психологического состояния нации. Достичь высокого качества этого процесса невозможно в обществе, находящемся в состоянии раскола, внутренне разобщенном, где отсутствует генеральная консолидирующая идея, а основные социальные слои и политические силы придерживаются различных базовых ценностей и основополагающих идеологических ориентиров, что является характерным для сегодняшней России. Ситуация, сложившаяся в России после распада СССР, разрушения идеологического аппарата КПСС, не сопровождавшиеся параллельной заменой его новым аппаратом в структурах государства, доказала, что идеология крайне необходима и практически важна. Это один из неотъемлемых способов национального самосознания, а также идейного конституирования нации.
В чем ценностный смысл государственной идеологии? Проведенное исследование этой проблемы позволяет нам ответить на поставленный вопрос следующим образом.
Во-первых, государственная идеология предполагает формирование общих принципов существования государства, его политики, разделяемых большинством данного общества, следовательно, дает представление нации о направлении движения общества, о смысле государства. Для нации это может звучать как ответы на вопросы: Кто мы? Зачем мы? Куда идем? Таким образом, идеология становится движущей силой общественно-политического развития, выступает как инструмент политической консолидации и мобилизации общества. В этом, по-нашему мнению, ее ключевой прикладной аспект. Примеров, когда те или иные ценности на достаточно длительный период становились и мобилизационным, и интегрирующим началом национальной жизни, много. Скажем, такие части идеологии, как свобода и равенство в революционной Франции, идея национального единства в Германии XIX в., идея коммунизма при жизни нашего поколения. Насколько они разделялись всей нацией - вопрос другой. Но их мобилизующая сила доказана исторически.
Во-вторых, государственная идеология связана с легитимностью власти. Идеи, находящие поддержку у нации, повышают легитимность, усиливают государственную власть и, соответственно, увеличивают эффективность общественно-политических и государственных преобразований. Государство не было бы государством, если бы не владело той или иной пропагандистской машиной, тем или иным орудием воздействия на массы для укрепления выбранной им идеологии. История не раз доказывала, что идеология - это мощное объединяющее средство, без которого любое государство разваливается, теряет свою монолитность.
В-третьих, идеология нужна не только государству, но и обществу. Она не просто совокупность определенных идей. Это система воззрений на мир, общество и человека, государство и человека, система, определяющая ту или иную ценностную ориентацию (это - хорошо, это - плохо) и линию поведения. Ее отсутствие ведет к утрате координат, позволяющих индивиду ориентироваться в обществе, и, как следствие, социальная реальность для некоторых оказывается лишенной смысла, а будущее выглядит неопределенно.
Но, как и в любом явлении, в идеологии наряду с положительными имеются и отрицательные моменты. Какой бы социальный и нравственный заряд она изначально ни несла, став государственной, стремясь к самосохранению, она имеет тенденцию к закостенению, но, останавливаясь в развитии, она, в конечном итоге, готовит почву для застоя всего общества. "Каждая страна, ее народ, - пишет профессор Гарвардской школы бизнеса Дж. Лодж, - имеют свою идеологию.... Нация только тогда добивается успеха, когда ее идеология внутренне согласованна, обладает свойством адаптации, а дистанция между господствующей идеологией и действительной практикой институтов страны минимальна"12.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что историческая перспектива и безопасность общества и государства зависит от того, насколько гибка, восприимчива к реальным изменениям общественного организма государственная идеология. Ибо она прямо связана со стратегической целью существования государства, и, если идеологические постулаты не сообразуются с требованиями времени, то общество, исповедующее догматическую идеологию, как показывает исторический опыт, недолговечно. Оно преобразуется, ставя реальные стратегические цели и соответствующую им идеологию. Государственная идеология не может быть раз и навсегда застывшей догмой, она должна соответствовать менталитету народа, исходить из глубин народа, основываться на традициях, духовных ценностях, принципах и укладе жизни народа.
В связи с появлением новых факторов общественного развития, таких, как рост социальной напряженности в обществе, изменение соотношения форм собственности и роли государства в жизни общества, опасности роста националистической, религиозной нетерпимости, элита общества особенно остро ощущает назревающую потребность во внесении корректировок в государственную идеологию. В этих случаях под воздействием целого комплекса факторов: организованной оппозиции, выступлений и действий отдельных граждан, мудрости власть предержащих в государственную идеологию вносятся необходимые корректировки. Это подтверждают и результаты проведенного в начале 90-х годов процесса деидеологизации государства и общества, которые показали, что изгнание из российского общества коммунистической идеологии не обеспечило ему независимость и отстраненность от идеологии. Ибо для того, чтобы обеспечить безопасность Родины, в сердце и уме нации должна жить идея простая, ясная, понятная каждому, кто идет за нее на смерть, например, защита Отечества, обеспечение суверенитета своего государства и др. Л.Н. Толстой писал: "Плохо, если у человека нет ничего такого, за что он готов умереть"13.
Распространенное сейчас утверждение, что в сознании российского общества рухнула вся система мировоззренческих ценностей, есть чисто эмоциональное утверждение. И мировоззрение, и идейные ценности - понятия широкие, и они просто не могли ограничиться марксистско-ленинской теорией и коммунистическими идеями. Здесь наблюдается проявление как общей социальной закономерности, которую Г. Лебон выразил в следующих словах: "Старая идея даже тогда, когда она не более, как слово, звук, мираж, обладает магической властью, способной еще подчинять нас своему влиянию"14, так и специфических черт русского народа - защитника своего Отечества. Духовные ценности выступают личными побудительными мотивами к подвигу (примерами тому являются Чечня, Абхазия, Таджикистан, Югославия и другие "горячие точки").
В то же время искусственно созданный временный идеологический вакуум в сознании нации быстро стал заполняться различными альтернативными идеологическими взглядами, что привело к ряду нежелательных и негативных для общества тенденций. Они связаны с усилившейся идейной дифференциацией взглядов российских граждан, втягиванием их в идеологические дискуссии и отражающие их политические процессы.
Исследуя историю государства российского, можно сделать вывод, что потребность в национальной идее в нашей стране резко возрастала всякий раз, когда общество и государство попадали в кризисную ситуацию, когда наступало тяжкое время Смуты. В эпоху феодализма господствующей была религиозная идеология. Под знаменем религиозных идей велись в этот период войны. Религией освящались крестовые походы. Даже цели революционных войн, на которые поднимались крестьянские массы против феодалов-крепостников за свое освобождение, облекались в религиозную оболочку. Однако при сходной религиозной форме политическое содержание идеологии в этих случаях было различным, даже прямо противоположным. В первом случае ссылкой на "волю божью" оправдывались реакционные цели, во втором - утверждалось, что борьба против угнетателей представляет борьбу за восстановление "божьей справедливости". Как известно, в возрождении Русского государства после разгрома русских княжеств ордами Батыя (1237 г.) главной объединяющей идеей было стремление освободиться от монгольского владычества. Московскими великими князьями и православной церковью усиленно формировалось сознание единства русского народа и русских земель. Ибо без объединения русских княжеств, без преодоления местнической психологии невозможно было преодолеть зависимость от Золотой Орды.
Анализ исторической литературы и научных трудов показывает, что за всю историю России потребность в уточнении формулы общенациональной объединяющей идеи возникает в шестой раз. 1. Первое Русское государство было основано на базе Православия. 2. В Московском царстве православная идея нашла завершенность в известной формуле времен Ивана III о Москве как "Третьем Риме". 3. В императорской России к этой формуле прибавилась идея "Сбережения народа", выдвинутая графом П. Шуваловым во времена Елизаветы Петровны, а в последние годы настойчиво повторяемая А.И. Солженициным и вошедшая даже в одно из ежегодных посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. 4. В XIX веке тенденции развития государственной идеологии в России были емко и точно выражены известной формулой министра просвещения России С.С. Уварова "Православие, Самодержавие, Народность". 5. В 1917 году в России произошла революционная смена государственной идеологии, и советский период прошел под девизом: "Наша цель - коммунизм".
Кроме перечисленных идей с ярко выраженной нравственной, этической основой в последние годы в научных трудах, теоретических разработках, СМИ высказано немало таких идей, содержание которых связано с внутренней и внешней политикой, экономикой и т.д. Однако нельзя забывать, что любая, даже самая актуальная и насущная теория мертва, если у нее нет связи с реальной жизнью.
Рассматривая понятие "идея", мы вправе поставить вопрос: "В особенностях ли нашего многонационального государства то, что пожалуй впервые за всю многовековую историю мы утратили прежние идейные ориентиры, ничего не приобретя взамен?" Своевременность поставленного вопроса подтверждают результаты, полученные научными сотрудниками Института социально-политических исследований РАН во главе с академиком Г.В. Осиповым, которые в своем исследовании состояния и перспектив развития России еще в 1993 году пришли к выводу, что "Российское государство остро нуждается в своей государственной идеологии, направленной на сохранение остаточной целостности России и достижение социального согласия россиян"15. Аналогичное убеждение сформировалось и среди других ученых16.
С целью ответа на поставленный вопрос проведем анализ создавшейся в стране идеологической ситуации.
После крушения в СССР и странах Восточной Европы коммунистической идеологии, превращенной после смерти В.И. Ленина из развивающегося учения в идейную икону, политическое руководство новой России наложило жесткое табу на любую государственную идеологию. В ст. 13 Конституции Российской Федерации 1993 г. (п. 2) записано: "Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Чтобы как-то уравновесить жесткую строгую норму, в п. 1 этой же статьи говорится: "В Российской Федерации признается идеологическое многообразие". В связи с этим возникает правовая проблема, имеющая методологическое значение для построения общей теории безопасности России - правомерно ли говорить о государственной идеологии, поскольку Конституция Российской Федерации принималась всенародным референдумом?
В решении этой проблемы многое зависит от того, что понимать под "идеологией". Идеологии начали зарождаться только в XIV веке, в эпоху Возрождения, когда возник первый общественный кризис в связи с развертыванием процесса секуляризации, т.е. освобождения общественного и индивидуального сознания от религии. Термин "идеология" возник на рубеже XVII-XVIII вв. во Франции и был введен французским исследователем Антуаном Дестют де Траси. Вначале этим термином пытались обозначить новую науку, которая должна была исследовать "естественное происхождение идей" и разоблачать "иллюзорные мысли". В середине XIX века под ней подразумевалось извращенное, иллюзорное сознание. В XX веке под идеологией понимается уже средство классовой борьбы, атрибут класса и его партии. При этом в зарубежной научной литературе она, по существу, идентифицируется с понятием "социально-политическая доктрина". Наиболее распространенное понятие идеологии в нашей стране - это система социальных идей, оценок, требований конкретного класса, cоциально значимых групп, опирающихся на определенные теоретические установки, выражающие общественное положение, интересы и программные цели данного класса, социальной группы, играющие практическую роль в функционировании политической системы.
Отдельно необходимо остановиться на взаимоотношении политики и идеологии. Исторический опыт показывает, что политика является важнейшей сферой существования и активности идеологии. Нельзя не учитывать то обстоятельство, что здесь практически проявляют себя различные идеологические течения и движения. Это - важнейшая область функционирования идеологических отношений17. В политике реализуется целый ряд функций идеологии. Политические институты, механизмы, факторы заметно влияют на ее характер и содержание. В политической науке, в частности, установлена закономерность зависимости идеологии от конкретных форм политических режимов. В рамках рассматриваемого подхода имеет место и отождествление идеологии с политической идеологией. Индийский политолог П. Шаран, поставив задачу определения идеологии, пишет, что "под политической идеологией понимается образ мыслей и убеждений в отношении государства и управления"18. Не разделяя, применяет эти понятия и российский политолог А.И. Соловьев19. Но есть еще одно толкование понятия "идеология" - как научно-теоретическое обоснование государственной политики, идеологии в буквальном смысле слова, как учение об идеях, как система мировоззренческих, политических, нравственных, экономических, религиозных разделяемых и принимаемых большинством общества ценностей, на которых строятся отношения в государстве. История учит, что отношения доминантности, составляющих идеологию компонентов и их набор, могут меняться, но не произвольно, не по желанию того или иного правителя или политолога. Всегда остается внутренний стержень, обеспечивающий национальное единство на протяжении столетий.
Очевидно, что там, где есть интерес, там существует и идеологическое его оформление, научно-теоретическое обоснование. Например, что представляет собой "Концепция национальной безопасности США", как не идеологическое обоснование политики государства, на основе которой и строится работа с американской нацией? Есть основание предположить, что идеология всегда имеет социальный (в т.ч. классовый) характер. В пользу необходимости существования государственной идеологии говорит и тот факт, что гражданина нельзя воспитывать по частям, однобоко, воздействуя только на отдельные стороны его сознания, особенно политического.
Запрет на государственную идеологию заморозил на некоторое время поиск новой парадигмы национального бытия и развития. Но быстро убедившись, что без такой парадигмы все-таки не обойтись, что она начaло и фундамент государственной и общественной жизни, процесса обеспечения безопасности государства, первый Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин в 1996 г. поставил задачу разработать национальную идею, которая должна была бы заменить государственную идеологию. С момента постановки задачи прошло более четырех лет, идей с претензией на национальный масштаб было предложено великое множество, но ни одна из них так и не была возведена в ранг "национальной". Существующий в настоящее время плюрализм мнений, вполне естественный для всех демократических государств, принял в России извращенные формы, когда ведущие политические силы страны не могут найти точек соприкосновения по судьбоносным для страны вопросам, имеющим непосредственное отношение к проблемам безопасности России. Т.е. сегодня мы имеем дело скорее с предидеологией нового общества, причем, как правило, идеология каждого из общественных объединений и партий (более 180) уже несет в себе не только, а порой не столько конструктивный, консолидирующий, согласительный характер, сколько конфронтационный, доходящий порой до экстремизма. Следовательно, напрашивается вывод, что общероссийская национальная идеология все еще находится в стадии становления. Одни ее элементы и составные части уже достаточно отчетливо определены, другие - еще окончательно не сформировались и по ним в стране нет глубокого единства, более того, высказываются весьма противоречивые мнения и суждения по их содержанию20.
Например, еще в бытность Председателем Правительства Российской Федерации нынешний Президент России В.В. Путин на вопрос: "Как бы вы, пусть в общих чертах, сформулировали ту национальную идею, необходимость которой зреет в обществе?" - ответил: "Что касается государственной идеологии, то этот термин мне кажется не очень удачным. Там, где есть государственная идеология, как нечто навязываемое государством обществу, там практически не остается места для интеллектуальной и духовной свободы. А значит, и для политической свободы. Это мы уже проходили в недавнем прошлом и возвращаться к нему не хочется. Демократической России более подходит идея добровольного гражданского согласия по поводу рубежей, ценностей, целей развития. Процесс усвоения, принятия нашим народом общечеловеческих ценностей, возвышающихся над социальными, групповыми, этническими интересами, уже начался. Какой же будет национальная идея, как в ней будут сочетаться традиции патриотизма, державности, социальной солидарности с общечеловеческими ценностями - покажет время. В любом случае российская национальная идея будет вырабатываться не в кабинетах, и нам нельзя как форсировать этот процесс, так и разрушать его".
В то же время не все так плохо, и нельзя категорически утверждать, что у России полностью отсутствует идеологическая база. Формализованное изложение национальных ценностей России, которые можно положить в основу национальной идеологии, содержится во вводной части Конституции Российской Федерации. В их числе: утверждение прав и свобод человека, гражданского мира и согласия; равноправие и самоопределение народов; память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость; суверенная государственность России и незыблемость ее демократической основы; благополучие и процветание России; ответственность за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями; осознание себя частью мирового сообщества21. Этот перечень был дополнен в одном из ежегодных Посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, где подчеркивается, что в основе государства, его политики должны лежать естественные ценности, такие, как безопасность, свобода, благосостояние, солидарность22.
А в Концепции национальной безопасности Российской Федерации сказано, что обеспечение национальной безопасности включает в себя защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни23.
Кроме того, в 2001 году была разработана Государственная программа "Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 гг.", а также Федеральный закон "О патриотическом воспитании граждан Российской Федерации". Все это не только хорошая основа, но и достаточно определенный фундамент для формирования системы национальных ценностей, способных стать жизненной позицией народа. Однако вышеперечисленные категории носят в большинстве своем либеральный, иногда официально декларированный характер, и мы вправе утверждать, что сегодня, как никогда ранее, отдельным народам, всему многонациональному народу России нужна своя, прогрессивная и действительно воодушевляющая и обеспечивающая их высокую социальную и общественную активность идеология. Причем в ее основе должны лежать не политические интересы различных партий, объединений, движений, течений, а ценности, проверенные тысячелетней историей развития государства Российского и его общества. Такие понятия как "Государственность", "Родина", "Патриотизм", "Отечество", "Долг", "Честь", "Достоинство" не должны ставиться под сомнение в угоду политической конъюнктуре. Эта идеология, определяющая не только политическое, но и духовное развитие нации, должна строиться на базе интересов, осознанных обществом, на лозунгах, живущих в массах народа.
Правильность нашего вывода подтверждает и Обращение российских предпринимателей к главе Российского государства и ко всем ответственным политикам, в котором сказано: "Нельзя выдумывать очередную "национальную идею". Но нельзя жить дальше без настоящей государственной идеологии, опирающейся на чаяния широких общественных слоев, имеющей почву в лучших отечественных традициях, широко и смело открытую будущему страны"24.
В конце декабря 1999 г. и.о. Президента России В.В. Путин высказал мысль о необходимости выработки национальной идеологии для современной России, как консолидирующего общество фактора, без которого невозможен выход из кризиса, и следовательно, обеспечение национальной безопасности государства. Разумеется, речь не идет о возврате к прежнему содержанию идеологической доктрины и к прежним формам идеологического контроля. Государство в лице своего руководителя, несмотря на прошлые заявления, остро почувствовало кризис, выразившийся в разрушении общественных связей, и возник своего рода социально-политический заказ на новую систему ценностей, способную консолидировать общество и укрепить безопасность России.
Исследование отечественной и зарубежной литературы показывает, что важнейшее место в разрешении создавшейся проблемы занимают вопросы согласования национальных интересов всех народов России, развития и укрепления той основы, которая связывает их между собой, определяет их стремление жить в составе единого государства. Национальные интересы - элемент сравнительно динамичный, формирующийся на базе национальных ценностей под влиянием долгосрочных тенденций общественного развития. Государство обязано выявить эти основные ценности, аккумулировать в общенациональные интересы и реализовывать их в своей практической политике. Основополагающая идея может быть только национальной, так как влияние идей осуществляется на массы не непосредственно, а через духовный уклад народа, который включает в себя сеть общих традиций, идей, чувств, верований, способов мышления. Этот духовный уклад Гюстав Лебон называет "душой народа"25.
Попытки использования заграничных идей приводят к копированию лишь внешней, формальной стороны, без проникновения в их глубинную сущность. "Россия же, - справедливо отмечал И.А. Ильин, - не есть пустое вместилище, в которое можно механически, по произволу вложить все, что угодно, не считаясь с законами ее духовного организма"26. В данном случае речь не идет о национальной идее в обывательском смысле, которая в качестве жупела используется для запугивания общества. И.А. Ильин, говоря о сущности русской идеи, подчеркивал, что "эта идея формулирует то, что русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чем он прав перед лицом Божиим и самобытен среди всех других народов. Эта идея указывает нам нашу историческую задачу и наш духовный путь; это то, что мы должны беречь и растить в себе, воспитывать в наших детях и в грядущих поколениях и довести до настоящей чистоты и полноты бытия во всем: в нашей культуре и в нашем быту, в наших душах и в нашей вере, в наших учреждениях и законах"27.
Таким образом, мы можем утверждать, что именно общенациональная идеология, как система основополагающих ценностей, идей, целей и интересов, для всех народов, населяющих Россию, позволит обеспечить единство ценностных ориентаций индивида и государства, интегрировать множество существующих социальных, конфессиональных, территориальных, этнических и иных групп в нечто целое и укреплять безопасность государства. Это подтверждает и профессор Кельнского университета У. Матц, который определяет идеологию как "систему ценностей, выступающую в качестве политического мировоззрения"28. Довольно часто характеристика ее сущности связывается с главным элементом политики - властью. По-этому и основной аспект делается на то, что "любая идеология является мировоззрением на службе у власти"29.
Рассматривая проблему формирования общей и признаваемой всеми в Российском многонациональном государстве системы целей, идей и ценностей, наиболее целесообразно, по-нашему мнению, использовать расширенное понятие национальной идеологии, когда оно характеризует не только национальные, но и социальные аспекты жизни конкретной этносоциальной общности, будь то нация-государство в виде мононационального или многонационального государства, или нации-народы и национальности, входящие в состав последнего. В этом случае национальная идеология есть присущая данной этносоциальной (национальной) общности интегральная общественная идеология, рассматриваемая с обязательным учетом как социального, так и соответствующего этнического компонента, т.е. национальных особенностей конкретного народа, нации (в любом смысле) и национальности.
Российская Федерация является многонациональным государством, но в то же время - это и национальное государство русского народа. Русские, составляя 82% населения России, являются в стране системообразующей нацией и несут особую историческую ответственность за становление российской государственности. Как самые многочисленные и являющиеся системообразующим ядром всего Российского государства, они заинтересованы в улучшении национального самочувствия не только русских, но и всех национальностей, проживающих в России, так как без этого не может быть и речи о процветающей, сильной России, а следовательно, и успешного решения в ней русских национальных проблем. Таким образом, можно предположить, что общероссийская национально-государственная идеология должна быть органичным продолжением русской национальной идеологии - русской идеи. Но это не означает слепо следовать рассуждениям тех деятелей, которые призывают к более пристальному рассмотрению проблем именно русского народа в ущемление других народов России. Их доводы основаны на мнении о признании России, по западным меркам, мононациональным государством30. Однако стоит только взглянуть на не столь длинную историю демократической России, чтобы понять, насколько опасны подобные рассуждения. Отсутствие должного внимания и неправильный подход к решению национальных проблем способны породить острые, кровавые и затяжные конфликты (например, осетино-ингушский и чеченский и др.), на фоне которых еще больше обостряются существующие социально-экономический и общественно-политический кризисы в стране. Причем русские при таких конфликтах страдают даже в большей степени, чем другие народы.
В ходе исследования базовых национальных ценностей российского общества неизбежно напрашивается вывод, что в самом общем виде его национальные ценности представляют собой ценности евразийской державы, обладающей уникальным материальным и духовным потенциалами, и поэтому сегодня, когда духовность общества подвергается серьезным испытаниям, необходимо сохранить и приумножить доставшееся нам в наследство бесценное достояние во всех сферах жизни в виде философских, политических, религиозных, научных, морально-этических, художественных и иных ценностей. Нужно найти те идеи, теории и духовно-практические компоненты общественной жизнедеятельности, которые помогут становлению и совершенствованию российского общества.
Каким же образом, на наш взгляд, может быть выстроена система духовных ценностей, на которую можно было бы ориентировать процесс обеспечения безопасности России? Во-первых, формирование и развитие духовных ценностей, как фундамента безопасности государства, может осуществляться с учетом новых реалий в мире, изменившихся военно-доктринальных взглядов на роль и место вооруженных сил в обществе, их социальное назначение, функции и задачи31. Во-вторых, нельзя забывать, что в последние годы ушедшего столетия довольно явственно и четко обозначились те общие идеи и ценности, которые объединяют сегодня подавляющее большинство граждан России. В-третьих, политические права и свободы, право иметь собственность и без ограничений распоряжаться ею, право на личную инициативу и предпринимательство в глазах миллионов россиян, бесспорно, преобладают над узкими групповыми, этническими, классовыми интересами. В-четвертых, наших сограждан все более объединяет стремление к устойчивому, поступательному, динамичному развитию общества, которое позволило бы каждому, полагаясь на нерушимую силу закона, творчески и продуктивно трудиться, сполна используя те богатые возможности, которые открывают гражданские и экономические свободы.
С учетом вышеизложенных положений, реалий сегодняшнего дня и перспектив развития Российского государства представляется целесообразным, что основу процесса обеспечения безопасности России могут составить четыре взаимосвязанные, выделенные нами, группы ценностей.
Первая - общечеловеческие ценности. Их содержание составляют научно-мировоззренческие знания и представления российских граждан о противоречивом, но целостном и взаимосвязанном мире, необходимости обеспечения выживания человеческой цивилизации перед угрозой гуманитарной, экологической и ядерной катастрофы. Наиболее важными из них, по-нашему мнению, являются: признание человека, его жизни, прав и свобод высшей ценностью; отказ от ядерного оружия и войны как средства разрешения межгосударственных противоречий; широкое внедрение в практику международных, в том числе и политико-правовых, отношений, мер доверия, сотрудничества, норм международного гуманитарного права; решительное осуждение всех форм человеконенавистничества, расизма, национализма, религиозного и идеологического фанатизма; активные совместные действия по защите и оздоровлению окружающей среды; ненасилие как основа жизни человеческого общества.
Вторая группа - государственные ценности. Основными из которых, думается, должны стать: защита политических, социально-экономических, геополитических, духовных интересов россиян, их свободы и независимости, суверенитета и целостности страны; верность Конституции и закону.
Третья группа - ценности личности как гражданина своей страны. Главными составляющими этой группы, по-нашему мнению, могут быть: патриотизм, верность Конституции Российской Федерации, державность, готовность служить Отечеству; уважение к законам государства, нормам права и общественной морали; национальное самосознание; гордость за принадлежность к России, уважительное отношение к ее истории; уважение национальных чувств, языка и культуры народов России, религиозно-конфессиональная терпимость; высокая культура поведения, этика общения, эстетическое отношение к действительности, забота об охране окружающей среды.
Четвертая группа - профессиональные ценности. Это прежде всего те, которые определяют смысл и значение отношения гражданина России к выполнению конституционного долга - обеспечение безопасности своей Родины. В сегодняшних условиях характерной особенностью русской нации является то, что главный упор сознательные граждане в своей жизнедеятельности делают на формирование и совершенствование духовных ценностей, связанных с профессиональной деятельностью, т.е. на профессиональные ценности. Опыт показывает, что основными из них являются: высокое профессиональное мастерство; профессиональная культура; служебная компетентность; крепкая дисциплина и организованность; чувство профессиональной чести и достоинства, уважение к истории и лучшим традициям Российского народа и др. Концентрированным выражением профессиональных ценностей является профессиональное мастерство - необходимое условие достижения успеха в ратном труде по обеспечению безопасности Российской Федерации.
Безусловно, представленные группы духовных ценностей не разрознены, они взаимосвязаны, составляют единое органическое целое. И в этом смысле, по-нашему мнению, они представляют ту содержательную модель, которая может служить идейно-методологи-ческим ориентиром в процессе обеспечения безопасности России.
Можно возразить, что часть перечисленных выше ценностей присуща любой стране, ибо все народы любят свою родину. Тем не менее, у этих национальных ценностей в России есть свои особенности, отражающие присущие только им черты. Кроме того, необходимо отметить, что наряду с рассмотренными тенденциями формирования духовных ценностей граждан России имеют место и ряд других32.
Естественно, каждая из входящих в эту систему национальных ценностей представляет собой целый мир, исследование которого - отдельная, чрезвычайно серьезная, ответственная тема, выходящая за рамки нашей работы. Здесь же, на наш взгляд, будут уместны некоторые замечания, позволяющие обозначить принципиальные, по сути, ментальные параметры основных национальных ценностей, положенных нами в идейно-теоретическую основу безопасности России.
Для задач дня сегодняшнего ценность российской государственности можно сформулировать следующим образом. Россия - государство с давними, уходящими в глубину столетий традициями, и, вместе с тем, Россия - молодое государство, что обязывает его не повторять ошибок, избегать устаревших форм и конструкций. Россияне - нация с глубокими историческими корнями, и, вместе с тем, - это молодая нация, призванная воссоздать утраченную государственность. Не в изоляции, а в содружестве с государствами Европейского сообщества. Все проживающие в России нации, наряду с титульной нацией составляют народ России с равными правами, обязанностями и возможностями.
Весьма существенная роль в ряду средств формирования духовных основ безопасности государства принадлежит национально-государственной самоидентификации. Именно она лежит в основе любви к Родине, т.е. патриотизма. Все великое и все гениальное, по мнению И.А. Ильина, родится "в лоне национального опыта, духа и уклада"33.
Рассматривая патриотизм как нравственную категорию, которая влияет на политическую, социальную и экономическую жизнь любой страны, можно утверждать, что патриотические устремления должны концентрироваться на том, чтобы сделать Россию сильной, развитой и процветающей державой. Однако он не имеет ничего общего с шовинизмом и национализмом, основывается на тысячелетней истории российской государственности и формирует у граждан России следующие личностные качества: нравственно-гуманистические идеалы; гражданственность; конституционно-государственные, профессиональные и культурно-духовные ценности34. Смысловое наполнение патриотизма зависит от конкретно-исторических условий жизни общества, политики господствующих классов, групп, целей и задач, стоящих перед ними. Патриотизм - это ядро, главный критерий оценки гражданственности, степень ее развитости. Для подлинного патриотизма первостепенное значение имеет национальная святыня, определяющий символ, в качестве которого выступает Родина, находящаяся в опасности (1380, 1612, 1812, 1941-1945 гг.). Вера в Родину, вера в свой народ, вера в справедливость защищаемых идей весьма важна в обеспечении безопасности своей страны, ибо вера - это "центр твоей жизни", в ней "пребывают твои чувства и воображение", за нее "ты идешь на жертвы"35.
Патриотическое единение есть разновидность духовного единения. В многонациональной России патриотизм выступает как в виде национального патриотизма, который присущ каждой в отдельности нации России и проявляющийся в любви к своему народу, к его прошлому, в преданности своей национальной культуре и традициям, так и в виде общероссийского патриотизма, выступающего по отношению к России как государству в целом. При этом национальный и общероссийский патриотизм не противоречат, а дополняют друг друга, если национальный патриотизм не вырождается в национализм, враждебное или пренебрежительное отношение к национальной культуре, ценностям и достижениям других российских народов.
Отдельно необходимо выделить и такую традиционную ценность российского общества, как державность, которая представляет собой твердое понимание того, что в силу своей истории, культуры, экономического потенциала, талантливости народа Россия была и будет сильной страной, это признание той истины, что крепкое государство для россиянина - источник и гарант безопасности. Исторический опыт показывает, что сложность в реализации идеи державности состоит в том, что, с одной стороны, она может вылиться в экспансию, создание режима, решающего свои проблемы за счет искусственного поддержания напряженности и связанной с этим необходимости постоянного подтверждения, в том числе силового, прав и статуса державы в отношении субъектов, а, с другой стороны, в случае чрезмерного акцентирования внимания именно на "русской державности", ее может не поддержать часть населения России, не отождествляющая себя с русскими.
Другой, не менее важной, составляющей основой формирования национально-государственной идеологии России является выявление общероссийских национальных интересов, как совокупности осознанных и сбалансированных потребностей российского общества, государства, всего многонационального народа России в различных областях и сферах деятельности общества и государства. Ибо в основе системы национальных интересов России находится человек, семья и общество, их права, свободы, гарантии совершенствования и развития.
В ходе поиска и определения ценностных составляющих государственной идеи нельзя не учитывать религиозные ценности верующих людей. Ведь для них наивысшей ценностью выступает религия, как таковая. Религия, особенно в прошлом, освещала крупные исторические события, выдающиеся проявления национального патриотизма (Битва на поле Куликовом и роль в ее подготовке Сергия Радонежского и т.п.). Религия освещает национальность личности, а следовательно, определяет отношения к ее святыням, накладывает отпечаток на отношение к другим народам. Идея религии, как основа возрождения духовности в сегодняшний постперестроечный период, привлекает внимание многих. В ее пользу говорит увеличивающийся интерес к церкви. Ее стали посещать не только простые граждане, но и высокопоставленные представители российского государственного аппарата. А в США, например, "вера в бога" официально провозглашена национальным девизом.
Таким образом, проведенное исследование проблемы, полученные в ходе него классификация и структурирование национальных ценностей, интересов и целей России позволяет нам сделать вывод, что идейно-теоретической основой безопасности России должна стать новая российская идея, представляющая собой интегральное соединение универсальных, общечеловеческих ценностей с исконными российскими ценностями, выдержавшими испытание временем.
Социально-политологический анализ духовного мира россиян показывает, что и идеология и государственное устройство России, несмотря на демократический антураж, остаются в глубинной основе своей псевдостарорусскими. Мы имеем единовластного Президента Российской Федерации, т. е. самодержавие. Мы имеем сильную Православную церковь во главе со Святейшим Патриархом Всея Руси. Мы имеем мощные СМИ, манипулирующие сознанием индивидов. Нет только одного - объединяющей народ стратегической цели существования государства и проводимых реформ. Есть самодержавие и православие, а народности нет. Народу абсолютно безразлично, что сегодня обещает власть. Народ знает, что раз нет цели у государства, то все декларации власти - однодневные и не имеют к нему, народу, никакого отношения. Чтобы объединить, поднять, направить народы России на большие дела, нужна вдохновляющая идея, Великая Цель. В России меркантильные соображения всегда были вторичны по отношению к задачам духовным. На первом плане всегда для русского человека был смысл жизни, духовность, ощущение государственного единства, совпадение жизненных интересов человека с жизненными интересами государства. Сохранение самоидентичности России без подобной государственной идеологии невозможно. Народ ждет от власти именно такую идеологию просвещенного патриотизма, интегрирующего ценности демократии.
Исходя из вышеизложенного наиболее приемлемой для укрепления безопасности России на современном этапе ее развития представляется идея государственной идеологии патриотизма. Ибо государственно-патриотическая идея обладает для России наибольшими возможностями. Это обусловлено тем, что: во-первых, она является политически нейтральной, не связанной с какими-либо классово-политическими, партийными интересами, она по своей сути является общероссийской; во-вторых, Отечество - понятие интернациональное, оно не подвержено ни великодержавным, ни националистическим амбициям; в-третьих, идеи патриотизма приемлемы для всех религий, они обеспечивают полипрофессиональное единство; в-четвертых, это консолидирующая идея имеет понятный всем механизм ее реализации, она настолько общезначима, что непатриотизм, нанесение вреда своему Отечеству все еще считаются на Руси не только незаконным, но и аморальным святотатством, нарушением незыблемого завета предков.
Таким образом, несмотря на выявленные нами коллизии в праве России мы можем утверждать, что государственная идеология особенно важна в России в силу ее исторического развития, коллективистского сознания граждан, не мыслящих себя вне государства. Она содержит в себе принципы и идеи экономической организации общества, суть которых в самом общем виде можно выразить так: обогащая государство, обогащаешь себя. Государство в системе идеологических ценностей выступает как неизбежное условие морально-психологической стабильности общества. При этом фундаментальная роль идеологии в обеспечении безопасности государства обусловливается ее способностью оказывать при определенных условиях могучее воздействие на морально-психологическое состояние нации. К этому нужно добавить, что в современных условиях развития России возросшая роль идеологии обусловлена также тем, что значительно расширились и усовершенствовались средства ее внедрения в сознание общества.


Г л а в а V
ОПАСНОСТИ И УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ
РОССИИ В XXI ВЕКЕ

Объективные условия современности, когда военная мощь перестала быть абсолютным гарантом полной безопасности, а тенденции к целостности, взаимообусловленности и взаимозависимости мирового сообщества становятся преобладающими, заставили по-иному взглянуть на проблему обеспечения безопасности Российской Федерации. Геополитическая ситуация в мире на рубеже XX и XXI веков бурно изменяется и характеризуется постоянными столкновениями политических, экономических и военных интересов стран и коалиций государств. При этом полного отказа от силовых решений в конфликтных ситуациях ожидать не приходится. В качестве доказательства сделанного нами вывода хотелось бы привести выдержку из доклада директора ЦРУ США Дж. Тенета перед сенатским комитетом по разведке в 2001 г.: "Еще одна страна, преследующая цель быть признанной великой державой, - это Россия. Разрешите мне быть абсолютно искренним. Почти нет сомнений, что президент Путин пытается восстановить некоторые черты советского прошлого - статус великой державы, сильную центральную власть и стабильное и предсказуемое общество - иногда за счет соседних государств или гражданских прав отдельных россиян... . Война в Чечне разрушает моральное состояние, а значит, и эффективность вооруженных сил. Несмотря на превосходство в силе, Москва оказалась в безвыходном положении, части подвергаются постоянным атакам со стороны боевиков. И конец не близок. Тысячи россиян погибли в Чечне, и Российскую армию обвиняют в жестоком обращении с мирным населением. Растет недовольство войной со стороны общественности"36. Это еще раз подтверждает, что угрозы национальным интересам России в различных регионах мира не могут считаться маловероятными и нереальными, как это делается, к сожалению, многими российскими аналитиками и политиками.
Ранее мы уже отмечали, что к основным объектам безопасности относятся:
личность - ее права и свободы;
общество - его материальные и духовные ценности;
государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.
Как показывает мировой опыт, чтобы оценить истинное состояние безопасности, необходимо выявить характер угроз и опасностей, с которыми государство может столкнуться в ближайшие 3-5 лет, среднесрочной (5-10 лет) и долгосрочной (15-20 лет) перспективе.
Среди внешних факторов, влияющих на безопасность России, наиболее существенными являются следующие:
состояние мировой экономики, общий цивилизационный уровень развития сопредельных государств и их ресурсный и сырьевой потенциал;
положение государства среди основных центров геополитических сил в мире;
вызовы современности;
наличие выходов к морям и другим мировым транспортным коммуникациям;
географические условия театров военных действий;
направленность миграционных процессов;
развитость институтов международной и региональной безопасности;
наличие и развитость международных институтов, вырабатывающих общие нормативно-правовые акты в различных сферах безопасности;
наличие межрегиональных, трансконтинентальных международных экономических сообществ, развитость взаимовыгодной торговли;
уровень развития международного научно-технического обмена;
эффективность деятельности организаций по предотвращению экологических кризисов и природно-климатических катастроф;
направленность деятельности международных организаций по освоению космического пространства;
уровень развитости и направленность взаимоотношений между различными религиозными конфессиями на международном уровне и в конкретном регионе;
наличие и направленность деятельности военно-политических блоков;
активность и направленность деятельности в регионе международных мафиозных и террористических организаций, а также целый ряд других факторов, формирующихся на сопредельных с государством территориях и воздействующих прямо или опосредованно на его безопасность.
Современный общий цивилизационный уровень развития сопредельных государств в основном благоприятно сказывается на внешней безопасности Российской Федерации. Окружающие Россию страны вступили в постиндустриальный этап цивилизационного развития, имеют развитую экономику, придерживаются либеральных ценностей в отношении личности и общества. Вместе с тем, в странах ближнего и дальнего зарубежья наблюдаются неблагоприятные экономические и экологические тенденции, негативные тенденции в социальной сфере. В мировой экономической сфере ситуация остается противоречивой. Роль признанного экономического лидера по-прежнему удерживают США. В то же время набирает силу процесс постепенного слияния экономических структур Европейского сообщества и расширения этой экономической зоны за счет новых европейских государств с лидирующим положением Германии. В этой связи возрастает роль экономической конкуренции как дестабилизирующего фактора.
Нестабильной остается экономическая ситуация в восточно-европейских странах, на Ближнем Востоке и в Южной Азии. Наряду с дифференционными процессами стран региона заметно стремление отдельных стран (Судан, Йемен, Мавритания) укрепить экономические связи с влиятельной группой нефтедобывающих стран (Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты). Экономическая обстановка в Азиатско-Тихоокеанском регионе традиционно определяется лидирующей ролью Японии. Вместе с тем, заметно усиливается ее влияние на экономику стран других регионов.
В целом анализ экономической ситуации в мире свидетельствует о наметившейся тенденции создания трех торгово-экономических зон под эгидой США, Японии и Германии, умаления влияния Российской Федерации на единое экономическое пространство, блокирования попыток и возможностей России выйти на мировой рынок высоких технологий.
Однако нельзя не учитывать при этом, что Центры исследования, Римский клуб, политики, некоторые руководители Америки сами говорят, что дальнейший путь США - это путь в никуда. "Если Америка не откажется от роли планетарного желудка, переваривающего и засасывающего все, если не будет моральных ограничителей, то нас ждет глобальная катастрофа"37.
Кроме того, Азия также постепенно становится регионом, в котором может возникнуть крупномасштабное международное соперничество. Наряду с широкой полосой нестабильности, "протянувшейся" от Ближнего Востока до Северо-Восточной Азии, здесь сосредоточена неоднородная смесь крепнущих и слабеющих региональных государств. Для правительств некоторых из них существует реальная опасность быть свергнутыми внутренними радикальными или экстремистскими политическими силами или движениями. Многие из этих стран обладают достаточно мощными вооруженными силами, а также потенциалом, достаточным для разработки или приобретения оружия массового уничтожения.
В мировом рынке разделения труда все более отчетливо проявляется стремление развитых стран указать место России как сырьевому придатку мировой экономики. Российская Федерация не смогла еще в полной мере интегрироваться в новую систему международных отношений и не имеет каких-либо экономических и военных союзников. Не налажены нормальные партнерские отношения с бывшими советскими республиками. Достигнутые экономические и военные соглашения со странами СНГ носят декларативный характер. Деградирует общее экономическое пространство.
Негативными тенденциями характеризуется экологическая обстановка в мире. Ее характерными чертами являются истощение природных ресурсов, периодическое возникновение обширных зон экологических бедствий и катастроф, деградация возобновляемых природных ресурсов. Для большинства стран характерно широкое применение экологически несовершенных технологий в промышленности, сельском хозяйстве, энергетике, транспорте. Реальную угрозу интересам России представляет тенденция использовать ее территорию для размещения вредных отходов химической и атомной промышленности развитых стран Европы.
Нарастают негативные тенденции в мировой социальной сфере. Отмечается увеличение удельного веса больных, инвалидов, людей, страдающих от голода и недоедания, употребления некачественной воды. Остается высокой доля безграмотных и безработных (по официальному показателю уровня безработицы Россия пока входит в число наиболее благополучных стран, занимая примерно 7-е место в мире. Однако по классификации Международной Организации Труда в России насчитывается более 5 млн. безработных. Примерно столько же трудятся неполную рабочую неделю или находятся в вынужденном отпуске), снижается уровень материального обеспечения населения. Расширяются до угрожающих размеров миграционные процессы. Ухудшаются показатели физического и умственного развития людей.
Процесс выявления источников опасностей и угроз требует ясного понимания их общих и специфических признаков. Источники опасности для безопасности государства находятся в самых различных сферах жизнедеятельности общества. Представляется, что наиболее существенные из них скрыты в сферах политических отношений государства, классов, социальных групп общества; экономических отношений; духовно-идеологической, этно-национальной и религиозной, а также в экологической сфере и сфере обеспечения информационной безопасности и др.
В связи с этим, наиболее целесообразным было бы провести анализ тенденций развития современной международной обстановки в мире и особенно по всему периметру границ России по алгоритму: мировое сообщество - регион - государство и попытаться спрогнозировать вероятные аспекты ее развития. Это даст нам возможность путем моделирования различных возможных ситуаций выявить источники и характер потенциальных угроз России и ответить на волнующий многих россиян вопрос: "Существует ли сегодня непосредственная угроза безопасности России, и если да - откуда она исходит, каков ее характер, каковы должны быть меры защиты?".
Причем динамику и основные тенденции развития обстановки в мире, как совокупности отношений государств, их блоков и коалиций, целесообразно оценивать и прогнозировать не только с точки зрения интересов России, но и на основе анализа аналогичных элементов системы обеспечения безопасности потенциальных союзников и противников. Это позволит нам оценить не абсолютный, а относительный характер угроз ее безопасности.
Состояние и перспективы развития современной международной обстановки определяются качественным совершенствованием средств, форм и способов межгосударственной борьбы, увеличением ее пространственного размаха и тяжести последствий, распространением на новые сферы. Возможность достижения целей непрямыми, неконтактными действиями предопределяет особую опасность современных международных отношений, возможных межгосударственных конфликтов для народов и государств, международной стабильности и мира, обусловливает жизненную необходимость принятия исчерпывающих мер для их предотвращения, мирного урегулирования противоречий на ранних стадиях их возникновения и развития.
Так в период с 1055 по 1462 г. на Русь было осуществлено 245 нашествий. Из 537 лет, прошедших со времен Куликовской битвы до момента окончания первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года. При этом история государства Российского свидетельствует, что подавляющее число войн против него приходилось на период становления государственности, неустойчивое ее международное положение и Смутное время.
Мировой опыт показывает, что обострение межгосударственных противоречий постоянно таит в себе опасность применения силы для их разрешения. Всякая потенциальная опасность может перерасти в реальную, а затем и угрозу для существования данной страны. И опасность и угроза являются своеобразными характеристиками реально существующих отношений между коалициями государств, отдельными странами или различными политическими силами внутри них.
Анализируя сегодняшний этап развития международной обстановки в мире и формирования структур безопасности, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что он характеризуется резким нарастанием взаимозависимости, "проницаемости" по вертикали и горизонтали. Дают о себе знать попытки извлечь корысть из нового соотношения сил на международной арене, затеять очередной тур "геополитических игр" с угрозой возобновления напряженности и гонки вооружений (например, выход США из Договора по ПРО). В то же время мир действительно целостен, и в этом плане возрастает возможность формирования новых структур в сферах политики, коалиционного, информационного и духовного взаимодействия, а также в сфере обеспечения безопасности.
С другой стороны, при формировании более сложных по своей композиции и структуре геополитических конструкций могут произойти без - подчеркнем это - достаточных страхующих механизмов (а это, именно, и есть условия нынешнего переходного периода) нарушения в деятельности всей системы безопасности при "выбытии" (или при сбое в функционировании, ошибках в целеполагании) не только "центральных", ключевых, но в ряде случаев и периферийных элементов. И в этом кроется серьезная опасность для всей структуры безопасности, ее устойчивости и стабильности по вертикали и горизонтали, в пространстве и времени.
В целом на формирование международной обстановки в мире сегодня воздействуют следующие факторы:
использование военно-силовых акций в качестве средства "гуманитарного вмешательства" без санкций Совета Безопасности ООН, в обход общепризнанных принципов и норм международного права;
глобальное распространение террористических и экстремистских движений и групп;
снижение опасности развязывания крупномасштабной войны, в том числе ядерной;
формирование и укрепление региональных центров силы;
нарушение отдельными государствами международных договоров и соглашений в области ограничения вооружений и разоружения;
сохраняющиеся кризисные тенденции экономического и социального развития государств;
межклановые и межэтнические противоречия, дестабилизирующие как внутриполитическое, так и внешнеполитическое положение многих стран центрально-азиатского и ближневосточного регионов;
неурегулированность внешних территориальных проблем;
рост влияния исламского фактора на формирование основ как внутренней, так и внешней политики;
использование субъектами международных отношений информационных и других (в том числе нетрадиционных) средств и технологий в агрессивных (экспансионистских) целях;
соперничество государств за раздел сфер влияния в политике и экономике.
Вот, например, как оценил в 2000 г. ситуацию в мировом сообществе министр обороны США в ежегодном докладе президенту и конгрессу: "В настоящее время у США нет глобального соперника и вряд ли он появиться, по крайней мере, до 2015 года"38.
Возможные угрозы безопасности России в данном контексте могут быть связаны в основном со следующими факторами:
качественным и количественным наращиванием мощи вооруженных сил другими странами в регионах, прилегающих к нашей Государственной границе;
наличием очагов вооруженных конфликтов прежде всего вблизи границ России и ее союзников;
территориальными притязаниями, неурегулированными вопросами о разграничении территории, экономических зон и континентального шельфа;
ущемлением экономических интересов государства и посягательствами на его природные богатства;
интенсивной и противоправной разведывательной деятельностью других государств;
нравственно-психологической экспансией;
международным терроризмом.
Указанные факторы могут послужить при определенных условиях предпосылками возникновения инцидентов и конфликтов между государствами, локальных и региональных войн, вероятность которых в последнее время резко возросла. Потенциальная угроза их возникновения существует во многих регионах мира, в том числе практически на всем протяжении границ Российского государства.
В качестве справки хотелось бы отметить, что Россия граничит с 16 государствами. Протяженность границ Российской Федерации - 60 тыс. 932,3 км (сухопутных - 14 тыс. 509,3 км; морских - 38 тыс. 807 км; речных - 7 тыс. 141 км; озерных - 475 км). Площадь исключительной экономической зоны составляет 8,6 млн. км?. Граница, унаследованная от СССР, оформленная в международно-правовом отношении, составляет 9 тыс. 850 км (8 сопредельных государств). В то же время граница, не оформленная в международно-правовом отношении, - 13 тыс. 599 км (8 сопредельных государств). Но и это еще не все. Из 89 субъектов Российской Федерации 45 (51%) являются приграничными. Из них 24 субъекта оказались приграничными впервые.
Вокруг России образовалось три "кольца" государств, занимающих различные позиции по отношению к национальным интересам России. Первое "кольцо" - ближнее зарубежье - образуют самостоятельные государства, вышедшие из Советского Союза. Второе "кольцо" образуют североевропейские государства и государства-участники Организации Варшавского Договора - среднее зарубежье. Третье "кольцо" - дальнее зарубежье - составляют государства на Западе, Юге и Востоке.
Основными геополитическими центрами силы в настоящее время являются США, Германия, Япония, Индия и Китай. У каждого из перечисленных центров отчетливо определились свои интересы в мире и в конкретных регионах. Эти интересы, зачастую, не совпадают с интересами Российской Федерации.
Сегодня можно предположить, что основные внешние угрозы безопасности России обусловлены следующими факторами:
стремлением США и их союзников принизить роль существующих механизмов обеспечения международной безопасности, прежде всего, ООН и ОБСЕ;
опасностью ослабления политического, экономического и военного влияния России в мире;
укреплением военно-политических блоков и союзов, прежде всего, расширением НАТО на восток;
появлением в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз (Узбекистан, Таджикистан, Грузия, Киргизия);
продолжающимся распространением оружия массового уничтожения и средств его доставки;
усилением центробежных процессов в СНГ;
возникновением и эскалацией конфликтов вблизи Государственной границы России и внешних границ СНГ (Таджикистан, Абхазия, Молдова и др.);
территориальными притязаниями к России.
Преодоление глобального мирового противостояния, начавшийся в конце ХХ века процесс расширения международного сотрудничества в различных областях заложили основы для улучшения международного климата, налаживания партнерского взаимодействия России с другими государствами и значительного снижения угрозы нарушения стабильности в мире. Однако события 1999 и 2001 гг. перечеркнули позитивные изменения в международной обстановке. Агрессии против Ирака, Югославии, терракты в США, антитеррористическая операция США и их союзников в Афганистане, на Филиппинах и в других странах-рассадниках международного терроризма - во всем этом отчетливо просматривается тенденция на усиление борьбы за мировое господство. В этих условиях Североатлантический альянс сделал ставку на слом существующей системы международной безопасности, основанной на принципах Устава ООН и международного права, и создание нового, выгодного только ему мирового порядка, базирующегося на глобальном лидерстве США, опирающегося на военную мощь НАТО.
Трансформация НАТО отражает стремление США сохранить контроль над странами Европы, ограничить их суверенитет и ущемить их экономические интересы. Новый мировой порядок, по утверждению известного американского политолога З. Бжезинского, строится "...при гегемонии США против России, за счет России и на обломках России".
По мнению военно-политического руководства США, роль Америки в обеспечении международной безопасности уникальна. Именно она является основой многих разнообразных союзов и дружественных организаций, обеспечивает поддержание в мире атмосферы стабильности и уверенности, крайне необходимой для экономического процветания, плодами которого пользуется большая часть государств. В своих выступлениях США предупреждают всех тех, кто попытается угрожать их благополучию или благополучию партнеров и союзников США, о том, что попытки насилия и агрессии с их стороны заведомо обречены на провал.
Это подтвердили и события в Югославии в 1999 г. Однако их реальность, как оказалось, не имеет ничего общего с созданными США мифами. Анализ этой агрессии показал, что, во-первых, в самой НАТО нет равноправных членов, а есть США и находящиеся в их прямой зависимости страны Европы. Во-вторых, одновременно США решили и другую стратегическую задачу: создали на десятилетия вперед незаживающую рану для своего главного экономического соперника - Европы, которая непременно будет использоваться как мощный инструмент политического и экономического давления. А заодно и предупредили всех - так будет с каждым, кто вздумает ослушаться. Это теперь называется новым порядком в мировом сообществе.
Как известно, официальные торжества по случаю 50-летия НАТО в Вашингтоне в апреле 1999 г., проходившие на фоне военной агрессии против суверенной Югославии, завершились принятием новой стратегической концепции НАТО. Отныне усилия США и НАТО направляются на опережающее формирование благоприятной стратегической среды, способствующей достижению политических и экономических целей альянса в жизненно важных для них регионах (а это практически весь мир). При этом поводом для военного вмешательства считаются: "угнетение народов; этнические конфликты; экономические бедствия; крах политического строя; распространение ОМП; нарушение притока жизненно важных ресурсов".
В новой "Стратегической концепции НАТО" нет ни слова об "общечеловеческих интересах" или равной безопасности для всех стран. В "Стратегии национальной безопасности" США как ведущей мировой державы со всей определенностью сказано: "Наша стратегия национальной безопасности формируется, исходя из американских интересов и ценностей. США несут глобальную ответственность за защиту демократии в планетарном масштабе, имеют жизненно важные интересы во всех регионах мира". Теперь и стратегическая концепция НАТО ориентирована не на оборону, а на превентивные действия за пределами зоны ответственности НАТО. Главный упор в политике делается на военную силу.
В чем же причины, побуждающие НАТО, грубо игнорируя интересы России, стремиться к расширению блока?
В докладе руководства НАТО, в том числе в выступлениях ее генерального секретаря, постоянно подчеркивается, что задачи НАТО в перспективе будут определяться "рядом важнейших вопросов: единство, сотрудничество, партнерство и расширение НАТО; предотвращение конфликтов и преодоление кризисов...". Упор в политической сфере делается на сохранение "единства", что зачастую воспринимается как дежурная фраза.
Однако на самом деле проблема здесь значительно сложнее. В былые времена единство блока обеспечивалось умело культивировавшимся страхом перед "коммунистической агрессией". Теперь же этот консолидирующий фактор отсутствует, и закономерно возникает сомнение в целесообразности суммирования в рамках НАТО общих дорогостоящих усилий против несуществующего врага. Исчез основной побудительный мотив, определявший судьбу организации. Это, на наш взгляд, вынуждает НАТО активизировать поиск новых видов своей деятельности, которые обеспечивали и объясняли бы смысл его дальнейшего сохранения. Блоку НАТО потребовалось срочно подтверждать свое право на существование и способность быть на что-то пригодным, и не только в европейском масштабе. Для этого используются страх перед "непрогнозируемой Россией", "чеченский кризис", присвоение себе миротворческих функций ООН в бывшей Югославии, уничтожение международных террористических организаций в других странах без их согласия и др.
Расширение блока НАТО, являющегося детищем "холодной войны", которому не сопутствует уточнение или корректировка его политических задач, означает совершенствование тех структур безопасности в Европе, которые имели в течение десятилетий милитаристскую основу и приоритетное использование военной силы при решении спорных проблем. Кроме того, неоднозначное отношение к этому военно-политическому союзу в условиях отсутствия устойчивой стабильности, наличия нерешенных территориальных проблем у восточноевропейских государств, увеличит вероятность возникновения вооруженных конфликтов, создаст побудительные причины для применения военно-силовых способов решения сложных политических проблем.
Дальнейшие практические шаги по реализации концепции в военной сфере намечены и в реформировании военной структуры НАТО. Расширяется Европейское командование. В его зону ответственности дополнительно включены Россия, Эстония, Латвия, Литва, Молдова, Украина, Белоруссия, Грузия, Армения и Азербайджан. В зону ответственности Центрального командования попали государства Персидского залива и Каспийского моря, в том числе Туркменистан, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Следовательно, трансформация НАТО в наступательный блок уже ведет к активизации территориальных и этнических конфликтов, к резкому нарушению стабильности как в Европе, так и на Ближнем Востоке, длительное время находившихся в латентном состоянии.
Таким образом, все постсоветское пространство оказалось в зоне жизненных интересов США и НАТО. И в ближайшем будущем не исключено, что на территории бывших советских республик, да и в самой России может возникнуть ситуация, весьма сходная с югославским кризисом. Так, по данным разведслужбы министерства обороны США, еще в 1994 г. прогнозировалась возможность 12 вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР. По расчетам в этих конфликтах могло погибнуть в результате военных действий 523 тыс. чел., от болезней - 4,24 млн. чел., пострадать от голода 88 млн. чел., число беженцев могло достигнуть 21,67 млн. чел.39 История показывает, что во многом эти прогнозы сбылись (Чечня, Таджикистан, Молдавия, Грузия, Азербайджан, Армения, Абхазия и др.).
Однако, занимая уникальное евразийское положение, Россия, с учетом все возрастающего информационно-психологического давления Запада, не вправе забывать об угрозах с других направлений.
27-30 октября 2000 года РИА "РосБизнесКонсалтинг" провело электронный опрос на тему: "Что будет главной угрозой безопасности людей в следующем десятилетии?". Результаты были получены следующие: ухудшение экологической ситуации считают главной угрозой безопасности людей 27%; техногенные катастрофы станут основной опасностью, уверены 18%; 14% убеждены, что это будет терроризм; 13% опрошенных считают, что главную опасность составят межнациональные конфликты, а 10% думают, что это будут религиозные конфликты. При этом глобальных экономических кризисов опасаются 9% человек, военных конфликтов - 5% и 4% назвали другие угрозы.
Известно, что источником опасностей являются противоречия, которые могут быть внешними и внутренними для страны. В разрешении этих противоречий одни аналитики и эксперты делают акцент на мирные, политико-дипломатические средства, другие же - на военно-силовые, что не может не повлиять на понимание сути самого явления. Более обоснованным представляется подход, сочетающий в себе обе указанные позиции. При этом мирные политико-дипломатические и военно-силовые средства дополняют друг друга, взаимно повышают эффективность их применения.
Оценка международной обстановки, с точки зрения обеспечения безопасности России, сопряжена со значительной неопределенностью в отношении потенциальных источников угроз, приемов и способов нарушения стабильности в мире в будущем, а также форм, в которых воплотятся эти угрозы. История наглядно показала, что стремительные и неожиданные перемены, такие, как распад Советского Союза, могут в корне изменить международную стабильность в мире. Кроме того, она свидетельствует, что новые технологии могут изменить формы межгосударственного противостояния и саму природу межгосударственных конфликтов настолько кардинально, что концепции безопасности ряда великих держав не будут отвечать требованиям времени. Несмотря на то, что существование феномена неопределенности является основной сложностью при планировании безопасности России, некоторые особенности и тенденции развития обстановки в мире характеризуют не только нынешние международные вызовы, но также высвечивают крайне сложные, с точки зрения на обеспечение безопасности страны, проблемы, которые придется решать в будущем в этом процессе.
Исходя из такого понимания, что же мы имеем по периметру наших государственных границ?
На Севере (относительно благополучном в этом плане) отношения России и Норвегии осложнены неурегулированностью вопроса границы континентального шельфа и между экономическими зонами. В определенной перспективе можно ожидать от норвежского руководства намерений по пересмотру разграничения арктических вод, континентального шельфа и экономических зон. В последние годы четко обозначилась тенденция введения в одностороннем порядке Норвегией квот вылова рыбы, невыгодных для России. Уже сейчас отмечается интенсивная деятельность государств-членов НАТО по освоению архипелага Шпицберген, использованию здесь существующей инфраструктуры военно-воздушными и военно-морскими силами блока и созданию новой, более совершенной. В будущем, вполне вероятно, Норвегия может отказаться от демилитаризованного статуса Шпицбергена, который определялся многосторонним Парижским договором от 9 февраля 1920 г., и попытаться вытеснить Россию с архипелага.
Можно также прогнозировать, что в перспективе будет возрастать интенсивность разведывательной деятельности и проведения учений в этом регионе, а также освоения театра натовскими воинскими формированиями.
Настораживает и постепенный отход от традиционного нейтралитета Финляндии и Швеции. Тем более что ряд политических кругов Финляндии уже предъявил территориальные претензии к России.
Кроме того, американским военно-политическим руководством и его союзниками под прикрытием научно-исследовательской деятельности осуществляются широкомасштабные разведоперации по изучению и освоению Арктического бассейна своими подводными и противолодочными силами. Наряду с военной направленностью в этой деятельности также явно прослеживается интерес ряда западных держав к перспективному экономическому освоению российской Арктики, в том числе трассы Северного морского пути.
Нельзя не отметить и продолжающиеся территориальные претензии на Северо-Западе России: Эстонии на Кингисепский район Ленинградской области, Латвии - на район Псковской области, Финляндии - на часть Карелии.
На Западе источниками напряженности могут стать следующие тенденции.
Во-первых, выдвигаемые в Литве, Польше и ФРГ требования уменьшить группировку российских войск, а затем полностью демилитаризовать Калининградскую область. Политические круги ряда европейских стран считают группировку Вооруженных Сил России в Калининградской области основным дестабилизирующим фактором в регионе. Они полагают, что стремление России укрепить свою мощь на Балтике может существенно затруднить процесс создания коллективной безопасности в Балтийской зоне. Мировыми аналитиками прогнозируется несколько вариантов возможного развития ситуации в регионе. В частности, один из них предусматривает установление контроля над Калининградской областью со стороны международных организаций под предлогом оказания ей всесторонней помощи с последующим приданием статуса свободной экономической зоны. При этом не исключается вариант ее полного отделения в будущем от России с дальнейшей переориентацией на Германию или Литву. В данном контексте России отводится роль второстепенного партнера при решении этого вопроса и в дальнейшем предполагается вытеснение ее из пространства Балтийского моря.
Во-вторых, дальнейшее продвижение блока НАТО на восток. Прибалтийские государства настойчиво стремятся в НАТО. Руководство блока, в свою очередь, не дожидаясь свершения этого факта, оказывает всестороннюю военную помощь странам Балтии, формирует необходимую инфраструктуру на их территориях и сколачивает новые группировки. Так, например, начато формирование объединенных балтийских ВМС, в состав которых должны войти корабли Германии, Дании, Польши, Латвии, Литвы и Эстонии.
На западе, вероятнее всего, НАТО будет в относительных параметрах увеличивать свой военный потенциал и, по мере вступления в нее новых членов, все более приближаться к российским границам. Сейчас на европейском континенте Североатлантический союз имеет преимущество над Россией в масштабах 3:1 по бронетанковой технике, 3:1 по артиллерии, 2:1 по боевым самолетам и вертолетам. Через ближайшие 10 лет, помимо четырех-пятикратного превосходства в Европе по обычным силам, НАТО будет обладать существенным опережением над Россией, как в тактических ядерных средствах, так и по стратегическим ядерным силам (трех- или четырехкратным).
Для безопасности России определяющую роль на этом направлении, гораздо более важную, чем чисто военное соотношение сил с НАТО, будет играть позиция Украины. Ее геостратегическое положение, 400-тысячная армия, 4000 танков, 1000 самолетов и 20 боевых единиц флота являются ключевым элементом стратегического баланса сил между НАТО и Россией вкупе с Белоруссией. Партнерские отношения с Украиной, или хотя бы ее благожелательный нейтралитет, позволят Москве в случае нового обострения напряженности с НАТО вполне надежно обеспечить свою безопасность даже имеющимися ограниченными ресурсами. И, наоборот, никакое реалистически возможное наращивание российской группировки на западном направлении не способно компенсировать ущерб в случае сближения Украины с НАТО, не говоря уже о ее вступлении в альянс.
В-третьих, территориальные притязания Литвы на отдельные районы, в частности на Куршскую косу, местность в районе озера Выштитис, а также другие территориальные претензии стран Балтии (Эстонии и Латвии) к России могут встретить поддержку среди части высших политических кругов Запада. В связи с этим обострение региональных конфликтов (например, по территориальным проблемам) может привести к резкому ухудшению отношений стран Балтии, НАТО и России.
В-четвертых, дискриминация русскоязычного населения в странах Балтии. Иллюстрацией этого является, например, множество "мелких уколов" обыденного характера, таких, как закрытие русских школ, дискриминация по языку, игра на противоречиях России с другими государствами, например, с Украиной40.
В-пятых, неблагоприятное для России положение на этом стратегическом направлении усугубляется активным вовлечением стран Восточной Европы и Балтии в сферу военного влияния НАТО через программу "Партнерство во имя мира".
На Юго-Западе нас должно беспокоить прежде всего усиление сепаратизма и исламского экстремизма. Ситуация на Кавказе отличается высоким уровнем нестабильности, наличием очагов вооруженных и этнических конфликтов, обострением социально-экономического кризиса, конфессиональными конфликтами между христианским и мусульманским населением региона. Наличие, несмотря на официальное завершение военной фазы контртеррористической операции, постоянно "тлеющих" и готовых в любой момент разгореться вновь очагов конфликтных ситуаций в Чеченской республике, между Грузией и Абхазией, Арменией и Азербайджаном, возрастание происламских настроений в Закавказье и среднеазиатских республиках СНГ, нерегулируемый рост мусульманско-татарского населения в Крыму создают опасные предпосылки для реализации идей "истинного ислама" на базе воинствующего национализма. В определенной перспективе они могут послужить основой для возникновения новых кризисов и конфликтов в этом регионе.
Конфликтная ситуация, чреватая серьезными осложнениями, складывается также вокруг нефтегазодобычи на континентальном шельфе Каспийского моря, транспортировки добытого сырья оттуда, а также из Восточного Казахстана (запасы нефти которого уже сегодня опережают запасы России).
Например, согласно наиболее достоверным оценкам, запасы нефти и газа в Азербайджане оцениваются в 6-10 млрд. т. Сейчас за влияние на азербайджанское руководство ведется жесткая борьба между Россией, Западом, Турцией и Ираном. В настоящее время проект строительства стратегического нефтепровода Баку-Джейран, разработанный западными компаниями, пока "заморожен", однако не стоит забывать, что он должен пройти именно через Грузию. Следовательно, можно с большой уверенностью утверждать, что присутствие американских военнослужащих в Грузии всерьез и надолго.
Учитывая развитие обстановки в данном регионе, позиции руководства Грузии, Азербайджана и происходящие в этих странах процессы, уже в 2003-2005 гг. следует ожидать появления прямых угроз безопасности России.
На Юге обстановка крайне противоречива и взрывоопасна при доминировании тенденции обострения меж- и внутригосударственных противоречий этнического, религиозного и межкланового характера. В последние годы беспрецедентно возросла активность стран НАТО в регионе Черного моря. Заметно расширились за последние годы контакты между Североатлантическим союзом и причерноморскими государствами по линии командования вооруженными силами, регулярными стали заходы в порты Румынии, Болгарии и Украины кораблей блока, во время которых выполняются мероприятия по совместной отработке задач в море, изучаются возможности использования инфраструктуры указанных стран по обслуживанию натовских военных кораблей и их экипажей.
Характерной чертой обстановки на Юге является стремление ослабить позиции России в регионе. Распад Советского Союза многие рассматривают как историческое поражение России и огромный выигрыш для Турции и Ирана. Достаточно сказать, что Турция и Иран вместе имеют вооруженные силы, по численности равные российским, а вместе с Пакистаном обладают полуторным превосходством41. При этом Турция представляется как лидер и главный носитель идеи пантюркизма, предполагающей объединение всех тюрков на основе единых корней - истории, культуры, языка и религии, а Иран - главным локомотивом панисламизма, претендующего на объединение всех мусульман. Однако нет гарантии, что пять тюркских государств, такие, как Азербайджан, Туркмения, Узбекистан, Киргизия и Казахстан, бросят все и будут делать исключительно то, чтобы идеи пантюркизма под эгидой Турции "крепли и развивались". Уже сегодня можно выделить как внутри этих государств, так и в их отношениях между собой множество проблем, которые требуют отнюдь не тюркского единства и солидарности, а адекватного реагирования на новые реалии и вызовы.
Турция при поддержке международных монополий, и прежде всего американских, а также некоторых закавказских государств, кроме того, препятствуют российскому проекту, предусматривающему доставку нефти и газа в Европу из Средней Азии и Закавказья через порт Новороссийск, пытаясь реализовать свой, в соответствии с которым нефтегазопроводы пройдут через ее территорию с выходом в Средиземное море. В перспективе угроза может возрасти в том случае, если наметившаяся тенденция к конфронтации с исламским миром по "дуге нестабильности" от Югославии до Таджикистана получит развитие. Тогда возможно и более активное противоборство с некоторыми мусульманскими странами, стремящимися добиться господства в этом регионе. При худшем варианте Россия может столкнуться даже с несколькими войнами масштаба афганской, причем не только на чужой, но и на своей территории или на территории СНГ.
Нас не может не тревожить направленность развития обстановки в Узбекистане, Таджикистане, Туркмении, а также в ряде других стран данного региона. Ибо, например, общий минерально-сырьевой ресурс Узбекистана оценивается более чем в 3,3 трлн. долл. Разведанные запасы золота - около 6 тыс. т, урана - 120 тыс. т. В то же время Туркмения занимает четвертое место в мире по добыче газа (после США, Канады и России) и второе - по его экспорту: запасы газа - от 3 до 21 трлн. куб; запасы нефти - около 6 млрд. т. Это соответствует 20% нефтегазовых ресурсов стран арабского мира, в два раза превышает запасы в Северном море и в пять - в Мексиканском заливе. При этом основные концептуальные положения политики национальной безопасности, проводимой Узбекистаном, опираются на декларацию "О суверенитете", конституцию, законы "Об основах государственной независимости Республики Узбекистан" и "Об обороне".
Возникновение прямых угроз безопасности России с этого направления, по мнению многих исследователей и экспертов, следует ожидать в 2007-2010 гг. Однако уже сегодня довольно прозрачно просматривается проамериканская позиция Узбекистана, Киргизии, Таджикистана.
На Востоке на фоне нерешенных территориальных проблем усиливаются позиции Японии и Китая. Комплекс вызовов безопасности в зависимости от характера внутреннего развития России будет, по мнению международных аналитиков, постепенно или энергично смещаться от демографического, экономического, социального - к военному (особенно в случае резкого снижения военной мощи России).
Здесь национальным интересам России противоречат претензии со стороны Японии, Китая и США на раздел сфер влияния и захват лидирующей роли в регионе, территориальные притязания указанных стран к нашему государству, хищническое разграбление морских богатств в российской экономической зоне.
Во внешней политике Японии четко прослеживается тенденция использования экономических и политических рычагов в целях благоприятного для Японии решения территориальной проблемы. Она, как известно, считает своими принадлежащие России острова Итуруп, Кунашир, Шикотан, Хабомаи и спорными называет остальные Курильские острова и Южный Сахалин.
Токийское руководство, стремясь закрепить за Японией статус ведущей мировой державы, обеспечить решение в своих интересах спорных международных проблем, в качестве одного из приоритетных направлений на ближайшую и долгосрочную перспективу определяет развитие своих военно-морских сил. В связи с провозглашенным отказом от применения вооруженных сил только в пределах национальных границ принято решение об активизации развития амфибийно-десантных сил флота, которые могут составить основу сил быстрого развертывания. И хотя указанное решение оговаривается возможностью участия национальных вооруженных сил в миротворческих операциях, нельзя полностью исключать вероятность применения сил флота, в первую очередь группировки амфибийно-десантных сил, и для силового решения спорных территориальных проблем с Россией. При этом надо отметить, что стержнем военной политики Токио останется укрепление союзнических отношений с США, которые намерены продолжать там свое существующее военное присутствие.
Однако, несмотря на наличие спорных территорий, вероятность нападения Японии в ближайшие 10-15 лет (тем более без поддержки США) можно смело сбросить со счетов. Вместе с США это означало бы, как в Европе, широкомасштабную войну с высокой вероятностью применения ядерного оружия, которое отодвинуло бы далеко на задний план дисбаланс по обычным силам на Дальнем Востоке.
В то же время серьезную опасность таит в себе развитие отношений между корейскими государствами. Военный конфликт между Северной и Южной Кореей может привести к столкновению интересов США, Китая и России.
Особо, по-нашему мнению, необходимо проанализировать позицию Китая, который продолжает укреплять свою роль в мире, регионе и наращивать военно-экономический потенциал. Можно предположить становление в долгосрочной перспективе Китая как сверхдержавы второго ранга. Последние события в Югославии и Афганистане вынудили Китай более тесно координировать с Россией свои усилия по противодействию идеям однополюсного мира и попыткам США их реализовать. Однако в отношениях с Россией Пекин по-прежнему стремится к получению односторонних выгод и преимуществ. Китай быстро набирает экономическую и военную силу. Вместе с тем, он отягощен проблемами быстрорастущего перенаселения и недостатка природных ресурсов. Сегодня более чем миллиардное население Китая (25% населения мира) растет на 1,1% в год, тогда как экономика растет еще быстрее - более чем на 10% в год. В силу этих причин в некоторых приграничных районах Приморья китайцев стало в 1,5-2 раза больше, чем русскоязычного населения.
Авторы Римского клуба и другие авторитетные организации активно ищут пути решения демографической проблемы. Сейчас уже почти открыто обсуждается "российский" вариант решения демографических проблем. Как сообщает современный исследователь, некоторые западные аналитики всерьез предполагают направить избыток китайского населения "на мирное и эволюционное освоение недозаселенных ареалов Дальнего Востока в контексте развития экономического сотрудничества между Китаем и Россией". Хотя "подобные взгляды еще только на пути к уровню открытых публикаций", они уже "доверительно обсуждаются на семинарах и в частных беседах с экспертами и представителями ученого мира"42.
По мере усиления миграционного потока и образования на Российском Дальнем Востоке обширных районов компактного проживания китайцев территориальная проблема в отношениях между нашими двумя государствами может приобрести особую остроту и стать взрывоопасной. Несмотря на заключенные с Россией соглашения, Китай продолжает выдвигать притязания на целый ряд российских территорий. Отказ от удовлетворения территориальных претензий либо попытки притеснения огромной и практически не подчиняющейся российским законам китайской диаспоры на Дальнем Востоке могут послужить в будущем при определенных обстоятельствах поводом для решения спорных проблем и силовым путем.
В этой связи возрастает значение союзнических отношений с Монголией.
Аналитические службы мира считают, что через 5-10 лет не исключено возникновение серьезных противоречий между Китаем и российскими союзниками в регионе (Казахстан, Киргизия, Таджикистан), а также между Китаем и Монголией. Хотя в настоящее время нет оснований прогнозировать агрессию со стороны Китая, ряд объективных факторов не позволяет нам полностью сбросить со счетов возможность серьезных противоречий между Китаем и Россией, способных создать проблемы безопасности и для российской территории (Забайкалье и Приморье).
Допустимо предположить военное взаимодействие Китая с КНДР, но не с Японией, Южной Кореей или США. Многие эксперты склоняются к тому, что, скорее всего, они могут быть партнерами России.
Таким образом, положение в мире характеризуется динамичной трансформацией системы международных отношений. После окончания эры биполярной конфронтации возникли взаимоисключающие тенденции к формированию многополярного мира и к установлению доминирования одной страны или группы стран в мировых делах. В многочисленных выводах мировых аналитиков наиболее вероятными можно выделить следующие тенденции:
Первая из них проявляется в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными политическими, экономическими, финансовыми и информационно-психологическими процессами.
При сохранении значения силовых аспектов в международных отношениях все большую роль играют экономические, политические и информационно-психологические факторы. Россия будет способствовать формированию идеологии становления многополярного мира на этой основе.
Однако формирование многополярного мира сопровождается международной конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую политику путем создания оружия массового уничтожения, в том числе ядерного.
Вторая тенденция показывает, что в результате наложения геополитических противоречий на региональные вызовы национальной безопасности Россия может быть разделена на сферы влияния.
Так, западная часть до Урала, то есть европейская часть, может быть введена в сферу интересов и политики европейских государств, где устрашающее воздействие НАТО будет обеспечивать экономическое и политическое давление на Россию.
Юг может стать сосредоточием наиболее экстремистских сил, которые в соответствующих условиях могут осуществить прорыв на север по Уралу навстречу "экологическому" и "демилитаристскому" давлению США, Норвегии, Швеции, Финляндии.
В итоге европейская часть России может оказаться в своеобразных клещах: мощная экономическая и военно-политическая ось на западе; острый и длинный "зуб" на юге; внешне незаметный и "мягкий" выступ на севере.
Урал и Западная Сибирь могут представить удачное пространство для экспансии экстремистских сил центрально-азиатского региона после проникновения в Казахстан.
Восточная Сибирь до Байкала включительно может стать жертвой плавной "американизации", а Приморье - зоной влияния Китая с закреплением Японии на "северных территориях".
Третья тенденция проявляется через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, в том числе, силовые решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права.
Активизируются усилия ряда государств по ослаблению позиций России в политической, экономической и военной областях. Возникающие вследствие этого попытки игнорировать интересы России в решении крупных проблем международных отношений, включая конфликтные ситуации, способны подорвать международную безопасность и стабильность, достигнутые позитивные изменения в международных отношениях.
Вместе с тем Россия, несмотря на переживаемые внутренние трудности, продолжает играть ведущую роль в мировых процессах с учетом ее значительного экономического, научно-технического и военного потенциала, уникального стратегического положения на Евразийском континенте.
Имеются перспективы более широкой интеграции России в мировую экономику, расширения сотрудничества с международными экономическими и финансовыми институтами. Объективно сохраняется общность интересов России с другими государствами по многим проблемам международной безопасности, включая противодействие распространению оружия массового уничтожения, урегулирование и предотвращение региональных конфликтов, борьбу с международным терроризмом и наркобизнесом, решение острых экологических проблем, в том числе ядерной и радиационной безопасности.
Проблема терроризма в последнее время приобретает особую остроту. Сложившаяся ситуация вызывает необходимость принятия безотлагательных мер по нейтрализации этой угрозы, должной оценки эффективности имеющихся форм и методов борьбы с ней. Российская Федерация, основываясь на международных конвенциях и договорах, в области борьбы с терроризмом сотрудничает с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также международными организациями, в задачу которых входит борьба с терроризмом.
Закон "О борьбе с терроризмом", принятый в 1999 г., предоставляет широкие возможности использования любых силовых структур внутри страны для решения таких задач, и поэтому широкомасштабная войсковая операция в Чечне в 1999-2002 гг. именуется "контртеррористической". Однако именно эта подмена понятий подорвала доверие к федеральной власти за рубежом и внутри страны, когда операция обернулась большими потерями правительственных войск, разрушениями и жертвами среди мирного населения Чечни. К тому же, этот закон, развязывая руки властям, не решает проблем четкого законодательного определения правового статуса проводимой операции, допустимых действий войск, географической зоны и режима района боевых действий, социальной защищенности и льгот участникам боевых действий со стороны федеральной власти.
Массированное применение силы внутри страны разрешается в исключительных случаях только по Федеральному конституционному закону 2001 г. "О чрезвычайном положении". А чтобы он вступил в действие на территории России или в отдельных ее местностях, Президент должен по ст. 88 Конституции Российской Федерации ввести такое чрезвычайное положение и получить утверждение его со стороны Совета Федерации (ст. 102).
Таким образом, суммирование наиболее неблагоприятных факторов и тенденций развития международной обстановки позволяет определить наиболее уязвимое, с точки зрения безопасности, направление. Им является стык Европейского и Центрально-Азиатского стратегического районов и, в особенности, Юго-Западное направление. Основаниями для подобного заключения являются следующие аргументы:
во-первых, здесь проходит линия соприкосновения двух геополитических частей России - европейской и азиатской части, причем в первой сосредоточены основные экономический, интеллектуальный, демографический потенциалы и центры, обеспечивающие существование государства как суверенного субъекта мировой цивилизации (утрата европейской части России - это реальная угроза существованию государства в целом);
во-вторых, данный район характеризуется повышенной конфликтностью и способностью при определенных условиях обеспечить дальнейшее расширение зоны конфликта на север между Уралом и Волгой за счет сепаратизма отдельных субъектов федерации;
в-третьих, происходящие на Кавказе вооруженные конфликты уже перекинулись на территорию России, а усиление боевого потенциала Турции и форсированное решение ею курдской проблемы при помощи военной силы свидетельствуют о предпосылках превращения этой страны в реального военного противника России на юге;
в-четвертых, фланговые ограничения России по Парижскому соглашению, а также полностью деформированная структура военного строительства, в результате развала Советского Союза, наиболее остро проявились на юге России, а непосредственная близость к Крыму "завязывает" данный район на ход и результаты разрешения противоречий между Украиной и Россией, между Россией и Турцией;
в-пятых, после западного направления это наиболее короткое расстояние к европейскому центру России.
Чем же может ответить ослабленная и раздробленная Россия на современное развитие международной обстановки и особенно на возрастание военного присутствия возле своих государственных границ? Представляется, что такими ответами могут быть следующие:
1. Прежде всего необходимо ускорить процессы обновления и реформирования военной организации Российского государства, исходя из новых опасностей и угроз. Необходима заблаговременная подготовка военной организации к событиям и условиям XXI века. Главное здесь - не обвальное сокращение расходов и численности силовых структур, как это делается в настоящее время, а именно реформа, которая должна быть нацелена на сохранение и укрепление стратегических ядерных сил и сил общего назначения, наиболее надежно гарантирующих в нынешних условиях безопасность нашего государства.
2. Одновременно необходимо предпринять настойчивые усилия, нацеленные на формирование единого стратегического пространства всеми имеющимися средствами. Проблем на путях решения этой задачи много, и поэтому нужны не политические игры, а целенаправленная и согласованная работа государственных органов, поддержка общественности. Начало этому процессу положено пусть куцым, но все-таки очень важным договором о союзе Белоруссии и России43. На очереди - Республика Молдова.
3. Одной из важнейших задач нашей дипломатии должны стать усилия по превращению НАТО из "американского" блока в "европейский", где влияние США уравновешивается Германией и Францией. Объективно в таком развитии ситуации заинтересованы и ведущие европейские страны, стремящиеся к большей самостоятельности и к уменьшению веса США в европейских структурах безопасности. Если этого удастся добиться, то "европеизация" НАТО станет важнейшим шагом к становлению подлинной многополярности, а значит - и к укреплению мировой стабильности.
4. Россия не имеет средств для того, чтобы постоянно оказывать политическое влияние во всем мире. В этой ситуации российскому политическому руководству следует понять, что для России задачей первостепенной важности должна стать модернизация собственного общества, а не тщетные попытки вернуть былой статус мировой державы.
5. Для Америки Россия слишком слаба, чтобы быть ее партнером, но, как и прежде, слишком сильна, чтобы быть просто ее пациентом. Следовательно, наиболее целесообразным вариантом может стать тот, когда Россия должна стремиться идти на сближение с государствами, стремящимися проводить на международной арене самостоятельный курс без оглядки на позицию США, формировать благоприятную международную обстановку.
Каким же образом вышеперечисленное можно реализовать? Исходя из выводов ведущих аналитических служб мира, а также полученных нами результатов оценки международной обстановки думается, что одним из вариантов решения этих задач можно предложить следующие направления:
Во-первых, нам необходимо искать союзников среди тех государств, которым НАТО реально угрожает в будущем и которые готовы к совместным действиям с Россией. Это - Китай, Индия, Иран, некоторые арабские страны.
Хотелось бы отметить, что на практике это уже делается. Однако здесь интересны данные мониторинга общественного мнения относительно реальных и желательных союзников России. Так, вопрос о реальных союзниках России показал, что россияне в первую очередь считают союзниками страны СНГ (15%); затем как реальные союзники рассматриваются США (15%), Китай (9%) и Германия (4%). Ответы на вопрос о желательных союзниках России дали несколько иную картину. С большим отрывом в качестве желательных союзников лидируют США (27%), затем Китай (14%), страны СНГ (12%) и Германия (11%)44.
Таким образом, очевидно, что неоднозначно оцениваемая идея сближения со странами Запада и США имеет значительный потенциал в российском обществе.
Во-вторых, необходимо всемерно укреплять роль ООН на международной арене. В частности:
сохранить главную ответственность Совета Безопасности ООН за поддержание мира, усиливая его контрольные функции за возникновением и урегулированием конфликтов;
добиться всеобщего признания той нормы, что только этот орган правомочен санкционировать применение силы в целях принуждения к миру;
повышать эффективность Совета Безопасности ООН за счет расширения его состава, наращивания и модернизации его потенциала антикризисного реагирования, осуществления миротворческой деятельности;
отстаивать нерушимость основополагающих принципов ООН и универсальный характер их применения.
В-третьих, проведение в интересах России комплекса исторически сложившихся и стабильных долговременных мер, в том числе с возможным привлечением военной организации, независимо от находящегося у власти Президента и Правительства России, таких, как:
1. Защита жизни, собственности и личной безопасности граждан России, как на территории России, так и за рубежом. Так, в настоящее время остро встала проблема русскоязычного населения в других странах. По данным последней переписи за границей России в бывших союзных республиках проживало 25,3 млн. русских. По данным Минсодружества, русских в Азербайджане - 200 тыс. человек, в Армении - около 10 тыс., Белоруссии - 2,1 млн., Грузии - 180 тыс., Молдавии -500 тыс., Таджикистане - 70 тыс., Туркмении - 200 тыс., Узбекистане - около 1 млн., Украине - 11,2 млн. русских45.
В период индустриализации в пределах бывшего СССР переселялись большие массы населения преимущественно из России в другие республики на новостройки. Доля русского и в целом русскоязычного населения еще в предвоенные годы увеличилась на Украине, а в послевоенные годы - во многих национальных республиках. С 1959 по 1979 гг. число русских, живущих за пределами России, выросло более чем на 5 млн. чел. Затем этот поток уменьшился, и за десятилетие с 1979 до 1989 гг. приток русских в другие республики стал небольшим. Однако в связи с распадом СССР и обострением межнациональных отношений в ряде республик ближнего зарубежья началась активная реэмиграция русского населения из республик Средней Азии и Закавказья, Прибалтики. Из стран ближнего зарубежья с 1992 по 1996 гг. в Россию на постоянное жительство приехали 4776 тыс. чел. В страны ближнего зарубежья за эти годы выехали 1615 тыс. чел. Тенденция к миграции русскоязычного населения не ослабевает.
По состоянию на 1 января 1998 г. в Россию прибыли более 4,48 млн. мигрантов. Среди мигрантов, прибывших в Россию из Эстонии, русских - свыше 80%, Латвии, Литвы, Киргизии - 70%, Таджикистана, Казахстана, Узбекистана - 60%, Туркмении, Украины - 50%.
2. Сохранение национального суверенитета, политических свобод и независимости вместе с ее ценностями, институтами и территориальной целостностью. Проведение многочисленных и весьма разнообразных мероприятий по обеспечению безопасности государства в различных сферах жизни общества должно осуществляться не на основе внезапно возникающих идей и случайного "озарения" их исполнителей, а на базе определенных научно обоснованных принципов. К наиболее важным из них можно отнести:
законность;
соответствие интересов государства интересам общества и личности;
единство государственной политики в области обеспечения безопасности;
последовательная защита национальных интересов;
сотрудничество с международными системами безопасности;
информационная открытость деятельности по обеспечению безопасности.
Сегодня происходит фактически размывание понятия государственного суверенитета, причем оно идет как сверху, за счет диктата мирового рынка, развития глобализации мировой экономики, так и снизу, за счет сепаратизма, расово-этнических и религиозных конфликтов. Если размывание этого суверенитета пойдет теми же темпами, то потенциально мы можем уже через 10 лет будем иметь около 100 новых государств, так называемых суверенных, но понятие суверенитета, конечно, для этих государств будет совсем иным. Есть некоторые более резкие оценки экспертов в этом отношении - до 200 государств.
3. Обеспечение материального благосостояния народа и его процветание. Однако происшедшие в постсоветской России глубокие социальные перемены, нестабильность политической и экономической ситуации, сопровождающие затянувшийся переходный период, привели к увеличению численности и расширению спектра социально незащищенных и уязвимых контингентов (малоимущие и безработные, учащаяся молодежь, неполные и многодетные семьи, семьи с хроническими больными и инвалидами, мигранты и беженцы и др.), а также социально девиантных контингентов и "групп риска" (алкоголики и наркоманы, несовершеннолетние правонарушители и проститутки, бомжи, профессиональные нищие и др.). Переход к новой системе социально-экономических отношений вызвал кризисные, сопровождающиеся стрессами изменения в условиях жизни людей и в их ценностных ориентациях, и в целом привел к ухудшению социального здоровья общества, в частности всех основных параметров, характеризующих так называемое качество населения: образовательный и профессиональный потенциал, здоровье, духовно-нравственный потенциал. Все это явилось следствием характерного для нестабильных переходных периодов состояния аномии, т.е. временного разрушения нормативных структур, при котором люди, привыкшие руководствоваться традиционными нравами и обычаями, уже не могут жить по-старому, но еще не выработали или не освоили новых образцов действий, взаимодействия, поведения. В результате увеличивается численность маргинальных, неадаптированных членов общества, большинство которых не способно к самоорганизации.
Россия еще до финансового краха 17 августа 1998 г. выбыла из "десятки" крупнейших экономических держав мира и не может претендовать на место выше 15 или 16. За 90-е годы объем ВВП России сократился почти в 2 раза. Она пока еще находится на 6 месте в мире по численности населения, на 70 по объему ВВП на душу населения. Этот показатель вдвое ниже среднемирового и в 10 раз ниже уровня США, в 5 раз - Китая. Удельный вес России в мировом ВВП - 1,9%, Россия вчетверо уступает США по размеру экспорта на душу населения и занимает по этому показателю примерно 70 место в мире46. В настоящее время в России более 30% населения живет за чертой бедности (для справки: примерно 20% человечества потребляет ресурсы остальных 80%. 1/3 населения планеты живет впроголодь, 50% - едва сводит концы с концами. На 20% живущих в бедных странах приходится только 1% ВВП всего мира. Население США, составляющее 5% населения мира, потребляет 50% мировых ресурсов).
Интеграция России в международное сообщество сопровождается увеличением ее зависимости от экономических связей с другими странами, все большим открытием внутреннего рынка в ущерб собственным национальным интересам, поскольку не может преодолеть тенденцию сокращения доступа национального экспорта на рынки промышленно развитых стран. Все это значительно ослабило мирохозяйственные позиции страны и лишило ее мощных рычагов обеспечения своих стратегических интересов за рубежом.
Таким образом, нашей страны нет сегодня в числе государств, олицетворяющих высшие рубежи экономического и социального развития современного мира, - во-первых. И наше Отечество стоит сейчас перед очень нелегкими экономическими и социальными проблемами, - во-вторых47.
При обсуждении в Президиуме Российской академии наук проблемы "Безопасность России в многополярном мире" большинство ученых поддержало вывод, что главными причинами катастрофического состояния экономики, социальной и военно-оборонной сферы, падения жизненного уровня народа России являются нарушения демократических принципов устройства государственного механизма, анонимного механизма формирования и осуществления политики реформ, особенно принципа демократического разделения властей, нарушения, заложенные в самой Конституции, других основополагающих законах. Это лишает сами реформы живого демократического духа, отчуждает народ от власти и от активного участия в назревших преобразованиях. Именно поэтому экс-правительство Е.М. Примакова, в отличие от своих предшественников, впервые с 1991 года сделало попытку в исключительно сложных условиях изменить вектор проводимых реформ в сторону их социальной направленности.
В-четвертых, поддержание высокого уровня боевого потенциала военной организации. Все государства при сокращении численности и стоимости армии наращивают их боевой потенциал за счет внедрения новейших технологий. Однако в конце ХХ века произошел резкий, можно сказать катастрофический, упадок состояния боеспособности военной организации России. Длительное ведение боевых действий в Чечне, отсутствие новых поставок в войска измотали существующие вооружения и военную технику. В итоге мы имеем на вооружении значительное количество выслуживших установленные сроки эксплуатации образцов военной техники. Кроме того, одной из основных составляющих боевого потенциала является обладающий высокими боевыми и морально-психологическими качествами личный состав. Только на этой основе может быть построена профессиональная высокоэффективная армия. В то же время из числа военнослужащих, призванных, например, осенью 2000 г., 2,5% (1999 - 1,7%) перенесли заболевания нервной системы и имеют психические расстройства, 7,1% (1999 - 6,4%), а, к примеру, по Московской области - 20% поступили с травмами головы, более 4,1 тыс. юношей пытались покончить жизнь самоубийством до призыва или имели суицидность в семьях, свыше 16 тыс. человек имеют 3-й и 4-й уровни нервно-психической устойчивости. Более четверти призывников приходят в армию с ослабленным здоровьем, один из десяти имеет дефицит веса. Эта тенденция сохранилась и в 2001 г.
Если же проанализировать IQ призываемого контингента, то и здесь мы получим неутешительные результаты. Так, в частности, за последние три года на 20% сократилось число призывников с высшим и средним образованием (например, среди подмосковных новобранцев призыва весны 2000 г. не имеют среднего образования 60%. По статистике ООН Россия по интеллектуальному потенциалу значится на 72 месте в мире. В то же время в 80-х годах свыше 90% молодого пополнения имели высшее и среднее образование). Каждый пятый призывник воспитывался в неполной семье.
В-пятых, наличие квалифицированного руководства и управления процессом обеспечения военной безопасности России, обладающего высокими социально-политическими и морально-психологическими качествами. По-нашему мнению, для повышения роли и действенности государственно-политической власти в управлении процессом обеспечения военной безопасности государства необходимо:
создание и совершенствование правовых основ обеспечения безопасности России. Законодательное регулирование должно охватить все стороны политики на всех уровнях ее реализации. Нельзя мириться с тем, что вне правового регулирования остаются многие важные стороны деятельности по обеспечению безопасности России. Особое значение здесь имеют: жесткие ограничения на политическую деятельность военных; четкое разграничение юрисдикции между гражданскими и военными институтами; ясная дифференциация "обязанностей" между "силовыми ведомствами" и др.;
совершенствование механизма формирования военной политики, обеспечивающего государственный контроль за принятием и выполнением военно-политических решений. Он должен предусматривать: четкое определение военных полномочий всех ветвей и уровней власти, предупреждающее как чрезмерную концентрацию властных функций в военной области в руках одного должностного лица, так и растаскивания их субъектами федерации и другими политическими силами;
создание необходимых органов государственного управления, способных эффективно координировать усилия всего общества и деятельность военной организации; четкая организация работы Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами с Министерством обороны, Генеральным штабом, а также с Советом Безопасности и руководством других силовых структур Российской Федерации;
недопущение существования сил, неподотчетных конституционно учрежденным органам государственной власти или не контролируемых ими;
обеспечение выполнения руководящим составом военной организации России национального законодательства и международного права.
В то же время нельзя забывать, что международная ситуация, состояние отечественной экономики, социальная поляризация российского общества и обострение межнациональных отношений кроме внешних также создают широкий спектр внутренних угроз безопасности России.
Крупнейший мыслитель XVIII века Ш. Монтескье утверждал, что малые государства погибают чаще всего от удара внешнего врага, большие же - в результате внутренней измены. К сожалению, в истории России были, по мнению А.С. Пушкина, не только славные героические времена, когда она вошла в Европу как спущенный корабль при стуке топора и громе пушек во времена Петра Великого. Были в истории России и подлые времена - времена смуты, когда Гришка Отрепьев привел в свою страну грабителей разных мастей и национальностей. Крупнейшая национальная катастрофа произошла с Советским Союзом в декабре 1991 года. Как гениально предсказал Ш. Монтескье судьбу великой страны!
Эксперты как отечественные, так и зарубежные вынуждены признать, что от характера развития событий внутри России (как ядерной державы, обладающей солидными экономическим потенциалом и огромными природными ресурсами) зависит судьба всего мира.
К. Клаузевиц говорил: "Такая страна, как Россия может быть побеждена лишь собственной слабостью и действием внутренних раздоров". Завоевать Россию извне невозможно. Россия никогда не поймет, что она завоевана.
Современный этап внутриполитического развития России можно охарактеризовать следующими положениями:
во-первых, продолжается сложный, небезболезненный процесс становления Российского государства со всеми присущими ему атрибутами: органами государственной власти, независимой внешней политикой, самостоятельной экономикой, границами, Вооруженными Силами и другими силовыми структурами;
во-вторых, военно-политическим руководством страны прилагаются усилия по восстановлению в стране утраченного за последние годы авторитета;
в-третьих, нынешний этап отечественной истории характеризуется существенными изменениями политических, экономических, социальных, правовых и других основ нашего государства;
в-четвертых, осуществляется переход от одного общественного строя к другому, к рыночной экономике, предполагающей свободу экономической деятельности и равенство всех форм собственности;
в-пятых, идет процесс радикального социального и экономического реформирования, оказывающий существенное влияние на состояние политической, социальной, морально-психологической и экономической ситуации в государстве.
Кроме того, внутренние угрозы обусловлены, прежде всего, существенным сокращением внутреннего валового продукта, снижением инвестиционной, инновационной активности и научно-технического потенциала, стагнацией аграрного сектора, разбалансированием банковской системы, ростом внешнего и внутреннего долга, тенденцией преобладания в экспортных поставках топливно-сырьевой и энергетической составляющих, а также импорта оборудования, продовольствия и предметов потребления, включая предметы первой необходимости.
Постепенное исчерпание потенциала факторов, благоприятно воздействовавших на экономику России в 1999-2000 гг., определяет переход к более умеренным темпам ее экономического развития. В связи с этим в динамике как потребительского, так и инвестиционного спроса в конце 2001 г. наметилась тенденция, способная крайне негативно отразиться на перспективах экономического роста и, следовательно, обеспечении безопасности России.
После распада СССР на территории России осталась большая часть научно-технического потенциала союзного оборонного комплекса: 73% научных организаций, выполняющих порядка 89% объема НИОКР по оборонной тематике, 84% численности работающих в оборонных НИИ и КБ. Доля этого потенциала в общем научно-теоретическом потенциале России равна 65%. Поэтому ослабление научно-технического и технологического потенциала страны, сокращение исследований на стратегически важных направлениях научно-технического развития, отток за рубеж специалистов и интеллектуальной собственности угрожают России утратой ее передовых позиций в мире, деградацией наукоемких производств, усилением внешней технологической зависимости и подрывом оборонной мощи государства.
Угрозой безопасности России в социальной сфере является расслоение общества на узкий круг богатых и преобладающую массу малообеспеченных граждан, увеличение удельного веса населения, живущего за чертой бедности, рост безработицы, усиление социальной напряженности.
Нарастание негативных проявлений в социальной сфере ведет к снижению интеллектуального и производительного потенциала России, сокращению численности населения, истощению основных источников духовного и экономического развития, может привести к утрате демократических завоеваний. Последствиями глубокого социального кризиса являются резкое сокращение рождаемости и средней продолжительности жизни, деформация демографического и социального состава общества, подрыв трудовых ресурсов как основы развития производства, ослабление фундаментальной ячейки общества - семьи, снижение духовного, нравственного и творческого потенциала общества.
По данным Госкомстата России, численность постоянного населения к началу 2001 г. сократилась по сравнению с 2000 г. более чем на 750 тыс. человек и составила 144,8 млн. чел. (в 1990 г. - 147,7 млн. чел.). На территориях Центрального и Северо-Западного районов России, исконных для русского народа, естественная убыль населения в два и более раза превышает средние показатели по стране. Анализ демографического фактора России помогает и более качественной характеристике ее трудовых ресурсов, которые важны при оценке системы безопасности государства. Трудоспособный возраст в нашей стране считается с 16 до 55 лет у женщин и с 16 до 60 лет у мужчин. Людей в трудоспособном возрасте в России около 55%. Женщины составляют 53% всего населения республики, мужчины - 47%. Для народного хозяйства важно не только количество трудовых ресурсов, но и их размещение по территории страны. Так северные и восточные районы России слабо обеспечены трудовыми ресурсами. Однако существуют и трудоизбыточные районы (Северный Кавказ). По состоянию на конец 1998 г. трудовые ресурсы России составляли 84,3 млн. чел., или почти 60% населения страны. По этому показателю она занимает 4-е место в мире после Китая, Индии, США. Более 90% общего количества трудовых ресурсов приходится на экономически активную часть населения (занятые и безработные). Численность рабочей силы в России по состоянию на конец 1998 г. составила 72,3 млн. чел., что также соответствует 4-му месту в мире.
В то же время из доклада Генерального секретаря ООН "О контроле за мировым населением" следует, что Россия к 2050 г. должна выйти на 1-е место по убыли населения. Наша численность уменьшится на 26 млн. чел. и составит 121 млн. чел., а по другим прогнозам, на которые ссылается Президент России В.В. Путин, россиян может стать меньше на 22 млн. чел. уже через 15 лет. Демографы и социологи отмечают, что у вымирания России - русское лицо.
Угроза физическому здоровью нации проявляется в кризисном состоянии систем здравоохранения и социальной защиты населения. Отмечается повсеместная алкоголизация населения. Потребление учтенного и неучтенного алкоголя на душу населения в перерасчете на чистый спирт составляет от 11 до 14 л, тогда как ситуация оценивается опасной при показателе - 8 л.
На сегодняшний день по темпам роста распространенности на первое место выходит проблема наркомании. Так, по состоянию на июнь 2000 г. количество наркоманов составило 181,3 на 100 тыс. населения. Необходимо отметить, что уровень заболеваемости наркоманией среди несовершеннолетних почти в 2 раза выше, чем среди всего населения. Этот показатель с 1991 г. увеличился в 14 раз. Тенденция распространения наркомании такова, что в ближайшее время Россия станет наркозависимой страной. В стране надвигается эпидемия СПИДА. По прогнозам медиков количество больных СПИДом в ближайшее время составит 1 млн. чел.
Угроза истощения природных ресурсов и ухудшение экологической ситуации в стране находится в прямой зависимости от уровня развития экономики и готовности общества осознать глобальность и важность этих проблем. Эта угроза для России особенно велика из-за преимущественного развития топливно-энергетических отраслей промышленности, неразвитости законодательной основы природоохранной деятельности, отсутствия или ограниченного использования природосберегающих технологий, низкой экологической культуры. Так, наиболее высокие темпы роста производства продукции в последнее время наблюдаются в химической и нефтехимической, нефтедобывающей промышленности, цветной металлургии. Есть тенденция использования территории России в качестве места захоронения опасных для окружающей среды материалов и веществ.
Кроме того, имеется ряд проблем в социально-экономическом развитии страны, в их числе:
низкий уровень денежных доходов значительной части населения (к примеру, более 50% семей военнослужащих, проходящих службу по контракту, живут за чертой бедности);
рост цен на потребительском рынке;
относительно невысокий уровень монетаризации экономики;
сложное финансовое положение и слабая расчетная дисциплина предприятий и др.
Вследствие этого можно утверждать, что негативные процессы в экономике лежат в основе центробежных устремлений ряда субъектов Российской Федерации. К наиболее серьезным угрозам экономической безопасности России следует отнести ее нестабильное и уязвимое геоэкономическое и торгово-политическое положение, вызванное разрушением прежних союзов, с сохранением дискриминационных ограничений во взаимоотношениях с западными странами; уход с традиционных рынков.
Под давлением конкуренции развитых западных государств возникла угроза того, что по важнейшим торгово-экономическим, научно-техническим и технологическим направлениям утрата позиций России в регионах СНГ может стать необратимой. Зоной повышенного риска стала система транспортно-коммуникационной инфраструктуры, находящейся на территории СНГ.
В военно-промышленном комплексе в 2001 г. продолжался рост выпуска и экспортных поставок продукции гражданского назначения. Вместе с тем заметное усиление негативных тенденций в оборонной сфере способствует затягиванию процесса реформирования военной организации и оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации, провоцирует недостаточное финансирование национальной обороны и несовершенство нормативно-правовой базы. На современном этапе это проявляется в крайней остроте социальных проблем в военной организации России, недопустимом снижении укомплектованности войск (сил) современным вооружением, военной и специальной техникой и приводит, в целом, к ослаблению безопасности Российской Федерации.
Угроза криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности, приобретает особую остроту. Например, если в 1995 году в экономике было выявлено 211,8 тыс. преступлений, то в 2000 году - 376,4 тыс.
Российская Федерация постепенно превращается из бывшего сталинского ГУЛАГа в большой ГУИН (главное управление исполнения наказаний). Об этом красноречиво говорят цифры: на 1999 год в России в следственных изоляторах и колониях находились 1 млн. 18 тыс. человек. Из них 722 тыс. - в колониях, 276 тыс. - в СИЗО и 20 тыс. - в детских и подростковых исправительных учреждениях. Впервые осуждены 48,8%, вторая судимость почти у 20% заключенных, свыше 31% отбывают третий и более срок48.
Ошибки, допущенные на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных сферах государственной деятельности, ослабление системы государственного регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной социальной государственной политики, снижение духовно-нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими сохранению преступности и коррупции, распространению политического экстремизма. Последствия этих просчетов проявляются в ослаблении правового контроля за ситуацией в стране, сращивании отдельных элементов исполнительной и законодательной власти с криминальными структурами, проникновении их в сферу управления банковским бизнесом, крупными производствами, торговыми организациями и товаропроводящими сетями. В настоящее время около 3 тыс. реально действующих хозяйствующих объектов контролируется преступными формированиями. По оценкам экспертов теневой сектор в ВВП составляет от 45 до 70%. По данным ВНИИ МВД РФ, в настоящее время в России насчитывается 10 наиболее крупных преступных сообществ, в которые входит примерно 240 мелких организованных групп общей численностью свыше 5 тыс. участников. Самые большие распространили свою активность на 44 страны. Наблюдается устойчивая тенденция роста транснациональных криминальных сообществ. Ежегодно подразделениями по борьбе с организованной преступностью разрабатывается свыше 200 преступных формирований с международными связями. В связи с этим борьба с преступностью и коррупцией имеет не только правовой, но и политический характер.
Особенно необходимо отметить проблему терроризма. Терроризм в России приобретает многоплановый характер и представляет серьезную угрозу безопасности государства. Угроза терроризма и организованной преступности нарастает вследствие масштабного, зачастую конфликтного изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов. Низкая эффективность профилактических мер предупреждения преступных проявлений, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров увеличивают степень воздействия этой угрозы на личность, общество и государство.
Кроме того, международными террористами против России развязана открытая кампания по дестабилизации ситуации на Северном Кавказе и отторжению этого региона от России, что создает прямую угрозу территориальной целостности государства.
Таким образом, мы имеем острое противоречие между большим геополитическим масштабом (протяженность России с запада на восток - 10 тыс. км, с севера на юг - 3 тыс. км, время полета самолета с запада на восток - 9-12 ч, ракеты - 30 мин, движения железнодорожным транспортом - 7 сут.) как существенным признаком "великой державы" и ограниченными, "тающими" как снег возможностями в сохранении и управлении этим пространством.
Выступая в марте 2001 г. на конференции в Пристонском университете, посвященной проводившемуся ЦРУ США анализу бывшего Советского Союза в период с 1947 по 1999 гг., зам. директора ЦРУ Маклафлин говорил о перспективах изменения обстановки в мире и заявил, что "сегодня потенциал нежелательных сюрпризов выше, чем когда бы то ни было в прошлом с момента окончания Второй мировой войны".
Для аналитиков ЦРУ Россия символизирует этот новый мир. "Прежде угрозы были порождены советской мощью, - считает Маклафлин, - а сегодня, главным образом, слабостью России или просто неопределенностями, связанными с переходным периодом - Россия, понять которую стремятся наши аналитики, уже не закрыта от их взгляда тоталитаризмом. Но, как я полагаю, во многих отношениях понимать ее стало еще труднее".
Одной из причин сложившейся ситуации в развитии современного российского общества видится то, что при проведении реформ в России власть в большинстве случаев опиралась не на исторический опыт собственной страны и ее народа, а предпочитала заимствовать западные идеи. В результате большинство программных документов скорее представляли собой декларации о намерениях и мало соответствовали российским историческим реалиям.
В заключении хотелось бы сделать ряд выводов, учет которых позволит, по-нашему мнению, значительно повысить качество процесса совершенствования обеспечения безопасности России:
1. В современной международной обстановке происходят динамичные, подчас радикальные изменения. На обломках биполярного мира, основанного на конфронтации двух сверхдержав, формируются новые структуры международных отношений, в том числе и в сфере военной, духовной и информационной безопасности.
2. В целом международная обстановка в мире остается сложной и динамичной. Строительство нового мирового порядка сопровождается обострением борьбы за сферы влияния, источники сырья и рынки сбыта, что может привести к возникновению новых очагов напряженности и конфликтов, непосредственно затрагивающих национальные интересы России и влияющих на стабильность в стране. В то же время любые конфликты, развязанные против России, несут в себе опасность их расширения до уровня крупномасштабной войны.
3. Россия была и остается по историческим и цивилизационным причинам основным объектом враждебности со стороны НАТО. Она не "вписывается" в нынешнюю модель глобализации на условиях Запада, обладает колоссальными ресурсами, является главным препятствием для планов НАТО, и особенно США.
4. Наиболее реальными угрозами безопасности России являются: приближение военной инфраструктуры НАТО к границам России, возможная эскалация вооруженных конфликтов в Закавказье и Центральной Азии, территориальные притязания к России со стороны ряда государств, нравственно-психологическая экспансия.
5. Отличительной чертой эпохи XXI века является наличие значительного числа государств, которые испытывают серьезные внутренние трудности. Причем, как показал недавний финансовый кризис в Азии и Аргентине, от срывов не застрахованы и динамичные экономические системы. Угроза стабильности в государстве может исходить от политической системы - как тоталитарной, рано или поздно обреченной на крах, так и демократической. Буря демократизации дала волю различным деструктивным процессам - от сепаратизма до расизма, от терроризма до мафиозных структур к рычагам государственной власти. Очевидно и то, что даже в наиболее развитых странах сохраняются узлы религиозно-этнических противоречий. При этом внутренние проблемы все стремительнее вырываются за государственные границы, вторгаются в сферу международных отношений.
6. В краткосрочной перспективе внешняя угроза для России невелика. У нас за это время не появится врагов, которые, как в период холодной войны могли бы в любой момент начать агрессию. Конечно, вызывает опасения расширение НАТО, превратившегося в доминирующую военную силу в Европе. Но у России сегодня нет острых политических или экономических конфликтов со странами НАТО, во всяком случае, таких конфликтов, которые могли бы привести в ближайшем будущем к крупномасштабной войне.
7. После 2015 года Россия может стать главной ареной ожесточенной борьбы за источники сырья и другие природные богатства; недопущение возрождения на территории России нового Евроазиатского центра силы и мощного конкурента на мировой политической и экономической арене.
8. Расстановка международных сил к 2015 году может быть такой: союзниками России могут стать - Беларусь, Армения, Украина, Казахстан, Киргизия, вероятно, Россию поддержат Индия, Ирак; потенциальными противниками, видимо, будут страны блока НАТО, а также Япония, Китай и Южная Корея; нейтральных государств, вероятно, не будет.


Г л а в а VI
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ

Обеспечение безопасности как одно из направлений внешнеполитической деятельности государств должно осуществляться в соответствии с общепризнанными нормами международного права.
Еще составители библейских книг мечтали о тех временах, когда племена и народы "перекуют мечи свои на орала и копья свои на серпы". И. Кант полагал, что если не удастся предотвратить войну путем международного договора, то нашу цивилизацию ожидает вечный мир на "гигантском кладбище человечества" после истребительной войны.
Принципы международного права - это руководящие правила поведения государств, возникающие как результат общественной практики, юридически закрепленные начала международного права. Они являют собой наиболее общее выражение устоявшейся практики международных отношений, особенно в укреплении международной безопасности и стабильности.
Принцип международного права - это норма международного права. Основные из них зафиксированы в Уставе ООН. Они являются обязательствами высшего порядка и не могут быть отменены государствами не индивидуально, не по взаимному соотношению.
Принципы международного права регулируются обычным и договорным путем. В ходе процесса обеспечения безопасности государства они выполняют одновременно две функции: способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками; закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений, таким образом, способствуют их развитию.
Наиболее авторитарными документами, раскрывающими содержание принципов международного права являются: Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г.; Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, содержащаяся в заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.

1. Рост значимости политико-правовых средств
обеспечения безопасности государства

Любое государство всегда проявляет заботу об укреплении своей безопасности, цель которой - сохранить себя как суверенное образование среди других государств. Однако эта цель достигается разными средствами. В Древнем Риме был сформулирован тезис, популярный по сей день: "Хочешь мира - готовься к войне". Но времена, когда государства могли защитить себя только созданием мощной обороны, безвозвратно ушли. Характер современного оружия не оставляет ни одному государству надежды обеспечить свою безопасность лишь военно-техническими средствами, наращиванием вооружений и вооруженных сил. В ядерной войне, если она будет развязана, под угрозу будет поставлено существование человеческой цивилизации и в ней победителей не будет. Стало очевидным, что в обеспечении безопасности государств акценты должны быть смещены в сторону приоритетного использования политико-правовых средств.
Одним из самых мощных средств поддержания международного мира во второй половине ХХ века стало международное право.
Главное его достижение - выработка общепризнанных принципов международных отношений. Это принципы:
неприменения силы или угрозы силой;
нерушимости границ;
территориальной целостности государств;
суверенного равенства;
мирного урегулирования споров;
невмешательства во внутренние дела;
уважения прав человека и основных свобод;
равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой;
сотрудничества между государствами;
добросовестного выполнения международных обязательств.
Они были юридически закреплены в Уставе ООН 1945 г., в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (1970 г.) и в Заключительном акте Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. Следование этим принципам - важнейшее средство обеспечения безопасности государств.
Одним из наиболее важных принципов в сфере международной безопасности является принцип неприменения силы или угрозы силой.
Вопрос о неприменении силы или угрозы силой впервые встал в годы Второй Мировой войны и отразил демократические устремления и надежды народов на справедливое послевоенное устройство международных отношений. Это объективная закономерность впервые была превращена в принцип международного права и закреплена в Уставе ООН.
Пункт 4 ст. 2 Устава ООН гласит: "все члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных наций". Впоследствии это положение было конкретизировано и принято в одной из резолюций ООН, а также: в Декларации о принципах международного права 1970 г.; в определении агрессии 1974 г.; в заключительном акте СБСЕ 1975 г. (совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе); Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1977 г.
Действие принципа распространяется на все государства-члены ООН (и не только их). Согласно Уставу ООН запрещается ни только применение вооруженной силы, но и невооруженного насилия, которое носит характер противоправного применения силы (ст. 2 п. 4 Устава ООН гласит о запрещении применения вооруженной силы).
В заключительном акте СБСЕ (раздел, касающийся претворения в жизнь согласованных принципов) прямо указывается, что государства-участники будут "воздерживаться от всех проявлений силы с целью принуждения другого государства-участника", "воздерживаться от любого акта экономического принуждения". Это свидетельствует о том, что современное международное право запрещает противоправное применение силы в любом ее применении.
Ст. 42-47 и 51 Устава ООН трактуют случаи применения вооруженной силы, а ст. 41 и 50 Устава ООН предусматривают законное применение невооруженной силы. В этих статьях указываются меры, которые применяются к нарушителям:
полный или частичный перерыв экономических отношений;
прекращение железнодорожных, воздушных, почтовых, телеграфных, радио и других средств сообщения;
разрыв дипломатических отношений...
Устав ООН предусматривает только 2 случая правомерного применения вооруженной силы:
в целях самообороны (ст. 51);
по решению Совета безопасности ООН в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии (ст. 39 и 42). (Например, решение Совета Безопасности ООН на применение многонациональных сил для ликвидации агрессии Ирака против Кувейта в 1991 году).
Ст. 51 Устава ООН применяется, только если произойдет вооруженное нападение на государство.
Ст. 42 используется Советом безопасности ООН только тогда, когда рекомендованные меры невооруженного характера недостаточны, уполномочивается предпринять такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Среди таких мер: демонстрация; блокада; операции воздушных, морских или сухопутных сил членов ООН.
Таким образом, принцип неприменения силы предусматривает запрещение агрессивных войн.
Согласно определению агрессии 1974 г. применение государством вооруженной силы первым может быть квалифицировано как агрессивная война, которая является международным преступлением и порождает международно-правовую ответственность государств и международную уголовную ответственность виновных индивидов. В уставах Нюрнбергского и Токийского международных военных трибуналов была дана юридическая квалификация действий агрессоров как международных преступлений.
В последние годы в содержание принципа была включена и обязанность государств воздерживаться от пропаганды агрессивной войны.
Начиная с 70-х годов в результате активной внешнеполитической деятельности мирового сообщества в нормативном содержании принципа неприменения силы особо подчеркивается обязанность государств воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью нарушения границ другого государства или как средства разрешения территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ.
В нормативное содержание принципа неприменения силы включается:
запрещение оккупации территории другого государства в нарушение норм международного права;
запрещение актов репрессий, связанных с применением силы;
запрещение предоставления государством своей территории другому государству, которое использует ее для совершения агрессии против третьего государства;
запрещение организации, подстрекательства, оказания помощи или участия в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве;
запрещение организации или поощрения организации вооруженных банд и регулярных сил, в частности наемников для вторжения на территорию другого государства.
Нарушением принципа неприменения силы следует считать:
блокаду городов или берегов государства;
любые насильственные действия, препятствующие народу осуществлять законное право на самоопределение, и др.
Другим, не менее важным, принципом в деле укрепления международной безопасности можно назвать принцип мирного разрешения международных споров.
Согласно п. 3 ст. 2 Устава ООН "все члены ООН разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость".
Эволюция этого принципа такова, что, разрабатывая международные договоры и соглашения, процесс шел от ограничения права обращаться к войне и постепенному развитию средств мирного разрешения международных споров и установления юридической обязанности государств использовать такие средства (мирные).
Ранее, согласно ст. 2 Частной конвенции о мирном решении международных столкновений 1907 г. не запрещалось обращаться к войне ("прежде чем прибегнуть к оружию"), не обязывалось обращаться к мирным средствам ("обращаться, на сколько позволяют обстоятельства"), и рекомендовался весьма узкий круг мирных средств (добрые услуги и посредничество). В то же время ст. 33 Устава ООН требует, чтобы стороны, участвующие в споре, прежде всего, старались разрешить этот спор путем переговоров, обследования, посредничества, применения арбитража судебного разбирательства, обращения к религиозным орденам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору.
П. 1 ст. 1 Устава ООН гласит, что международные споры должны разрешаться в соответствии с принципами "справедливости и международного права". Большинство государств считает, что ссылки на справедливость подчеркивают, что мирные средства обязательны для разрешения любых международных споров.
Анализ принципа мирного разрешения споров (зафиксирован в Декларации о принципах международного права 1970 г., Заключительном акте СБСЕ) показывает, что удалось отстоять ряд важных положений, которые развивают и дополняют Устав ООН и которые хотел бы отменить ряд государств (США и его союзники). В их числе:
обязанность государств "прилагать усилия к тому, чтобы в короткий срок прийти к справедливому решению, основанному на международном праве";
обязанность "продолжать искать взаимно согласованные пути мирного урегулирования споров" в тех случаях, когда спор не удается разрешить;
"воздержаться от любых действий, которые могут ухудшить положение в такой степени, что будет поставлено под угрозу поддержание международного мира и безопасности, и тем самым сделать мирное урегулирование спора более трудным".
Особенно хотелось бы отметить, что нормы принципа мирного разрешения спора в последние годы стали предметом тщательного анализа. Так, например, на совещании экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров в Ла-Валетте (Мальта, 1991 г.) рекомендованы параметры общественной системы мирного урегулирования международных споров, а итоговым документом совещания СБСЕ предусмотрено создание в Европе специального органа - "Механизм СБСЕ по урегулированию споров", который может быть использован по требованию любой из спорящих сторон и действует в качестве примирительного органа.
В целом видно, что, во-первых, удельный вес мировых средств и способов решения международных споров возрастает, а, во-вторых, государства постоянно стремятся приводить нормативное содержание принципа в соответствие с потребностями практики, жизни.
Третьим, не менее важным, принципом международного права, оказывающим существенное влияние на безопасность государства, можно назвать принцип территориальной целостности государств.
Принцип утвердился с принятием Устава ООН в 1945 г. и имеет вариации:
территориальная целостность;
территориальная неприкосновенность.
Назначение принципа - защита территории государства от любых посягательств.
Устав ООН запретил угрозу силой или ее применение против территориальной целостности (неприкосновенности) и против независимости любого государства.
В Декларации о принципах международного права 1970 г. при раскрытии формулировки п. 4 ст. 2 Устава ООН были отражены элементы этого принципа, хотя сам он отдельно не применялся. Например:
устанавливалось, что государство "должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение единства и территориальной целостности любого государства";
отмечалось, что "территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения сил в нарушении положений Устава";
что "территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате утраты силы или ее применения";
не должны "признаваться законными какие-либо территориальные приобретения, явившиеся результатом утраты силой или ее применения".
На совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. данный принцип нашел там свое отражение, и в ходе его работы была дана полная его формулировка: "Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозы силой.
Государства-участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в результате общественной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их отсутствия. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признана законной".
Таким образом, изложение данного принципа в заключительном акте СБСЕ обязало государства:
уважать территориальную целостность друг друга;
воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН.
Из этого следует, к примеру, что:
транзит через территорию любого иностранного государства любых транспортных средств является нарушением не только неприкосновенности границ, но и неприкосновенности государственных территорий;
все природные ресурсы иностранного государства неприкосновенны, и разработка их без разрешения является нарушением территориальной неприкосновенности;
использование государством своей территории не должно наносить ущерб естественным условиям территории другого государства (Чернобыль).
И в заключении, по-нашему мнению, стоит остановиться на принципе нерушимости государственных границ. Эта идея впервые получила свое правовое оформление в договоре СССР и ФРГ от 12 августа 1970 г., а затем ПНР, ЧССР, ГДР с ФРГ, т.е. закрепила юридически послевоенное положение границ в Западной Европе. С этого времени нерушимость границ стала нормой международного права, юридически обязательной для государств. В договорах СССР, ПНР, ГДР, ЧССР с ФРГ выражено два существенных элемента:
признание существующих границ;
отказ, от каких-либо территориальных претензий.
Как принцип нерушимости границ он был сформулирован в Заключительном акте СБСЕ в 1975 году. "Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг с другом, как и границы всех государств в Европе, и потому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы".
Признание этого принципа означает также и отказ от каких либо территориальных притязаний, т.е. государства "будут соответственно воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват или узурпацию части или всей территории любого государства-участника".
Исходя из этого, основное содержание принципа нерушимости границ можно свести к трем основным элементам:
признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом;
отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем;
отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение.
При этом следует отметить, что существует два понятия относительных границ:
1. Нерушимость границ действует только в отношении государств-участников Заключительного акта СБСЕ (т.е. стороны Западной Европы, США и Канады).
2. Неприкосновенность границ является принципом общего международного права и действует на континентах независимо от того, существует или нет специальное соглашение по этому вопросу.
Практическое значение международного права как средства обеспечения безопасности государств состоит также и в том, что оно определяет:
стандарты в области прав человека;
меры по обеспечению безопасности государств, проведение операций по поддержанию или восстановлению мира, порядок использования коллективных (миротворческих) сил;
порядок военно-морской, военно-воздушной, военно-космической деятельности;
правовой режим (статус) войск, находящихся на территории иностранных государств;
условия, пределы использования оружия и боевой техники, находящихся на вооружении армии и флота;
порядок осуществления мер доверия и международного контроля в военной области;
меры по предотвращению загрязнения окружающей среды;
порядок, процедуру заключения международных договоров о военном сотрудничестве;
критерии для правовой оценки действий национальных войск (сил флота) и вооруженных сил иностранных государств в нетипичных ситуациях.
На основе международного права к настоящему времени выработан целый комплекс средств и мер:
мирного разрешения споров, обеспечения коллективной безопасности (всеобщей и региональной);
ослабления международной напряженности и прекращения гонки вооружений, разоружения, ликвидации иностранных военных баз;
предотвращения ядерной войны и внезапного нападения;
демилитаризации отдельных территорий;
пресечения актов агрессии, нарушения мира и угрозы миру;
создания зон мира в различных районах земного шара, укрепления доверия между государствами и др.
Главную роль в содействии урегулированию споров между государствами, ослаблению напряженности, предотвращению конфликтов и прекращению военных действий играет ООН. Для этого применяются разнообразные средства:
принятие решений Советом Безопасности ООН о прекращении огня;
направление групп по установлению фактов в зону вооруженного конфликта, миссий наблюдателей;
проведение операций по поддержанию мира (ОПМ) силами, состоящими из воинских контингентов государств под командованием ООН и др.
Устав ООН допускает заключение региональных соглашений или создание органов для разрешения вопросов, относящихся к поддержанию международного мира и безопасности, соответствующих целям ООН (ст. 52).
Вместе с тем, государства вправе также использовать свои вооруженные силы в целях обеспечения индивидуальной или коллективной самообороны в соответствии со ст. 51 Устава ООН.

2. Правовые аспекты обеспечения безопасности государства
в морском, воздушном и космическом пространстве

Правовой режим морских и океанических пространств определяется международным морским правом, а также внутренним законодательством государств.
Повышение подготовки и выучки личного состава флота (совершение дальних походов, учений, в том числе с проведением стрельб, несение дежурства, осуществление патрулирования и др.) непосредственно связано с применением кораблями международного морского права, нормы которого определяют их правовой статус, а также режим морских пространств (открытого, территориального моря, прилежащей зоны, исключительной экономической зоны, архипелажных вод и др.), в которых осуществляется военное мореплавание. Например, командир корабля в море представляет интересы России, в связи с чем на него государством возлагается ответственность за неукоснительное соблюдение принципов и норм международного и международного морского права.
Так, в частности, в соответствии со ст. 31 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. "государство (флаг) несет международную ответственность за любой ущерб или убытки, причиненные прибрежному государству в результате несоблюдения каким-либо военным кораблем или другим государственным судном... законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, или положений настоящей Конвенции, или других норм международного права".
В процессе военного или гражданского мореплавания нередки случаи нарушения кораблями одних государств порядка использования морских пространств, что затрагивает интересы других государств, а порою создает реальную угрозу для их безопасности. Правильное применение и неукоснительное соблюдение моряками норм международного морского права является одной из гарантий выполнения стоящих перед ними задач и предотвращения инцидентов в море.
Активизация международных отношений, научно-техниче-ский прогресс оказывают воздействие на развитие принципов и норм международного морского права. Так, нормы, содержащиеся в женевских конвенциях 1958 года ("О территориальном море и прилежащей зоне", "Об открытом море", "О континентальном шельфе"), получили свое дальнейшее развитие в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.
Морская деятельность регулируется также множеством двусторонних и региональных соглашений, нормы которых обязательны для соблюдения кораблями, плавающими под флагами государств-участников этих соглашений.
Так, например, в соответствии с Соглашением между Правительством СССР и Правительством США о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним от 25 мая 1972 г. "корабли Сторон не должны предпринимать имитации атак путем разворота орудий, пусковых установок, торпедных аппаратов и других видов оружия в направлении встречного корабля другой Стороны, не должны выбрасывать в направлении встречных кораблей другой Стороны какие-либо предметы, а также не должны использовать прожекторы или другие мощные осветительные средства для освещения ходовых мостиков встречных кораблей другой стороны" (п. 6 ст. III). Аналогичные соглашения имеются с Великобританией (15 июля 1986 г.), Канадой (20 ноября 1989 г.) и другими государствами.
Если названные двусторонние соглашения направлены на обеспечение безопасности плавания кораблей и полетов воздушных судов за пределами территориальных вод, то Соглашением между Правительством СССР и Правительством США о предотвращении опасной военной деятельности от 12 июня 1989 г. (вступило в силу с 1 января 1990 г.) охватывается более широкий круг непреднамеренных действий сторон (вхождение персонала, техники вооруженных сил одной стороны в пределы территории другой, применение лазеров, создание помех сетям управления и др.), урегулирование которых является целью данного документа.
Правовой режим воздушного пространства, в котором осуществляется воздушная деятельность государств, различен. Над международной территорией (например, Антарктикой, открытым морем) он определяется международным воздушным правом, а над государствами - их внутренним законодательством (например, Воздушным кодексом РФ 1997 г.) и нормами международного воздушного права. Критерием правомерности деятельности авиации, осуществляющей полеты за пределами государственной территории, является международное воздушное право, основными источниками которого являются Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г., другие многосторонние соглашения, а также двусторонние договоры между государствами.
Хотя Чикагская конвенция и не применяется к государственным воздушным судам (т.е. судам, используемым на военной, таможенной, полицейской службах), тем не менее, в ней содержится норма, касающаяся воздушной деятельности государств. В частности, в ст. 3 этого документа отмечается, что "никакое государственное воздушное судно Договаривающегося государства не производит полета над территорией другого государства и не совершает на ней посадки, кроме как с разрешения, предоставляемого специальным соглашением или иным образом, и в соответствии с его условиями". Чикагская конвенция, таким образом, недвусмысленно определяет договорный порядок полетов самолетов над территорией иностранного государства. Однако не требуется ни специального разрешения, ни уведомления, если, например, самолет терпит бедствие и идет на вынужденную посадку.
В то же время самолеты вправе свободно летать над открытым морем. Это положение юридически закреплено в ст. 2 Конвенции об открытом море 1958 г., а также в Конвенции ООН по морскому праву, в соответствии с которой свобода открытого моря включает и свободу полетов над ним как для прибрежных государств, так и для государств, не имеющих выхода к морю.
Однако свобода полетов не означает неограниченной свободы деятельности в воздушном пространстве над открытым морем. Командиры самолетов не должны совершать каких-либо противоправных действий в отношении воздушных, морских судов или искусственных сооружений в море, принадлежащих другим государствам, ограничивать их право на пользование свободами открытого моря. В целях предотвращения опасной деятельности в воздушном пространстве над открытым морем государствами заключаются международные соглашения. В соответствии с такими соглашениями командиры воздушных судов сторон при приближении к воздушным судам и кораблям другой стороны должны проявлять максимальную осторожность и в интересах взаимной безопасности не должны допускать имитации атак или имитации применения оружия по кораблям и воздушным судам другой стороны, выполнения различных пилотажных фигур над кораблями другой стороны, сбрасывания в направлении кораблей другой стороны каких-либо предметов, которые могут представлять опасность для этих кораблей или для мореплавания.
В связи с расширением в нынешних условиях сферы межгосударственного сотрудничества в военной области деятельность государств по урегулированию полетов военных самолетов приобретает особую актуальность. Например, в соответствии с Договором по открытому небу, предусматривающим осуществление полетов военных самолетов для проверки выполнения международных соглашений, возникает ряд проблем, в том числе международно-правовых, успешное разрешение которых осуществляется с непосредственным участием военных ведомств государств.
Ныне космическое пространство является сферой, которую государства широко используют в интересах обеспечения безопасности (радиосвязь, картографирование, навигация, международный контроль, дистанционное зондирование Земли и др.). Использование космоса, как составная часть космической деятельности государств, регулируется принципами и нормами международного космического права, национальными законами о космической деятельности.
Основными источниками международного космического права являются Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.), Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968 г.), Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 г.), Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975 г.), Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (1979 г.) и др.
Особенностью правового режима космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, является то, что оно "открыто для исследования и использования всеми государствами" (ст. I Договора по космосу). В то же время освоение космоса должно осуществляться в рамках международного права, в интересах поддержания международного мира и безопасности народов.
В связи с расширением сферы космической деятельности и увеличением числа государств, участвующих в ее осуществлении, все актуальнее становятся проблемы, связанные с предотвращением милитаризации космоса и его загрязнением, дистанционным зондированием Земли, использованием ядерных источников энергии, делимитацией воздушного и космического пространства, осуществлением международного контроля и др. Требуют своего решения вопросы, касающиеся разработки правового статуса космических кораблей, в том числе с интернациональным экипажем на их борту, а также правового урегулирования полетов космических объектов типа "Шаттл", "Буран" и др.
В целях обеспечения коллективной безопасности и поддержания мира государства сотрудничают в деле размещения войск за пределами государственной территории. В договорах о пребывании войск на иностранной территории определяется порядок их размещения и передвижения, осуществления маневров, условия пользования различными сооружениями, средствами связи, транспорта и др.
Тщательная правовая проработка этих проблем призвана обеспечить договорное закрепление такого правового статуса пребывания войск на иностранной территории, который гарантировал бы успешное выполнение стоящих перед ними задач.
Нормы международного права запрещают или ограничивают использование, испытание, размещение оружия, боевой техники в определенных пространственных средах.
В соответствии с Договором о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г. каждый из его участников "обязуется запретить, предотвращать и не производить любые испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем: в атмосфере; за ее пределами, включая космическое пространство; под водой, включая территориальные воды и открытое море" (ст. I Договора).
По Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г. государства-участники взяли на себя обязательства не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому другому государству-участнику этой конвенции.
Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года запрещается вывод на орбиту вокруг Земли любых объектов с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, размещение такого оружия на небесных телах. Не допускается также создание на небесных телах военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров.
Учитывая важность и неотложность ликвидации оружия массового уничтожения государствами были подписаны Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1972 г.), Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (1993 г.).
Кроме установленных договорных запретов на применение некоторых существующих видов оружия, ограничение пространственных пределов их использования государства обязались при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны определять, подпадают ли они под запрещения, установленные международным правом (ст. 36 Дополнительного протокола I к женевским конвенциям 1949 г. "О защите жертв войны").
Требования действующих международно-правовых актов о запрещении или ограничении применения оружия касаются вооруженных сил государств и требуют создания в их структурах специального механизма, обеспечивающего их выполнение. Так, например, по смыслу названной ст. 36 Дополнительного протокола I, он должен включать юридическую оценку (экспертизу) вновь создаваемых образцов вооружений и боевой техники на предмет соответствия их международному праву.

3. Международный контроль и меры доверия в деле
обеспечения безопасности

Крупнейшая концентрация вооружений и вооруженных сил в Европе и во всем мире в середине 70-х годов создала обстановку подозрительности и враждебности между государствами. Их устранение потребовало поиска мер, ведущих к созданию климата доверия между государствами вообще, и в военной области, в частности.
Юридическое содержание добросовестности вытекает из текста Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. из разделов: применение договоров (ст. 28-30); толкование договоров (ст. 31-33).
Применение положений договора во многом определяется его толкованием. С этой точки зрения можно предположить, что добросовестным будет применение договора, который и истолкован добросовестно (в соответствии с обычным значением, которое следует предавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора). Важным шагом в этом направлении явилась выработка государствами мер по укреплению доверия в рамках СБСЕ, содержащихся в Документе по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения, включенном в Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.; Итоговом документе мадридской встречи 1980 г.; Документе стокгольмской конференции по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению 1986 г.; Итоговом документе венской встречи 1989 г. и других документах СБСЕ (а с 1994 г. - ОБСЕ).
В Документе по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения нашли юридическое закрепление следующие меры по укреплению доверия в военной области: предварительное уведомление о крупных военных учениях; обмен наблюдателями; предварительное уведомление о крупных передвижениях войск; содействие обменам по приглашению между военным персоналом, включая визиты военных делегаций.
В Стокгольмском документе государства-участники СБСЕ расширили круг мер доверия, согласившись на предварительное уведомление об определенных видах военной деятельности, наблюдение за определенными ее видами, обмен ежегодными планами уведомляемой военной деятельности и др. Кроме того, государства договорились о том, что согласованные меры укрепления доверия и безопасности будут обеспечиваться адекватными формами проверки.
Очевидно, что меры укрепления доверия в военной области - это система политико-правовых средств, направленных на обеспечение международной безопасности, добросовестное выполнение которых государствами устраняет сомнения и подозрительность между ними, создает благоприятные условия для дальнейшего развития международного сотрудничества.
Деятельность государств по соблюдению договоров, касающихся мер по укреплению доверия и безопасности, непосредственно затрагивает интересы военной организации России и требует глубокой проработки названных международно-правовых актов в целях выработки и обеспечения правового статуса наблюдателей и инспекторов, а также высокопрофессиональной подготовки и работы в этом качестве российских военнослужащих. В связи с развитием и совершенствованием института мер укрепления доверия и безопасности в рамках ОБСЕ знания международного права необходимы и для подготовки проектов соглашений, нацеленных на расширение зоны доверия.
Важным средством укрепления доверия между государствами является международный контроль. Институт международного контроля широко применяется по соглашениям в области разоружения, охраны окружающей среды, освоения космоса и др. Так, например, Национальный центр России по уменьшению ядерной опасности и подобный ему в США являются по сути рабочими органами правительств по контролю за реализацией международных договоров об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок, о взаимных заблаговременных уведомлениях о крупных стратегических учениях, о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, об ограничении подземных испытаний ядерного оружия, о подземных ядерных взрывах в мирных целях и других.
При этом контрольная деятельность государств может способствовать укреплению доверия только при том непременном условии, если она будет правомерной. Критерием правомерности в осуществлении контроля являются основные принципы и нормы международного права.
В практическом плане ими руководствуются военные делегации, эксперты, инспектора, наблюдатели на переговорах по обсуждению проблем контроля, при проверке выполнения действующих соглашений государствами или разработке проектов международных документов, касающихся контрольной деятельности государств.

4. О диалектике взаимосвязи прав человека
и процесса обеспечения безопасности государства

Наряду с обществом и государством к основным объектам безопасности государства относится личность - ее права и свободы. В связи с этим соблюдение прав человека в каждом государстве, т.е. у себя дома и во всем мире является важнейшим условием в ходе обеспечения как национальной, так международной безопасности.
Личные права и свободы человека называются личными потому, что принадлежат человеку или гражданину, так как он является индивидом, представителем человеческой общности. Однако необходимо пояснить, что личные права и права личности - совершенно различные понятия. Права личности - это меры возможного поведения, принадлежащие индивиду, который определяет себя в обществе и общество вокруг себя, может осознавать поступки и предвидеть их последствия. Личность обладает дееспособностью. Например, в России к правам личности относятся: право на жизнь; право на личное достоинство; право на свободу и личную неприкосновенность; право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени и др.
Социальные катаклизмы, любые надломы в историческом развитии народов и наций, спады и подъемы в государственной и общественной жизни, равно как и процесс по обеспечению национальной безопасности не могут быть оправданием нарушений прав и свобод человека.
Следовательно, актуальность анализа диалектики взаимосвязи прав человека и процесса обеспечения национальной безопасности государства имеет особый смысл для обеспечения безопасности нашей страны - России. Происходящие в ней сложные процессы становления системы национальной безопасности в условиях новой государственности, демократизации общественной жизни, перехода к рыночным отношениям, осуществления реформы чреваты нарушением социальной и политической стабильности, появлением и эскалацией внутриполитических и других конфликтов, в том числе и вооруженных.
Мировая история учит, что конфликтогенность процессов обеспечения национальной безопасности в условиях реформирования страны напрямую зависит от того, как будут решаться проблемы защиты прав человека, станут ли они в центре внимания государства и общества. Понятно, что особое значение при этом имеет правовой статус личности, принимающей самое активное участие в процессе обеспечения безопасности страны, обеспечение ее социального положения на уровне норм международных стандартов в области прав человека.
Международным сообществом накоплен большой опыт в разработке стандартов в области прав человека и создании механизма по их соблюдению. В ходе повышения эффективности функционирования механизма обеспечения безопасности государства гарантом их обеспечения является государство в лице его органов законодательной, исполнительной и судебной властей, а также государственного управления.
В Конституции Российской Федерации (1993 г.) правовому статусу личности посвящена глава 2, озаглавленная "Права и свободы человека и гражданина". В ст. 80 закреплено, что "Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина". То есть, если Президент России обнаруживает, что какой-то закон нарушает права и свободы гражданина, то он должен использовать право законодательной инициативы, чтобы устранить это нарушение. Кроме того, если Президент России узнает, что какой-то орган исполнительной власти нарушает права и свободы человека и гражданина, в том числе и в ходе процесса по обеспечению безопасности государства, то он должен принять меры по пресечению этих нарушений. Также Президент России является инициатором по обращению в Конституционный Суд.
На международном уровне защита прав человека находит выражение в Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (Пактах о правах человека), Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., а также в документах, принятых в рамках ОБСЕ, Совета Европы и СНГ. В названных документах содержатся, например, положения о том, что государства признают право каждого человека на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности, "одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации" (ст. 7 Пакта об экономических, социальных и культурных правах), "на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни" (ст. 11).
В Пакте о гражданских и политических правах провозглашается право на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. В то же время эта норма не препятствует введению законных ограничений пользования этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил и полиции (ст. 22).
В Пактах о правах человека предусматривается комплекс различных мер по осуществлению субъективных прав человека. Например, Пактом о гражданских и политических правах предусмотрено создание Комитета по правам человека, состоящего из восемнадцати независимых экспертов, выдвигаемых и избираемых государствами-участниками Пакта. Они работают в личном качестве. Комитет осуществляет контроль за соблюдением положений Пактов в том числе и путем рассмотрения периодических докладов, представляемых государствами-участниками Пакта (ст. 40). Каждое государство обязуется представлять такие доклады в течение первого года после вступления для них в силу Пакта о гражданских и политических правах, а после этого - по требованию Комитета. Комитет, изучив доклады, высказывает свою точку зрения и направляет ежегодные доклады Генеральной Ассамблее и Экономическому и Социальному Совету ООН (ЭКОСОС). Доклады рассматриваются на открытых заседаниях и в присутствии представителя заинтересованного государства, которому могут задавать вопросы. Комитет вправе также адресовать свои соображения непосредственно правительствам.
На защиту прав и свобод человека, осуществляющего защиту своей Родины в процессе обеспечения национальной безопасности, особенно в ходе войны, направлены нормы международного гуманитарного права, применяемого в период вооруженных конфликтов. Основными источниками международного гуманитарного права являются Женевские конвенции от 12 августа 1949 г. о защите жертв войны и Дополнительные протоколы I и II к ним 1977 г. Нормы международного гуманитарного права обязывают государства обеспечивать правовую защиту законных участников вооруженных конфликтов: раненых, больных, военнопленных, лиц, потерпевших кораблекрушение, т.е. обеспечивать им такой правовой статус, который гарантировал бы гуманное обращение с ними и исключал бы насилие, издевательство, глумление над личностью.
Хотя само понимание права уважения человека корнями уходит в XIX век, однако становление как принципа всеобщего уважения прав человека пошло с принятием Устава ООН.
В преамбуле Устава члены ООН утвердили "веру в основные права человека..., в равноправие мужчин и женщин".
Так в ст. 1 Устава ООН в качестве цели членов ООН говорится о сотрудничестве между ними, поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, безразличии расы, пола, языка и религии.
В то же время ст. 55 Устава ООН гласит "... ООН содействует:
повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;
всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основ свобод для всех".
При этом ст. 56 предусматривает, что "все члены ООН обязуются принимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с организацией для достижения целей, указанных в ст. 55".
Однако, несмотря на обилие международных основополагающих нормативно-правовых актов, надо, к сожалению, отметить, что в отношении обеспечения прав и свобод человека, занимающегося обеспечением безопасности своего Отечества, далеко еще не все сделано. И хуже того, закрепленные в Пактах о правах человека, законах права и свободы граждан нарушаются. Предстоит пройти огромный путь во имя того, чтобы всем были гарантированы общепризнанные права и свободы и в мирное, и в военное время.
Исходя из вышеперечисленного вполне очевидно, что настала необходимость в усовершенствовании нормативно-правовой базы действующего российского законодательства, которая позволяла бы более тщательно, надежно оберегать права человека, гражданина, общества и государства на безопасность своего развития, вводить ограничения и запреты в интересах повышения национальной безопасности Российской Федерации в XXI веке. При этом необходимо учитывать, что при обеспечении безопасности государства права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения. Например, ст. 12 Федерального конституционного закона 2001 г. "О чрезвычайном положении" могут быть предусмотрены следующие меры или временные ограничения: введение комендантского часа; ограничение свободы печати и других средств массовой информации; приостановление деятельности политических партий и иных общественных объединений; проверка документов, удостоверяющих личность граждан, личный досмотр, досмотр их вещей, жилища и транспортных средств; ограничение или запрещение продажи оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, специальных средств и т.п.
При этом граждане и организации в установленном законодательством порядке вправе получать разъяснения от субъектов обеспечения безопасности по поводу ограничения прав и свобод. Игнорирование прав человека в ходе процесса обеспечения безопасности государства может серьезно усугубить и осложнить его исход, а затем и вылиться во внутриполитические конфликты.
Рассмотрим возможные ограничения прав и свобод человека по законодательству Российской Федерации. Следует учитывать при этом, что федеральным законодательством предусмотрены как правовые нормы, непосредственно направленные на обеспечение прав и свобод человека в условиях чрезвычайного положения, так и нормы, содержащие "процедурные" вопросы но, которые также косвенно служат целям предотвращения нарушения прав и свобод человека в ходе обеспечения безопасности страны.
К первым относятся прежде всего нормы, содержащиеся в Конституции Российской Федерации. Так, например, ст. 56 устанавливает, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с Федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. В то же время ни при каких условиях не подлежат ограничению права и свободы человека, предусмотренные:
статьей 20 (право на жизнь с учетом положений о смертной казни);
статьей 21 (достоинство личности охраняется государством. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам);
статьей 23, ч. 1 (каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени);
статьей 24 (сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом);
статьей 28 (каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии сними);
статьей 34, ч. 1 (каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности);
статьей 40, ч. 1 (каждый имеет право на жилище, не может быть произвольно лишен жилища);
статьями 46-54 (положения о судебной защите, о праве на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, о том, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, что никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон).
Анализ вышеизложенного позволяет сделать вывод, что Конституция Российской Федерации имеет более широкий перечень прав и свобод человека, которые не могут быть ограничены даже во время чрезвычайного положения, о чем говорится в п. 2 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.
Таким образом, подводя итог нашим рассуждениям можно с уверенностью сказать, что вопрос диалектики взаимосвязи российского и международного права и процесса обеспечения безопасности Российской Федерации в современных условиях становится все более актуальным. Еще не в полном объеме проработаны законодательные основы механизма функционирования обеспечения национальной безопасности. Кроме того, необходимо проводить работу по согласованию содержания нормативно-правовых актов в сфере обеспечения прав человека в ходе реформирования системы российской и международной безопасности.

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Проведенный в монографии анализ еще раз подтвердил уже известное положение о чрезвычайной сложности правовых проблем, связанных с обеспечением безопасности Российской Федерации. Вместе с тем, в литературе уже обозначены контуры, основные подходы к решению этой задачи. Это, прежде всего, наличие определенного плана, определенной программы или, как принято говорить, концепции национальной безопасности России, предусматривающей комплексный подход в нейтрализации многочисленных и самых разнообразных опасностей, возникающих для нашего общества.
В свою очередь, важным условием успешной разработки конкретной концепции национальной безопасности государства является знание основных положений ее теоретических основ, выполняющих методологические функции по отношению к проблемам этой сферы. Именно поэтому в монографии уделено много внимания теоретико-методологическим и правовым основам национальной безопасности Российской Федерации.
Особенно большое значение имеет глубокое уяснение сущности и объема содержания основных понятий, используемых в разработке проблем безопасности государства, основных компонентов структуры опасности и безопасности личности, общества, характера взаимосвязи и взаимодействия их групп, форм и конкретных видов.
Не менее важно понимание будущими юристами и работниками таможенных органов роли правовых основ безопасности в структуре права общества, характера их взаимосвязи с другими конкретными видами права. Все это позволит студентам более полно и четко представить весь диапазон сил, средств и методов, используемых для обеспечения безопасности Российской Федерации.
Рассмотрение сущности общей теории безопасности России и ее конкретных составляющих показало, что достижение высокой эффективности процесса обеспечения безопасности России в современных условиях предполагает решение двух основных, но взаимосвязанных задач.
Во-первых, необходимо обеспечить постоянное совершенствование общества как социального организма, форм и способов его жизнедеятельности как в целом, так и его составляющих сфер в соответствии с развитием производительных сил, требованиями научно-технического прогресса путем постоянного проведения различных реформ. Только на этой основе можно обеспечить целостность и устойчивость общества, его способность к эффективному функционированию и развитию.
Во-вторых, в современных условиях продолжает оставаться жизненно необходимым достижение и поддержание гарантированной защищенности государства, общества в целом, и личности, в частности, от враждебных внутренних и внешних воздействий.
В ходе выполнения этих задач важно понимание того, что безопасность каждой страны (каждого общества) в современном взаимозависимом, целостном мире тесно связана как с безопасностью ее внутренних структур (личности, классов, наций и других социальных групп), так и безопасностью других стран, целых регионов и всего мира.
Автор данного труда вполне осознает, что в книге рассмотрены далеко не все проблемы общей теории безопасности государства, которые требуют внимания ученых и исследователей. С другой стороны, он понимает, что и те проблемы, которые рассмотрены, не до конца решены, требуют дальнейшего исследования и уточнения. Представляется целесообразным в дальнейшем более глубже раскрыть правовой процесс обеспечения безопасности Российской Федерации в XXI веке.






С П И С О К Л И Т Е Р А Т У Р Ы

На русском языке
Нормативные акты
Военная доктрина Российской Федерации. М., 2000.
Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г.
Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации. 1996. 29 апр.
Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г.
Договор о сотрудничестве в охране границ государств-участников Содружества Независимых Государств с государствами, не входящими в Содружество от 26 мая 1995 г.
Доктрина информационной безопасности. М., 2000.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. 1950.
Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. // Ведомости СССР. 1975. Приложение к № 33.
Закон Российской Федерации "О безопасности". М., 1992.
Закон Российской Федерации "Об обороне". М., 1996.
Закон Российской Федерации № 1026-1 от 18 апреля 1991 г. "О милиции".
Закон Российской Федерации № 151-ФЗ от 22 августа 1995 г. "Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей".
Закон Российской Федерации № 27-ФЗ от 6 февраля 1997 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации".
Закон Российской Федерации № 3-ФЗ от 9 января 1996 г. "О радиационной безопасности населения".
Закон Российской Федерации № 40-ФЗ от 3 апреля 1995 г. "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации".
Закон Российской Федерации № 4524-1 от 19 февраля 1993 г. "О федеральных органах правительственной связи и информации".
Закон Российской Федерации № 45-ФЗ от 20 апреля 1995 г. "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов".
Закон Российской Федерации № 4730-1 от 1 апреля 1993 г. "О Государственной границе Российской Федерации".
Закон Российской Федерации № 5238-1 от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции".
Закон Российской Федерации № 57-ФЗ от 27 мая 1996 г. "О государственной охране".
Закон Российской Федерации № 5-ФЗ от 10 января 1996 г. "О внешней разведке".
Закон Российской Федерации № 68-ФЗ от 21 декабря 1994 г. "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера".
Закон Российской Федерации № 69-ФЗ от 21 декабря 1994 г. "О пожарной безопасности".
Конституция Российской Федерации. М., 1993.
Конституция СССР. М., 1936.
Концепция внешней политики Российской Федерации. М., 2000.
Концепция национальной безопасности Российской Федерации. М., 2000.
Концепция перехода к устойчивому развитию. 1994. 1 апр.
Международный пакт о гражданских и политических правах. 1966.
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. 1966.
О национальной безопасности: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Независимая газета. 1996. 14 июня.
Основные положения государственной стратегии РФ по охране окружающей природной среды и обеспечению устойчивого развития. М., 2000.
Послание Президента РФ Федеральному Собранию. М., 1994.
Постановление Правительства Российской Федерации № 470 от 4 июля 1992 г. "Об утверждении Перечня территорий Российской Федерации с регламентированным посещением для иностранных граждан".
Постановление Правительства Российской Федерации № 693 от 11 июня 1996 г. "Об утверждении Положения о порядке обеспечения особого режима в закрытом административно-территориальном образовании, на территории которого расположены объекты Министерства Российской Федерации по атомной энергии".
Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации № 483 от 20 декабря 1995 г. "О мерах по реализации Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов".
Решение Совета глав государств-участников СНГ о Концепции предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств-участников Содружества Независимых Государств от 19 января 1996 г.
Решение Совета коллективной безопасности СНГ о Концепции коллективной безопасности государств-участников Договора о коллективной безопасности от 10 февраля 1995 г.
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Польша о сотрудничестве в области предупреждения промышленных аварий, стихийных бедствий и ликвидации их последствий от 25 августа 1993 г.
Уголовный кодекс Российской Федерации № 63-ФЗ от 13 июня 1996 г.
Указ Президента Российской Федерации № 1024 от 10 июля 1996 г. "Вопросы Совета Безопасности Российской Федерации".
Указ Президента Российской Федерации № 1136 от 2 августа 1996 г. "Об утверждении Положения о Федеральной службе охраны Российской Федерации".
Указ Президента Российской Федерации № 633 от 23 июня 1995 г. "О первоочередных мерах по реализации Федерального закона "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации".
Указ Президента Российской Федерации № 784 от 27 мая 1996 г. "Вопросы гражданской обороны Российской Федерации".
Устав ООН 1945 г.
Федеральный Конституционный Закон "О чрезвычайном положении". М., 2001.

Литература
Абдулатипов Р. Г. О федеративной и национальной политике Российского государства. М., 1995.
Арбатов А. Г. Оборонительная достаточность и безопасность. М., 1990.
Аристотель. Политика: В 4-х т. Т. 3. М., 1983.
Барабин В. В. Военно-политическая деятельность государства в системе национальной безопасности. М.: Международная программа образования, 1997.
Безопасность будущей Европы. М., 1993.
Безопасность населения, территорий и хозяйственных объектов: Сб. законодательных актов и нормативных документов. М., 1994.
Белая книга Российских спецслужб. М., 1995.
Белов П. Вызовы национальной безопасности России в XX веке. М., 2000.
Бельков О.А., Даниленко И.С., Дмитриев А.П. и др. Общая теория безопасности (актуальные методологические и социально-политические проблемы). М.: ВАГШ, 1994.
Бердяев Н. А. Смысл истории. М., 1990.
Бжезинский З. Преждевременное партнерство // Полис. 1994. № 1. С. 58-67.
Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 1998.
Бжезинский З. Вне контроля. Накануне глобальной смуты.
Большая советская энциклопедия. Т. 7. М., 1972.
Васильев С. Новые подходы к понятию безопасности России. М., 1999.
Верховский А. Очерк по истории военного искусства в России XVIII и XIX вв.
Взаимная безопасность: новый подход к советско-американским отношениям. М., 1991.
Власов С. Н. Государство и некоторые его институты в новом контексте безопасности. Киев, 1991.
Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 1983. С. 581.
Возжеников А.В. Внешние факторы национальной безопасности Российской Федерации.
Волков Е. Б. Договор СНВ-2 и безопасность России // Военная мысль. 1996. № 1. С. 19-27.
Волконский А. Войско, как страж свободы: Сборник статей. 2-е изд. СПб., 1906. С. 6.
Воробьев А., Молодцова В. Как живешь соотечественник? // Российская газета. 1999. 10 июля.
Выступление директора ЦРУ Джорджа Тенета "Всемирная угроза 2001: национальная безопасность в меняющемся мире" перед сенатским комитетом по разведке // Пер. Елены Шестрениной.
Гегель Г. Философия права. М.: Мысль, 1990.
Геополитика и национальная безопасность: Словарь основных понятий и определений. М., 1998.
Гидиринский В.И. Русская идея и армия. М.: ВУ, 1997.
Голубев В. И., Пусько В. С. Современная концепция безопасности и проблемы ее реализации. М.: ВУ, 1996.
Государственно-патриотическая идеология и духовный потенциал российской армии // Материалы научно-теоретической конференции. М.: ВУ, 1998.
Гумилев Л. Н. От Руси к России: Очерки этнической истории. М., 1992.
Дмитриев А.П. Концепция предотвращения войн и ее место в системе теоретических знаний // Геополитика и безопасность. 1995. № 3. С. 88-95.
Дмитриев А.П. Соотношение стабильности и безопасности государства как проблема политической теории и практики / Современные проблемы национально-государственной и международной безопасности: Сб. материалов конференции. М.: ВА ГШ ВС, 1992. С. 38-42.
Доклад Министра обороны США Президенту и конгрессу / Пер. М., 2000.
Доклад Министра обороны США Президенту и конгрессу / Пер. М., 2001.
Доминанты. Поле мнений. № 43. 2001 // Фонд Общественного мнения. М., 2001.
Духовные ценности как предмет философского анализа: Сб. статей / Под ред. проф. Е.Г. Яковлева. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1985.
Дюверже М. Идея политики. Применение силы (власть) в обществе. Лондон, 1978.
Евстафьев Д. Г. Современные приоритеты национальной безопасности США // США: экономика, политика, идеология. 1996. № 1.
Ерофеев В.В. Воспитание посредством идеологической речи // Образ человека XX века: Рефер. сб. М.: ИНИОН, 1988.
Западная Европа на пороге третьего тысячелетия: безопасность, политика, экономика. М., 1995.
Ильин И.А. Путь духовного обновления: Собр. соч. В 10 т. Т. 1. М.: Русская книга, 1993.
Ильин И.А. Наши задачи: Собр. соч. В 10 т. Т. 2. Кн. 1. М.: Русская книга, 1993.
Итоговый документ Важной встречи представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося на основе положений заключительного акта, относящихся к дальнейшим шагам после Совещания. М., 1989.
Каневский Б. М. Международная безопасность: тенденции и перспективы // Война и мир в ядерный век. М., 1994.
Ковалкин В. С. Россия в новых геополитических реалиях на пороге XXI века. М., 1996.
Копылов А.В. Политика национальной безопасности США в 90-е годы: содержание и процесс реализации. М.: ВАГШ, 1997.
Куда дрейфует Россия? // Социально-политический журнал. 1993. № 1-2.
Лебон Г. Психология народов и масс. М.; СПб.: Макет, 1995.
Лутовинов В.И. Основные мероприятия Государственной программы РФ "О патриотическом воспитании молодежи" // Молодежь. 1995. № 3.
Лутовинов В.И. Патриотизм: проблемы формирования у молодежи в современных условиях (социально-философский анализ). М.: ВУ, 1997.
Макиавелли Н. О военном искусстве. М., 1934.
Манилов В. Л. Угрозы национальной безопасности России // Военная мысль. 1996. № 1. С. 7-17.
Манилов В.Л. Безопасность в эпоху партнерства. М.: Терра, 1999.
Манилов В.Л. Национальная безопасность: ценности, интересы и цели // Военная мысль. № 6. 1995.
Материалы "круглого стола": "Духовность, художественное творчество, нравственность" // Вопросы философии. 1996. № 2.
Материалы межведомственной военно-научной конференции "Актуальные проблемы морально-психологического обеспечения военной безопасности, подготовки и применения Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов Российской Федерации" // ГУВР ВС РФ. 1999. 23 марта.
Материалы межведомственной военно-научной конференции "Опыт работы воспитательных органов Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов Российской Федерации по морально-психологическому обеспечению антитеррористической операции в Республике Дагестан" // ГУВР ВС РФ. 1999. 23 сент.
Материалы научно-практической конференции в Совете Безопасности РФ: Концепция безопасности Российской Федерации: проблемы разработки и реалии. 16 июля 1993 г. // Безопасность. 1993. № 6. Спецвыпуск.
Материалы научно-практической конференции "Духовное наследие российской армии: история и современность" // ВУ. 1998.
Материалы научно-практической конференции "Российский опыт оборонного и военного строительства в XX столетии. Возможности его применения в организации и реформировании Российских Вооруженных Сил" // Москва. Парламентский центр. М.: Изд. центр "Ветеран Отчизны", агентство "Мегаполис", 1997.
Материалы научно-практической конференции "Современ-ные проблемы национально-государственной и международной безопасности". М.: ВАГШ, 1992.
Материалы научно-практической конференции "Военно-философские проблемы в творчестве русских мыслителей" / Отв. ред. Д. Волкогонова. М.: ВПА, 1990.
Материалы научно-практической конференции "Отечественная геополитическая традиция и духовный компонент национальной безопасности России" // Духовное наследие Российской Армии: история и современность. М.: ВУ, 1998.
Матц У. Идеологии как детерминанты политики в эпоху модерна // Полис. 1992. № 1-2.
Михайлов С. Ф., Петров В. А., Тимофеев Ю. А. Информационная безопасность: Защита информации в автоматизированных системах: Основные концепции. М., 1995.
Михалкин Н.В. Безопасность Российской Федерации. Вопросы теории и практики. М.: МО РФ, 1993.
Монахов Н.К., Рыжов О.А. Механизм влияния государственно-патриотической идеологии на духовный потенциал армии и флота // Военная мысль. 1999. № 2.
Мунтян М. Геостратегическая позиция России в меняющемся мире // Обозреватель: проблемы, анализ, прогнозы. № 22. 1993.
Мухин И. В. Концептуальные основы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. М.: ВАГШ, 2000.
Най Дж. С. Политика США в области безопасности: задачи XXI века // Внешняя Политика США (электронный журнал ЮСИА). 1998. Июль. Т. 3. № 3.
Национальная безопасность России на Востоке: Вопросы и ответы // Под ред. чл.-кор. РАН Г. И. Чуфрина. М., 1994.
Национальная безопасность: актуальные проблемы. М.: ВАГШ, 1999.
Национальная доктрина России (проблемы и приоритеты). М., 1994.
Начинов С.Е. Информационная безопасность России: глобальное управление и новые информационные технологии: Проблемы социальной стабильности и внешних воздействий на кризисы и конфликты // Безопасность. 1993. № 6. С. 65-72.
НГ-сценарии. 1996. № 2.
Никулин П. Секретность и экономическая безопасность // КГБ: вчера, сегодня, завтра. М., 1994.
Новикова О. Н. Концепция "национальной безопасности" в современной американской политологии: Научно-аналит. обзор. М., 1994.
Новопрудский С. Россия делает ставку на Белоруссию // Известия. 1999. 17 апр.
Новые известия. 1998. № 190. 8 окт.
Носова Л. С. Бюрократические "игры" и национальная безопасность: Теория и практика. М., 1991.
Обращение российских предпринимателей к главе Российского государства и ко всем ответственным политикам // Известия. 1999. 6 апр.
Общая теория безопасности (актуальные методологические и социально-политические проблемы): Учебн. пособие // О. А. Бельков, И. С. Даниленко, А. П. Дмитриев и др. / Под ред. А.И. Позднякова. М.: ВАГШ, 1994.
Основы политологии: Курс лекций / Под ред. проф. В.П. Пугачева. М.: МГУ, Изд-во Знание, 1992.
Панов М. Е. К вопросу о методологических основах оценки безопасности // Геополитика и безопасность. 1995. № 3. С. 31-45.
Подберезкин А.И., Макаров В.В. Стратегия для будущего Президента России. М.: Русский путь, 2000.
Поздняков А.И., Попенков В.И. Геополитическое соперничество в современном мире: история и перспективы. М.: ВАГШ, 1998.
Позняков Э. А. Геополитика. М., 1995.
После того, как лед тронулся: Цели национальной безопасности в период, сменивший холодную войну. Слушания в сенате США. М., 1991.
Проблемы безопасности и устойчивости социально-политического развития российского общества // Под ред. Г.В. Осипова, В.А. Рубинова. М., 1994.
Проблемы глобальной безопасности: Материалы семинаров в рамках н.-и. и информ. прогр. (ноябрь 1994 - февраль 1995 гг.). М., 1995.
Проблемы национальной безопасности в демократическом обществе: Материалы международной и научной конференции. Нижний Новгород, 1992.
Прохожев А. А. Национальная безопасность: к единому пониманию сути и терминов // Безопасность. 1995. № 9/29.
Пути к безопасности. № 1. Вып.7. 1992.
Пути к безопасности. № 1. Вып. 10. 1993.
Путин В.В. Россия на рубеже тысячелетий. М., 2000.
Рахимов О.Х-А. Моральная регуляция воинской деятельности. М.: ГАВС, 1994.
Родзянко О.М. Духовные ценности народа // Россия и современный мир. 1993. № 1.
Российская газета. 1999. 22 окт. С. 7.
Россия на пороге XXI века (Современные проблемы национально-государственного строительства РФ). М.: Обозреватель, 1996.
Россия: в поисках стратегии безопасности. М.: Наука, 1996.
Русская идея. М., 1992.
Соловьев В.С. Соч. в 2 т. 2-е изд. Т. 2. М.: Мысль, 1990.
Тощенко Ж.Т. Идеологические отношения: опыт социологического анализа. М.: Мысль, 1988.
Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: Полис, 1994.
Чугунов В.М. Духовный потенциал военной безопасности государства (социально-философский анализ). М.: Монино, 1998.
Шапошников Е. И. Концепция безопасности Российской Федерации: проблемы разработки и реализации // Безопасность. 1993. № 8.
Шаран П. Сравнительная политология: В 2 ч. Ч. 1 / Пер. с англ. М., 1992.

На иностранных языках
Associated Press, 1999, 2000.
Dokumentation zur Katolischen und Evangelischen Militarseelsorge. Bonn, 1991.
Enciclopaedia Britanica. Vol. 25. 1988. P.
Goodin R. Manipulatory Politics. N.Y., 1982.
Ideology and National Competitiveness. An Analysis of Nine Countries//Ed. by Lodge G., Vogel E. Boston, 1987.
Jane's defence weekly, 1997, 1998.
Jong K. Handbook of Social Psychology. N.Y., 1947.
Khalilzad Zalmay M. Strategy and Defense Planning for the 21 Century // RAND, SM 1997.
Military psychology. Wash., 1981.
Morgenthay H.J. In Defense of National Interes. N.Y., 1957.
Nuechterlain D.E. United States National Interests in a Changing World. The Univers. Press of Kentucky. 1978. P. 12-28.
Psychological factors of war. Wash., 1988.
Some aspects of the rules and regulations to the right and duties of personel of CBSS the armed servicies of member states. Copenhagen, 1996.
Taschenbuch fur Wehrausbildung. 1983.
The Military Balance 1997/98. The International Institute for Strategic Studies. London, Oxford University Press, 1997 pp. 67, 125, 159.
Watson P. War in the mind. L., 1980.
Weltbuch, Bonn, 1994.
Wessbuch der Bundeswehr, 1994.
Приложение № 1

Закон
Российской Федерации
"О БЕЗОПАСНОСТИ"
( от 5 марта 1992 г., с изм. от 24 дек. 1993 г.)

Настоящий Закон закрепляет правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавливает порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности.

Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Понятие безопасности и ее объекты
Безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.
Жизненно важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.
К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.

Статья 2. Субъекты обеспечения безопасности
Основным субъектом обеспечения безопасности является государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной властей.
Государство в соответствии с действующим законодательством обеспечивает безопасность каждого гражданина на территории Российской Федерации. Гражданам Российской Федерации, находящимся за ее пределами, государством гарантируется защита и покровительство.
Граждане, общественные и иные организации и объединения являются субъектами безопасности, обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством республик в составе Российской Федерации, нормативными актами органов государственной власти и управления краев, областей, автономной области и автономных округов, принятыми в пределах их компетенции в данной сфере. Государство обеспечивает правовую и социальную защиту гражданам, общественным и иным организациям и объединениям, оказывающим содействие в обеспечении безопасности в соответствии с законом.

Статья 3. Угроза безопасности
Угроза безопасности - совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства.
Реальная и потенциальная угроза объектам безопасности, исходящая от внутренних и внешних источников опасности, определяет содержание деятельности по обеспечению внутренней и внешней безопасности.

Статья 4. Обеспечение безопасности
Безопасность достигается проведением единой государственной политики в области обеспечения безопасности, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства.
Для создания и поддержания необходимого уровня защищенности объектов безопасности в Российской Федерации разрабатывается система правовых норм, регулирующих отношения в сфере безопасности, определяются основные направления деятельности органов государственной власти и управления в данной области, формируются или преобразуются органы обеспечения безопасности и механизм контроля и надзора за их деятельностью.
Для непосредственного выполнения функций по обеспечению безопасности личности, общества и государства в системе исполнительной власти в соответствии с законом образуются государственные органы обеспечения безопасности.

Статья 5. Принципы обеспечения безопасности
Основными принципами обеспечения безопасности являются:
законность;
соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства;
взаимная ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности; интеграция с международными системами безопасности.

Статья 6. Законодательные основы обеспечения безопасности
Законодательные основы обеспечения безопасности составляют Конституция РСФСР, настоящий Закон, законы и другие нормативные акты Российской Федерации, регулирующие отношения в области безопасности; конституции, законы, иные нормативные акты республик в составе Российской Федерации и нормативные акты органов государственной власти и управления краев, областей, автономной области и автономных округов, принятые в пределах их компетенции в данной сфере; международные договоры и соглашения, заключенные или признанные Российской Федерацией.

Статья 7. Соблюдение прав и свобод граждан
при обеспечении безопасности
При обеспечении безопасности не допускается ограничение прав и свобод граждан, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом.
Граждане, общественные и иные организации и объединения имеют право получать разъяснения по поводу ограничения их прав и свобод от органов, обеспечивающих безопасность. По их требованию такие разъяснения даются в письменной форме в установленные законодательством сроки.
Должностные лица, превысившие свои полномочия в процессе деятельности по обеспечению безопасности, несут ответственность в соответствии с законодательством.

Раздел II. СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья 8. Основные элементы безопасности
Систему безопасности образуют органы законодательной, исполнительной и судебной властей, государственные, общественные и иные организации и объединения, граждане, принимающие участие в обеспечении безопасности в соответствии с законом, а также законодательство, регламентирующее отношения в сфере безопасности.
Создание органов обеспечения безопасности, не установленных законом Российской Федерации, не допускается.

Статья 9. Основные функции системы безопасности
Основными функциями системы безопасности являются:
выявление и прогнозирование внутренних и внешних угроз жизненно важным интересам объектов безопасности, осуществление комплекса оперативных и долговременных мер по их предупреждению и нейтрализации;
создание и поддержание в готовности сил и средств обеспечения безопасности;
управление силами и средствами обеспечения безопасности в повседневных условиях и при чрезвычайных ситуациях;
осуществление системы мер по восстановлению нормального функционирования объектов безопасности в регионах, пострадавших в результате возникновения чрезвычайной ситуации;
участие в мероприятиях по обеспечению безопасности за пределами Российской Федерации в соответствии с международными договорами и соглашениями, заключенными или признанными Российской Федерацией.
Статья 10. Разграничение полномочий органов власти
в системе безопасности
Обеспечение безопасности личности, общества и государства осуществляется на основе разграничения полномочий органов законодательной, исполнительной и судебной властей в данной сфере. (Часть вторая признана не действующей - Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года № 2288).
Органы исполнительной власти:
обеспечивают исполнение законов и иных нормативных актов, регламентирующих отношения в сфере безопасности;
организуют разработку и реализацию государственных программ обеспечения безопасности;
осуществляют систему мероприятий по обеспечению безопасности личности, общества и государства в пределах своей компетенции;
в соответствии с законом формируют, реорганизуют и ликвидируют государственные органы обеспечения безопасности.
Судебные органы:
обеспечивают защиту конституционного строя в Российской Федерации, руководствуясь Конституцией РСФСР и законами Российской Федерации, конституциями и законами республик в составе Российской Федерации;
осуществляют правосудие по делам о преступлениях, посягающих на безопасность личности, общества и государства; обеспечивают судебную защиту граждан, общественных и иных организаций и объединений, чьи права были нарушены в связи с деятельностью по обеспечению безопасности.

Статья 11. Руководство государственными
органами обеспечения безопасности
Общее руководство государственными органами обеспечения безопасности осуществляет Президент Российской Федерации.
Президент Российской Федерации:
возглавляет Совет Безопасности Российской Федерации; (абзац третий части второй признан не действующим - Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года № 2288);
контролирует и координирует деятельность государственных органов обеспечения безопасности;
в пределах определенной законом компетенции принимает оперативные решения по обеспечению безопасности; (абзац шестой части второй признан не действующим - Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года № 2288).
Совет Министров Российской Федерации (Правительство Российской Федерации):
в пределах определенной законом компетенции обеспечивает руководство государственными органами обеспечения безопасности Российской Федерации;
организует и контролирует разработку и реализацию мероприятий по обеспечению безопасности министерствами и государственными комитетами Российской Федерации, другими подведомственными ему органами Российской Федерации, республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов.
Министерства и государственные комитеты Российской Федерации:
в пределах своей компетенции, на основе действующего законодательства, в соответствии с решениями Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации обеспечивают реализацию федеральных программ защиты жизненно важных интересов объектов безопасности;
на основании настоящего Закона в пределах своей компетенции разрабатывают внутриведомственные инструкции (положения) по обеспечению безопасности и представляют их на рассмотрение Совета Безопасности.

Статья 12. Силы и средства обеспечения безопасности
Силы и средства обеспечения безопасности создаются и развиваются в Российской Федерации в соответствии с решениями Верховного Совета Российской Федерации, указами Президента Российской Федерации, краткосрочными и долгосрочными федеральными программами обеспечения безопасности.
Силы обеспечения безопасности включают в себя:
Вооруженные Силы, федеральные органы безопасности, органы внутренних дел, внешней разведки, обеспечения безопасности органов законодательной, исполнительной, судебной властей и их высших должностных лиц, налоговой службы;
службы ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, формирования гражданской обороны;
пограничные войска, внутренние войска;
органы, обеспечивающие безопасное ведение работ в промышленности, энергетике, на транспорте и в сельском хозяйстве;
службы обеспечения безопасности средств связи и информации, таможни, природоохранительные органы, органы охраны здоровья населения и другие государственные органы обеспечения безопасности, действующие на основании законодательства.
Службы Министерства безопасности Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, иных органов исполнительной власти, использующие в своей деятельности специальные силы и средства, действуют только в пределах своей компетенции и в соответствии с законодательством.
Руководители органов обеспечения безопасности в соответствии с законодательством несут ответственность за нарушение установленного порядка их деятельности.

Раздел III. СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья 13. Статус Совета безопасности Российской Федерации
Совет Безопасности Российской Федерации является конституционным органом, осуществляющим подготовку решений Президента Российской Федерации в области обеспечения безопасности.
Совет Безопасности Российской Федерации рассматривает вопросы внутренней и внешней политики Российской Федерации в области обеспечения безопасности, стратегические проблемы государственной, экономической, общественной, оборонной, информационной, экологической и иных видов безопасности, охраны здоровья населения, прогнозирования, предотвращения чрезвычайных ситуаций и преодоления их последствий, обеспечения стабильности и правопорядка и ответствен перед Верховным Советом Российской Федерации за состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз.

Статья 14. Состав Совета безопасности Российской Федерации
и порядок его формирования
Совет Безопасности Российской Федерации формируется на основании Конституции РСФСР, Закона РСФСР "О Президенте РСФСР" и настоящего Закона.
В состав Совета Безопасности Российской Федерации входят: председатель, секретарь, постоянные члены и члены Совета Безопасности.
Председателем Совета Безопасности является по должности Президент Российской Федерации. (Части четвертая - шестая признаны не действующими - Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года № 2288).
В зависимости от содержания рассматриваемого вопроса Совет Безопасности Российской Федерации может привлекать к участию в заседаниях на правах консультантов и других лиц.
При рассмотрении вопросов обеспечения безопасности на территориях республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области и автономных округов для участия в работе Совета Безопасности привлекаются их полномочные представители, а также председатель Государственного комитета Российской Федерации по национальной политике.
Статья 15. Основные задачи Совета безопасности
Российской Федерации
Основными задачами Совета Безопасности Российской Федерации являются:
определение жизненно важных интересов личности, общества и государства и выявление внутренних и внешних угроз объектам безопасности;
разработка основных направлений стратегии обеспечения безопасности Российской Федерации и организация подготовки федеральных программ ее обеспечения;
подготовка рекомендаций Президенту Российской Федерации для принятия решений по вопросам внутренней и внешней политики в области обеспечения безопасности личности, общества и государства;
подготовка оперативных решений по предотвращению чрезвычайных ситуаций, которые могут повлечь существенные социально-политические, экономические, военные, экологические и иные последствия, и по организации их ликвидации;
подготовка предложений Президенту Российской Федерации о введении, продлении или отмене чрезвычайного положения;
разработка предложений по координации деятельности органов исполнительной власти в процессе реализации принятых решений в области обеспечения безопасности и оценка их эффективности;
совершенствование системы обеспечения безопасности путем разработки предложений по реформированию существующих либо созданию новых органов, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства.

Статья 16. Порядок принятия решений Советом безопасности
Российской Федерации
Заседания Совета Безопасности Российской Федерации проводятся не реже одного раза в месяц. В случае необходимости могут проводиться внеочередные заседания Совета.
Постоянные члены Совета Безопасности Российской Федерации обладают равными правами при принятии решений. Члены Совета Безопасности принимают участие в его работе с правом совещательного голоса.
Решения Совета Безопасности Российской Федерации принимаются на его заседании постоянными членами Совета Безопасности простым большинством голосов от их общего количества и вступают в силу после утверждения председателем Совета Безопасности.
Решения Совета Безопасности по вопросам обеспечения безопасности оформляются указами Президента Российской Федерации.


Статья 17. Межведомственные комиссии Совета безопасности
Российской Федерации
Совет Безопасности Российской Федерации в соответствии с основными задачами его деятельности образует постоянные межведомственные комиссии, которые могут создаваться на функциональной или региональной основе.
В случае необходимости выработки предложений по предотвращению чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий, отдельным проблемам обеспечения стабильности и правопорядка в обществе и государстве, защите конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации Советом Безопасности Российской Федерации могут создаваться временные межведомственные комиссии.
Порядок формирования постоянных и временных межведомственных комиссий регламентируется Положением о Совете Безопасности Российской Федерации, утверждаемым Президентом Российской Федерации по согласованию с Верховным Советом Российской Федерации.
По решению Совета Безопасности Российской Федерации постоянные и временные межведомственные комиссии могут возглавляться членами Совета Безопасности, а также руководителями соответствующих министерств и ведомств Российской Федерации, их заместителями либо лицами, уполномоченными на то Президентом Российской Федерации.

Статья 18. Аппарат Совета безопасности Российской Федерации
Организационно-техническое и информационное обеспечение деятельности Совета Безопасности Российской Федерации осуществляет его аппарат, возглавляемый секретарем Совета Безопасности Российской Федерации.
Структура и штатное расписание аппарата Совета Безопасности Российской Федерации, а также положения о его подразделениях утверждаются председателем Совета Безопасности.

Статья 19. Основные задачи межведомственных комиссий
и аппарата Совета безопасности Российской Федерации
На межведомственные комиссии и аппарат Совета Безопасности Российской Федерации возлагаются:
оценка внутренних и внешних угроз жизненно важным интересам объектов безопасности, выявление источников опасности;
подготовка научно обоснованных прогнозов изменения внутренних и внешних условий и факторов, влияющих на состояние безопасности Российской Федерации;
разработка и координация федеральных программ по обеспечению безопасности Российской Федерации и оценка их эффективности;
накопление, анализ и обработка информации о функционировании системы обеспечения безопасности Российской Федерации, выработка рекомендаций по ее совершенствованию;
информирование Совета Безопасности Российской Федерации о ходе исполнения его решений;
организация научных исследований в области обеспечения безопасности;
подготовка проектов решений Совета Безопасности Российской Федерации, а также проектов указов Президента Российской Федерации по вопросам безопасности;
подготовка материалов для доклада Президента Российской Федерации Верховному Совету Российской Федерации об обеспечении безопасности Российской Федерации.

Раздел IV. ФИНАНСИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ

Статья 20. Финансирование деятельности
по обеспечению безопасности
Финансирование деятельности по обеспечению безопасности в зависимости от содержания и масштабов программ, характера чрезвычайных ситуаций и их последствий осуществляется за счет средств республиканского бюджета Российской Федерации, бюджетов республик в составе Российской Федерации, краев и областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, а также внебюджетных средств.

Раздел V. КОНТРОЛЬ И НАДЗОР ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ

Статья 21. Контроль за деятельностью по обеспечению безопасности
(Часть первая признана не действующей - Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года № 2288).
Органы государственной власти и управления Российской Федерации в пределах своей компетенции осуществляют контроль за деятельностью министерств и ведомств, предприятий, учреждений и организаций по обеспечению безопасности.
Общественные и иные объединения и организации, граждане Российской Федерации имеют право на получение ими в соответствии с действующим законодательством информации о деятельности органов обеспечения безопасности.

Статья 22. Надзор за законностью деятельности органов
обеспечения безопасности
Надзор за законностью деятельности органов обеспечения безопасности осуществляет Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

Президент Российской Федерации
Б. Ельцин

Москва, Дом Советов России
5 марта 1992 года
№ 2446-1

Приложение № 2

КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>